close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
Ольга Моисеенко e-mail: [email protected]
"Серия "Забавы богов": Забавы богов-1. Пешки"
Считаю своим долгом предупредить, что все персонажи, события, географические объекы, названия и в принципе
все, что описано в этой книге – вымысел. Любые совпадения с реальностью – случайность.
Хочу выразить искреннюю благодарность своему мужу Олегу, за поддержку и понимание.
Автор
Под грустное мычание,
Под бодрое рычание,
Под дружеское ржание,
Рождается на свет
Большой секрет
Для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании,
Огромный такой секрет.
С.Никитин «Песенка ослика»
Часть первая. Подготовка
Глава 1. Первые впечатления
Комната была неприятной и даже жуткой.
Зловещие тени плясали на потолке и стенах этого неприбранного неуютного жилища. Когда неясные тени сплетались в призрачные картины, можно было различить силуэты людей,
животных, какие-то города и селения. Затем снова наступал хаос, все смешивалось, чтобы
через мгновение показать новые миры и их обитателей.
Неясные стоны, обрывки фраз на давно умерших языках, едва различимый шепот слышался
со всех сторон.
В центре комнаты возвышался стол, сделанный из цельной глыбы опала1. Стол был густо
испещрен рунами и пентаграммами, в самой середине его поверхности, в небольшом, специально вырезанном углублении, слабо мерцал магический кристалл. Собственно говоря, он был
единственным источником света в этой странной комнате.
Колдун, склонившийся над кристаллом, пристально всматривался куда-то в его глубину,
изредка проводил мизинцем по острым граням и что-то нашептывал. Он был настолько поглощен своим занятием, что не обратил внимания на внезапно наступившую тишину.
Тени на стенах и потолке перестали метаться, слились в огромный угольно-черный сгусток, который постепенно начал принимать очертания всадника. Всадник устало, предельно
медленно выезжал из тьмы. Призрачный всадник, как впрочем и его конь, был полностью закован в броню из очень тонкого и очень прочного темного металла.
1
Опал – камень, которому приписывают зловещие магические свойства
2
Звериное чутье подсказало Колдуну, что рядом опасность и он резко обернулся. Его встретил немигающий взгляд янтарно-желтых глаз, которые слегка светились в темноте.
Колдун настороженно замер.
*******
В городе царил туман. Уже неделю он был полноправным хозяином Нинска. Белые клочья висели в ветвях деревьев, клубились между домами, густая плена застилала тротуары и проезжую
часть. Даже самые отчаянные водители не пытались лихачить: машины тянулись сонной вялой
вереницей, на дорогах повсюду были пробки.
Бодро вышагивая по тротуару, я продиралась сквозь влажную белую массу, стараясь при этом
не налететь на кого-либо из прохожих. Мой путь лежал к самому высокому зданию в нашем городе. В ясную погоду его шпиль виднелся практически с любой точки Нинска, но сегодня уже в
районе шестого этажа здание было укутано в непроницаемую мантию тумана, от чего казалось
мрачной средневековой башней из старинных легенд. «М-да! – антураж тот еще!», - подумала я,
разглядывая строение, в котром располагался мой новый офис.
Смутные предчувствия беды, которые слегка приглушило волнение от первого рабочего дня
на новом месте, вновь активизировались. Они не покидали меня с тех самых пор, как я получила
место менеджера по работе с клиентами. Но очень уж место было престижным, да и зарплата
более чем приличная, а потому я решила плюнуть на ничем не подкрепленные предчувствия.
Полгода назад я закончила Государственный Субарский Университет, получила вожделенный
диплом специалиста по рекламе и наконец-то решилась оставить маленькое рекламное
агентство, в котором трудилась, пока была студенткой.
Пытаясь обуздать свои чувства и предчувствия, я быстро добралась до офиса. Непосредственно в само здание вела длинная крутая лестница, на которой постоянно околачивались оркинаёмники. Из курса Древней истории, я смутно помнила, что несколько тысяч лет назад у орков
было могущественное государство – Оркостан. Постепенно оно пришло в упадок и сейчас от Оркостана осталось лишь компактное поселение на севере Субара со столицей, которая называлась
Торуньг.
На первый взгляд орков было не просто отличить от людей: давно канули в Вечность времена,
когда обритые на лысо, до такой степени покрытые татуировками, что не оставалось ни одного
клочка не расписанного шаманом тела, одетые в одни лишь кожаные штаны, высокие сапоги и
кожаный жилет, под которым переливались бугры мышц, скакали орки по степи на невысоких
коренастых лошадках, наводя ужас на Приграничье.
С тех пор прошли десятки тысяч лет, автомобили (чаще всего спортивные – какой же орк не
любит быстрой езды?!) заменили выносливых неприхотливых лошадок, кочевые юрты были
неумолимо вытеснены добротными домами да и сами орки выглядели совсем по-иному.
Как правило, представители этого племени были чуть выше среднего роста, с поджарыми мускулистыми фигурами (как мужчины, так и женщины), чаще всего коротко остриженные, с чуть
более раскосыми чем у людей глазами и немного заостренными ушами. Совсем от татуировок
орки не отказались, но количество «нательной» живописи несколько уменьшилось. Если раньше
рисунки, покрывающие тело взрослого орка могли поведать всю историю рода в целом и конкретного индивида в частности, то теперь небольшое «тату» на предплечье у женщин давало
информацию только лишь о том, к какому роду и какому племени она принадлежит, а когда
оркша выходила замуж, туда же добавлялось фамильное тату ее мужа.
Что же касается мужчин, то татуировки покрывали только их руки, к информации о родеплемени, добавляя рассказ о профессии их обладателя, военных достижениях и все то, что орк
считал нужным сообщить о себе окружающим. Среди других рас орки слыли грубиянами, задирами, типами с которыми связываться себе дороже. Но не смотря на такую репутацию, работодатели охотно нанимали их сисадминами и программистами, потому что всем известно, что орки
– лучшие в мире специалисты по кристаллам.
А еще любой ребенок вам скажет, что самые известные воины, самые сильные маги и самые
верные друзья также принадлежат к этому милитаризированному крикливому племени. Если
3
орк поклялся кому-то в дружбе или присягнул на верность, он никогда не предаст, не подставит,
не нарушит своего слова, чего бы ему это ни стоило. В мегаполисе орки жили довольно обособленно, неохотно допуская посторонних в свою диаспору, что порождало о них самые нелепые
слухи и домыслы.
Лениво переругиваясь, орки курили на крыльце, с наслаждением вдыхая вонючий табачный
дым. Завидев меня, они бурно начали обсуждать мои достоинства. Провожаемая заинтересованными взглядами и комплиментами на грани приличия, я, гордо вскинув голову, продефилировала ко входу.
Стараясь не прислушиваться к комментариям этих дикарей, я с остервенением толкнула тяжеленную стеклянная дверь, в ответ она мстительно пнула меня по предмету моей особой гордости, придала ускорение и, под одобрительный гогот орков, обеспечила триумфальный полет в
вестибюль. Так начался мой первый рабочий день в известном рекламном агенстве «Шпроты в
масле».
Накануне я прошла собеседование. Директор агентства, молодой, подающий большие
надежды в рекламном бизнесе гоблин, был строг, падок на лесть и помешан на конспирации. За
несколько минут выяснив мою биографию, послужной список и другие интересующие его сведения, он милостиво разрешил называть его просто «Директор», так как «кругом враги» и его
настоящее имя «есть коммерческая тайна». После этого я прослушала кратенькую лекцию о том,
что «враги не дремлют», внешнеполитический курс страны его не устраивает, король во дворце –
это вовсе не король, а «его двойник с Альфацентавра» потому и налоги у нас нереально высокие
и т.д. и т.п.
Монолог Директора длился часа полтора и прервался благодаря очаровательной молодящейся ведьмочке – его заместителю. Наис была просто прекрасна: натуральная блондинка с холодными голубыми глазами и умопомрачительной фигурой, которую она охотно демонстрировала облачаясь в облегающую прозрачную декольтированную со множеством разрезов одежду.
Определить ее возраст, не представлялось возможным, но мой язвительный внутренний голос
нашептывал, что ведьма явно старше, чем ей хотелось бы.
Когда она смотрела на вас из-под полуопущенных ресниц, вы страстно желали рассказать ей
все: начиная от того, кто съел варенье в буфете у бабушки 20 лет назад и заканчивая тем, как вы
занимались любовью первый раз. Ее взгляд завораживал и внушал доверие. Но когда вам удавалось перехватить этот наивный и чистый взгляд, вы понимали, что на самом деле перед вами
человек-калькулятор и вас уже просчитали, прикинули какой бюджет вы можете принести
агентству, какую скидку можно предложить и как вас можно использовать с максимальной выгодой для себя.
При этом Наис была постоянно занята совершенствованием своей внешности: она постоянно
что-то пилила, красила, начесывала или намазывала. Делами агентства Наис предпочитала заниматься по ночам, в крайнем случае поздним вечером, а потому раньше обеда в офисе никогда
не появлялась. Директор, фанатично боровшийся за дисциплину в отдельно вверенном ему
подразделении, давно махнул рукой на своеобразный график работы заместителя. Более того,
как кадр особо ценный, Наис не слишком придерживалась субординации и не испытывала трепета по отношению к Директору. А если уж совсем честно, Директор решал глобальные вопросы
(занимался охраной коммерческих тайн, проводил совещания и т.д.) всеми же практическими
делами, в том числе ведением важных переговоров, занималась его очаровательная помощница.
- Итак, Эльга, мы полагаем, что Вы подходите на должность менеджера по работе с клиентами,
– Наис прищурилась, пытаясь понять, ровно ли она подпилила ноготь на правой руке. Довольная
результатом она перевела взгляд на меня. - Ждем вас завтра к десяти ноль-ноль. Просьба не
опаздывать.
- Это – Устав внутренней службы. Тьфу ты, устав нашей компании. Знать его наизусть не обязательно, но ознакомиться желательно, – Директор протянул мне пухлую папку. – С остальными
сотрудниками я познакомлю Вас завтра.
Собственно сам Устав умещался на одной страничке: все остальное было перечнем наказаний
за разглашение коммерческой тайны и несоблюдение строгой секретности.
4
Нужно ли говорить, что в свой первый рабочий день я примчалась гораздо раньше десяти.
Благоговейно подергав двери кабинетов, я поняла, что никого еще нет – все комнаты были заперты.
Часы на шпиле пробили десять, но по-прежнему никого не было.
Прошло еще полчаса, затем час – я начала нервничать. Прохаживаясь по длинному лабиринту
коридоров, я увидела еще одну дверь, которую не замечала раньше. Из-за нее доносились
странные звуки: бульканье, бормотание, подвывание и все это периодически сопровождалось
ругательствами на орочьем языке. Внезапно все стихло, а затем, постепенно нарастая, раздался
странный гул. Загадочная дверь резко распахнулась: из нее буквально вывалился невысокий
молодой орк. Его глаза горели нездоровым блеском. В одной руке орк держал литровую бутылку
пива, в другой – нечто, похожее на огромную малярную кисть.
- Изыди, Шкодник! – вопил орк, щедро поливая пивом кисть и размашисто окропляя пространство перед собой.
Я недоуменно попятилась. Заметив меня, орк закричал еще громче, свирепо вращая глазами:
- Хватай его!
Я повертела головой из стороны в сторону, но никого не увидела кроме невменяемого орка.
- Ты, ….! – с чувством выругался орк, - Да вот же он перед тобой! Хватай, а то уйдет!
- К-кто? – запинаясь, спросила я – как вести себя с буйными сумасшедшими я не знала (впрочем, и с тихими тоже).
- Шкодник! – рявкнул орк.
- Йо-хо-хо! – радостно заорало нечто, вихрем пронесшееся мимо меня.
- Ушел, гад! – раздосадовано протянул орк, - Ложись! – неожиданно закричал он, глядя куда-то
поверх моей головы.
Увлекаемая орком, я, почти плашмя, рухнула на пол, больно приложившись коленкой о мраморный пол. Надо сказать, реакция у незнакомца была отменная: краска, которую Шкодник выпустил из баллончика, расплывалась огромным уродливым пятном по светло-бежевой стене.
- Ну, сволочь, подожди! – мстительно прошипел орк, в адрес неведомого Шкодника, принимая
более-менее вертикальное положение.
Он уселся на пол и начал молча меня рассматривать. Я сидела напротив, угрюмо потирая
ушибленную коленку. Пауза затягивалась.
- Ты кто? – наконец спросил орк.
- Новая сотрудница, - не очень любезно ответила я.
- Василий, - представился орк, - ты вот что, Новая сотрудница, Шкодника нужно изловить, иначе жизни в офисе не будет. Поможешь?
Я не успела ответить, как орк начал излагать свой план, совершенно не сомневаясь в моей готовности оказывать помощь в поимке неуловимого Шкодника.
- Ты заходишь справа, я – слева. Он окажется аккурат между нами. Я его поливаю пивом, он
проявляется и, если он полетит в твою сторону, ты его хватаешь и держишь изо всех сил. Понятно?
- Угу. А кто он такой – Шкодник? – спросила я.
- Шкодник – это кибернетический дух. Иногда в кристаллы проникают вирусы. Если вирус не
до конца уничтожить или сделать это не совсем корректно, то в кристаллах может завестись своего рода виртуальное привидение. Виртуально-то оно, виртуальное, а вот проблемы создает
вполне реальные. А некоторые, совсем обнаглевшие, вот как этот, например, выползают из кристаллов и бродят по офису, гадости всякие делают: документы там, важные сопрут, технику испортят, ну и по-мелочи какую пакость учинить могут – соль там в чай подсыпать или еще чего из
той же оперы сотворят. Вон, паршивец, стоит за углом, подслушивает!
- Ясно. А пивом его зачем поливать?
- Не, ну ты, Новая сотрудница, совсем темная! Ты что ж думаешь: зря все приличные сисадмины пиво при себе держат? Думаешь, ради пианства окаянного? Нет! Только ради пользы дела:
когда на Шкодника попадает этот чудесный напиток, дух начинает проявляться. Частенько он
даже принимает облик предмета, зверюшки или там растения какого. Ну, что, Новая сотрудница,
готова?
5
Я, молча, кивнула и мы отправились на поимку Шкодника.
Как и предложил Василий, я пошла направо, а сам орк отправился налево. Поскольку коридор
представлял из себя замкнутый круг с двумя дверями в боковых стенах, в определенный момент
мы с Василием должны были встретиться, а неупокоенный дух вируса оказался бы между нами.
Сначала все шло по плану: когда, ехидно оскалившийся Василий начал щедро поливать кисть
пивом, Шкодник обреченно заверещал, а я максимально сконцентрировалась, чтобы не прозевать момент поимки вредного духа. Наш план был нарушен внезапно: входная дверь резко распахнулась, впуская в коридор эффектную рыжеволосую девушку. К несчастью, она вклинилась
между нами как раз в тот момент, когда орк, недобро улыбаясь, попытался от души полить только ему видимого Шкодника хмельным пенистым напитком.
Сказать честно, я впервые в жизни видела орка, который смутился: лицо Василия переливалось всеми оттенками красного.
- Кассандра! – это все, что успел произнести трагическим шепотом орк – в него уже летела парочка боевых пульсаров, сотворенных разгневанной ведьмой.
Неожиданно для всех коридор огласило истошное мяуканье и аппетитно запахло шашлычком.
А в следующее мгновение мы с ошарашенной Кассандрой могли лицезреть чудесную картину:
обалдевший орк нежно прижимал к себе упитанного полосатого кота с круглой проплешиной на
пузе. Это и был неуловимый Шкодник. Васины глаза кровожадно заблестели, но миг расправы
вновь был отодвинут: в коридоре появилась очень красивая брюнетка. Сначала из-за поворота
выплыл роскошный бюст, подчеркнутый обтягивающей (как минимум на размер меньше, чем
следовало бы) трикотажной кофточкой с глубоким декольте. Через пару секунд изящно поцокивая высоченными шпильками, появилась его хозяйка. Она сморщила точеный носик и укоризненно посмотрела на Кассандру. Кассандра равнодушно отвернулась, сделав вид, что не заметила ее взгляда.
- Чем это вы тут занимаетесь? – спросила брюнетка низким хорошо поставленным голосом, Ой, котик! Какая прелесть! – проворковала она, заметив в руках Василия Шкодника.
Шкодник жалобно мяукнул.
- Василий, я всегда подозревала, что вы очень жестокий человек! – обвиняющее сдвинула
брови брюнетка.
- Если ты за десять лет совместной работы не заметила, то хочу открыть тебе тайну – я не человек, - крайне недружелюбно буркнул орк – дух, принявший облик кота, брыкался и царапался.
- Да? Тем более, - ни мало не смутившись, произнесла брюнетка.
Кот попробовал кусаться, в следствие чего спокойствие окончательно покинуло орка:
- Веста, ты шла куда-то? Ну, так вот и иди! – рявкнул он.
Веста подбоченилась:
- Василий! Вы тут развлекаетесь, а у нас, между прочим, опять «сетка» полетела!
Болевой порог чувствительности у орков значительно ниже, чем у людей, но все же он есть.
Очевидно, Шкоднику удалось его перешагнуть, потому что уже через секунду, после одновременной и, судя по-всему, успешной попытки укусить Василия, оцарапать всеми четырьмя лапами, а заодно оглушить истошным ревом на ухо, более чувствительное, чем у людей, Шкодник
удирал в сторону балкона. Издав боевой клич, орк рванул за ним, но жажад жизни придала кибернетическому духу небывалую прыть – он резво ускакал по балконам, на прощание нагло помахав Василию пушистым полосатым хвостом.
- Ну, что ж – радует одно: к нам он больше не вернется, - философски заключил раздосадованный Василий.
После этого мои новые знакомые переключили все внимание на меня:
- Вы – Эльга, наша новая сотрудница? – строго спросила Веста.
- Опа! А я думал ее так и зовут – Новая сотрудница! – озадаченно произнес орк.
- Ну, еще бы! А тебя так и зовут: бестолковый, ненормальный орк, который не в состоянии отличить Шкодника от старой сотрудницы! – набросилась на Василия Кассандра.
- Ой, что ты Касенька! Не наговаривай на себя – не такая уж ты и старая! – попробовал подлизаться к разгневанной ведьме орк.
- Что?! – заорала Кассандра, - Ты обозвал меня старой каргой?!
6
- Кассандра! Я тоже тебя люблю! Держи себя в руках! – забормотал Василий, пятясь по коридору.
- Я тебе сейчас покажу, как надо мной измываться, - зашипела Кассандра, грозно надвигаясь
на орка. Кончики ее пальцев опасно заискрились.
- Кассандра, Кассандра! Нет!!! – орк уже вовсю мчался по коридору в сторону выхода, за ним,
что-то выкрикивая, бежала ведьма, периодически левитируя от злости.
- Ну, эти двое, как всегда в своем репертуаре! – усмехнулась Веста, - Я – секретарь господина
Директора. Пойдемте ко мне в приемную – там вы сможете спокойно подождать пока он приедет в офис и представит вас остальным сотрудникам.
Изобразив на лице приветливую улыбку, я отправилась вслед за Вестой в приемную. Постепенно коридор начал заполняться людьми и нелюдями, которые появились как-то все сразу и
тотчас же развили бурную деятельность. Кто-то куда-то бежал, кто-то что-то кричал в трубку телефона, без конца хлопали двери, стоял невыразимый гвалт – рабочий день в рекламном
агентстве начался.
Директор, который приехал на работу к обеду, провел меня по всем кабинетам и представил
сотрудникам. Скажу честно: на пятом человеке, я перестала воспринимать кто есть кто и как кого
зовут, кивала как итайский болванчик, дежурно улыбалась и вобщем-то решила, что разберусь в
этом калейдоскопе лиц позже.
Мне показали рабочее место, после чего я приступила к работе. Вернее, попыталась т.к. «сетка» и в самом деле «полетела», а орк Вася, высунув от усердия язык, пытался привести в чувство
магические кристаллы, которые лежали на столе у каждого сотрудника.
Кристаллы были связаны между собой особыми магическими заклинаниями. Самый главный
кристалл находился у Василия в кабинете в особом серебряном ларце, который штатный маг зачаровал от несанкционированного доступа. Кристалл признавал только двоих: Василия и самого
мага. В случае, если кто-то чужой пытался прикоснуться к нему и произвести с ним какие-либо
действия, кристалл самоуничтожался.
Когда сотрудникам нужна была информация, они общались со своим кристаллом и он, по мере сил, пытался помочь. Кроме того, посредством кристаллов сотрудники связывались между
собой как в офисе, так и за его пределами. Кристалл Василия координировал «сетку», подпитывал ее магической энергией.
Комната, в которой отныне мне предстояло проводить большую часть своей жизни, была просторной и очень светлой: напротив моего стола располагалось огромное, на всю стену, окно.
Туман понемногу рассеялся, предоставив возможность полюбоваться на великолпеный вид, который открывался из окна. Нинск предстал передо мной во всем своем великолепии. Где-то на
горизонте смутно угадывалось побережье – там тяжело ворочалось по-осенему сероватое море.
Слева от меня располагался стол Кассандры, с которой мы успели познакомиться в коридоре
во время поимки Шкодника. Она уже привела себя в порядок, но все еще не отошла от перепалки с Василием, а потому лишь бросила хмурый взгляд, когда Директор представлял меня коллегам.
Справа от моего рабочего места находился стол невысокой изящной эльфийки. Она явно
предпочитала спортивный стиль в одежде, но при этом выглядела необычайно женственно и
стильно. Высококлассный специалист, она была полностью поглощена работой. Работа заменяла
ей все: семью, хобби, общение с друзьями.
-Меня зовут Эллианэль, – приветливо улыбнувшись, произнесла эльфийка. – Можно просто
Элла.
Элла мне понравилась сразу: умная, открытая, приятная в общении. Она была главой нашей
маленькой медиа-группы, то есть являлась моим непосредственным начальником.
Предоставив мне пятнадцать минут на обустройство, Элла энергично помчалась в коридор.
Вернулась она довольно быстро. Ее глаза сияли неземным блеском от предвкушения большого
объема интересной работы.
- Итак, девушки, - танцующей походкой Элла подошла к своему столу, - у нас появилась новая,
просто потрясающе интересная работа! Пока Вася починяет «сетку», я введу вас в курс дела. Как
вы знаете, последние два года наш король налаживает тесные контакты с Итайей. Не будем ка-
7
саться политических аспектов сближения стран, тем более, что нас это особо и не касается, а вот
что касается экономики, – Элла изящно уселась на стол, – огромные капиталы хлынули к нам в
страну. Итайские купцы спешат завоевать новый рынок сбыта, – Элла качнула стройной ножкой,
назидательно поднимая указательный палец к верху, – а лучший двигатель торговли что? Правильно – реклама. Так вот, крупная итайская фирма-производитель различных напитков и продуктов питания «Выпил-закусил» объявила тендер на разработку лучшей стратегии по продвижению ее товаров на нашем рынке. Задача агентства выиграть этот тендер и получить Клиента.
Кассандра скептически посмотрела на Эллу:
- Джин в команде? – спросила она.
- Естественно, - слегка удивленно ответила Элла.
- Когда приступаем к работе? – деловито осведомилась Кассандра.
- Вот познакомим Эльгу с Джином и начнем. О! Вася «сетку» починил! – обрадовано воскликнула Элла.
Не теряя времени зря, она тут же связалась с Джином:
- Джин, зайди к нам, пожалуйста, - попросиал Элла.
В ее кристалле появился интеллигентный, донельзя флегматичный эльф.
- Иду, - произнес он бесподобно красивым бархатистым голосом.
Прошло десять минут.
- Джин, мы ждем тебя, - напомнила Элла.
- Я уже вышел, - ответил эльф.
Не появился он и через пятнадцать минут, и через двадцать.
- Юджинаэль! – возмущению Эллы не было предела.
- Ну, иду я, иду, - Джин был совершенно спокоен.
О скорости Джина по агентству ходили легенды, но специалистом-аналитиком он был одним
из лучших.
За дело взялась Кассандра, известная радикальными методами решения проблем:
- Джин, что бы ты сказал, если бы некий незнакомый симпатичный молодой человек наводил
у нас справки о Весте? – задумчиво спросила Кася, обращаясь к эльфу.
Джин не сказал ничего, но уже через минуту он ворвался в нашу комнату, свирепо вращая глазами:
- Где? – выдохнул он.
- Кто? – деланно удивилась Кася, - я же сказала: «если бы» - вопрос был чисто гипотетический,
но раз уж ты к нам зашел, то, может, обсудим дела?
Джин густо покраснел:
- Кася, ты стерва редкостная, - тихо сказал он.
- Знаю, - спокойно ответила ведьма, - А ты – редкостный тормоз.
- Тише, тише. Хватит оскорблять друг друга, - поморщилась Элла, - Эльга, это Юджинаэль – наш
лучший аналитик. Джин – это Эльга, специалист по рекламе, если мы выйграем тендер, они вместе с Касей будут вести этого клиента.
Перепалка между коллегами сошла на нет – мы начали обсуждение предложения для фирмы
«Выпил-закусил».
*******
Внезапно по лицу Колдуна пробежала догадка. Он поднял правую руку и неторопливо произнес:
- Приветствую тебя, предводитель гарвов!
Тяжелый взгляд немигающих желтых глаз не выражал никаких чувств. Гарв рассматривал
смертного, поигрывая мечом. Конь, закованный в латы, нетерпеливо переступал с ноги на
ногу, ожидая приказов хозяина. Решив, что человек не представляет для него опасности, гарв
спешился и подошел к Колдуну вплотную.
- Я желаю говорить с тобой, человек, – голос гарва прозвучал неожиданно тихо и безжизннено, Колдуну он напоминал шелест сухой травы поздней осенью.
8
*******
Первый рабочий день пролетел незаметно.
Еще два раза «падала сетка» и наши кристаллы, напоследок вспыхнув ярким голубоватым
пламенем, безжизненно гасли.
Василий носился по всему офису, консультировался по телефону с каким-то Грэгом, постоянно
ругался и никого из сотрудников не замечал.
Мы решили в каком направлении будем действовать, распределили работу и занялись подготовкой предложения для фирмы «Выпил-закусил».
Ничего особенного не происходило: кто-то строил графики, кто-то делал расчеты, изредка перекидывались фразами.
Дважды к нам заходила Веста, пару раз появлялся Джин, несколько раз врывались торговые
агенты и один раз пожаловал сам господин Директор.
Я была настолько поглощена подсчетом TRP2, вычислением различных индексов и построением графиков, что ни на кого не отвлекалась. В последнее время у меня очень не ладилась личная
жизнь, все шло кувырком. Расчеты помогали отвлечься от грустных мыслей и я полностью отдавалась этому процессу.
Намеченную часть работы я закончила, когда начало смеркаться. Мои коллеги уже давно
ушли, в нашем боксе я оставалась одна.
В город снова медленно вползал туман. Он появлялся со стороны Русалочьего моря. Белые
липкие лапы обнимали город все сильнее, казалось они вот-вот задушат Нинск в своих объятиях.
Домой идти не хотелось. Я сделала чашку кофе и уселась на подоконник. Вообще-то по жизни я
очень позитивный человек, оптимист до мозга костей, но в последнее время депрессия подбиралась все ближе, медленно и верно заползая в душу, как этот шарамыжный3 туман.
С высоты двадцатого этажа я смотрела на вечерний город, на хоровод разноцветных огней,
едва различимые из-за тумана фигурки горожан, снующих далеко внизу и вспоминала, как впервые увидела Нинск, как была буквально оглушена разношерстой толпой, постоянно куда-то бегущей, безумным потоком машин, давящими высотками… Я помню, как пыталась приноровится
к бешенному ритму большого города, выстоять под его напором, выжить в пугающе чуждом мне
месте. А еще я помню острое, бесконечное чувство одиночества в этом огромном равнодушном
мегаполисе, которое я успешно скрывала от окружающих и твердую, фанатичную веру в то, что
все у меня будет хорошо.
История моего появления в Нинске достаточно банальна: если бы я не решилась взбунтоваться
против воли отца, то возможно все в моей жизни сложилось бы по-другому. Но, если честно,
главной для меня всегда была свобода и пусть я набила себе шишки, но это был мой свободный
выбор и мой личный опыт («Да помню, я помню поговорку о дураках, которые на своем опыте
учатся!» - одернула я внутренний голос).
Мой отец, отставной военный лекарь, был человеком крутого нрава, привыкшим к четким выполнениям своих приказов. Он был значительно старше мамы, женился в уже немолодом возрасте, вскоре после женитьбы оставил службу, купил небольшой уютный домик в деревне, куда
и перебрался со своей семьей (к тому времени мне исполнилось несколько месяцев).
Надо думать, у моей мамы этот переезд восторга не вызвал, но как известно, приказы не обсуждают – их выполняют. Со временем, мама нашла свою прелесть в проживании вдали от
большого города, тем более, нужно отдать отцу должное – наш быт был устроен с максимальным комфортом.
Однажды летним душным вечером в двери нашего дома постучали незнакомые люди. Их было трое: первый - старик с морщинистым, как печеное яблоко лицом, длинной белоснежной бо-
2
TRP – показатель, используемый в рекламе.
Шарамыг – фольклорный элемент, как правило предстает перед одинокими очень уставшими путниками,
которые возвращаются поздней ночью из корчмы. Он нежно подхватывает путника на руки и всю ночь
носит неведомо где. Потому жены, которые по утру встречают свою дражайшую половину на пороге дома,
эротично похлопывая скалкой по своей мозолистой ладони, вопрошают благоверных: «Ну и где тебя Шарамыг всю ночь носил?!». Ответа, как правило, они не получают: Шарамыг – существо загадочное.
3
9
родой и неожиданно живыми, пронзительно-голубыми глазами под кустистыми седыми бровями; второй - молодой черноволосый мужчина со смуглым обветренным лицом; третий - рыжеволосый юноша с глазами, как свежая зеленая листва. Они были магами. Вежливо попросив позволения войти (а кто ж им, магам, откажет?), они зашли в дом, не дожидаясь ответа. Отцу ничего
не оставалось делать, как провести мужчин в гостиную, где они изложили причину, по которой
отправились в путь через весь Субар.
После их ухода, отец заперся в кабинете и весь вечер не выходил оттуда, под завязку наливаясь марочным коньяком, маленькую стопочку которого он всегда выпивал на ночь. Он категорически отказался рассказывать жене о цели визита магов. Более того, эта тема оказалась под запретом и не поднималась ровно семнадцать лет.
В мой семнадцатый день рождения, отец позвал меня в кабинет и у нас состоялся неприятный
разговор. Его суть сводилась к тому, что я обязана выйти замуж за человека, которого никогда в
жизни не видела, более того, даже отец не знал кто он, откуда, а на мой вопрос: «С какой стати?», отец промямлил что-то невразумительное. По его словам, это было каким-то древним пророчеством, проклятием или чем-то в этом роде: ровно семнадцать лет назад придворные маги
некоего вельможи смогли вычислить по звездам (или как они там это делают?), что именно я
должна стать женой сына этого, чтоб его Шарамыг утащил к себе в болото, правителя! На мой
гневный вопль насчет того, что сынок-то наверняка стар, уродлив и с дурным характером, отец
ответил, что моей красоты хватит на нас обоих (ну, это он, пожалуй, погорячился!), что возраст –
браку не помеха, а потом добавил, что уж мой-то характер навряд ли покажется кому-то ангельским, а строптивый норов укротить не сможет и дикий орк.
На резонный вопрос, что будет, если я откажусь от этого замужества, отец смущенно отвел
глаза и ответил, что это никак невозможно. Объяснить причину он отказался наотрез.
Вобщем, в тот вечер мы сильно поругались, всю ночь я вынашивала план побега из отчего дома, а ранним утром, не откладывая дела в долгий ящик, с минимум вещей и двумя золотыми в
кармане, отправилась в Нинск, поступать в Университет.
Родителям я написала записку с просьбой не искать меня, обещанием сообщить о своих успехах «как только устроюсь на новом месте» и припиской специально для отца: «Мы живем в просвещенном веке, в цивилизованной стране, а ты заставляешь меня следовать глупым предсказаниям, позволив каким-то магам запугать себя!». Узнав о моем побеге, отец был вне себя от гнева. Он заявил, что я опозорила семью, отрекся от меня и запретил произносить мое имя в своем
доме.
Мама, в тайне от него, попыталась разыскать свое непутевое чадо, но безрезультатно. А у меня
началась самостоятельная жизнь. Не буду описывать свои приключения по дороге в Нинск – эта
история заслуживает отдельного рассказа.
Как только я попала в столицу, я передала сообщение родителям, что жива-здорова и все у
меня в порядке. Но было это не совсем так – помыкаться мне пришлось изрядно…
Зато сейчас, спустя почти шесть лет, я могла с гордостью сказать, что всего добилась сама. А
для провинциальной девочки без связей, знакомств и хоть какой-нибудь поддержки я добилась
немалого: сама поступила в Университет и закончила его с отличием; во время учебы я трудилась в штате маленького, но гордого рекламного агентства, а потому к моменту получения диплома имела неплохой опыт работы; у меня появился круг знакомых; в настоящее время в наличии интересная, высокооплачиваемая работа, а еще я умудрилась выйти замуж за самого красивого парня магического факультета. Но это, пожалуй, можно было отнести к моим промахам…
Мужу на мои дела было глубоко наплевать: целыми днями он лежал на диване, строил грандиозные планы по завоеванию мира, пил пиво и мечтал, как несметные богатства сваляться ему
на голову. Вечером Эдгар исчезал в неизвестном направлении, на все вопросы отвечал грубо и
односложно, а чаще всего отмалчивался.
10
Собственно говоря, нас с мужем уже мало что связывало, но почему-то окончательно порвать
эти утомившие обоих отношения не получалось. Мы познакомились на студенческой вечеринке,
когда оба учились в ГСУ.4
Руководство Субарского Университета славилось своими широкими взглядами. В нем мирно
уживались такие факультеты как магический, философско-религиозный, экономический и еще
множество других, казалось бы совершенно несовместимых. Образование в университете давали отменное, а потому его выпускники были буквально нарасхват. Именно по этой причине в
Университет приезжали поступать не только со всех уголков Субара. Не меньшей популярностью
он пользовался у жителей сопредельных государств.
Я училась на экономическом факультете, а мой муж - на магическом. Мы оба были из провинции, в столице у нас не было родственников, связей, а по первому времени даже просто знакомых. Очевидно это нас и сблизило т.к. выживать в большом городе вдвоем проще.
Муж очень красиво ухаживал за мной, до сих пор не знаю, каким образом он, на стипендию
студиоза, ухитрялся каждый день таскать мне роскошные букеты, а иногда дарить не менее роскошные подарки.
Поженились мы на последнем курсе университета. Вот тут-то и оказалось, что люди мы совершенно разные. Вобщем-то простая история…
Пока я размышляла на тему своих достижений и неудач, совсем стемнело, начал накрапывать
мелкий дождик. Черный квадрат окна прилежно отражал невысокую в меру упитанную девушку.
Кроме шуток – я никогда не была ни полной, ни худой – самая обычная девица, каких сотни, не
страдающая ни комплексами по поводу своей внешности, ни повышенным самомнением. Идеальный овал лица, высокие скулы, скорее смугловатая, чем бледная кожа, очень темные брови и
ресницы, темные, слегка рыжеватые коротко остриженные волосы, зеленые глаза, чуть вздернутый любопытный нос, красиво очерченный рот – искоса взглянув на свое отражение, я иронично
отсалютовала ему белоснежной чашкой:
- Выше нос, подруга!
Допив уже остывший кофе, я набросила пальто и вышла в промозглый осенний вечер.
*******
Они разговаривали долго: маг, немного суетливый и внутренне холодеющий от ужаса и
спокойный бесстрастный гарв.
- Чего ты хочешь, человек, за свою помощь? – прошелестел гарв, глядя на Колдуна.
Колдун испуганно замер и, сделав над собой усилие, выдавил:
- Я хочу власти. Власти и богатства. Когда твой народ придет в мой мир, я хочу стать
вашим Повелителем.
Впервые в желтых глазах мелькнуло что-то похожее на удивление. Предводитель гарвов
рассматривал наглого людишку.
- Хорошо, - помедлив согласился он. – Я принимаю твои условия.
Осмелев, колдун поднял руки вверх, к грязному закопченному потолку:
- Да пребудет Небо в свидетелях! Да свершиться воля Его! Да будет так! - произнес он
древнюю клятву-заклинание.
- Да будет так! – тихо прошелестел гарв.
Кристалл в центре стола полыхнул алым пламенем. Тени на стенах и потолке заплясали
вдвое быстрее, сливаясь в черный безумный хоровод. Предводитель гарвов натянул поводья.
Конь послушно развернулся и неторопливо пошел прямо в темную гущу теней, сам становясь
таким же призраком.
- Человек, не забудь: когда ночь победит день, я вернусь и приведу свой народ ,- тихий шелест заставил колдуна вздрогнуть.
4
ГСУ – Главный Субарский университет
11
Обессилев, он привалился к обшарпанной стене, обвел мутным взглядом комнату. Кристалл почти погас, но все же его света было достаточно, чтобы рассмотреть грязь и запустение царившие вокруг.
Колдуну это было безразлично – сегодня, странствуя в других мирах, он встретил Предводителя древнего и очень жестокого народа. Это был его шанс. Его единственный шанс стать
Всемогущим.
Подготовка к вторжению началось.
*******
Собака подняла голову и понюхала воздух. Чуткий нос уловил едва заметный запах запретной магии. Ее тонкое мускулистое тело напряглось: что-то где-то происходило. Ищейка ухмыльнулась – скоро у нее появится работа. Много работы.
Глава 2. Реклама – двигатель торговли
Проработав на новом месте всего неделю, я поняла, что к десяти в офис приходит только Веста, да и то не всегда. Все остальные сотрудники не утруждали себя своевременным появлением
на рабочем месте. Но зато после официального окончания рабочего дня, работа в офисе буквально кипела. Я, как лицо в коллективе новое, не могла себе позволить опаздывать на работу:
господин Директор периодически устраивал грандиозные облавы, после которых принимал карательные меры к опоздавшим (т.е. практически ко всем). Тем не менее, всеобщее разгильдяйство – вещь заразная. Вот и сегодня я слегка опоздала: примчалась в агентство пять минут одиннадцатого.
По мере приближения к зданию, мне все отчетливее открывалась дивная картина. У стоянки
автомобилей я увидала Кассандру. Она гневно жестикулировала руками и что-то пыталась доказать охраннику.
Кася была очень хороша: роскошные волосы слегка развевались на ветру, длинное черное
платье плотно облегало стройную фигуру, высокий разрез позволял рассмотреть изящную ногу
практически до бедра. Маленькое белое боа подчеркивало хрупкость плеч. Зеленые глаза сверкали, а от размахивающих во все стороны рук с шипением разлетались молнии.
Рядом с Касей, прикорнув на пожухлый газон, лежал боевой дракон.
- Дурья твоя башка! Я тебе в сотый раз объясняю: дракон - это мой транспорт! И как транспорт,
я могу оставить его на стоянке! А вчера я это объясняла твоему напарнику! А позавчера – твоему
сменщику! И так каждый день! – Кася все больше распалялась.
- Не положено, – флегматично почесывая за ухом, бубнил немолодой очень упитанный гоблин.
- Ну что не положено? Что? Это стоянка для транспорта? Для транспорта. Людвиг меня возит?
Возит. Значит он мой транспорт. Значит я могу оставить его на этой стоянке, – горячилась Кася.
- Не положено, – гоблин тоскливо посмотрел на дракона, затем перевел взгляд на Касю и печально вздохнул.
- А куда я, по-твоему, должна его деть? В офис с собой забрать?
- Можно и в офис.
- …… - грязно выругалась Кася.
Дракон заинтересованно посмотрел на хозяйку. Вокруг спорщиков собралась небольшая толпа
зевак, а какой-то предприимчивый гном вовсю собирал ставки. Вскоре дракону надоело слушать
эти препирательства и он втихаря начал подавать Касе знаки. Кася раздраженно посмотрела на
дракона, а затем стремительно направилась ко входу. Дракон не спеша поднялся с газона,
отряхнулся на собачий манер и подошел к охраннику. Приобняв его одной лапой, он увлек
охранника в сторону небольшой будки, размещенной на территории стоянки.
- Ты слышь, мужик, тут дело такое… - донесся вкрадчивый голос дракона, который что-то обстоятельно втолковывал охраннику.
Для Субара драконы не были такой уж диковинкой. В позапрошлом столетии ученые смогли восстановить популяцию этих удивительных существ. В основном драконы водились за пределами
12
больших городов, но и в Нинске они иногда встречались. Частенько они заключали союзы с магами и служили им верой и правдой, взамен получая жилье, питание и магическую поддержку.
У входа в нашу комнату мы увидели Эллу, которая приклеивала на дверь некое объявление.
Отойдя на шаг от двери, Элла полюбовалась на дело рук своих. Объявление гласило: « Торговым
агентам и распространителям вход строго воспрещен». Я скептически хмыкнула, а Кася, все еще
не отошедшая от спора с охранником на стоянке, поводила рукой над дверью и что-то прошептала.
Через минуту к нам заглянул Джин. Вид у него был смущенный и немного обиженный.
- Девчонки, там это… Вобщем, ваша дверь обзывается, – пробурчал эльф.
Мы посмотрели на Касю, которая с невозмутимым видом пялилась на свой кристалл.
- Я ее этому не учила, - хмуро бросила Кася.
Мы с Эллой не сговариваясь выглянули в коридор.
- Куда прете? Нет, ну куда вы все прете? – с интонациями рыночной торговки визгливо орала
наша дверь. – Ой, девоньки не признала. Простите дуру грешную. Абазналасяааа!!! – залебезила-запричитала наша дверь.
Мы оторопело переглянулись. Дверь же, поняв, что за хамство наказывать не будут, тут же забыла о нас и переключилась на сотрудников, проходивших по коридору:
- Слышь, ты, рыжая! – обратилась дверь к одной из наших коллег. – Ты чего целый день шастаешь по коридору: туда-сюда, туда-сюда? У тя что - работы нет?
Девушка испуганно юркнула в свой бокс.
Затем дверь заприметила Василия.
- А ты все куришь и куришь! Иди «сетку» свою починяй – небось опять все «полегло». Опять
будет шум-гам, по коридору бегать будете и орать, а у меня потом голова болеть будет.
Василий напрягся:
- Это где ж у тебя голова?!
- Не твово ума дело. Ты иди, милок, иди – работай, – тут же огрызнулась дверь. – О! Господин
Директор! – в конце коридора дверь заприметила Директора. -Доброго здоровьичка! Как почивать изволили? Как спалось?
Директор недоуменно покрутил головой и зашел в кабинет. В коридор выглянула Кася:
- Слышь, помолчи чуток, а то расколдую, – пригрозила она нашей двери.
Та обиженно засопела, но умолкла. Однако порядок был наведен: в течение целого дня сотрудники «Шпротов в масле» боялись выходить в коридор и попадаться на глаза грозной двери.
Никто не курил, не выходил в уборную и не обедал. «Шпроты в масле» работали, а Директор
гордился своими сотрудниками.
Мы тоже решили для разнообразия поработать. Я только определилась с целевой аудиторией,
как дверь распахнулась и в нее жизнерадостно и очень целеустремленно вошел молодой человек в безупречно отглаженном костюме, белоснежной рубашке и до блеска начищенных ботинках. В руках он держал огромный клетчатый баул.
- Я хочу отнять минуточку вашего внимания, – бодро произнес молодой человек.
-Мы заняты, – хмуро произнесла Элла, не отводя глаз от картинки, которую проецировал ее
кристалл.
Отутюженный молодой человек обрадовано завопил:
- Это не отнимет много времени. Я представляю издательство «Иванов энд Ко», – зачастил он .
При этом юноша начал выхватывать из баула какие-то книги, книжечки, книженции и вскоре
наши столы были завалены его товаром. Оттараторив заученный текст, он интимно улыбнулся и с
придыханием сообщил:
- У нас дешевле.
- Чем где? – удивленно изогнула бровь Кася.
- Везде, – последовал уверенный и емкий ответ.
Я рассвирепела:
- Молодой человек! – вкрадчиво начала я. – Учитывая, что вы продаете книги, можно предположить, что читать вы умеете?
13
Торговый представитель немного смутился и слегка насторожился. Расценив его молчание как
согласие я рявкнула:
- Ну, так выйдите вон и прочитайте, что написано на нашей двери – специально для вас повесили!
Молодой человек спешно собрал книги и молча ретировался. Рабочий настрой был слегка
подпрочен, но через пять минут я снова вошла в ритм, занявшись построением диаграммы.
А через десять минут раздался робкий стук в дверь и в комнату вплыло неземное создание.
Девушка вся была тонкая, воздушная, ухоженная, благоухающая.
- Добрый день дамы! – пропела она чарующим голоском. – Я тут относила заказ вашим соседям – медицинской фирме, которая сидит на этом же этаже, – пояснила девушка,- они посоветовали зайти к вам. Я хочу предложить вам таблеточку – лечит от всех болезней.
- Уважаемая! – голос Каси был холоден и предельно вежлив,- мы снимаем весь этаж, а следовательно здесь нет ни одной медицинской фирмы. А кроме того мы не болеем. Вообще. Ни чем.
А вот вы, сейчас, похоже, заболеете, – сказав это, Кася нехорошо прищурилась и вдруг я увидела,
как на лице и руках девушки начали проступать жуткие багровые пятна, местами отливающие
красивым фиолетовым цветом .
Похоже, несостоявшийся продавец таблеточки «от всего» увидала себя в висящее на боковой
стене зеркало. На лице бедолаги отобразился неподдельный ужас, а скорость с которой девушка
покидала нашу комнату была поистине нечеловеческой.
- Таблеточку прими! – вслед ей крикнула Кася.
«Ну что ж», - ехидно подумала я - «в следующий раз не будет впаривать всякую гадость доверчивым людям».
Элла оторвалась от созерцания графика:
- Ты зачем с ней так жестоко?
- Да ну, - Кася беспечно махнула рукой, - через два часа все само пройдет.
Мы снова замолчали и попытались сосредоточиться. А уже через минуту к нам бодро шагал
следующий посетитель. Вида он был странного - придуркаватого и лихого одновременно. С
безумным блеском в глазах он бросился ко мне:
- У меня есть к вам коммерческое предложение! Вы покупаете вот эти замечательные утюги всю партию оптом, а потом… – закончить ему я не дала.
- Оставьте вашу презентацию и мы рассмотрим предложение, – холодно сказала я.
Глаза посетителя стали еще более безумны. Он явно не понимал о чем это я.
- Как – у вас нет презентации? – гнула я свою линию. – Плохо, батенька, работаете! Ну так идите и готовьтесь! – посоветовала я.
Несостоявшийся партнер по бизнесу бочком-бочком, по стеночке выскользнул в коридор. Похоже, надпись на двери никого не останавливала т.к. в течение следующего часа нам пытались
всучить абсолютно тупые ножи, которые по словам продавца сами затачиваются; мех норки (судя по ее виду, продаваемая норка еще несколько дней назад сидела на заборе, а в свободное от
этого время ловила мышей); эльфийские духи, которые почему-то были налиты в 3-х литровую
банку с надписью «Огурцы»; шапку-невидимку, подозрительно смахивающую на побитый молью заячий треух и еще кучу ненужного хлама неизвестного происхождения.
Мы начали медленно, но верно звереть. В конце-концов, Кася подскочила к двери и создала
защитный контур. Через магический кристалл мы предупредили всех коллег, чтобы не вздумали
к нам соваться. Кто ж знал, что Директор забыл кристалл дома… Вобщем, когда раздался взрыв и
запахло паленой шерстью мы злорадно вывалили в коридор и обомлели. Всегда безупречная
прическа Директора являла собой весьма живописное зрелище: местами шерсть обгорела, местами подкоптилась и везде стояла дыбом. Правый глаз Директора смотрел на левый, а левый
бешено вращался по часовой стрелке. Кася смущенно пощелкала пальцами и Директор слегка
пришел в себя.
- Что здесь происходит? – неуверенно спросил Директор.
- Мы это.. работаем, - проблеял Джин.
Директор нахмурился.
14
- Господин Директор! – начала Элла с видом заговорщицы. – Мы тут решили поработать. А вы
же понимаете – кругом враги. Повсюду глаза и уши. Совершенно невозможно работать в такой
обстановке – конкуренты так и норовят выведать все наши коммерческие секреты, так и норовят!
Ну вы же понимаете - безопасность превыше всего. Вот мы и решили поставить защитный магический контур – чтобы ни одна мышь, да что там мышь, - ни одна муха не проскочила мимо нас
и не узнала наших секретов.
К концу ее пламенной речи мы стояли навытяжку и хором орали: «Но пасаран! Они не пройдут!». Директор приосанился и смахнул скупую директорскую слезу. Он снова безмерно гордился своими сотрудниками.
- Благодарю за работу! – проревел Директор во всю мощь руководительского горла и попытался выйти в окно.
Элла аккуратно развернула его, придав нужное направление, после чего мы единогласно решили выпить кофе. Утро явно задалось.
Мы немного поработали. А потом в окно постучали и в форточку вползла хитрющая башка на
длинной гибкой шее.
- Слышь, хозяйка, дай золотой, – сказала башка, обращаясь к Касе.
Кася грозно нахмурилась:
- Зачем?
- Ну, дык эта… Надыть обмыть, – дракон похлопал крыльями, поудобнее пристраиваясь у форточки.
- Я те щас обмою, - зашипела Кася, - я те щас так обмою, – ведьма выбросила руку вперед и
над драконом внезапно пошел дождь. От неожиданности дракон камнем рухнул вниз, спланировав только у самой земли.
В целом день прошел спокойно. Я многое успела и Элла была мною довольна. Кася разрешила
двери разговаривать, но запретила хамить. Распространители больше к нам не ходили т.к. дверь
им очень доходчиво объясняла, что мы в их товарах не нуждаемся. Людвиг тоже больше не прилетал. День подходил к концу.
*******
Время. Колдун почти физически ощущал, как оно уходит впустую. У него был план и были
возможности, но времени катастрофически не хватало.
Колдун задумчиво потер переносицу. Он рассеянно смотрел в магический кристалл. Внезапно, что-то привлекло его внимание и он нагнулся над столом.
Довольная улыбка скользнула по губам Колдуна: он увидел, как в главные ворота города
въезжает деллигация из Итайи.
*******
Я слегка припудрила нос и захлопнула пудренницу. Кася нетерпеливо переминалась с ноги на
ногу у двери. Она предложила подбросить меня до метро, заверив, что Людвиг будет не против.
Мы вышли на улицу. В пределах видимости Людвиг не наблюдался. Мы обошли вокруг здания, но дракона так и не нашли.
- Где этот шарамыжный ящер?! – негодовала Кася.
«Шарамыжный ящер» обнаружился на стоянке, позади будки охранника. При этом голова
дракона была засунута в открытое окно. Вплотную к окну был придвинут небольшой стол, накрытый газеткой. На газетке лежало покромсанное крупными ломтями сало, свежий хлебушек из
гастронома напротив, а в пластиковых стаканчиках плескалась мутноватая жидкость, очень похожая на гномий самогон.
По другую сторону стола сидели гном, утром собиравший ставки и охранник. Компания пребывала в самом благодушном настроении.
-… ну силен – уважаю! – донесся до нас голос гоблина.
Людвиг скромно потупил глаза.
- А этот… Как его… Змей Горыныч из древних легенд – это шо, тоже ты? – спросил гном.
- Было дело, – дракон горделиво расправил крылья.
15
- Так у того ж вроде три головы, а у этого вроде как одна… утром… была.. - попробовал усомниться охранник.
- Раз, два, три, четыре – начал считать головы Людвига гном. Когда он сбился со счета, честная
компания решила бросить это дурное дело и выпить еще по чуть-чуть. За этим занятием мы их и
застукали.
- А скажи-ка мне, любезный Людвиг, - Кася внезапно появилась в дверном проеме сторожки,
прямо напротив головы дракона, ее голос был вкрадчив и сладок до приторности,- легендам про
Змея Горыныча лет эдак тысячу, не меньше. Тебя, заметь путем селекции, вывели лет эдак двести назад. И это каким таким образом ты в легенды попал?!
Людвиг обиженно засопел и резко засобирался домой.
- Реинкарция, – коротко бросил он и, попрощавшись с вновь приобретенными друзьями,
спешно ретировался с автостоянки.
Всю дорогу домой Людвиг молчал, вздыхал и только изредка произносил:
- Ну что ж ты, хозяйка, репутацию, понимаешь ли портишь… Дак как же оно так… Эхма! А на
вид така прилична женчинка… А я к ним на стоянку устроился, заместо собачки…
*******
Ищейка отряхнулась. Переходы по мирам всегда очень выматывали. Она повела чутким носом из стороны в сторону и взяла верный след. Туман окутывал город плотным покрывалом и
частично скрывал запретную магию, но Ищейка упорно шла вперед. Редкие прохожие с удивлением провожали взглядом серую тень, быстро мелькнувшую мимо и тут же забывали о самом ее существовании.
Ищейка вышла к городским стенам. Там она покрутилась вокруг огромного камня и жалобно завыла. Этот вой, леденящий душу и рвущий сердце на части, заставил содрогнуться
окрестных жителей. Ищейка нашла последний приют итайской деллегации. Их тела были
прикопаны и завалены камнем.
Справив тризну по погибшим, Ищейка вновь пошла по следу. Она знала кого искать. Она не
знала где.
*******
Колдун торжествовал - все шло как нельзя лучше. Наемники сработали четко: ничего не
подозревавших итайцев перхватили у самого въезда в город. Их убили мгновенно и пока еще
не остыла кровь, колдун провел все необходимые ритуалы.
Через час деллегация продолжила свой путь.
*******
Вздыхающий Людвиг меланхолично приземлился возле входа в метро, разогнав спешащих по
своим делам горожан, он горько махнул мне на прощанье и без разбега рванул ввысь. Тяжело
западая на одно крыло, он медленно, но верно летел по направлению к Касиному дому. Сквозь
туман доносились обрывки песни, которую горланил пьяный дракон, иногда песня прерывалась
испуганным визгом Каси и бормотанием Людвига: «Не боись – домчу с ветерком!».
Я улыбнулась и помахала вслед разудалому дракону.
В метро, как всегда в такое время, было полно народу. Протолкавшись семь минут в душном
вагоне, я вышла на своей станции и с наслаждением вдохнула сырой, но все же свежий воздух.
Станция, со странным названием «Крупцы», находилась на окраине города и не пользовалась
особой популярностью у горожан. В ее окрестностях практически не было жилых построек. Два
квартала вокруг станции занимали какие-то промышленные и хозяйственные здания. Здесь было
многолюдно ранним утром, когда сотни людей шли на работу и очень поздним вечером, когда
люди с многочисленных предприятий шли домой. Сейчас же вокруг не было не души. Единственный жилой дом (мы с мужем снимали там квартиру) призывно светил окнами на другой
стороне пустыря. Окончательно стемнело, к туману прибавился мелкий моросящий дождик. Постепенно дождь начал усиливаться.
16
Я поежилась: мне почему-то особенно не нравился этот день – 22 моросня5, когда светлое
время суток было очень недолго, а ночь – самая длинная в году.
У меня было стойкое ощущение, что за мной кто-то наблюдает. Чьи-то злые и настороженные
глаза следили за каждым моим шагом, каждым движением. Я уже практически бежала. Волосы
прилипли к лицу, пальто распахнулось под порывом ветра и теперь мокрой тряпкой хлестало по
ногам.
Внезапно я почувствовала слабость, жаркая волна поднялась от ног к голове, я прижала к лицу
холодные влажные от дождя ладони и, уже падая, увидела всадников.
*******
Они появились словно ниоткуда. Из белесого тумана медленно выдвинулась черная глыба.
По мере приближения ко мне, она приобретала все более четкие очертания и уже можно было различить огромного всадника, сидящего на закованном в броню боевом коне.
Доспехи, выкованные из темного тонкого металла, даже на вид казались очень прочными.
Древние изящные руны вились по всему шлему, сплетаясь в замысловатый и прекрасный узор.
Забрало шлема было опущено, сквозь узкие прорези тускло мерцали желтые немигающие глаза.
Странно, но я видела мельчайшие детали, я могла заглянуть в эти нечеловеческие глаза. И
когда я это сделала, липкий, цепенящий ужас охватил меня. Его глаза гипнотизировали, они
словно вытягивали мою сущность, поглощали мою душу.
Сделав над собой неимоверное усилие, я перевела взгляд на отряд Предводителя.
Они ехали небольшой колонной, по двое. Мокрые доспехи глухо побряцывали в тишине. Их
было немного, но сосчитать их я не могла: разум отказывал мне и оставались только чувства. Я чувствовала абсолютно неконтролируемый животный страх, страх который гнал
меня вперед, заставлял бежать без оглядки, бежать все равно куда лишь бы подальше от
этого места. И в то же время я точно знала, что от этих воинов спасения не будет. Передо
мной была Неизбежность.
Повинуясь жесту Предводителя, отряд остановился. Всадник медленно развернул коня и
посмотрел в мою сторону. Неожиданно он расхохотался. И смех этот был похож на шелест
сухого ковыля в степи, когда его нещадно треплет налетевший ветер.
Ужас заполнял меня всю, я хотела одного – бежать, стать дичью, за которой помчиться
этот охотник.
Только где-то далеко-далеко, на краю сознания мелькнула мысль, словно продиктованная
кем-то извне: «Замри! В этом твое спасение».
*******
Когда я пришла в себя, дождь почти прекратился. Мимо меня мелькнула какая-то серая, едва
различимая тень. «Наверное, собака», - вяло подумала я. Я медленно села, а затем попыталась
встать. В ногах еще была слабость, но в принципе идти я могла довольно быстро. На пустыре я
была одна и, естественно никаких всадников здесь не было и в помине.
Голова нещадно болела, я вся была в грязи. Искать ключи в сумочке просто не было сил. Мокрая и несчастная как бродячий котенок, я позвонила в дверь.
- Чего звонишь – ключей нет? – недовольно буркнул муж, открывая двери. На мой, мягко говоря странный, вид он не обратил внимания.
Все же, что-то видимо его смутило. Он обернулся, хмыкнул, приподняв одну бровь и молча закрылся в комнате.
Сбрасывая на ходу грязное пальто, я поплелась в ванную. Меня душили слезы, крупная дрожь
колотила все тело. Успокоилась я только тогда, когда погрузилась в ароматную горячую воду.
Мыслей никаких не было. Да о чем собственно говоря думать – случившееся со мной не могло
быть реальностью. Скорее всего я просто потеряла сознание, вот и привиделось всякое.
5
Моросень – второй месяц осени в Субаре.
17
Когда я выбралась из ванной, муж безмятежно спал. Я, не включая свет, босиком пошлепала
на кухню, где у меня хранился коньяк. Пробираясь через темный коридор, я нечаянно задела
куртку мужа. Она была насквозь мокрой. «Странно», - подумала я, – «вроде никуда не собирался
сегодня уходить».
Устроившись на широком подоконнике, я пила благородный напиток и смотрела на ночной
город. Где-то надрывно, почти по-человечески выла собака и мне так хотелось подпеть ей, затянуть ее скорбную песню во весь голос…
Глава 3. Оригинальное название и дверь-предсказательница
Вчерашние приключения не прошли для меня даром: в горле слегка першило, меня познабливало. Я, кутаясь в кашемировый палантин, сидела за рабочим столом и хмуро смотрела
на свой кристалл. Он тускло мерцал безжизненным молочно-белым светом. «Сетка» снова
«упала». В последнее время это случалось слишком часто и начинало раздражать все больше.
Элла обсуждала с Директором и Наис презентацию для фирмы «Выпил-закусил», Кася во дворе проводила воспитательную беседу с непутевым драконом, а я решила заглянуть в офисную
аптечку. Для этого мне пришлось зайти в приемную к Весте.
Отворив дверь, я замерла. Приемная утопала в цветах. Цветы были повсюду: на столе, вдоль
стен, на журнальном столике в зоне отдыха, огромная корзина цветов стояла напротив окна.
Зеленый плющ увивал стены, подоконник, дверные проемы, а на его гибких веточках распускались нежные розовые бутоны. Тонкий цветочный запах царил в приемной.
Орхидеи, розы, гиацинты, белоснежные лилии, разноцветные фрезии, ландыши, тюльпаны,
георгины – здесь были цветы весенние, летние, осенние. От такого разноцветья сладко кружилась голова.
Под потолком приемной порхали огромные бабочки. Они были прекрасны и завораживали
своим изяществом.
Совершенно непонятно откуда раздавался птичий щебет, изредка перемежаемый нежными
звуками флейты.
Я потрясенно замерла. Веста сидела за столом и задумчиво гладила лепесток розы. Чистейшей
воды бриллиант переливался на тонком пальчике.
- Добрый день, Эльга! – поздоровалась Веста, поднимая на меня глаза.
- Привет!
Мое изумление и любопытство было так очевидно, что Веста, грустно усмехнувшись, произнесла:
- Юджинаэль делал мне предложение.
За то недолгое времая, которое я проработала в агентстве, я успела подружиться с Вестой. Она
оказалась замечательной девчонкой с отличным чувством юмора. Совместная работа сильно
сблизила меня с Кассандрой, Эллой и Джином. Вобщем, как-то само собой так получилась, что я
была в курсе многолетнего романа Весты и Джина.
Джин полюбил Весту, что называется с первого взгляда. Он дарил ей немыслимые подарки,
делал замечательные сюрпризы, несколько раз они ездили вместе отдыхать, много времени
проводили вдвоем и были замечательной парой. Это понимали все, кроме Весты. Гордая красавица совершенно не воспринимала эльфа в качестве мужчины своей мечты.
Флегматичный, застенчивый и бесконечно интеллигентный Джин выгодно оттенял броскую
красоту и взрывной, замаскированный некоторой манерностью, темперамент Весты.
Когда они ссорились, Джин молча, с обожанием смотрел на Весту изредка произнося: «Любимая, ты не права!». Что касается Весты, то она давала такой выход чувствам, что штатному магу
требовалось некоторое время на восстановление офиса из руин.
Ссоры заканчивались одинаково: на следующий день приемная утопала в цветах и подарках,
а Джин организовывал для Весты какой-нибудь романтический сюрприз. Джин был хорошим
другом, прекрасным эльфом, но у него наблюдался один недостаток – по меркам Весты он был
небогат.
18
Раз в полгода Джин делал Весте предложение, но она отказывала. Веста ждала миллиардера,
в крайнем случае она была согласна на миллионера. К сожалению, в числе клиентов и деловых
партнеров Директора не было ни одного даже самого завалящего миллионера, а уж тем более
миллиардера, но Веста мужественно ждала принца на белом драконе.6
Поначалу Джин очень страдал и дико ревновал. Через год страдания и ревность притупились,
а любовь разгорелась сильнее. Через два года осталась только любовь, а через три к ней прибавилась горечь.
Я потихоньку выскользнула из приемной, оставив Весту размышлять о превратностях любви.
- …ну она же не отказала. – заходя в бокс услышала я голос Каси.
- И не согласилась. – Джин с самым несчастным видом сидел возле Касиного стола и меланхолично отправлял в рот эльфийские пирожные.
- Коллеги! Есть много интересной, а главное бесплатной работы! – возбужденно прокричала
Элла, врываясь в комнату.
Она плюхнулась за свой стол и начала что-то бормотать кристаллу.
*******
Практически все было готово для проведения последнего ритуала. Нужен был только кристалл.
Колдун размышлял: она обещала помочь, но как она это сделает, ведь кристалл зачарован
на самоуничтожение? Если артефакт погибнет, весь план провалиться. Что будет с ним самим в случае неудачи, Колдун предпочитал не думать.
*******
Мыслеобраз становился все более оформленным и четким. Я внесла в него кое-какие коррективы, после чего занялась следующим слайдом. Оставалось совсем немного времени до встречи
с клиентами из Итайи и мы спешили доделать презентацию. Каждый из нашей группы делал
определенные слайды, затем кристаллы все это соединяли, Джин корректировал презентацию,
после чего готовый вариант отправлял на утверждение Наис.
- «Шпроты в масле», - задумчиво прочитала я титульный лист, – Элла, я давно хотела спросить:
а почему такое оригинальное название?
Элла усмехнулась и поведала мне незамысловатую историю.
Одним осенним, далеко не прекрасным и совсем уж непогожим, днем господин Директор
собрался отобедать. Поскольку времени у него было в обрез, поесть он решил в кабинете, не
отрываясь от дел и готовясь к важной встрече. С минуты на минуту должны были приехать
журналисты с Центрального Субарского телевидения для проведения в прямом эфире презентации агентства. Пиар стоил немалых денег и Директор очень волновался. В этот знаменательный момент в приемной возился Василий, программируя кристалл секретаря.
- Василий, друг мой! – Директор находился в прекрасном расположении духа т.к. дела
агентства шли хорошо. – А не сходишь ли ты в буфет и не купишь ли мне чего-нибудь перекусить?
– вкрадчиво спросил Директор у орка.
Василий отправился за едой. Накануне небольшая компания диких орков слегка покутила в
буфете и теперь это славное предприятие общепита являло собой печальное зрелище: столы
были перевернуты, стулья разбросаны, прилавок поражал девственной чистотой и только в уголочке на самой дальней полке лежала помятая банка шпротов в масле.
Охающая буфетчица собирала окурки и пустые бутылки из-под пива. Ее напарница поскуливала на массивной люстре и с тоской смотрела вниз. Она панически боялась высоты и никак не
могла понять, каким образом очутилась в таком пикантном положении.
Василий, невозмутимо сняв буфетчицу с люстры, молча ткнул пальцем в сиротливо лежащую
консерву. Затем Вася отправился в офис. По дороге он покурил, поговорил со знакомым орком,
6
Белые драконы – большая редкость, их содержание обходится очень дорого
19
попытался познакомиться с симпатичной девушкой, получил вежливый отказ в виде хорошей
оплеухи и довольный жизнью отправился прямиком в директорский кабинет. Возникшая на его
пути Веста, попыталась что-то объяснить, но дитя диких степей не обращало внимания на преграды (по-правде говоря, орк даже не заметил девушку).
В это время из кабинета Директора шла прямая трансляция на все центральные каналы Субара.
- Итак, ваша компания называется… – вертлявый репортер ткнул Директора наманикюренным
пальцем и сделал эффектную паузу.
Дверь с грохотом распахнулась:
- Шпроты в масле! – хорошо поставленным голосом рявкнул Вася во всю мощь своих немаленьких легких. Обеими руками, как самую великую драгоценность, орк держал покореженную
ржавую банку.
Директор позеленел. Вася загрустил.
- О! Какое оригинальное название!
- Новое слово в рекламе!
- Какой маркетинговый ход!
- Браво, господа, браво! – неслось со всех сторон.
- А это, я так понимаю, ваш талисман? – обратился к Директору вертлявый репортер, кивая на
банку шпрот.
Директор промычал что-то нечленораздельное.
- Какой креатив!
- Кульно!
- Браво! Браво! – не унимались репортеры, восхищенно взирая на ржавую консерву.
- Скажите, а почему вы выбрали это название? Какую философию исповедует ваша компания?
– задал очередной вопрос вертлявый репортер.
Директор сделал глубокий вдох и начал самозабвенно врать:
- Маленькие юркие рыбки живут в огромном море, кишащем акулами. Но они выживают, они
стая, они команда, они сила! И даже умирая, они приносят пользу людям. Так и мы: сильны командным духом, мы – единый организм, мы – мозг. Все, что мы делаем, мы делаем во имя клиента. Даже умирая, - директор с чувством всхлипнул, - мы думаем только о клиентах.
Передача имела большой успех и не последнюю роль в этом, сыграло триумфальное появление Васи в кабинете у Директора. На следующий день клиенты буквально выстраивались в очередь. Все хотели сотрудничать с таким креативным агентством. Никто уже не помнил, как планировали назвать нашу компанию изначально, зато легенду о Васе рассказывают до сих пор.
В конце рассказа дверь распахнулась и в нее буквально ввалился Василий. У орка была одна
замечательная особенность – он никогда не закрывал двери.
- Привет, бабцы! – весело заорал Василий. - А что это вы тут делаете?
С орком мы подружились практически сразу, т.к. я неплохо разбиралась в программировании
кристаллов. Все орки – немного маги, что существенно облегчает им работу с кристаллами. Мой
муж, будучи студиозом, пытался меня учить некоторым магическим приемам, но потом махнул
на меня рукой, заявив, что у меня к этому нет никаких способностей. Кое-что я запомнила и
применяла в работе. Вобщем, после того как за бутылочкой пивка я показала Васе пару магических приемов, мы подружились окончательно и бесповоротно. А когда Эдгар поколдовал над
моим кристаллом и у него появилось много новых интересных возможностей, орк стал моим
другом навеки. Василия в агентстве любили за веселый нрав, уважали за профессионализм и
острый ум, который скрывался под напускной грубостью.
- Ой, Васька, лучше бы помог – вздохнула Элла.
- Легко!
Василий всмотрелся в созданный Эллой мыслеобраз.
20
- Так, что тут у нас? – пробормотал он. - Так, медиа-план7. Очень хорошо. Нужно пометить в каких передачах и сколько раз может выйти реклама. Угу.
Орк закрыл глаза и наугад несколько раз ткнул пальцем в сетку передач. Потом, приоткрыв
один глаз и сосредоточенно посопев, он переставил несколько выходов местами.
- Так, красивенько. – довольно протянул Василий глядя на состряпанный график. Так, пе-ре-дачи. – по слогам произнес орк и склонил голову к левому плечу. – Эту берем, эту нет, эту возможно. – Критерии отбора были известны одному Василию. – Угу. Эту обязательно – там ведущая такая девка с большими си…, - Василий осекся, посмотрев на Эллу, – CPP8 говорю там большой, но
Affinity9 – о! Мечта клиента!
Василий отошел от совершенно очумевшей Эллы. Что-то прикинув в уме, он подошел ко мне.
- Показывай, – орк строго посмотрел поверх очков.
В мои слайды он всматривался примерно минуту и работа закипела:
- Это переставим сюда. Это покрасим синеньким, это – зелененьким.
Вдохновение не покидало Василия минут пятнадцать. После его правки мои графики напоминали картину безумного художника. Орк был безмерно доволен проведенной работой. Он, развалясь, сидел в кресле для клиентов, пригоршнями черпал из стеклянной вазочки соленые
орешки и с материнской теплотой журил нас:
- Эх вы, болезные! Чтобы вы без меня делали!
Когда орешки закончились, орк, предварительно выяснив, что у нас больше ничего нет, засобирался к себе. Как это не странно, но Васькины оригинальные методы впоследствии дали такие
же результаты, как и наши научные изыскания.
День подходил к концу. Мне оставалось оформить парочку слайдов, но какие-то приглушенные звуки постоянно меня отвлекали. Я прислушалась. Из коридора донеслись подозрительная
возня, шум, громкий шепот. Я решила выяснить, что же там такое происходит.
У нашей двери толпился народ: какие-то тетки с кошелками, студиозы, девицы на выданье,
приличные горожанки и просто подозрительные типы. Они делали что-то странное: одна девица
обнимала дверь, мужичок в грязном пуховике бился о дверь лбом, а студиозы пытались отколупать от двери кусочек краски. Толпа становилась все больше. Вдоль коридора прохаживался давишний гном.
- Организованней! Организованней! – покрикивал он. – Кто по бытовым вопросам – стоить от
туточки, кто по амурным делам – от сюда, а кто по … общим, – гном запнулся, покосившись на
хмурого мужика с подбитым глазом и перевязанной рукой, - посередке. Деньги мимо кассы не
проносим. Ва усим должон быть порядок, – назидательно говорил гном.
- Ждет тебя дорога дальняя, - замогильным голосом вещала наша дверь толстой прыщавой
девахе. – Слышь, Дирк, - прокричала она своим нормальным голосом, обращаясь к гному, сколько эта краля заплатила?
- Золотой – тут же ответил Дирк.
- Ждет тебя жених прекрасный. Прынц, не , лучше – королевич. И вот, значицца, выйдешь ты
замуж за него и будешь королевишна. И така красавица станешь, така красавица! Глаз не отвести! – с двойным усердием заголосила дверь.
Деваха, совершенно потрясенная, слушала, развесив уши. О таком она не грезила даже в самых смелых мечтах.
- Все, проходи, – закончила дверь сеанс предсказания.
Деваха бросилась на колени перед дверью и начала лобызать ручку:
- Миленькая, ну скажи еще что-нибудь. А вот жить я долго буду? – запричитала деваха. Она
спешно порылась в сумочке и вынула еще один золотой, который быстро исчез в бездонных
карманах гнома.
Воодушевленная щедростью девахи, дверь зачастила:
7
Медиа-план – график выхода рекламы, кроме собственно графика содержит различные показатели.
Показатель, используемый в рекламе.
9
См. выше
8
21
- Жить ты будешь доооолго. Все помруть – а ты будешь жить и жить. Ужо и те помруть. И эти
помруть – а ты все живешь. Ужо все повымирають – а ты, подлюка, все живешь! – распаляясь,
громче и громче кричала дверь.
Вскоре, в карманы гнома перекочевали все деньги девахи, а она стояла рядом и совершенно
счастливая размазывала по прыщавому лицу слезы радости.
- Исцели, провидица, от пианства окаянного излечи! – горестно бился о дверь лбом плюгавенький мужичок.
- Встань и иди! Отныне ты больше не пьешь – я закодировала тебя. И помни, мужик, как только
ты выпьешь что-нить крепчей воды, тот же час раскодируешься.
Учитывая, сколько содрали с мужичка эти мошенники, на сегодня пить он действительно бросил, т.к. денег у него попросту не было (по-моему, он остался им еще должен).
Настал черед хмурого типа с подбитым глазом. Он подошел к двери и шепотом что-то ей втолковывал минут пять. Дверь ненадолго задумалась.
- На тебе, мил человек, лежит проклятье, – авторитетно заявила дверь. – Энергетическая воронка высасывает все твои силы, от того и проблемы твои ох какие сурьезные. Ну, ничего – так и
быть я тебе помогу. Будешь полгода ко мне ходить, все как рукой снимет.
Я уперла руки в боки и подошла к гному.
- Это что за балаган вы тут устроили? – тихо прошипела я, возвышаясь над гномом почти на две
головы.
- А мы что? Мы ничего… - гном поспешил затеряться в толпе.
Я повернулась к двери. Не дожидаясь моего гнева, дверь истошно заголосила:
- Не виноватая я, они сами захотели!
Потом дверь обратилась к страждущим исцеления и пророчеств:
- Все дар пропал, провидица захворала!
На двери тут же появилась табличка: «Ушла на базу». На шум вышла Кася. Она сделал несколько пассов руками и дверь ойкнув замолкла навсегда. Мы, конечно, предполагали, что характер у двери стервозный, но даже не догадывались насколько. В отместку она начала скрипеть
так, что у нашего офисного10 случилась легкая контузия. Только угроза отправить ее на свалку,
вернула нашей двери покладистый характер.
Слегка взбодренная перепалкой, я быстро завершила все свои дела и, быстро собравшись,
вышла из офиса.
Поднимая воротник куртки, я подумала: «Как же надоел этот туман!».
*******
Ищейка заскулила от досады – как же мешал этот проклятый туман.
Она задумалась. Возможно, стоило изменить привычную тактику и сначала найти того,
кто творил запретную магию и вслед ей выпускал туман.
Она попыталась вспомнить запах колдуна, но что-то ее отвлекало.
Память услужливо нарисовала глупую человеческую женщину, которую Ищейка вчера спасла. След привел Ищейку на пустырь. Она увидела молодую женщину, которая спешила домой.
Она долго наблюдала за женщиной и поняла, что обозналась. Затем она почувствовала опасность.
За минуту до появления гарвов Ищейка поняла, что должно произойти и тут же ощутила
панику, которая завладела женщиной.
Ищейка бросилась к ней, сбила ее с ног, придавила мощными лапами. Она ощущала животный страх исходящий от женщины, страх бился в ее мозгу и не находил выхода. «Лежи», приказала ей Ищейка. Но женщина не слышала ее: страх парализовал ее волю, практически
полностью отключил ее сознание. «Замри! В этом твое спасение!» - Ищейка рычала от бессильной злобы. И женщина услышала ее.
10
Офисный – аналог домового, живет в офисе.
22
Ищейка знала, что Предводитель гарвов видел ее, она слышала его смех. Гарв был уверен,
что в этот раз Ищейка опоздала и это доводило ее до исступленного бешенства. Стоила ли
женщина тех семерых, что уже лежали под камнем у городских стен?
Глава 4. Гарвы
Пламя потрескивало в камине. В комнате царил полумрак. Колдун сидел в удобной позе,
вытянув ноги и слегка откинув голову на спинку кресла. Его глаза были прикрыты. Он сделал
очень много, чертовски устал и поэтому сегодня решил слегка расслабиться, но события
вчерашнего вечера вновь и вновь возникали перед ним.
Они успели вовремя: колдун как раз заканчивал читать заклинание и Предводитель гарвов
видел, как над безжизненными распростертыми на земле телами появилось слабое свечение.
Постепенно оно начало принимать очертания прозрачных человеческих фигур. Марево фигур,
слегка мерцая, трепетало под редкими порывами ветра. Дождь практически утих, а тьма
сгущалась все больше. Стало настолько темно, что колдун едва различал Предводителя и его
свиту. Отвлекаться было нельзя, как и менять темп, в котором Колдун начал читать заклинание. Он старался не пускать в себя посторонних мыслей, сосредоточившись на творившейся волшбе. Произнеся финальную фразу заклинания, колдун развернулся к Предводителю:
- И пока не остыла кровь, прими мой дар, Предводитель! – произнес Колдун.
Гарв знал, что медлить нельзя. Он приподнялся на стременах, слегка свесился с коня и навис
над телом знатного итайского вельможи. Предводитель поднял забрало и в то же мгновение, резким движением тонких ноздрей втянул воздух.
Гарв начал жадно пить, глоток за глотком он высасывал душу убитого итайца. Свечение
над его телом становилось все слабее, пока не погасло совсем. Тогда, пресытившись, Предводитель гарвов откинулся в седле. Это стало командой для его свиты: гарвы набросились на
свои жертвы, как голодные волки на загнанную дичь.
С каждым глотком гарвы все больше приобретали облик убитых итайцев.
Предводителю хотелось довольно потянуться, наконец-то в полной мере почувствовать
свое новое тело. Было очень приятно ощущать, что ты вновь из плоти и крови. Но он не сделал этого. Натянув поводья, гарв пустил своего коня галопом, вслед за ним мчалась его свита
– шестеро итайских вельмож из компании «Выпил-закусил».
Двое наемников прикопали обезображенные до неузнаваемости трупы и завалили огромным камнем. Наемникам щедро заплатили за работу и еще более щедро за молчание. Они собирались отметить завершение такой удачной работенки в ближайшем кабаке. Но до кабака
они так и не дошли: утром их нашли у городских стен с перерезанным горлом.
Колдун прижал чуткие пальцы к вискам: голова раскалывалась. Для того, чтобы восстановить потраченную силу, требовалось время. Он сел на мокрую траву и тяжело прислонился
спиной к валуну.
Снова пошел дождь, холодная вода затекала за воротник куртки, змейками спускалась по
спине. Нужно было уходить. Колдун порылся в карманах куртки и нашел непромокаемую коробочку с каким-то порошком. Очертив порошком круг, Колдун встал в его центр и произнес
заклинание. Он открыл телепорт и шагнул прямо в свою квартиру.
*******
За окном стоял дивный осенний вечер. Впервые за весь моросень11 не было тумана. Я распахнула окно: бодрящий холодный воздух хлынул в комнату, наполнил ее свежим дыханием и заставил меня слегка поежиться. Я сделала себе кофе и, свесившись с подоконника, наблюдала как
Кася гоняет своего дракона вокруг здания.
Они уже вытоптали не только все газоны на прилегающей территории, но и клумбы, а местами
и кусты. Бегали они в таком порядке: сначала Людвиг (с горестным подвыванием и причитания-
11
Второй месяц осени в Субаре.
23
ми); за ним гналась Кася (с большим, надо сказать, энтузиазмом); вслед за Касей - дворник с
метлой и непечатными угрозами; за дворником бежали несколько мальчишек с улюлюканьем,
за которыми с истошным лаем носилась маленькая собачонка непонятной породы.
Когда дракон зашел на шестой круг, в дверь постучали. На пороге стоял гном и застенчиво мял
шапку.
- Тут эта… Дело такое… - никак не мог решиться начать разговор Дирк.
- Ну? – спросила я, не переставая одним глазом наблюдать за неугомонной парочкой внизу.
- Бизенес у нас тут был – начал мямлить гном. – и не мешали мы тута никому. Наоборот одна
от нас польза, тока польза. – ныл Дирк.
- Это что ж за бизнес? – рассеянно спросила я.
- Предсказания, болезни вот лечили … всякие…
Я удивленно посмотрела на гнома:
- А от меня-то ты что хочешь?
- Ты… это… ты попроси подругу – пусть она колданет пару раз … ну чтоб как раньше – собравшись с духом выпалил Дирк.
Я начала понимать, что вызвало Касин гнев и кто был послом доброй воли. Мой ответ был краток:
-Нет.
Но гном и не думал сдаваться. В течение получаса он пытался убедить меня изменить решение
и поговорить с Касей. На десятой минуте от моего хорошего настроения не осталось и следа, на
двадцатой я начала раздражаться, а на тридцатой впала в бешенство. Для настырного гнома деловые переговоры закончилось печально: грубым изгнанием с элементами рукоприкладства.
Полыхая праведным гневом, я вернулась на облюбованное местечко. Кутерьма внизу не прекратилась: дракону надоело бегать по часовой стрелке и он развернулся в обратную сторону. Теперь Кася почему-то гналась за дворником, дворник за детьми, дети за собачкой, а собачка
счастливо тявкала на огромного и безалаберного Людвига. За кем бежал Людвиг не понятно, но
судя по всему его целью была Кася.
В дверь снова постучали и в комнату деловитой походкой вошел Дирк.
- Я тута обдумал, с компаньоном посовещался, значицца: мы и тебя в долю возьмем. У меня и
бизенес-план имеется.
Гном развернул передо мной какие-то не очень свежие листы оберточной бумаги с явными
следами застолья. Они были вкривь и вкось исчерканы корявыми малопонятными письменами.
Венцом всему была огромная надпись в рамочке. Надпись гласила: «ПРИБАЛЬ».
- Это мы вчера с товарищами составляли. – гордо произнес Дирк.
Я сильно подозревала, что один из товарищей в настоящий момент делает оздоровительные
прогулки в компании любителей бега. Моего терпения хватило ненадолго: ровно через две минуты гном ползал по полу собирал клочки своего бизнес-план и горько причитал:
- Кровопойца!!! Уникальный проект! В единственном экземпляре!
Моим ответом была такая отборная орочья брань, что Василий, заглянувший на шум, с уважением тихонько удалился к себе. Я закрыла за гномом дверь и плюхнулась на подоконник.
Внизу царила идиллия. Дворник разогнал пацанов и, воровато озираясь, пил с Людвигом в
уцелевших кустиках «по чуть-чуть». Кася магическим образом восстанавливала клумбы и газоны
при этом что-то бурча под нос про «неблагодарных драконов», «сошлю в деревню», и т.д. Мелкая собачонка блаженно лежала на газоне, подбирала шкурки от колбасы, которые ей бросали
дворник на пару с драконом.
Снова раздался стук. Я озверела. Спрыгнув с подоконника, я подлетела к двери:
- Ты мелкий, наглый ублюдок! Убирайся к шарамыжьей матери! ….. и ….. на….. в….. засунь! –
прокричала я распахивая дверь.
- Ну, не такой уж я и мелкий, – невозмутимо ответил мне незнакомый орк. – Хотя с остальным
спорить не буду.
Чуть выше среднего роста, в меру худощавый, хорошо сложенный орк насмешливо смотрел на
меня. Мне показалось, что у меня покраснели даже уши… Я давненько не попадала в такую глупую ситуацию.
24
- Это не вам. Точнее, я хотела сказать, что обозналась, – промямлила я.
Орк не уходил.
- Грэгор, – представился он и широко улыбнулся. - Предпочитаю обращение «на ты» и сокращенный вариант имени – Грэг.
Определенно он был весьма хорош собой. Темно-русые коротко остриженные волосы, правильные черты лица, волевой подбородок, резко очерченный рот – от него исходила сила. Плавные выверенные движения придавали ему сходство с дикой кошкой, большой и очень опасной.
В левом ухе орка блеснула небольшая серьга. Одет он был просто, но в то же время одежда явно
была превосходного качества: черные кожаные брюки, черная шелковая рубашка, короткая
кожданная куртка с металлическими заклепками, высокие армейские ботинки
Мой взгляд, невольно скользнувший по рукам красавчика, не ускользнул от внимательных
чуть раскосых глаз: орк, как мне показалось, немного ехидно, скрестил руки на груди, предоставив мне возможность полюбоваться одной единственной татуировкой. На ней был изображен
прорисованный до мельчайших деталей тигр. Мощная мускулистая кошка изготовилась к прыжку, угрожающе ощерив клыки. «Вот кого неуловимо напоминает этот орк!» - пронеслось у меня в
голове. Честно говоря, мужчина, который стоял на пороге моей комнаты был очень необычен.
Я заглянула в серые смеющиеся глаза и поняла, что мой шаткий брак окончательно рухнул.
*******
Предводитель гарвов отдыхал в своей опочивальне. Он брезгливо осмотрелся вокруг и поморщился: гарвы презирали роскошь. Свист клинков, музыка боя, красота оружия – вот что
имело для них истинную ценность. Видеть ужас в глазах побежденного врага, не спеша, смакуя пить его душу и ощущать, как возрождаясь, ликует твое тело, как оно наполняется молодой силой – вот в чем смысл жизни гарва. Да и что такое жизнь – всего лишь краткий миг в
промежутках между Вечностью.
Знатные гарвы были практически бессмертны. Они питались душами поверженных врагов,
тем самым подпитывая свою жизненную энергию. Немного проще обстояло дело с простыми
гарвами: когда приходил их смертный час, они, подобно вирусу, проникали в разумное существо и зрели там, питаясь его мыслями, эмоциями, плотью. Через несколько месяцев носитель, совершенно истощенный телесно и духовно, умирал, чтобы дать жизнь гарву.
Знатные гарвы постоянно воевали между собой. Побежденный Повелитель расплачивался
своим бессмертием, а его вассалы становились изгоями и должны были покинуть свой мир. В
течение двух лун12наместник побежденного вельможи - Предводитель, разыскивал для поданных новый мир и начиналось Вторжение.
Сначала приходил небольшой отряд во главе с Предводителем, затем в обреченный мир
проникал Вирус. Через некоторое время все было кончено и на обломках разрушенной цивилизации возникало новое государство гарвов, а Предводитель становился Верховным Повелителем. Для продолжения своей жизни гарвы оставляли рабов из местного населения. Кроме
основного предназначения по продолжению жизни гарвов, рабы обслуживали их: добывали
металлы, ковали оружие, изготавливали доспехи и т.д.
В поисках новых миров гарвы истребили сотни тысяч цивилизаций, но сведения об этом
жестоком народе были крайне скудны. Знание о них выглядело скорее как страшная полузабытая легенда, которую шепотом рассказывали в придорожных тавернах. Поэтому никто не
мог реально оценить исходящую от гарвов угрозу, никто не знал, как с ними бороться.
Предводитель вытянул ноги поверх роскошного, затканного невиданными цветами, покрывала. «Удачно все же я повстречал этого людишку» - подумал гарв. Ему нравился этот густонаселенный мир и он знал, что понадобится совсем немного времени, чтобы этот мир начал
принадлежать ему.
12
Два полнолуния
25
Гарв задумался. Пока все шло прекрасно: Колдун не подвел его. Напыщенный человеческий
правитель, который вышел их встречать, ничего не заподозрил, так же как людишки, стоявшие вокруг него. Гарвам отвели лучшие комнаты во Дворце повелителя.
Предводитель снова обвел взглядом опочивальню: массивные деревянные двери сплошь покрыты искусной резьбой, стены оббиты тончайшей парчой и украшены золотыми чеканкми.
Гарв всмотрелся в сюжет, изображенный на чеканке, которая висела прямо напротив кровати и презрительно скривился. На ней был изображен поединок человеческих воинов. Он перевел взгляд на окно. Тяжелые бархатные портьеры ниспадают складками на пол, их изящно
оттеняют тончайшие дневные шторы из дорого эльфийского полотна. Взгляд скользнул
дальше. Пол устлан белоснежным ковром с высоким, по щиколотку, ворсом. На полу, вдоль
стен, живописно разбросаны подушки с великолепной итайской вышивкой. Темно-синий, почти черный потолок был усеян мерцающими созвездиями, которые менялись по мере того,
как шло время. Одна ажурная кованная дверь гномьей работы вела в ванную, вторая – в гостинную. Золотые наличники увивала живая лоза, по бокам стояли огромные итайские вазы,
наполненные экзотическими растениями.
«Когда этот мир станет моим, я сровняю Дворец с землей» - подумал гарв.
*******
Пламя в камине прогорело, но от тлеющих углей еще шел жар. Колдун потянулся и на обнаженном торсе заиграли мускулы.
В комнату вошла красивая стройная женщина, в руке она держала бокал вина. Легкой походкой женщина пересекла просторную, хорошо обставленную гостиную и присела на подлокотник кресла. Короткая полупрозрачная туника подчеркивала все достоинства ее совершенного тела. Светлые длинные волосы были небрежно прихвачены серебристой заколкой и
подняты к верху. Она слегка пошевелила бокал и темно-рубиновое вино заиграло десятками
красок, затем женщина сделал маленький глоток и посмотрела на Колдуна.
Чуткими холенными пальцами он провел по ее роскошной шелковой коже и, аккуратно поставив бокал на стеклянный столик, прильнул к ее губам. Сегодня колдун отдыхал.
*******
Во дворце Маврикия IY готовились к приему в честь прибытия итайских гостей. Дворец Маврикия находился в центре Нинска. Здание, довольно скромное снаружи, поражало роскошью
внутреннего убранства. Над интерьером Дворца работали лучшие зодчие и живописцы. Их труд
щедро оплатили, а затем несчастных ослепили, чтобы они никогда не смогли повторить свою
работу. Уникальные произведения искусства украшали многочисленные комнаты Дворца. Дриадский дуб, эльфиский ткани, итайский фарфор и гобелены, продукция гномьих мастеров – для
отделки резиденции короля использовали все самое лучшее, самое изысканное.
Вокруг Дворца располагался многовековой парк с экзотическими растениями, тенистыми аллеями, живописными водопадами и небольшим озером. Дворец не был огорожен, но стража
бдительно следила, чтобы поданные не докучали королю.
В год постройки Дворца по королевству прокатилась волна восстаний, жестоко подавленная
регулярными войсками: налоги были подняты по максимуму и люди задыхались под непосильным гнетом.
Маврикий был очень импульсивным и весьма непоследовательным правителем. Сначала он
затевал какие-то малоэффективные реформы, затем наделял неслыханными полномочиями своих вельмож, потом забирал у них все льготы, после чего понижал налоговую ставку, а в итоге
налоги становились неразумно высокими.
Казна Субара постепенно пустела, а жить Маврикий любил шикарно. Оглядевшись по сторонам, Маврикий заметил, что в соседних королевствах люди живут гораздо лучше, а тамошняя
казна куда как богаче. И Маврикий решил затеять освободительную войну: освободить казну
дружественных государств.
Для устрашения вероятного противника Маврикий провел военный парад. Гордо реяли боевые драконы. Печатали шаг вымуштрованные гвардейцы. Звероловы вели рвущихся в бой дрес-
26
сированных львов. А впереди, на горячем боевом коне ехал сам король. Величаво выступал
конь, покрытый роскошной попоной. Солнышко припекало лысину, увенчанную короной и десятки бриллиантов бросали отблески на умиротворенное лицо короля. Толпа встречала своего
правителя восторженным ревом. Король был счастлив.
Но потом, разведка короля посмотрела по сторонам и оказалось, что в сопредельных государствах давно имеются танки-амфибии, ракеты дальнего действия и масса другого вооружения,
которого не было у Маврикий.
У короля началась депрессия. Чтобы развеять тоску, он начал устраивать балы, приемы, карнавалы и просто большие королевские выезды на природу. Казна почему-то стремительно пустела.
Тогда Маврикий решил созвать королевский совет. Советники короля долго обсуждали сложившуюся ситуацию и пути выхода из кризиса. Они два раза подрались, три раза помирились, выпили на брудершафт, забыли зачем собрались, а когда вспомнили, кто-то посоветовал привлечь в
королевство иностранные капиталы и тем самым поправить свои дела.
Маврикий, как всегда, ничего не понял из сказанного, но услышал знакомые слова «привлечь
капитал» и подумал, что идея неплоха. Выбор советников пал на Итайю и субарские дипломаты
взялись за дело. Результатом многомесячной работы дипломатического корпуса Субара стало
подписание кое-каких межгосударственных соглашений и решение итайской компании «Выпилзакусил» инвестировать в экономику Субара миллионы полновесных золотых слитков. Король
снова был счастлив. Он строил планы на будущее и готовился к балу.
****
Осенний вечер уверенно вступал в свои права. Сумерки потихоньку вползали в уютную, хорошо обставленную гостиную, постепенно погружая комнату в темноту, но Грэгор тор Хэниниг,
знатный вельможа, вождь всех вождей, владелец многомиллионного состояния, авторитетный
специалист в области защиты кристаллов от постороннего воздействия и просто молодой красивый орк, не обратил на это обстоятельство никакого внимания. Сегодня вечером у него произошла удивительная встреча, о которой он напряженно размышлял уже второй час подряд.
Несколько лет назад его отец, Тивелах тор Хэнинг, пригласил сына к себе в кабинет и открыл
ему тайну, которую передавал род Хэнингов из поколения в поколение уже не первую тысячу
лет. Изумление Грэга очень быстро сменилось возмущением, как только молодой орк понял, куда клонит его отец – это было уж слишком!
В детстве Грэг был спокойным, задумчивым ребенком. Он безумно любил читать, ему нравились интеллектуальные игры, он обожал решать логические задачи, а набегу на замковый сад в
компании юных сорванцов, маленький Грэг предпочитал партию в шахматы с фамильным привидением. Отца, чемпиона по стрельбе из лука, любителя гонок на драконах и бесконечно
азартного, грубоватого солдафона, тихие увлечения сына доводили до белого каления. Пока Грэг
жил в замке, Тивелах изо всех сил занимался физическим воспитанием своего наследника. В любую погоду, в любом состоянии, не взирая на простуду Грэг бежал кросс по побережью Белого
моря и делал специально разработанный для него комплекс упражнений. Его распорядок дня
обязательно включал уроки стрельбы, фехтования, рукопашного боя и еще ряд, занятий, необходимых орку-воину. Эти занятия не вызывали у маленького Грэга особого интереса, но так было
нужно – вождь должен быть первым во всем, а потому мальчик прилежно осваивал воинскую
науку.
Как большинство орков, Грэг с юных лет любил возиться с кристаллами: он их выращивал, селлекционировал, программировал, мог часам рассказывать о достоинствах и недостатках различных видов. Но интересы поданных требовали, чтобы их будущий вождь получил вовсе не то образование, о котором мечталось с детства и Грэг, наступив самолюбию на горло, отправился поступать в ГСУ на факультет, который заканчивали все его предки, включая отца.
Проучившись в Университете всего лишь полгода, орк отчетливо осознал, что не хочет возвращаться в родные места. Негласная столица орков – Торуньг – располагалась на севере Субара, в
труднодоступной скалистой местности. Откровенно говоря, по сравнению с Нинском, в котором
ключом била жизнь, родовой замок Грэга был самым обычным захолустьем. Орку необычайно
27
понравилась развеселая студенческая жизнь, оказалось, что он обладает поразительным чувством юмора, легко сходится с представителями разных рас, не взирая на сословную принадлежность, с первых же дней учебы у Грэга появилась своя компания, в которой он постепенно
стал лидером. Орк очень полюбил Нинск, ему было комфортно в огромном сумасшедшем городе и он с ужасом представлял свое возвращение в Торуньг. А вернуться Грэг был обязан – единственный сын вождя и в мыслях не допускал пренебречь своим долгом.
Мысли о всех уступках, на которые Грэгу пришлось пойти ради своего народа, вихрем пронеслись в голове будущего вождя. «Но вот уж ЭТО – пожалуй, будет лишним!» - подумал Грэг, делая
глубокий вдох, чтобы успокоиться.
Красивый обаятельный орк довольно рано начал привлекать внимание противоположного пола. К многочисленным романам он относился легкомысленно, а любые упоминания о его возможном браке, вызывали у сына вождя едва ли не судороги. Так вот стоит ли теперь говорить,
как будущий вождь воспринял совет отца, больше похожий на приказ? Неспешно потягивая густое темное вино, Тивелах испытующе смотрел на сына и негромко рассказывал ему семейную
тайну.
Если опустить подробности, то звучала она примерно так. Во времена правления Дориана тор
Хэнинга, боги спустились с небес и вынудили орков и людей, как наиболее многочисленных обитателей этого мира, заключить перед Небом договор.
Условия договора были туманны: то ли они затерялись где-то в глубине тысячелетий, то ли изначально были странными, но воля богов не оспаривалась. Орки были обязаны всегда защищать
сотворенный богами мир, охранять все расы, которые его населяют, не допускать уничтожения
Цивилизации. За это боги разрешили оркам пользоваться запретной магией.
Люди, со своей стороны, обязались всех орри, родившихся у них, выдавать оркам. Договор
заключался сразу после Великой битвы и люди пошли бы на любые условия, лишь бы больше
никогда не пережить, испытанного однажды ужаса. Тем более, орри рождались крайне редко и
Кодекс чести магов запрещал их использование. Собственно говоря, орри были обычными
людьми с необычным даром: они аккумулировали магическую энергию в немыслимых количествах. Как правило, сами орри не могли воспользоваться даром – в лучшем случае им были доступны только простенькие бытовые заклинания, но маг, который бы решился вопреки запрету
Коллегии магов, провести ритуал, мог бы получить практически неиссякаемый запас магической
энергии. Договор был тайным – никто не знал, что орки практикуют запретную магию.
Тысячи лет в ночь перед вступлением нового вождя в свои права, вождь всех вождей проводил обряд, при котором он получал силу умерщвленного орри. Так продолжалось до тех пор,
пока один из потомков Дориана не влюбился в свою орри. Молодой вождь не побоялся гнева
шаманов: он отказался приносить любимую в жертву. Более того – строптивый юнец посмел на
ней жениться! А спустя некоторое время шаманы с изумлением заметили, что жена вождя стала
самой обычной женщиной – весь запас магической энергии она отдала мужу и постепенно потеряла свой дар-проклятие. Как оказалось, орри могут отдавать свою силу совершенно добровольно тем, кого любят.
Тивелах сделал большой глоток терпкого напитка и отставил бокал. Некоторое время он изучающе смотрел на сына, а затем сказал:
- Грэг! Я хочу, чтобы ты нашел свою орри и женился на ней.
Грэг задохнулся от возмущения:
- Отец, с какой стати я должен жениться на какой-то неизвестной мне девице?! Пока я не собираюсь делать этого в принципе. Да и где я ее буду искать? А главное – как: сканировать ауру
всем подряд?!
Тивелах поморщился:
- Семнадцать лет назад шаманы разыскали эту девушку. Я дам тебе ее адрес. А что касается
остального - у тебя есть обязательства перед поданными. Когда ты станешь вождем, ты будешь
не только воином, но и верховным магом орков. Дополнительная магическая энергия тебе просто необходима: без нее ты не только не сможешь полноценно выполнять свои обязанности, но
есть вероятность того, что с такой нагрузкой проживешь ты очень и очень недолго.
- Ну и пусть! – с горячностью воскликнул Грэг.
28
Отец нахмурился:
- Грэг, твоя судьба, твоя жизнь неразрывно связана с твоим народом. Орки верят тебе, они
знают, что всегда могут рассчитывать на силу своего вождя. Более того, мы связаны древней
клятвой – наши жизни не принадлежат нам так, как этого….
Грэг не дал договорить отцу. От злости молодого орка бросало в дрожь:
- Ты сказал надо – я занялся военными искусствами. Ты сказал надо – я поступил на магический факультет. Ты сказал надо – я вернусь в Торуньг. Никогда, слышишь, отец, никогда мои желания не учитывались. Я всегда поступал так, как надо: тебе, моему народу, кому угодно, только
не мне самому. Так позволь хотя бы жениться мне так и тогда, как я сам посчитаю нужным!
Ярость перекосила лицо Тивелаха. Он орал так, что дрожали стены. Закончилось все тем, что
Грэг уехал в Нинск (тогда он уже учился в Университете), напоследок громко хлопнув дверью.
Взбешенный Тивелах сильно урезал денежные дотации сыну и запретил ему появляться на пороге замка до тех пор, пока он не женится на своей орри. В свою очередь Грэг не снял со счета ни
четверушки, предпочитая вести более скромный образ жизни и подрабатывать после занятий.
Больше они не виделись: через пару лет после ссоры Тивелах скончался – они так и не помирились…
Разбирая бумаги отца, Грэг увидел листочек с адресом орри – отец до последнего надеялся,
что сын одумается. Терзаемый раскаянием, Грэг поехал по указанному адресу. Там его ждал
сюрприз: девушка сбежала из родительского дома, не оставив никому адреса. «А невеста с характером», - невесело усмехнулся Грэг и решил прекратить поиски. Кто бы мог подумать, что
именно сегодня насмешница судьба преподнесет такой сюрприз! Кажется, он нашел-таки свою
орри, но при этом решительно не знал, что делать дальше.
Глава 5. Вождь всех вождей
Слух о том, что в агентстве некоторое время будет работать молодой симпатичный орк,
быстро разнесся среди моих коллег. Ровно в десять прекрасная половина агентства, в полном
составе, сидела на рабочих местах. Вопреки сложившейся традиции, Директор не стал водить
орка по кабинетам и представлять сотрудникам. Дамы были слегка разочарованы, но с другой
стороны так было даже интереснее.
В нашем агентстве эпицентром событий являлась приемная Директора. Веста всегда знала где, что и когда произойдет. У нее можно было получить достоверную информацию практически по любому поводу. Начиная с 10:30 к Весте зачастили коллеги женского пола и уже к 11:00 в
компании не было ни одной девушки, которая бы не знала вес, рост и семейное положение Грэгора.
Затем девушки начали разбиваться на группки, мигрировать из комнаты в комнату, шумно шушукаться и делиться сведениями. К 12:00 все сотрудницы компании знали о биографии
«новенького» то, о чем сам орк даже не подозревал. Информация о том, что Грэгор сидит в кабинете Василия была из разряда «для общего доступа», чем и воспользовались мои любопытные
коллеги.
В 12:01 в кабинет Васлилия начали идти. Первой к орку пришла Веста.
- Васлилий! – произнесла она, кокетливо стреляя глазками в сторону Грэгора, который сосредоточено возился с кристаллом. – Господин Директор просит вас зайти к нему в кабинет.
Обычно, в таких случаях Веста пользовалась кристаллом, но сегодня она сделала исключение.
Похоже, о связи через кристалл забыли все сотрудницы «Шпротов в масле».
Через несколько минут после ухода Весты, Васин кабинет напоминал проходной двор. Мои
прекрасные коллеги находили сотни поводов, чтобы зайти к орку. Общение с Васей неизменно
заканчивалось знакомством с Грэгом и попыткой найти у него подтверждение добытой у Весты
информации.
Поначалу Грэг посмеивался над любопытством девчонок, но через пару часов неиссякаемого
внимания к своей персоне, орк начал раздражаться, тем более, что вопросы коллег не отличались разнообразием.
29
Впрочем, последние полчаса к ним никто не заходил. Грэг расслабился и только начал колдовавать над кристаллом, как дверь в кабинет потихоньку приоткрылась и в дверном проеме возникла стройная ножка, обтянутая кружевным чулочком. Ножка сделала едва заметное движение
и плавно переросла в стройное бедро. Василий, обернувшийся на шорох, сглотнул и зачарованно ждал продолжения. Постепенно, по частям в комнате появилась девушка медиа-плэнер. Холодно взглянув на Васю, она томно произнесла, не сводя глаз с Грэгора:
- Василий, ты не познакомишь нас с твоим напарником?
Грэгор поднялся и вышел из-за стола. Он подошел к девушке вплотную, хищно улыбнулся и
произнес бархатным голосом, от которого, у девушек всех рас, мурашки бежали по коже:
- Грэгор тор Хенинг, к вашим услугам, сударыня, – серые глаза затягивали в бешенный водоворот, манили и обещали небывалое блаженство – они явно давали понять, что на счету у этого
красавчика не мало разбитых сердец. – И все, что обо мне болтают – это правда. Вы что-то еще
хотели узнать, сударыня?
Не выдержав пристального взгляда орка, девушка слегка смутилась.
- Я просто хотела познакомиться.
Грэг с легкой иронией смотрел на девушку. Весь его вид выражал скорее сочувствие, чем
насмешку, но приходить на помощь девице он не спешил.
Между тем, девушка расхотела знакомиться с орком поближе и, с подчеркнуто деловым видом, уже беседовала с Василием.
Рабочий настрой был напрочь испорчен. Девушка, которая завершила сие разрушительное
действо, вовсю щебетала с Василием, изредка бросая холодные взгляды на Грэга. Но орк не замечал этого – его мысли были очень далеко. Грэг думал о своей орри – пожалуй, нужно было бы
как-то с ней поговорить. Из раздумий его вырвал Василий. С присущим ему изяществом и бесконечным чувством такта, Вася рявкнул на ухо задумавшемуся Грэгу:
- Эй! Ты что – заснул что ли? Я тебя в очередной раз спрашиваю: обедать пойдешь или продолжишь пустыми глазищами пялиться в погасший кристалл?
Ни один мускул не дрогнул на лице Грэга – он всегда отличался удивительной выдержкой:
- Извини, но я уже пригласил на обед девушку, - спокойно ответил он.
- Ну, ты как всегда – полдня работаешь в офисе, а к тебе уже очередь на прием! – заржал Василий.
Грэг флегматично пожал плечами.
Василий отправился обедать один, на прощание он, с усмешкой, пожелал Грэгу на орочьем:
- Удачной охоты, вождь!
- Да иди ты …! – беззлобно выругался Грэг, - Хватит завидовать!
- Было бы чему! Все твои проблемы из-за баб, - авторитетно заявил Василий, ловко уворчаиваясь от толстенного журнала по программированию, который запустил в него Грэг.
«Ох, как ты на этот раз близок к истине!» - грустно подумал Грэг, когда за Василием закрылась
дверь. Вздохнув, орк начал связываться с кристаллом Эльги.
****
Мой кристалл слегка полыхнул голубоватым светом, после чего я увидела хмурое лицо Грэга.
- Эльга, ты обедать идешь?
- Иду, – ответила я, внимательно изучая график.
- Ты не будешь против, если я составлю тебе компанию?
- Нет, конечно.
Через несколько минут мы сидели в кафе напротив нашего офиса и за обе щеки уминали курицу с овощами. Орк был слегка не в себе. Наконец я не выдержала и спросила:
- Грэг, извини, конечно, но вид у тебя какой-то странный. Что-то случилось?
- Ага, случилось – в агентство ваше пришел, поработать ненадолго.
- И что? – я изумленно уставилась на Грэга
- Вот и я думаю: что здесь такого? Эльга, за сегодняшнее утро у нас в кабинете побывали все
девушки агентства, кроме тебя.
Я ухмыльнулась:
30
- Потому что я с тобой познакомилась накануне.
Грэг застонал:
- И ты туда же! Что, тоже будешь спрашивать про дракона, титул и прочую белиберду?
Я искренне расхохоталась:
- Ну, положим, один знакомый дракон у меня уже есть и, боюсь, второго знакомства с этими
милыми существами я не выдержу. Что касается твоей личной жизни, то она меня волнует еще
меньше. - Я положила на стол свой кристалл.- Ты мне расскажи вот что: если вот на этот кристалл
наложить вот это заклинание, - я спроецировала формулу заклинания, – кристалл будет работать
эффективнее?
Грэг заинтересованно наклонился над кристаллом. Неожиданно он изменился в лице.
- Эльга! – он, не отрываясь, смотрел на мой кристалл, - кто-нибудь, кроме тебя и Василия пользовался этим кристаллом?
Я задумалась:
- Нет, вроде бы. – неуверенно ответила я.
- Ты это точно помнишь? Может быть, ты оставляла его без присмотра? – вид у орка был очень
встревоженный.
Внезапно я вспомнила, что показывала кристалл мужу.
- Из посторонних в руках его держал только мой муж, и то совсем недолго.
Грэг странно на меня посмотрел.
- Дай-ка сюда, – он забрал мой кристалл.- Верну завтра. – Возражения не принимаются – твердо сказал он, взглянув на мой возмущенный вид.
В офис мы возвращались молча: я - потому, что надулась на наглого орка, Грэг - потому, что
был чрезвычайно задумчив и слегка рассеян. Когда мы подошли к стоянке перед офисом, я заметила, что к нам направляется гном. При этом Дирк делал вид, что он идет вовсе и не к нам, что
у него просто дневной променад, а нас он увидел совершенно случайно, но очень кстати. Под
мышкой неугомонный гном держал нечто небрежно склеенное скотчем и очень напоминающее
вчерашний «бизнес-план».
- О! – радостно воскликнул он. – Какая встреча!
- Давно не виделись, – буркнула я.
- А я вовсе и не с вами разговариваю, – не глядя на меня, ответил Дирк.
Я повертела головой: кроме нас с Грэгом никого не было.
- Дирк, ты голову давно проверял – уже сам с собой разговариваешь?
Грэг молча наблюдал за нашей перепалкой.
- Я перешел с тобой на «Вы», - важно пояснил Дирк. – И вообще, - уйди, женщина, когда деловые вопросы решаются! – патетично воскликнул гном. Орк усмехнулся, но промолчал. Сегодня
он определенно пользовался успехом и, как оказалось, не только у женщин. Дирк решил не терять времени даром и, подойдя к орку вплотную, доверительно прошептал:
- Есть верный способ обогатиться.
Гном выглядел настолько комично, что Грэг едва сдерживал смех. Дирк покосился на меня и
громко сказал:
- При этой злыдне я говорить не буду.
- Ну, так мы пойдем? – обрадовался Грэг, подхватил меня под локоть и потащил по направлению к офису.
- Стойте!!! – завопил гном, позабыв о конспирации.
Мы ускорили шаг, но Дирк не собирался так просто сдаваться. Он забежал вперед и развернул
перед нами свой бизнес-план. Орк поперхнулся и остановился, по инерции остановилась и я.
- Что это?! – выдохнул орк.
Дирк был горд произведенным эффектом. Он думал, что будущий компаньон сражен наповал
его финансовым гением. От этого орка и требовалось-то всего ничего: жалкая тысчонка золотых.
А деньги у него были: в этом гном готов был поклясться – такие вещи он чуял своим большим
носом за версту.
Глаза Грэга озорно блеснули. Он слегка теребил мочку уха и явно что-то прикидывал.
31
- Знаешь, Дирк, план твой без сомнения, хорош – серьезно сказал орк, стараясь не глядеть на
замусоленный кусок бумаги, которым размахивал перед его носом гном. – Но у меня к тебе есть
другое предложение. Взгляд гнома загорелся алчным пламенем:
- Сколько? – без обиняков спросил Дирк.
- Золотой в день. – спокойно ответил Грэг.
Гном был настолько счастлив, что даже не поинтересовался, за что будут платить такие деньги.
Опомнившись, он подозрительно посмотрел на орка:
- А делать-то шо надо?
- Дело очень простое: приблизительно с обеда и до вечера развлекать даму и потакать всем ее
капризам. – с видом заговорщика Грэг мельком взглянул на меня.
Гном уловил его взгляд. Немой ужас отразился на наших с Дирком лицах одновременно: общество друг друга нас никак не устраивало. Грэг недоуменно посмотрел на меня, перевел взгляд
на Дирка, а потом, видимо догадавшись, о чем мы с гномом думаем, расхохотался.
- Нет, девушка будет другая.
Мы облегченно выдохнули дуэтом. Тут у гнома проснулась совесть и он вспомнил о своих
приятелях:
- Тока эта… - гном замялся. – Товарищ у меня есть – можно его в долю?
- Да пожалуйста, - беспечно махнул рукой Грэг.
- А у нас еще и собачка имеется, - вновь осмелел Дирк.
- Больше никакой живности у тебя нет? – поинтересовался Грэг.
Дирк с энтузиазмом замотал головой из стороны в сторону.
- Пусть будет собачка, - сдался орк. – Только она собак не очень любит. - предупредил Грэг.
Воровато озираясь, со стороны гастронома появился Людвиг. Ему навстречу спешил гоблин с
автостоянки и делал какие-то знаки рукой.
- А вот и мой товарищ… с собачкой, - заявил гном. Он шмыгнул к своим приятелям и через две
минуты все были в курсе, какой приработок они получили.
Мы подошли к этой троице. Дракон начал усиленно делать вид, что мы не знакомы. Он все
время порывался куда-то «по-делам», но гном и гоблин придерживали его с обеих сторон и мешали позорному бегству. Грэг вопросительно приподнял бровь:
- Ну и кто тут у вас собачка?
- Гав, – авторитетно произнес Людвиг. Потом подумал и пару раз вильнул хвостом. На автостоянке заревели машины.
- Понятно. Хороший песик. Ты вот что, собачка, видишь вон ту дивную даму? – орк указал за
угол здания, обращаясь почему-то к дракону. – Твоя задача… - продолжил он, но дракон его уже
не слышал. Он, не отрываясь, смотрел как плавно и непринужденно заходит на посадку белоснежная дракониха с темно-гранатовыми глазами.
Я тоже застыла на месте, совершенно очарованная зрелищем. Никогда раньше мне не доводилось видеть белых драконов. Дракониха была просто прекрасна. Белоснежная чешуя отливала
серебром, причудливый рисунок покрывал ее хвост и лапы и они казались припорошенными
инеем. Темно-гранатовые глаза в обрамлении длинных ресниц были невероятно красивы и
надменно взирали на окружающих. Красота, изящество линий и мощь странно переплетались в
этом удивительном существе. В отличие от Людвига, эта дракониха была действительно оченьочень древней.
Из ступора меня вывел голос Грэга.
- Кэти! – говорил он, обращаясь к драконихе. - Это – Людвиг, Дирк и…- вопросительно посмотрел он на гоблина.
- Антонио. – напыщенно ответил гоблин.
- Они будут развлекать тебя, чтобы ты не скучала. – продолжил Грэг.
«И ненароком не сожгла три квартала со всеми жителями» - мысленно добавил он.
Кэти едва удосужила взглядом неразлучную троицу.
- Не задерживайся долго – я не собираюсь коротать вечер с этими болванами. – сварливо бросила дракониха вслед Грэгу.
Когда мы зашли в здание, орк рассмеялся:
32
- Ребята влипли по полной программе. Знаешь, я сам ее иногда боюсь.
Офис встретил меня дружной тишиной. Мне показалось, что коллеги из числа прекрасных дам
меня игнорируют. Только Веста, мечтательно закатив глаза, спросила:
- Эльга, а ты ведь обедала с Грэгором?
Получив мой утвердительный кивок, Веста томно продолжила:
- А это правда, что у него есть белый дракон?
- Нет, - ответила я.
Веста недоуменно посмотрела на меня.
- Скорее, это у белого дракона есть орк. – пояснила я.
Веста уставилась на меня непонимающим взглядом, но я не стала ей ничего рассказывать.
Настроение почему-то испортилось.
- Как обед? – хмуро спросила Кася, когда я вошла в нашу комнату.
- Вкусно. – разговаривать мне не хотелось.
Через две минуты после моего прихода, в комнату впорхнула одна из наших сотрудниц. Поговорив о том, о сем с Касей, она обратилась ко мне:
- А это правда, что Грэг из старинного и очень древнего рода?
Не знаю почему, но я жутко разозлилась и начала врать, при чем несла откровенный бред.
К вечеру на пороге нашей комнаты появился Грэг.
- Пойдем, поговорим, – коротко бросил он. Орк был взбешен.
Мы вышли на балкон, который находился в конце длинного коридора. Перед нами открывался
прекрасный вид на Нинск.
Вечерело. В домах зажигался свет и казалось, что сотни светлячков затерялись среди разноцветных кленов. Далеко внизу ползла вереница машин: был конец рабочего дня - поток транспорта становился интенсивнее.
Где-то жгли сухие листья и до нас доносился горьковатый запах. Я втянула пряный осенний
воздух, зажмурила глаза. «Эх, оказаться бы сейчас у мамы, за городом», - подумала я. – «выйти в
сад, пошуршать опавшими листьями, вдохнуть напоенный антоновками воздух, сорвать с ветки
яблоко и схрумкать его, пристроившись на крылечке. А утром одеться потеплее и пойти в лес за
грибами. Как же я люблю осенний лес!».
Я мечтательно улыбнулась и непроизвольно поежилась – на балконе было довольно прохладно, а я выскочила в тонкой облегающей водолазке. Грэг покосился на меня, потом молча снял
куртку и набросил мне на плечи. От его куртки замечательно пахло хорошим парфюмом, табаком
и качественно выделанной кожей.
Перегнувшись через ограждение балкона, Грэг несколько минут смотрел на вечерний город,
тоже о чем-то думая, а затем, не оборачиваясь, глухо спросил:
- Зачем ты им наврала что я сын восточного князя?
- Кому? – деланно удивилась я.
- Этим сумасшедшим девицам, которые преследуют меня уже неделю! – взорвался Грэг и резко обернулся.
- Ничего я не врала – просто не стала отрицать, – спокойно ответила я.
- А зачем ты сказала, что на родине у меня гарем?
- Еще чуть-чуть у тебя и здесь гарем появится, – парировала я.
- А для чего ты наврала, что я вступаю на престол, вследствие чего обязан распустить гарем и
жениться, а потому прибыл сюда инкогнито, для поиска жены?
- Чтобы не задавали глупых вопросов, - я начинала заводиться.
- Ну, а кто тебя просил рассказывать о моем огромном состоянии?
- А ты и правда богат? – удивилась я.
- Сын южного князя, содержащий гарем, не может быть бедным, - язвительно ответил Грэг.
- Видишь – ты и сам все знаешь. К чему тогда вопросы задаешь?
Грэг шумно выдохнул:
- Эльга, - вкрадчиво спросил он, - с какой целью ты, направо и налево, рассказываешь о наших
якобы отношениях? Мы знакомы с тобой пару дней, мы всего лишь вместе пообедали и то только потому, что ты мне показалась наиболее адекватным существом, в этом сумасшедшем
33
агентстве. И это вовсе не дает тебе право сплетничать обо мне, – Грэг покраснел от гнева, но
держал себя в руках.
- Что?! – взорвалась я. – Отношения?! Какие отношения?! – Я была в ярости: естественно, что
ничего подобного я никому не говорила и это были досужие вымыслы местных сплетниц, сплетни к вечеру разошлись по всему офису и в итоге достигли ушей Грэга. – Да что ты о себе возомнил? Ты – наглый, самодовольный, невоспитанный, не обремененный интеллектом орк! Да
кого ты можешь заинтересовать, кроме этих малолетних дурочек, которые бросаются на все, что
блестит? Что, отдолжил дракона у богатенького приятеля и ходишь, пыль в глаза наивным идиоткам пускаешь? Да и зачем ты мне нужен? У меня муж знаешь какой? Да ты мизинца его не
стоишь: он самый-самый лучший! И я люблю его, а ты у меня даже симпатии не вызываешь.
Я сорвала куртку и швырнула ее Грэгу. В течение всего монолога орк молчал. От моих слов его
лицо дернулось, словно от боли. Я резко развернулась и выскочила в коридор. Очень хотелось
разреветься, но я не стала показывать своей слабости. На душе было удивительно мерзко. А еще
я не могла простить ему фразу об «адекватном существе» … Вообще-то я была довольно симпатичной девушкой 24 лет…
****
Легко поймав куртку, Грэг бросил ее на перила балкона и свесился вниз с прикуренной сигаретой. «Вот и поговорили!», - с досадой подумал он. А ведь хотел построить разговор совсем подругому, рассказать о том кто она на самом деле, что их связывает. Полночи не спал - обдумывал
как бы потактичнее объяснить сложную ситуацию, в которую они попали волею Судьбы. Однако
все решилось как-то слишком уж просто: орк не подумал, что эта своевольная девица могла
наплевать на древнее проклятие и попросту выскочить замуж за кого-то другого. «Ну и боги с ней
– одной проблемой меньше», - размышлял орк, выпуская дым кольцами.- «Поскольку она замужем, любит своего мужа и вполне счастлива, то знать нашу общую тайну ей вовсе не обязательно». Только почему же так больно задели слова этой взбалмошной вздорной девчонки, которую
он знает всего-то сутки? Жаль, что все так вышло – может она и правда никому ничего не говорила? Орк сделал глубокую затяжку. Все же с ней было приятно общаться: она не смотрела на него
влюбленными глазами, не пыталась охомурить, в конце-концов, с ней было просто, весело и интересно. От того было еще неприятнее осознавать, что Эльга, оказывается, о нем невысокого
мнения. «Да пошла она к шарамыжьей матери!», - выругался про себя орк, щелчком отправляя
окурок в уничтожитель мусора – сегодня они с Василием собирались весело провести время в
компании очаровательных девушек и он решил не забивать себе голову грустными мыслями.
Глава 6. Неприятное открытие
Уже перевалило за полночь. Колдун сидел в своем неприбранном логове и рассеянно поглядывал на кристалл. Делал это он скорее по-привычке: сейчас его мысли были далеки от созерцания событий, происходящих в Мироздании. Его, который вот-вот обретет небывалое
могущество, волновал совершенно низменный вопрос: деньги.
Колдун был вне себя от гнева: из-за какой-то досадной мелочи весь план завоевания Субара
был под угрозой. Оставалось провести последний ритуал, в котором использовался особый,
очень редкий артефакт.
Колдун потер уставшие глаза. Его мозг напряженно работал. Для приобретения артефакта нужна была некоторая сумма. По-сравнению с конечной целью, она не была такой уж
огромной, но даже этой незначительной суммы у него не было. И это сводило его с ума.
Колдун внимательнее всмотрелся в кристалл. Он видел девушку. Видел дракона. Слышал их
разговор. Эти события еще не произошли, но для кристалла не было прошлого, будущего,
настоящего – он видел Вечность и мог рассказать о чем угодно.
Колдун самодовольно улыбнулся – он знал, как добыть деньги.
*******
34
Я не спеша плелась от станции метро по направлению к офису. Уже неделю мы с Грэгом не
общались и почти не разговаривали. На следующий день после нашей ссоры он, молча, положил
кристалл на мой стол и так же, не говоря ни слова, вышел. Я усиленно игнорировала его, а он со
мной был подчеркнуто вежлив и очень холоден.
В нашем практически женском коллективе орк по-прежнему пользовался огромной популярностью. Молодые и незамужние сотрудницы были покорены его умом, широким кругозором,
галантностью, ироничной манерой общения. Слухи о том, что он является единственным
наследником необыкновенно богатого дворянского рода, в глазах поклонниц придавали ему
особый шарм. Сказать о новеньком что-либо наверняка никто не мог – вопреки обычаям орков,
его тело (по-крайней мере, доступные для всеобщего обозрения участки) украшала одна единственная татуировка, которая указывала на принадлежность к роду Хэнингов. Наиболее любопытные, вооружившись словарями, смогли выяснить, что в переводе с орочьего «хэнинг» и есть
«тигр».
От Весты поступили достоверные сведения, что полное имя орка – Грэгор тор Хэнинг. Никто
толком не знал, что обозначает приставка «тор», но кажется это как раз и указывало на наличие
потомственного титула. В общем, по мнению девушек, мужественная внешность, чуть хрипловатый голос и аура таинственности также существенно добавляли Грэгу привлекательности.
Орк смирился с повышенным вниманием к своей особе и делал вид, что ничего не замечает.
Он не отрицал слухи о себе, не реагировал на сплетни, никого не выделял, со всеми общался
легко и непринужденно. При этом Грэг никому и ничего не рассказывал о себе.
Похоже, Василий был давно знаком с Грэгом, но Вася хранил полное молчание о биографии
орка и на все провокации со стороны поклонниц Грэга отвечал в присущей Васе грубоватой манере. В конце-концов от Василия с расспросами отстали. Поскольку с Грэгом меня больше не
замечали, то и мне вопросов об орке не задавали. Только изредка я ловила чей-нибудь косой
взгляд, но честно говоря, плевать я на это хотела.
В народной забаве «жени на себе Грэгора тор Хенинга» участвовали все за исключением Весты
(Джин бдительно следил, чтобы у возлюбленной не оставалось времени даже на мысли о сопернике), Каси («он, конечно хорош собой и во всех смыслах интересный мужчина, но не в моем
вкусе»), Эллы (она не отвлекалась ни на что, кроме работы) и меня (по вполне понятным причинам).
«Наше знакомство закончилось, так толком и не начавшись» - невесело подумала я, подходя к
офису. Не то, чтобы я на что-то надеялась, но мне было очень легко с ним общаться. Казалось,
что я знаю его давным-давно и поэтому мне было чертовски грустно, что все так глупо получилось.
Неожиданный окрик заставил меня вздрогнуть и остановится.
- Стааа-ять! – генеральскому голосу драконихи позавидовал бы любой вояка.
Я обернулась и увидела картину маслом. Картина называлась «Приплыли». Людвиг стоял на
двух лапах: передняя правая и задняя левая висели в воздухе, на морде, направленной в сторону
гастронома, застыло тоскливое выражение.
- Таак! – дракониха прохаживалась перед Людвигом, на задних лапах, заложив передние за
спину. – Непорядочек. Нарушаем. Ну и куда же ты, дорогуша, направился?
- Дык я эта… Пройтись, лапы поразмять… - промямлил Людвиг.
Кэти злорадно хмыкнула.
- Размяться захотелось? Вокруг офиса два круга.
- За что?! – Людвиг был в печали.
- Три.
- Я ж ничего не сделал!
- Четыре. Чего стоишь как истукан – лети давай. Время пошло.
Дракон, решив что пререкаться с Кэти вредно для здоровья, тяжело вздохнул и пошел на
взлет.
- Энергичнее, энергичнее крыльями маши! - вслед ему прокричала дракониха. – Я тут для тебя
еще кое-что придумала.
Людвиг перешел на бреющий полет.
35
- Не поняла! – Кэти огляделась по сторонам. – Где эти чертовы болваны? И за что им Грэг только деньги платит!
Из окна будки осторожно выглянул гоблин. Движение было едва уловимым, но не для драконихи.
- Тотошка! – радостно заорала она, заметив гоблина. – Ко мне!
Гоблин не посмел ослушаться. С обреченным видом он пошел на встречу драконихе, едва переставляя ноги. Дракониха начала копаться в изящной сумочке, которая висела у нее на шее.
- Не то, не то, опять не то, - бурчала она себе под нос. – Во! Нашла!
Подошедший гоблин обескуражено смотрел на набор для вышивания и не мог понять, какое
он, Антонио, отставной бравый вояка и гроза врагов Субара, имеет отношение к этому виду рукоделия. На картинке, которую производитель предлагал вышивальщице, был нарисован милый
котенок с корзинкой ромашек. Дракониха с умилением смотрела на картинку и, по-моему, даже
смахнула слезу.
- Тотоша! – задушевно начала дракониха. – Сегодня мы займемся вышиванием. Я давно хотела
иметь у себя в пещере эту картинку. Она будет чудно смотреться на моей гранитной стенке. Я
повешу ее напротив водопада, - дракониха мечтательно закрыла глаза и в этот момент Антонио
попытался малодушно смыться. Однако Кэти не теряла бдительности: она как бы ненароком поставил мизинец ему на ногу. Гоблин не мог пошевелиться и подвывал от боли.
- Тотоша, не расстраивай меня! – предупредила Кэти и убрала палец с ноги гоблина. – поскольку я вышивать не умею, этим займешься ты. – продолжила дракониха.
Удивление Антонио было таково, что он только смог открывать и закрывать рот, очень напоминая пучеглазую рыбу, попавшую на сушу.
- Я вижу, ты очень доволен. Не стоит благодарности – иди и займись делом, а я так уж и быть
поохраняю тут. Наведу порядок в вашей богодельне. – Кэти с хозяйским видом оглядела стоянку.
– И этому, мелкому передай, чтобы он зашел ко мне, а то шастает не понятно где. – вспомнила
Кэти про гнома.
В это время гном собственной персоной стоял за огромным кленом, умоляюще смотрел на
меня и делал какие-то знаки руками. Я злорадно усмехнулась. Дракониха пока не видела бедолагу. Она повернулась ко мне и приветливо улыбнулась:
- Привет, милашка! – жизнерадостно заорала Кэти.
Не знаю почему, но я ей нравилась и у нас завязалось что-то вроде дружбы. Мы иногда беседовали с белоснежной драконихой, но разговор никогда не заходил о Грэге. Я слегка кивнула в
сторону клена, за которым прятался Дирк. Кэти поняла меня мгновенно.
- А ну выходи, мелкий негодник! – завопила Кэти. – Выходи, хуже будет!
Гном не шевелился и делал вид, что за деревом никого нет. Кэти разозлилась. Она легонько
дохнула огнем в сторону клена. Спустя мгновение от клена осталась только кучка пепла, а перед
нами стоял подкопченный Дирк. Он вытянулся по струнке и с ужасом смотрел на надвигающуюся
дракониху.
Я не стала дожидаться расправы над гномом и вошла в здание.
В офисе практически никого не было, но Кася и Элла уже сидели на местах. Кася буквально лучилась от счастья - она сияла, как начищенный медный чайник.
- Кася! Судя по всему ты, нашла клад, получила нежданное наследство, познакомилась с мужчиной своей мечты и все это сразу, - шутливо заметила я.
- Лучше! На дракона своего управу нашла! – довольно, словно сытая кошка потянулась Кассандра.
Как буд-то в подтверждение ее слов, мимо нашего окна медленно, еле взмахивая крыльями,
пролетал Людвиг.
- Хозяйка! Не могу больше – спаси от произвола! – застонал дракон, задержавшись у
нашего окна.
- Лети, лети, голубок – вестник мира! И не сачкуй, а то Кэтичке все расскажу! – пригрозила
Кася.
Людвиг вздохнул и, буркнув на прощание что-то, очень похожее на: «Предательница»,
тяжело замахал крыльями.
36
Выпив по чашке кофе, мы тут же включились в работу. Делегация из Итайи уже прибыла и
завтра мы должны были передать представителям компании «Выпил-закусил» свою презентацию на рассмотрение. В случае победы, Директор обещал нашей группе неплохие бонусы, а свои
обещания Директор всегда держал. Я работала, не отвлекаясь даже на обед. Один раз мой кристалл полыхнул голубоватым пламенем и на мгновение я увидела лицо Грэга, но видимо он передумал общаться и кристалл погас.
Работа кипела. Мы склеивали презентацию, Джин тут же правил наши слайды, делал какие-то
замечания, давал указания. Наконец он сказал, сладко потягиваясь:
- Ну, что девчонки! Вы свое дело сделали: объявляю вам благодарность – это лучшая презентация, которую я видел за последние три года. Надеюсь, победа будет за нами.
Уходя с работы, я прихватила кристалл с собой, чтобы еще раз просмотреть презентацию и получше подготовиться к встрече. Всю дорогу домой я думала, как выгоднее преподнести информацию потенциальным клиентам, что одеть и т.д. Размышляя о предстоящих переговорах, я
быстро и незаметно добралась домой.
Дверь в квартиру была приоткрыта. Очевидно, муж неплотно закрыл ее, а сквозняк довершил
дело. Я услышала голос Эдгара и передумала входить.
- Да, любимая! – я замерла, вслушиваясь в приятный баритон мужа. – Эльга? Да что ты – она
настолько увлечена работой, что вообще ничего не видит.
В этом Эдгар был не прав: что у него есть любовница я подозревала давно, вот только верить
не хотелось.
- Да, все будет, как мы задумали. Угу. Угу. Да, завтра я переведу деньги с ее счета, да доверенность она у меня не забрала. Угу. Да. Ничего – пусть вкалывает, дураков работа любит. Я? Я тебя
люблю.
«Ах ты, …….!» - подумала я. Несколько лет я копила на собственное жилье и откладывала деньги на счет в одном из гномьих банков. Когда этот счет открывался, я сделала мужу генеральную
доверенность: мы оба мечтали купить домик в бухте Русалочьего моря и жить там вместе долго
и счастливо. В итоге счет пополняла только я. Более того, периодически с него пропадали незначительные суммы, снятые по доверенности, но я не обращала на это внимание. Как оказалось,
зря.
Решив, что услышала достаточно, я спокойно зашла в квартиру. Эдгар расхаживал по комнате,
в руках он держал телефон. Увидев меня, муж что-то неопределенное буркнул. Я не обратила на
него внимание.
Притащив с кухни огромные пакеты, я распахнула створки шкафа. Внутри меня все клокотало
от гнева, от боли мое сердце рвалось на части, но я не стала показывать свои чувства этому мерзавцу.
Вещей у меня было не так уж и много: я запихала их в несколько пакетов. Ехать мне было некуда, но и оставаться здесь я не собиралась.
- Любимая, что ты делаешь? – удивился муж.
Мне стало противно от его лицемерия. Он попытался обнять меня, я резко вывернулась и влепила Эдгару пощечину. Муж отпрянул:
- Дура! – прошипел он, потирая щеку.
Я, не говоря ни слова, отобрала телефон, который Эдгар все еще сжимал в руке. Набирая номер за номером, я выслушивала одно и тоже сообщение автоответчика. Смысл сводился к тому,
что в виду плохой погоды свободных такси нет. Не переставая набирать вызов такси, я вытянула
ящик письменного стола и порылась среди лежащих там документов. Доверенности на пользование моим банковским счетом не было.
- Доверенность! – презрительно глядя на Эдгара потребовала я.
- Какую доверенность? – попробовал увильнуть муж.
- Доверенность на использование средств с моего банковского счета, - четко выговаривая каждое слово произнесла я.
Эдгар скрестил руки на груди и надменно посмотрел на меня.
37
- Ну что ж. Очевидно ты все знаешь. Я готовился к этому целый год. Ты думаешь сейчас, когда
моя мечта совсем близко, я все разрушу из-за какой-то, - Эдгар никак не мог придумать эпитет
поуничижительней.
- Ты - жалкое ничтожество, - мой голос дрожал, от сдерживаемых чувств. – Ты боишься, что
никому ты не нужен. Ты ведь надеешься удержать свою пассию, хоть ненадолго подарками, походами в дорогие кабаки и поездками на курорты. Только работать ты не привык – пусть дураки
работают, а ты – умненький.
Эдгар побелел.
- Какая же ты дура, все-таки! – с ненавистью произнес он.
Мне стало страшно. Он сделал пас рукой и в мою сторону полетел сильнейший сгусток энергии, который должен был меня просто расплющить, размазать по стенке в самом прямом смысле
этого слова. Меня спас кристалл, висящий на шее: он полыхнул таким пламенем, что на секунду я
ослепла. Эдгар, не ожидавший ничего подобного, вскрикнул от резкой боли в глазах. Через
мгновение на нем загорелась рубашка, но на время ослепший и обезумевший от боли мужчина
ничего не мог сделать. Магическое пламя не принесло вреда мужу, однако рубашка сгорела
полностью, а вместе с ней и доверенность, лежащая в кармане.
Я выскочила из квартиры и побежала не разбирая дороги. Меня била крупная дрожь.
Глава 7. Что за интригу плетет орк?
Я бежала через злосчастный пустырь к станции метро. Холодный дождь хлестал меня по щекам и смешивался со слезами. « Похоже, вечерние пробежки под дождем входят у меня в привычку» - со злой иронией подумала я.
Отчаяние, злость и дикая обида буквально разрывали меня на части. Сложно сказать, куда я
направлялась в тот момент. Состояние было такое, что просто хотелось убежать подальше от этого места, которое еще утром было моим семейным очагом. Вокруг не было ни души, я всхлипывала все громче, себя становилось все жальче.
Забежав на станцию, я не сразу заметила молодого мужчину, который стоял ко мне спиной. Я
слегка задела его и он удивленно обернулся. Слова извинения застряли в горле: передо мной
стоял Грэг и встревоженно смотрел на меня.
Я была неописуемо хороша собой: насквозь промокшая, зареванная, по мокрым волосам стекала вода, тушь размазалась, тело сотрясали тщательно, но безуспешно сдерживаемые рыдания.
В тот момент мне больше всего хотелось провалиться сквозь землю. Мгновенно оценив ситуацию, Грэг обнял меня обеими руками, прижал к себе и тихо сказал:
- Успокойся, пожалуйста.
В ответ я разревелась так, что уже не могла сказать ни слова. Я прильнула к его широкой груди,
вдохнула знакомый запах из смеси парфюма, табака и мокрой кожи и почувствовала, себя в полной безопасности. Не знаю откуда у меня была уверенность, что если понадобиться, этот орк порвет толпу колдунов-неудачников, но я точно знала, что с ним мне ничего не страшно. Так долго
сдерживаемые чувства ринулись наружу и вылились в целый поток слез. Грэг это понял и не пытался меня успокоить.
Поезд все никак не приходил, мы стояли на пустынной станции. Орк меня не отпускал, молча
гладил по мокрым волосам и ждал, когда я выплачусь. Наконец, я взяла себя в руки, болееменее успокоилась и все рассказала Грэгу: и про скандал, и про любовницу и про то, что идти
мне, собственно говоря, некуда. Умолчала я только о том, что Эдгар хотел меня убить. Лицо Грэга потемнело:
- Самый лучший, говоришь – подлец он, твой муж, - тихо произнес орк.
Взгляд его упал на безжизненно потускневший кристалл.
- Амулет был активирован? – отрывисто спросил Грэг.
Я непонимающе посмотрела на него зареванными глазами, в черных разводах туши.
- В тот день, когда мы с тобой по… обедали, я обратил внимание, что над твоим кристаллом кто-то хорошенько поработал. Фактически в офис был внедрен шпион. Я обезвредил кри-
38
сталл и на всякий случай наделил его способностью оберегать тебя от некоторых магических
воздействий. – быстро объяснил орк.
Нехотя, я рассказала о нападении Эдгара. Грэг изменился в лице – в его глазах плескался
гнев. Орк был похож на огромную хищную кошку. Забывшись, он сжал руки так, что мне стало
больно.
- Извини, - спохватился он, разжимая объятия. – Есть еще что-то, о чем ты мне не рассказала?
Я молча покачала головой.
Подошел поезд. Грэг взял меня за руку, как маленькую девочку, и повел в вагон. Больше он не
произнес ни слова и о чем-то напряженно думал. Его молчание вполне устраивало меня, потому,
что у меня совсем не было никаких сил разговаривать. Так мы и ехали – в полной тишине, одни в
пустом вагоне.
Когда мы вышли из метро, дождь уже прекратился и пошел мокрый снег. Грэг не выпускал
мою руку из своей. Я не стала спрашивать, куда он меня ведет, как он оказался в метро и где его
машина или в крайнем случае дракон: по-большому счету мне это было безразлично.
От мокрой насквозь одежды я сильно продрогла и теперь меня познабливало. Вскоре мы подошли к красивому особняку, огороженному невысоким кованным заборчиком. Особняк был
двухэтажным и состоял из четырех квартир – по две на каждом этаже. Мы поднялись по лестничному пролету и Грэг открыл дверь.
- Проходи, - пригласил орк, посторонившись и пропуская меня вперед.
В прихожей горел мягкий свет, который не ослеплял и давал возможность осмотреться. Прихожая имела форму прямоугольника. Слева, закрывая всю стену, находился шкаф с огромным,
до пола, зеркалом. Справа – три двери: кухня, ванная, туалет. Напротив входной двери находились гостиная и спальня. Пол в прихожей был вымощен каким-то теплым и очень приятным на
вид камнем кремового оттенка.
Орк быстро помог мне снять мокрое пальто. Он провел меня в гостиную, а сам куда-то исчез.
Через мгновение Грэг вновь появился в комнате. В руках он держал полосатый махровый халат.
По подолу халата вилась вязь из стилизованных тигров.
- Если нужен душ – в прихожую и налево. Быстро переодевайся, а то совсем замерзнешь. –
сказал он, протягивая мне халат.
Спустя полчаса я сидела напротив камина, забравшись в кресло с ногами, смотрела на огонь и
пила горячее вино со специями, которое приготовил Грэг. Он расположился напротив и внимательно смотрел на меня:
- Здесь ты можешь остаться столько, сколько захочешь – тебя никто не побеспокоит. - сказал
Грэг.
- А ты?
- Не волнуйся, это – орк слегка замялся, подбирая слова, - не единственное место, где я могу
жить.
Допив свое вино, Грэг ушел, а я так и осталась сидеть в кресле. Спокойствие и тепло разливались по всему телу. Я как-то заторможено осмотрелась. Гостинная была небольшой, но очень
уютной: шторы, приятного винного оттенка, красиво задрапированы; стены облицованы тем же
кремовым камнем, что и пол, только более светлого оттенка; слева от входа – камин, напольная
ваза; справа – телевизор, книжные полки; у окна – небольшой двухместный диванчик, такого же
оттенка, что и шторы; напротив камина – два кресла и стеклянный столик. Кое-где на стенах висели картины: на одной был изображен старинный замок среди мрачных скал; на другой - потрясающе красивая девушка, чем-то неуловимо похожая на Грэга. Портрет этой же девушки я заметила на каминной полке. «Наверное, это его возлюбленная,» - вяло подумала я. От камина шел
жар. Жар становился все крепче, все нестерпимее. Я настолько устала от сегодняшних событий,
что шевелиться не было сил. Плавно повернув голову, я увидела Кэти. Дракониха демонически
хохотала и кричала мне: «Привет, милашка!». Я удивилась: как она поместилась в гостиную?
Внезапно я заметила, что в кресле, где совсем недавно сидел Грэг, развалился мой муж. Он самодовольно смотрел на меня и презрительно ухмылялся:
- Ты думала для тебя все закончилось? Нет, дорогуша, ты от меня никуда не денешься!
39
- Как ты здесь оказался? Уходи немедленно! Я видеть тебя не могу! – заорала я.
Черты лица Эдгара начали расплываться и я осознала, что передо мной сидит воин, из моего
кошмара. Я дико закричала. Хоровод лиц, кокофония звуков – у меня раскалывалась голова, я не
могла пошевелиться. Пару раз мне казалось, что я вижу встревоженное лицо Грэга, вроде бы
приходила какая-то женщина, но это было где-то там, за гранью сознания.
Очнулась я в незнакомой комнате. За окном была ночь. Я лежала в широкой постели, белье из
итайского шелка приятно холодило кожу. На мне была одета светло-голубая пижама с такой же
каймой из стилизованных тигров, как и на халате.
Я повернула голову: на прикроватном столике стояло какое-то питье и целая батарея бутылочек, пузырьков, скляночек. Рядом с кроватью, на полу сидел Грэг, он спал, положив голову на
руки. Я зашлась в приступе кашля. Орк мгновенно поднял голову.
- Наконец-то ты пришла в себя, - сказал он, вставая с ковра и потирая глаза. – Ты здорово заставила меня поволноваться, – улыбнулся Грэг.
Оказалось, что у меня воспаление легких и несколько дней я валяюсь без сознания. Усугублялось это тем обстоятельством, что заклинание, которым швырнулся Эдгар, все же слегка зацепило меня. На мое счастье, Грэг забыл дать мне ключи от своей квартиры. Орк обнаружил это досадное обстоятельство, уже значительно отъехав от дома. Грэг решил вернуться, а когда вошел в
квартиру, увидел меня, лежащую на полу без сознания.
- Людей я лечить не умею – на вас наши заклинания действуют немного по-другому и не всегда предсказуемо. Поэтому я просто перенес тебя в спальню и вызвал лекаря-человека. В ту ночь
я не решился оставить тебя одну, - рассказывал Грэг, - а утром нанял сиделку.
Гораздо позже, выяснилось, что орк слукавил – если бы он не применил свои магические способности, меня не было бы в живых.
Я посмотрела на свою пижаму и покраснела. Грэг понял мое смущение:
- Тебя переодела сиделка, - спокойно сказал он.
- А где она сейчас? – спросила я.
- У нее какие-то проблемы в семье – сегодня ее не будет.
Несмотря на кашель, беспощадно терзающий меня и дискомфорт в груди, мне было чертовски
здорово находится в уютной комнате, рядом с Грэгом и осознавать, что за последние несколько
лет кто-то думает обо мне и заботится.
С другой стороны, как не крути Грэг был мне вобщем-то посторонним. По-большому счету я
его даже другом назвать не могла: просто хороший орк, который помог мне в трудную минуту. Я
понимала, что он сильно растратился, кроме того я создала ему определенные неудобства. Эти
мысли немного беспокоили меня.
- Ты извини за то, что так вышло, - я натянула одеяло до подбородка. – Ой, Грэг, я представляю
сколько ты потратил на все это… - я смущенно кивнула на столик с лекарствами.
- Для сына восточного князя – это сущие пустяки, - Грэг уселся ко мне на постель и улыбнулся.
- Я поправлюсь и возмещу все расходы, – я не любила оставаться в долгу.
- А то может ко мне в гарем вступишь – для членов гарема лечение бесплатно, - Грэг широко
улыбался. Он был похож на большого проказливого мальчишку: озорные глаза, немного встрепанные короткие волосы, почти полностью растегнутая рубашка навыпуск, потертые кожаные
штаны.
Сильно болела голова. Я закрыла глаза. Мне было неудобно за нашу ссору и хотелось объяснить, что все это - недоразумение.
- Грэг, - тихонько позвала я, открывая глаза. – Я никому и ничего…
Орк грустно улыбнулся и приложил палец к моим губам:
- Помолчи, ладно? Не говори ничего.
Он ласково провел горячей ладонью по моей щеке, потом резко встал с кровати и вышел из
комнаты. У двери орк обернулся и сухо сказал:
- Я буду в соседней комнате – если что-то понадобиться или почувствуешь, что тебе становится
хуже, зови – я сплю очень чутко. Завтра придет сиделка – если что-то надо, попросишь у нее. О
работе не беспокойся – Директора я предупредил о твоей болезни.
Я не хотела, чтобы он уходил, но промолчала.
40
Утром пришла сиделка, а Грэг не появлялся пару дней. Во время моей болезни он часто навещал меня. При встрече казалось, что он искренне рад видеть меня. Мы непринужденно общались, он старался поднять мне настроение, шутил и развлекал, рассказывая различные истории.
В один из приходов Грэг принес новый кристалл и я могла работать и поддерживать связь с коллегами. Постепенно я шла на поправку.
Грэг по-прежнему проявлял заботу и мне это нравилось. Но иногда на орка что-то находило:
по отношению ко мне он вел себя очень сухо и между нами ощущалось какое-то напряжение. Я
не понимала, что происходит. В своих чувствах я тоже не могла разобраться: мне было просто
хорошо рядом с Грэгом.
Я практически выздоровела и впереди меня ждало много дел. Во-первых, нужно было найти
квартиру, так как оставаться и дальше у Грэга я не могла; во-вторых, необходимо забрать свои
вещи из моей съемной квартиры; а в-третьих, подать на развод с Эдгаром.
Кроме того, мы выиграли тендер, через неделю к нам в агентство приезжали представители
фирмы «Выпил-закусил» для переговоров и мое присутствие было обязательно.
Я как раз составляла план своих действий, когда в дверь позвонили. На пороге стоял довольный Грэг, на его щеке красовалась свежая ссадина, а в руках орк держал подозрительно знакомые пакеты.
- Грэг, откуда у тебя мои вещи?! – удивилась я.
Орк поставил пакеты в прихожей и начал снимать куртку.
- Я подумал, что тебе будет неприятно возвращаться в ту квартиру и мы с Кэти сгоняли за твоими шмотками, - невозмутимо ответил Грэг, рассматривая в зеркало ссадину.
- Кто тебя просил? – буркнула я, хотя на самом деле была ему очень благодарна. – А муж… Эдгар был дома?
- Угу, – промычал Грэг набивая рот пирожком, извлеченным из моего пакета.
- И что?
Грэг недоумевающе посмотрел на меня.
- Что он тебе сказал, когда ты забирал мои вещи?
- А – ты про это. Да ничего – магия на меня практически не действует.
Видимо что-то вспомнив, Грэг усмехнулся и потер ссадину. Он заметил мой взгляд и довольный сказал:
- Ему досталось больше. Да, тут Кэти тебе пирожки передала, - орк протянул мне почти пустой
пакет, в котором сиротливо лежал пирожок. – Я угостился немножко.
- Ты уверен, что немножко? – насмешливо спросила я.
- Не придирайся к словам, - ответил орк откуда-то из кухни. - Кофе будешь?
Вскоре мы расположились в гостинной, орк аппетитно уплетал оставшийся пирожок, запивая
его черным кофе. Я слабо представляла себе дракониху, выпекающую пирожки, о чем и сказала
Грэгу. Орк подавился недоеденным хлебобулочным изделием:
- Эльга! Существует очень мало вещей, которые Кэти делает сама! Зачем, если есть кого припахать? Она заявила, что только свежая сдоба вернет здоровье ее лучшей подруге и ласково попросила Дирка с Антонио напечь пирожков. Они не смогли отказать драконихе в этой скромной
просьбе: проверять Кэтины слова «хуже будет» они больше не решались. – рассказал Грэг, помахивая недоеденным пирожком.
Я хохотала от души, представив как Дирк кулинарил под неусыпным оком драконихи.
Уже было совсем поздно, а Грэг все никак не уходил. Честно говоря, я хотела, чтобы он остался, но сказать так и не решилась. Грэг начал собираться и я вышла в прихожую, чтобы проводить
его. Я стояла и смотрела как он одевает куртку, небрежно поднимает кожаный воротник, шарит
по карманам в поисках ключей от машины.
Я хотела взять его за руку и сказать: «Останься, мне очень хорошо с тобой», но боялась неосторожным словом разрушить те хрупкие дружеские отношения, которые у нас намечались.
Внезапно Грэг притянул меня к себе и поцеловал. У меня закружилась голова. Мне хотелось,
чтобы этот поцелуй длился целую вечность. Чтобы время остановилось: были только он и я.
- Извини, - хрипло сказал Грэг. – Я знаю: ты не любишь меня и не хочу, чтобы ты была со мной
только из благодарности, - сбивчиво сказал Грэг.
41
Он поспешно вышел из квартиры.
- Грэг, … - начала я, но он уже был за дверью и быстро спускался по лестнице.
Наверное нужно было догнать его и сказать, что он ошибается, но я ужасно разозлилась: «Шарамыгов орк!» - подумала я. – «Наглый и самоуверенный! Он уверен, что я его не люблю, а что я
чувствую на самом деле, он даже не удосужился узнать!». Потом я вспомнила портрет девушки и
подумала, что ничего не знаю о Грэгоре. Возможно, у него были причины по которым он не хотел
меня услышать. Я была очень благодарна ему за все, что он для меня сделал. Однако я совершенно не хотела навязывать ему свои чувства.
- Грэгор тор Хэнинг! Вы – балбес! – громко сказала я закрытой двери.
Потом повернулась, увидела свое отражение в зеркале и добавила:
- А ты, подруга, не намного умнее его…
Весь следующий день был посвящен поискам квартиры. Мне повезло: через несколько дней я
перевозила свои вещи в небольшую, но чистенькую квартирку рядом с метро. Я написала Грэгу
записку со словами благодарности и оставила на кухонном столе.
Как-то раньше Веста говорила, что Грэг – специалист высочайшего класса по защите магических кристаллов от внешнего воздействия. Он выступал в роли консультанта и не собирался работать у нас, но в последний момент что-то изменило его решение.
Завтра его краткосрочный контракт истекал и я думала, что больше никогда не увижу орка. От
возмещения затрат на мое лечение, питание и т.д. во время болезни, Грэг наотрез отказался и я
не видела возможности переубедить его.
Я вешала шторы в своем новом жилище и думала о том, что завтра начнется другая страница
моей жизни.
В прихожей раздался звонок. Чертыхаясь, я сползла с подоконника и пошла смотреть кого там
на ночь глядя принесло. Я распахнула дверь и увидела огромный букет странного вида. Такое
ощущение, что его подобрали на помойке, слегка ощипали, добавили полузасохшие ветки, цветы с клумбы и принесли мне. За букетом скрывался тот, кого я меньше всего ожидала увидеть.
- Дирк! – удивленно выдохнула я.
«Наверное, опять задумал какую-нибудь пакость», - пронеслось в моей голове.
- Я тут мимо проходил, вот зашел узнать как здоровье, – солидно произнес гном.
- Что – услуги своей подружки-целительницы будешь предлагать? – по привычке огрызнулась
я. – Ну, проходи раз уж зашел. – я посторонилась, пропуская Дирка в квартиру.
Гном уверенно двинулся на кухню, засунув по дороге букет между креплениями настенного
зеркала. Довольный тем, что я его не выставила, Дирк растянулся на кухонном диванчике и снисходительно наблюдал как я ставлю чайник и достаю зеленый чай.
- Как ты мой новый адрес узнал? – спросила я гнома, извлекая из шкафчика чашки (квартира
сдавалась с мебелью и посудой, что меня вполне устраивало).
- Есть деловые контакты, - туманно ответил Дирк.
- Ты может куртку снимешь? – я искоса посмотрела на гостя.
- Не. Мне не жарко.
«Ага, так драпать сподручнее будет» - подумала я.
- Ну и что тебе нужно? – напрямую спросила я, делая маленький глоток чая с жасмином.
Гном попытался обидеться:
- Вот ты всегда обо мне плохо думаешь! Всегда! А я может соскучился по тебе, решил навестить, узнать как у тебя дела, почему на работе давно не появляешься, с драконихой не болтаешь.
Я иронично приподняла бровь. Гном надулся. Когда он допил чай, я спросила:
- Дирк, ты чай допил? Допил. На меня посмотрел? Посмотрел. Тебе больше ничего не нужно?
Нет, сегодня ты удивительно бескорыстен. Ну так и проваливай: чего сидишь – я спать хочу.
- Грубиянка, - Дирк никак не мог решиться приступить к важному для него разговору.
Я, устало вздохнув, облокотилась на кухонный стол и подперла щеку рукой:
- Дирк, - попросила я, - ну говори уж зачем пришел. Обещаю: ругаться не буду - выставлю потихому.
- Эльга! Спаси нас от драконихи! – отчаянно заорал гном.
42
Я от неожиданности подпрыгнула:
- Тоже мне нашел рыцаря печального образа! Это как же я вас спасать буду?
- Узнай ее настоящее имя.
Я изумилась и молча вытаращилась на Дирка.
- Тот, кто знает настоящее имя дракона, имеет над ним неограниченную власть – потому драконы хранят свои настоящие имена в тайне, - с горящими глазами сказал гном. В мечтах он уже
представлял, как Кэти будет безприкословно подчиняться ему и как он отомстит этой ужасной
драконихе за все унижения.
Я расхохоталась, представив, как неразлучная троица отрывается, помыкая драконихой.
- Дирк, а кто вам такой бред сказал? – спросила я, отсмеявшись.
- А вот и не бред, - обиженно засопел под окном знакомый голос.
Я отдернула штору. Перед моим окном (благо теперь я жила на первом этаже) вальяжно сидел
Людвиг.
- Привет! – сказал он.
- Вот Кася обрадуется, когда узнает новый способ управления драконом, - сказала я, поздоровавшись с Людвигом.
- Думаешь, она не знает? – печально спросил дракон. – Знает. Только на меня это не подействует.
- Почему? – удивилась я.
- Потому, что это действует только на истинных драконов, а я выведен искусственным путем, –
голова дракона печально поникла.
Когда он хотел, он мог разговаривать вполне нормально. Внезапно, я поняла, что за своей
бесшабашносью дракон прячет огромный комплекс неполноценности. Мне стало жаль его. Я
протянула руку в открытую форточку и погладила зеленый чешуйчатый бок.
- Людвиг, ты же понимаешь, что в этом деле я вам не помощник, - тихо сказала я.
- Да я говорил Дирку. А он заладил: «Пойдем, пойдем – она девка умная, может сумеет выведать».
Дирк смущенно кашлянул.
- Ребята, а почему вы не откажетесь от этой работы? – спросила я.
И они поведали мне свою печальную историю. Хитрый орк, зная характер своей драконихи,
мало того что заплатил им вперед за год работы, великодушно утроил плату: золотой в день
каждому. Ребята обрадовались, что провернули такое прибыльное дельце и тут же, как выразился дракон: «вложили некоторую сумму в выгодное предприятие». Они «вкладывали» каждый
день и очень обильно, при чем щедро делились привалившим богатством со всеми желающими.
Через неделю «вложений» их капитал полностью сгорел. Надо сказать, все время, пока друзья
«вкладывали» деньги, умная дракониха не показывала свой норов. Зато теперь бедолаги узнали,
почем фунт лиха: не смотря на то, что контракт Грэгора заканчивался завтра, они должны были
развлекать Кэти еще почти год. Ради такого веселья Кэти каждый день специально прилетала на
автостоянку. Чувство сострадания не позволило мне расхохотаться.
- Ребята, извините, но я ничем не смогу вам помочь, - серьезно сказала я.
Гном грустно попрощался и двинулся к выходу. Как ни странно, но в этот раз мы расстались похорошему.
*******
В огромном роскошном зале раздался звон гонга. Эхо пронеслось под высокими потолками и,
ударившись об искусно расписанные фресками стены, рассыпалось сотней колокольчиков. Зазвучала торжественная музыка. С ее первыми аккордами одновременно распахнулись три двери
и зал начал заполняться участниками королевского приема.
Следуя этикету, из двух дверей, навстречу друг другу вышли Маврикий IY под руку с очередной фавориткой и члены итайской деллегации.
Маврикий торжественно шел, гордо поглядывая по сторонам. Ради важных гостей он оделся в
костюм от самого модного и дорогого кутюрье. Место где должна быть талия, шею, каждый па-
43
лец на обеих руках украшали драгоценности. Только боязнь вызвать королевский гнев, не позволяла присутствующим зажать нос: Маврикий щедро полил себя элитным парфюмом.
Рядом с ним вышагивала длинноногая блондинка. Ее соблазнительные формы абсолютно не
скрывало смело декольтированное и очень короткое платье. Она кокетливо стреляла глазками в
сторону главы итайской деллегации.
Пошел уже четвертый год, как Маврикий овдовел. Официальной версией смерти королевы
считался сердечный приступ, но злые языки поговаривали, что дело не обошлось без королевского мага и сильнодействующего яда. Впрочем, языки очень быстро укоротила Тайная стража
короля.
После смерти супруги, Маврикий погоревал несколько дней, а затем, для поднятия настроения
устроил бал, после которого его скорбящая душа нашла утешение в постели страстной красавицы. Фавориток король менял регулярно, а наиболее приглянувшихся, щедро одаривал из королевской казны. В желающих стать королевской любовницей не было отбоя.
Во главе итайской деллегации шел высокий статный вельможа. Длинные черные волосы были
уложены в сложную прическу и закреплены золотым гребнем. Вдоль оливковой щеки вилась
тонкая татуировка. Небольшой нос с горбинкой был слегка крючковат. Раскосые глаза мудро
смотрели на окружающих, а на тонких губах играла слегка презрительная улыбка.
Вельможа был одет в национальный итайский костюм: подол красного удлиненного сюртука
украшала обильная ручная вышивка, черные бархатные брюки плотно облегали мускулистые
ноги итайца и совершенно не сковывали движений, мягкие сапоги из оленьей кожи удобно сидели на ноге. Руку вельможи украшал перстень с огромным карбункулом.
Остальные члены деллегации были одеты скромнее, но их костюмы также являли собой весьма живописное зрелище.
Встретившись на середине зала, Маврикий и глава итайской деллегации пожали руки друг
другу, после чего вместе двинулись вперед, к обильно накрытым столам. За ними, из третьей
двери, начали идти приглашенные на банкет гости. Зал быстро наполнился гулом голосов.
Когда гости расселись за столами, Маврикий произнес приветственную речь. Он долго и нудно
читал по бумажке, а когда он закончил, присутствующие совершенно искренне разразились аплодисментами: все были рады окончанию его выступления.
Итайский вельможа говорил четко, быстро и по существу. Он поблагодарил Маврикия за оказанное гостеприимство и выразил надежду на долгое и продуктивное сотрудничество. После его
речи началось застолье. Выждав отведенные этикетом 45 минут, итайская деллегация в полном
составе удалилась в свои покои.
Веселье в резиденции короля продолжалось до утра и закончилось грандиозным фейерверком, о котором горожане судачили еще полгода.
*******
Предводитель гарвов начинал злиться. Он жаждал боя, он хотел рушить, убивать, крушить все вокруг, а вместо этого предавался пустым формальностям, которые придумали
глупые людишки. Но другого выхода не было: воинов, которые могли прийдти сюда в своем
истином обличье, было слишком мало – они не смогли бы в открытую завоевать этот мир.
Народ гарвов должен был прийдти тайно и поэтому приходилось мириться с планом человеческого колдуна. Завтра наступал решающий день: колдун проведет последний обряд и в
этот мир хлынут продукты и напитки, зараженные Вирусом. Гарвы придут сюда, чтобы
найти новые тела, чтобы вновь обрести жизнь. Народ Предводителя придет, чтобы победить – он в этом не сомневался потому, что гарвы не знали поражений.
Оставалась еще одна формальность: завтра они должны втретиться с людишками, которые будут размещать их послание.
Глава 8. Деловые переговоры с гарвами
Перед выходом из дому, я придирчиво рассмотрела себя в зеркало: новый костюм сидел на
мне отлично, в меру подчеркивая все мои достоинства. Его строгость уравновешивала стильная
44
озорная стрижка. Туфли на каблучке делали ноги еще более стройными. Легкий макияж, хороший маникюр и пару капель эльфийских духов дополняли мой образ. Я осталась довольна своим
внешним видом. У меня намечался трудный день и мне совсем не хотелось отвлекаться на мысли о том, как я выгляжу: я должна быть уверенна, что на все сто.
Слегка волнуясь, но в прекрасном расположении духа я подошла к офису. На автостоянке перед зданием что-то было не так. Что-то было неправильное, в стоящих там машинах. Я подошла
поближе и поняла что: все машины были рассортированы по цвету и расставлены по-размеру в
порядке убывания. По стоянке с довольным видом прохаживалась дракониха. Она снисходительно поглядывала на повалившихся в изнеможении Дирка, Людвига и Антонио и приговаривала:
- А вы ныли: «Мы не сможем перетащить эти машины, мы надорвемся!». Главное, - дракониха
назидательно подняла указательный палец, - мотивация.
С газона, где лежали приятели, раздался дружный стон. «Ох, боюсь я себе представить, чем
мотивировала Кэти, заставляя трех здоровых лбов таскать машины по всей стоянке» - подумала
я, приближаясь к ним.
- Зато посмотрите как красивенько! – не обращая внимания на их стоны, продолжила дракониха. Очередная идея, пришедшая в голову Кэти, озарила ее морду счастливой улыбкой. –
Людвиг, друг мой, - обратилась она к дракону.
Людвиг плотнее прижался к земле, скукожился и стал в два раза меньше: он предпочитал состоять с драконихой в нейтральных отношениях и находится от нее очень-очень далеко. К сожалению, это было не в его силах. Бедолага практически бился в конвульсиях.
Я подошла к честной компании и поздоровалась. На меня с мольбой и надежой возрились три
пары глаз.
- Эльга! Как же я рада тебя видеть! – искренне воскликнула дракониха. – Так, балбесы, пока
свободны: мне нужно поговорить с моей подругой, – сказала Кэти, обращаясь к своим аниматорам. – Но не расслабляться: до вечера еще далеко! – дракониха грозно нахмурила брови и выразительно посмотрела на гастроном.
- Как дела? Что новенького? – спросила я.
- Да так… - Кэти пожала плечом и кивнула в сторону Людвига, - сражаюсь с ними потихоньку.
Вот думаю, когда вернемся с Грэгом домой, книгу напишу про воспитание трудновоспитуемых. А
у тебя, я слышала, кое-какие перемены в жизни произошли? – в свою очередь задала вопрос
дракониха.
- Перемены к лучшему, – усмехнулась я.
- Дааа, знатную трепку мы задали тому перцу! – недобро оскалилась Кэти.
- Квартиру хоть не спалили? – покосилась я на дракониху.
- Нет, - слегка смутилась она. - Я-то, честно сказать, из окна за всем наблюдала: Грэг сам с ним
разговаривал. Но мало этому недоделанному магу не показалось, – довольно улыбнулась Кэти.
Мы помолчали.
- Эльга, у тебя же сегодня важные переговоры! – воскликнула дракониха.
Ее извечная осведомленность меня поражала. Кэти начала с энтузиазмом рыться в своей сумочке. Я давно хотела ее спросить, как в такой маленькой сумочке помещается огромное количество самых невообразимых вещей, но все не подворачивалось случая. Наконец она нашла то,
что искала. Дракониха протянула мне свою огромную лапу и на распахнутой ладни я увидела искусно сделанную подвеску в форме тигра.
- Вот – возьми, – взгляд Кэти был непривычно серьезен. – Этот амулет усилит все твои способности почти вдвое. Кроме того, он защитит тебя от некоторых заклинаний.
Я взяла подвеску и поблагодарила Кэти. Тигр в моей ладони слегка принюхался, привыкая к
новой хозяйке. Уходя, я обернулась. Дракониха провожала меня долгим встревоженным взглядом.
Часы на башне показывали без четверти десять, а в офисе уже царило, непривычное для такого времени, оживление.
45
Всегда манерная и неторопливая Веста, сегодня носилась по офису, как ошпаренная. Забыв
про великосветские манеры, она простым орочьим языком стимулировала работу курьера, Джина, Василия и всех, кто попадался под ее горячую руку.
Оказалось, что забыли купить воду. Побежали за водой.
У Василия что-то не ладилось с демонстрационным кристаллом и он, окутанный облаком табачного дыма, с энтузиазмом изобретал новые глаголы и прилагательные от известных орочьих
ругательств.
Кто-то вспомнил, что проводить переговоры на непокрытом столе – плохая примета. На столе
непременно должно лежать сукно красного цвета. Побежали за сукном. Красного цвета не
нашли, постелили зеленое.
Решили, что на наших стулях гостям сидеть будет не удобно. Побежали на этаж ниже: отдолжать у соседей стулья. Принесли. Расставили. На всех стульев не хватило. Потащили мебель
назад.
Над всем этим возвышался Директор. Он один был тих, сосредоточен и рвался в бой. Ради таких важных переговоров, Директор одел дедовский мундир, передававшийся в семье из поколения в поколение. Мундир отлично сидел на гоблине, правда местами он был побит молью.
Своих орденов, к сожалению, Директор пока не имел и поэтому он нацепил отцовские. Репетируя эффектные позы, гоблин гордо смотрел в зеркало.
Откуда-то с балкона я услышала знакомый хрипловатый голос и мое сердце замерло. Этот голос я бы узнала из тысячи.
Встрепанный, явно не ложившийся спать, Джин бродил по коридору и пугал случайных посетителей фанатично горящими глазами. Он был слегка не в себе, все время что-то бормотал. Увидев меня, Джин радостно затолкал мою тушку к себе в бокс со словами:
- Нужно обсудить кое-какие детали!
Я включилась в общее сумасшествие. Встреча была назначена на одиннадцать и все, кто имел
хоть малейшее отношение к переговорам с компанией «Выпил-закусил», пытались доделать
свои незавершенные дела к этому времени. Остальная же часть сотрудников выступала в группе
поддержки: давала советы по любому поводу, пыталась выяснить мельчайшие подробности о
предстоящей встрече, делилась неизвестной ранее и почерпнутой из конфеденциальных источников информацией. Все были при деле.
Без десяти одиннадцать господин Директор пригласил нас к себе в кабинет, чтобы дать последние указания. Итайская делегация прибыла с удивительной пунктуальностью: когда часы на
башне пробили одиннадцать, переговоры начались.
Слегка повернув голову, я наблюдала, как итайцы заходят в зал переговоров: впереди шел
глава делегации, за ним – шестеро советников.
Мне стало ужасно душно. Я ощущала, как подвеска раскачивается на цепочке: тигр острыми
коготками слегка царапал кожу. Воздух вокруг меня начал сгущаться, превращаясь в белесую пелену. Внезапно я почувствовала необыкновенную легкость. Я словно воспарила над своим телом:
я что-то говорила, здоровалась с нашими гостями, улыбалась и в то же время видела это все со
стороны. Я как бы раздвоилась.
Я посмотрела на главу итайской делегации и в моем горле застыл крик ужаса. Итайский вельможа постепенно таял: исчезали ноги, туловище, руки, голова. На их месте появлялось нечто другое. Нельзя было сказать, человек это или кто-то иной: существо было полностью заковано в
броню из тонкого темного металла. Я, как загипнотизированная, смотрела на это зрелище, провожая взглядом метаморфозы, которые происходили с телом итайца.
Постепенно голова существа проявилась, приобрела четкие очертания и сквозь прорези в
шлеме я увидела желтые немигающие глаза. Я отчетливо ощутила, как между лопаток побежал
холодный пот. Такого кошмара я не испытывала никогда в своей жизни: за столом переговоров
сидел воин, встреченный мною на пустыре. Он равнодушным взглядом скользнул по моей
скромной персоне и отвернулся. Стараясь не привлекать внимания, я посмотрела на его свиту и
от страха вцепилась в столешницу.
С моими коллегами происходило что-то странное: похоже, истинное обличье итайцев видела я
одна. Директор показывал какие-то таблицы, Наис очаровательно улыбалась, Джин красноречи-
46
во обосновывал выбор средств массовой информации – все было как всегда. В моей голове
мелькнула мысль: «Наверное, я схожу с ума!». Деревянными губами я провела свою часть переговоров и даже пару раз натянуто улыбнулась. Воин откровенно скучал, но при этом солидно обсуждал скидки, объемы и т.д. Переговоры длились недолго: итайский вельможа соглашался со
всеми предложениями, а его советники не проронили ни слова. У меня сложилось впечатление,
что им было абсолютно все равно, на каких условиях разместят их рекламные материалы.
После окончания переговоров в офисе поднялась кутерьма. Когда итайские партнеры отбыли в
королевский дворец, все бросились поздравлять друг друга: такого выгодного контракта «Шпроты в масле» не заключали никогда, хотя в рекламном мире считались крупным и преуспевающим агентством. Я воспользовалась всеобщей неразберихой и потихоньку выскользнула в коридор. Во всем теле ощущалась сильная слабость, очень кружилась голова. Кое-как добравшись до
своей комнаты, я обессилено рухнула за стол.
- С тобой все в порядке?
Я подняла голову. Надо мной возвышался Грэг, с тревогой всматриваясь в мое осунувшееся
лицо.
- Да, все нормально, - ответила я.
- Выпей-ка воды, – Грэг налил в стакан бутилированную воду и протянул мне.
Я сделала несколько глотков. Мне полегчало.
- Грэг, я наверное, схожу с ума, - сказала я.
Орк сел на Касин стол и недоуменно посмотрел на меня:
- Что заставляет тебя так думать? – спросил он.
И тогда я ему все рассказала: начиная с первого видения на пустыре и заканчивая сегодняшним кошмаром. По мере моего рассказа, Грэг становился все более мрачным. Он подошел ко
мне, положил на стол свой кристалл и попросил:
- Возьми, пожалуйста, его в руки, а потом представь себе то существо, которое ты видела.
Прикрыв глаза, я положила на ладошку золотистый кристалл. Моя память услужливо нарисовала высокую мощную фигуру в черных доспехах, нечеловеческие глаза, потом я вспомнила свои
ощущения и вздрогнула от ужаса – видение исчезло.
Когда я открыла глаза, напротив меня стоял взволнованный Грэг.
- Кажется, я что-то такое читал в семейных хрониках. В любом случае нужно действовать нельзя медлить ни минуты.
Грэг не успел закончить: дверь распахнулась со страшным грохотом и к нам в комнату ввалился Василии. На орке не было лица:
- Главный кристалл похищен! – простонал он.
Грэг взревел. Разворачиваясь в воздухе, он одним прыжком выскочил в коридор и помчался
на место преступления.
Как это не кощунственно звучит, я сразу же ощутила прилив сил: мы наперегонки с Василием
побежали в его ограбленный кабинет. На бегу орк прохрипел:
- О похищении никто кроме Директора не знает, поэтому все должно остаться в тайне.
Больше всего кабинет Василия напоминал свалку. Пол кабинета был густо уставлен какими-то
предметами неизвестного происхождения и совсем уж непонятного назначения. Пройти в этом
лабиринте можно было только боком и при этом не факт, что вы что-либо не заденете или обо
что-либо не споткнетесь. Стены украшали длинные полки почти до потолка, щедро забитые всяким хламом. Но справедливости ради, нужно сказать, что орк прекрасно ориентировался среди
этих предметов и постепенно находил применение практически всему, что у него хранилось.
В центре этого безобразия находился Васин стол, на котором царил относительный порядок.
Рядом со столом валялся открытый серебряный ларец. Ларец был пуст. Возле него на корточках
сидел Грэг. Он водил ладонями над ларцом, совсем по-звериному принюхивался, делал какие-то
пассы руками. Грэг даже не обернулся, когда мы вошли и затворили дверь.
- Кристалл не пострадал, – задумчиво сказал Грэг, – охранное заклинание аккуратно дезактивировали. Кстати, твой магический контур на двери также сняли довольно профессионально. Где
ваш маг? – спросил он, обращаясь к Василию.
- Он неделю как в отпуске и по-моему, отдыхает где-то за пределами Субара, - ответил Вася.
47
- Нужно срочно связаться с ним.
- Я уже попросил Весту, - сказал Вася. – Пойду, узнаю что слышно.
Вернулся он очень быстро и был совершенно растерян.
- Грэг, только что позвонили в приемную Директора: наш штатный маг найден в своей субарской квартире мертвым.
- Я ожидал чего-то подобного, - мрачно сказал Грэг.
После этого он отправился к Директору. Вася плюхнулся за свой стол. На него было больно
смотреть: он сидел, обхватив голову руками, раскачивался из стороны в сторону, горестно вздыхал и изредка вырывал волосы из своей густой шевелюры.
Я уселась на излюбленное место – подоконник и тупо уставилась в окно. Мысли смешались и
теперь толпой бегали по обоим полушариям: когда в левом их было много, в правом - совершенно пусто… Нужно было что-то делать, но вот что? Очевидно, похищение кристалла и мои видения были как-то связаны, но как? Еще один вопрос не давал мне покоя: почему воинов видела
только я? Холодок прокрался в мою душу: а если встреча на пустыре была реальностью? «Ну, где
же Грэг?» - подумала я. Рядом с ним даже в такой ситуации я чувствовала себя гораздо увереннее. Я посмотрела на Василия и решила, что его нужно как-то отвлечь. И тогда я ляпнула первое,
что пришло мне на ум:
- Вась, а почему у Грэга такое странное имя с приставкой «тор»?
Вася ошалело глянул на меня и отмахнулся:
- «Тор» - это титул.
Я непонимающе посмотрела на Василия:
- Какой титул?
- Да отвяжись ты от меня, – рявкнул орк, но все же раздраженно пояснил: - «Тор» - это «Вождь
всех вождей». У нас множество племен, во главе каждого из которых стоит вождь. Ну, а тот, кто
носит титул «тор» - самый главный вождь, которому подчиняются все остальные, при чем слушаются его бесприкословно. - Василий покосился на меня. – Титул переходит к старшему сыну, а
Грэг – был единственным наследником.
- А… Э… , - мне хотелось задать массу вопросов, но я никак не могла решить, какой же из них
станет первым.
Вася тяжело вздохнул – он понял, что я не только не отстану, но запросто учиню допрос с пристрастием, а потому продолжил добровольно:
- Мы, орки, стали оседлыми буквально пару столетий назад. В период расцвета Оркостана,
племена орков кочевали не только по Приграничью – наши предки доходили вплоть до Белой
пустыни, а Тимних тор Хэнинг, один из сыновей Дориана, смог пересечь ее, чем мы очень гордимся – никто больше не сумел повторить его маршрут.
- Но, у вас же, вроде бы, даже древние города есть - Торуньг, например, - у меня явно наблюдались пробелы в знаниях по истории орков.
Орк страдальчески закатил глаза, но разговор не прервал:
- Есть. И это родовой замок Грэга, в котором хранятся все сокровища орков, начиная с уникального архива, заканчивая драгоценностями и магическитми артефактами. Но, давай, об этом
ты спросишь у Грэга? – вкрадчиво предложил Вася.
Я так удивленно хлопала глазами, что орк слегка улыбнулся:
- Эльга, ну ты ….! Уже все девки агентства в курсе и толпами тут шастают – для одной тебя новость!
Я обиделась и, надувшись, отвернулась. Спустя пять минут вернулся Грэг. Он умолчал, о чем
разговаривал с Директором, но после его прихода по кабинетам прошлась Веста и сообщила сотрудникам, что в связи с подписанием очень выгодного контракта, Директор объявляет внеочередные каникулы и поэтому главный кристалл будет на технической профилактике. Сотрудники
могли приходить по свободному графику, новые проекты были приостановлены, остальная работа сводилась только к размещению рекламы в средствах массовой информации и ее мониторингу. Что касается меня, то я была официально отправлена в командировку.
Грэг подвез меня домой и дал мне на сборы 15 минут. Уже через час мы вылетали в родовой
замок Грэгора - Торуньг.
48
*******
Она не подвела: в дрожащих руках Колдун держал артефакт. Сегодня должен свершиться
последний обряд и тогда здесь, в ангаре, будет открыт мощнейший телепорт, который позволит войску гарвов вторгнуться в этот мир .
Колдун осмотрелся. Огромный ангар, в котором он находился, был пуст. Эхо шагов уносилось далеко вверх – к высоким металлическим сводам. Колдун встал в центр строения и
очертил круг, в середину которого положил кристалл. На какое-то мгновение мужчина закрыл глаза, затем, нервно сглотнув, принялся читать заклинания.
Сначала ничего не происходило, затем от кристалла начало исходить легкое свечение, которое постепенно становилось все ярче. Спустя несколько минут кристалл светился
настолько ярко, что на него было невозможно смотреть.
Внезапно по ангару пронесся порыв ветра. Неожиданно все стихло, кристалл практически
погас. Колдун испугался: он решил, что потерпел неудачу. Он догадывался, чем ему это грозит: смерть – это самое малое, чем наказал бы его Предводитель гарвов. Когда Колдун уже
совсем отчаялся, в полной тишине послышался легкий свист и ангар начал заполняться
огромными коробками с продуктами и напитками.
Колдун ликовал: все получилось – он сумел открыть телепорты и впустить в свой мир
смертельный Вирус. Колдун прохаживался по ангару, смотрел на тысячи упаковок с соком, печеньем, макаронами и слезы умиления наворачивались на его глаза. Он гладил картонные бока
коробок, он целовал хрустящий целлофан и грезил о своем могуществе.
Оставались сущие пустяки: в течение месяца на всех каналах Субара будет идти реклама
продукции «Выпил-закусил». С рекламными роликами он работал лично: они были полностью
подготовлены для зомбирования телезрителей. После того, как потенциальный покупатель
увидит эти ролики семь раз, он обязательно купит продукцию фирмы «Выпил-закусил». Им
овладеет такое вожделение, что продукт он съест один, втайне от всех и станет носителем гарва – Колдун был уверен в этом: он хорошо потрудился над рекламой итайской компании.
Колдун был счастлив: нужно подождать совсем чуть-чуть и этот мир перестанет существовать. Появиться новый мир и Повелителем в нем станет он, великий и ужасный Колдун.
Часть вторая. Вторжение.
Глава 1. Авиакатастрофа – участники все те же
В Торуньг мы летели небольшой, но очень душевной компанией. Впереди величаво выступала
Кэти. Она с чувством собственного достоинства элегантно махала крыльями и была на редкость
благодушно настроена. Изредка она поворачивала свою изящную голову,чтобы с поистине материнской теплотой посмотреть на Людвига, который еле-еле плелся вслед за нею. Под ее взглядом дракон изображал бурную деятельность: суетливо махал крыльями, рулил хвостом, а от
усердия через ноздри выпускал облачка пара. Но стоило Кэти отвернуться, как энтузиазм покидал Людвига и он с самым понурым видом тянулся за драконихой. На спине Людвига печально
сидели Дирк и Антонио. От их сгорбленных фигур веяло таким трагизмом, что сердце сжималось
на них глядя.
Когда Грэг объявил драконихе, что они срочно вылетают в Торуньг, Кэти безапелляционно заявила, что без своих друзей она даже с места не двинется. Очевидно, она считала, что троица
будет польщена повышением до ранга друзей, но их кислый вид говорил совсем о другом.
Услышав, что Кэти улетает, они рванули было запасаться носовыми платками, цветами, гном готовил прощальную речь. Каждый из них представлял, как они будут махать драконихе вслед, пока их тиран не превратится в маленькую безобидную точку. Потом они отметят ее отбытие хорошим обедом, затем пополдникают за ее прибытие в Торуньг («Грамм по сто», - подумал гоблин),
а после с размахом поужинают за то, чтобы она больше не возвращалась никогда. Голос Кэти
жестоко вырвал их из страны грез и с размаху припечатал о действительность:
49
- Грэг, ты меня знаешь: или они летят со мной, или будешь сутки добираться на машине, - тон
драконихи не предвещал ничего хорошего.
Гном, гоблин и дракон с собачьей преданностью уставились на орка: от его слов зависела
судьба страдальцев. Но орк не обратил внимания на такие тонкости - его мысли были очень далеко и он равнодушно махнул рукой:
- Делай что хочешь, через час мы должны вылететь.
Горестный стон вырвался из трех глоток – как же они проклинали тот день, когда согласились
развлекать Кэти. Предвкушая предстоящие развлечения в Торуньге, дракониха счастливо улыбалась. Она достала хрустальное зеркальце в золотой оправе и, глядя в него, начала прихорашиваться. Вдруг Людвиг просиял:
- Госпожа дракониха! Уважаемая Кэти! – голос дракона был нежен и сладок.
Кэти насторожилась и посмотрела поверх зеркала на Людвига.
- Видите ли, у меня есть хозяйка – она мне не разрешит лететь с вами в Торуньг, - Людвиг победно посмотрел на своих компаньонов. Их лица почернели от зависти.
- Ну, это не проблема! Не волнуйся, дракоша, я все устрою, - усмехнулась Кэти. – А вон, кстати,
и твоя хозяйка идет, – кивнула она в сторону Кассандры, возвращавшейся в офис.
Разговор драконихи с Кассандрой был краток. После взаимных приветствий и комплиментов,
Кэти сказала:
- Касенька, у меня к тебе есть очень, очень личная просьба. Я сегодня лечу домой, но ты же
понимаешь – это неприлично молодой и незамужней даме, - дракониха кокетливо хихикнула, лететь одной. Мне так не хватает крепкого мужского плеча, - Кэти стерла скупую слезу. – Не могла бы ты отпустить со мной своего дракона? Я понимаю – тебе его будет очень не хватать, но
может ты найдешь возможность какое-то время обойтись без него? – гранатовые глаза умоляюще смотрели на Касю.
По-правде говоря, Кася была рада-радешенька избавиться от дракона. Людвиг достался Касе
по наследству от дедушки и она совершенно не знала, что с ним делать. С одной стороны, она
привыкла к нему, но сдругой – он доставлял ей массу хлопот. Надо ли говорить, что Кася тут же
согласилась с предложением драконихи. Гном на пару с гоблином злорадно захихикали.
Пока мы собирались в дорогу, Грэг дал указания Василию и успел встретиться с кем-то из высоких чинов Тайной стражи короля: кристалл искали по-высшему разряду. Мы же должны были
узнать, что за существа скрываются под обликом итайской деллегации. Возможно, это знание
поможет нам оценить масштаб угрозы и даже подскажет пути борьбы с ней. Собственно, для этого мы и летели в родовой замок орка – библиотека Торуньга содержала десятки тысяч ценнейших фолиантов.
Часы на башне пробили три раза и мы пошли на взлет. Удобно устроившись на могучей спине
драконихи, я слушала рассказ Грэга о Торуньге.
Торуньг располагается на севере Субара. Изначально это было небольшое поселение оседлых
орков. Постепенно поселок разросся, там начали селиться люди, гномы, представители других
рас. На западе Торуньг граничил с Русалочьим морем, на севере – с дикой степью. Когда в
окрестностях Торуньга построили замок, он получил то же название, что и поселение. Во время
войн, пожаров, эпидемий жители Торуньга искали защиты в замке. Замок был настолько хорошо
укреплен, что скорее походил на крепость. Он располагался на одной из скал в бухте Белого моря. Торуньг был своего рода государством в государстве: Маврикий, как и его предшественники,
соблюдал нейтралитет по отношению к владельцам замка. Формально Хэнинги были его поданными, но на деле они были абсолютно независимы от субарской короны. Торуньг был северным
форпостом Субара и не раз спасал его жителей от нашествия диких племен и недружелюбных
соседей. Короля это вполне устраивало – тем более торуньгским воинам не нужно было платить
жалование и тратиться на их содержание.
Кэти, прислушиваясь к рассказу Грэга, важно кивала головой в знак согласия с ним.
- Грэг, то есть, если я правильно понимаю, в основном ты живешь в замке? - спросила я.
- Большую часть времени, – ответил орк. – Работать я могу и дома.
- А что привело тебя в Нинск? – не унималась я.
50
- Мы с Василием – очень давно знакомы, а если честно – то мы с ним дальние родственники.
Когда в агентстве начались проблемы с «сеткой» Вася заподозрил неладное и обратился ко мне.
Стандартные методы устранения неполадок не помогли и тогда я решил осмотреться на месте.
То, что я увидел, меня очень насторожило.
- И поэтому ты решил остаться и пару месяцев поработать у нас?
- Угу. Я шел к Васе и ошибся дверью. Выскочившая из этой двери леди сразила меня наповал
своим словарным запасом – я понял, что в орочьем языке есть масса незнакомых мне слов. Я
был вынужден остаться и пополнить свой лексикон, – орк откровенно издевался.
Я покраснела, вспомнив наше знакомство. «Как же я тебя ненавижу!» - подумала я. – «Вечно
ты все испортишь!». Следующие полтора часа мы летели молча. Грэг изредка поглядывал на меня и гнусно ухмылялся.
Лететь с Кэти было одно удовольствие: плавно, аккуратно мы стремительно продвигались на
север Субара. Далеко внизу пробегали ленточки рек, зеленоватыми плошками лежали озера.
Крошечные человечки спешили по своим делам, куда-то ехали игрушечные автомобильчики – с
высоты драконьего полета на земле все выглядело как-то не по-настоящему.
По мере приближения к Торуньгу, городов становилось все меньше. Постепенно расстояние
между населенными пунктами увеличивалось все больше: северные районы Субара были мало
заселены и пользовались дурной славой.
Я потихоньку задремала, убаюканная тихим шелестом крыльев. Неожиданно мы услышали
дикие крики:
- Помогите! Спасите! Камикадзе! Дайте я сойду! Я не хочу умираааать – я еще так молод!!!!! –
судорожно вцепившись в дракона, гном с гоблином орали на два голоса.
Кэти заложила такой крутой вираж, что Грэг выругался сквозь стиснутые зубы, а я непроизвольно ухватилась за него. С криком: «Наших бьют!» дракониха пошла на таран. Ее целью был
маленький, тщедушный почтовый дракончик. Последним, что он успел увидеть стало разъяренное белоснежное чудовище с пылающими глазами – от ужаса он перестал махать крыльями и
рухнул прямо в сарай зажиточного крестьянина.
Дракончик тихонько подвывал от ужаса: сегодня был его первый рабочий день. Все утро он
торжественно начищал медную бляху почтальона, паковал корреспонденцию, а затем торжественно взмыл в воздух. И надо же случиться такому происшествию… Письма, газеты и срочные
телеграммы кружились в воздухе. Истошно орали розовые упитанные хрюшки, разбегаясь из
разрушенного сарая. А на незадачливого почтальона грозно надвигалось белоснежное страшилище. Дракончик зажмурился и помотал головой – он надеялся, что видение исчезнет, но не тутто было: видение выпустило струйку огня и злобно клацнуло челюстями:
- Ты зачем моих друзей обижаешь? – злобно прошипело видение.
Возле сарайчика появилось новое действующее лицо: на просторное крестьянское подворье
приземлился Людвиг. С него тут же сползли зеленоватые Дирк с Антонио и наперегонки кинулись к ближайшим кустикам.
- К-к-кэт-т-ти! Я т-т-тебе в-в-все обб-б-бъясню! – дракон заикался от страха, но проснувшаяся
совесть не позволяла подставить ни в чем не повинного почтальона. – Я п-просто сб-б-бился с-с-с
курса и чуть б-б-было не врезался в-в него, – дракон мотнул головой в сторону остатков сараюшки, на которой гордо восседал почтальон. – А эт-ти идиоты, - Людвиг злобно сверкнул глазами в
сторону своих товарищей, - все испортили, то есть я хотел сказать, испугались. Ну, и орать стали,
а тут ты подоспела. Спасибо тебе, спасительница! – дракон бухнулся Кэти в лапы.
Со стороны капустного поля к нам бежала толпа мужиков с вилами. Они стремительно приближались и вид у них был очень неприветливый.
- Надо драпать, драпать надо, - тихо заныл Людвиг.
Грэг тяжело вздохнул и отправился с дипломатической миссией к разъяренным местным жителям. Переговоры длились недолго: в карманы хозяина пострадавшей собственности перекочевало столько полновесного золота, что для свинюшек можно было построить дворец с сауной
и джакузи.
Остаток пути прошел без приключений. Людвиг, терзаемый угрызениями совести, перестал
халявить и бодро летел за Кэти. Гном и гоблин, которые ни в какую не хотели лететь с драконом,
51
согласились занять свои места только после того, как Грэг гарантировал им полную безопасность
полета, пообещав в случае чего выплатить компенсацию. Кэти была рассерженна и ни с кем не
разговаривала.
Позже, уже в замке, Дирк рассказал мне свою версию произошедших событий. Всю дорогу от
Нинска друзья пытались что-нибудь придумать, чтобы не лететь с драконихой как выразился
Дирк: «в ее логово». Но ничего путного не приходило в их бестолковые головы. Уже прошло полтора часа пути, а плана все не было. Размышляя о превратностях судьбы, Дирк вздремнул. Гоблин, никогда ранее не летавший на драконах, с восторгом озирался по сторонам. Людвиг мрачно махал крыльями, как вдруг на горизонте появилась неясная фигура. По мере приближения,
она становилась все более четкой. Вскоре Людвиг мог рассмотреть небольшого почтового дракончика. План спасения созрел моментально. Фантазия рисовала дракону одну картину краше
другой: вот он лежит, слегка перебинтованный в своей норе, а к нему идут толпы посетителей. А
вот заголовки завтрашних газет: «Авиакатастрофа в небе Субара!», «Сенсация! Такого не было за
всю историю Субара: в небе столкнулись два дракона!», «Тайна субарского происшествия!». А
потом его покажут по телевизору! А вот он в знаменитом ток-шоу! Он заработает кучу денег и
ему не нужно будет развлекать эту противную дракониху. Тогда он подкатит к ней и скажет: «Эй,
крошка…». Домечтать Людвиг не успел: почтальон быстро приближался и нужно было срочно
что-то делать. Людвиг стиснул зубы и со всей дури попер на дракончика.
- Людвиг, там дракон! Эй, дурень, мы же врежемся! – попробовал его увещевать Антонио, но
Людвиг упорно летел прямо на дракона.
Почтальон пытался увильнуть в сторону, подняться повыше, опуститься пониже, но упрямый
Людвиг настигал его везде. От криков гоблина проснулся Дирк и теперь они орали на два голоса.
Крики о помощи услышала Кэти, которая, резко развернувшись, пошла наперерез почтальону.
Что было дальше, вы уже знаете.
Через два часа наш полет закончился. Под нами выросли высокие гранитные стены замка.
Сделав круг над смотровой башней, Кэти пошла на посадку. Грэг спрыгнул на землю и помог спуститься мне. Я огляделась вокруг и замерла в восхищении.
Глава 2. Кое-что из истории вопроса
Замок был необычайно красив. В плане Торуньг был прямоугольником, который по углам венчался высокими круглыми башнями. Замок состоял из нескольких уровней: первый – двухэтажный, второй – четыре этажа, третий – шесть. Вдоль каждого уровня тянулся ряд полукруглых башенок. Третий уровень венчался круглой башней с крышей из горного хрусталя (позже, я узнала,
что там располагался зимний сад). Замок был построен из разноцветного полированного гранита: красный, зеленый, черный – плиты были пригнаны настолько искусно, что невозможно было
разглядеть ни одного шва. Оконные рамы, балконы, калитки были выкованы гномьими мастерами и придавали замку особую ажурность.
Здание находилось в центре огромного, огороженного высокими крепостными стенами участка. Перед замком, на всю его ширину, располагался вымощенный бурой и малахитовой плиткой
двор. По бокам был разбит ухоженный парк с экзотическими растениями. За замком стояли хозяйственные постройки, домики челяди (тех, кто не захотел жить в самом замке) и роскошный
фруктовый сад.
Замок был построен среди скал, в бухте Ьелого моря и органично вписывался в окружающий
пейзаж, оживляя мрачные скалы, поросшие редким сосновым лесом. Я сразу же узнала замок –
его изображение я видела в квартире Грэга.
Мы стояли на вымощенном плиткой дворе и ждали Людвига. Против своего обыкновения он
не плюхнулся на землю, а аккуратно приземлился рядом с Кэти и робко посмотрел на нее. Кэти
не обращала внимания на дракона: она была счастлива, что вернулась домой.
Улыбнувшись, Грэг приветственно помахал рукой. Это стало сигналом – к нему ринулась целая
толпа орков, до этого стоявшая поодаль и нетерпеливо ожидавшая, когда вождь поздоровается.
Орки окружили Грэга плотной стеной, оттеснив Людвига, Дирка и Антонио. Мне тоже хотелось
52
затеряться в толпе, но Грэг крепко держал меня за руку. Я немного стушевалась: сотни глаз с любопытством смотрели на меня. Стоял невообразимый шум: каждый хотел поздороваться с Грэгом лично, что-то рассказать, о чем-то спросить. Пообщавшись с орками минут пятнадцать, Грэг
начал озираться, пытаясь отыскать дракона, гнома и гоблина, но сделать это было не так-то просто. Тогда он слегка повысил голос и во дворе стало тихо:
- Эльга – моя гостья, – представил меня орк. – Прошу сделать ее пребывание в замке максимально комфортным.
Наконец, толпа расступилась и мы отправились в замок. Интерьер замка был выдержан в едином стиле: ничего вычурного, все очень комфортно и функционально.
Грэг лично показал мою комнату. Она находилась на шестом этаже, рядом располагались комнаты Антонио и Дирка. Для Людвига был подготовлен роскошный грот неподалеку от апартаментов Кэти.
Точнее говоря, мне отвели две комнаты, соединенные между собой аркой. Первая представляла из себя что-то вроде гостиной. Посередине этой комнаты, на паркетном полу лежал круглый
ковер без ворса. На нем стояли два уютных плетеных кресла с ворохом льняных подушек. Перед
креслами располагался небольшой плетеный столик, на стене – телевизор. Напротив входа находилось огромное окно, как бы утопленное в широкую нишу. Оно было декорировано золотистой
органзой, которая совершенно не мешала любоваться роскошным видом из окна. Справа от окна
– камин. В углу, в фарфоровом сосуде итайской работы, росло декоративное дерево с широкими
буроватыми листьями.
На противоположной стене находилась арка, которая вела в спальню. Я заглянула в арку: пол
устелен пушистым бежевым ковром, огромная кровать застелена мягким покрывалом с орнаментом из стилизованных тигров. По обеим сторонам от кровати в стене сделаны ниши. На одной стоит стилизованная под старину лампа, на другой – круглый кувшин из необожженной глины. В кувшине я увидела букет из желтых тюльпанов и темно-синих ирисов. Мне стало очень
приятно: пусть и случайно, но кто-то угадал мои любимые цветы.
Я вернулась в гостиную: меня заинтересовала лестница, ведущая из комнаты, куда-то наружу.
Держась за перила, я поднялась по ажурной деревянной лесенке и толкнула дверь. Когда я вышла наружу, то просто ахнула: из моей комнаты можно было выйти прямиком в зимний сад. Я с
восторгом шла среди роскошной зелени и мне казалось, что я попала в прекрасную сказку. Сад
был просто огромен: кое где я видела беседки, местами стояли изящные скамеечки, кое-где шумели небольшие водопады, а в одном месте я заприметила самый настоящий кованный мостик.
Когда я добрела до пруда с цветущими лилиями, я решила что за день весь сад все равно мне не
осмотреть и повернула назад.
Вернувшись в гостиную, я услышала стук в дверь. На пороге стоял Грэг.
- Как ты устроилась? – спросил он.
- Мне здесь очень нравится, - искренне ответила я.
Грэг довольно улыбнулся. Орк пришел пригласить меня на ужин, но сегодня у меня не было
желания ужинать в большой компании. Тогда Грэг пообещал распорядиться, чтобы еду мне принесли в комнату. Я забралась с ногами в уютное кресло и смотрела, как он разводит огонь в камине. За окном стало совсем темно. Где-то внизу шумело море, сквозь рваные клочья туч мелькала луна. Огонь, весело потрескивая, начал разгораться и Грэг отошел к окну. Он стоял, опираясь обеими ладонями на нишу, чуть нахмурившись смотрел на луну и о чем-то напряженно размышлял.
- Через несколько дней полнолуние, - задумчиво произнес орк, оборачиваясь.
Мои мысли были довольно далеко и я лишь рассеянно кивнула:
- И что с того?
Грэг оценивающе посмотрел на меня и очевидно, сделав какой-то вывод, пояснил:
- В полнолуние я могу созвать Совет теней и задать предкам кое-какие вопросы. Возможно,
они смогут указать нам путь по которому следует идти, подскажут с чем нам довелось столкнуться.
- Грэг, - попросила я, - расскажи мне все с самого начала – про замок, про себя, про своих
предков. Что ты собираешься предпринять?
53
Орк нахмурился и чуть заметно вздохнул:
- Ну, да – ты же ничего не знаешь. Придется начать издалека. Как ты уже поняла, я владелец
этого замка. Много столетий назад мои предки столкнулись со страшной напастью. Семейные
хроники довольно туманно говорят о том, что это было. Есть какие-то ссылки и указания на более
подробные источники, да все как-то не было времени уточнить, с чем они воевали. Суть в том,
что основатель нашего рода – Дориан Хэнинг, смог сплотить вокруг себя не только свое племя,
но и все племена орков. Постепенно под его знамена пришли отряды людей, гномов, бок о бок с
нами сражались боевые драконы. Кстати, с тех пор они и живут в нашей семье. Опасность отступила. Сразу же после Великой битвы старейшины созвали Совет племен, на котором было принято решение о постройке укрепленного замка в поселке Торуньг. В этот замок орки свезли все
свои сокровища: начиная от древних рукописей и заканчивая различными погремушками, которые так цените вы, люди.
Я протестующе фыркнула, но Грэг поднял руку и я не стала его перебивать. Грэг продолжил:
- К названию рода была присоединена приставка «тор», что означает «вождь всех вождей».
Отныне мы были обязаны охранять знания, историю, одним словом истоки всех орков. Кроме
того, нас обязали следить за процветанием Торуньга и благосостоянием его жителей. С тех времен наш род заботиться о приумножении богатств своего народа: в настоящее время множество
акции вложено в различные выгодные предприятия как в самом Субаре, так и за его пределами.
На эти средства содержится Торуньг, платиться зарплата оркам, любой орк может обратиться
сюда за помощью и он знает, что помощь ему окажут. Так, что домыслы девиц, мечтающих хорошо устроить свою жизнь, не так уж и далеки от истины – я действительно принадлежу к древнему, уважаемому роду и могу считать себя достаточно обеспеченным орком, - с плохо скрываемой горечью закончил свой рассказ Грэг.
Не знаю, какой реакции ожидал Грэг, вперивший в меня внимательный, чуть настороженный
взгляд. Если честно, то после разговора с Василием, я подозревала нечто подобное, но меня както мало волновало финансовое положение и титулы моего друга – мне просто хотелось наконецто получить вразумительную информацию, что называется, из первых уст – очень уж надоели
недомолвки и нелепые слухи. Усмехнувшись, я спросила:
- Ну и чего ты страдаешь по этому поводу?
Орк оторопел.
- В смысле? – спросил он.
- Да во всех смыслах! Подумаешь – обеспеченный аристократ из дикой степи! Ну и радуйся,
что у тебя есть чуть больше возможностей для самореализации.
Орк тяжело вздохнул:
- Знала бы ты, как надоело всем доказывать, что я – самостоятельная личность, что все чего
добился в жизни – доставалось мне не просто так, а упорным трудом. Да еще эти безмозглые
девицы, которые почему-то думают, что достаточно смазливой мордашки и точеной фигурки,
чтобы вскружить мужику голову и заставить на себе жениться, как буд-то я не понимаю, что их
интересуют главным образом, титул и деньги, - с кислой миной проговорил орк.
Я ехидно прищурилась:
- А что – это не так? Вы с пеной у рта разглагольствуете о том, что внешность не главное, главное – душа, ум, порядочность и еще много-много всего. Только вот знаешь – ни мое прекрасное
образование, ни мой широкий кругозор, ни моя начитанность не стали решающими факторами в
отношениях с мужчинами. А если уж на то пошло, то ни порядочность, ни верность, ни даже ум в
настоящее время особо не котируются, - с неожиданной для себя злостью закончила я. Но орк не
поддался на мою провокацию и не ударился в полемику:
- Угу. Все мужики – сволочи, все женщины – стервы, - насмешливо проговорил он.
Разговор уходил в опасное русло - нужно было срочно менять тему. Я решила задать орку вопрос, который меня мучал:
- Грэг, а почему я одна видела итайскую делегацию в ее истинном обличье?
Орк пожал плечами:
- Это побочный эффект твоего дара – ты можешь видеть истинную природу вещей, иногда
предсказывать будущее, тебе снятся пророческие сны.
54
Я огорошено уставилась на орка. Отвечая на мой вопрос, он отвернулся, чтобы откупорить вино, которое стояло на серебряном подносе, рядом с двумя бокалами.
- Грэг! Какой дар?! Что ты морочишь мне голову! – воскликнула я.
Орк невозмутимо занимался своим делом и, казалось, совершенно не собирался отвечать на
мой вопрос. В одной руке у него была причудливой формы бутыль, другой он слегка придерживал высокий изящный бокал, явно эльфийской работы. Не оборачиваясь, он сказал:
- Эльга, а ты знаешь, что ты – весьма лакомый кусочек, - наблюдая, как темная и довольно густая на вид жидкость медленно перетекает из бутыли в бокал, орк сделал паузу. Я слегка зарделась – вот уж от кого не ожидала такого комплимента! Слава богам, я не успела ничего ляпнуть обернувшись, Грэг протянул мне наполненный бокал и закончил фразу:
- … для очень многих магов.
Я слегка сбитая с толку уставилась на него: успехом у мужчин я пользовалась (ну пусть мое появление не вызывало ажиотажа, но поклонники у меня всегда имелись), но при чем тут маги?!
Орк сделал маленький глоток, мечтательно зажмурился, затем вздохнул и нехотя пояснил:
- У тебя есть дар, который по непонятным причинам проявляется только у людей, при чем исключительно у женщин. Ты можешь аккумулировать магическую энергию буквально из всего, помимо воли ты накапливаешь ее в огромных количествах, но воспользоваться этой энергией ты не
можешь. Небольшими порциями ты отдаешь ее окружающим – это не вредит твоему ни психическому, ни физическому здоровью. Напротив – небольшой сброс помогает сохранять равновесие
циркулирующей в твоем организме магии.
Подавившись вином, я закашлялась: я – источник магии?! Он что – рехнулся?! Я потрясенно
смотрела на орка, соображая, как ему поделикатнее сообщить, что он сошел с ума, а он продолжал рассказывать:
- Распознать твой дар не так уж и просто – тот, кто наделил тебя даром, позаботился о защите.
Но все же моли богов, чтобы среди встреченных тобою магов не нашелся преступник, практикующий запретную магию – он не остановится ни перед чем, чтобы получить твою силу всю, до последней капельки.
Последняя фраза орка прозвучала настолько зловеще, что я как-то сразу поверила ему.
- А каким образом это можно сделать? – с замиранием сердца спросила я.
- Да уж есть способы, - уклончиво ответил Грэг.
Я подозрительно уставилась на него:
- Скажи, а почему ты сегодня оказался в агентстве?
- Мой контракт заканчивался, все, что я должен был сделать в соответствии с договором, я выполнил: поставил защиту на сетку, выявил несколько странных вещей и ликвидировал их. Между тем, главный кристалл был мне недоступен: снять охранное заклинание без вреда для кристалла мог только тот, кто его поставил. Я просил у Директора разрешения поработать с артефактом, но сначала он не разрешал ни в какую, а затем не могли найти вашего мага. Итог ты знаешь:
кристалл похищен и маг к этому преступлению приложил руку, за что, судя по всему, и поплатился. Все было в порядке, но Вася что-то чуял. Это не поддавалось ни какой логике, но он был совершенно уверен, что должно что-то произойти. Я привык доверять интуиции орков и сразу же
после вызова Василия приехал в офис. По дороге я вспомнил, что у тебя важные переговоры и на
всякий случай решил подарить тебе амулет. У меня не было возможности передать его тебе лично, но Кэти пообещала сделать это собственнолапно.
Сказать, что я была несколько ошарашена обилием полученной информации, значит не сказать ничего. Грэг заметил мое состояние:
- Наверное, тебе нужно переварить все услышанное, а меня уж гости заждались.
На выходе, он обернулся и сказал:
- Я сегодня начну поиск, а ты выспись, как следует – завтра у нас будет много работы.
Через некоторое время после ухода Грэга, мне принесли ужин. Аппетита не было. Я взяла чашку горячего какао и пристроилась в нишу окна. Ситуация все больше запутывалась. «Итак, что мы
имеем?» - подумала я.
С одной стороны, на моих глазах происходят мягко говоря, странные события: по городу разгуливают некие существа, которые весьма успешно маскируются под итайскую делегацию. По
55
этому поводу возникают три вопроса: во-первых, кто эти существа на самом деле; во-вторых, что
стало с настоящей итайской делегацией; в-третьих, какова истинная причина их появления в
нашей компании? Далее. Из агентства «Шпроты в масле» похищают главный кристалл. Это событие порождает два вопроса: во-первых, кому это нужно; во-вторых, для каких целей? Сюда можно добавить вопрос о местонахождении кристалла в настоящий момент, но это уже детали.
С другой, стороны, Грэг: красавец-мужчина, умен, воспитан, образован. Но как-то очень уж подозрительно вовремя оказывается эта воплощенная мечта любой женщины на моем пути. Сначала я встречаю его в метро (вот совсем не представляю, что он мог делать на моей богами забытой станции да еще в такое время). Затем он передает мне амулет. Сейчас эта поездка в родовой замок – вроде бы объяснение, что я могу помочь в опознании виденных мною существ,
вполне логично, но что-то меня настораживало. С этим красавчиком я решила держать ухо востро. Мне было легко и приятно общаться с ним, он понимал меня как никто другой и я была благодарна ему за внимание и помощь, но с некоторых пор я слабо верила в бескорыстность как
людей, так и орков. А уж учитывая полученную от него информацию про мой якобы дар (а кстати, есть ли он?), нужно быть очень осторожной.
Мои размышления были прерваны каким-то странным звуком: было такое ощущение, что по
каменному полу замка тянут металлическую цепь. При этом, тянувший, тяжело вздыхал и задушевно постанывал. Я с любопытством выглянула в коридор. Звук прекратился. Коридор был
пуст. Не успела я толком отойти от двери, как звук повторился, но к стонам прибавилось легкое
посвистывание. Я снова высунула голову в коридор. В принципе, там опять никого не было: только из своих комнат выглядывали Дирк и Антонио. Мы обменялись недоуменными взглядами и
отправились по своим комнатам. Через несколько минут я услышала громовой хохот. Когда я
попыталась посмотреть, что же там все-таки происходит, я увидела плывущего прямо на меня
призрака. Он был одет в старинный камзол лилового цвета, облегающие черные брюки и шляпу
с плюмажем. Свою голову призрак нес под мышкой и голова дико хохотала.
- Ой! – это было все, что я смогла сказать в тот момент.
Дирк уже лежал в глубоком обмороке, что касается Антонио, то у него случился нервный тик.
Когда я собралась присоединиться к Дирку, в коридоре появился злой и встрепанный Грэг.
- Хуан Карлос! Еще одна такая выходка и я развоплощу тебя! Лично!!! – строго произнес орк.
- Упс! – сказал призрак, вернул голову на ее законное место и быстренько ретировался.
«Веселенький замок!» - подумала я, вползая в свою комнату. От греха подальше, я решила
лечь спать и не реагировать ни на какие посторонние звуки.
Дирк, после перенесенного стресса, уснуть не мог. Он постучался к Антонио и они решили
навестить Людвига. По дороге друзья заглянули в винный погребок замка. Как гостям Грэга, им
ни в чем не было отказа: нежно сжимая в руках пузатую бутыль коньяка трехсотлетней выдержки, гурманы, довольные жизнью, топали к дракону в грот. Они были полны предвкушения и потому совершенно не заметили, как за ними, тихо вздыхая, волочился призрачный силуэт в старинном камзоле.
Заспанный дракон достаточно холодно встретил друзей: он все еще дулся на них. Но когда
Людвиг увидел коньяк, его сердце смягчилось, а разум наполнился самыми гномолюбивыми и
гоблиноуважительными мыслями. Дракон слегка посторонился и сделал приглашающий жест в
сторону входа в свое новое жилище.
- А ничего ты устроился! – протянул Дирк, входя и осматриваясь вокруг.
Грот был довольно просторен: Людвиг преспокойно помещался в нем как в длину, так и в высоту. Неполированный гранит матово мерцал в свете хрустальной люстры: в грот было проведено электричество. В середине драконьего жилища располагалось некое подобие стола: возвышение округлой формы, рядом с которым был расстелен мягкий ворсистый ковер. Чуть левее
находилось ложе Людвига. Оно представляло собой огромную пуховую перину с подогревом и
турбомассажером. Где-то в глубине грота слышался тихий, умиротворяющий плеск воды – это
доносился шум небольшого водопадика. Вода стекала в бассейн, где дракон мог совершить водные процедуры. В этой огромной бочке меда была одна маленькая ложка дегтя: рядом с гротом
Людвига располагалось не менее комфортабельное жилище, в котором находилось суровое
наказание по имени Кэти.
56
Друзья, развалившись на прекрасном ковре, пили благородный напиток и вели неспешную беседу.
- Хорошо быть богатым! – разомлевший Дирк смотрел на Людвига через призму граненного
низкого бокала.
- Даа! – важно протянул дракон, с таким видом, как будто этот замок и все земли вокруг принадлежали исключительно ему.
- Хочешь – на ковре валяйся, хочешь – коньяк пей, а хочешь – гномий самогон! И главное: никто тебе ничего не скажет! – продолжал Дирк.
- Даа! – дракон был совершенно солидарен с гномом.
Раздался тяжелый вздох.
- Не вздыхай так тяжко, друг мой Антонио! – Дирк положил руку на плечо гоблину. – Будут и у
нас сундуки с алмазами, да кубышка с топазами!13.
Гоблин удивленно посмотрел на Дирка, но промолчал.
- А вот, что ты, Людвиг, будешь делать когда мы огребем много-много денег? - спросил гном.
Дракон мечтательно расправил крылья, а потом опустил голову и слегка покраснел:
- Ну, не знаю… Наверное, сделаю предложение любимой драконихе…
Антонио подавился коньяком, а гном вытаращенными глазами уставился на дракона.
- Людвиг, мы об чем-то не в курсах? – осторожно спросил гоблин.
Дракон смущенно отвел глаза.
- И кто она - твоя прекрасная дама? – удивлению гнома не было предела.
На морде дракона появился восторг:
- Одна красивая, добрая, обаятельная, умная, роскошная, - эпитеты дракона в адрес возлюбленной были поспешно прерваны гномом.
- Понятно, понятно… Тони, похоже мы его теряем! – сказал Дирк. – Предлагаю выпить за исполнение его мечт.
Снова раздался вздох.
- Не переживай, Тони! Вот лучше скажи: а что ты сделаешь со своим богатством? – спросил
Дирк у гоблина.
Антонио важно надул щеки:
- Я куплю себе небольшую крепость где-нибудь на границе Субара, танк и ружжо.
- А зачем тебе ружье? – поинтересовался Людвиг.
- А шоб было, - рубанул Антонио.
- А почему крепость именно на границе? – спросил гном.
- Буду развлекательные набеги на соседей делать. Вот представь: осень, холодрыга, слякоть,
скукота – сидять соседи и скучають. А туточки я со своим танком: «Гоп-стоп – вот он я!». Веселуха!
Решили выпить и за эту мечту. Зазвенели граненные стаканы. Ответом этому звуку стал такой
тяжелый вздох, что Дирк с удивлением покосился на Антонио, а тот – на Людвига.
- Ты-то сам, чем займешься, когда разбогатеешь? – обратился дракон к Дирку.
Гном вальяжно развалился на ковре:
- Я куплю себе виллу на Шейшельских островах и буду прожигать жизнь! - уверенно ответил
гном. – Пальмы, песок, легкий бриз овевает мой обнаженный, могучий торс. – гоблин оценивающе окинул тщедушную фигурку гнома. - А рядом – красотки с бронзовым загаром. Они все хотят познакомиться со мной поближе. Со всех сторон я только и слышу: «Дирк, как же ты красив!»
- на этой фразе дракон скептически посмотрел на гнома - «Дирк, как же ты умен!», «Дирк, ты –
мой идеал!».
Раздавшийся вздох скорее походил на стон.
- Тони, - начал было гном.
- Да не я это, не я! Это Людвиг страдает от любви к самой обаятельной, - замахал руками гоблин.
13
Народная гномья присказка
57
- Да вы че?! – возмутился дракон.
Он уже было набрал воздух в легкие, чтобы продолжить свою мысль, как вдруг заметил какоето движение за спиной у гнома. Дракон всмотрелся повнимательнее и, не отводя взгляда от видения, спросил:
- Дирк, а что это у тебя за спиной?
- Где? – обернулся гном и замер с раскрытым ртом.
Прямо за гномом маячил призрак, который до обморока напугал его в замке.
- Мама! – прошептал Дирк и начал отползать подальше от призрака.
- Чего испугались – что, призрака никогда не видели? – недовольно проворчало привидение.
- Ты кто? – флегматично спросил дракон.
- Позвольте представиться – Хуан Карлос, - призрак снял шляпу с плюмажем и отвесил глубокий поклон. – Местное привидение, - с достоинством произнес он, возвращая шляпу на место.
- Ничего мы и не испугались, - фальцетом пискнул гном откуда-то из-под перины.
- А там ты что делаешь? – насмешливо спросил Хуан Карлос.
- Я эта… Проверяю – удобно ли дракону спать будет, - ответил гном.
- Ну, ну! – насмешливо оскалился призрак.
- Ты зачем нас в замке пугал? – спросил Антонио.
- И не пугал я вас вовсе: так, шуганул от скуки! – дернул призрачным плечом Хуан Карлос.
- А вздыхаешь чего? – осмелевший Дирк, выбрался из-под перины и с опаской приблизился к
привидению.
- Зааавидую! – привидение разрыдалось. – Думаешь легко быть призраком? Никаких мужских
радостей: ни подраться, ни выпить, ни закусить, ни по бабам! Скучища! - ответил Хуан Карлос,
утирая нос рукавом.
- А сюда че приперся? – грозно насупил брови Людвиг.
- Так говорю же – скучно! Хоть посижу в нормальной мужской компании… - грустно ответил
призрак.
Друзья сочувственно переглянулись и, не сговариваясь, выпили за Хуана Карлоса.
- Я тут слышал, вы разбогатеть хотите. И чем заняться думаете? – спросил Хуан Карлос у новых
знакомцев.
- Мы еще не придумали, - солидно ответил ему гном.
Призрак немного подумал, а потом махнул рукой:
- А! Была, не была! Хорошие вы мужики – а мне они все равно без надобности!
Дирк, Антонио и Людвиг дружно уставились на Хуана Карлоса.
- На территории замка зарыты несметные сокровища, - пояснил призрак. – Только я один
знаю, где их искать.
Глаза друзей зажглись алчным пламенем: их мечта стремительно приближалась к реальности.
Глава 3. В которой, каждый занят важным делом
Открыть глаза не было сил. На какое-то мгновение стало страшно: вдруг я лишилась зрения и
эта непроглядная тьма – навсегда? Но потом, неимоверным усилием воли, я разлепила непослушные веки. Шарамыг меня подери! Да лучше бы я этого не делала! Картина, которую я увидела, впечатляла крайней неприглядностью: каменные осклизлые стены, на потолке плесень,
грязный пол густо усыпан мусором. Тусклый пульсар, плавающий под потолком, едва освещал
кусочек коридора, в котором я находилась.
Я точно знала, что это лабиринт, из которого мне не выбраться. Никогда. Паника все больше и
больше овладевала мною. Внезапно я услышала скрежет тоненьких острых коготков о каменные
плиты пола. Одновременно с этим противным звуком раздался писк. Серые, со слегка буроватым
оттенком крысы бежали по коридору. Их было много, очень-очень много. Маленькие кровожадные твари лавиной надвигались на меня. Я побежала вперед, а завернув за угол, я буквально
окаменела: мне навстречу бежали целые полчища крыс – я очутилась в ловушке. Крысы были
повсюду. Расстояние между нами стремительно сокращалось. Спасения не было. И тогла я в ужасе закричала.
58
Судя по всему,во сне я кричала так громко, что разбудил меня грохот в дверь комнаты. Кажется, ее собирались ломать. Кристалл на прикроватном столике сверкал всеми оттенками красного.
В его глубине тревожно метался силуэт Грэга:
- Эльга! Эльга! Проснись! Пожалуйста! – звал меня орк. Мне показалось, что голос Грэга звучит
где-то внутри меня, словно я его не только слышала, но и улавливала мысленный посыл орка.
Здесь явно не обошлось без магии, но спросонок я не придала этому значения.
Еще не до конца осознав, что кошмар был всего лишь сном, я с облегчением возвращалась в
реальность, с удовольствием рассматривая уютную спальню:
- Ну, чего ты орешь? – пробормотала я, усаживаясь на постели. Сейчас мой кристалл был
настроен только на аудиоконтакт – Грэг меня не видел, но слышал.
- По-моему, это ты орешь так, буд-то под твоей кроватью внезапно обнаружился сам Карачуг!
– повеселевшим голосом проговорил орк. – Что случилось?
- Кошмар приснился, - нехотя призналась я. – Да ты не волнуйся – все в порядке. Извини, что
разбудила.
Стук в дверь, который все это время сопровождал наш диалог, прекратился. Я прервала связь
и блаженно растянулась на кровати. Однако, стоило закрыть глаза, как я начинала видеть все тот
же страшный лабиринт, слышать скрежет тысяч коготков о плохо пригнанные каменные плиты и
ощущать, как медленно надвигаются ужас и безнадежность. «Шарамыг бы побрал эти сновидения!» - подумала я, зарываясь головой в пуховую подушку. Промучавшись часа полтора, я все же
провалилась в тяжелый, липкий как патока, сон. Он обволакивал меня, душил, но кошмар больше не приходил.
Пробуждение было тяжелым – безумно болела голова. Кое-как поднявшись, я поплелась в
ванную. За моей спиной раздалось деликатное покашливание. Я удивленно обернулась. К моим
ногам выкатился небольшой мохнатый клубок в опрятной юбочке, накрахмаленном переднике и
добротных шерстяных носках, явно связанных трудолюбивыми лапками домового.
- Ты кто? – от неожиданности я задала довольно глупый вопрос – я и так догадалась, что передо мною стоит домовой. Обычно, они не показываются людям, а потому я, совершенно обалдевшая от такого явления, вовсю таращила глаза на домовушку.
- Хозяин велели узнать: здесь откушивать изволите, аль в столовую спуститесь?
Поразмыслив немного, я решила завтракать в комнате, о чем и сообщила домовушке.
- Сей момент организую, - она буквально растворился в воздухе.
Когда взбодренная и окончательно проснувшаяся, я вышла из душа, на столе в гостиной меня
ждал сытный и вкусный завтрак.
Я не успела допить кофе, как мой кристалл полыхнул оранжевым пламенем, а в его недрах показалась бодрая физиономия Грэга.
- Доброе утро, к тебе можно зайти? – спросил орк.
- Доброе. Заходи, – буркнула я.
У меня было такое ощущение, что все это время Грэг стоял под дверью: через минуту после
общения посредством кристалла, он восседал в кресле напротив меня и довольный макал золотистые оладушки в черничную подливку. О ночном происшествии мы не обмолвились ни словом. Если Грэг и ожидал, что я начну разговор на эту тему, то никак не показал своего интереса к
этому вопросу. Я, в свою очередь рассудила, что не стоит докучать орку глупыми рассказами о
ночных кошмарах, хотя в глубине души у меня и шевелилась мысль, что сон этот был неспроста.
Я сидела напротив орка, маленькими глотками потягивала черный кофе без сахара и наблюдала, как орк с аппетитом поедает предложенный мне обильный завтрак, к которому я практически не притронулась. «И куда в него столько лезет?» - подумала я. Глядя на худощавую мускулистую фигуру орка, было сложно представить, сколько он ест. Заметив мой скептический изучающий взгляд, Грэг, набивая рот, спросил:
- Ты что, всегда такая злая по утрам?
- А тебя что – в столовой не покормили, ко мне пришел позавтракать? – язвительно ответила я
вопросом на вопрос.
- Угу, – промычал Грэг, наливая себе свежевыжатый сок. – Я знал, что у тебя много еды останется. А как ты догадалась?
59
- Методом дедукции, - я и правда была не в духе. – Поспать до обеда любишь? – спросила я,
тайком зевая – сказать честно, так я бы с удовольствием поспала и до обеда, и вместо обеда.
Грэг улыбнулся:
- Орки спят гораздо меньше, чем люди. Чтобы восстановить силы нам нужно буквально дватри часа. Я всегда встаю очень рано, а потому утром успеваю сделать массу дел. Но, к сожалению, у меня не всегда получается вернуться в замок к завтраку, - доверительно сообщил он, поглощая очередной бутерброд с рыбой. – Вот про меня периодически и забывают.
- Ну, у вас и порядки! – рассмеялась я. – Представляю, что было бы во Дворце, если бы челядь
забыла про Маврикия!
- Король – это своего рода предмет культа, символ Субара. А я – боевой товарищ, один из равных. В каких-то ситуациях мне бесприкословно подчиняются мои товарищи, но вовсе не из раболепия, не желая угодить и получить какую-то выгоду от моего благорасположения, а как командиру, от личных качеств, знаний и умений которого зависти благополучие его народа, - спокойно
пояснил Грэг.
Тем временем Грэг основательно подкрепился и, аккуратно составив посуду, щелкнул пальцами. В комнате тут же появился домовой.
- Ой, беда, беда! – запричитал домовой. – Опять эти стряпухи про хозяина забыли! Вот ужо я
им: порядок-то на кухне наведу – мало не покажется!
- Ну не расстраивайся! – начал утешать домового Грэг. – Они не специально, да я и позавтракал
вполне сытно. Забери, пожалуйста, посуду.
Домовой, не переставая причитать и бубнить себе под нос, быстренько собрал посуду и исчез.
Грэг встал:
- Эльга, ты готова – нас ждет очень кропотливая работа? – его голос стал необычайно серьезен.
Я утвердительно кивнула и мы отправились на цокольный этаж – именно там размещался читальный зал огромного архива, хранящегося в Торуньге. Гигантское хранилище документов
находилось выше и занимало весь этаж. В архиве трудился целый штат сотрудников: если был
нужен какой-либо документ, Грэг давал указания архивариусам и в назначенное время получал
свой заказ по пневмопочте. Последние два года велась работа по переносу всех документов на
кристаллоносители, но в виду огромных объемов, большая часть документов еще была не обработана.
Мы зашли в читальный зал и я благоговейно замерла – это помещение сохранилось практически без изменений со времен постройки замка. За исключением пневмопочты и огромной хрустальной люстры, здесь было все, как при Дориане тор Хэнинге, первом правителе Торуньга:
стены отделаны деревянными панелями, на полу - роскошный паркет, минимум мебели – массивной, из мореного дуба.
На стенах, с обеих сторон, висели портреты предков Грэга. Если я правильно поняла, здесь
были только правители замка и их жены. Пока Грэг обустраивался за огромным столом, настраивал кристалл, организовывал рабочее место, я прошлась вдоль стен, рассматривая портреты.
Справа – находились исключительно мужские изображения, напротив - висели полотна, изображающие их жен. Я медленно брела вдоль женской половины портретов по направлению к
столу Грэга и не спеша рассматривала его прапрабабушек в роскошных нарядах. По мере приближения к орку, полотна становились все современнее.
Мой взгляд остановился на портрете красивой молодой женщины в шикарном светлом костюме. Она стояла, слегка опираясь, на бок белой драконихи, очень похожей на Кэти. Роскошные
темно-русые волосы волнами рассыпались по плечам, невысокую точеную фигурку великолепно
подчеркивал облегающий брючный костюм, выразительные серые глаза насмешливо и дерзко
смотрели прямо на живописца – девушка была очень красива. Именно ее портреты я видела в
квартире Грэга в Нинске. Табличка под картиной гласила: «Анна Хэнинг» и стояли две даты –
рождения и смерти. Судя по датам, она умерла молодой и случилось это достаточно давно – почти двадцать лет назад.
Мне безумно хотелось спросить у Грэга, кто она, но я понимала, что в данной ситуации мое
любопытство будет не совсем уместно. Как раз в тот момент, когда я рассматривала портрет Анны Хэнинг, Грэг тащил к столу какой-то неподъемный фолиант. Проходя мимо меня, он мельком
60
глянул, кто из его предков заинтересовал меня, да так и остановился. После недолгого молчания,
орк, словно нехотя, проговорил:
- Анна Хэнинг – моя мать.
- Она была очень красивая. Ты похож на нее, – сказала я.
- Да, я знаю.
Грэг положил фолиант на стол и, мрачно глядя на меня, продолжил:
- Она погибла девятнадцать лет назад при загадочных обстоятельствах. Мне тогда было семь
лет. Я предполагаю, что ее убили. Уже много лет я ищу правду о том, как умерла моя мать, но так
и не приблизился к разгадке этой тайны.
- А отец? – спросила я.
- Что отец… - Грэг повел плечом, - мы не слишком ладили: он был не очень хорошим отцом, а я
не лучшим сыном… Он очень любил мою мать и второй раз не женился, вел черезвычайно замкнутый образ жизни и практически никогда не покидал Торуньг. Отец погиб на охоте пять лет
назад, я как раз закончил Субарский Университет. Знаешь, только после того, как его не стало, я
понял, как любил его…
Я прекрасно понимала чувства Грэга потому, что сама была в аналогичной ситуации: мы часто
ссорились с отцом, я с горячностью, присущей юности, говорила ему грубости, а сейчас мне так
хотелось попросить у него прощения, поговорить с ним, спросить совета, но, к сожалению, его
уже несколько лет не было в живых. Мы немного помолчали, каждый думая о своих ошибках, а
затем Грэг тоном, не терпящим возражении, сказал:
- За работу! Вот смотри: я составил списки, где есть вероятность встретить описания тех существ, с которыми мы столкнулись. – Кристалл Грэга спроецировал названия документов, заказанных орком. – Я предлагаю разделить работу следующим образом: я изучаю источники на
древнем языке, а также на орочьем. Тебе достаются документы на всеобщем. Еще один момент:
буквально на днях к нам поступил архив клана Тронго. Его еще не успели обработать, большая
часть документов на всеобщем. Там тоже могут встретиться очень интересные для нас сведения.
Я думаю, будет разумно, если ты изучишь документы этого архива, - Грэг улыбнулся и добавил –
Заодно поможешь моим архивариусам.
Возражений у меня не было и мы принялись за дело. Основная часть доставшихся мне документов была в электронном варианте. Исключение составил архив Тронго. Слева от меня возвышалась внушительная стопка документов, папок, архивных дел. Судя по обложке, сверху лежали
весьма древние документы, заключенные в старинный переплет.
Я с уважением воззрилась на него. Он был сделан из толстого, пропитанного каким-то составом картона, инкрустирован полудрагоценными камнями, а по углам окован серебром. Очевидно, внутри переплета хранились очень важные документы. Я очень осторожно открыла старинную обложку и с удивлением увидела подшивку «Вечернего Торуньга» за позапрошлый год.
Скорее всего, в этой подшивке не было ничего , что могло бы помочь в наших поисках, но я все
же бегло просмотрела газеты.
Судя по ежедневнику, жизнь в Торуньге била ключем: каждый день с местными жителями и
редкими гостями этого славного места происходили сенсационные события. «Тайна поломанной
изгороди у дома Клавы К.», «Дерзкий угон коровы прямо с пастбища», «Сенсация: кто похитил
местного жителя Роджера Т.?».
Взгляд зацепился за последнее название и я по диагонали прочла заметку. Суть сводилась к
тому, что местный кузнец с приятелем отправились в кабачок, чтобы отметить завершение трудовой недели. Они плотно поужинали и хорошо выпили. Немного поразмыслив, друзья добавили выпивки. Затем еще. Однозначно вечер у них удался: от большого гонорара, который кузнец
получил накануне, не осталось ничего и тогда приятели решили сходить к кузнецу домой, взять
еще некоторую сумму и вернуться в гостеприимный кабачок. В последний трудовой день, дорога
домой оказалась гораздо длиннее, чем обычно, но товарищи упрямо шли вперед, мужественно
преодолевая все преграды, возникающие у них на пути: холм, овраг, плетень, какие-то посадки и
т.д. Дальше был провал в памяти. На требовательный стук в ставень, жена кузнеца среагировала
незамедлительно: она схватила сковородку побольше и выскочила на крыльцо встречать любимого муженька. Перед ней стоял, шатаясь, приятель мужа. Из последних сил он пробормотал:
61
«Там деньги… Таво… Надо…» и, закатив глаза, рухнул прямо под ноги перепугавшейся женщины.
Отодвинув бесчувственное тело в сторонку, она с дикими воплями помчалась в городской магистрат, где ночью можно было найти дежурных стражей из замка. Начальник караула долго пытался выяснить у перепуганной женщины, что же стряслось, но она только и могла причитать на
разные лады: «Похитили! Кормильца-поильца, родненького единственного! Денег требуют!!! На
кого ж ты меня покинул!!!!» Истратив весь запас красноречия и осознав, что толку не будет,
начальник караула рявкнул: «Молчать! Отставить истерику! Отвечать на вопросы!».
У жены кузнеца отключился звук: она все так же билась в истерике, сохранилось все, вплоть до
мимики, но рот открывался и закрывался абсолютно беззвучно. При этом она умудрялась давать
более-менее осмысленные ответы на вопросы стражи.
Слегка прояснив ситуацию, начальник караула начал действовать. Для начала стражники перенесли абсолютно невменяемого собутыльника кузнеца в амбар и закрыли снаружи на огромный навесной замок. «До выяснения всех обстоятельств дела» - пояснил начальник караула,
начавшей приходить в себя женщине. После этой процедуры Торуньг был условно поделен на
участки и стража принялась обшаривать все злачные места и темные закоулки, дабы отыскать
убежище, где вымогатели спрятали кузнеца.
Кузнеца усиленно искали всю ночь, но результатов не было никаких. Наутро приятеля кузнеца
отпустили восвояси с формулировкой: «За полным отсутствием улик».
Жена не дождалась мужа и на следующий день, не пришел он и через день. Спустя три дня
вездесущие кумушки заприметили, как кузнец выходил из дому молоденькой вдовушки, которая
жила в самом начале улицы. При этом он молодецки подкручивал усы, а она глупо хихикала. Оба
были чрезвычайно довольны. «За солью зашел», - потягиваясь со сладкой истомой, пояснила
вдовушка досужим соседкам.
Поначалу на все вопросы кузнец отвечал односложно: «Не знаю. Не помню. Ничего сказать не
могу», но после того, как к этой истории проявила интерес пресса, рассказ кузнеца становился
все красноречивее, а в самой последней версии орк мужественно сражался с бандой похитителей и только смертельная рана не позволила ему одержать победу.
Эта история имела широкий резонанс у общественности: бабушки на лавочках и тетки неопределенного возраста везде, где только можно, обсуждали чудесное освобождение кузнеца из рук
бандитов. А кое-кто даже видел этих бандитов воочию, о чем и сообщил корреспондентам газеты. Статьи и репортажи о Роджере Т. «Вечерний Торуньг» печатал на протяжении всего года.
Я отложила подшивку и взялась за следующую пачку документов. С трудом разбирая непонятный почерк, я смогла понять, что это финансовые отчеты. Посольство Тронго вернулось из земли
(название я так и не прочитала) и предоставляло вождю отчет о финансовом состоянии дел.
Постепенно, работа с документами увлекла меня: никогда не думала, что так интересно сталкиваться с материальными следами прошлого. Орки просто жили: любили, ненавидели, изменяли друг другу, писали письма, отчеты, записки и совершенно не думали о том, что через множество лет эти клочки бумаги станут историческими документами, по которым можно будет составить представление о быте, обычаях, нравах, устоях целого клана. Что они сами для кого-то станут историческими персонажами.
Я листала очередной фолиант. Это были легенды и предания клана Тронго. Они были аккуратно переписаны, систематизированы и сброшюрованы. Среди легенд встречались общие для
всех орков, но были и те, которые рассказывали только в их клане. Я быстро просматривала записи о сотворении мира, о населении различными расами, о войнах, которые вели орки, о прекрасных дамах, из-за которых эти войны начинались. Когда я дошла до легенды, как праотец
всех орков выбирал мир, где будет жить его народ, мое сердце замерло. Я нашла описание виденных мною существ.
- Грэг! – позвала я.
Грэг поднял голову и посмотрел на меня невидящим взглядом – он был где-то очень далеко.
- Читай! – я положила перед ним рукопись.
По мере прочтения, лицо орка становилось все взволнованнее.
- Я знаю эту легенду, но только у Тронго она выглядит подобным образом! – воскликнул Грэг. –
Эльга, возьми, пожалуйста, кристалл и мысленно представь то, о чем только что прочитала. Воз-
62
можно, увиденное тобой будет слишком реалистично, но ничего не бойся – помни, что это всего
лишь твои мысли.
Я послушно взяла золотистый кристалл, ощутила его приятное тепло на своей ладони и попыталась представить события, описанные в легенде. Я был мужчиной. Орком. Я жил многие тысячи лет назад. Меня закружил вихрь. Он заворачивался в спираль, которая вытолкнула меня в
иной мир.
В этом мире была ночь, но свет нескольких лун позволял хорошо рассмотреть двух воинов, которые сошлись в поединке. Вокруг них кипел бой, падали поверженные противники, звенели
мечи, но эти двое были заняты исключительно друг другом. Они оба были прекрасными воинами и сейчас, здесь решался давний спор: кто лучший.
Вскоре для одного из них все было закончено: он упал, поверженный на мокрую от ночной росы траву и с ужасом смотрел на врага. Победитель, не спеша поднял забрало черного шлема и
слегка нагнулся в стременах: он торжествовал и поэтому немного медлил. Он хотел помучить
свою жертву, оттянуть его ужасный конец.
Затем, всадник резко наклонился к побежденному и начал жадно пить его душу. Пронзительный звук разнесся над полем боя, этот звук был похож на громкий шелест – победитель хохотал.
Битва мгновенно прекратилась. Наместник побежденного Повелителя спешно собрал остатки
своего войска. В знак траура они шли пешком, ведя тонконогих породистых лошадей под уздцы отныне народ побежденного Правителя был изгнан из своего мира. Я знал, что они не видят меня, но неприятное ощущение заставило меня плотнее вжаться в холодную траву.
Вихрь, закрутившийся в спираль, с силой вытолкнул меня в реальность. Я снова сидела в читальном зале замкового архива. Я опять была Эльгой, которая ошарашено смотрела на Грэгора.
- Это они! – выдохнула я.
- Итак, мы нашли упоминание о них, - Грэг задумчиво потер виски. – Можно предположить,
что в Нинске ты видела наместника проигравшего бой Повелителя и его свиту. Если следовать
этой версии, они появились в Субаре, чтобы привести в этот мир свой народ. Мы должны узнать,
каким образом они собираются это сделать. Далее, кто-то определенно им помогает. Нам нужно
выяснить кто. На закуску самый главный вопрос: как их остановить? И все это как-то связано с
рекламным агентством «Шпроты в масле».
Не знаю как у Грэга, а у меня по этому поводу мыслей не было никаких. Кроме того, ужасно хотелось есть: увлеченные работой, мы пропустили не только обед, но и ужин. За окном был слякотный осенний вечер: пошел мокрый снег, нещадно завывал ветер. В тон ему на душе скребли
кошки.
- Грэг, если ты не против, на сегодня я закончу поиски - иначе у меня будет голодный обморок,
- сказала я.
Орк мгновенно вскочил. Вид у него был донельзя виноватый:
- Извини, я должен был об этом подумать раньше! – проговорил он, увлекая меня к выходу.
Не обращая никакого внимания на слабые протесты, орк лично проводил меня в мои апартаменты и не ушел, пока не убедился, что ужин доставили прямо в комнату. Грэг ужинать не стал:
он схватил какой-то бутерброд и отправился в читальный зал продолжать работу. После ужина
сил хватило только на то, чтобы кое-как принять душ и добрести до постели, на которую я тут же
рухнула. Сон пришел мгновенно.
А в это время в логове дракона заседал Большой военный совет. Компаньоны расселись вокруг стола и, затаив дыхание следили за призраком, который, заложив руки за спину, расхаживал
взад-вперед и менторским тоном говорил:
- В поиске клада самое главное что? – Хуан Карлос строго посмотрел на слушателей и сам же
ответил на свой вопрос – Правильно, план. Ты, Тони, как человек военный, меня понимаешь, не
правда ли? – доверительно обратился призрак к гоблину.
Счастливый гоблин утвердительно затряс головой.
- Друзья мои, у вас есть план? – спросил Хуан Карлос, глядя почему-то исключительно на гнома.
Дирк отрицательно помотал головой.
63
- А у меня есть! – радостно сообщил призрак, он явно упивался отведенной ему главной ролью, в этом интересном приключении. – Более того, я готов поделиться с вами!
Последовали бурные и продолжительные аплодисменты, особенно старался дракон, представляя свою шикарную свадьбу с любимой драконихой. Когда призрак начал таять, друзья
недоуменно зашумели, но уже через несколько минут, Хуан Карлос вновь был в гроте, а в руках
он держал старинную карту.
- Вот! – торжественно провозгласил он, водружая карту на стол.
Троица дружно наклонилась над картой, не преминув удариться лбами. На карте были изображены окрестности Торуньга, скалы, море, но замка на ней почему-то не было. Впрочем, на такие мелочи никто не стал обращать внимание: жаждущие легких денег взгляды были прикованы
к жирному крестику с пометкой: «Клад».
Добывать сокровища надумали ночью, чтобы не было случайных свидетелей обогащения.
Бурно обсудив, решили, что медлить нельзя ни в коем случае и операцию необходимо провести
сегодня же. Кладоискатели порылись в подвалах замка и подобрали себе все необходимое для
такого важного дела снаряжение. При этом Дирк пытался взять бразды правления в свои руки,
мотивируя это тем, что «гномы – лучшие кладоискатели во всех мирах», но призрак, наконец-то
получивший возможность побыть главным в настоящем приключении, упорно отказывался сдавать свои позиции. Наконец, все было готово и компаньоны отправились добывать несметные
богатства.
Впереди шел дракон, на которого навьючили необходимый инструмент. Хвостом он придерживал фонарь и четко выполнял указания призрака. За Людвигом шествовали Хуан Карлос и Антонио. В одной руке гоблин бережно держал развернутую карту, а в другой нес зонт, который
защищал карту от мокрого снега. Рядом с гоблином торжественно вышагивал призрак. Он, сверяясь с картой, руководил поисками. Завершал процессию гном. Он едва плелся за друзьями и
время от времени злобно сверкал глазами на призрака. Периодически, Дирку удавалось перехватить инициативу, но Хуан Карлос всегда возвращал лидерские позиции.
Шли они долго и упорно. Погода портилась все больше, идти становилось все труднее. Через
полчаса было решено сделать привал и принять для сугреву. Немного отдохнув, друзья пошли
дальше и только через двадцать минут, они поняли, что идут в кромешной темноте: дракон потерял фонарь. Решили, что возвращаться - плохая примета. От ощущения вины дракон не мог
идти дальше и тогда Антонио предложил слегка поднять настроение. После ста граммов гномьего самогона раскаяние перестало терзать дракона и он бодро отправился в путь. Через час, выяснилось, что компаньоны потеряли большой окованный медью сундук, куда собирались складывать найденные сокровища. Обдумав сложившуюся ситуацию, соратники пришли к выводу, что
потеря тары – верная примета удачного завершения данного предприятия. За это было грех не
выпить! Как-то так получилось, что после этого привала потеряли веревку и парочку необходимых мелочей. Но на это внимание уже просто не обращали. Когда выяснилось, что согревающая
душу и тело жидкость закончилась, Дирк начал высказывать сомнения в компетентности призрака. В ответ на это Хуан Карлос, презрительно посмотрев на гнома через призрачное плечо,
торжественно указал куда-то в сторону и бросил:
- Здесь!
Мгновенно позабыв обо всех размолвках, кладоискатели приступили к работе. Надо сказать,
что к месту раскопок они подошли сильно навеселе и очень налегке (большую часть инвентаря
друзья растеряли по дороге). Выбор подручных средств был невелик, но это с лихвой компенсировалось энтузиазмом, с которым работали будущие миллионеры.
Падение было совершенно неожиданным и абсолютно не запланированным. Летели они не
долго, приземлились на что-то мягкое и гладкое. Несколько секунд было тихо, а затем послышался леденящий душу рев.
- Аааааа! Кто здесь?! – завывало чудовище, на которое свалились друзья.
В темноте загорелись темно-гранатовые глаза.
- Это ты?! Негодяй! – неведомое чудище уставилось на Людвига. Затем оно увидело гнома и
гоблина. – Так вас трое?! Извращенцы! – заверещало чудище. Его голос был подозрительно знаком.
64
Мощный язык пламени осветил грот, в который свалились незадачливые кладоискатели и они
с ужасом опознали в неизвестном чудовище Кэти.
- Кто, кто вас надоумил вломиться ко мне поздней ночью? – бесновалась дракониха .
- Он - главный! – в один голос воскликнули гном и призрак и указали друг на друга.
- И ты здесь! – злобно прищурилась Кэти и дохнула в сторону Хуана Карлоса нестерпимым жаром.
Призрак мгновенно растворился в воздухе, а несостоявшиеся богатеи со всех ног ломанулись к
выходу из грота. Лаз, рассчитанный на пусть и большого, но все же одного дракона, не смог одновременно выпустить гнома, гоблина и дракона. Поскуливая от ужаса, стеная и проклиная все
на свете, друзья втроем застряли в проеме.
- Ага! Попались, голубчики! – злорадно орала Кэти. – Я вам покажу, как над беззащитной женщиной измываться!
Волшебный пендель придал компаньонам необходимое направление: они летели строго по
траектории, которую им указала могучая лапа драконихи. Оказалось, что от грота Кэти до замкового двора две минуты лету и было совершенно непонятно, как они умудрились ходить полночи
по этому маршруту. Приземлившись в кашу из снега и песка, страдальцы увидели, как огромная
черная тень зависает над ними и идет на посадку. Крик ужаса вырвался из трех глоток одновременно.
Я услышала страшный вопль и мгновенно проснулась. На ходу натягивая брюки и свитер, я выбежала в коридор и бросилась к окну, которое выходило во двор замка. Окно было распахнуто:
через него, игнорируя лестницы, ловко прыгая с парапета на парапет, во двор спускался Грэг.
За считанные мгновения, опередив стражу на несколько минут, он выскочил из здания и появился прямо перед орущей на разные голоса компанией. Из одежды на орке были только черные кожаные штаны.
Быстро сориентировавшись в ситуации, он выпустил в воздух боевой пульсар и гаркнул:
- Всем стоять! Молчать!
На мгновение во дворе замка стало светло, как днем: пульсар ярко осветил искаженные ужасом лица гнома и гоблина, посеревшего от страха Людвига, озверевшую от злости Кэти, а затем с
тихим шипением упал в снег. «Да ты совсем не тот, за кого себя выдаешь!» - подумала я. – «Интересно будет узнать, какой же ты факультет в Университете заканчивал!». Учитывая, что он орк,
я априори решила, что это был факультет программирования и обслуживания кристаллов, но,
после увиденного, я стала в этом сильно сомневаться.
- Итак, кто мне объяснит, что здесь происходит? – в резко наступившей тишине, зловещеспокойный голос Грэга не предвещал ничего хорошего.
Кэти выдвинулась вперед, картинно прижала лапу к запрокинутой голове – весь ее вид говорил о перенесенном недавно потрясении.
- Они… Они - хотели скомпрометировать мое честное имя! Они – страшные существа! Они воспользовались моей беззащитностью! – театрально рыдала дракониха перед Грэгом.
- Кэти, прекрати истерику! – в голосе орка зазвучали металлические нотки. – Опять твои штучки? В этом замке когда-нибудь наступит мир и покой?
Кэти мгновенно выпрямилась и растерянно залепетала:
- Я спала. А тут вдруг шум, грохот и что-то свалилось ко мне в грот прямо с потолка. Я смотрю, а
это – они, - дракониха шмыгнула носом и указала на Людвига, Дирка и Антонио.
Орк грозно повернулся к виновникам шума, ожидая объяснений. Снег холодными иглами жег
босые ноги, мороз забирался под куртку, которую кто-то набросил орку прямо на обнаженную
спину. Грэгу ужасно хотелось побыстрее покончить с этим делом и оказаться в теплой постели.
- Мы искали клад, - понуро ответил Людвиг, выдвинувшись чуть вперед.
- Что?! В жилище у Кэти?! – изумлению Грэга не было предела.
- Ну, нет, конечно, - ответил дракон.
- Нам Хуан Карлос сказал, что он знает, где на территории замка зарыт клад, - наябедничал
гном.
- У него и карта имелась, - добавил гоблин.
65
- О боги! Зачем я только с вами связался! – простонал Грэг. – Знаю я эту карту! Вы на нее хоть
посмотрели? Ей тысяча лет в обед! Вы обратили внимание, что на ней даже замка еще нет? Да с
момента составления этой карты, здесь все перекопали много раз и уже все клады давным –
давно найдены и оприходованы. В частности, тот, что вы искали, был найден, когда обустраивались гроты для драконов. На эти сокровища, собственно говоря, гроты и были приведены в порядок.
- А может не все клады нашли? – упрямо гнул свою линию дракон.
Кэти подбоченилась и, гневно сверкнув глазами на Людвига, прошипела:
- Нет уж, миленький мой, уверяю тебя, что все. Грэгор тор Хэнинг – один из сильнейших магов
Субара. А маги, как ты знаешь, ощущают такие вещи на физическом уровне.
Крыть Людвигу было нечем и он печально повесил голову. Я от неожиданности чуть не вывалилась из окна: Грэг – маг?! Я уже ни минуты не сомневалась, насчет того, какой факультет он
заканчивал. «Ну, погоди же, негодяй!», - я ощущала неконтролируемый всплеск злости на орка. –
«Ловко ты меня обвел вокруг пальца, ничего не скажешь!»
Грэгу окончательно надоели эти разбирательства:
- Ты, ты и ты! – он указал на дракона, гоблина и гнома, - Марш по своим комнатам и чтобы до
утра вас никто не видел! Кэти, это твои друзья, не так ли? – обратился он к драконихе. – Ну вот и
заполняй их досуг, чтобы у них не было возможности заниматься всякими глупостями.
Дракониха демонстративно оскалилась.
- Все расходитесь – выступление цирка закончено, - Грэг повернулся к многочисленным зрителям. – Всем приятных сновидений. С Хуаном Карлосом я завтра сам поговорю.
Злой и замерзший Грэг шел по коридору замка, предвкушая, как наконец-то согреется и продолжит прерванный сон. Но вместо этого он нос к носу столкнулся со мной. И настроена я была
весьма недружелюбно.
- Доброй ночи, Эльга! – поприветсвовал меня Грэг. – Все закончилось : можешь спокойно ложиться спать – больше твой сон никто не потревожит.
- Нужно поговорить, - мрачно бросила я.
- Давай отложим разговор на завтра – я замерз и зверски устал.
- Сегодня. Срочно. Сейчас. – я была полна решимости.
Грэг обреченно вздохнул:
- Может, хоть в комнату зайдем или ты предпочитаешь ввести в курс дела всех проживающих
на этом этаже?
Мне было все равно: ярость затуманивала мой разум и настоятельно просилась наружу.
- Грэг, скажи, пожалуйста, почему ты скрыл от меня, что являешься боевым магом и, судя по
словам Кэти, весьма неплохим? – злобно прошептала я.
Орк поморщился:
- Я - специалист по защите кристаллов, а боевой маг – это так, издержки.
- Да? Хорошенькие такие издержки – в виде боевых пульсаров! Да вот хотелось бы узнать с
каких это пор, на магическом факультете готовят программистов? А может это я все путаю и на
факультете программирования учатся маги? – я была вне себя от гнева.
- Эльга, ты все не так поняла, - начал оправдываться Грэг.
- Грэг, эту фразу говорят мужчины всех рас, когда их ловят с поличным, - как ни странно, я немного успокоилась, но была полна решимости выяснить все прямо сейчас. – Скажи, с какой целью, ты заманил меня в замок, ведь в свете открывшихся событий, ты вполне можешь обойтись
без моей помощи?
Тщательно подбирая слова, Грэг ответил:
- Эльга, все настолько непросто, что я не могу рассказать тебе правду. Пока. Но позже ты ее
обязательно узнаешь. Это во-первых. А во-вторых, я действительно мог бы обойтись без твоего
присутствия, но с твоей помощью поиск сведений будет гораздо действеннее.
Я зло прищурила глаза и, четко выговаривая каждую фразу, сказала:
- Что ж – не можешь сказать правду – не нужно. Я привыкла, что мужчины постоянно лгут. Но
завтра я уеду из этого замка. Я сама во всем разберусь. И знаешь, я очень надеюсь, что никогда
больше не увижу тебя.
66
- Ты не можешь покинуть замок, - тихо сказал Грэг.
Я с вызовом посмотрела на него:
- Еще как могу!
Орк приоткрыл дверь в мою комнату:
- Эльга, давай зайдем к тебе – я все объясню!
- Угу. – ответила я. – Правду ты сказать мне не можешь, но вот объяснить – всегда пожалуйста!
И что ж ты, дорогой, объяснять собрался? Вернее: как? Наврешь с три короба? – мой взгляд
скользнул по обнаженному торсу орка. – А может у тебя есть другие способы убеждения : увести
разговор совсем в другое русло?
Договорив последнюю фразу, я скользнула в свою комнату и захлопнула дверь перед самым
носом Грэга. Его лицо, мелькнувшее передо мной, выражало целую гамму чувств: боль, злость,
обиду, растерянность. Через дверь я слышала, как орк от бессилия тихо зарычал. Похоже, я смогла довести его до бешенства.
Глава 4. Побег из Торуньга
Когда я проснулась, за окном только начало светать. День намечался серый, дождливый и, судя по всему, холодный. Не очень-то приятно отправляться в путешествие по такой погоде, но я
была настроена очень решительно.
Принимая душ, я намечала план своих действий. Прежде всего, мне необходимо покинуть замок. Вещей у меня было немного, но, учитывая, что до ближайшего населенного пункта мне
придется идти пешком (Торуньг находился за пределами одноименного городка), я решила
оставить свои вещи в замке. Позже, когда Людвиг будет возвращаться домой, я попрошу его,
чтобы он забрал мои пожитки.
В Нинске я собиралась обо всем, что узнала рассказать Касе, Элле и Джину. Возможно, они
мне не поверят, возможно, сочтут сумасшедшей, но иного выхода у меня не было: маловероятно, что я одна смогу что-то сделать, а так глядишь – сообща что-нибудь да придумаем.
Не дожидаясь завтрака, я натянула удобные брюки, теплый свитер, куртку с капюшоном, замотала шарф, обула высокие ботинки на толстой подошве. Окинув прощальным взглядом комнату,
я начала свой побег.
Сначала все шло без сучка, без задоринки: было слишком рано и на моем пути никто не повстречался. Но когда я дошла до ворот, оказалось, что массивная чугунная решетка опущена, а
мост через ров поднят. На стук в окошко караульной комнаты, вышел офицер и приветливо поинтересовался, что мне угодно. На просьбу поднять решетку и опустить мост, начальник караула
очень вежливо объяснил, что у него приказ ни под каким предлогом не выпускать меня из замка.
Спорить со стражником было бесполезно, как впрочем и злиться на него. Теперь покинуть эту
тюрьму стало делом принципа.
Я тоскливо осмотрелась вокруг: отсюда можно было только улететь. И в этот момент я вспомнила, у кого есть крылья.
Заспанный Людвиг долго не мог понять кто его будит и чего от него хотят. Постепенно до дракона начал доходить смысл моих слов:
- Эльга, не дури: зачем тебе удирать из Торуньга? – нещадно зевая, спросил Людвиг.
- Поверь, это очень важно – как можно быстрее я должна попасть в Нинск, - ответила я.
Дракон что-то обдумал, а затем пожал левым плечом:
- Как знаешь!
Я забралась на дракона и он без разбега, практически с места, набрал высоту и перемахнул
через стену. Немного покружив над скалами, на которых был выстроен замок, дракон приземлился на побережье Русалочьего моря и мы попрощались: я попросила Людвига забрать мои
вещи, а он пожелал мне удачи. На том мы и расстались.
Оставшись в одиночестве, я с ужасом осознала, что не знаю в какую сторону идти. Прямо передо мной находилось море, позади - возвышались скалы, а слева и справа тянулся песчаный
пляж без признаков человеческого жилья.
67
Проклиная собственную глупость, я отправилась направо. Даже не спрашивайте почему: логики в этом поступке не было никакой (у меня мелькнула мысль, что и в побеге особого смысла не
было, но эту предательницу я тут же прогнала). Я плелась вдоль пляжа, подальше от бушующих
волн, стараясь не подставлять лицо под соленые брызги. Идти было трудно: ноги почти по щиколотку увязали в смеси снега и тяжелого, пропитанного морской водой, песка. Капюшон не спасал от порывов ветра, которые буквально сносили меня в сторону. Какой же упрямой дурой я
себя ощущала! Но при этом, я скорее готова была умереть здесь, на пляже, чем вернуться в этот
проклятый замок и встретиться с его ненавистным владельцем. А виной всему стала моя доверчивость: если бы я более настороженно отнеслась к знакомству с орком, то сейчас не брела бы
невесть куда, а спокойно спала в теплой постели в Нинске.
Занятая самобичеванием, я не сразу отреагировала на машину, которая меня обогнала. Проехав еще несколько метров, водитель притормозил и, учитывая, что вокруг не было ни души,
очевидно ждал меня. «Значит, я все-таки правильно шла – где-то там населенный пункт», - подумала я и прибавила шагу. Меня совершенно не смутило то обстоятельство, что кто-то решил
вопреки здравому смыслу ехать не по дороге, а по пустынному морскому побережью: мало ли у
кого какие причуды. Я решила, что вполне могу напроситься в попутчики – неужели кто-то откажется подвезти молодую и симпатичную девушку в такую непогоду (тем более, деньги у меня
были с собой)?
Когда я поравнялась с машиной, со стороны водительского места плавно опустилось тонированное стекло и на его месте появилась рожа такого бандитского вида, что я остановилась, как
вкопанная.
- Девушка, вас подвезти? – с гаденькой улыбочкой спросила рожа.
Я натянуто улыбнулась:
- Нет, спасибо: сегодня чудесная погода, я пройдусь пешком.
Словно в подтверждение моих слов, небо сыпануло мелким колючим снегом. Я непроизвольно поежилась.
- Хорош кочевряжиться – поехали, - из недр машины появился еще один персонаж.
Он был не намного приятнее водителя. «Похоже, я серьезно влипла», - в панике подумала я.
Нужно было что-то срочно предпринять: из машины выходили трое гоблинов, в руках одного из
них я заприметила веревку и кляп.
- Эльга, поехали по-хорошему! – неожиданно тонким голоском сказал самый высокий и мощных из них.
Я похолодела:
- Откуда вы знаете мое имя? – спросила я онемевшими губами.
Он противно засмеялся:
- Мы многое о тебе знаем.
Во время диалога, я лихорадочно соображала, что предпринять. Помощи ждать было неоткуда. Я быстро наклонилась за упавшей перчаткой, а когда выпрямилась, в руке у меня была горсть
мокрого песка. Прицелившись как можно точнее, я швырнула песок в лицо ближайшему гоблину. Над побережьем раздался дикий рев: песок попал в глаза, забился в нос и рот бандита. Его
подельники бросились ко мне, а я помчалась в противоположную сторону. Ветер толкал меня в
спину и придавал скорость, но все равно бежать по вязкому песку в теплой куртке от тренированных наемников (а я уже не сомневалась в том, с кем мне довелось столкнуться) удовольствие
то еще. Расстояние между нами стремительно сокращалось.
В тот момент, когда я окончательно отчаялась, я увидела, как вдоль побережья, навстречу мне
несется … тигр. При этом он передвигался на задних лапах. Я мысленно взвыла, но предпочла
бежать вперед, прямо в пасть к странному хищнику.
Я слышала тяжелое дыхание преследователей, но и тигр был уже совсем рядом. При ближайшем рассмотрении, оказалось, что это вовсе не зверь, а человек, закутанный в тигриную шкуру.
Необычный человек был обут в легкие сапоги с кожаной подошвой, брюки, не сковывающие
плавных движений и великолепную тигриную шкуру, которую на плечах держали серебряные
бляшки. Его жесты, пластика, манера двигаться вызывали ассоциации с огромной полосатой
кошкой. Бугры мышц перекатывались в такт бегу, великолепный оскал демонстрировал удли-
68
ненные клыки, даже на вид он был очень опасен. В моем мозгу мелькнула мысль, что где-то я
уже видела нечто подобное. Когда между нами оставались считанные метры, я с удивлением
отметила, что это не человек, а орк. А еще я поняла, что знаю его…
Орк зарычал, отшвырнул меня к себе за спину и прыгнул на оторопевших наемников. Схватка
была недолгой: бандиты предпочли отступить. Они спешно ретировались, прихватив покалеченного орком товарища.
Тщетно пытаясь защититься от порывов ветра, я с изумлением рассматривала Грэга. Его лицо
приобрело черты, совершенно не свойственные орку: широкий приплюснутый нос, янтарные
миндалевидные глаза, он стал выше и массивнее. Его странный наряд не выглядел нелепым: в
новом для меня образе Грэга все было очень органично. Непостижимым образом он был одновременно и орком, и тигром. Орк молча смотрел на меня. Постепенно, незаметно для глаза его
внешность трансформировалась: через несколько минут передо мной стоял прежний Грэг.
Я не знала, как себя вести: честно говоря, мне было стыдно за свой дурацкий поступок, но в
этом я бы не призналась ни за что на свете. Отвернувшись, орк сказал:
- Ты хотела покинуть замок – мои орки отвезут тебя в Нинск.
Не обращая на меня внимания, он пошел в сторону замка. Сотни вопросов роились у меня в
голове, но сейчас главным было совсем другое. Я поспешно догнала Грэга:
- Грэг, не прогоняй меня, - тихо попросила я.
Оторопевший орк остановился. Я почувствовала, как к горлу подступает комок: я совершенно
запуталась во всем происходящем.
Грэг подошел поближе и крепко обнял меня:
- Ты – бестолковая, взбалмошная девчонка, но я на части порву любого, кто вздумает причинить тебе вред, - сказал он. – Эльга, я буду рад, если ты останешься погостить в Торуньге, - церемонно проговорил орк, а затем добавил: - Для твоей безопасности так будет лучше.
- Это и есть твои утренние дела? – спросила я, не зацикливаясь на последней фразе орка.
- В том числе, - улыбнулся Грэг, – вождь всегда должен быть в форме: в любую погоду пробежка по побережью, затем несколько часов тренировок с оружием, магические упражнения. То что
ты видела – частичная трансформация, такими мы вступаем в бой с противником. Она возможна
только в определенные утренние часы, либо в минуту опасности для меня или моих близких.
Я обессилено прижалась к его широкой груди:- Грэг, у тебя есть еще какие-то секреты? – прошептала я. – Лучше предупреди меня заранее.
Неожиданно, Грэг тихонько засмеялся:
- Пожалуй, ты знаешь все мои тайны и теперь у меня один выход для их сохранения – я должен на тебе жениться и заточить жену в замке навечно!
- Да ну тебя! – я оттолкнула орка. – Нашел время и место для шуток.
Не переставая улыбаться, Грэг обнял меня за плечи:
- Пошли – нам необходимо вернуться в замок.
Пока мы шли к замку, я попыталась выяснить интересующие меня подробности происходящих
событий:
- Грэг, а как ты сегодня узнал, что мне необходима твоя помощь? Или ты оказался здесь случайно? – задала я, мучающий меня вопрос.
- Скажи спасибо дракону, - улыбнулся Грэг. – Во-первых, он знал, что я здесь бегаю по утрам
(он видел меня, когда летал над побережьем). Поэтому он и высадил тебя в этом пустынном месте – ты ведь не дала ему четких указаний – просто попросила помочь выбраться из замка. Вовторых, он тут же рванул ко мне и рассказал о твоем побеге.
- Вот доносчик! – от негодования я сжала кулаки.
- Эльга, сегодня Людвиг спас тебе жизнь, - серьезно сказал орк.
- Грэг, - вспомнила я. – Они знали мое имя и действовали целенаправленно: они ехали за
мной.
Орк нахмурился:
- Это меня и волнует. Я получил сведения, что некие люди пытаются найти орков, которые бы
согласились похитить тебя из замка. Вознаграждение предлагалось очень солидное, но никто из
орков не рискнул связываться со мной, зная, что ты моя гостья. На всякий случай, я отдал приказ
69
страже не выпускать тебя из замка. Извини – я не знал, что ты так болезненно отреагируешь на
это – Грэг покосился на меня.
- Я не понимаю – откуда они узнали, что я покинула замок?
Грэг помрачнел:
- Это обозначает одно – в Торуньге есть предатель. Кто знал о твоем побеге?
- Людвиг и начальник караула. Но вряд ли они подходят на эту роль: начальник караула был
уверен, что я вернулась в замок, т.к. он знает, что через крепостные стены мне не перебраться
никогда в жизни, а Людвиг сразу же сообщил тебе о моем побеге.
- Он мог заметать следы, - задумчиво сказал орк. – Он ведь не знал, успею я или нет. В состоянии частичной трансформации, на меня не действует никакая магия, но и я не могу воспользоваться своими магическими способностями.
- Грэг, а кому и зачем я понадобилась? – запоздало спохватилась я.
- Зачем - я кажется, знаю. Я уже говорил, что ты – мощный источник магической энергии. Побольшому счету, ты никогда не пользовалась своей способностью аккумулировать магию из
окружающей среды: любой маг, практикующий запретную магию, с радостью заполучит тебя,
чтобы провести некоторые ритуалы и обрести неиссякаемый магический резерв. А вот кто решил похитить тебя – это я попытаюсь выяснить.
Я поежилась: не очень-то приятно ощущать себя объектом охоты.
- Скажи, пожалуйста, - я подозрительно посмотрела на Грэга, – зачем ты привез меня в Торуньг? Ты ведь тоже маг, - фразу я закончить не успела.
- Ты опять за свое! – простонал Грэг. – Я действительно закончил магический факультет и у меня на самом деле имеется диплом боевого мага – так требует традиция: вождь всех вождей обязан быть дипломированным боевым магом. Но работа с кристаллами меня всегда привлекала
гораздо больше. С самого детства я возился с ними, изучал их свойства, программировал. Отдав
дань традиции обучения на магическом факультете, я написал диссертацию по защите кристаллов от постороннего воздействия. Более того, практически все мои магические изыскания были
на эту тему. У меня и в мыслях не было тебя обманывать или что-то скрывать! Сопоставив коекакие факты, я еще в Нинске понял, что тебе грозит опасность. Я не знал, кто и что тебе угрожает,
но счел за лучшее увезти тебя в Торуньг. Мне было необходимо приехать сюда, чтобы выяснить,
с чем мы столкнулись, а оставить тебя без присмотра я не мог. Кроме того, веришь ты или нет, но
ты действительно помогаешь мне в поисках.
Я насупилась:
- Грэг, а почему ты мне не рассказал это все раньше?
- А ты, можно подумать, меня бы послушала! – язвительно ответил орк.
Я слегка разозлилась:
- Кто тебе дал право, все решать за меня?
Беседуя, мы подошли к воротам замка. Грэг приветственно помахал рукой и стражники опустили мост и подняли решетку. Уже заходя в ворота замка, Грэг ответил на мой вопрос:
- Это право мне даровали боги, задолго до твоего рождения, - серьезно сказал он.
Игнорируя меня, орк пошел в замок. Размышляя на тему: «Чтобы это значило?», я отправилась вслед за ним. Отложив на потом разговор по душам с Людвигом, я решила посетить столовую – после утренних приключений у меня зверски разыгрался аппетит.
Столовая замка скорее была похожа на зал хорошего ресторана, стилизованного под старину.
В уютном помещении стояло множество небольших столиков, между которыми сновали хорошенькие официантки. Позже, Грэг объяснил мне, что только во время торжественных мероприятий столы составляют буквой «П», при этом во главе стола сидит вождь и «другие официальные
лица».
Как только я вошла в зал, ко мне моментально подошел вежливый распорядитель. Он предупредительно провел меня к столику и подал меню. Не прошло и нескольких минут, как я приступила к поглощению пищи. Основная масса жителей замка уже позавтракала и столовая была
практически пуста: кроме меня в ней находилось несколько орков, которые занимали пару столиков, да с неприкаянным видом шатался Хуан Карлос. Увидав меня, он как-то испуганно шарах-
70
нулся и тут же растворился в воздухе. «Странный какой-то!» - подумала я, намазывая паштетом
ломтик восхитительного хрустящего хлебца.
В середине завтрака в столовую зашел Грэг. Он переоделся в свою обычную одежду, его волосы были слегка влажными после душа. Как ни в чем не бывало орк подошел к моему столику и
спросил:
- Можно к тебе присоединиться?
Я утвердительно кивнула.
К нему тут же подскочили две молоденькие официантки и кокетливо защебетали, недобро
зыркая на меня:
- Доброе утро, Грэг! Что принести тебе на завтрак? Сегодня в меню замечательные вареники…
- С вишней, лесными ягодами, творогом, картошкой, - официантки разливались соловьем, перебивая друг друга.
Грэг приветливо поздоровался с девушками и сказал:
- Несите все.
По мере того, как стол заполнялся снедью, мои глаза округлялись. Я никогда не видела, чтобы
кто-то мог съесть такое количество еды. Даже очень голодный. Но орку это оказалось вполне по
плечу. Его завтрак состоял из огромной порции жаренной картошки с большой отбивной, целого
блюда вареников, щедро политых растопленным сливочным маслом, омлета с грибами и трех
бутербродов с ветчиной и сыром. Да, на десерт у него были взбитые сливки с фруктами и чашка
крепкого черного кофе. Ел Грэг очень аристократично, великолепно орудуя ножом и вилкой. Сытый и довольный, орк был похож на большого разомлевшего кота. Хитро прищурив один глаз, он
промурлыкал:
- Поработаем?
Поблагодарив распорядителя за великолепный завтрак, мы отправились в читальный зал.
За несколько дней мы нашли не так уж много информации, но она была поистине шокирующей. Во-первых, стало ясно, кто те существа, с которыми мы столкнулись: они называли себя
гарвами. Во-вторых, буквально по крупицам, в различных источниках, мы нашли сведения о том,
что гарвы посещают только обжитые миры, полностью разрушая существующие там цивилизации. В-третьих, в одной из древних семейных хроник, Грэг нашел туманное описание того, как
гарвы завоевывают новое жизненное пространство. Получалось, что они каким-то образом проникают в живое существо, полностью высасывая из него все физические и духовные силы. До сих
пор было неясно, каким образом это происходит. Кроме того, мы так и не получили ответ на
главный вопрос: как с ними бороться?
Используя связи в правительственных кругах, Грэг попытался предупредить об угрозе Тайную
стражу и другие службы, отвечающие за государственную безопасность . Но чиновники отмахнулись от него, заявив, что конкретных фактов нет, а слухами и домыслами они заниматься не будут. Но мы не сдавались: ожидая полнолуния, когда Грэг сможет спросить совета у предков, мы
упорно искали хоть что-нибудь, что позволило бы остановить нависшую над Субаром угрозу.
День приближался к концу, когда мне на глаза попался труд некоего отшельника, который 40
лет прожил в пещерах на востоке Субара. Рукопись называлась: «Быт и нравы современных орков». Я с любопытством начала листать страницы.
«Орки – народ древний, откуда пришел – неведомо. Мужчины у них невысокие, но плотно
сбитые, коренастые. Руки у них длинною до колен, ноги кривые. Ногти они не стригут, от чего те,
отрастая, скручиваются и потому больше похожи на когти какого-нибудь зверя. Густая длинная
шерсть покрывает все их тело» - гласила глава, описывающая внешний вид орков.
Я оценивающе посмотрела на Грэга. Роста он был примерно метр восемьдесят. Я решила, что
он исключение – переросток, скорее всего. Честно говоря, кожа у него была абсолютно гладкая,
немного смугловатая. «Может, он делает депеляцию?» - подумала я.
Насколько я помнила, ногти у него были пострижены, по-крайней мере на руках уж точно. Да и
на ногах что-то не видно было когтей, когда накануне он расхаживал во дворе босиком. На всякий случай я покосилась на руки орка и увидела вполне приличный маникюр.
71
Пытаясь соотнести длину рук с телом и заметить кривизну ног, я начала тайком заглядывать
под стол. Грэг удивленно посмотрел на меня, но промолчал. Ничего интересного под столом я не
увидела: ноги как ноги, без намека на кривизну.
«Женщин орки любят дородных: высоких, статных, полных. Идеал красоты у орков – это когда
обхвата двух рук взрослого мужчины не хватит, чтобы обнять девушку за талию». М-да – у меня
не было никаких шансов!
Прочитав следующее, я поняла, что не больно-то и хотелось: «Когда орк надумает жениться,
он подкрадывается к понравившейся особе и делает ей предложение – ласково бьет по голове
дубиной. Девушка, от счастья, лишается сознания. Тогда орк бросает ее на плечо и тащит к себе в
жилище».
«Не дай боже, вызвать нежные чувства у кого-либо из орков», - подумала я и решила на всякий случай быть с ними похолоднее. Начала я с Грэга: подальше отодвинула массивное дубовое
кресло. Грэг бросил на меня косой взгляд, но опять ничего не сказал.
«Мужчины у орков заняты важными государственными делами: целыми днями они сидят у
костра, обсуждают спортивные достижения, политику, женщин, курят смердючую траву, кою
называют сигареты, бьют в барабаны и орут воинственные песни. Иногда они пьют гномий самогон и тогда ходят в соседнее племя с визитом вежливости: забирают понравившиеся им вещи,
объясняются в любви женщинам, а ежели кто из соседнего племени против их визита, то затевают большую драку. Когда мужчинам становится совсем скучно, они собираются в орды и идут с
визитом вежливости к другим народам» - писал отшельник.
Я с трудом представляла себе Грэга, который сидит у костра в компании диких соплеменников,
бьет в барабаны и орет песни. После чего напивается и устраивает потасовку. Но мало ли невероятного встречается в этой жизни? «А я-то, наивная думала, что он кристаллами занимается!» пронеслось у меня в голове.
Женщинам автор посвятил целый абзац: «Они практически ни чем не заняты, обязанностей у
них не много. В жилище должны быть чистота и порядок. Еда должна быть наготовлена из расчета: завтрак, обед, ужин и несколько перекусонов для большой семьи. Дети должны быть досмотрены, накормлены, опрятно и чисто одеты. Одежда для мужа выстирана и выглажена. К
приходу мужа с важного мероприятия, жене надлежит хорошо выглядеть, встречать мужа со
счастливой улыбкой и выполнять все его прихоти. Поскольку мужчинам некогда отвлекаться на
всякую ерунду, работают у орков только женщины. Зато во все остальное время, они абсолютно
свободны от всех забот: целыми днями болтают с подругами по телефону, смотрят глупые сериалы и других забот не имеют кроме как наряжаться так, чтобы соседки завидовали».
«Ужас какой!» - подумала я и с тихой паникой посмотрела на орка. Грэг к тому времени отложил все дела и внимательно наблюдал за мной.
- Эльга, у тебя все в порядке? – спросил он, поднимаясь из –за стола и собираясь подойти ко
мне.
- Да, да! – торопливо закивала я, - Ты сиди там, где сидишь – не утруждай себя!
Грэг, недоуменно пожав плечами, уселся на место. Вытянув шею, он прочел название трактата,
которое было прописано мелким шрифтом внизу каждой страницы. Со стороны орка послышались сдавленные всхлипы.
«А ты думал вечно будешь мне мозги пудрить – вот она, правда, как неожиданно вылезла!
Поплачь, поплачь, миленький!» - мелькнула у меня мысль.
«Из числа самых воинственных и злобных орков, соплеменники выбирают себе вождя. Но
один из них – с приставкой «тор» к фамилии – наиболее жестокий, с разнузданным нравом», это откровение отшельника меня добило окончательно.
«Нет, ну как маскируются!» - подумала я. – «А Грэг! Ну, кто бы мог подумать! А с виду такой
интеллигентный орк!».
Всхлипы становились все громче. Мне стало жалко вождя.
- Грэг, ты плачешь? – спросила я.
- Ага – рыдаю, - ответил орк, вытирая слезы и захохотал во весь голос.
72
Я понимающе вздохнула – орк был совершенно дикий. Отсмеявшись, Грэг подошел ко мне и,
отодвинув в сторонку архивные документы, уселся напротив меня на стол. Я вжалась в спинку
кресла, вспомнив прочитанную фразу о его жестокости и разнузданности.
- Эльга, вот скажи, как можно быть такой наивной, чтобы поверить во всю чушь, которую написал этот отшельник? – улыбаясь спросил орк.
- А откуда мне знать, что это чушь? – ответила вопросом на вопрос я. – если бы мне кто-то рассказал, что орк может частично трансформироваться в тигра, я бы тоже не поверила. Однако, это
я видела собственными глазами.
Грэг вздохнул:
- Посмотри на меня – я соответствую описанию, данному в рукописи?
- Ну, вобщем-то, нет, - промямлила я.
- А другие твои знакомые орки? Например, Василий?
Я отрицательно помотала головой.
- Но вдруг это маскировка, чтобы ввести в заблуждение, - не сдавалась я.
- Кого и зачем?
- Не знаю – может другие расы. Я это прочитала в научном труде. Вот смотри: библиография,
вот ученые звания и титулы отшельника.
- Эльга, когда ты наконец-то начнешь доверять мне? – грустно спросил Грэг. – Этот отшельник
был человеком, который ни разу и в глаза-то орка не видел. Все написанное – плод его больной
фантазии. Не могу сказать зачем Тронго хранят этот бредовый опус – не иначе ради шутки. Надо
бы летописцу задание дать: написать комментарий к этому «научному» трактату. А то лет через
триста кто-либо вот так прочитает о нравах орков и будет думать, что любимой девушке предложение выйти замуж орки делают дубиной по голове.
Я смущенно потупилась.
- И вообще: позволь пригласить тебя на ужин, - Грэг галантно подал мне руку.
Уже выходя из читального зала, я услышала, как домовой, сметая несуществующую пыль со
старинной мебели, кому-то сказал:
- Нет, ну кака красива пара!
Глава 5. Совет теней
Стояла ясная зимняя ночь. Темное безоблачное небо было щедро усыпано золотистыми точками звезд. Огромная круглая луна равнодушно взирала на покрытую первым настоящим снегом
землю. Сюда, на север Субара, зима приходила чуть раньше, чем на остальные территории страны. Каждый год она начиналась внезапно: еще вчера моросил мелкий дождик вперемешку с
мокрым снегом, а уже сегодня подмораживало, начинались обильные снегопады и до весны
снег не таял.
С наслаждением вдохнув свежий морозный воздух, Грэг запрокинул голову и посмотрел на
полную луну. Сегодня ночью он собирался обратиться за помощью к предкам – это был его последний шанс. Он не хотел окончательно испугать Эльгу, а потому молчал о своих подозрениях.
Грэгор тор Хэнинг с трудом представлял себе, что он будет делать в случае, если предки не смогут помочь.
Стараясь не думать об этом, Грэг попытался сосредоточиться на той информации, которую они
с Эльгой собрали. Но его мысли вновь ушли в сторону. «Эльга… Наивная и трогательная девчонка… Стервозная, ласковая, резкая, тактичная, умная, бестолковая, бесконечно ранимая – она вся
состоит из немыслимых противоречии! Вот уж боги наградили орри – постарались на славу!» невесело усмехнулся Грэг. Всегда решительный, не ведающий сомнений вождь сам себя не
узнавал. Он так и не смог опеределиться, следует ли поговорить с Эльгой начистоту сейчас или
отложить разговор до того момента, когда все закончиться. Если его догадки были верны, то он
вполне мог и не дожить до этого разговора… Наверное, все было бы гораздо проще, если бы
ему было безразлично, как Эльга воспримет то, что он собирался ей рассказать. В любом случае,
орк решил не спешить.
73
Уверенной походкой Грэг шел в сторону моря. Когда до побережья оставались считанные метры, он свернул к неприметной пещере. Орк зашел внутрь и на кончиках его пальцев заиграли
золотистые язычки пламени, осветившие пещеру мягким оранжевым светом.
Ровный свет магического пламени позволял рассмотреть гранитные стены, щедро исписанные
древними рунами, гладкий пол, покрытый пентаграммами, круглый очаг, чернеющий в самом
конце пещеры, выложенный из древнего, закопченного от тысячелетнего использования, камня.
На этом очаге никогда не готовили пищу, вокруг него не собиралась дружная семья, рядом с ним
не возились дети, не ласкали друг друга влюбленные. Это было ритуальное место, в котором обретали последний покой верховные вожди орков. Когда вождь всех вождей умирал, его тело
сжигалось на священном пламени, а душа соединялась с Вечным огнем.
Сосредоточенный, подобравшийся Грэг направился прямиком к пустому очагу. Не заходя за
его границы, обозначенные камнями, он, не спеша разделся, после чего, совершенно обнаженный, встал в самый центр кострища. Вполголоса орк начал читать заклинание. В этом месте пещеры звук, ударяясь о стены, пол, потолок, резонировал каким-то особым образом и постепенно
орк впал в транс. Когда прозвучали последние слова заклинания, по контуру очага побежали
первые, еще не смелые языки прозрачного, слегка голубоватого огня. Он разгорался все сильнее,
набирал мощь, превращался в мощное, неукротимое пламя. Огонь, дающий тепло и обжигающий нестерпимым жаром, огонь, поддерживающий жизнь и убивающий, огонь созидающий и
огонь уничтожающий свирепым диким зверем плясал вокруг орка. Огонь обволакивал его обнаженное тело, бежал по мускулистому торсу, ласково перебирал короткие взъерошенные волосы,
но Грэг не ощущал жара, он не чувствовал своего тела, у него не было души – его вообще не было.
Огонь вокруг Грэга заметался, ожил, принял очертания воина-орка. В шуме ревущего пламени
орк услышал:
- Грэгор тор Хэнинг! С кем ты желаешь говорить?
Ошибиться в выборе было нельзя: сегодня он мог встретиться только с одним из своих предков.
- Дориан тор Хэнинг! Я призываю твой разум! – безжизненным голосом произнес Грэг.
Его сознание начало наполняться: перед глазами промелькнула вся жизнь, но эта была не его
жизнь – он видел и чувствовал все, что когда-то происходило с Дорианом тор Хэнингом.
- У нас мало времени. Что ты хочешь узнать? – прозвучал в голове Грэга молодой насмешливый голос.
- Есть основания предполагать, что в наш мир пытаются проникнуть гарвы. Как они это делают? Ты ведь сталкивался с ними? – Грэг постарался как можно четче сформулировать мысленный
вопрос.
- Ты прав – я кое-что могу показать. Смотри, - ответил Дориан.
У Грэга слегка закружилась голова и он начал вспоминать. Перед его мысленным взором оказалось небольшое селение – это был Торуньг, но только несколько тысяч лет назад. Он был совсем не похож на знакомый с детства городок. Было бы более правильно назвать это место стойбищем: кострища, обложенные булыжником, множество шалашей из шкур диких животных,
между которыми с веселыми криками бегают чумазые дети. Грэг видел, как прошла немолодая
полная женщина, несущая на спине бурдюк с водой, как рассерженная мать за что-то наказывает
сынишку-сорванца.
Он слышал звуки рожка, лай собак – это охотники вернулись с добычей. Он видел, как все
племя выбежало встречать их – охота была хорошей, а потому требовалось много рук, чтобы
освежевать туши, высушить и закоптить мясо, выделать шкуры.
Грэг видел, как в племя приехали купцы, как советники торговались с ними, а он, Дориан, выбирал оружие, пробуя кончиком ногтя отличный гномий клинок. Он видел, как женщины племени сортировали продукты и товары, которые мужчины выменяли у купцов на великолепные
шкуры.
А потом в племя пришла беда. Сначала заболел мальчик, племянник вождя. У ребенка поднялся жар, он сильно ослаб, начал терять сознание, а по ночам, в бреду, мальчишка говорил на
каком-то чужом языке и звуки этого языка были похожи на шелест травы, высушенной палящим
74
солнцем. Ребенок чах буквально на глазах: неизвестная хворь съедала его изнутри. Вслед за этим
в племени началась эпидемия. Обезумевший от горя Дориан привозил к оркам лучших шаманов,
но они были бессильны остановить страшную болезнь.
Постепенно, до вождя стали доходить слухи, что и в остальных племенах, где побывали купцы,
разразилась эпидемия болезни, поразившей его народ. И тогда Дориан бросил клич: в Торуньге,
в священной пещере орков, собрался Совет всех племен. Было решено сжечь все, полученное от
купцов. Кто-то предложил умертвить орков, пораженных болезнью, но большинством голосов
это предложение отклонили. Заболевших, отправили в труднодоступные пещеры, оставив им
запас еды и питья. Ослабевшие орки не смогли бы выбраться оттуда самостоятельно, а помогать
им никто не собирался.
Позже, прочесав окрестности Торуньга, в одном из ведьминых кругов орки обнаружили целый
склад продуктов. Такие же склады нашли другие вожди на своих землях. Все найденные продукты были уничтожены.
Несколько месяцев в племени Дориана Хэнинга оплакивали изгнанных родственников: не было ни одной семьи, которой бы не коснулась болезнь. Когда орки начали понемногу успокаиваться, случилась новая беда – на их земли пришел неведомый народ, который собирался поработить орков.
Голова Грэга снова немного закружилась.
- Я ответил на твой вопрос? – спросил Дориан.
- Да, - спокойно ответил Грэг – сейчас у него не было никаких чувств: он находился в Землях
предков, он был частичкой Вечности.
- Что еще ты хочешь узнать? У нас мало времени, - напомнил Дориан.
- Как их остановить? – задал свой вопрос Грэг.
Грэг увидел бескрайнюю степь. Он, Дориан Хэнинг, сидел на тонконогом рыжем жеребце и
напряженно всматривался вдаль. Янтарные миндалевидные глаза выжидающе смотрели на север: именно оттуда, из степи, должен был появится враг. Сейчас Дориан был наполовину тигром:
хищный оскал позволял рассмотреть удлиненные клыки, приплюснутые ноздри слегка раздувались, нюхая воздух. Тигриная шкура не прикрывала мускулистые руки, в которых орк сжимал заговоренный шаманами меч, из сплава нескольких металлов.
Вождь слегка повел ухом: где-то очень далеко он слышал отголоски топота – это вражеское
войско спешило на встречу оркам. Спустя несколько минут, на линии горизонта появилась черная движущаяся полоса. Она приближалась подобно прибою, неотвратимо накатываясь на армию Дориана.
Хэнинг обернулся и бросил взгляд на свое войско. Далеко, настолько насколько мог охватить
взгляд, он увидел воинов. Они были разных рас, разных национальностей, из разных племен, но
объединяло их одно: решимость, во чтобы-то ни стало защитить свои земли, дом, близких – его
армия готова была до последнего вздоха защищать свою Родину. У них не было выбора – лучше
уж погибнуть в бою, чем всю жизнь быть рабом.
Дориан посмотрел на армию гарвов. Зрение, обостренное частичной трансформацией, позволило рассмотреть первую шеренгу врага. Они ехали абсолютно молча, на их лицах читалось презрение: они были уверены в своей победе – в иных мирах гарвы не знали поражений.
Вождь хладнокровно смотрел, как приближаются враги. Когда войско гарвов подошло достаточно близко, Дориан дважды ударил коротким мечом по щиту, из его горла вырвался боевой
клич – вызов был брошен, битва началась. Все смешалось в смертельной схватке: воины, лошади, оружие, стоны, кровь, свои, чужие. Дориан шел напролом : у него была одна цель - Повелитель.
Повелитель гарвов развлекался: ему нравился этот мир и потешные существа, решившие, что
они смогут противостоять гарвам. Падая на мокрую от крови траву, Повелитель так и не понял,
как их вождь смог победить его, рожденного воином. С ненавистью глядя в янтарные глаза, Повелитель отдал Дориану часть своей сущности, как того требовал обычай гарвов.
Битва закончилась внезапно: спешившись, гарвы отступили. В знак траура они вели под уздцы
лошадей, молча покидая поле боя. Своих раненных и убитых, гарвы забрали с собой.
Видение покинуло Грэга и он услышал голос Дориана:
75
- Грэг, ты должен вызвать его на бой. У тебя больше шансов, чем было у меня: в каждом из
моих потомков есть частичка души побежденного тогда гарва. До свидания, Грэгор тор Хэнинг!
Помни, что наш род призван охранять и защищать этот мир!
Сознание постепенно возвращалось к Грэгу. Он стоял в центре очага, от раскалившихся камней, исходило тепло, направленное в середину погасшего кострища. Грэг быстро оделся. Не оборачиваясь, он вышел из пещеры.
После разговора с Дорианом, все встало на свои места: он знал, каким образом гарвы собирались проникнуть в Субар. Его худшие опасения подтвердились: зло, с которым столкнулись его
предки несколько тысяч лет назад, возвращалось и угрожало не только его народу. Он знал, что
гарвы не остановятся, пока не поработят все расы, живущие в этом мире.
Грэга слегка познабливало и чтобы согреться, он побежал. Передвигаясь вдоль крепостной
стены, Грэг поднял голову и посмотрел на окна Эльги. Темные стекла тускло отсвечивали в лунном свете – очевидно девушка спала. Безумно хотелось увидеть ее, но Грэг не решился разбудить Эльгу.
****
Несколько часов подряд я ворочалась с боку на бок. Казалось, что сон вот-вот придет и даже
удавалось слегка задремать, но каждый раз что-то мешало заснуть окончательно: то было слишком душно, то очень жарко, то подушка казалось твердой – в итоге, промучившись полночи без
сна, я встала и оделась. Не скажу, чтобы я часто страдала от бессонницы, но все же иногда бывали такие ночи, когда было проще что-либо делать, чем пытаться уснуть.
Недолго поразмыслив на предмет, чем бы заняться в столь поздний час, я отправилась прогуляться по зимнему саду.
Я поднялась по ажурной лесенке, толкнула дверь, ведущую в сад и остолбенела: такую красоту
я не видала никогда. Где-то, за стенами замка, бушевала непогода и все живое спешило укрыться от ее ледяных лап, а здесь, в этом потрясающем месте, цвели растения, зрели экзотические
плоды, стрекотали цикады, а воздух был наполнен пряными ароматами летней ночи.
Среди роскошной листвы экзотических растений прятались крошечные фонарики. Они не были заметны днем, но сейчас, в темноте, они давали достаточно света, чтобы чувствовать себя
комфортно и при этом создавали неповторимую атмосферу волшебной сказки.
Я, словно зачарованная, шла по мощеным дорожкам и наслаждалась прогулкой по ночному
саду: все мои дурные мысли испарились в мгновение ока. В эйфории я добрела до пруда с цветущими лилиями. Потрясенная красотой пруда, я не сразу заметила расположившегося на скамейке Грэга. Он сидел спиной ко мне и смотрел, как лениво подбирают корм разноцветные
длиннохвостые рыбы. Я потихоньку развернулась, чтобы не тревожить орка – очевидно, он хотел
побыть один и в мои планы не входило нарушать его покой.
Грэг обернулся:
- Эльга, я знаю, что ты здесь – не уходи, - спокойно сказал он.
Я подошла и присела рядом.
- Извини – я не хотела тебе мешать.
- Все нормально: я рад тебя видеть, - Грэг устало улыбнулся. – Сегодня чудесная ночь, не правда ли? – светским тоном проговорил он.
Я проигнорировала вопрос.
- Грэг, что ты узнал? – спросила я.
Грэг тяжело вздохнул:
- Ничего неожиданного я не услышал.
- Грэг, я задала конкретный вопрос: что ты узнал?
- Гарвы проникают в тело живого разумного существа, когда то съедает зараженный Вирусом
продукт. Проходит несколько месяцев и носитель умирает, чтобы дать жизнь гарву.
- Но ведь фирма «Выпил-закусил» - крупнейший производитель продуктов питания! - воскликнула я. – Получается, что их продукция содержит Вирус!
- Не их, а те продукты, которые будут реализовывать в Субаре под торговой маркой «Выпилзакусил», - поправил меня Грэг.
76
Позже, я узнала, что он умолчал о том, что все это время Предводитель, с шестью наиболее
приближенными воинами, терпеливо ждет рождения своего войска. Он не сказал, что потом
начнется война, что гарвы поработят все расы, что наша цивилизация будет уничтожена. Мне
хватило услышанного: я была потрясена.
- Грэг, но что же делать? – спросила я.
- Во-первых, нужно узнать все о рекламных материалах фирмы «Выпил-закусил» - я бы хотел
посмотреть их. Во-вторых, я должен сразиться с Предводителем до тех пор, пока в нашем мире
не появится его народ.
«Тогда у нас будет шанс!» - мысленно добавил орк.
У меня внутри все похолодело: я отчетливо помнила встречу на пустыре и слишком хорошо
понимала, что Грэг вряд ли останется жив, после этого сражения.
- Грэг, это обязательно? Неужели больше нет никакого способа остановить их? – я едва не плакала.
- Эльга, все будет хорошо! Тысячи лет мой род охраняет спокойную жизнь орков. По-большому
счету, мы прикрываем весь Субар с севера уже много веков. Те знания и умения, которые живут
у меня на генетическом уровне, те навыки, которые я развивал под руководством лучших учителей, помогут мне победить. Всю жизнь меня готовили к тому, что придет день, когда я должен
буду, не раздумывая, сразиться с любой опасностью. Эльга, я – воин. Воевать можно по-разному:
защищать кристаллы от несанкционированного доступа или сражаться на поле боя с врагом, но
моя сущность от этого не измениться. Сразиться с Предводителем гарвов – это мой долг.
- Но ведь у Субара есть армия, есть король, который давал клятву защищать свой народ!
- К сожалению, нашему королю глубоко наплевать как на поданных, так и на клятвы, - с горечью произнес Грэг. – А его правительство беззастенчиво пользуется этим.
Немного помолчав, он добавил:
-Несколько тысяч лет назад мой предок Дориан Хэнинг сразился с Повелителем. Гарв проиграл
в той битве.
- Грэг, ну почему ты? – по моему лицу текли слезы, но я не замечала их.
Орк обнял меня.
- Поверь, я приложу максимум усилий, чтобы выйти победителем, - сказал он, целуя меня в
макушку.
****
Проводив Эльгу, Грэг вернулся к пруду. Он устало откинулся на спинку скамейки и бездумно
смотрел на бутоны белоснежных лилий, слегка зеленоватых с наружной стороны. К сожалению,
он не был настолько уверен в своей победе, как пытался показать Эльге. Он отлично осознавал,
что даже в случае победы, у него слишком мало шансов выжить. Все было бы по-другому, если
бы он смог получить ее магический резерв. Грэг тяжело вздохнул: «Все же, боги – великие шутники!», - мрачно подумал орк.
Глава 6. Мы возвращаемся в Нинск
Сегодня был последний день моего пребывания в Торуньге: вечером мы собирались отправиться в Нинск. За время, проведенное в замке, я так толком и не осмотрела его, а потому мне
было интересно совершить экскурсию по Торуньгу.
Моим гидом был Хуан Карлос, который важно шествовал впереди и величественными жестами указывал на уникальные произведения искусства, хранящиеся в замке. Рассказывал призрак
очень занимательно. Он неплохо ориентировался в истории Субара, многое знал о замке, кроме
того, помнил огромное количество легенд и преданий орков (при жизни призрак был человеком), которыми весьма уместно иллюстрировал свое повествование.
Осмотреть весь замок за один день было бы нереально, а потому мы посещали только те помещения, которые на взгляд Хуана Карлоса могли представлять наибольший интерес с точки
зрения истории или искусства.
77
Экскурсия началась с читального зала. Слушая призрака, я смотрела совсем другими глазами
на раритетную обстановку помещения, в котором провела столько часов за поисками сведений о
гарвах. Мы не спеша прошлись вдоль портретной галереи. О каждом из вождей, изображенных
там, Хуан Карлос рассказал что-то интересное: Грэг по праву мог гордиться своими предками –
они были не только великими воинами, но и дальновидными политиками, которые на протяжении многих веков заботились о своем народе.
Не менее содержательный рассказ я услышала об их женах. Только повествуя об Анне Хэнинг,
призрак был сух и краток:
- Это полотно не передает и вполовину ее обаяние и красоту, - сказал он. – Я уж не говорю о
волевом характере и уме, которым наделили ее боги. Она трагически погибла при загадочных
обстоятельствах.
Больше Хуан Карлос не сказал о ней ни слова, а я не стала афишировать свой интерес к семейной трагедии Грэга.
После осмотра читального зала, мы отправились в оружейную, где пожилой орк показал нам
замечательную коллекцию гномьих и эльфийских клинков.
Затем мы прошлись по старинному, украшенному совершенно потрясающей лепниной и статуями «Коридору двенадцати» и пока я восхищалась мастерством неизвестного ваятеля, Хуан
Карлос рассказал мне легенду о двенадцати воинах, которые почти сутки защищали замок от
врага, пока в Торуньг шло подкрепление и которых, собственно говоря, эти скульптуры изображали.
Потом призрак повел меня в залы, где хранились наиболее интересные вещи из кладов,
найденных при строительстве и реставрации замка. Мы сходили в старинную обсерваторию, которая действовала до сих пор. Осмотрели поражающие красотой и изяществом интерьера бальные залы, пафосную тронную залу, музыкальный класс (там находились уникальные музыкальные инструменты). Чем больше я видела, тем сильнее понимала, как мало у меня времени на
знакомство с этим потрясающим замком.
Я поймала себя на мысли о том, что все больше влюбляюсь в это место: Торуньг был живым
существом – нужно было лишь научиться видеть и слышать его подсказки. Он многое мог поведать о своих обитателях, их радостях и печалях.
Хуан Карлос оказался интересным собеседником: время, проведенное с ним, пролетело незаметно. Поблагодарив его за великолепную экскурсию, я отправилась в свою комнату.
Грэг целый день провозился в архиве: он лично искал там какие-то документы, касающиеся
битвы Дориана тор Хэнинга с Повелителем гарвов.
Утром, после завтрака, Грэг предупредил меня, что вечером мы с ним телепортируемся в
Нинск. Телепортация отнимала у мага много энергии, а в свете предстоящих событий орк должен
был находиться в наилучшей форме. Зимой лететь на драконах было бы безумием, поэтому мы
отказались от такой затеи. По этой же причине Антонио и Дирк оставались в замке. Перед путешествием в Торуньг, они уволились с автостоянки, родных в Нинске у них не было, а потому там
их ничто не держало. Откровенно говоря, эта парочка с радостью приняла предложение Грэга,
воспользоваться его гостеприимством и еще немного пожить в замке. Что касается драконов, то
они утром улетели в Нинск, прихватив мои вещи.
Едва я зашла в комнату, как в дверь раздался стук: на пороге стол Грэг. Он поздоровался и
спросил:
- Ты готова?
- Да. Грэг, а это, - я слегка замялась – признаваться в том, что немного трушу не хотелось. – не
слишком неприятно?
- Что? – не понял орк.
- Ну, телепортация – я ни разу не путешествовала таким образом.
Догадавшись, что мне слегка не по себе, Грэг серьезно ответил:
- Не волнуйся: с непривычки может слегка кружиться голова – мы все-таки будем проходить
через искаженное время и пространство, но в целом неприятных ощущений не должно быть.
Знаешь, телепортируясь в первый раз, все волнуются.
Я приободрилась. Грэг в ответ улыбнулся:
78
- Давай руку.
Держа меня за руку, орк прикрыл глаза и начал сосредоточенно выплетать заклинания. Я почувствовала некую зыбкость, заполняющую пространство вокруг нас: комната начала терять четкие очертания, все предметы стали словно марево. Постепенно они исчезли, слились в нечто
единое, закружились вокруг меня. Я ощутила, как вместе с ними кружиться моя голова, но рука
Грэга крепко держала меня – это рукопожатие придавало уверенность в том, что все идет как
надо.
Послышался какой-то удаляющийся гул, вокруг стало стремительно темнеть. Еще ощущалась
неустойчивость и легкая дезориентация в пространстве, но я осозновала, что мы стоим на твердой поверхности и вокруг нас реальные предметы. Неожиданно я поняла, что нахожусь в метро.
Темно, потому что плохо горят лампы, освещающие перрон, а звук, который я слышала, исходил
от быстро отъезжающего поезда. Огромные буквы на стене станции гласили: «Крупцы». Возле
меня стоял Грэг и внимательно всматривался в мое лицо:
- Ты как? - заботливо спросил он.
- Нормально,- ответила я. – А почему мы попали именно на эту станцию?
- Во-первых, здесь аномальный магический фон – сюда можно телепортироваться с наименьшими затратами энергии. Во-вторых, эта станции практически пустынна, особенно в позднее
время – перемещаясь сюда, я меньше всего рискую привлечь ненужное внимание. В-третьих,
камни, которыми облицованы стены на этой станции, настолько гасят всплеск высвободившейся
при телепортации энергии, что отследить меня практически невозможно. Если честно, я думаю,
что эту станцию построили не без участия магов, специально для таких целей.
- Значит, когда я поссорилась с мужем и встретила тебя здесь, ты не случайно тут оказался? –
спросила я.
- И да, и нет. Я ощутил выброс энергии, после активации твоего амулета, однако не мог точно
сказать, что произошло. В тот момент я находился в Торуньге, но решил срочно прибыть в Нинск
и на месте разобраться, что к чему. Я не мог предполагать, что ты окажешься здесь, но появился
на «Крупцах» из-за тебя.
Пока мы разговаривали, подошел поезд. Памятуя о моем похищении, Грэг предложил воспользоваться его квартирой, но я отказалась. Тогда он заявил, что должен лично убедиться, что в
моем жилище мне ничего не грозит.
Нинск встретил нас оттепелью: грязные лужи, чавкающий под ногами талый снег – город убирали отвратительно. Благо идти пришлось недалеко –квартира была практически у метро. Я достала из кармана куртки ключи и уже собиралась прикоснуться к двери, как Грэг придержал меня
за рукав:
- Дай-ка сюда свои отмычки, - потребовал он.
Орк внимательно всмотрелся в контур двери, затем провел над замком ладонью.
- Здесь стоит магическая ловушка. Ни к чему не прикасайся, - предупредил Грэг.
Он выбросил руку вперед и что-то пробормотал. Замок резко вспыхнул и быстро погас. Орк
сделал над дверью несколько пассов и, показав мне жестом: «Стой на месте!», зашел в квартиру.
Через мгновение послышался его голос:
- Можешь заходить – здесь все в порядке.
Когда я зашла, Грэг сказал:
- В квартире не было ничего опасного.
Он, слегка раздувая ноздри, понюхал воздух:
- Здесь побывали двое гоблинов. Скорее всего, наемники, от одного остался дух гномьего самогона. Они ушли недавно, примерно полчаса назад. - Ловушку на двери ставил кто-то другой, и
этот кто-то был человеком. –Грэг повернулся и строго посмотрел мне в глаза- Может быть, после
увиденного, ты наконец перестанешь спорить и согласишься некоторое время пожить в моей
квартире?
Я неопределенно мотнула головой. Приняв этот жест за знак согласия, Грэг продолжил:
- И вот что: нравится тебе это или нет, но я буду с тобой рядом до тех пор, пока эта вся история
не закончится.
- Еще чего! – возмутилась я, - мне только надзирателя не хватает!
79
- Эльга, ты что – совсем не понимаешь, насколько все серьезно? – голос орка звучал очень
жестко, - Тебя сначала похитят, затем лишат жизни и проведут ритуал, медленно, капля за каплей используя всю твою кровь.
От услышанного меня передернуло и я подозрительно покосилась на Грэга:
- А ты откуда знаешь такие подробности?
- Я все-таки маг, - тяжело вздохнул Грэг, а затем нехотя добавил, - диплом у меня, между прочим, с отличием.
Возразить было нечего: даже я иногда слушаю голос разума.
- Возьми самое необходимое, - коротко бросил Грэг.
Пока я лихорадочно складывала в сумку самые необходимые вещи, орк затер следы нашего
пребывания. Кончено, ловушка была разряжена, но понять это можно было, только осмотрев ее
– Грэг снял ее так аккуратно, что она не послала сигнал о сработке, поставившему ее магу. Еще
долгое время он будет думать, что в квартире никто не появлялся.
Едва мы вышли на улицу, как услышали недовольный голос:
- Ну и где вы шастаете?
Перед нами, уперев руки в боки, стояла Кэти.
- Я и возле метро вас ждала, и туда сносилась и сюда сгоняла, а вас все нет и нет. Вон спасибо
толстопузу, - Кэти кивнула в сторону Людвига, который скромно стоял в сторонке, – додумался,
что Грэг тебя одну не отпустит и твой новый адрес вспомнил.
С тех пор, как Людвиг принял участие в поисках клада и в прямом смысле этого слова свалился
прямо на голову Кэти, дракониха усиленно игнорировала его, не забывая при этом издеваться
над ним самыми изуверскими способами. Когда же нужно было как-то обратиться к Людвигу,
она либо говорила о нем в третьем лице, либо придумывала какие-нибудь обидные прозвища.
Грэг улыбнулся драконам:
- Привет! Рад вас видеть. Эльга, извини, - обратился он ко мне и кивнул Кэти, приглашая отойти и поговорить.
Разговор был очень короткий, после чего озадаченная Кэти буркнула Людвигу:
- Зеленая страшилка! За мной!
Проводив взглядом улетающих драконов, я спросила у Грэга, который вызывал такси:
- Ты зачем драконов отослал?
- Среди нас есть предатель, который опять проинформировал твоих похитителей, что ты покинула Торуньг и направляешься домой. О том, где ты будешь жить не должен знать никто. Кэти я
доверяю, как себе, чего не могу сказать о Людвиге – его я знаю не настолько хорошо.
Ох, знал бы Грэг, до какой степени бывают прозорливы сплетники: в своем стремлении разжиться свежей информацией и обмыть косточки ближнему, они порой проявляют чудеса дедукции и логического мышления! Через час, после моего появления, офис напоминал встревоженный улей: мы с Грэгом стали объектом для сплетен № 1. Характер наших отношений ни у кого не
вызывал сомнений, как и мое место проживания, о чем местные любители копаться в делах
ближнего судачили на все лады.
Никогда не пойму радость, которую можно получить, смакуя подробности чужой жизни, но у
местных кумушек на этот счет было мнение совершенно отличное от моего. Иногда, молодежь
обвиняет людей старшего поколения в излишнем стремлении все обо всех узнать и тут же, на
лавочке, обсудить. Я твердо уверена в том, что эти черты не приходят с возрастом: если человек
в молодости не сплетник, то и к старости он им не станет.
Средний возраст сотрудниц агентства составлял примерно 21 год. При этом сплетни в нашей
фирме курсировали со страшной скоростью!
Каких только слухов о себе я не узнала: чтобы придумать такое нужно обладать очень развитым воображением. Мое провинциальное воспитание лежало в глубоком обмороке от непосредственности некоторых сотрудниц. Когда я делала себе кофе, ко мне подошла одна из наших
медиа-пленеров и, заговорщицки подмигнув, спросила:
- Ну, как он?
Я удивленно захлопала глазами:
- Кто?
80
На этот раз удивилась моя собеседница:
- Как - «кто»? Грэгор, конечно.
- В каком смысле? – я решительно не понимала, чего от меня хочет эта малознакомая девушка
– мы с ней практически не общались.
Она расхохоталась:
- Да ты дурочку-то не включай: у вас же с ним что-то было?
Поскольку я сама в жизни бы не додумалась задавать малознакомому человеку подобные вопросы, о чем говорит моя коллега я сообразила не сразу.
- А тебе какое дело? – разозлилась я – сразу послать нахалку в пешее эротическое путешествие
не позволяло воспитание.
- Да так – хочу попытаться наладить с ним контакты, - откровенно призналась девушка.
Решив, что Грэгу от моих слов хуже не будет, я сказала:
- Вообще-то, он не мужчина, а замаскированная женщина.
Я отчетливо слышала, как у девчонки щелкнула отвисшая челюсть.
- А..? – она руками изобразила широкие плечи, бицепсы, трицепсы.
- Морок, качественный, отличный морок, сказала я и отправилась на свое рабочее место, оставив ошалевшую девицу переваривать полученную информацию.
После обеда в офис приехал Грэг. Он сразу же прошел к Директору и о чем-то долго с ним беседовал, затем Директор вызвал меня. Орк сидел за круглым столом переговоров, внешне Грэг
был расслаблен: он флегматично следил за Директором, который возбужденно ходил из угла в
угол.
Поприветствовав меня, Директор указал на место рядом с Грэгом. Через несколько минут после моего прихода, в кабинете появилась Наис. Она холодно кивнула Грэгу, совершенно не обращая на меня никакого внимания, словно меня и не было в этой комнате.
Я знала, что их с Грэгом связывает стойкое чувство неприязни друг к другу. Красавице почемуто не нравился орк, а он отвечал ей взаимностью. Более того: когда я получше узнала Грэга, то
заметила, что при ее появлении он весь как бы подбирается, словно готовый отразить внезапный
удар.
Наис небрежно села напротив Грэга, закинув ногу на ногу. Я в очередной раз отметила, как
безукоризненно она выглядит. С ее появлением по кабинету пополз запах эльфийских духов. Грэг
едва заметно нахмурился – ему явно не нравились эти духи.
- Итак, дамы! – ни на минуту не переставая перемещаться по кабинету, начал Директор, - Вы
обе прекрасно знаете Грэгора тор Хэнинга, который на сегодняшний день является крупнейшим
и авторитетнейшим специалистом по защите кристаллов от внешнего воздействия не только в
Субаре, но и за его пределами.
Наис насмешливо приподняла бровь и посмотрела на Грэга. Орк был совершенно невозмутив.
- Господин Хэниниг располагает некоей информацией, которой я не могу поделиться с вами в
полном объеме в виду ее, - Директор поднял к верху указательный палец, - государственного
значения. Но, я скажу вам, что наше агентство стало эпицентром, - Директор сделал эффектную
паузу, - политического заговора. В наш мир пытаются проникнуть некие существа, которые посредством рекламных материалов собираются зомбировать наших сограждан. Размещать эти
материалы должны были мы. Господин Хэнинг исследовал видеоролики, которые предоставили
нам клиенты. Господин Хэнинг, расскажите нам, что вы узнали.
На притворно скучающем лице Наис вспыхнуло любопытство.
Рассказ Грэга был краток. Все рекламные ролики были обработаны магическим образом. Любому, кто посмотрел бы эту рекламу определенное количество раз, было крепко-накрепко вбито
в голову, что он должен пойти в магазин, купить продукты, зараженные Вирусом и моментально
съесть их. Мне стало слегка не по-себе: я лично считала сколько раз зритель должен увидеть рекламу, чтобы можно было рассчитывать на положительный эффект.
- Нужно срочно снимать рекламную кампанию и уничтожать ролики, - завершил свой рассказ
Грэг.
Директор посмотрел на Наис:
- Какие будут мнения?
81
Наис, которая все это время внимательно слушала орка, зло прищурила глаза и промурлыкала
чарующим голоском:
- Как вы себе это представляете? Как вы будете объяснять клиентам, почему их рекламная
компания сорвалась?
Грэг хищно улыбнулся:
- Я лично проведу переговоры.
- А вы знаете на какую сумму у нас подписан договор? Я такие цифры вслух произносить боюсь! Теперь представьте, какую неустойку мы заплатим: мало того, что агентство разориться, так
мы еще и должны останемся и эти долги будут наши внуки выплачивать.
- Я оплачу все неустойки, - пообещал Грэг.
С грацией ленивой кошки Наис поднялась и, четко проговаривая каждое слово, сказала:
- Во-первых, ваши обещания – это всего лишь слова, которые вы, возможно, не захотите сдержать. Во-вторых, вы уверенны, что грамотно провели исследование роликов и сделали правильные выводы?
Грэг стоял напротив Наис, ничем не выдавая свои чувства – надо отдать ему должное – владел
он собой великолепно.
- Вы хотите сказать, что сомневаетесь не только в моей компетентности как специалиста, но и в
честном слове Грэгора из рода Хэнингов? – холодно спросил он, надменно глядя на ведьму.
Она пожала плечами:
- Можете обратиться в Коллегию магов. Если они признают вашу правоту, я с радостью извинюсь.
Мы все прекрасно знали, что обратись Грэг в Коллегию, пройдет не меньше полугода, пока
они рассмотрят его жалобу и примут решение.
- Будь вы мужчиной, я бы вызвал вас на дуэль, - тихо сказал Грэг, обращаясь к Наис.
Она расхохоталась и вышла.
Все это время мы с Директором молча наблюдали за происходящим. Когда дверь за Наис захлопнулась, Директор сказал:
- Грэгор, - он впервые назвал орка по имени, - учитывая финансовые интересы фирмы, я не могу просто снять рекламу. Но мои предки выступали под знаменами Дориана тор Хэнинга в битве
с гарвами: эта страница семейной летописи – одна из самых славных. А потому, в память о своих
предках, я обещаю не чинить вам никаких препятствий по срыву рекламной компании фирмы
«Выпил-закусил»: в конце-концов в нашем договоре прописаны форс-мажорные обстоятельства.
«И на том спасибо!» - подумал Грэг, крепко пожимая руку Директору на прощание.
Уже через две минуты после ухода Грэга, Веста готовила приказ о зачислении орка в штат сотрудников рекламного агентства «Шпроты в масле». Эта весть моментально разнеслась среди
поклонниц орка. Светская жизнь, которая слегка утихла после отъезда Грэга в Торуньг, разгорелась в агентстве с новой силой.
В виде обеспеченного, привлекательного, молодого и – о чудо! – ни разу не женатого орка у
значительной половины нашего практически женского коллектива, опять появилась надежда
обрести личное счастье.
Я не собиралась мешать матримониальным устремлениям своих коллег: хотят девчонки замуж
– пусть сходят посмотрят, что ничего хорошего там нет. Что касается меня, то я была сыта по горло своим неудачным замужеством и меня мутило от одного предположения, что когда-нибудь я
смогу повторить подобную глупость. Впрочем, если учесть мои феноменальные способности совершать глупые поступки…
Не могу сказать, что ажиотаж вокруг Грэга меня совсем уж никак не волновал, но к активности
его поклонниц я относилась весьма философски. Больше меня задевали слухи, которые упорно
курсировали обо мне. Видя мое подавленное настроение, Кася, с которой мы очень сдружились,
совершенно расстроилась:
- Эльга, ну, хочешь я на них порчу нашлю? – со зверским выражением лица предложила ведьма.
Я отрицательно помотала головой, не отрываясь от мыслеобраза, который проецировал мой
кристалл. Похищенный артефакт пока еще не нашли, но Директор распорядился приобрести но-
82
вый. Василий несколько суток монтировал и настраивал «сетку», которая наконец-то снова заработала, к великой радости всех сотрудников агентства – работа старинными методами была малоэффективна и больше раздражала, чем приносила ощутимых результатов.
- А хочешь, у них языки покроются язвами и они не смогут разговаривать? – Кася была настроена очень воинственно.
- Ага, - отозвалась я, - и тогда они будут общаться посредством мыслеобразов через кристаллы. Этакая трансляция сплетен в сети.
Элла, не удержавшись, хмыкнула, представив себе, как это может быть:
- В исполнении наших кумушек это будет даже не легкая эротика! – сказала она. – Эльга, не
обращай внимания на дураков. Главное – работа. Она отвлекает от любого негатива, - проговорив это, Элла с головой погрузилась в вычисления.
Что мне оставалось? Я последовала ее совету. Вечером в моем кристалле показалась физиономия Грэга.
- Эльга, конец рабочего дня: не пора ли домой? – спросил он.
- Я еще полчасика посижу, - буркнула я.
Орк отключился, но через полчаса мой кристалл полыхнул голубоватым пламенем и я снова
услышала голос орка:
- Ты закончила свои дела?
- Мне еще час нужен.
Элла с Касей давным-давно разошлись по домам, но в офисе было полно сотрудниц. Мне совершенно не хотелось давать им новую пищу для разговоров. Я слонялась по кабинету и не знала, чем заняться: работы хватало, но делать уже ничего не хотелось. «Вот втемяшилось же ему в
голову, что он должен меня повсюду сопровождать!» - подумала я про Грэга.
Ровно через час после разговора с орком, дверь распахнулась и он показался на пороге собственной персоной.
- Я вижу работа кипит! – ехидно сказал Грэг, наблюдая, как я режусь в карты с кристаллом.
- Уставший менеджер имеет право отдохнуть? – смущенно огрызнулась я.
- Вот дома и отдохнешь! – парировал Грэг. – Давай-ка собирайся – хватит трусить!
Под завистливые взгляды девиц, которые подкарауливали задержавшегося Грэга, мы с орком
вышли из офиса. Я шла, демонстративно ни на кого не глядя, а орк – светски улыбаясь и раскланиваясь со знакомыми. Когда мы спускались по ступенькам, Грэг заботливо придерживал меня
под руку – к вечеру подморозило и лестница обледенела.
Машина Грэга стояла у самого офиса, хорошо освещаемая расположенным неподалеку фонарем. Сотрудницы, которым больше не было смысла сидеть на работе, дружно наблюдали, как
Грэг галантно открыл дверь машины, помог мне комфортно разместиться в салоне, после чего,
лучезарно улыбаясь, сел за руль.
Некоторое время мы ехали молча, а затем Грэг спросил:
- Эльга, это ты им сказала, что я - переодетая женщина, а мой внешний вид – умело наведенный морок?
- Угу – одной идиотке, чтобы в следующий раз думала, о чем говорит, - пробурчала я, глядя на
дорогу.
- Ну ты удружила! - хмыкнул Грэг, - теперь полно желающих выяснить мою половую принадлежность опытным путем!
- Другие о таком только мечтают, так что радуйся!
- Чему – сомнительной популярности? Или ты полагаешь, я должен прийти в восторг от того,
что на меня открыт сезон охоты?
Утром следующего дня кристаллы всех сотрудников офиса отобразили одну и ту же картинку:
Грэгор тор Хэнинг в конце рабочего дня приглашает коллег в конференц-зал, дабы разделить радостное событие в его жизни. Я была заинтригована не меньше других, т.к. Грэг ни словом не
обмолвился, о предстоящем празднике.
Элла еще что-то доделывала и пообещала подойти попозже, что касается нас с Касей, то мы,
сгорая от любопытства, в числе первых появились в конференц-зале.
83
Огромный стол переговоров был сервирован изысканными закусками. Краем глаза я заметила
ведерки со льдом, в которых охлаждалось великолепное шампанское. Я терялась в догадках
насчет того, что же затеял этот неугомонный орк.
Когда в зале собрались все наши коллеги, Грэг подошел ко мне, обнял меня одной рукой и
начал свою речь:
- Уважаемые коллеги! Мы с Эльгой, - я напряглась, а Грэг широко улыбнулся – хотим поделиться с вами радостью и сообщить о предстоящей свадьбе. Мы будем счастливы видеть вас в
нашем замке в Торуньге. О дате торжества мы сообщим дополнительно.
Сначала в зале повисла тишина, а затем все бросились поздравлять нас. Большинство поздравлений были довольно лицемерными, а кое-кто вовсе не пытался скрыть своего разочарования.
Нацепив кривенькую улыбку, я изо всех сил изображала счастливую невесту. Грэг поставил
меня в глупое положение: начни я все отрицать, ситуация стала бы только хуже. Грэг, глядя на
меня, буквально лучился от счастья. «Ну, погоди, мерзавец!», - подумала я.
Откуда-то материализовались вышколенные официанты и начали разносить шампанское. В
конференц-зале стоял невообразимый гвалт, играла музыка, гости дегустировали кушанья и
напитки. Через час все уже забыли, зачем собрались: началось веселье, дикие пляски, официанты только успевали подносить спиртное.
Единственный кто не поверил разыгранному спектаклю, был Василий. Сначала он недоуменно
посмотрел на мои руки, затем на какое-то кольцо на мизинце Грэга (насколько я заметила, орк
никогда не расставался с ним), а затем, что-то обдумав, ухмыльнулся. В то время, пока все поздравляли нас и пытались выяснить подробности, Вася за обе щеки уплетал устриц и был при
этом абсолютно счастлив.
Ошалевшая от шквала поздравлений, я увидела, что Грэг идет к выходу и подает мне какие-то
знаки. Никем не замеченная, я потихоньку улизнула с небольшого сабантуя в офисе, плавно перерастающего в корпоративную вечеринку.
Грэг поджидал меня в коридоре, где я на него и набросилась:
- Ну, и зачем ты это сделал? – свистящим шепотом спросила я.
- Что? – попытался изобразить удивление Грэг, прекрасно понявший о чем я говорю.
- Зачем ты устроил цирк со свадьбой?
- Почему же цирк: по-моему, очень хорошо все получилось! – орк был доволен. – Зато теперь
тебе не будут глупых вопросов задавать, а меня хоть чуть-чуть оставят в покое.
- Угу. Особенно были счастливы твои поклонницы! А скажи-ка мне, пожалуйста, как ты потом
выкручиваться будешь, когда свадьба не состоится? – я слегка успокоилась, но все еще злилась
на Грэга.
- Придумаем что-нибудь, - беспечно махнул рукой орк. – Ну, ты например, передумаешь за
меня замуж выходить.
- Даже не надейся! – мстительно ответила я и двинулась к выходу.
Как это ни странно, разыгранный фарс сослужил нам обоим хорошую службу. Никого больше
не удивляло, что орк везде сопровождает меня. Если среди сотрудников «Шпротов в масле» был
кто-то, заинтересованный в моем похищении, то была вероятность того, что все попытки будут
прекращены – Грэг демонстративно не оставлял меня одну ни на минуту.
Что касается кумушек, то меня просто игнорировали, изредка бросая в спину пространные разглагольствования о том, что: «Где справедливость в этом мире? Кому-то – два мужа (да каких)! А
кому – ни одного!». Все это меня совершенно не расстраивало, тем более у нас с Грэгом были
более важные дела по спасению мира от нашествия гарвов.
****
Вобщем-то, это было не очень честно со стороны Грэга: он не посвятил в детали своего плана
Эльгу. Тогда ей пришлось бы рассказать все, а он твердо решил, что не станет торопить события и
не воспользуется своим правом.
В двух словах, план орка состоял в том, что колдун, который упорно пытался получить силу орри, активизируется, когда узнает о предстоящем замужестве Эльги. «Надо думать, он знает, что
84
случится с магической силой орри, когда девушка выйдет замуж за вождя всех вождей», - подумал Грэг. К сожалению, Эльга думала, что орк добивается противоположного эффекта, а он не
стал ее разубеждать.
Глава 7. Рекламная кампания
Рекламная компания фирмы «Выпил-закусил» началась точно в назначенный срок. Утром весь
город украшали огромные плакаты: на фоне идеально убранной кухни замучанная домохозяйка
счастливо прижимала к роскошной груди упаковку селедки, пакет молока и бутылку с апельсиновым соком. Слоган на плакате гласил: «Только продукты фирмы «Выпил-закусил» - не покупайте больше ничего!». Чуть ниже красовалась надпись: «Ужин любимому мужу обеспечен!».
Очевидно, дизайнер, создавший этот шедевр обладал своеобразным чувством юмора: на мой
взгляд, с таким набором продуктов, любимому мужу был обеспечен не только ужин, но и незабываемая ночь, а возможно и весь следующий день он нежно вспоминал бы продукты фирмы
«Выпил-закусил».
В гипермаркетах города работали специально обученные люди, которые на все лады зазывали
в отдел, где была выложена продукция фирмы «Выпил-закусил».
- Халява! Халява! Все пробуем на халяву! – возбужденно орал студиоз, подрабатывающий на
рекламных акциях.
В одной руке он держал устрашающего вида батон колбасы, в другой – нож, который правильнее было бы назвать тесаком. К нему тут же выстроилась очередь. Студиоз, виртуозно, одним
взмахом тесака, отрезал куски колбасы, при этом не переставая ни на минуту зазывать любителей халявы.
В другом гипермаркете девушки-близняшки хором предлагали купить два наименования
продуктов фирмы «Выпил-закусил», заполнить купон и принять участие в розыгрыше призов.
Они так очаровательно хлопали глупенькими голубыми глазами, их коротенькие юбочки так
охотно демонстрировали стройные ножки, а глубокие декольте так открывали великолепные
бюсты, что в отделе царил ажиотаж, при этом покупатели были исключительно мужского пола.
Хотя, возможно, кого-то вдохновила возможность получить призы. Призовой фонд состоял из
огромного количества наименований и поэтому шанс стать победителем розыгрыша был весьма
реален. Список призов содержал множество полезных вещей: мыльные пузыри, зубочистки,
электрический утюг, который был расчитан на одно включение, а потом самоликвидировался,
рулон туалетной бумаги и т.д.
В одном из популярнейших у жителей Нинска гипермаркетов была объявлена распродажа.
«Скидка – 150%!» - гласили стикеры, щедро налепленные на полки с продуктами производства
«Выпил-закусил». Покупателей не смущало то обстоятельство, что еще вчера этого товара не было в продаже, а потому от чего собственно говоря считалась скидка было не совсем понятно.
Волшебное слово «скидка» затмевало разум посетителей гипермаркета.
Эфир всех радиостанций регулярно заполнял навязчивый мотивчик и бодрый мужской голос
вещал:
- Еще вчера мы с женой были на грани развода,
- … но потом я вспомнила, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, - подхватывал
энергичный женский голос.
-…моя жена начала покупать продукты только фирмы «Выпил-закусил» , - продолжал мужчина.
- и теперь мы счастливы вместе, - радостно вторила ему женщина. Мы всем советуем – покупайте только продукты фирмы «Выпил-закусил» - хором заканчивали они.
85
Апофеозом рекламной компании стал пролет драконов с растяжкой: «Мы питаемся исключительно продуктами фирмы «Выпил-закусил», а потому живем долго и счастливо!». Два мелких
почтовых дракончика, натужно кряхтя, волокли длиннющее полотнище алого цвета. Оно трепыхало на ветру, норовило вырваться из коротких лап и рухнуть на прохожих, которые недоуменно
задирали головы. Мелкий шрифт совершенно не читался с земли, а потому зеваки строили различные предположения:
- Видать, переворот хочуть сотворить, - предположил дедок, глядя на драконов и почесывая
торчащую метелкой бороду.
- Не, это они, болезные, от сглаза лечаться – ты глянь, какие тощие! – запротестовала бабка с
полосатой торбой, набитой стеклянными бутылками. – Верный способ, берешь ткань красную и
три раза облетаешь кругом Нинска. Весь сглаз как рукой сымет!
- Во брешет! Ну как есть, брешет! – взбеленился дедок. – Что ж ты, старая, сама таким способом не полечишься? Чуть что – сразу сглазили меня, сглазили! Прошу: сгоняй, бабка, за сигаретами в магазин. А ты что отвечаешь? «Ой, спина болит – сглазили меня!». – набросился дед на
свою спутницу.
- Вчера, представляешь прихожу домой: дым из квартиры валит, - обратился он к молодому
мужчине очень одухотворенной наружности, - пожар думал. Ан, нет – моя бабка обед готовит.
«Где обед, карга старая?» - спрашиваю. А она мне отвечает: «Нету больше обеда – соседка меня
сглазила!»
- И сглазила! – заверещала бабка. – Я обед на плиту поставила готовиться, а сама к ней зашла
ненадолго. А она мне и говорит: «Все-то ты, Патрикеевна, успеваешь: и обед сготовить, и на рынок сходить, и на лавочке посидеть с молодежью пообщаться! Быстрая, ты такая, шустрая!». И
так на протяжении трех часов она меня нахваливала. Прихожу домой – нет у меня ни обеда, ни
кастрюль! Ну разве не ведьма она? Сглазила, точно сглазила!
Одухотворенный мужчина, не обращая внимания на перепалку, восторженно смотрел на тщедушных драконов. Алая ткань трепетала на ветру, нещадно била их по мордам, залепляла глаза и
мешала лететь, но они упорно продвигались вперед, в сторону дворца Маврикия IY.
- Они летели, пламенели,
И снова устремлялись в высь!
О, как же жить они хотели!
Но им Судьба сказала: «Брысь!» - надрывно завывая, продекламировал одухотворенный мужчина.
Он поднял глаза к небу и томным громким шепотом сказал:
- Я – гений! Это – мой лучший шедевр! Эти прекрасные, неземные создания вдохновили меня!
Они знали, что я буду возвращаться от этого тирана, который не хочет печатать в своем заштатном журналишке мои гениальные творения! Я понял: они хотели поддержать, вдохновить меня и
прилетели сюда!
- О! Какой оригинальный шарфик! – воскликнула стильная девушка, глядя на растяжку, которая
все таки вырвалась из лап одного дракончика и обмоталась вокруг шеи другого бедолаги. – Очаровательно, просто очаровательно!
Заметив драконов, которые являли собой довольно жалкое зрелище, Кэти гневно фыркнула,
выпустив небольшой сгусток пламени:
- Позорище рода, драконьего! – презрительно произнесла она.
Рекламный полет закончился для его участников достаточно печально: их остановили боевые
драконы из Тайной стражи. Двое суток почтовые дракончики объясняли своим сородичам, состоящим на службе короля, что они делали в небе Нинска с тряпкой, содержащей странные лозунги.
Все эти мероприятия создавали определенный шум. Однако, предполагалось, что основная
часть бюджета, выделенного на продвижение товаров производства «Выпил-закусил», будет потрачена на прокат роликов по телевидению.
В прайм-тайм, на всех каналах, которые только можно было поймать в Субаре, вышел ролик
следующего содержания: вокруг обеденного стола сидит семья из трех человек. Вечер, семья с
аппетитом ужинает. Раздается звонок в дверь. Со словами: «Кого там еще принесло? Схожу по-
86
смотрю», мать семейства бодро идет в прихожую. Домочадцы слышат возню в прихожей, сдавленные стоны, звуки борьбы и на пороге появляется соседка. Ее начес слегка пострадал в неравной борьбе, легкий халатик едва держится на двух пуговицах, каждый палец украшает массивное
золотое кольцо с огромным камнем, в руках дама неопределенного возраста держит блюдо с
чем-то довольно страшным на вид.
- Я вам тут вкусненькое приготовила, - томно говорит соседка.
Доченька, накрашенная кроваво-красной помадой, густо-синими тенями и щедро нарумяненная, плотоядно смотрит на «вкусненькое». Глава семейства с таким же выражением рассматривает соседку.
- Обожаю деликатесы! – низким басом говорит доченька и тянется к блюду, демонстрируя
длинные ногти, накрашенные в тон помаде ярко-красным лаком.
В этот момент вбегает мать семейства. Ее внешний вид явно говорит об участии в небольшой
потасовке. Она бьет по рукам дочь (та тихонько завывает) и своими пышными формами загораживает обзор мужу:
- Мы едим только продукты фирмы «Выпил-закусил»! – грозно нахмурившись, говорит женщина.
Муж с дочерью затравленно кивают головами, с вымученными улыбками демонстрируя колбасу, пельмени, пачки маргарина, пакеты с соком.
Последний кадр демонстрирует весь широкий ассортимент продукции фирмы «Выпилзакусил», голос за кадром говорит: «Покупайте только наши продукты!».
Удобно расположившись на диване, я щелкала по каналам в поисках чего-нибудь не кровавого, не похожего на женские сериалы, не спортивного и не концертно-юмористического. Почти на
200 каналах, которые ловились в Нинске, смотреть было нечего…
Из хоровода сюжетов, глаз неожиданно вырвал знакомый ролик. Неведомая сила притягивала
мое внимание к экрану телевизора, не давала возможности нажать на кнопку, переключиться на
другой канал.
- Мы едим только продукты фирмы «Выпил-закусил»! – говорила с экрана хорошо побитая
жизнью тетка.
Ее голос становился все тише, он переходил почти на шепот, он начинал звучать в голове. Глаза тетки становились все больше, они приближались, начинали затягивать и… Сопротивляясь
зомбированию, я заметила боковым зрением, как Грэг, вошедший в гостиную, щелкнул пальцами. Экран телевизора погас, а я окончательно пришла в себя от того, что орк хорошенько встряхнул меня.
- Ты что – с ума сошла?! – он почти кричал.
Я вяло высвободилась из его рук.
- Не шуми – и так голова болит, - пробормотала я, потирая виски.
- Эльга, - успокоившись, сказал Грэг, - этот ролик содержат компоненты, действующие на подсознание – с ним поработал маг. Кстати, я не сказал тебе сразу: это - тот же человек, который
ставил ловушку на двери твоей съемной квартиры.
- Грэг, когда закончиться этот кошмар? – спросила я. – Что нам делать?
Орк взъерошил коротко остриженные волосы.
- Я проверил все рекламные материалы. Негативно воздействует на подсознание только видеоролик. Удалять его нужно одновременно в двух местах: в агентстве и на телевидении. Если с
агентством все более-менее понятно, то прорваться на телевидение через тройной кордон Тайной стражи будет равносильно самоубийству (последний, магический кордон, состоит из нескольких сильнейших магов). Пока все, что приходит в голову, совершенно не осуществимо…
Откровенно говоря, я тоже не видела никаких способов проникновения в здание Субарского
телевидения, которое охраняли едва ли не лучше резиденции короля. Однако была еще одна
мысль, которая неотступно терзала меня: предстоящий поединок Грэга с Предводителем гарвов.
Впервые я решилась заговорить с орком об этом:
- Грэг, когда ты собираешься сразиться с гарвом? – спросила я и затаила дыхание, страшась
услышать ответ.
87
Орк стоял ко мне вполоборота - он задумчиво смотрел на языки пламени в камине и сначала
мне показалось, что Грэг не услышал мой вопрос. Но затем он не спеша повернулся ко мне и
спокойно ответил:
- Через две недели, в седмицу. 14
Мое сердце оборвалось. Чтобы как-то заполнить пустоту я задала вопрос:
- Почему ты выбрал именно этот день? – по-большому счету мне было все равно состоится бой
в седмицу или середу15 …
Грэг уселся на подлокотник кресла. Отблески огня плясали в его зрачках, отбрасывали блики
на смуглое задумчивое лицо.
- В дневниках Дориана я нашел подробный рассказ о битве с гарвом и еще более детальное
описание подготовки к этому сражению. Победа моего предка была не случайной – шаманы
просчитали все, вплоть до расположения звезд и планет, при котором у Дориана, находящегося
под воздействием частичной трансоформации, все чувства, умения, навыки были обострены до
предела. Я нашел эти расчеты и вычислил наиболее подходящий день сражения для меня. Есть
еще одно обстоятельство, - Грэг пристально посмотрел на меня, - меч, которым сражался Дориан, был выкован из особого сплава и заговорен двенадцатью шаманами. После битвы, меч торжественно передали Хранителю, с которого взяли клятву оберегать оружие до тех пор, пока воин
из рода Хэнингов не призовет его. Заклинание, активизирующие меч, доверили другому Хранителю –род которого обязали помнить священный текст и передавать его из поколения в поколение, пока вождь всех вождей не попросит дать ему это знание. Я нашел Хранителей.
Грэг заинтриговал меня, а затем внезапно переменил тему:
- Эльга, нам потребуется помощь. Я бы хотел, чтобы ты посвятила в курс дела своих друзей –
Кассандру, Эллинаэль и Юджинаэля.
Я молча кивнула.
- Грэг, а ты уже встречался с Хранителями? – спросила я.
- Видишь ли, в чем сложность: я не могу прийти к Хранителю и сказать: «Здравствуйте, дайте
мне, пожалуйста, меч. А Вы, будьте добры, поделитесь со мной знанием». Они должны сами
вспомнить, о своем предназначении и только тогда я получу необходимый мне артефакт и активизирующее его заклинание. Скажем так – я знаю, кто хранит наши тайны, но они об этом пока
даже и не подозревают.
- А как ты собираешься действовать?
- Для начала расскажи своим друзьям о том, что знаешь сама, а там посмотрим, - уклончиво
ответил Грэг.
Он смотрел на меня, слегка покусывая нижнюю губу и о чем-то размышлял.
- Эльга, если ты хочешь. Я могу оградить тебя от воздействия зомбирующего ролика, но для
этого я должен войти в твое сознание, - сказал Грэг.
Я пристально посмотрела на него:
- Чем это мне грозит? – спросила я, хотя, честно говоря, в ответе не нуждалась, так как изредка
листала учебники Эдгара. Грэг вряд ли знал об этом и мне было интересно, скажет ли он правду.
Орк спокойно выдержал мой прямой взгляд и честно ответил:
- Несколько минут ты будешь полностью в моей власти. Более того, если бы я намеревался
причинить тебе какой-либо вред, то это был бы самый подходящий момент – ты не только не
сможешь мне помешать, но и не будешь ничего помнить. Внедряясь к кому-то в сознание можно подкорректировать его память, изменить личность и сделать много как полезных для человека, так и страшных вещей.
Я усмехнулась:
- Полезных? Это каких же?
Грэг пожал плечами:
14
15
Седьмой день недели в Субаре
Третий день недели в Субаре
88
- Ну, например, за небольшой промежуток времени таким образом можно выучить иностранный язык. Можно изъять из памяти человека страшные воспоминания, которые не дают ему спокойно жить дальше. Да много чего – опять же, заблокировать сознание от чужого воздействия.
- А тебе не кажется, что это не совсем правильный способ облегчить жизнь ближнему своему?
- Давай не будем сейчас обсуждать этические проблемы. В настоящий момент для меня важно, чтобы ты не стала жертвой рекламы.
- Грэг, спасибо за предложение помощи, но я постараюсь защититься сама. Извини, но по доброй воле я никому не позволю копаться в моем сознании.
Орк вздохнул.
- Я почему-то не сомневался в твоем ответе.
Затем он протянул мне амулет, который после переговоров я вернула Кэти. Тигр, скользнув в
мою ладонь, приветственно рыкнул.
- Не снимай его, пожалуйста, - попросил Грэг.
Глава 8. Хранители
Морозный солнечный день совершенно не располагал к офисной работе. По-большому счету,
он не способствовал работе в принципе: зимой в Субаре такая погода выдавалась очень редко и
было обидно провести этот чудесный денек предаваясь расчетам и математическим выкладкам.
Но сосредоточиться мне мешало не яркое солнце над городом и не потрясающий вид на Нинск,
который открывался перед моим взором, стоило мне посмотреть в окно. Уже битый час я бездумно пялилась на свои кристалл и никак не могла придумать, под каким предлогом начать разговор с Касей, Эллой и Джином. Пока я мучалась в раздумьях, как бы поаккуратнее сообщить
друзьям, что наш мир на грани катастрофы, дверь в кабинет распахнулась от удара ноги и уже
через мгновение мы могли лицезреть сияющую физиономию Василия.
- Здоров, бабцы! – радостно рявкнул орк.
Последнее время Вася ходил очень мрачный. Я думаю, Грэг ввел его в курс дела относительно
вторжения гарвов, да и похищение офисного артефакта не придавало Василию оптимизма. Поэтому было слегка необычно, видеть его в таком замечательном расположении духа. Довольный
жизнью орк с размаху плюхнулся на стул рядом с Касей.
- Эй, киса, ты чего такая мрачная? – проорал ей на ухо Василий и продемонстрировал зубастую
улыбку.
От неожиданности Кася подскочила вместе со своим стулом на добрый метр от пола. Незапланированная левитация сопровождалась таким забористым орочьим ругательством, что Вася заулыбался еще шире. Отдышавшись, Кася сурово посмотрела на орка:
- Чем беззащитных девушек пугать, лучше помог бы.
- Это ты-то беззащитная?! – заржал в голос орк, - Вот уж кому не позавидую, так это тому, кто
тебя обидеть вздумает – вмиг в какую-нибудь жабу превратишь, если перед этим пульсарчиком
не прихлопнешь!
- Закончил развлекаться? – взгляд Каси был настолько недружелюбен, что мне показалось,
буд-то орк вот-вот заквакает. – Теперь смотри сюда – я задаю ему вопрос, а он вешается. – Кася
кивнула на свои кристалл.
- И что ты у него спрашиваешь? – подозрительно прищурив один глаз, спросил Василий.
Когда девушка озвучила орку свой вопрос, с тем случился припадок истерического хохота.
- Ой, не могу! Ну и как он по-твоему должен ответить на твой запрос? Ты сама понимаешь, что
спрашиваешь? Ой, девки, вы не только меня с ума сведете, но и все кристаллы скоро свихнуться
с вашими вопросиками! Давай уж помогу, запрос грамотно сформулировать.
Они начали бурно обсуждать конструкцию вопроса. Джин, который помогал Элле ваять очередную презентацию для потенциальных клиентов, постепенно присоединился к ним. Они
втроем составляли запрос, Элла переодически встревала с замечаниями и только я безучастно
поглядывала на них. «Мне бы ваши проблемы!» - тоскливо подумала я.
89
Пока кристалл обрабатывал запрос, Кася, настроение которой явно улучшилось, разгадывала
кроссворд, а Василий с энтузиазмом помогал ей. Пару раз мне казалось, что они подеруться, но
пока все обходилось мирным путем.
- Мифический герой орков. На «Д» начинается на «ан» заканчивается, шесть букв, - громко
прочитала Кася.
Василий изменился в лице.
- Мифический?! – возмущенно переспросил Василий, - Дориан - реальнее всех ныне живущих!
Он, между прочим, не только национальный герой, но и мой предок!
В кабинете повисло неловкое молчание. Я решила: «Сейчас или никогда!». В наступившей тишине мой голос прозвучал как-то особенно громко:
- Я хочу вам кое-что рассказать. Кася, поставь, пожалуйста, защиту от прослушивания и подглядывания.
Кася, не говоря ни слова, поставила защитный контур. Мой рассказ длился недолго: я поведала друзьям все, что сама знала о гарвах, о том, как они собираются захватить наш мир и о том,
что когда-то они уже пытались сделать это, но были остановлены Дорианом тор Хэнингом. Реакция на мою речь была довольно странной: взгляд Джина стал как буд-то стеклянным. Он словно
находился под воздействием гипноза.
- Когда бой закончился, шаманы провели обряд и боги указали им на двух воинов из войска
Дориана, которые стали Хранителями, - начала я рассказ о Хранителях.
- Великий воин был орком; меч, победивший врага, ковали гномы; Хранителей было двое:
один – человек, второй – эльф, - когда Джин говорил это, его взгялд был устремлен куда-то в пустоту.
Все, кроме Каси, удивленно переглянулись, но не решились перебивать Джина. Он продолжал
ровным спокойным голосом:
- Это были самые провереные, самые надежные воины, их дружба была скреплена кровью.
Плечо к плечу они сражались с Дорианом во многих битвах. Они оба были знатного рода и когда
оркам грозила опасность, всегда приходили на помощь Дориану и приводили под его знамена
свои войска.
С Касей творилось что-то неладное. Она не отрываясь смотрела на Джина и казалось, что она
не видит и не слышит никого, кроме него. Мы все были лишними: в этот миг существовали только Юджинаэль, думающий вслух, и Кассандра, разделяющая его думы.
- Армия Дориана Хэнинга ликовала: пир стоял горой, щедро лились хмельные напитки. Всегда
жесткий в впоросах дисциплины, Дориан позволил им сегодня расслабиться: они вышли победителями из страшной битвы. Но там, где были разбиты шатры вождей, царило несколько иное
настроение: там свершалось таинство, - речь Джина текла плавной рекой.
- Человек, выбранный богами, преклонил колени, - удивленно начала вспоминать Кася, - он
был горд, что именно его роду доверили охранять грозное оружие, принесшее сегодня победу.
Сильные руки бережно приняли меч Дориана Хэнинга. Седоволосый воин баюкал оружие, словно малое дитя – сегодня меч должен был заснуть на века и проснуться спустя многие столетия,
когда потомок рода Хэнингов призовет его на ратный подвиг. Воин не был старым – он, как и Дориан, едва разменял третий десяток, но тяжелые испытания оставили шрамы в его душе, а голову украсили сединой. Его не по годам мудрый взгляд светился радостью: он понимал, какую
важную миссию ему и его потомкам доверили орки. Глядя на отблески костра, плясавшие на
зеркальном лезвии меча, седоволосый воин дал клятву хранить его, как зеницу ока. Он… Он
был.. моим … предком…
Кася слегка запнулась и Джин продолжил:
- Эльф, выбранный богами, родился задолго до того, как на свет появился Дориан Хэнинг, но
по меркам перворожденных, он был примерно того же возраста, что и орк. Ему боги предназначили стать Хранителем знания и он принес клятву через века донести эти знания до потомков
Дориана. В его роду из поколения в поколение должно было передаваться заклинание, которое
поможет оживить меч. Я помню это заклининае и готов поделиться своим знанием с воином из
рода Хэнингов.
90
Мы все были потрясены. Из ступора нас вывел голос Каси, в котором отчетливо слышались панические нотки:
- Но у меня нет никакого меча!
- Ты уверена? – взгляд Василия стал строгим.
Глаза Каси начали наполняться слезами и она молча кивнула головой.
- А ты подумай как следует, вспомни, что тебе могло достаться в наследство, - посоветовала
Элла.
- Драаакоон! – ответила всхлипывая Кася.
- А еще что? – пыталась помочь Элла.
Видимо что-то вспомнив, Кася шмыгнула носом:
- Ну, есть у него в логове какая-то ржавая железяка, но она мало похожа на легендарный меч.
Взгляд Василия несколько смягчился:
- Вот что – хватит тут сырость разводить. Давайте-ка лучше поедем и на месте посмотрим, что
там у твоего дракона в логове лежит, - сказал он, - Ну и местечко же ты выбрала для хранения
древнего артефакта! Хотя, впрочем, в здравом уме и твердой памяти к твоему дракону никто сунуться не рискнет, особенно, когда он с похмелья мучается!
- Слышь, - обратился ко мне Василий, - свистни вождю, чтобы сюда забрел.
Я связалась с Грэгом и, не объясняя ничего, попросила зайти. Когда орк появился в нашем кабинете, Кася на пару с Джином, смущенно рассматривали стены, потолок и явно неловко ощущали себя в новом качестве.
- Приветствую вас, Хранители! – обращаясь к ним, Грэг церемонно поклонился.
«Этот хитрец все знал заранее!» - с негодованием подумала я.
Кася залилась пунцовой краской, а Джин слегка кашлянул.
Уходя из офиса, мы наврали Весте с три короба о том, что едем на важную встречу с потенциальными клиентами (при этом она нехорошо посмотрела на Джина), после чего дружной гурьбой вывалили на улицу.
Легкий морозец пощипывал щеки, под яркими лучами солнца всеми цветами радуги искрился
снег и совершенно не верилось, что где-то лежат зараженные Вирусом продукты и ждут своего
часа, чтобы принести в этот искрящийся мир ужас разрушения.
На двух машинах наша дружная компания отправилась навестить Людвига, в логове которого,
предположительно, хранился меч Дориана тор Хэнинга.
Жилище дракона располагалось прямо в палисаднике Касиного домика, который находился
на окраине Нинска. Домик, дракона, небольшой счет в банке и семейную реликвию, оказавшуюся ржавой бесполезной железякой, любимой внучке завещал дедушка. Мать Кассандры умерла,
когда девочка была совсем маленькой. Отца Кася не знала, но по туманным высказываниям деда и обрывкам фраз, можно было сделать вывод, что она – дочь какого-то мага, занимающего
при дворе Маврикия IY высокий пост. Впрочем, отец никогда не интересовался судьбой дочери,
не исключено, что он вообще не знал о ее существовании. Касю вырастил и воспитал дедушка –
отставной генерал, души не чаявший во внучке. Несколько лет назад деда не стало. Погоревав,
Кася окунулась в работу. Домашнее хозяйство вел домовой, счет в банке Кася оставила на черный день, а старинную железку, бережно завернутую в простую холщовую тряпицу, она решила
отдать Людвигу – уж больно та ему приглянулась. Перед смертью генерал взял с внучки клятву,
что она сохранит эту реликвию и передаст ее своим детям. Резонно рассудив, что в сокровищнице Людвига железка будет находится в наилучшей сохранности, девушка тут же забыла о ее существовании.
Не прошло и получаса с начала нашего путешествия, как мы подъехали к уютному небольшому
домику, расположенному в тихом жилом районе Нинска. Его окружали огромные деревья, нависавшие мохнатыми лапами прямо над красной черепичной крышей.
Людвига мы застали за работой: от усердия свесив на бок раздвоенный розовый язык, дракон
расчищал дорожки в палисаднике. Увидев нашу делегацию, он слегка смутился.
- Что бы они ни сказали, я приличный дракон и ничего такого себе не позволяю, - пробормотал
он, обращаясь к хозяйке.
91
- Ага, так я тебе и поверила! – усмехнулась Кася, - Впрочем, ладно, сегодня речь не о тебе.
Помнишь, я отдавала на хранение семейную реликвию, которую мне оставил дедушка? – с
надеждой спросила она.
Людвиг обиделся:
- Конечно помню – у драконов лучшая в мире память!
- Я это учту, когда ты в следующий раз будешь утверждать, что забыл мою просьбу! - мстительно произнесла Кася.
- Приступы склероза могут случиться у всех – даже у таких совершенных существ, как драконы,
- с достоинством парировал Людвиг.
Грэг, терпеливо дожидавшийся окончания перепалки, попросил:
- Людвиг, покажи ее, пожалуйста!
Дракон вопросительно посмотрел на Касю и когда та утвердительно кивнула, коротко бросил:
- Пошли!
Он повел Грэга в святая святых каждого дракона – сокровищницу. Когда мы попробовали двинуться за ними, Людвиг окинул нас смущенным взглядом и сказал:
- Извините, но вам нельзя.
Грэг уверенно шел едва ли не впереди дракона – он чувствовал зов оружия. Людвиг остановился на входе и, привалившись многотонной тушей к гранитному проему, неопределенно махнул лапой:
- Там!
Грэгу не были нужны более четкие указания – он точно знал где находится меч. Дракон внимательно следил за орком. Сокровищница была до отказа набита самоцветными камнями,
украшениями, раритетным оружием и бесценными доспехами. От обилия драгоценностей, рябило в глазах, но казалось, что Грэг даже не замечает, какие сокровища валяются вокруг него. Он
целенаправленно шел к фамильной реликвии Каси.
Меч лежал в старинном сундуке, на крышке которого были грудой навалены золотые кубки,
серебряные чаши, украшенные ручной вышивкой итайские ковры. Приподнимая крышку, орк
небрежно смахнул эти богатства на пол – они не имели для него ценности. Больше чем на половину, сундук был заполнен золотыми монетами вперемешку с драгоценными камнями – они совершенно не интересовали Грэга. Его взгляд был прикован к чистой холщовой тряпице, лежащей
поверх сокровищ. Орк бережно взял ее в руки и вышел к нам. Дракон одобрительно что-то прошипел.
Пять пар глаз вопросительно смотрели на Грэга.
- Ну? – нетерпеливо спросил Василий.
- Это он, - почти прошептал Грэг, зачарованно глядя на меч.
Не спеша, орк развернул тряпицу. Мы увидели широкий короткий меч, весь изъеденный
ржавчиной. Слаженный вздох разочарования разнесся над Кассиным палисадником: воображение каждого из нас иначе рисовало меч Дориана тор Хэнинга. Что касается Грэга, то он не отрываясь смотрел на меч, гладил его, разговаривал с ним. Внезапно, я увидела, как ржавчина исчезает с его лезвия – меч словно просыпался после долгой спячки. Остальные также заметили метаморфозы, происходщие с оружием. И тогда Джин начал говорить.
Сначала, он произнес заклинание на древнеэльфийском. Певучий язык завораживал, казалось, что эльф читает какое-то стихотворение – одновременно грозное и прекрасное. Он словно
уговаривал меч проснуться, освободиться от вековой спячки.
Затем он повторил заклинание на древнеорочьем. Четкие короткие слова звучали как приказ,
оружие должно было вспомнить о своем предназначении. Грэг мысленно повторял заклинание,
слегка шевеля губами.
Потом Джин обвел нас взглядом и торжественно прочитал заклинание на всеобщем. Когда он
закончил, вокруг клинка появилось слабое свечение – меч Дориана тор Хэнинга проснулся и признал нового владельца – воина из рода Хэнингов. Артефакт был активирован.
Глава 9. Конкурс красоты
92
Свинцовые тучи закрыли небо плотным покрывалом. Было совершенно не понятно какое за
окном время суток: утро, день или уже вечер. Я предположила, что наступило утро, т.к. будильник сообщил, что нужно вставать и идти на работу. Ни прохладный душ, ни чашка крепчайшего
кофе не смогли разбудить меня окончательно. Условный рефлекс заставил меня уложить волосы
и слегка подкраситься. Равнодушно нацепив тщательно подобранные вечером брюки и блузу, я
едва сдержалась, чтобы не запустить чем-нибудь в Грэга, который, окинув меня взглядом, сказал:
- Прекрасно выглядишь!
По-моему разумению в таком состоянии прекрасно выглядеть было просто невозможно нашел время подкалывать! «Терпеть не могу этого орка», - думала я, пока мы ехали в офис, -«как
же я ненавижу работу, утренние подъемы, эту зиму, такую погоду, Нинск с его дурацким климатом…». Список досадных недоразумений моей утренней жизни был прерван тщедушной фигуркой, которая тотчас же бросилась на капот машины, стоило Грэгу остановиться возле офиса.
- Могу помыть машину! – бубнил до боли знакомый голос, обладатель которого, вообще-то
должен был находиться в Торуньге, - Могу ботиночки почистить! Расстелить ковровую дорожку
прямо ко входу! Кофе в постель! Передачи в тюрьму! Ой, простите, это из другого перечня, но
если что, обращайтесь!
- Дирк! – Грэг помахал ладонью перед носом гнома, проверяя, реагирует ли тот на внешние
раздражители, - у меня к тебе два вопроса. Первый: Как здоровье? Второй: Что ты делаешь в
Нинске?
Гном, который не узнал машину Грэга и даже не удосужился посмотреть кто перед ним, когда
начал предлагать свои услуги, ойкнув, сел в подтаявший сугроб. Грэг заботливо поднял его,
отряхнул от снега и аккуратно прислонил к машине. Глаза Дирка лихорадочно бегали вправовлево. Нахмурившись, Грэг спросил без обиняков:
- Что вы с Антонио натворили?
Гном энергично замотал головой из стороны в сторону.
Лицо Грэга стало еще более мрачным:
- Я жду ответ!
- Мы ничего не делали… Это не мы… То есть не мы одни…, - начал мямлить Дирк.
- Ну? – междометье, произнесенное орком, прозвучало на удивление грозно.
Гном окончательно поник:
- Мы выяснили прискорбный факт , - опустив голову, сообщил Дирк своим ботинкам.
Поскольку ботинки молчали, беседу поддержал Грэг:
- И какой же? – терпеливо спросил он.
- У жителей Торуньга начисто отсутствует чувство юмора, - ответил гном, не поднимая головы.
Грэг вздохнул:
- Зато у вас оно присутствует в избытке, правда в извращенной форме. Что ж - пошли в офис
там и расскажешь свою душераздирающую историю. И подельничка, который уже десять минут
за соседней машиной прячется, прихвати, - бросил Грэг.
Кряхтя и постанывая, из-за автомобиля появился Антонио. Он пробормотал что-то похожее на
приветствие, после чего гоблин и гном с обреченным видом поплелись за орком в офис.
История, рассказанная друзьями, была незамысловата. После того, как из Торуньга улетела
Кэти, а позже замок покинули и мы с Грэгом, приятели закатили грандиозную пирушку, на которую были приглашены едва ли не все обитатели замка.
Празднование дня независимости было прервано домовым, пригрозившим отключить свет,
газ, воду и забрать ключи от винного погреба. Веселье было остановлено в самом разгаре, но
приятели горевали недолго: кипучая натура гнома требовала постоянной деятельности - идеи к
Дирку приходили мгновенно. Не взирая на то, что их воплощение, как правило, заканчивалось
для гнома плачевно, Дирк верил в свою удачу. Всякий раз, когда он размышлял над очередным
бредовым планом, Дирк думал: «На этот раз все пройдет без сучка, без задоринки!». Неудачи ни
чему не учили бесшабашного гнома.
Что касается Антонио, то он в принципе не задавался вопросами, а мысли были редкими гостями в его голове. Солдатская жизнь приучила его четко выполнять приказания и не размышлять
93
на тему: «Зачем это нужно?». Кроме того, Антонио страстно любил участвовать в каких-нибудь
операциях. Вобщем, они нашли друг друга.
После того, как гости спешно покинули место пиршества, Дирк с самым несчастным видом
уселся в кресло. Нахохлившись, он смотрел в окно: праздничное мероприятие началось вчера
вечером, продолжилось ночью и только начало перетекать в торжественный завтрак, как было
прервано. Бравый вояка Антонио не ведал усталости, а Дирк несколько часов вздремнул ночью –
спать не хотелось, а заняться было нечем. От скуки гном вспомнил, что дракониха дала ему задание выучить поэму на древнеитайском, но поспешил прогнать это грустное воспоминание –
как надеялся Дирк, до встречи с Кэти была уйма времени.
- Нет, ну ты вот скажи: разве это справедливо – только веселиться начали, только раззнакомились, - обращаясь к Антонио, мрачно спросил гном.
Гоблин солидно помотал головой.
- Эх, не умеют орки отдыхать! – с досадой воскликнул гном.
Гоблин важно кивнул в знак согласия с этим утверждением.
- Что ты хочешь – провинция! – тоскливо продолжил гном.
- А то ж! – подтвердил гоблин.
И тут в непутевую голову Дирка забрела очередная «гениальная» мысль.
- Тони! А ведь мы с тобой столичные жители! – воскликнул он, - В некотором роде, даже светские львы!
Гоблин гордо выпятил грудь.
- Я бы даже сказал, что в дыре, именуемой Торуньг, мы – богема! – вдохновенно вещал гном. –
Кому, как не нам, столичным жителям, быть иконой стиля! Тони, да мы же на этом деле можем
сколотить состояние!
Гном подскочил к двери и выглянул в пустынный коридор. Убедившись, что их никто не подслушивает, он тщательно запер дверь. Соблюдая строжайшую секретность, они совещались четверть часа: гном с энтузиазмом описывал что и как нужно будет сделать, а гоблин со всем соглашался. После того, как план действий был составлен, друзья рванули в один из подвалов замка.
Вскоре комната Дирка являла собой странное зрелище: сваленное в кучу тряпье, занимало едва ли не все свободное пространство в помещении. Гном упоенно рылся в вещах, периодически
восторженно поцокивая языком и сортируя особенно удачные находки в две кучки. Наконец он
удовлетворенно уселся в кресло и утер пот со лба.
- Тони, примерь! – широким жестом указал Дирк на горку побольше.
Гоблин послушно напялил на себя, подобранную гномом одежду. Закатив глаза, Дирк прошептал:
- Божественно!
После этого, гном принарядился сам. Честно говоря, для Антонио он подбирал гардеробчик по
принципу: «что налезет». Для себя же любимого Дирк расстарался от души.
Завершив это увлекательное действо, гном окинул задумчивым взглядом Антонио. В целом
Дирк остался доволен эпатажным видом гоблина, но чего-то в его облике явно недоставало. Подумав минуту, гном быстро схватил какие-то пузырьки, стоявшие на столе и со словами: «А причесочку-то мы поправим!», раскрасил волосы Антонио водостойкой тушью разных цветов. Гоблин боялся дышать, а Дирк, отступив на два шага, довольно любовался своей работой.
- Ну что ж, - задумчиво проговорил гном, - пожалуй, мы готовы к покорению Торуньга. Тони,
нас ждут сотни хорошеньких девушек, жаждущих славы! Итак, вперед, друг мой!
Замок друзья покидали, провожаемые недоуменными взглядами. Не обошлось и без инцидентов: одна подслеповатая старушка попыталась полить их заговоренной от нечисти водой, едва не испортив при этом тщательно уложенную прическу Дирка.
Спустя некоторое время, гоблин и гном с триумфом входили в город. Зрелище они являли собой весьма живописное. Могучая фигура Антонио была упакована в балетную пачку. Сложно
представить себе балет, где танцевала артистка с такими нестандартными параметрами, но белоснежное платье с короткой юбкой сидело на гоблине как влитое. Поскольку в Субаре стояла
зима, Антонио утеплился: дабы не замерзнуть и не отморозить самое дорогое, что у него было,
под платье он натянул чудесные салатовые панталоны с начесом. В виду того, что Дирк не смог
94
найти для гоблина обувь нужного размера, наряд Антонио завершали высокие армейские ботинки на толстой подошве. Поверх этого великолепия гоблин небрежно набросил длиннющую шубу
из неизвестного зверя. Шуба периодически порыкивала и пыталась сбежать, но гоблин тихо шипел на нее и шуба, тягостно вздыхая, возвращалась на место.
Особого описания заслуживает прическа Антонио, а вернее его окрас. Гоблин был похож на
далматинца, больного ветрянкой: седоватый коротко остриженный «ежик» был местами жгучечерным, местами грязно-серым, а кое-где виднелись зеленые пятнышки.
Рядом с Антонио гордо вышагивал гном. Дирк был одет в облегающие ярко-розовые лосины,
черную кожанную куртку, обильно украшенную металлическими заклепками и длиннющую, свисающую почти до колен байку с капюшоном. Валенки с резиновыми калошами, по мнению гнома, придавали его облику некоторую изюминку.
Бороду Дирк заплел в тонкие косички, а волосы небрежно растрепал, поставил дыбом и
надежно залил лаком (позже оказалось, что лак был мебельным).
Гном не поскупился на украшения, которые при каждом шаге тихонько погромыхивали. На
шее Дирка болталась цепь, которую Хуан Карлос таскал за собой по коридорам замка, дабы пугать гостей, приехавших в Торуньг. На каждый из пальцев доморощенный кутюрье нацепил по
перстню с огромными камнями (вообще-то, это была бижутерия, найденная в театральном реквизите), а на лацкан куртки прицепил золотую брошь, сделанную в виде черепа.
Зимой в Торуньге темнело рано, на носу Дирка красовались солнцезащитные очки, закрывающие пол-лица, а потому гном постоянно спотыкался и чтобы не упасть, время от времени хватался за Антонио. Так они и брели по сугробам: огромный шипящий гоблин, по которому носилась сумасшедшая шуба и маленький худенький гном, в солнечных очках, практически висящий
на своем спутнике.
Местные жители, мягко говоря, удивленные странной парочкой, вовсю глазели на них, но желание комментировать одеяние друзей, начисто отбивалось тяжелым взглядом, которым гоблин взирал на окружающий мир и его любимым кастетом, с которым бравый вояка не захотел
расстаться даже во имя высокого искусства. Тем не менее, покой тихого провинциального городка был нарушен: вокруг новоявленных светских львов начала собираться толпа. Дети восторженно орали:
- Клоуны! Клоуны приехали!
Дирк, решив что связываться с глупыми детьми ниже его достоинства, обратился к Антонио, но
так, чтобы все слышали:
- Тони, похоже нам не сыскать будущую «Мисс Субар» в этом заштатном городишке!
Первые ряды настороженно притихли.
- А вы кто? – несмело пискнула невысокая девчушка и тут же спряталась за широкие спины орков.
- Тони, я в шоке – эти селяне не узнают звезд! – воскликнул Дирк.
Антонио презрительно обвел взглядом все прибывающую толпу.
Гном приосанился и важно сказал:
- Мы – известные во всем Субаре шоумены! Сюда прибыли, чтобы выбрать из местных дам
самую прекрасную!
Горожанки заволновались – каждая в глубине души считала себя самой обаятельной и привлекательной. Мужчины слегка напряглись, но после того, как Дирк великодушно пригласил
мужскую половину Торуньга присутствовать на конкурсе красоты в качестве зрителей, контакт с
местными жителями был полностью налажен. Более того, местный голова, предвкушая великолепное развлечение, для проведения конкурса предоставил известным шоуменам зал заседаний
городского магистрата.
Городской голова был невысокого роста и весь состоял из окружностей: круглый животик водружался на круглые кривые ножки; из круглых боков торчали пухлые ручки с круглыми, как
пончики, ладошками, а все это венчала круглая и абсолютно лысая голова с круглыми румяными
щечками. Его круглые глазки мечтательно зажмуривались, когда он думал о толпах красоток в
купальниках, на которых можно будет смотреть вполне легально, не опасаясь санкций со стороны жены. А жены местный голова ох как боялся! Орк только наполовину, он буквально бледнел,
95
когда слышал громоподобный бас своей статной половины. Даже за мелкие провинности она
нещадно колотила его – за невинный взгляд, брошенный в сторону молоденькой соседки, голова
получил такую мощную оплеуху, что неделю ходил с багровой пятерней во всю щеку. Вобщем,
шутки с наследницей могучих воинов были плохи и голова ощутил это на собственной шкуре.
Получив в свое распоряжение зал заседаний, новоявленные шоумены еще больше преисполнились сознания собственной важности. Они немного посовещались (как всегда, Дирк ораторствовал, а Тони со всем соглашался), после чего было решено сделать правила конкурса на редкость демократичными: участвовать могли все желающие без ограничения в возрасте, весе, параметрах бюста и талии. Все что требовалось от конкурсанток – зарегистрироваться и внести некоторую сумму за участие.
Уже через час к зданию магистрата тянулась огромнейшая очередь из местных красавиц. На
входе все потенциальные «мисс» должны были пройти регистрацию у Антонио и внести один
золотой в кассу организаторов, которой заведовал Дирк. После этого девушки проходили внутрь
здания, чтобы переодеться и подготовиться к выступлению. И если гном с вожделением смотрел
на ящик из-под печенья, который все больше и больше наполнялся золотыми монетами, то гоблин откровенно скучал. Сначала ему нравилось знакомиться с девушками: иногда хорошенькими, иногда страшненькими, но в общей массе миловидными. На третьем десятке гоблин приуныл, а на пятом у него выработался защитный рефлекс – он ни на кого не обращал внимания,
спрашивал данные конкурсанток машинально, при чем никуда их не вносил. Если честно, то монотонный поток и негромкий гул голосов убаюкивали Антонио. У него начали появляться мысли
о том, что неплохо бы было вздремнуть часок-другой. Тем более рядом с Тони стоял городской
голова и буквально млел от такого количества хорошеньких девушек. По мнению Антонио, голова прекрасно бы справился с обязанностями регистратора.
Пока гоблин размышлял на эту тему, в очереди начало что-то происходить. Сначала Антонио
увидел, как толпа жаждущих славы, начала спешно расступаться, под мощным натиском неведомой силы. Спустя мгновение, гоблин увидел источник, порождающий это явление: легко
расшвыривая не успевших убраться с ее дороги, прямиком к Антонио уверенно шла статная дама.
- Какая женщина! – восторженно выдохнул гоблин.
У городского головы перехватило дыхание:
- Где? – спросил он, ожидая увидеть молодую длинноногую красотку.
Когда же он проследил за взглядом Антонио, с ним случился нервный припадок: рыдая, он
упал перед Антонио на колени:
- Спрячьте меня! Спрячьте, пожалуйста! – причитал он. – Все – мне не жить!
Между тем, Антонио бросился к грозной даме со всей прытью, на какую был только способен:
- Вы поразили мое сердце из всех минометов сразу! – галантно произнес гоблин, обращаясь к
жене городского головы.
Дама надменно посмотрела на гоблина.
- Вы желаете принять участие в конкурсе? – гоблин не терял надежды растопить лед в их отношениях.
- Я желаю быть председателем жюри! – с присущей ей прямотой рубанула оркша с нежнейшим именем Роза.
- Но… Это… невозможно, - попробовал протестовать Дирк.
- Да?! И кто мне сможет помешать? – насмешливо спросила Роза.
После этого она сгребла в охапку Дирка и Антонио и потащила их в зал заседаний. Уже почти
скрывшись в здании, Роза обернулась и громоподобным голосом объявила:
- Регистрация завершена!
Чеканя шаг, она направилась на сцену, куда водрузили стол, накрытый синим сукном. Роза ни
на минуту не отпускала заезжих знаменитостей. Ее дрессированный муж шел у левой ноги, время от времени преданно заглядывая женушке в глаза. Полупридушенный Дирк изредка дрыгал
ногами. А гоблин не спускал с нее восторженных глаз:
- Нет, ну какая женщина! – шептал он, с обожанием глядя на Розу.
96
Жюри, под руководством Розы, очень быстро выбрало нескольких наиболее достойных красавиц. Отбор происходил живенько, в непринужденной дружественной атмосфере. Конкурсантки
непрерывной чередой шли по подиуму, председатель жюри властно указывала на кого-либо,
Дирк с важным видом кивал в знак одобрения (он быстро просек, что спорить с Розой опасно
для здоровья), а что касается Антонио, то он абсолютно равнодушно махал рукой в сторону красоток – гоблин попросту устал от этого балагана.
В полуфинал конкурса вышли три претендентки на звание «Мисс Субар»: очень высокая и невообразимо худая девушка с изможденным лицом; коренастая крепко сбитая оркша («Она
напоминает мою любимую лошадь!» - с нежностью сказала Роза и утерла скупую слезу); 70летняя уборщица тетя Глаша в элегантном грязно-сером халате со шваброй и ведром (она, вообще-то, шла после участниц конкурса, мыла полы и ни о чем таком даже не помышляла).
Размеренное течение конкурса красоты было прервано неожиданным образом: в зал заседаний городского магистрата ворвался местный представитель Тайной стражи короля. Увидев
Дирка и Антонио, он радостно заорал:
- Вот они! Держи бандитов!
В руках стражник сжимал некую бумажку с изображением беглых преступников. Это было невероятное, фантастическое стечение обстоятельств: несколько дней назад из нинской тюрьмы
совершили побег двое рецедивистов, всегда работавших в паре. Один из них был гномом, второй - гоблином. Гном был очень похож на Дирка, что же касается гоблина, то для других рас они
все кажутся на одно лицо. За поимку бандитов была обещана кругленькая сумма. Она была
настолько кругленькой, что стражник пришел в чрезвычайное волнение, когда агенты доложили
ему, что беглые преступники в настоящий момент находятся в здании городского магистрата, где
проводят какой-то подозрительный конкурс красоты.
- Это ошибка! – заверещал Дирк.
- Ошибка! – эхом повторил гоблин.
- Вот в тюрьме и разберутся! – радостно предложил проследовать с ним стражник – он уже почти физически ощущал, как огромный гонорар за поимку беглых преступников оттягивает его
карманы.
- Зачем в тюрьме? Не надо в тюрьме! – переполошился Дирк.
- Не надо! – пробасил Антонио.
Помощь пришла неожиданно.
- Эй, да это же Дирк с автостоянки! – радостно воскликнул молодой орк, который пришел поглазеть на местных красоток и как большинство зрителей теперь с огромным интересом наблюдал за разворачивающимися в зале событиями. – О! и Антонио с ним! Парни, а чего это вы так
странно прикинуты? – не унимался орк. – Я машину у них на стоянке ставлю, - пояснил он недоумевающим зрителям.
- Какую машину? Это же известные на весь Субар шоумены?! – удивленно спросил орка сосед.
- Да какие они шоумены – охранники со стоянки! – заржал в голос орк.
Зрители угрожающе загудели. Участницы конкурса поняли, что их облапошили и пошли на
жюри конкурса в рукопашную. Возглавляла толпу разъяренных девушек 70-летняя тетя Глаша, к
которой слава пришла на склоне лет и теперь все мечты о титуле «Мисс Субар» были разбиты в
дребезги.
- Это была шутка! – закричал гном. – Юмор! Розыгрыш!
Вопли гнома только подливали масла в огонь.
- Ну и кто вы: беглые преступники или самозванцы с автостоянки? – душевно улыбаясь спросил стражник.
Дирк зажмурился. Он стоял перед сложным выбором: с одной стороны – разъяренные женщины, с другой – центральная субарская тюрьма, известная своими сырыми мрачными камерами, в которых, как поговаривали, бегают крысы, ростом с небольшую собаку. Он уже было совсем решился отдать себя (а заодно и Антонио) в руки королевского правосудия, как услышал
молящий шепот гоблина:
- Роза! Спаси нас! – произнес Антонио одними губами.
Благородная Роза не могла пройти мимо такого призыва.
97
- Бегите. Я их задержу, - так же тихо сказала она.
После этого оркша одним движением швырнула в стражника стол, затем схватила коробку от
печенья и начала горстями бросать в зрительный зал деньги. В зале началась свалка: участницы
конкурса вперемешку со зрителями ползали по полу и подбирали золотые монеты. Дирк с тоской смотрел, как Роза разбазаривает его кровные денежки, нажитые непосильным умственным
трудом… Несколько золотых монет – это все, что Дирк успел ухватить из коробки, когда почувствовал, что увлекаемый гоблином, буквально летит по воздуху. Сражаться с безоружными женщинами Антонио не позволял кодекс чести, а в тюрьму гоблин не хотел – поэтому он удирал из
городского магистрата со всех ног, не забыв прихватить гнома.
Золотых монет друзьям хватило только на дорогу до Нинска. В столицу Субара они прибыли в
еще более бедственном материальном положении, чем находились до поездки в Торуньг. Теперь у них не было ни работы, ни денег…
Грэг, нахмурившись, смотрел в окно – он явно рассуждал, как поступить в данной ситуации.
Дирк закончил свой рассказ и теперь они с гоблином, затаив дыхание, ждали решения Грэга.
- Эльга, я хотел бы поговорить с ними один на один, - обратился ко мне орк.
Я немного надулась, но все же вышла. Не знаю, о чем был их разговор, однако несколько дней
неразлучная парочка ходила мрачнее самой мрачной тучи. Друзья не встревали ни в какие истории, не планировали сомнительных предприятий и не пытались обогатиться. Да, совсем забыла:
они были приняты на работу в «Шпроты в масле» - Дирк курьером, а гоблин – охранником.
Когда Кэти узнала, о конкурсе красоты под патронажем Дирка, она впала в ярость. Сложно
представить себе что-либо, страшнее разъяренного дракона – даже Грэг обходил Кэти стороной.
Но истинная причина плохого настроения драконихи была иной: ее терзали мысли о том, что
среди ее друзей затесался предатель (а она совершенно искренне считала Людвига, Дирка и Антонио своими друзьями, пусть и слегка бестолковыми). Долгими бессонными ночами Кэти пыталась вычислить, кто же из троих опустился до такой подлости. Дирк – мог польститься на большой гонорар, Антонио, чего греха таить, не очень умен, а Людвиг – слишком доверчив. Кэти
страдала, а вместе с ней страдали и окружающие, иногда ни в чем не повинные люди и представители других рас.
Глава 10. В которой, я совершаю очередную глупость
Трик-трак, трик-трак – этот звук повторялся уже почти сорок минут и буквально сводил меня с
ума. Его источником был Василий, который задумчиво раскачивался на стуле, сосредоточенно
глядя в одну точку. Орк думал. Очевидно, сиплые стоны, которые издавала мебель под мускулистым филеем орка, раздражали не только меня:
- Василий! – возвела глаза к потолку Кася, - сколько можно?!
Ее вопрос не вывел орка из прострации, но, по-крайней мере, к нему вернулась способность говорить и передвигаться:
- Послушай, - задумчиво спросил он у Каси, - если бы тебе понравилась какая-нибудь девушка…
Кася вытаращила на него глаза:
- Вася, - осторожно сказала она, - у меня традиционная ориентация.
Василий поморщился:
- Ну, нет – я не то хотел сказать. Если бы ты была парнем и тебе бы понравилась какая-нибудь
девушка, а она на тебя не обращала бы никакого внимания. Чтобы ты сделала такое, ну совершенно необычное…
- Да откуда же я знаю, что оркшам нравится? – удивилась Кася.
- А если бы она была человеком?
Теперь в нирвану ушла Кася. Оказывается, дурные привычки заразительны: из Касиного угла
послышалось противное поскрипывание – ведьма раскачивалась на стуле и он тихонько повизгивал. Трик-трак – говорил Васин стул, тирик-тирак – вторил ему Касин и я не выдержала:
- Ребята, а вы не хотите обсудить этот вопрос в комнате у Васи? – вмешалась я в их мыслительный процесс.
98
Молча переглянувшись, они задумчиво побрели к Василию. Элла что-то обсуждала с Директором и Наис в комнате переговоров. Я только собралась поработать в тишине, как мой кристалл
замерцал. Бросив взгляд в его сторону, я внутренне замерла: кристалл отображал физиономию
Эдгара. Он был слегка помятым, немного уставшим, но в принципе выглядел неплохо. Сложно
сказать, почему я так разволновалась. Однозначно могу сказать, что видеть бывшего мужа мне
было неприятно.
- Привет! – как ни в чем не бывало, произнес Эдгар.
- Чего надо? – хмуро буркнула я.
- Поговорить, - ответил Эдгар.
- Я слушаю, - коротко бросила я.
- Ну, может, встретимся где-нибудь, посидим, - начал мямлить Эдгар.
- Я и так сижу, при чем весьма комфортно, - оборвала его я, - а встречаться с тобой у меня нет
никакого желания.
-Эльга, зачем ты так…
- А как ты хотел? Тебе напомнить, при каких обстоятельствах мы с тобой расстались? Что тебе от
меня нужно?
- Мне нужно всего лишь поговорить с тобой. Но если можно, пусть эта беседа состоится в более
неформальной обстановке, - в голосе Эдгара появились заискивающие нотки.
- Нам с тобой говорить не о чем: мы с тобой развелись, делить нам нечего, возобновлять отношения я не собираюсь. Оставь меня в покое, - отрубила я.
- Я понимаю, что все кончено и уж совершенно не собираюсь что-нибудь с тобой делить. Но
расстались мы с тобой, мягко говоря, не очень хорошо. Я просто хочу извиниться, хочу, чтобы
наша история имела красивый эпилог. Эльга, давай расстанемся по-человечески – это нужно не
только мне, но и тебе. Давай встретимся – нам есть что вспомнить и что простить друг другу. Обещаю: после этой встречи я навсегда исчезну из твоей жизни, - ожидая ответа, Эдгар с мольбой
смотрел на меня и я дрогнула. В конце-концов, я когда-то любила этого человека и возможно он
был прав, когда говорил, что нам есть что простить друг другу…
- Называй место и время, - сухо сказала я.
- А когда и где тебе удобнее? – спросил Эдгар.
- Стоило с тобой развестись, чтобы ты наконец-то начал интересоваться моим мнением! – не
удержалась я. – Сегодня в восемь вечера, в «Старой мельнице».
Эдгар просиял:
- До встречи.
Меня слегка насторожила радость, с которой Эдгар воспринял мое согласие встретиться с ним,
но в комнату вошел ошалевший Грэг и внимание переключилось на него.
- Они сумасшедшие, - пожаловался орк.
- Кто? – спросила я.
- Кася и Вася, - в рифму ответил Грэг, - у них идеи одна безумнее другой! Что они собрались делать?
- Завоевать некую гипотетическую незнакомку, - пояснила я, действия друзей.
Грэг подозрительно посмотрел на меня:
- А с тобой все в порядке? – поинтересовался он.
Я сделала неопределенный жест рукой.
- Ну-ну… - по-своему истолковал его Грэг. – Можно я поработаю здесь – я там больше не могу
слушать про ритуальные танцы троллей и похищение цветочных фей?
Я кивнула. Устроившись за Касиным столом, Грэг окунулся в работу, а я задумчиво уставилась в
окно. Зная настырный характер орка, я сильно сомневалась, что мне удастся так просто отправиться в «Старую мельницу» на встречу с Эдгаром. Опасаясь повторной попытки похищения, Грэг повсюду сопровождал меня. Если по каким-то причинам это не мог сделать он, моей спутницей становилась Кэти, что было еще хуже т.к. спорить с драконихой бесполезно. Орк всерьез опасался за
мою жизнь. Что касается меня, то я к этому вопросу относилась более легкомысленно: я решила,
что неизвестный мне маг, потерпев неудачу, переключился на другую цель и больше не будет по-
99
кушаться на мою жизнь. В любом случае, предстоял неприятный разговор с орком: в свете того,
что он сделал для меня, приходилось считаться с его мнением.
- Грэг, - позвала я.
- Ммм.. – не отрываясь от кристалла отозвался орк.
- Сегодня вечером у меня встреча в «Старой мельнице», - сказала я.
- Угу, - Грэг увлеченно выплетал какое-то заклинание.
- Ты не понял – я иду без тебя.
- Нет проблем – возьмешь с собой Кэти, она погуляет поблизости от кабачка.
- Нет, Грэг. Я собираюсь пойти одна, потому, что это встреча с Эдгаром.
Орк всем корпусом развернулся ко мне:
- Что ему от тебя нужно? – мрачно спросил он.
- Вот встречусь с ним, тогда и узнаю, - ответила я.
- Ты никуда не пойдешь, - отрезал Грэг.
- Еще чего! – возмутилась я. – С какой это стати ты мне запрещаешь что-то делать? Ты мне кто:
брат, муж, отец?
Откровенно говоря, не уверена, что послушалась бы кого-то из вышеперечисленных (особенно
если бы мне что-то не разрешили делать ТАКИМ тоном), поэтому каким бы статусом орк не обладал, шансов добиться от меня послушания у него не было. Пропустив мой вопрос мимо ушей, Грэг
попытался зайти с другой стороны:
- Давай поставим вопрос иначе: ты не можешь пойти на встречу с бывшим мужем одна.
- Да? – я иронично приподняла бровь. – А как ты себе это представляешь? Ты идешь рядом со
мной, впереди - Антонио, демонстративно поигрывая кастетом, позади – Дирк, вооруженный до
зубов, а над нами – боевой дракон в лице Кэти, да еще группа поддержки – Кася с Джином верхом на Людвиге. Так что ли?
Грэг поморщился.
- Эльга, что за привычка о самых серьезных вещах говорить в шутку. Ты наверное забыла, что
Эдгар пытался тебя убить.
- Знаешь, - я немного помолчала, - он сделал это на фоне эмоционального всплеска. В концеконцов, мы прожили с ним три года, а знакомы и того больше – почти восемь лет. За это время
даже намека не было на то, что он хочет причинить мне вред. Я не думаю, что мне грозит какаялибо опасность.
Орк застонал.
- Эльга, ну почему ты такая упрямая! Ты поражаешь меня до глубины души: ну реально ты же
умная девочка, но иногда ты говоришь и делаешь такие глупости, что просто в голове не укладывается, как можно до такого додуматься! Все это время Эдгар пользовался твоей жизненной силой, подпитывался твоей энергией – зачем ему было тебя убивать, какой смысл варить бульон из
курицы, несущей золотые яйца? А когда он понял, что ты больше не желаешь закрывать глаза на
его шалости, он обозлился. Я не стал бы надеяться на его порядочность и верить , что он изменился.
Червячок сомнения зашевелился в моей душе, но я твердо решила встретиться с Эдгаром и до
конца выяснить наши отношения.
- Грэг, - тихо сказала я, - я должна с ним поговорить. Это нужно мне.
Орк сделал глубокий вдох, а затем медленно выдохнул. Выдержка у него была отменная, но,
похоже, она покидала Грэга.
- Скажи, - вкрадчиво спросил Грэг, - а что – через кристалл общаться уже нельзя? А есть еще такое древнее изобретение как телефон. Некоторые люди пишут письма и отправляют их с почтовыми драконами. Ради такого дела, я думаю Кэти с удовольствием поиграет в почтальона. Есть
масса способов общаться с кем-либо не встречаясь лично. Тем более если собеседник так опасен,
как твой бывший муж.
- Во-первых, Эдгар – негодяй, но он безобидный негодяй. – «Ну, почти», - мысленно добавила
я, - Во-вторых, это трусость – не являться на встречу, а передавать сообщения через драконов. А в
–третьих, меня достали твои нравоучения! – в отличие от Грэга, я не обладала стальными нервами
и уже практически орала на него.
100
- Так вот, солнышко, - подчеркнуто спокойно ответил орк, - недооценивать противника – это
огромная глупость. Еще большая глупость – добровольно идти в западню, заведомо зная что ничего не сможешь сделать, если эта ловушка захлопнется. Но ты ведь никогда никого не слушаешь!
Ты – бестолковая, самоуверенная особа, которая постоянно попадает в какие-то нелепые ситуации, благодаря собственной дурости! Ты можешь делать все, что тебе заблагорассудиться – я даже пальцем не пошевельну, чтобы остановить тебя.
Он был совершенно невозмутим, говорил ровным голосом, ни один мускул не дрогнул на его
лице и только побелевшие костяшки пальцев на сжатом кулаке выдавали всю силу его гнева. Его
слова сильно задели меня.
- Да ты! Да я! –от переполнявших эмоции слова застревали в горле, мешали друг другу. – Ты –
наглый, невоспитанный орк! Ха! Ха! Ха! Я совсем забыла – ты ведь вырос в диких скалах, где не
мог получить ни образования, ни надлежащего воспитания!
Грэг надменно посмотрел на меня и что-то сказал на орочьем. Затем он встал, неторопливо вышел из комнаты, подчеркнуто аккуратно затворив за собой дверь.
- Ну и Карачуг с тобой! – буркнула я в пустоту.
Я понимала, что наговорила Грэгу грубостей и глупостей и знала, что немного позже извинюсь
перед ним за свое поведение. Но сегодня вечером мне нужна была свобода действий – я хотела
выяснить, что задумал Эдгар. Памятуя о его трусливой натуре, я была почти уверена, что присутствие орка или драконихи спугнет моего бывшего мужа.
Я решила поехать в «Старую мельницу» прямо с работы – не хотелось лишний раз видеть Грэга.
Хуже нет, когда два близких человека делают вид, что не замечают друг друга, находясь в одной
квартире – уж я-то это знала очень хорошо…
Город встретил меня чудесным зимним вечером. Легкий морозец пощипывал нос и щеки, задорно скрипел пушистый белый снежок, а вокруг фонарей вились сотни кружевных снежинок. Кабачок находился неподалеку от офиса. Мне нужно было подготовиться к разговору и я решила
пройтись пешком. Свернув в переулок, я задумчиво брела по тротуару. Внезапно, боковым зрением, я заметила серую тень, мелькнувшую вдоль дороги. Вокруг не было ни души. Мне стало слегка
не по-себе, я ускорила шаг. Порыв ветра закрутил снег, бросил мне под ноги холодное крошево,
хлестнул цепкой лапой по щекам.
Я не успела сообразить что происходит, как огромная серая собака прыгнула на меня, сбила с
ног, повалила в ледяную кашу. Крик ужаса застыл в горле: прямо над моим лицом нависла клыкастая пасть, собака слегка подергивала короткими стоячими ушами, черный влажный нос шумно
втягивал воздух, словно пробуя его на вкус. Сильные лапы буквально вдавили меня в тротуар, не
позволяя шевельнуться – зверюга была настолько велика и сильна, что даже взрослый мужчина
не смог бы справиться с ней в одиночку голыми руками. Но самыми ужасными были ее глаза: они
были разумными, я бы даже сказала, что в них было что-то человеческое. Собака насмешливо и
немного сердито смотрела на меня. Я почувствовала, как голову пронзают сотни тонких иголок
боли. Внезапно я услышала голос, он звучал где-то у меня внутри: «Уходи! Дальше тебе нельзя –
там опасно! Ты должна немедленно идти домой!». Я попыталась сопротивляться этому голосу, но
добилась только того, что головная боль усилилась и стала совершенно нестерпимой. Похоже, это
рассердило собаку еще больше – она глухо зарычала. В этот момент темноту разорвал сгусток
пламени: ненадолго он высветил Кэти, идущую на посадку. Не дожидаясь, пока она окончательно
приземлиться, с ее спины спрыгнул Грэг и бросился ко мне. Он мчался так, словно за ним гнался
Карачуг со всей своей свитой.
Все произошло мгновенно: как только дракониха и орк обнаружили себя, собака резко отпрыгнула в сторону, лениво отряхнулась и растворилась в темноте. Напоследок она с легкой издевкой
посмотрела на Грэга.
- Ты как? – встревожено спросил орк, помогая мне встать с тротуара.
- Грэг, эта собака, она же ведь не собака, да? – тщетно пытаясь привести одежду в порядок,
спросила я.
- Нет, конечно. Это – некая сущность, которую называют Ищейка. Она свободно перемещается
между мирами и помогает Творцам следить за равновесием миров.
- Но почему она напала на меня?
101
- Ищейка спасла тебя – она почуяла угрожающую тебе опасность. Очевидно, твоя .. гм, гибель
каким-то образом нарушила бы равновесие. Она не могла допустить это.
Естественно, о том, чтобы отправиться в «Старую мельницу», я уже не помышляла. Особенно,
после того, как Грэг что-то пробормотал своему кристаллу и я смогла увидеть весь зал кабачка. В
«Старой мельнице» Эдгара не было, хотя я опаздывала почти на 20 минут.
- Я бы на твоем месте задумался, почему боги не допустили твоего свидания с бывшим мужем, пристально глядя на меня, произнес Грэг.
Я только отмахнулась от его слов: ох, уж эти мужчины со своей ревностью!
- Прямо вот богам делать нечего, как только в мою личную жизнь вмешиваться! – с нервным
смешком ответила я.
Орк, молча, отвернулся.
Ровно через 15 минут после описанных событий, мы с орком сидели в гостиной его квартиры и
чинно пили национальный орочий напиток, с терпким вкусом и труднопроизносимым названием.
Я мучительно подбирала слова, чтобы извиниться, но Грэг опередил меня:
- Эльга, извини меня, пожалуйста – я наговорил тебе грубостей, но я просто с ума сходил от беспокойства за тебя.
Я покраснела:
- Я бы тоже хотела извиниться.
После нескольких минут взаимных расшаркиваний и извинений, высокие стороны пришли к
полному взаимопониманию.
- Грэг, а что ты мне сказал на орочьем? – спросила я.
Грэг смущенно отвел глаза в сторону:
- Что в отличие от тебя, я получил прекрасное домашнее воспитание – у меня были лучшие учителя.
Взаимопонимание перестало быть полным – я надулась.
Часть третья. Сражение
Глава 1. Внезапная страсть орка к чаю
Позднее зимнее утро вяло перетекало в унылый день. Серое небо хмуро швыряло на Нинск
горсти мокрого снега. Ветра не было, а потому снег практически вертикально плюхался на землю,
где тотчас же расплывался, превращаясь под ногами прохожих в вязкое месиво. Да, определенно
зима в Нинске – не самое замечательное время года…
Я зябко поежилась и подумала о том, как все-таки приятно в такую погоду находится в уютном
офисе, рядом со своими друзьями и заниматься любимой работой. Эти мысли омрачало одно обстоятельство – угроза вторжения, нависшая над Субаром.
Пока я размышляла на эту тему, с шумом распахнув дверь, на пороге нашей комнаты появился
Василий. Он задумчиво обвел взглядом помещение и с философским видом плюхнулся в гостевое
кресло.
- Ну? – обращаясь к Василию, спросила Кася.
- Что? – отрешенно произнес Василий.
- Что: «Что?»? – удивилась Кася.
- А что: «Ну?» - парировал Василий.
Я с любопытством уставилась на них: эти двое явно нашли друг друга – их диалог поражал своей бессмысленностью, но они, похоже, не замечали этого.
- Ты подвиг совершил? – Кася начинала терять терпение.
- Зачем? – изумился Василий.
- Вася, - вкрадчиво спросила Кассандра, - мы чем вчера весь вечер занимались?
- С кем?
- Мы: ты и я!
102
Грэг заинтересованно посмотрел на Василия. Вася густо покраснел – в его мозгу быстро пронеслись события вчерашнего вечера, но Кася в них отсутствовала напрочь:
- С тобой?! Чем? – потрясенно выдавил он.
- План составляли: как удивить девушку, чтобы она обратила на тебя внимание! – заорала Кася,
- А вовсе не тем, о чем вы тут подумали! – обратилась она к нам. – И нечего тут гнусно ухмыляться!
Реакция Васи была совершенно неожиданна: он расхохотался, да так, что по его обветренному
лицу потекли слезы. Кася обиженно смотрела на орка и ждала, когда он снова обретет возможность говорить. Отсмеявшись, Вася встал с кресла и, отойдя на всякий случай на безопасное расстояние, произнес:
- Касенька, ты только не волнуйся! Мы с тобой получили гонорар и вполне неплохой.
- Какой гонорар? – зашипела Кася.
- За идею рекламного ролика. А что – ты почту не читала? Директор всем разослал сообщение,
в котором попросил сотрудников подумать над сюжетом ролика для одного из клиентов.
- Я, как дура, к нему со всей душой, помочь! А он – продал мою идею за какие-то жалкие гроши! – Кася свирепела все больше.
- Ну, не такие уж и жалкие! – огрызнулся Василий.
Кася молча, но очень красноречиво начала выходить из-за стола.
- Тихо! Спокойно! – орк попятился к двери.
От Касиной мести его спасло появление представителей Королевской чайной компании. По сути, они были обыкновенными торговыми агентами: ходили по различным организациям и предлагали чайную заварку (при чем, не самого лучшего качества). Их отличие от остальных торговых
агентов заключалось в том, что заварку они покупали на складах Маврикия IY, львиная доля дохода от ее реализации поступала на личные счета короля, а особый указ его величества позволял
представителям Королевской чайной компании беспрепятственно проникать на любое предприятие, в любую организацию. Более того, существовало негласное распоряжение, которое обязало руководителей закупать чай у торговых агентов Маврикия не реже двух раз в год. Стать членом Королевской чайной компании было проще простого: нужно было приобрести за счет собственных средств товар и заплатить за пропуск.
Пропуском служил кусочек картона со стандартным текстом, который начинался словами:
«Повелеваю пропустить предъявителя сего…..» затем шел текст, краткий титул Маврикия, его
подпись и печать.
Желающих продавать чай со складов короля было немного потому что поданные Его величества понимали, что дело это крайне невыгодное: покупать чайную труху, попахивающую плесенью и мышами, никто не хотел.
Простофили, которые попадались на удочку вербовщиков, очень скоро осознавали, что их попросту обманули: дело, которое должно было принести баснословные прибыли, было изначально
убыточным. Но пути назад уже не было – контракт на закупку чая заключался на год, а за его досрочное расторжение торговый агент был обязан выплатить неустойку. Кроме того, как правило,
деньги, вложенные в этот бизнес, были последними и призрачная надежда окупить затраты не
позволяла окончательно порвать с Королевской чайной компанией. Так и бродили по Нинску
унылые продавцы некачественной заварки с портретом короля на упаковке.
Пока Кася подбирала слова, чтобы наиболее вежливо спровадить торговых агентов, Грэг с самой обаятельной улыбкой, на которую только был способен, подошел к ним и восторженно уставился на товар.
Необычной реакции орка удивились не только мы, но и молоденькие девицы-продавцы чая. За
свою недолгую карьеру в качестве представителей Королевской чайной компании, они привыкли
к совсем другому приему. Быстро смекнув, что орк не в себе и ему можно спихнуть часть товара,
бойкая рыжеволосая девушка начала раскладывать коробочки с заваркой перед Грэгом. Кокетливо стрельнув в орка густо накрашенными глазами, она произнесла низким прокуренным голосом:
- Вижу, вы разбираетесь в чае.
Грэг усмехнулся:
103
- Я предпочитаю настой зирры16.
Девушка, слегка сбитая с толку этим заявлением, тем не менее мертвой хваткой вцепилась в
потенциального покупателя:
- Мы представляем Королевскую чайную компанию, - скороговоркой заверещала она, - вот уже
более десяти лет его Величество Маврикий IY, да будет препрославлено его правление, да пошлют ему боги доброго здоровья и долгих лет жизни, поставляет этот великолепный напиток своим верноподданным.
Во время этой прочувствованной речи, девушки-ассистентки, с невероятной скоростью выгружали свой товар из огромного баула, который они едва затащили в нашу комнату.
- Обратите внимание на широкий ассортимент нашего товара: здесь вы найдете чай на любой
вкус, - не унималась рыжеволосая девица.
Орк скептически оглядел помятые коробки. Продавщица почувствовала, что сделка может не
состоятся и утроила свои усилия:
16
Зирра – пряное растение с терпким вкусом. Произрастает исключительно в степном регионе на севере
Субара. Обладает тонизирующими, освежающими свойствами, улучшает кровоснабжение, укрепляет память. Из семян зирры готовят крепкий отвар, который является национальным напитком орков.
104
- Вот великолепный чай с бергамотом, это – отличный чай с жасмином, в этом… - горланила
она.
- Очень хорошо, - прервал ее Грэг, - я беру все.
- В смысле – каждого вида по упаковке? – не веря своему счастью уточнила девица.
- Нет. Я покупаю весь ваш товар, а также я бы хотел выкупить ваше членство в Королевской
чайной компании – если вы не против, конечно, - ответил орк, демонстрируя самую дружелюбную улыбку, которую только смог изобразить.
Это был исключительный случай в жизни рыжеволосой красотки – она не нашлась, что сказать
и только быстро-быстро затрясла головой в знак согласия. Эмоции переполняли ее: месяц назад
она поддалась на уговоры смазливого вербовщика и сама не заметила как распрощалась с кровно заработными денежками. Прозрение к ней пришло довольно быстро, но исправить ситуацию
было невозможно: все средства вложены в лежалый, никому не нужный товар, вербовщика, который обещал золотые горы, а между делом намекал о внезапно вспыхнувшей страсти, и след
простыл. Девица потихоньку щипала себя за руку и не могла поверить, что все происходящее –
реальность.
Наши робкие попытки остановить обезумевшего орка не увенчались успехом. Мы молча
наблюдали за происходящими событиями. Что касается Грэга, он деловито отсчитывал наличность. Представители Королевской чайной компании как зачарованные провожали взглядом
каждый золотой. После того, как Грэг отсчитал необходимую сумму и вручил ее торговым агентам, еще некоторое время в комнате царила тишина. Затем рыжая девица несмело спросила:
- Ну, мы пошли?
- Не смею более задерживать, - церемонно ответил орк.
Бывшие торговые агенты, не поворачиваясь спиной к странному орку, на цыпочках, боясь
спугнуть сумасшедшего и готовые в три глотки доказывать, что сделка обратного хода не имеет,
осторожно пробирались к выходу. Но никто не собирался их останавливать - Грэгор тор Хэнинг,
лидер всех орков и владелец Торуньга, со счастливой улыбкой прижимал к своей широкой груди
три новеньких картонных пропуска, огромный баул с чайной заваркой и пребывал где-то в
стране грез.
- Грэг! – осторожно позвала его Кася, - Грэг, неужели все так плохо, что ты решил стать торговым агентом его величества? – с тревогой вглядываясь в его лицо, спросила она.
- Грэг, может быть тебе одолжить денег? – неуверенно поинтересовалась я.
Василий молча смотрел на своего вождя – он был уверен, что Грэгор тор Хэнинг ничего не делает просто так и тем более под влиянием минутного порыва. Тем не менее, Вася озадаченный
странным поступком Грэга, был не прочь услышать объяснение всему увиденному и услышанному.
Грэг заулыбался еще шире:
- Друзья, - произнес он, - сдается, я знаю как решить одну, казалось бы неразрешимую, задачу!
Нужно ли говорить, что это заявление не внесло ясности: для нас троих поведение орка осталось загадкой.
Не теряя ни минуты, Грэг поставил защитный контур от подслушивания и подсматривания.
Быстро закончив с этим ритуалом, он сказал:
- У меня есть план проникновения на Центральное Субарское телевидение. Я отправлюсь туда
под видом представителя Королевской чайной компании. Но мне будет нужна ваша помощь: мы
должны будем одновременно уничтожить ролики, зомбирующие субарцев и на телевидении, и в
агентстве.
Посовещавшись, мы решили, что Вася уничтожит копии роликов, которые хранились в памяти
главного кристалла т.к. только у Василия был доступ к этой информации. В это время мы с Касей
похитим из кабинета Наис оригиналы роликов, а Грэг постарается удалить рекламные материалы
фирмы «Выпил-закусил» из базы Центрального Субарского телевидения.
Большую часть совещания заняли препирательства на тему: стоит ли кого-то еще посвящать в
наш план. С одной стороны, появление на телевидении представителя Королевской чайной компании в гордом одиночестве, могло вызвать подозрение у охраны, а как следствие – излишнее
105
внимание к его персоне, что было бы совершенно нежелательно в нашей ситуации (торговые
агенты короля всегда ходили в сопровождении ассистентов).
С другой стороны, выбор у нас был не велик: Джин, Людвиг, Дирк, Антонио.
Джин отпадал сразу – он на несколько дней уехал из Нинска. Что же касается Людвига, то он
являлся самой неподходящей кандидатурой на роль ассистента торгового агента Маврикия IY,
т.к. наш приятель стал бы первым драконом в мировой истории, который решил посвятить свою
жизнь продаже низкокачественного чая из королевских закромов, а потому аншлаг при его появлении был бы обеспечен. Даже если бы Грэг повесил себе на шею табличку: «Я – Грэгор тор
Хэнинг, иду уничтожать ролики обработанные запретной магией», это бы не вызвало такого
ажиотажа, как появление Людвига с баулом заварки и биркой торгового агента.
В общем, оставалась только сладкая парочка – гном и гоблин. Мнения сторон разделились,
страсти разгорелись, а когда наш военный совет стал сильно смахивать на балаган, орк, до того
достаточно флегматично наблюдавший за разбушевавшимися соратниками, взял бразды правления в свой руки и волевым решением постановил частично посвятить Дирка и Антонио в план
и спросить не будут ли они против принять участие в его исполнении. Желающих оспаривать решение вождя не нашлось, а потому мы с Грэгом отправились на поиски гоблина и гнома.
Друзья обнаружились в компании Людвига в ближайшем скверике, где под руководством Кэти
шла репетиция танца маленьких русалок из балета «Русалочье озеро». Зрелище было неповторимое: вокруг танцоров собралась плотная толпа поклонников их таланта, но неожиданное внимание публики не мешала творчеству наших друзей. Надо сказать, что у Кэти напрочь отсутствовал музыкальный слух, но ее душа упрямо рвалась к прекрасному. При этом, дракониха обладала сильным и довольно низким голосом, в чем могли убедиться все желающие (а заодно и не
желающие), поскольку танец маленьких русалок исполнялся под ее душераздирающие напевы.
Бедного автора «Русалочьего озера» наверняка бы хватил удар, если бы он услыхал свое произведение в таком варианте… Однако Кэти это обстоятельство совершенно не смущало: она с
азартом орала:
- Та-та-та-та-тара-та-та! Батман! Еще батман! Тара-та-та-та-тара-та-та! Тянем ножку! Эй, у кого
лапы, тех тоже касается!
Наслаждаясь искусством, дракониха подскакивала на одном месте, слегка сотрясая землю. На
танец своих подопечных Кэти смотрела через театральный бинокль, который гордо болтался на
ее белоснежной чешуйчатой груди. А посмотреть было на что: начинающие артисты очень старались. Больше всех в образ вжился Людвиг: выпуская от усердия струйки дыма через обе ноздри,
он подпрыгивал, слегка трепыхая крыльями, что позволяло ему некоторое время удерживаться в
воздухе и старательно вытягивал три лапы. В четвертой он крепко-накрепко сжимал потную ладошку испуганного гнома.
С другой стороны за руку Дирка держал гоблин, который также обладал немалой массой. Антонио особо не старался и только делал вид, что подпрыгивает, а потому гному приходилось
очень несладко: в момент драконьего взлета, гоблин прочно стоял на земле, а зажатый между
ними гном испытывал некомфортные ощущения, когда правая часть его тела устремлялась
ввысь, а левая тяготела к почве. Но, поскольку Кэти лично выстраивала танцоров, меняться местами никто не рискнул. Глядя на страдания Дирка, дракониха злорадно ускоряла темп музыкального сопровождения – она точно знала, кто был организатором конкурса красоты в Торуньге.
При нашем появлении представление ненадолго прекратилось. Нужно ли говорить, что предложение Грэга показалось для любителей балета подарком судьбы: и Дирк, и Антонио были готовы пуститься в любое самое рискованное предприятие, лишь бы оказаться подальше от сумасбродной и очень мстительной драконихи, которая к тому же обладала великолепной памятью.
Тоску Людвига, когда он понял что останется с Кэти один на один, было невозможно выразить
словами, особенно после того, как дракониха окинула беднягу многообещающим взглядом и
произнесла под бурные аплодисменты зрителей:
- Ничего, займемся сольной карьерой!
106
Глава 2. Мы начинаем действовать
Была глубокая ночь, когда я, отбросив всякую надежду уснуть, поплелась на кухню, чтобы заварить зеленый чай. Несколько часов назад Грэг, убедившись, что я отлично усвоила и отработала стандартное заклинание, снимающее защитный контур, отправился к Василию, доделывать
«кое-какие дела». Он не спал уже несколько суток и я не представляла, как он умудряется не
только держаться на ногах, но еще и что-то делать. Мне же строго-настрого было приказано как
следует выспаться и я, в кои-то веки, безропотно подчинилась. Я-то подчинилась, а вот сон, подлец, все не шел…
Ворочаясь с боку на бок, я сотни раз прокручивала наш план по уничтожению рекламных роликов, прикидывала как и что мне следует сделать. Если честно, то мне отводилась незначительная роль: Кася должна была выманить Наис из кабинета и отвлечь внимание ведьмы, а я в
это время собиралась похитить из ее комнаты кристаллы-носители рекламных роликов фирмы
«Выпил-закусил». Мысли о том, как пройдет грядущий день, сводили меня с ума, буквально
распирая мою бедную голову: их было непривычно много, они дрались между собой и никак не
приходили к консенсусу…
- Эльга, соберись! Хватит терзать себя! – твердо сказала я своему отражению в черном окне.
Честно сказать, я иногда разговариваю вслух сама с собой (ну, конечно, когда это никто не слышит): помогает, знаете ли, прийти к внутреннему консенсусу…
Вроде ненадолго полегчало… Поразмыслив немного, я решила все же вернуться в спальню и
попытаться уснуть.
Пробуждение было тяжелым: свинцовая голова никак не хотела подниматься с мягкой подушки, глаза напрочь отказывались открываться, а мое бренное тело – повиноваться своей хозяйке.
Только запах свежемолотого кофе, неумолимо доносившийся с кухни, заставил меня принять
вертикальное положение. Не открывая глаз, практически на ощупь я побрела на кухню, где жизнерадостный Грэг сосредоточенно пил кофе с тостами.
Плюхнувшись на соседний стул, я наконец-то открыла глаза и мрачно посмотрела на орка.
Внешне он бы абсолютно спокоен, как всегда собран и деловит. Молча придвинув мне чашку с
божественным напитком и тарелку с румяными тостами, Грэг терпеливо ждал, когда я соизволю
проснуться окончательно. Увидев осмысленное выражение на моем довольно помятом лице,
орк приветливо улыбнулся:
- Доброе утро!
- Доброе. Надеюсь, - угрюмо ответила я.
Способности говорить и полноценно двигаться возвращались ко мне с каждым глотком горячей ароматной жидкости, но хорошим мое настроение назвать не посмел бы даже такой закоренелый оптимист, как Грэг.
Поразмышляв о том, насколько может быть доброй эта серость за окном, я перевела взгляд на
Грэга и подавилась не доеденным тостом. Выглядел орк очень своеобразно.
Не скажу, чтобы Грэг был таким уж большим модником, но одевался всегда опрятно, одежду
и обувь покупал хорошего качества, которую потом долго носил. Эту одежду он носил слишком
долго… Изрядно потертые кожаные штаны отлично гармонировали с затертой до дыр курткой,
которая обнаружилась в прихожей на вешалке. Там же находилась обувь, не поддающаяся идентификации (правда, начищенная до блеска). Грэг производил странное впечатление орка, когдато достаточно обеспеченного, чтобы купить себе дорогую одежду (это было видно не взирая на
ее изрядную поношенность), но судя по всему, его достаток был в далеком прошлом. На мой
немой вопрос, орк спокойно ответил:
- Я же должен достоверно сыграть роль торгового агента. Кто мне поверит, если я одену свою
обычную одежду?
- А что: обязательно выряжаться в лохмотья? – спросила я.
Орк безмятежно махнул рукой:
- Этот костюмчик оказался самым подходящим.
«Ну, что ж – тебе видней», - подумала я. Сегодня мои мысли были заняты делами поважнее,
чем внешний вид Грэга.
107
По мере приближения к офису, мое волнение становилось все сильнее. Грэг всю дорогу искоса
поглядывал на меня, но не произносил ни слова. Уже у самой двери офиса, орк взял меня за руку
и глядя мне в глаза произнес:
- Не волнуйся – все будет хорошо. Ты – умница. У тебя все получится.
- Я знаю, - ответила я, - но очень не хочется допустить какую-либо оплошность и подвести всех.
Орк молча улыбнулся и мы вошли в офис. Антонио, исполняющий роль охранника офиса, окинул взглядом Грэга и одобрительно хмыкнул.
Кася уже была на месте и, похоже, тоже очень волновалась. У нее имелись свои счеты с Наис.
Касина мама (ее звали Пенелопа) была школьной подругой Наис. Это обстоятельство тщательно
скрывалось, т.к. могло выдать истинный возраст неумолимо стареющей ведьмочки. Много лет
назад Наис порвала отношения со всеми знакомыми, с которыми общалась в детстве, юности и,
увы! быстро прошедшей молодости. Исключение она сделала лишь для Пенелопы: дедушка Кассандры был вхож во Дворец Маврикия, мог достать билеты на королевские балы и прочие светские мероприятия, где завязывалось множество приятных, а главное полезных знакомств. И даже
после скоропостижной кончины Пенелопы, Наис общалась с ее отцом и маленькой дочерью. А
когда Кассандра подросла и получила образование, Наис устроила дочку подруги в ту же компанию, где работала сама.
Впрочем, их отношения нельзя было назвать теплыми: особой благодарности к Наис Кассандра
не испытывала – она прекрасно понимала, что мамина подруга беззастенчиво пользовалась дедушкиными связями, особо не интересуясь, как поживают отец и дочь подруги безвременно
ушедшей в иной мир. Кроме того, как выпускница Субарского Университета, имеющая на руках
диплом с отличием, Кася вполне могла бы получить работу и без протекции со стороны Наис. Но
она решила не расстраивать дедушку, а потому воспользовалась предложением Наис помочь с
трудоустройством. Со временем Кася привыкла в агентстве, ей нравилась работа, а с Наис она
практически не пересекалась – потому и не стала уходить из фирмы.
Что касается Наис, то к Кассандре она относилась с легкой надменностью, никогда не забывая,
пожалеть сиротку. Эта жалость выливалась в такие уродливые формы, что больше смахивала на
завуалированное оскорбление.
Мягко говоря, Кася недолюбливала мамину подругу, а потому к желанию помочь Грэгу в борьбе
с завоевателями из других миров, примешивались личные мотивы – она очень хотела сделать
Наис большую гадость (тем более подвернулся такой благородный повод!).
Перекинувшись с Касей ничего не значившими фразами, мы попытались поработать. Но очень
скоро поняли, что на сегодня презентации лучше отложить. Мысли были только об одном: как все
пройдет. Немного понервничав вдвоем, мы решили сменить обстановку и отправились к Васе.
Василий величественно восседал среди груды всевозможного хлама. Боком протиснувшись к его
столу, мы с возмущением отметили, что орк абсолютно спокоен и флегматичен, как всегда. С чувством собственного достоинства он развалился на своем рабочем месте и невозмутимо ждал,
когда наступит время действовать.
Вчера они с Грэгом сочинили небольшую программку, которая по их задумке не только должна
была устранить обработанные неведомым магом ролики, хранящиеся в памяти главного кристалла, но и замести следы, притворившись небольшим программным сбоем. Предвкушая начало
операции, орк не спеша просматривал свежую периодику по программированию кристаллов. Он
был похож на воина, сидящего в засаде: собран, спокоен, готов действовать.
- Василий! – завопила Касссандра, - я тут от волнения весь маникюр обгрызла, а он спокойненько газетки читает!
- И че – помогает? – флегматично спросил Вася, отрываясь от чтения периодики.
- Нет, - честно призналась Кася.
- А ... (орк вставил парочку слов на родном языке) зачем грызла?
- Василий!!! – крик Каси перешел на ультразвуковые волны.
Нацепив наушники, орк довольно сказал:
- Говорите громче – я вас не слышу!
- Вася, ты – бесчувственный, непробиваемый чурбан! – тихо произнесла Кассандра.
Орк моментально снял наушники:
108
- Касенька, ну что ты? – ласково проворковал он. – Не надо так расстраиваться – мы победим
всех врагов и я стану понимающим и заботливым. А пока – нечего раскисать: шли бы вы девчонки, успокоительного выпили, что ли.
В прямом смысле этого слова, вылетая из кабинета орка, Кася с такой силой хлопнула дверью,
что с верхних полок посыпалось какое-то барахло. Вася неодобрительно посмотрел вслед левитирующей девушке, но от комментариев воздержался.
Время шло очень-очень медленно. Наконец, Грэг уехал на Центральное Субарское телевидение, что для нас послужило сигналом к действию.
Я настроила свой кристалл на частоту Весты. Секретарша приветливо улыбнулась мне. Девушка была большая модница, к тому же обожала различные распродажи, чем мы беззастенчиво и
воспользовались:
- Привет! – произнесла я, жизнерадостно потрясая новыми каталогами со скидками, - Смотри,
что у меня есть!
- Вау! – ответила Веста и ее глаза загорелись нездоровым блеском шопоголика.
- Не хочешь посмотреть? – спросила я.
- Уже бегу! – радостно ответила Веста.
Пока она, наспех пролистнув каталоги, запихивала их в пакет, Кассандра, сославшись на некое
срочное дело, пулей вылетела из нашего бокса. Затем, не спеша, с деловитым видом, она зашла
в приемную и в середину стопки документов для Наис, положила кристаллограмму от одной
знаменитой парфюмерной фирмы. Кристаллограмма содержала ряд вопросов по размещению
рекламных материалов и представляла несомненный интерес для Наис.
Расшифровать послание можно было в небольшом кабинете, рядом с приемной. Поначалу аппарат для расшифровки стоял у Наис, но ей надоел неиссякаемый поток сотрудников, желающих
сделать расшифровки , и она настояла, чтобы аппарат перенесли куда-нибудь. Теперь Наис приходилось ходить через весь коридор, чтобы прочитать кристаллограмму, но это было значительно удобнее, чем терпеть бесконечных посетителей, мешающих работать.
Вернувшись после недолгой отлучки, Веста рассортировала документы и, ничего не подозревая, отнесла их Наис. Бегло просмотрев почту, ведьма наткнулась на кристаллограму. Недоуменно вскинув брови, она отправилась читать документ. Дело в том, что месяц назад переговоры с
этой компанией не привели ни к каким результатам, а потому ведьма была удивлена этому запросу.
После ухода Весты, я выждала несколько минут и выглянула в коридор: Наис заходила в кабинет для расшифровок кристаллограмм и не обратила на меня никакого внимания. Я мысленно сосчитала до десяти, а затем подала условный знак Кассандре. Мы спокойно, делая вид что беседуем, вышли в коридор. Кассандра осталась возле нашего бокса, а я, напустив на себя озабоченный
вид, подошла к кабинету Наис, усиленно изображая, что никакого дела до этого помещения мне
нет и вообще я просто иду мимо.
Сделав расшифровку, Наис удивилась еще больше: условия, на которых предлагалось сотрудничество были очень выгодные для рекламного агентства и не слишком хороши для рекламодателя. Она тут же связалась с фирмой, приславшей запрос. На этом месте удивление Наис достигло своего апогея: никто и слыхом не слыхивал ни о каких запросах.
Нахмурившись, Наис попыталась определить не присутствует ли здесь какая-либо магия – документ был подлинным и абсолютно чистым от магии (Грэг готовил его собственноручно). Тогда
она решила узнать, кто автор этого послания, но и это ей не удалось.
Ведьма не стала придавать значения этому странному происшествии, решив, что менеджеры
компании что-то напутали и прислали запрос не в то рекламное агентство. Рассеяв кристаллограмму, Наис не спеша отправилась к себе в кабинет.
Быстро оглядевшись по сторонам и убедившись, что за мной никто не наблюдает, я сняла с шеи
амулет Грэга. Стараясь унять дрожь в напряженных руках, я легонько провела по контуру двери.
Послышалось едва различимое шипение: как и предполагал орк, уходя, Наис все же поставила
защиту, хотя многие из нас выбегая на минутку из кабинета, дверь оставляли практически нараспашку.
109
Гоня прочь панику, я честно попыталась вспомнить заклинание, которому меня накануне учил
Грэг. В голове было пусто. Абсолютно. Внезапно я услышала цокот острых каблучков: Наис возвращалась в кабинет.
Боковым зрением я заметила Кассандру – она стояла, нервно покусывая губы. Судорожно слизнув соленую капельку теплой крови, девушка решительно пошла на встречу ведьме.
Наис как всегда была безупречна: роскошные белокурые волосы волнами ниспадали на точеные плечи, тщательно подобранный костюм изящно облегал идеальную фигуру, высокий разрез
на юбке кокетливо приоткрывал стройные ноги.
В полутемном помещении казалось, что ведьма величественно плывет вдоль коридора. Она
знала, что очень хороша собой и от всей души наслаждалась впечатлением, которое обычно производила на окружающих: завистью женщин и восторгом мужчин.
Сейчас, когда ее никто не видел, на лице ведьмы читалось легкое презрение ко всем этим людям и нелюдям, работающим под ее чутким руководством. В отличие от господина Директора,
она-то уж точно знала, кто на самом деле в агентстве главный.
Размышляя о своей незаменимости, Наис не заметила Касю однако, поравнявшись с ней, успела сменить высокомерное выражение лица на доброжелательно-приветливое:
- Касенька! – фальшиво обрадовалась Наис, - Как дела, солнышко?
«Свалилась же ты на мою голову, сиротинушка!» - мысленно добавила она, совсем с другими
интонациями.
- Наис! Ты великолепна, как всегда! – восторженно воскликнула Кася.
«Как же я тебя ненавижу, старая карга!» - зло подумала девушка.
- Да, моя милая, я стараюсь хорошо выглядеть – а что мне еще остается, одинокой немолодой
даме, - кокетливо ответила Наис.
«Да уж в моем возрасте я выгляжу намного лучше, чем ты в свои двадцать с небольшим!» мысленно огрызнулась ведьма.
- Наис, ты была великолепна в двадцать лет, ты была восхитительна в тридцать и с возрастом
твоя красота не только не увядает, но становится все совершенней! – восторгу Каси не было предела.
«Чует моя душенька, что здесь не обходится без магии, при чем не очень-то разрешенной – еще
не известно от чего это мама так скоропостижно и так странно умерла!» - волна ненависти захлестнула Касю.
- Кассандра, ты мне льстишь! – ласково улыбнулась Наис.
«Ах, ты паршивка! Ты еще на мой возраст смеешь намекать!» - Наис была вне себя от злости, но
внешне излучала дружелюбие и прямо-таки материнскую ласку по отношению к дочери покойной
подруги.
- Наис, не поделишься со мной рецептом твоей неувядающей молодости? Когда я доживу до
старости, я бы хотела выглядеть так же, как ты! – наивно попросила Кася.
«Знаю я твои рецепты, старая хрычовка: сушенные ногти утопленника поджечь с шерстью черной кошки. Пепел смешать с водой и дать выпить молодой и красивой конкурентке, предварительно почитав над напитком заклинание. И не боишься же ты, что Коллегия магов однажды прихватит тебя за очаровательную попку и ты надолго лишишься возможности ее поддерживать в
форме!» - мысленные реплики Каси очень отличались от того, что она говорила.
Впрочем, Наис также вела внутренний диалог с Кассандрой: она буквально задохнулась от гнева, услышав последнее высказывание несносной девчонки: «Ты такая же стерва, как и твоя мамочка! Подожди – настанет и твой черед!» - мрачно подумала ведьма, но вслух произнесла донельзя приторным голосом:
- Касенька, рецепт один – здоровый образ жизни: никаких излишеств, рациональное питание,
воздержание во всем, полный отказ от алкоголя и табака, кофе, сладкого …. – занудным тоном
Наис перечислила основные постулаты книги «Как дожить до ста лет, умерщвляя свою плоть».
Этот грандиозный труд был написан одним отшельником, сто лет убивавшим свою плоть и смирявшим свой дух. Правда, через год свет увидела книга «Как дожить до ста двадцати лет, получая
от жизни удовольствие», которую выпустил его старший брат, известный в широких кругах местного бомонда чрезмерной любвеобильностью и страстью к горячительным напиткам.
110
Пока ведьмы вели милую оживленную беседу, я безрезультатно пыталась вспомнить это шарамыжное заклинание. Вместо желанных слов я ощущала, как во мне нарастает снежный ком гнева:
на себя («Бестолковая, ни на что не годная девчонка!»), на Наис («Шарамыгова ведьма!»), на
гарвов («Какого … они приперлись в наш мир!»).
Между тем, Кассандра все дальше уводила Наис – их голоса слышались где-то в районе балкона. Балкон был местной достопримечательностью. Каждый год комендант здания намертво заколачивал балкон на зиму, но неведомая сила срывала табличку, гласящую: «Закрыт до весны», вытаскивала гвозди и с мясом выдирала доски. А потом на балконе появлялись курильщики, которые недоуменно пожимали плечами на гневные вопли коменданта: они не только не видели, кто
бы это мог сделать, но даже и представить себе не могли, кто совершил это кощунственное деяние. «Но раз уж так случилось, что доступ на относительно свежий воздух открыт, то почему бы
этим не воспользоваться?» - резонно спрашивали они у разъяренного представителя местной администрации.
Спустя несколько минут я перестала различать голоса Наис и Кассандры – очевидно под какимто предлогом девушка затащила заклятую подругу матери в наш бокс.
Внезапно я поняла, что гнев помог мне привести мысли в порядок: я буквально по пунктам
вспомнила все, что мне объяснял орк. Во-первых, расслабиться. Несколько глубоких вдохов и прочувствованных выдохов помогли более-менее успокоиться и сконцентрироваться. Во-вторых,
складываем руки ладонь к ладони, прижимаем к груди. В-третьих, сосредоточенно, спокойно, на
одном дыхании выплетаем заклинание. Оно простое, оно очень-очень простое. Я могу это сделать, потому что я – потенциальный маг, я сама – магия. Отсутствие мастерства я могу компенсировать силой. Зажмурившись, я прислушалась к своим ощущениям. Мне казалось, что ничего не
происходит, но когда я осторожно провела амулетом вдоль защитного контура, не раздалось ни
звука: заклятие, наложенное Наис, было снято.
Я резко дернула дверь и рыбкой юркнула внутрь, перевела дыхание, осторожно притворила
дверь и, прижавшись к ней спиной, осмотрелась.
Кабинет, как кабинет – ничего особенного: огромный стол, удобное кресло перед ним (рабочее
место Наис) и несколько неудобных, чрезвычайно жестких стульев (места для посетителей). Шкаф,
зеркало во всю стену, стеллажи со множеством маленьких ящичков. Именно эти стеллажи и были
моей целью. А точнее – ящички, стоящие на них. В одном из ящиков лежал кристалл, содержащий
исходный ролик фирмы «Выпил-закусил».
Мне повезло т.к. Наис была предельно аккуратна и помешана на порядке: на каждом ящичке
стояла пометка о рекламодателе, времени поступления ролика, когда он передан на телевидение
и когда его вернули в агентство. Поэтому найти нужный кристалл не составило труда.
После того, как мне удалось дезактивировать охранное заклинание Наис, в моей душе воцарилось небывалое спокойствие: не было никаких посторонних мыслей, отсутствовал страх, что я могу сделать что-то не так – я действовала строго по сценарию, множество раз отрепетированному с
Грэгом и была уверена, что все пойдет так, как нужно.
Для того, чтобы убедиться тот ли это кристалл, за которым я пришла, мне снова потребовалось
применить магию. На этот раз затруднений с заклинанием не возникло: я вспомнила его сразу и
успешно применила для просмотра роликов. Амулеты, которыми меня с головы до ног обвешал
Грэг, заглушали творящуюся волшбу – она практически не ощущалась другими магами, кроме того, вернувшись в кабинет, Наис вряд ли смогла бы узнать, кто здесь был. А на то, что кто-то у нее
похозяйничал, отсутствие защитного контура укажет ей сразу же…
Быстро проверив кристалл, я осторожно вышла из кабинета – на мое счастье в коридоре никого
не было. Шумно выдохнув, я помчалась на первый этаж. Веста, которую я , подсовывая каталоги,
предупредила, что уезжаю к клиентам на переговоры, должна была обеспечить мое алиби – нам
было нужно время, чтобы Грэг удалил ролики безвозвратно. К сожалению, никому из нас это было
не под силу – защита на кристалле стояла отменная.
Пока мы наносили материальный ущерб родному агентству, Грэг пытался удалить ролики на телевидении, куда он отправился на своей машине в сопровождении гнома и гоблина. Поскольку
его спортивный автомобиль не был предназначен для перевоза объемного багажа, орку пришлось проявить некоторую смекалку и магические способности, чтобы запихать в багажник баул с
111
товаром. Затем он со вздохом посмотрел на своих спутников, которые, злобно шипя друг на друга, пытались решить некую проблему, очевидно очень важную для них: «Только бы они не начали
проявлять инициативу!» - подумал орк.
Пока Грэг паковал багаж, выяснение отношений переросло в небольшую потасовку: оказалось,
что каждый из них хотел сидеть на переднем сидении. Антонио брал массой, а Дирк – изворотливостью. В итоге наглость победила силу и гоблин, обиженно сопя, уселся сзади.
Дирк вальяжно развалился рядом с водительским местом. Для такого важного мероприятия,
как проникновение на охраняемый объект, гном принарядился: он был одет в длинное пальто
землистого цвета, которое одолжил у огородного пугала и черные очки. Еще он хотел надеть
накладную бороду и усы, но потом вспомнил, что у него, собственно говоря, есть своя растительность на лице.
Как же гном пожалел, что сел спереди, еще больше он сожалел о том, что проигнорировал
просьбу орка пристегнуть ремень безопасности! О том, что Грэг любит скорость, Дирк узнал
слишком поздно… Сначала его с силой швырнуло назад, затем буквально вдавило в спинку сидения, а потом он с ужасом понял, что орк выезжает на скоростное шоссе. Это шоссе опоясывало
город по периметру, кроме того, пересекало с севера на юг и с запада на восток.
Они мчались по скоростному шоссе с максимально разрешенной скоростью. Деревья, высаженные по обочинам дороги, сливались в сплошную линию, пейзаж мелькал перед глазами гнома смазанной картинкой. От бесконечного мельтешения у Дирка закружилась голова. Он попытался закрыть глаза, но так было еще хуже – гном почувствовал, что ему становится дурно. Периодически, на поворотах или когда орк совершал какой-либо маневр, Дирка бросало из стороны в
сторону, что к неприятным ощущениям добавляло синяки. Боги никогда не слышали от непутевого гнома столько молитв, а главное они были очень-очень искренние.
Когда лицо Дирка приобрело тот же оттенок, что и его пальто, Грэг постепенно сбросил скорость, а затем и вовсе остановил автомобиль. Гном, не веря своему счастью, буквально вывалился из машины. Он готов был идти пешком куда угодно и сколько угодно, лишь бы больше не ехать
в одной машине с этим ненормальным орком.
Что касается Антонио, то поездка по скоростному шоссе на спортивной машине явно доставила
ему удовольствие – выйдя из машины, гоблин с уважением похлопал автомобиль по капоту.
Здание Субарского Центрального телевидения располагалось на набережной Трех акаций,
неподалеку от речного вокзала. Почему это место называлось именно так, не могли припомнить
даже старожилы: акации здесь не росли никогда – вся набережная была засажена роскошными
кустами сирени, которые весной радовали горожан буйной листвой и дурманящим ароматом .
Пока же, облетевшие кусты являли собой довольно печальное зрелище, наталкивая на мысли о
быстротечности времени и о бренности всего живого.
Грэг припарковал машину в нескольких кварталах от набережной, чему гном был несказанно
рад: пешая прогулка под моросящим дождиком пошла ему на пользу – его хитрющая физиономия
начала приобретать свой естественный цвет.
Прохожие с удивлением провожали взглядами колоритную группу: чуть впереди шел красивый,
хорошо сложенный орк в изрядно потрепанной, но явно не дешевой одежде. Очевидно, он, как и
его гардероб, знавали лучшие времена, но в настоящий момент дела орка шли весьма и весьма
плохо. Насколько плохо, красноречиво вещал огромный баул, который орк играючи нес на левом
плече (обычно эти баулы тащили двое торговцев, периодически меняясь с третьим).
За ним бодро семенил худощавый гном, даже по гномьим меркам очень невысокого роста. Его
энергичная походка никак не вязалась с Вселенским унынием, которое было написано на меленьком плутоватом лице.
Рядом с гномом флегматично вышагивал очень упитанный коренастый гоблин. Он мрачно позыркивал на прохожих: его настроение было окончательно испорчено тем обстоятельством, что
нежно любимый кастет остался лежать в машине Грэга: («Тони», - сказал ему орк, - «если ты возьмешь эту вещь, то мы точно провалим операцию»).
Когда среди унылых, мокрых от растаявшего снега кустов сирени показались ярко-желтые колонны Субарского телевидения, друзья чуть замедлили шаг.
- Вы все помните? – сквозь зубы прошептал Грэг.
112
- Угу, - хором промычали компаньоны.
Они не спеша поднялись по мраморным ступеням, тщательно очищенным от снега, но тем не
менее очень скользким, покрытым тонкой коркой льда. Грэг решительно потянул за огромное
медное кольцо, служившее вместо дверной ручки, и вся компания чинно зашла в холл здания.
Охранник, который встрепенулся при виде посетителей, заметил печально знакомый баул, расслабился, поудобнее развалился за конторкой и, от души зевнув, негромко буркнул:
- Чего надо?
- Мы представляем Королевскую чайную компанию! – орк начал торжественно вещать заученный текст.
- И что? – раздраженно спросил охранник.
- Желаем распространить королевский товар в массы! – рубанул Антонио.
- Не могу пропустить, - вытягивая ноги, буркнул охранник. Сегодня он первый раз надел новую
обувь. Ботинки нещадно жали – хотелось поскорее снять их и засунуть измученные ноги в таз с
холодной водой. Но он только заступил на пост – предстояло мучаться почти целые сутки, а тут
еще какие-то торговцы приперлись и требуют, чтобы их пропустили.
Орк подошел к охраннику, оперся о конторку и, наклонившись, посмотрел ему в глаза:
- А вы знаете, что в настоящий момент занимаетесь саботажем? – душевно спросил он. Заметив,
как в глазах охранника заплескалась паника, Грэг пояснил:
- Вы препятствуете развитию королевского бизнеса. Можно сказать, вы вставляете палки в колеса самому королю, поскольку мы – законные представители Его величества. Мы это запомним, многообещающе сказал орк.
Охранник струхнул не на шутку: таких не пуганных и политически подкованных распространителей он еще не встречал. В мозгу лихорадочно билась мысль: «Что делать, чтобы потом не пришлось отвечать на вопрос: «Кто виноват?».
Он заискивающе улыбнулся и обратился исключительно к орку, безошибочно определив в нем
лидера этой странной компании:
- Извиняйте, господа хорошие! У меня действительно приказ никого не пропускать, но если
начальство разрешит, то я всегда пожалуйста! А что я – я человек маленький, подневольный!
Произнося эту речь, охранник быстро нажал на кнопку вызова начальника караула. Спустя несколько минут по ту сторону турникета материализовался гоблин устрашающего вида. Охранник
подскочил, забыв о натертых новыми ботинками ногах, и вытянулся в струнку.
- Ну? – рявкнул начальник караула, свирепо вращая глазами.
- Мы – представители Королевской чайной компании, - по новой начал объяснять Грэг, - хотели
бы пройти на территорию Субасркого телевидения и предложить сотрудникам наш товар.
Все лицо гоблина побагровело, а глаза налились кровью:
-Пшшшли вон!!! – он рявкнул так, что вода в графине, выплеснулась прямо на стол охранника.
И это была его ошибка, т.к. следующие полчаса, он слушал лекцию в исполнении Грэга на тему:
«Государственные преступники и рост ВВП Субара». Начальник караула узнал много новых слов и
все они были шибко умные. Из пространной речи орка он не понял ничего, но его не покидало
стойкое чувство вины перед Родиной. Гоблин был готов бросить свой пост, да что там – он мог бы
оставить службу, ради такого благородного дела, как продажа заварки из закромов короля!
А с другой стороны – у него был приказ никого не пускать. Сложная этическая проблема оказалась ему не по силам. Здраво рассудив, что разрешить ее сможет начальство, гоблин вызвал офицера из магического кордона.
Офицер появился очень быстро. Он был крайне не доволен, всем видом демонстрируя, что эти
недотепы охранники оторвали его от важных государственных дел. А дела и в самом деле были
важные: почти два месяца он готовил почву, чтобы подкатиться к симпатичной дикторше одного
из телевизионных каналов, начал атаку и когда дама сердца на этот вечер практически ответила
согласием, раздался вызов дежурного, который он не мог проигнорировать. Едва удостоив взглядом торговцев, с плохо скрываемым презрением, маг буркнул:
- Пропустить!
Он уже почти направился к караульному помещению магов, как что-то привлекло его внимание: офицеру показалось, что кто-то из торговцев ему знаком. Повернувшись, он встретился с
113
прямым и чуть насмешливым взглядом … Грэгора тор Хэнинга собственной персоной. На всегда
бесстрастном лице мага отразилась целая гамма чувств: даже в самых смелых мечтах он не мог
представить себе, что его однокурсник и извечный соперник окажется торговым агентом, да еще в
компании с гномом и гоблином!
- Привет, Корнелиус! – как ни в чем ни бывало поздоровался Грэг.
Маг, потрясенный до глубины души видом орка, молча кивнул. Они одновременно поступили
в Субарский Университет и попали в одну группу. Как ни старался Корнелиус, но подружиться он
ни с кем так и не смог. Зато вокруг орка тут же образовалась веселая компания. Тогда Корнелиус
решил во чтобы то ни стало стать первым в учебе – преподаватели очень хвалили его старание,
усидчивость и прочили большое будущее, но и в этой сфере он был всего лишь вторым – лучшим
студентом потока стал Грэгор. Корнелиус возненавидел орка: все о чем мечтал он, доставалось
этому выскочке!
Верные друзья, любовь красивых девушек, научные достижения (учась на последнем курсе Грэгор получил грант за разработку принципиально новой методики защиты кристаллов) – все по
праву принадлежащее ему, Корнелиусу, получал его заклятый враг.
Самое обидное заключалось в том, что орк словно и не замечал подарков судьбы – он никогда
ничем не хвастался, не кичился и не выставлял напоказ свои достижения, принимая все как должное.
До Корнелиуса доходили слухи, что после окончания Университета Грэг, вроде бы защитил
кандидатскую диссертацию и сейчас работает над докторской, что он стал авторитетнейшим специалистом в своей области. Как же он, Корнелиус, страдал, когда узнал об очередных успехах орка! И вот сейчас перед ним стоит Грэгор тор Хэнинг, в потрепанной одежде, в сомнительной компании и от него, Корнелиуса, зависит сможет ли орк пройти на территорию телекомпании.
Подавив злорадный смешок, маг сказал:
- Прекрасная карьера, Хэнинг! Главное, какой взлет!
Орк безмятежно пожал плечами:
- В жизни всякое бывает. Корни, если ты не возражаешь, мы бы хотели предложить свой товар
на вверенной тебе территории.
Маг разозлился: похоже ситуация нисколько не смущала орка – он как всегда чувствовал себя
хозяином положения и был уверен в себе.
- Валяй, - буркнул Корнелиус, с удовольствием предвкушая, какое безнадежное дело предстоит
орку.
Проходя мимо начальника караула, Грэг проникновенно сказал:
- И помните: не бывает незначительных мест или маленьких служак – каждый из нас должен
полностью отдаваться служению Отечеству.
Провожая орка, ошалевшие охранники взяли под козырек, а когда распространители скрылись
за поворотом, с удвоенным рвением принялись исполнять служебные обязанности.
Минув поворот, орк тихонько перевел дух: Корнелиус Брант был довольно неприятным типом
и незапланированная встреча с ним могла сорвать операцию, но похоже все обошлось. Грэг ускорил шаг: он целенаправленно шел к хранилищу видеоматериалов.
Трудность заключалась в том, что к хранилищу вела проходная комната, в которой сидели сотрудники рекламного отдела. Нужно было убедительно сыграть роль торговых агентов перед
этой искушенной публикой.
Когда орк, в сопровождении гнома и гоблина, зашел к рекламщикам, в кабинете вовсю кипела
работа и никто не собирался отвлекаться. Нужен был какой-то нестандартный ход.
Грэг набрал побольше воздуха в легкие и, уже приготовившись что-нибудь сказать, увидел таракана. Насекомое было великолепно: огромный черный в белую крапину экземпляр важно пересекал комнату и величественно шевелил усами. Орк впервые воочию видел такого таракана, но из
курса биологии помнил, что этот вид называется Мраморным и проживает он во влажных субтропиках, что было достаточно далеко от Субара.
Пока Грэг размышлял, откуда в нашем климате на воле появились экзотические насекомые
размером с небольшого воробья, таракан вальяжно подошел к молоденькой симпатичной сотруднице и остановился у ее ног. Девушка была настолько поглощена работой, что не обратила на
114
насекомое никакого внимания. Таракан возмутился. Он встал на задние лапки и пополз по ее
стройной ноге.
- Шалунишка, - хихикнула девушка, думая, что это незнакомый симпатичный орк, стоящий рядом, погладил ее по ноге (она успела мельком взглянуть на него, когда тот вошел).
Раздосадованный таракан пошевелил усиками. Взгляд легкомысленной девицы скользнул чуть
ниже и раздался вопль такой силы, что у Грэга заложило уши. За считанные секунды она влезла на
орка, судорожно сжимая его шею и при этом не переставая визжать.
Удовлетворенный таракан с размаху брыкнулся на спину и, подрыгав лапками, перевернулся на
живот. Он был доволен: в этом кабинете работали только девушки и сейчас они всем отделом сидела на столах, поджав ноги, бросали ему кусочки еды и чуть не плача уговаривали:
- Ну, уйди же ты! Вот повадился к нам ходить!
Грэг аккуратно посадил визжащую девушку на стол и подал ей воды. Поскольку пить воду и
визжать оказалось неудобно, девушка умолкла. С интересом глядя на таракана, Грэг спросил:
- Милые дамы! А откуда у вас такая прикольная зверушка?
Таракан настороженно замер. Ему определенно не нравилось это большое существо, которое
его не боялось.
- Прикольная, как же, - всхлипывая, произнесла одна из девушек, - вот так вот подкрадывается и
еду вымогает! Да вы посмотрите, какой он протиииивный!
На взгляд Грэга таракан был вполне даже симпатичным.
- Был тут на нашем этаже один любитель экзотических насекомых, - продолжила девушка, слегка успокоившись, - когда его жена из дому с этими гадами выгнала, - таракан протестующее пошевелил усами, - он их на работу принес, выгуливал их по кабинету.
Вот как-то раз наш сотрудник выпустил тараканов на прогулку, а начальник срочно вызвал этого
натуралиста недоделанного к себе. Этот, любитель чертов, не успел своих питомцев в террариум
посадить, а они хитрющие твари – взяли и разбежались кто куда. Мужика того потом уволили, а
его тараканы остались. Мало того – размножились (дело происходило летом) и вот нет от них никакого спасу!
Уборщица как-то вечером коридор мыла: как увидала в потемках такого таракашечку, так у нее
приступ сердечный случился – «Скорую» вызывали! И тут на Грэга снизошло озарение.
- Девушки! Хочу вам презентовать замечательное средство от мраморных тараканов! – вдохновенно произнес орк. Это был самый верный способ завладеть вниманием публики: рекламный
отдел в полном составе с надеждой смотрел на него.
Грэг ловко вскрыл одну из пачек чая. По кабинету незамедлительно разнесся сильный запах
тлена: очевидно, одна из мышек нашла последний приют в коробке, где хранилась эта партия заварки. Но девушки, окрыленные скорым избавлением от тирана, который сидел в центре комнаты
и подозрительно шевелил усами, не обратили внимания на вонь.
Орк, слегка поморщившись, взял щепоть заварки и произнес:
- Все, что вам нужно сделать – накормить таракана вот этим чудодейственным продуктом!
Таракан попятился – он определенно отказывался есть эту отраву. Дезертирство насекомого не
смутило Грэга:
- А если он есть откажется, то таракана нужно просто посыпать вот так, - добавил он и щедро
посыпал мраморного таракана заваркой из запасов самого Маврикия IY.
Несчастное насекомое не могло вытерпеть такого издевательства: он был не переборчив в пище, с задумчивым видом съел всю отраву, которую ему подсыпали и подсовывали, его не брала
никакая магия, но терпеть когда тебя посыпают сверху какой-то невообразимой гадостью он не
собирался!
Таракан обиделся и ушел. Вслед за ним вереницей потянулась вся тараканья родня, которая
смущенно наблюдала за происходящим из укромных мест.
В комнате поднялась суматоха: кто-то звонил в другие отделы и рассказывал о волшебном
средстве, кто-то делился информацией с родственниками, кто-то собирался травить этой заваркой
моль, кому-то она понадобилась в качестве средства от соседской собаки, беспрестанно воющей
по ночам, а кто-то собирался угостить этим чаёчком соперницу. Вобщем, народ, набежавший из
соседних отделов, со свистом разметал заварку Его Величества.
115
Пока гном и гоблин занимались коммерцией, орк, под шумок, отправился в хранилище видеоматериалов. Хранилище представляло из себя небольшую комнату без окон с единственной дверью, через которую, собственно Грэг и вошел, плотно притворив ее за собой. Вся комната была
уставлена стеллажами со специальными металлическими гнездами, где лежали кристаллы. Они
были рассортированы по рекламодателям и содержали не только рекламные материалы, но и
краткую информацию о компетиторах. Все они были связаны с главным кристаллом и через справочники, которые содержались в его памяти, можно было легко и быстро найти необходимые ролики и сопутствующую информацию. Но этот вариант Грэг отмел сразу – главный кристалл находился у начальника рекламного отдела. Оставалось одно – воспользоваться магическими способностями. Орк полностью расслабился и мысленно представил себе все кристаллы, хранящиеся в
этой комнате, как единое целое. Оно было мерцающим, оно переливалось множеством цветов,
но в то же время было статично: новых поступлений видеоматериалов пока не предвиделось. Грэг
ощутил, как время замедляет ход, останавливается, чтобы дать ему возможность осмотреться.
Постепенно, свечение распалось на отдельные цвета. Грэг увидел множество каталогов, строго
структурированных, по которым было удобно искать необходимые ролики. Внутреннее зрение
быстро выхватило буроватый кристалл. Когда орк убедился, что это действительно ролики фирмы
«Выпил-закусил», он мысленно вычленил бурый кристалл. Неторопливо, фраза за фразой Грэг
плел заклинание: специалист по защите кристаллов от внешнего воздействия, он знал как аккуратно сломать эту защиту, как обойти все ловушки. Кристалл становился все более тусклым и в
итоге погас окончательно – он был прозрачен и абсолютно чист. Время снова побежало с привычной для Субара скоростью. Когда Грэг вышел из хранилища, он застал дивную картину: толпы сотрудников телевидения осаждали рекламный отдел. Заприметив орка, Дирк со стоном бросился к
нему:
- Грэг! Забери меня от сюда!
Оказалось, что гигантские запасы чудо-заварки были распроданы в течение получаса, а покупатели все прибывали. Более того, они не хотели мириться с отсутствие такого жизненно необходимого товара. Ребята отбивались, как могли, но их силы были уже на пределе.
- Дамы и господа, минуточку внимания! – хорошо поставленный голос Грэга перекрыл гам, царящий в комнате. – Я хочу сообщить, что весь товар на сегодня распродан.
Послышался недовольный гул. Грэг поднял руку, привлекая внимание. – Все желающие могут
обратиться на склады Его Величества – там этого добра залежи. Господа, господа! Расходимся!
Под чутким руководством орка толпа постепенно разошлась. Воспользовавшись суматохой,
друзья также двинули к выходу.
Уже в квартире Грэга, Дирк пересчитал выручку и торжественно объявил орку, что прибыль в
несколько раз превысила затраты на покупку товара. «Определенно, занявшись наукой, Грэг зарыл в землю коммерческий талант», - подумала я.
Позже Грэг продал членство в Королевской чайной компании знакомым троллям с Южных гор:
обкурившись этой заварки, они впадали в транс, ощущали небывалую легкость во всем теле и
пробовали летать с небольших скал.
Глава 3. Драконье пламя, как гарант мира во всем мире
Первая часть нашей операции была удачно завершена: Василий удалил рекламные материалы
фирмы «Выпил-закусил» из памяти главного кристалла, мы с Кассандрой смогли выкрасть кристалл с оригиналами из кабинета Наис, а Грэг с Дирком и Антонио проникли на телевидение и орк
уничтожил копии, хранящиеся там. Грэгу пришлось изрядно повозиться с украденным кристаллом, но в итоге он смог взломать защиту и убрать обработанные запретной магией ролики.
Скажу несколько слов о последствиях нашей операции. Когда Наис вернулась в кабинет и обнаружила, что охранное заклинание было дезактивировано, она пришла в небывалую ярость. Быстро проверив все свое имущество, умная ведьма моментально вычислила, что нет носителя с роликами итайской фирмы. Поиски в офисе, а также повальный обыск всех сотрудников, досмотр
личных вещей, обыски и облавы, возглавляемые сменившим Антонио охранником, успехом не
увенчались – к тому моменту я была уже далеко. Благодаря амулетам Грэга, ведьма не смогла
116
применить для поиска злоумышленника свои магические способности. Совершенно потеряв над
собой контроль, Наис, на глазах у всех сотрудников, устроила безобразную сцену Кассандре:
- Это все ты! Стерва, дрянь! – визжала она, бросаясь с кулаками на девушку. От рукоприкладства
Касю спасал Директор, который довольно бесцеремонно держал Наис за обе руки.
- Идиотка! – не повышая голоса, ответила Кася, - все это время я провела с тобой, слушая твои
глупые поучения.
- Ты подстроила! Я знаю – это все ты и твоя закадычная подружка! – орала Наис.
-Не нервничай – в твоем возрасте это очень опасно, - насмешливо посоветовала Кассандра.
Растрепанная ведьма с утроенной силой бросилась на Кассандру, теперь ее удерживали несколько сотрудников.
- Да я!.. Да я – развею тебя по ветру! Да я уничтожу тебя, смешаю с пылью! – вырываясь, орала
Наис.
Кассандра встала в боевую стойку:
- Попробуй! – угрожающе прошипела она, - Ну, что – померяемся силой? – спросила девушка.
Такой поворот событий поумерил пыл Наис: они обе прекрасно знали, что Кассандра гораздо
более сильный маг. При этом Наис была опытнее. Пробормотав какую-то нечленораздельную
угрозу, Наис выскочила из офиса.
После того, как Грэг и компания покинули телевидение, кому-то из сотрудников понадобился
ролик фирмы «Выпил-закусил». Вот тут-то и выяснилось, что кристалл, еще недавно содержащий
этот ролик, пуст. Менеджер, работающий с нашим агентством, обратился к Наис за помощью, но в
ответ услышал отборную орочью брань, половину слов он не понял, часть не знал, а из нескольких
фраз на всеобщем понял, что у нас роликов также нет. На телевидении началось служебное расследование. Никто ничего не видел, никто ничего не знал.
Корнелиус Брант, которому было поручено возглавить внутреннее расследование, лично провел опрос свидетелей. Опрос ничего не дал: в рекламном отделе ничего странного не происходило. Внезапно, одна из девушек вспомнила, что перед исчезновением роликов, к ним заходили
торговые агенты и предлагали чудесное средство от тараканов. Корнелиус поморщился - он недолюбливал насекомых. Ради соблюдения всех формальностей, маг попросил показать ему это
средств. Каково же было его удивление, когда он увидел знакомую упаковку с портретом короля.
Все встало на свои места – только один маг, известный Корнелиусу, был способен взломать его
защиту – на пятом курсе орк проделал это на спор. Для того, чтобы получить ордер на арест обычного гражданина Субара требовалось пятнадцать минут, но лишить свободы владельца Торуньга
из-за шалости с какими-то там роликами – на это Маврикий пойти не рискнул – ссориться с орками ему очень не хотелось.
Скрежеща зубами, Корнелиус думал о том, что вновь потерпел фиаско и в этом опять виноват
Грэгор тор Хэнинг. Ненависть Корнелиуса достигла предела – он решил во чтобы то ни было поквитаться с орком.
Между тем из Торуньга начали приходить тревожные вести: на северных границах Субара активизировались племена кочевников. Много лет они придерживались мирного договора, подписанного еще отцом Грэга, но в последнее время их все чаще замечали на землях орков и настроены они были весьма недружелюбно, пару раз доходило до вооруженных конфликтов. Грэг принял решение срочно отправиться в замок. Естественно Кэти не могла оставить его без присмотра
и собиралась отправиться вместе с ним. Людвиг, зажмурившись, самоотверженно заявил, что не
отпустит Кэти одну. Дракониха на диво благосклонно отнеслась к заявлению Людвига и даже пару
часов не третировала беднягу. Дирк и Антонио рвались поучаствовать в какой-нибудь стычке на
стороне добрых сил, кроме того из чувства дружеской солидарности, они решили не оставлять
Людвига на растерзание взбалмошной драконихе. Вобщем, они тоже собирались увязаться вслед
за Грэгом, который вечером отправлялся в Торуньг.
Мы с Грэгом сидели на кухне в его нинской квартире. Друзья разошлись по своим делам, договорившись встретиться в условленном месте. Короткий зимний день постепенно подходил к концу, уступая место серому промозглому вечеру. Сумерки еще не наступили, но длинные тени уже
медленно вползали в кухню. Думая, что я не вижу его лица, орк, закрыв глаза, устало облокотился
о барную стойку. Несколько суток он практически не спал: с кем-то встречался, вел какие-то пере-
117
говоры, проинструктировал и максимально обезопасил каждого из участников операции. Все мы
старались помогать орку по мере возможностей, но, к сожалению, наши возможности были ограничены – основная нагрузка легла на Грэга. За несколько суток беспрестанной работы он очень
осунулся, похудел, а его смугловатое, обветренное торуньгскими муссонами лицо, приобрело
землистый оттенок.
Я, грешным делом подумала, что в таком виде нужно не врага на смертный бой вызывать, а место на погосте присматривать. Однако вслух ничего не сказала. Я смотрела на красивое мужественное лицо Грэга и думала о том, что предел прочности есть у каждого, даже такого сильного
орка. Он почувствовал мой взгляд, встрепенулся, смущенно улыбнулся:
- Извини, я, кажется, задремал, - произнес он. – Эльга, я хотел бы серьезно поговорить с тобой, орк тщательно подбирал слова.
Я изобразила полнейшее внимание.
- В последнее время у меня слишком много проблем – не добавляй мне еще одну, - продолжил
он.
Я удивленно и одновременно возмущенно посмотрела на Грэга.
- Я очень волнуюсь за твою безопасность, а потому был бы очень тебе благодарен, если бы ты
отправилась в Торуньг – там я смогу тебя защитить, - закончил орк, проигнорировав мою гримасу.
- Но ты ведь даже не знаешь, от кого! – вслух возмутилась я, больше для приличия, чем на самом деле.
- Это вопрос времени, - пожал плечами Грэг.
- Грэг, почему ты это делаешь? – напрямую спросила я.
- Давай поговорим об этом позже, - устало попросил орк.
В тот момент я подумала, что отправлюсь с ним куда угодно – хоть в пекло к Карачугу и при том,
без лишних вопросов.
Время тянулось очень медленно: мы ожидали вестей от драконов, которые должны были осуществить вторую часть операции – уничтожить отравленные вирусом продукты. Я так до сих пор и
не знаю, каким образом Грэг узнал, где находится их хранилище. Из родовых хроник Грэга, было
известно, что только огонь может уничтожить вирус, а потому на большом военном совете, который проходил в квартире Василия (она располагалась на одной площадке с квартирой вождя), где
временно проживал Грэг, было единогласно решено, что уничтожением продуктов займутся драконы. Кэти сама предложила свою кандидатуру, важно засунув голову в форточку. Что же касается
Людвига, то он настолько хотел реабилитировать в глазах драконихи свое честное имя, что готов
был ввязаться в любую, самую рискованную авантюру.
Изнемогая от неизвестности, я сидела на широком подоконнике и с надеждой смотрела за окно. Тяжелые черные тучи мрачно ползли по серому небу. С минуты на минуту они грозили разверзнуть свои бездонные пасти и выплюнуть на землю дождь вперемешку со снегом. Ветер гнал
их вперед и, словно злясь от тяжести непосильной ноши, становился все свирепее, буквально
сбивая с ног случайных прохожих. «Как же я ненавижу ждать!» - раздраженно подумала я, спрыгивая с подоконника.
Погода явно была не летная, но это не смутило Кэти и Людвига. Более того, они были рады
надвигающемуся ненастью, потому что в такую погоду боевые драконы из королевской гвардии
не патрулировали Нинск с воздуха. Это обстоятельство играло друзьям на руку: они собирались
сжечь содержимое ангара, который в данный момент находился прямо под ними.
Упрямо борясь с порывами ледяного ветра, дракониха заходила на посадку. Как все приличные
ящеры она любила тепло и мечтала о том, как вернется в Торуньг, заберется в свою уютную пещеру и проспит там остаток зимы, а возможно и часть весны. Но здесь и сейчас у нее было важное
дело – она должна была уничтожить смертельно опасного врага. План был таков: расплавить металлическую дверь, а затем устроить небольшой пожар внутри ангара. Кэти могла не только регулировать температуру извергаемого пламени, но и умела вести прицельный огонь. Людвиг утверждал, что тоже владеет искусством управления огнем.
До земли оставались считанные метры, когда Кэти увидала сторожа. Вокруг ангара ходил дедок
в потертом треухе, телогрейке, валенках и с антикварной берданкой в руках. Кэти оторопела: в их
плане охранник отсутствовал напрочь. Все источники информации твердили в один голос, что ан-
118
гар охраняет дорогостоящая магическая сигнализация, что для драконов не являлось преградой,
т.к. они не собирались проникать вовнутрь строения, либо подходить к нему слишком близко. Более того, наблюдая за ангаром посредством магического кристалла, орки не заметили сторожа,
что было не удивительно: ночью дедок предпочитал спать. Поэтому появление сторожа с берданкой стало для драконов полной неожиданностью, а виной всему была жадность Колдуна. Сначала
он красноречиво расписывал Предводителю гарвов, в какой мощной охране нуждается ангар, где
хранились продукты, зараженные вирусом. Затем он умножил необходимую сумму на три и
назвал ее Предводителю.
Гарв не стал вникать в финансовые подробности – он брезгливо швырнул Колдуну кошель,
набитый золотыми монетами. У Колдуна затряслись руки -он очень любил шикарную жизнь и
красивых женщин, а суммы, выделенной на охрану ангара, хватило бы и на то, и на другое. Здраво
рассудив, что ангар металлический, на двери – огромный замок и по большому счету никому эти
продукты не нужны, Колдун решил оставить деньги себе, а за несколько мелких монет нанять сторожа. На всякий случай, этот факт был тщательно скрыт. При этом, сторож ужасно боялся сторожить: он вздрагивал от любого шороха и поэтому ложился спать – так ночь проходила быстрее.
Выйти из ангара его побудила банальная физиологическая причина. Каково же было его удивление, когда прямо перед ним возникла белоснежная дракониха. От неожиданности сторож выстрелил. Пуля издала легонькое «тиу» и отскочила от бронированного бока Кэти. Кэти разъярилась: на нее с берданкой?! Хищно оскалив зубы, она грузно прыгнула на землю: сдерживаемые
чувства бурлили в душе драконихи и вырывались языками пламени через яростно раздувающиеся
ноздри. Сторож понял, что сглупил, но было поздно. Дракониха, вытянув прекрасную гибкую шею,
зашипела. Сторож забыл о своем уже далеко немолодом возрасте, он забыл о радикулите, артрите и подагре, которые много лет мучили его, он забыл о том, что давно передвигается едва переставляя ноги. Он разом излечился от всего. Позже, долгими зимними вечерами, он рассказывал
своим друзьям и соседям, как однажды ночью ему было видение: перед ним предстала белоснежная дракониха. Она посмотрела на него прекрасными добрыми глазами и сказала: «Ну, все
мужик – тебе каюк!» и тогда он понял, что все – смерть его пришла. Но потом волшебная дракониха сказала: «Хочешь жить – беги!» и он побежал. В тот вечер разыгралась непогода – он не видел ни зги, но заботливая дракониха не оставила беднягу без помощи, посылая ему вслед языки
пламени такой мощности, что они придавали сторожу необычайную резвость. С тех пор, в народе
появилась легенда о прекрасной драконихе, которая по ночам помогает сирым и убогим, освещая их путь благодатным огнем.
Что касается самой драконихи, то ее гнев прошел довольно быстро: Кэти ни на минуту не забывала, для чего собственно говоря они с Людвигом прилетели сюда. Убедившись, что досадное
недоразумение в виде сторожа устранено, дракониха обследовала вход в ангар. Дверь не пришлось расплавлять – сторож, выходя во двор, даже не удосужился ее прикрыть. Набрав побольше
воздуха в мощные легкие, драконы дружно выдохнули: уже через мгновение изголодавшиеся
языки пламени пожирали содержимое ангара. Огненный пир продолжался недолго – свирепое
пламя мгновенно уничтожило продукты. Сработавшие датчики не смогли затушить пожар – драконье пламя не поддавалось воде, разгораясь все сильнее. Спустя десять минут все было закончено: насытившись, огонь погас.
Довольные собой драконы отправились на встречу с Грэгом.
А в это время во Дворце короля шел бал-маскарад. Он начался несколько часов назад и был в
самом разгаре. Слегка подуставший, Маврикий вальяжно развалился на позолоченном троне. За
его спиной стояла очередная фаворитка – черноволосая черноглазая смуглянка с горячей восточной кровью. Она была очень хороша и охотно демонстрировала свои прелести. Небольшая полоска ткани едва прикрывала высокий пышный бюст. Ее тонкий стан обвивал модный в этом сезоне,
расшитый драгоценными камнями кушак. Прозрачные шаровары демонстрировали великолепные бедра и стройные ноги. Нити розового и черного жемчуга украшали красивые руки, изящную
шею и тонкие щиколотки. Горделиво откинув голову с роскошной гривой иссиня-черных волос,
красавица надменно поглядывала на придворных дам. Она была той самой пешкой, которая собиралась стать королевой. Увы! – бедняга не знала, что для очень уж активных дамочек, у короля
имеется специальный эликсир, сделанный на заказ придворным магом. Одна-две капли на бокал
119
вина и маленькая неприятность в лице назойливой любовницы устранялась навсегда. Но такой
вариант был возможен в будущем, а пока красотка пользовалась благосклонностью монарха .
Маврикий, не глядя, протянул руку и ущипнул фаворитку за услужливо подставленное бедрышко. Девица тихонько хихикнула. Король вздохнул – против обыкновения, это не развлекло
его. Монаршая голова была занята непривычным делом – король думал. В последнее время в
Субаре происходило что-то не понятное. Происшествия были настолько странными, что даже
Маврикий обратил на них внимание.
Когда шпионы доложили королю, что кочевые племена начали грабить земли орков, Маврикий
не поверил осведомителям и велел бросить их в темницу. Много столетий северный форпост Субара охранял страну от нежданных гостей. Всем было известно, что орки – великолепные и безжалостные воины. Слава орков неслась далеко впереди их войска. Только исключительный храбрец
или окончательно выживший из ума безумец, мог бы объявить войну этому народу. У них были
сильнейшие маги, новейшее вооружение, лучшие военные специалисты. Другим расам казалось,
что орки рождаются воинами. У них не было художников и поэтов, среди орков нет живописцев
или музыкантов, но зато самые известные полководцы Субара, самые выдающиеся маги – все они
были орками. Выносливость, физическая сила и сила духа, скорость реакции орков не шли ни в
какое сравнение с другими расами. Израненный орк продолжал битву до тех пор, пока билось его
сердце. Орки не прощали оскорблений и не терпели посягательств на свою собственность. Их нынешний вождь – Грэгор тор Хэнинг – не смотря на свою молодость, успел поучаствовать в нескольких военных кампаниях за пределами Субара, а справедливым и мудрым правлением вызывал огромное уважение у своего народа. Маврикий знал об этом. Как и о том, что кочевники не
были глупцами, а тем более такими уж смельчаками. Они напоминали степного шакала – такие
же хитрые и трусливые. Что-то здесь было не так…
Затем мысли Маврикия переключились на события, творящиеся в Нинске – они были не менее
странными. Его Величество вспомнил последний доклад Главы тайной стражи, который он соизволил выслушать, готовясь к балу-маскараду. По указу Маврикия, все придворные были обязаны
присутствовать на этом торжестве в маскарадных костюмах. Кабинету министров король разрешил воспользоваться монаршими костюмерными. Главе тайной стражи достался костюм цыпленка и теперь неимоверно разжиревший бройлерный цыпленок низким басом докладывал королю
о внутренних делах Субара. Доклад мог бы выглядеть комичным, если бы не его содержание –
оно совершенно не настраивало на игривый лад. В Нинске участились случай нападения на продуктовые магазины, при чем они совершались не взирая на время суток, количество покупателей
и наличие охраны. Характерной особенностью этих нападений являлось то, что преступники всегда действовали в одиночку и, как правило, их целью был какой-то определенный продукт фирмы
«Выпил-закусил». Их не интересовали деньги, ценные товары или что-либо более существенное,
чем еда. Еда поглощалась прямо в торговом зале. Нападавшие не обращали внимание на то, что
некоторые продукты в сыром виде малопригодны к употреблению в пищу - замороженные пельмени сгрызались, макароны проглатывались, а крупа съедалась в мгновение ока, как самый изысканный деликатес.
Так, один гном ворвался в отдел бакалеи крупного Нинского универмага, раскидал охранников,
которые превосходили его ростом, весом и физической подготовкой, ударил возмутившуюся продавщицу батоном колбасы, а затем, подвывая от нетерпения, схватил пачку спагетти и сгрыз ее
вместе с упаковкой. Тайной страже, незамедлительно прибывшей на место происшествия (не
прошло и сорока минут) к сожалению, не удалось застать гнома в универмаге. Пропустив мимо
ушей злобные выпады кассиршы, один из стражников попросил составить описание преступника.
Но странная женщина продолжала в нецензурных выражениях сетовать на плохо организованную
работу Тайной стражи: сначала она никак не могла дозвониться до стражников (оно и понятно –
кто ж во время обеда звонит!), затем она услышала бодрый голос: «Вас приветствует Тайная стража короля!». Обрадованная женщина только собралась попросить о помощи, как услышала: «если
вы хотите оставить донос – нажмите цифру один, если на вас оставили донос, а он ложен –
нажмите цифру два, если вы хотите оставить чистосердечное признание – нажмите цифру три,
если вас убивают – нажмите цифру четыре, если уже убили – нажмите цифру пять, если вас лишили жизни и вы не можете нажать цифру пять, попросите кого-нибудь нажать цифру - шесть».
120
Когда обалдевшая кассирша дошла до цифры сорок пять, она забыла, зачем набирала этот номер. В реальность ее вернула жизнерадостная фраза: «В любом случае – мы вас спасем!», после
этого в трубке что-то щелкнуло и прокуренный мужской голос спросил: «Че надо?».
В двух словах рассказав о происшествии, кассирша попросила помощи. Печатными в ее рассказе были только предлоги и союзы. Эти воспоминания приводили женщину в тонус – она все
громче выражала свое недовольство.
Битый час обладатель прокуренного голоса (немолодой гоблин с трубкой в зубах) уговаривал ее
не злиться и помочь следствию. Это только еще больше распаляло кассиршу. Склонить даму к сотрудничеству помогла угроза посадить ее на десять суток за оскорбление стражника при исполнении. По составленному фотороботу задержали двенадцать гномов, четверых гоблинов, одного
орка, двух людей и зверюшку неизвестной породы (потом зверюшка протрезвела и оказалась командировочным вампиром, присланным в столицу на курсы повышения квалификации).
Подобные происшествия случались все чаще. С остекленевши взглядом, словно зомбированные, преступники с остервенением поглощали продукты фирмы «Выпил-закусил». Для того чтобы
добыть вожделенную еду, они проявляли чудеса ловкости, силы и смекалки. Маврикий озадаченно нахмурился: он не понимал, что за блажь нашла на его поданных? «Может, понизить налоги?»
- подумал король. Ему определенно не нравилась обстановка в Субаре, которую, по мнению Его
величества, нагнетала пресса.
Глазами король поискал Главу отдела по прессе и связям с общественностью, по совместительству пресс-секретаря Маврикия. Министр лихо выплясывал с тощей бабочкой. Он был одет в костюм лягушки, который министру очень шел: выпученные от усилия глаза прекрасно дополняли
объемный живот и гармонировали с тонкими ножками. Король вспомнил некоторые заголовки
утренних газет: «Знамение в Карпилках – родился трехголовый теленок!», «Обильные снегопады
зимой – к страшному бедствию летом!», «Конец света близко», - заявил известный прорицатель –
читайте эксклюзивное интервью с ним в нашей газете!». Наблюдая, как Глава отдела по прессе и
связям с общественностью старательно скачет по паркету, король подумал о том, что прессу нужно бы приструнить.
От непривычно долгих размышлений, у короля началась мигрень. «Может, сместить Главу тайной стражи?» - подумал Маврикий. Потом он вспомнил, что вместо него нужно кого-то поставить
и от этой идеи отказался – искать Главе тайной стражи преемника было лень. Король покосился
на любовницу, стоящую около трона: «Может, ей дать отставку?». Но девица была очень, ну очень
хороша. Маврикий облизнулся – сегодня вечером он найдет, способ отдохнуть от государственных дел. Как только его мысли вошли в привычное русло, король тут же выбросил из головы все
мысли о странностях, которые творились в Субаре. У него был целый кабинет министров – вот
пусть и думают.
Глава 4. Мечты и думы узурпаторов
Магический кристалл слабо мерцал в центре стола. Постепенно его свет становился все более
тусклым, но Колдун не обращал на это внимание. Он сидел развалясь в кресле и, положив на стол
ноги в замшевых туфлях ручной работы, пил пиво. Время от времени Колдун бросал взгляд на
кристалл, но мысли его были далеки от картин, которые представали перед его взором.
Он был молод, честолюбив, получил прекрасное образование и был уверен, что его ждет блестящее будущее.
Если честно, то Колдун совершенно искренне считал, что родился не в той семье, которую заслуживал. По его мнению, ум, талант, в конце-концов, внешние данные, которыми он обладал,
больше подошли бы отпрыску аристократического семейства.
Между тем, вся его родня жила в окрестных деревушках и на кусок хлеба зарабатывала тяжким
крестьянским трудом. Нет, жили они не так, чтобы бедно, но ни лишним золотым, ни связями при
дворе родственники Колдуна похвастаться не могли, а потому помощи ждать ему было не от кого…
121
Он безумно стеснялся простого происхождения, родителей, годами не выезжавших дальше
околицы своей деревни, опрятного, но не богатого домика среди фруктовых деревьев, в котором
прошли его детство и отрочество. Он порвал связи со всеми, кто знал его до приезда в Нинск, более того, его новые знакомые и однокурсники были уверены, что он – сирота и прибыл в Субар
откуда-то из сопредельного государства.
Ему очень хотелось попасть в высшее общество, стать состоятельным, уважаемым, могущественным Колдуном. Он попытался завести дружбу с детьми богатеньких родителей, но не смог
общаться с ними на равных, а потому дальше шапочного знакомства дело не пошло. Виной всему
стала обжигающая, заполняющая душу беспроглядной мглой, зависть. Он без конца сравнивал
себя и их: как одеваются, что заказывают в столовой, куда ходят в свободное время, с кем общаются и что читают, на каких машинах ездят. С каждым разом он все отчетливее понимал, что безосновательно обижен судьбой: он был лучше их всех вместе взятых. Но почему-то все, о чем он
так мечтал, доставалось им. И тогда он стал ненавидеть. А еще у него появилась цель: во что бы то
ни стало занять высокое положение в обществе, обрести власть, стать богатым. Он точно знал, что
для достижения этой цели он пойдет по головам, а если нужно, то и по трупам тех, кто попытается
встать на его пути.
Слова «долг», «честь», «дружба» стали для него пустым звуком – для дела он мог притвориться
кем угодно, сыграть любую роль. Где-то по дороге к своей мечте он оставил порядочность, уважение к окружающим, чувство собственного достоинства, умение по-настоящему любить и еще
много других качеств, по его мнению мешающих жить и идти к своей цели.
А впрочем, были ли эти качества у него хоть когда-нибудь? Колдун не помнил. Зато он очень
хорошо помнил чувство постоянного голода, которое преследовало его, пока он не освоился в
большом городе и не поступил в ГСУ. Он не мог забыть чувство безумной, терзающей зависти к
счастливчикам вроде Хэнинга, которые по праву рождения принадлежали к сильным мира сего.
До сих пор в ночных кошмарах он испытывал бесконечное унижение, когда ему снилось, что вынужден клянчить ключи от квартир богатеньких приятелей, потому, что ему стыдно привести очередную подружку в комнатенку, которую он снимал на окраине Нинска.
Но в какой-то момент судьба сжалилась над ним и подарила шанс: в лавке старьевщика, куда
он заглянул, когда готовился к практическим занятиям по магии стихий, Колдун нашел чудом уцелевшую Черную книгу. Это было его первое знакомство с запретной магией, это был первый шаг
на пути к воплощению мечты в реальность. У него появился план. Он долгие годы страдал, но всегда верил в то, что добьется своего – он был очень упрям. Постепенно его жизнь более-менее
наладилась, а вскоре появилась Она. Она стала не только его любовницей, но и верным соратником. Когда Она случайно увидела Черную книгу, то вопреки ожиданиям Колдуна, не испугалась.
Она улыбнулась, шутливо потрепала его по щеке и ласково предупредила: «Это опасная игрушка,
малыш». Она стала его наставником в запретной магии, а он поделился с ней своим планом завоевания этого мира. Конечно, он не рассказал ей всего, но даже то немногое, что он сообщил своей
любовнице, впечатлило ее. Она была очень опытной ведьмой, многое знала о запретной магии,
чем Колдун беззастенчиво пользовался.
Колдун мечтательно потянулся: все его неудачи были в прошлом, сейчас же звезды благоволили ему. Смакуя янтарный пенистый напиток, Колдун грезил о том могуществе, которое вот-вот
получит.
Во-первых, предводитель гарвов перед Небом поклялся что принесет ему, Колдуну, вассальную клятву. Мечами гарвов Колдун хотел поработить этот мир и все расы, населяющие его.
Во-вторых, зарядившись от магического источника, он обретет такую силу, что запросто сможет
подчинить себе гарвов, держать их в страхе, изменить их сущность. Колдун собирался воплотить
в жизнь несколько своих разработок и провести серию опытов – он намеривался вывести новую,
неведомую дотоле расу, которая поглотит всех остальных и будет полностью в его власти. Это будет его мир и он будет здесь богом. До этого остался один шаг: нужно наконец-то заманить в ловушку эту увертливую девчонку и провести обряд, при помощи которого он, Колдун, получит
огромную, практически неиссякаемую силу.
«Шарамыгов орк!» - подумал Колдун, делая смачный глоток пива, - «И чего он постоянно таскается за ней, ни на минуту не выпуская ее из поля зрения?».
122
Колдун допил пиво и швырнул пустую бутылку в темный угол. Послышался звон разбившегося
стекла – порожняя тара из под хмельного напитка разлетелась вдребезги, ударившись о каменную стену. Но подобные мелочи не беспокоили мужчину, грезившего о таком близком триумфе.
Он провел большую работу и теперь предвкушал, как будет наслаждаться ее результатом.
Откупорив следующую бутылку пива, Колдун продолжил размышлять о причинах, которые побуждали орка охранять девчонку. Он не мог их понять: если бы Хэнинг хотел провести обряд, то
давно мог бы это сделать – у него была масса возможностей и на месте орка, он, Колдун, давно
бы их использовал. Но орк не стал этого делать.
Возможно, орк понемногу подпитывается ее энергией, а потому постоянно держит девчонку в
поле зрения. Но с другой стороны, насколько он знал, Хэнинг не нуждался в подобной подпитке –
количество энергии, полученное подобным образом, было для орка мизером , ради которого не
стоило столько возиться со строптивой девчонкой.
Колдун задумчиво потер переносицу. Был еще один способ получить у Источника силу, не прибегая к кровавому обряду, но очень уж муторный – лично у него, Колдуна, ничего не получилось.
Хотя, с другой стороны, орк мужик интересный, при деньгах, язык у него подвешен – глядишь, что
и выгорит…
Колдун нахмурился – этот вариант его не устраивал. В открытую столкнуться с Хэнингом он не
решался – орк был слишком опасным противником. Приходилось действовать хитростью. На этом
этапе в игру вступила любовница Колдуна. Она указала ему, на слабые места орка: долг, честь,
обязательства вождя перед народом. Она была уверена, что Хэнинг помчится в Торуньг, как только узнает, что его народу угрожает реальная опасность. Колдун послушался ее: Она была очень
умна и практически никогда не ошибалась. Не потащит же орк девчонку за собой, тем более туда,
где опасно – было бы разумно оставить ее в Нинске под усиленной охраной.
Мысли Колдуна переключились на любовницу. Он не собирался делиться с ней Источником.
Она была посвящена только в часть плана, так как ему требовалась помощь – как ни жаль, но с
Ней придется расстаться. Впрочем, скоро к его услугам будут прекраснейшие женщины – Колдун
рассмеялся вслух – безграничная власть станет приятным дополнением к его симпатичной наружности. Конечно, ему будет не хватать Ее дельных советов, но черновая работа практически закончена, а сладкое бремя успеха он предпочитал нести один. Колдун ни на секунду не забывал, что
Она кое-что смыслит в магии (в глубине души, он признавался себе, что боится Ее). Она очень помогла Колдуну и не только тем, что поддерживала его в минуты отчаяния, когда казалось, что ничего не получиться. Именно она рассказала ему о гарвах, она подсказала, как можно использовать
Источник и рассказала про обряд, она помогла добыть артефакт, при помощи которого был активирован телепорт, перенесший в этот мир Вирус. Наконец, она придумала, как вынудить Хэнинга
уехать из Нинска – идея привлечь к сотрудничеству кочевников тоже принадлежала ей. Дикие
племена, которым заплатили полновесным золотом, исправно делали набеги на земли орков. Постепенно кочевники начали входить во вкус: нападения становились все более жестокими, а
жертвы все многочисленнее.
Кристалл практически угас, но что-то привлекло внимание Колдуна. Он быстро дотронулся до
гладких граней и кристалл вспыхнул ярким светом. Колдун громко выругался – Эльга входила в
ворота замка. Картинка резко исчезла – наблюдать в Торуньге Колдун не мог.
Он, размахнувшись, с силой швырнул не допитую бутылку пива на пол. Липкие брызги с терпким запахом разлетелись по полу, но он даже не заметил этого – он велел вернуть время назад и
теперь, мертвой хваткой вцепившись в край стола, Колдун наблюдал, как пара драконов сжигает
склад продуктов, зараженных смертельным вирусом. Это был конец. Это был крах всему. Это было самое большое потрясение в его жизни. По-большому счету, жизни у него уже не было – он
боялся представить себе, что Предводитель гарвов сделает с ним, когда узнает о гибели своего
войска.
Колдун вскочил: переполнявшие его чувства не позволяли сидеть на месте. Он бегал по комнате. Он выкрикивал проклятия Хэнинигу (Колдун узнал белоснежную дракониху этого выскочки).
Он орал ругательства на всех языках, которые только смог вспомнить. Он швырял предметы, бил
зеркала, перевернул стол. Наконец, выбившись из сил, Колдун рухнул в кресло. Нужно было со-
123
браться с мыслями и срочно предпринимать какие-то действия для спасения своей жизни. Он пообещал себе, что обязательно поквитается с Хэнингом, но пока решил отложить свою месть.
Он лихорадочно думал. Первое, что следовало сделать – немедленно исчезнуть из Нинска.
Второе – срочно выманить девчонку из замка и провести обряд. Дальше он собирался действовать по обстоятельствам: либо сразиться с Предводителем и подчинить себе оставшихся гарвов,
либо бежать из этого мира. Он подумал о том, что если ему удастся выпить Источник, он в любом
случае останется в выигрыше, какой бы вариант развития дальнейших событий не выбрал. Эта
мысль немного успокоила Колдуна.
Небрежно бросив магический кристалл в карман модного тренча, купленного на деньги гарва,
Колдун открыл телепорт – он не собирался ждать, когда нагрянет его работодатель . Уже находясь
в другом измерении, он учуял знакомый запах эльфийских духов. Она не успела на какую-то долю
секунды – телепорт закрылся.
Ведьма была вне себя от гнева: «Проклятый щенок! Что этот сопливый мальчишка вообразил
себе!» - раздраженно подумала ведьма. Она не для того возилась с ним, чтобы сейчас, когда ее
план близился к логическому завершению, этот никчемный мальчишка банально удрал, оставив
ее ни с чем! Одни боги знают, сколько трудов стоило вложить в голову этого болвана идею о завоевании мира! Озлобленный мечтатель, ленивец, не желающий палец о палец ударить, ради осуществления своей мечты – вот кем был этот колдунишка!
Разъяренной львицей ведьма прошлась по комнате. Она с презрением осмотрелась вокруг:
грязь и запустение царили в логове Колдуна. Она не понимала, как он, придающий большое значение своему имиджу, мог находиться в подобном помещении. Брезгливо наморщив точеный
носик, ведьма попыталась проследить, куда был открыт телепорт. Учитывая, что этот недоучка не
потрудился уничтожить остатки волшбы, выследить Колдуна не составило труда – теперь ведьма
точно знала, что он находиться на севере Субара, неподалеку от Торуньга. Это обстоятельство
слегка подняло настроение ведьме. Она была немного удивлена какого Карачуга он там делает,
но по-крайней мере, ведьма имела представление о том, где его искать, чтобы выяснить данный
вопрос. В ее мозгу мелькнула мысль, что если потребуется, то она готова выбить из него информацию силой, но ведьма отогнала эту соблазнительную идею – пока было не время, а узнать, все
что нужно она сможет и по-другому.
Она недобро усмехнулась. Он был, конечно, весьма хорош собой, но его красота была несколько кукольной – чересчур ухоженный, слишком большое значение придающий своей внешности,
Колдун порою раздражал ее своими истериками и тем, что совершенно не умел держать себя в
руках. А если совсем честно, то он был не тем типом мужчины, который бы мог понравится ей.
Скорее на эту роль подходил Хэнинг, но он был совершенно равнодушен к ее чарам. «Шарамыгов
орк!» - подумала ведьма, - «Вместе мы могли бы обрести небывалое могущество!».
Она обладала потрясающей внешностью, безупречной фигурой, а главное – недюжинным
умом. Она была избалована мужским вниманием и с ужасом осознавала, что когда-то это все может закончиться: в спину дышали подрастающие конкурентки. А ей хотелось неувядающей красоты, молодых любовников, обеспеченной жизни, а главное – она хотела стать самой могущественной ведьмой в истории этого мира. Ее мечта была совсем близко – она не собиралась ставить под
удар ее исполнение, из-за капризов взбалмошного мальчишки. Ведьма решительно шагнула в открытый телепорт – она шла по следу Колдуна.
Комната привычно подернулась зыбким маревом, а уже через мгновение в нос ведьмы ударил
сильный терпкий запах сена: она телепортировалась на крестьянское подворье, в добротный теплый хлев. Строение было разделено на две части: в одной зимовала скотина, а в другой хранилось
заготовленное на зиму сено. Хвала богам – она очутилась на верхушке огромного душистого стога.
«А ведь могла бы оказаться и на второй половине!» - философски подумала ведьма – оттуда доносился совсем другой запах и напоминал он не о скошенных разнотравных лугах, а о начале посевной и удобрениях, которые при этом разбрасываются по полям. Она терпеть не могла сельскую экзотику, но ради достижения своей цели ведьма пошла бы на что угодно – даже ночевку на
сеновале рядом с домашней скотиной. Впрочем, рядом с ней, на стогу сена уже шевелилась одна
скотина и была она далеко не домашней – скорее беглой. Придав голосу приятную бархатистость,
ведьма промурлыкала за спиной Колдуна:
124
- Привет, мой сладкий!
От неожиданности Колдун подпрыгнул. Его поисковые пульсары только что обшарили все
строение и, убедившись в безопасности оного, Колдун начал не спеша выплетать охранное заклинание. Что бы там ни думала о нем ведьма, он был весьма неплохим магом, но, к сожалению, не
слишком внимательным. «Однажды твоя беспечность будет стоить тебе жизни», - злорадно подумала ведьма, наслаждаясь произведенным эффектом.
Растраченная впустую энергия со слабым свечением тихо таяла в полумраке сарая. Колдун негромко, но с чувством выругался.
- О, прости дорогой! – ласково проворковала ведьма.
Она не теряла времени даром: изящные пальцы ловко ткали полотно охранного заклинания.
Нахмурившись, Колдун наблюдал за нею – чтобы не сказать лишнего, он пытался понять, что она
знает. Кроме того, ему нужно было решить как себя с ней вести и стоит ли ее посвящать, в происходящие события.
После того, как ведьма поставила защитный контур, она повернулась к Колдуну.
- Милый, что это все значит? – напрямую спросила ведьма.
Колдун невольно залюбовался ею: «Как же она хороша!» - непроизвольно подумал он.
В ожидании ответа ведьма приоткрыла пухлый, идеально очерченный ротик, голубые глаза доверчиво смотрели на мужчину, а слегка приоткрытый запах ультрамодного платья пикантно демонстрировал самый краешек кружевной подвязки. Колдун судорожно сглотнул.
- Видишь ли, произошли кое-какие события, которые вынудили меня спешно покинуть Нинск, осторожно ответил он.
- Да? – кокетливо приподняла бровь ведьма, - И какие же?
- Драконы уничтожили войско гарвов, - обреченно ответил Колдун.
- Что?!
- Они сожгли все продукты, которые хранились на складе.
На мгновение потеряв самообладание, она злобно прошипела:
- Но ты же должен был охранять ангар!
Проигнорировав ее выпад, Колдун сказал:
- Между прочим, один их драконов принадлежит Хэнингу.
- Хэнингу? – ведьма пристально посмотрела ему в глаза, - А зачем ты сюда прибыл?
- Я… Я хочу поквитаться с орком за то, что наш план провалился, - запинаясь ответил Колдун.
Ведьма ободряюще улыбнулась:
- И только?
- Ну да, - кивнул мужчина.
Когда первый шок от полученного известия прошел, ведьма подумала, что не все потеряно:
остался еще Источник. Она сама заманит девчонку в ловушку и осуществит свой план. От Колдуна
придется избавляться – она не собиралась делиться с ним Источником. Было очевидно, что Колдун что-то скрывает – какую-то важную для нее информацию. Ее так и подмывало применить заклинание пыток из своего богатого арсенала, но пока не хотелось показывать зубки: до поры до
времени он ей был нужен живым и невредимым. Ведьма решила совместить полезное с приятным. Томно глядя на Колдуна, ведьма прошептала:
- Ты – мой герой! – она знала очень действенный способ выведывания информации, старый как
мир.
Молодой Колдун не смог устоять против чар многоопытной искушенной в таких вопросах ведьмы – уже к утру она сопоставляла полученную от него информацию и кипела от праведного гнева.
Как ни крути, выходило, что Эльга находится в замке, а этот негодяй (ведьма зло глянула на сопящего рядом Колдуна) собирается в одиночку воспользоваться ее силой. «Ну, что ж», - подумала
ведьма, - «посмотрим кто кого!».
Глава 5. Бал у Карачуга
От мощного удара о стену напольная ваза ручной работы развалилась на сотни мелких кусочков. Едва уловимое движение и вторая ваза возвысилась посередине комнаты грудой бесфор-
125
менных осколков. Нескольких молниеносных взмахов мечом хватило для того, чтобы роскошное
итайское покрывало, затканное фантастическим узором, превратилось в кучку крохотных лоскутков. Скурпулезно, методично Предводитель гарвов громил отведенную ему комнату во Дворце
Маврикия IY. Гарвом двигала ярость: несколько минут назад он узнал о гибели своего народа. Гдето под окном комнаты лежал вестник, принесший эту новость.
Репортеру одной из нинских газет сильно не повезло: в надежде получить информацию из первоисточника, он попытался проникнуть во Дворец и поговорить с главой итайской делегации с
глазу на глаз. Встреча была бурной: пролетая между четвертым и третьим этажами резиденции
короля, репортер пытался осознать, что же с ним все-таки произошло. Между третьим и вторым
этажами жертва профессионального рвения пыталась понять летит он целиком или по частям.
Уже соприкоснувшись с землей, мученик пера заметил сотрудника конкурирующего издания. «И
все-таки, я – первый!» - с гордостью подумал он, теряя сознание.
Разорив предоставленные ему покои, Предводитель брезгливо осмотрелся по сторонам – этот
жалкий Дворец он собирался превратить в руины. «Сначала я накажу зарвавшегося колдунишку,»
- подумал он, - «а затем камня на камне не оставлю от Дворца!».
Предводитель с шумом выдохнул воздух. Он больше не считал нужным прятать свое истинное
обличье под внешностью итайского вельможи. Не смотря на гибель своего войска, гарв и не думал сдаваться: с ним были шестеро лучших воинов, с помощью которых он собирался устранить
местного правителя и захватить власть. Постепенно он завоюет весь этот мир, соберет армию
(гарв презрительно скривился – разве можно создать настоящую армию из сброда, живущего
здесь), а затем отправиться покорять другие миры. Он создаст империю, он сможет воевать
столько, сколько захочет, он будет раз за разом наслаждаться боем, он будет снова и снова пытаться удовлетворить бесконечную жажду крови.
Размышления гарва были прерваны чуть слышным шорохом, донесшимся из коридора. Предводитель нахмурился. С грацией дикой кошки гарв бесшумно подошел к двери. Его чуткие, слегка
заостренные к верху уши настороженно замерли. Предводитель вслушивался в звуки, чтобы понять что же происходит за дверью. Он повел широким приплюснутым носом из стороны в сторону, а затем резко распахнул дверь. Одновременно с этим гарв сделал едва заметное движение
рукой, в которой держал меч и оба стражника, пришедших выяснить, почему из покоев гостей доносится такой странный шум, тяжело осели на пол.
Предводитель расхохотался: он решил навестить короля. Ему определенно нравился этот мир здесь было весело. Предводитель не собирался добровольно покидать его. Размашистым шагом
гарв шел вдоль галереи. Темно-фиолетовый, почти черный плащ развевался в такт его шагам.
В истинном обличье он был очень высокого роста, а потому головой практически касался балок, поддерживающих потолок галереи. Длинные густые волосы гарва свободно падали на широкие плечи. Его глаза странно мерцали: они то казались янтарно-желтыми, то становились рубиново-красными. Они постоянно меняли свой цвет, словно где-то в глубине зрачков плясали языки
пламени. Все тело гарва покрывала редкая, но довольно жесткая короткая шерсть, сквозь которую
просвечивала смуглая кожа. На Предводителе был минимум одежды: некое подобие короткой
туники прикрывало тело, кожаные накладки, пропитанные специальным составом, защищали колени и локти. Сегодня гарв был без доспехов – он не считал нужным облачаться в них, собираясь
на увеселительную прогулку. Длинный тонкий хвост, который волочился по полу, заканчивался
пушистой кисточкой. От предвкушения развлечения, хвост слегка подергивался, из-за чего кисточка смешно подпрыгивала при ходьбе, но ни у кого даже мысли не возникло улыбнуться вслед
разъяренному гарву. Парочка, обнимавшаяся за пилоном,17 испуганно замерла, когда Предводитель утробно рыкнув, прошел мимо них. Он не обратил особого внимания на этих ничтожных существ – они попросту не интересовали его, поскольку они не были воинами и не могли принять
бой, а прорычал он в ответ на собственные мысли: гарв был очень раздосадован тем, как складываются обстоятельства.
Он стремительно продвигался по направлению к бальной зале, где вовсю шел маскарад, как
внезапно что-то привлекло его внимание. Предводитель слегка замедлил шаг: раньше он никогда
17
Квадратная в основании колонна
126
не ходил этой дорогой, а следовательно не видел фресок, которые сплошь покрывали потолок
галереи. Все они были на религиозную тематику, а одна из фресок изображала Карачуга со свитой. Предводитель расхохотался во весь голос: потолки во Дворце короля были расписаны изображениями гарвов! В Карачуге он без труда опознал одного из своих предшественников, более
того – среди изображенных на фреске гарвов, составляющих свиту Карачуга, был он сам. Случайно
замеченная роспись очень развеселила Предводителя.
Небрежным ударом ноги гарв распахнул тяжелые кованные двери, ведущие в бальную залу.
Он на секунду замер, презрительно глядя на придворных, наряженных в нелепые костюмы. Побольшому счету, они не интересовали Предводителя – большинство из них не были воинами, но
его безумно раздражала суета, которую создавали эти людишки и он был готов уничтожить их
вместе с этим ненавистным Дворцом.
Эффектное появление гарва не осталось незамеченным: музыканты, решив подыграть гостю,
одетому в столь оригинальный маскарадный костюм, начали исполнять увертюру «Бал у Карачуга» из оперы «Небожители и преисподняя». Под дикую какофонию звуков, Предводитель не спеша продвигался к трону монарха. При его приближении придворные спешно расступались в стороны. Танцы и веселье прекратились как-то сами собой: гости Маврикия замерли в напряженном
ожидании. Постепенно смолкла музыка: один за другим музыканты присоединялись к придворным и с тревогой всматривались в незнакомца, уверенно шагающего к трону короля.
Один Маврикий был совершенно спокоен.
- Браво! Какой наряд! – воскликнул он, а затем, повернувшись к распорядителю бала, который
стоял несколько поодаль от трона, он произнес, - думаю, приз за лучший маскарадный костюм мы
должны присудить этому господину!
Его реплики, сказанные в полнейшей тишине, прозвучали как-то особенно глупо – все присутствующие понимали, что должно произойти что-то необычное, а скорее всего страшное и потому
поведение короля несколько обескураживало.
Услыхав речь Маврикия, гарв расхохотался: «Глупец!», - подумал он. От этого смеха, больше похожего на шелест, дамы в срочном порядке начали падать в обморок. Под яростным взглядом
гарва, кавалеры не посмели оказывать им помощь – несчастные так и лежали штабелями вдоль
стеночек.
- Я вызываю тебя на бой! Честный бой – хоть ты и не заслуживаешь этого! – негромко прошелестел гарв, обращаясь к Маврикию.
Король беспомощно оглянулся: он слабо представлял себе, что нужно делать в подобной ситуации, но за его спиной стояла охрана.
- Сначала ты сразишься с нами! – процедил сквозь зубы начальник охраны, молниеносно выхватывая оружие.
Предводитель недовольно зарычал: он должен был опускаться до поединка с этими бездарями! Ему хватило нескольких секунд, чтобы расправиться с охраной короля. Зрелище было не из
приятных, а потому дамы снова начали терять сознание, к ним присоединилась часть галантных
кавалеров. Никто не пытался сразиться с незнакомцем: демонстрация его силы была слишком
впечатляющей. Он ловко уклонялся от холодного оружия, ловил руками пули и на него совершенно не действовала магия. Сам же незнакомец виртуозно владел мечом, о чем свидетельствовали
тела, которые совсем недавно принадлежали лучшим телохранителям Субара из числа человеческих воинов (свою охрану король, известный в народе не слишком доброжелательным отношением к другим расам, доверял только людям). Рядом с ними лежала парочка магов, дерзнувших
вмешаться в поединок.
«Это конец!» - с тоской подумал король. Одинокая мысль, пронесшаяся в голове Маврикия, заставила его спешно залезть под массивный, богато украшенный драгоценными каменьями и листами платины, трон.
Гарв слегка удивился такой странной технике ведения боя (он даже предположить не мог, что
человеческий правитель может струсить – Повелителем гарвов мог стать только самый достойный
из воинов). Отшвырнув в сторону обезображенные тела охранников, пружинистой походкой гарв
подошел к трону.
127
Когда король увидел, что гарв целенаправленно идет к нему, в монаршей голове все помутилось, в глазах потемнело, а глотка издала визг такой силы, что у оцепеневшего от ужаса министра
связи и почтовых сообщений слетел парик, обнажая великолепную блестящую лысину.
Гарв недоуменно остановился: очевидно, человеческий правитель был не так уж слаб – он явно
владел неким секретным оружием, которое только что попытался применить. Этот людишка явно
что-то затевал, но пока гарв не понимал что. С такой тактикой ведения боя Предводитель столкнулся впервые, да и про оружие такое никогда не слышал, а соответственно ничего не знал о том,
как оно действует на гарвов. На всякий случай Предводитель решил проявить осторожность.
Душераздирающий вопль Его Величества стал сигналом к началу всеобщей паники. Гости ринулись к выходу из бальной залы, началась давка. Ситуацию усугубляла охрана Дворца, которая пыталась через эти же двери ворваться в помещение, чтобы спасти короля. Что касается Маврикия,
то он сидел под троном и выл как пароходная сирена. Его визг перекрывал шум, издаваемый всеми участниками описываемых событий. Временами королевская глотка выводила рулады практически на ультразвуковой волне и тогда действие в зале слегка утихало, т.к. все персонажи этого
фарса прикрывали уши руками.
Предводитель ожесточенно размахивал мечом. Каждый взмах уносил чью-то жизнь, а то и несколько. Вопреки толпе, пытавшейся покинуть место военных действий, охрана Дворца все же
смогла проникнуть в бальную залу и теперь худо-бедно сдерживала натиск гарва. Пока они брали
численностью, но их становилось все меньше, а Предводитель не выказывал ни малейших признаков усталости. По сигналу тревоги был поднят военный гарнизон Нинска, но что они могли
сделать, если действие происходило в одном из помещений Дворца до отказа набитого первыми
лицами государства во главе с Его Величеством? В штабе царило настроение очень смахивающее
на панику: Субар давно не участвовал в военных конфликтах, на его территории уже лет триста не
действовали незаконные вооруженные формирования и что делать в ситуации, подобной нынешней, никто из королевских маршалов и генералов не знал.
История не сохранила имя того смельчака, который осквернил королевский зад размашистым
прикосновение окованного армейского ботинка. Метод приведения монарха в чувство оказался
донельзя действенным. Король не только прекратил издавать какие-либо звуки кроме тихого стона, но и быстро-быстро на четвереньках минуя верноподданных, смог самостоятельно покинуть
опасную зону. За пределами бальной залы его встретили специально обученные люди, которые
эвакуировали Маврикия IY из Дворца, охваченного безумием. Покидая резиденцию, король слабым голосом напутствовал советников единственной фразой: «Разберитесь тут!». Его личный вертолет доставил короля далеко на запад Субара, прямо в роскошный охотничий домик, который
расположился высоко в горах. Здесь Маврикий собирался переждать смутные времена и отдохнуть от перенесенного потрясения.
В это время бой во Дворце начал затихать. Гарв, с наслаждением получивший необходимую
ему энергию, понял что человеческий правитель исчез. Это была весьма странная тактика ведения
военных действий: бросить свое войско во время боя – с таким Предводитель еще не встречался,
а потому заподозрил короля в коварном замысле. «Ну что ж, людишка!» - подумал гарв, - «ты от
меня никуда не денешься – чтобы ты не задумал и какую бы тактику не применил, я смогу победить тебя! А пока ты играешь в прятки, я, пожалуй, навещу колдуна».
Между тем войска все прибывали и прибывали в королевскую резиденцию. Гарв усмехнулся:
он издал боевой клич. Казалось, что порыв осеннего ветра пронесся над залой, наполненной обезумевшими от ужаса людьми. Гарв услышал ответный клич – он был меньшей силы, но Предводитель был уверен, что его свита появиться здесь через мгновение.
Когда шестеро гарвов ворвались в бальную залу, присутствующими в ней придворными овладел приступ религиозности. Они разом упали на колени, начали распевать религиозные гимны и
хором орать: «Изыди Карачуг!», делая в сторону Предводителя и его свиты малопонятные жесты.
К придворным присоединилась часть солдат. Неорганизованность защитников Дворца помогла
гарвам не только беспрепятственно покинуть королевскую резиденцию, но и спокойно вывести
из конюшен Его Величества своих лошадей, а Предводитель смог не спеша облачиться в доспехи.
Привычно застегивая тонкий панцирь, Предводитель подумал о том, что они славно повеселились! Исчезновение человеческого правителя не смутило гарва: сначала он проучит никчемного
128
колдунишку, а затем займется обустройством этого мира. Вот тогда-то и наступит черед человеческого правителя. Гарв расхохотался зловещим шепотом: королю оставалось жить очень, очень не
долго.
Он сосредоточенно закрыл глаза и прислушался к внутренним ощущениям. Сотни тысяч тоненьких светящихся змеек наполняли этот мир. Они были искрящимися, они были разными: одни
совсем тонкие, едва различимые потихоньку ползли по своим делам, другие свернувшись калачиком дремали, дожидаясь нужного момента, третьи стремительно проносились мимо, мелькнув
ослепительной вспышкой молнии. Сам порождение древней магии, гарв чуял магию, которой
обладали все живые существа, населявшие этот мир. Он увидел знакомую змейку Колдуна. Она
не была чем-то очень уж примечательной: ползла себе потихоньку, довольно яркая, что говорило
о ее силе, но не слишком упитанная, что свидетельствовало о ее малом опыте. Рядом с ней гарв
заметил вторую змейку: достаточно толстую, но очень тусклую. Они находились где-то на Севере
Субара. Гарв нашел Колдуна.
Внезапно, рядом с Колдуном Предводитель увидел озеро. Безмятежное, искрящееся до боли в
глазах, голубое озеро, по которому пробегали золотистые искорки. Озеро манило к себе, хотелось
немедленно окунуться в его прозрачные воды, погрузиться в прохладную негу. Оно обещало бесконечное наслаждение, к нему хотелось припасть и пить, не останавливаясь ни на минуту. Оно
притягивало к себе, оно давало силу, в обмен на свою жизнь. Предводитель заинтересовано
всмотрелся в свое видение: озеро также находилось на севере Субара. Затем гарв нахмурился:
рядом с озером он увидел огромную змею. Она была ослепительно яркой и очень большой. Она
то появлялась, то исчезала – гарв не мог оценить ее истинную силу, но он понял, что хозяин змеи,
безусловно, очень опасен. А еще гарв догадался, что и он, Предводитель, и маг, которому принадлежала эта змея – появились благодаря одной и той же древней магии… Это был достойный противник, которого Предводитель и не чаял встретить здесь. Гарв с азартом пришпорил коня: его
путь лежал на север Субара. Свита Предводителя молчаливой тенью последовала за ним.
Между тем в стране назревала смута. По всему Субару поползли слухи об исчезновении короля.
Народ запаниковал: Маврикия никто не любил, но без него было как-то непривычно… Слухи зарождались в Нинске, курсировали по городу, обрастая нелепыми подробностями, а затем распространялись по всему Субару.
Так, один тролль уверял, что собственными глазами видел, как Его Величество упал со скалы в
священное озеро троллей, где его сожрал огромный карп. При этом зловещая рыбина подавилась
королевской короной и долго кашляла, от чего на озере всю ночь бушевал шторм.
Другой поданный Маврикия, ужиная в компании друзей, утверждал, что из конфиденциальных
источников в лице нежно любимой тещи (что б ее Карачуг поскорее принял в свои объятия!) ему
стали известны настоящие обстоятельства исчезновения главы государства. Он точно знал, что с
целью выкупа короля похитили орки. Они прячут Его Величество в глухой деревеньке на севере
Субара, держат на короткой металлической цепи и кормят исключительно мороженной рыбой не
первой свежести. Опрокинув пару кружек медовухи, рассказчик «слегка» перенес место действия
– по его словам король находился в Южных горах, а его тюремщиками стали тролли. При этом,
несколько троллей, которые в этой же таверне методично накачивались гномьим самогоном, немедленно возмутились такому повороту событий о чем громогласно заявили, воинственно потрясая дубинками и недвусмысленно демонстрируя заткнутое за широкие пояса оружие. Завязалась
дружеская потасовка, по окончании которой, оскорбленные и оскорбившие дружно отпраздновали победу (за кем она осталась так никто и не понял).
Слухов было множество. Самым близким к истине оказался тот, который шепотом рассказывали
по ночам, приняв все необходимые меры предосторожности как то: плюнув три раза через левое
плечо, выдернув клок волос и обернувшись три раза вокруг себе слева направо. Так вот, совершив
обряды, которые по мнению большинства субарцев должны были отпугнуть потусторонние силы,
страшным шепотом поданные Его Величества рассказывали друг другу о том, что прямо во время
бала-маскарада, пол в бальной зале разверзся и обезумевшие от страха придворные увидели
Дворец Карачуга. Жилище демона пылало страшным пламенем, адский огонь до боли жег глаза, а
те, кто во время не отвели свой взгляд, навсегда потеряли зрение. Рассказчики уверяли, что из
129
Дворца выскочил сам Карачуг. С диким хохотом он схватил короля и утащил его прямо в горящий
вечным пламенем Дворец.
Ошалевший от происходящий событий, кабинет министров срочно создал штаб по борьбе с
чрезвычайной ситуацией. Ясности это не внесло: что делать никто не знал и с чем собственно говоря, им пришлось столкнуться, никто не понимал. Первое, что предпринял новоиспеченный
штаб, стала попытка пресечь все слухи, относительно исчезновения монарха. Воспользовавшись
средствами массовой информации, народу объяснили, что короля жив, здоров и весел, что у Маврикия IY все в порядке, что Его Величество изволят отдыхать от тяжких государственных дел, но
при этом первое лицо государства каждую минуту думает о том, как улучшить жизнь поданных.
Почему-то, этот шаг возымел обратное действие: народ заподозрил, что его обманывают. Здесь
мнение субарцев разделились: одни считали, что короля давным давно нет в живых и за него
нужно мстить, другие решили, что коварные министры хотят захватить власть в свои руки, а потому где-то насильно удерживают Его Величество. Они призывали идти войной на министров и
освободить Маврикия. Ситуация запутывалась все больше: когда штаб по борьбе с чрезвычайной
ситуацией в панике обратился к королю с просьбой прибыть в Нинск и показаться народу, король
наотрез отказался. Воспоминания о перенесенном стрессе, вызывали у него неистерпимую икоту.
Тогда было решено записать обращение Маврикия IY к верноподданным и протранслировать его
по всем центральным субарским каналам. После того, как монарх лично объяснил народу, что у
него все в порядке, в широких слоях общественности начали обсуждать как плохо король выглядел во время своего выступления, что у него нервный тик и вообще явные проблемы с речью –
очевидно, во время записи Его Величество находился под воздействием психотропных веществ.
Следующий ход был за штабом по борьбе с чрезвычайной ситуацией и они его тщательнейшим
образом обдумывали.
Кроме сплетен о местонахождении короля, субарцы оживленно обсуждали нелепые нападения
на продуктовые магазины: очевидно, это была какая-то неизвестная ранее форма безумия. Через
пару дней в Нинске случилась новая беда: по городу поползла эпидемия странной болезни. Врачи
и маги разводили руками: эта болезнь не поддавалась ни магическому, ни врачебному лечению.
В городе резко подскочили цены, все кто мог покинуть Нинск, уезжали за его пределы.
Главы сопредельных государств затаив дыхание ждали, чем дело закончиться: каждый из них
не хотел бы пропустить момент, когда можно будет поиметь свою выгоду с бедственного положения соседа.
На Субар надвигались смутные времена - королевство во главе со своей столицей, уверенно шагало к пропасти…
Глава 6. Тучи сгущаются
В Торуньг наша дружная компания прибыла ночью. Не смотря на довольно позднее время и
крепчавший с каждой минутой мороз, во дворе замка было полно орков. Но в отличие от прошлого раза, никто не бросился к Грэгу со своими бедами, новостями или просто поздороваться лично.
Над площадью, вычищенной до булыжников, стояла такая тишина, что было слышно, как цокают
когти драконов, соприкасаясь с каменной мостовой.
Напряжение буквально витало в воздухе. Чувствовалось, что орки с нетерпением ждали вождя,
но, завидев нас, пребывали в легком недоумении: на подобные мероприятия чужаки не допускались. Впрочем, у орков, всегда царила четкая, практически военная дисциплина: решения вождя
не обсуждались. Если Грэг решил, что мы должны находиться в замке, значит так нужно.
Орков было не просто много – их было очень много. Они полностью заполняли огромный двор
замка. Как позже объяснил мне Хуан Карлос, там присутствовали далеко не все воины: в Торуньг
прибыли только делегаты от кланов.
По- большому счету, кочевники не были таким уж грозным врагом, но никто не смел обижать
орков! Кровожадно настроенные вожди кланов предлагали идти войной на кочевников и в полном составе отправить степняков к Карачугу в пекло. Окончательное решение должен был принять Грэг. За очень короткий срок ему предстояло изучить ситуацию, выслушать всех вождей и
сделать свои выводы по этому вопросу.
130
Думаю, в тот момент не только я ощущала себя инородным телом в этом суровом организме:
даже не слишком чувствительному и привыкшему к армейской дисциплине Антонио было слегка
не по-себе. Как бы приветливо не относились к нам орки в Торуньге, здесь мы были чужими и нам
дали это прочувствовать в полной мере.
Нас встретили угрюмые, суровые лица, холодные миндалевидные глаза, плотно сжатые решительные губы. Проклепанная кожаная одежда тускло мерцала в лунном свете. В бою она становилась дополнительной защитой и грозным оружием. Обработанная особым составом, секрет которого орки хранили как зеницу ока, кожа была прочнее металла, но при этом совершенно не
сковывала движений, а удар шипованным локтем в лицо, мог надолго вывести противника из
строя (случалось, что и навсегда).
Когда мы подошли чуть ближе, стало отчетливо видно, что орки стоят в определенном порядке:
каждый клан отдельно, при полной боевой выкладке. Присмотревшись, я поняла, что у каждого
клана своя военная специализация, что вобщем-то позже подтвердил Хуан Карлос. Он рассказал
мне, что Тронго – лучшие стрелки Субара, Тхаи – непревзойденные разведчики, Дадхам нет равных в рукопашном бою и т.д.
Я обратила внимание, что в строю стояли не только мужчины, но и женщины. Сегодня здесь не
было детей, стариков и тех, кто по каким-то причинам не может держать оружие. Это был своего
рода военный парад. Орки демонстрировали вождю боевую готовность, он мог визуально оценить свой гарнизон, перекинуться парой слов с вождями кланов, что-то уточнить или задать вопрос.
Все же Грэг не стал нарушать традиции: всех прибывших с ним тут же препроводили в гостевые
комнаты, а Кэти лично отвела Людвига в ту же пещеру, которую он занимал в прошлый раз. Все,
что происходило во дворе замка, осталось для нас тайной.
Комфортно устроившись перед камином, я попыталась разложить по-полочкам накопленную
информацию. Моя бедная голова буквально пухла от вопросов, на которые было необходимо получить ответы, но как это сделать я не знала. Пытаясь хоть как-то систематизировать имеющиеся у
меня факты, домыслы и догадки, я, уставшая от насыщенного событиями дня и разморенная приятным теплом, идущим от огня, задремала.
Разбудил меня далекий монотонный гул. Тысячи голосов, сливаясь в грозный рокот, выкрикивали древнюю боевую песню орков. Влекомая любопытством, я завернулась в плед и потихоньку
выскользнула из своей комнаты. Я быстро добралась до открытой галереи замка. Отсюда двор
был виден как на ладони.
По периметру двора горели костры. Нервно вздрагивая от порывов ветра, языки пламени изо
всех сил тянулись вверх, к ясному звездному небу. В центре огненного квадрата танцевали орки.
Построившись друг за другом, они образовали огромный круг. Внутри этого круга было еще несколько – слишком много орков находилось во дворе замка.
Притопывая, потрясая руками, они синхронно двигались по часовой стрелке, изредка хлопая в
ладоши. Ритм задавала странная, угрожающая песня, слова которой орки выкрикивали, двигаясь
по кругу. Их голоса сливались, их сердца бились в унисон – они словно стали одним единственным существом. Здесь, сейчас они ни чем не отличались от своих диких предков, которые тысячи
лет назад дерзко бросали вызов всему Приграничью.
В самой середине круга танцевали вожди кланов. Где-то среди них находился Грэг – один среди
равных, но все же верховный вождь. Тот, чьи приказы не обсуждают, тот, кто является для орков
последней инстанцией в любых жизненных ситуациях, тот, кому на роду написано охранять этот
мир.
Внезапно, один из танцующих вождей обернулся и пристально посмотрел на галерею, как раз
туда, где я, укутанная в плед, замерла, завороженная грандиозным действом, которое разворачивалось во дворе замка. Это был Грэг. Я пребывала в полной уверенности, что вождь знает, что я
наблюдаю за ритуальным танцем. Более того, непостижимым для меня образом я отчетливо видела его суровый, тяжелый взгляд. От него шла такая мощная отрицательная энергия, что я невольно попятилась. Когда Грэг понял, кто за ними наблюдает, его взгляд несколько смягчился, но
все равно вождь был очень недоволен. Обычно меня это не смущало, но сегодня я бы не решилась перечить Грэгу. Сегодня это был не мой друг Грэг – выдержанный, ироничный орк. Там, во
131
дворе родового замка, отбивал ритм военного танца суровый, беспощадный к врагам Грэгор тор
Хэнинг – вождь всех вождей.
Я сочла за лучшее покинуть свой наблюдательный пост. То ли от холода, то ли от нервного
напряжения меня слегка познабливало – не помогал даже теплый плед. Бросив прощальный
взгляд на воинственно настроенных орков, я резко развернулась и нос к носу столкнулась с полупрозрачной фигурой в старинном камзоле.
- Что – наконец-то увидела истинное лицо орков? – спросил Хуан Карлос, кивнув на двор замка.
– О, извини – забыл поздороваться! Очень рад видеть тебя!
- Взаимно! – ответила я. – Что ты имеешь в виду, когда говоришь об истинном лице орков?
- Ничего особенного. Всего лишь то, что под маской дружелюбия у них всегда скрывается корысть, что их кодекс чести – фикция, что с дружеской улыбкой орк вонзит в твою шею кинжал, постарой дружбе постараясь дать тебе мгновенную смерть, чтобы лучший друг не мучался. Уж кому
это знать, как не мне! – с горечью произнес призрак.
От его слов мне стало слегка не по-себе.
- Что-то я замерзла. Пойдем отсюда, - предложила я Хуану Карлосу, передернув плечами.
Погруженный в свои мрачные думы, призрак лишь кивнул в знак согласия. Уснуть мне уже явно
не удалось бы, а потому я пригласила Хуана Карлоса на чашку кофе. Выглядела это так: я пила кофе, а слегка повеселевший Хуан Карлос развлекал меня свежими сплетнями про обитателей торуньга и новостями. Незаметно мы переключились на сам замок и его основателя Дориана.
- Скажи, - спросил Хуан Карлос, задумчиво пощипывая щегольскую бородку, - когда вы с Грэгом
разбирали вновь поступившие в архив документы (это была официальная версия о наших поисках
– Грэг любил в свободное время повозиться со старинными манускриптами), тебе не попадалась
на глаза легенда о Дориане тор Хэнинге?
Я слегка насторожилась, но не подала виду:
- Ну, в общих чертах, я знаю о событиях, которые описывает эта легенда, - осторожно ответила
я.
Призрак бросил на меня быстрый взгляд:
- А Грэг не рассказывал тебе, что стало с легендарным мечом Дориана?
Я, чуть помедлив, покачала головой. Призрак помолчал, а затем, словно решившись на что-то,
сказал:
- Меч был передан Хранителю, второй Хранитель получил ключ, активизирующий артефакт.
Этот меч где-то хранится и поныне.
Призрак замолк, наблюдая за моей реакцией. Не знаю, чего ожидал Хуан Карлос, но моя
невозмутимость слегка сбила его с толку.
- Ты зачем мне это все рассказываешь? – насторожившись, спросила я.
- Да так… Люблю разные тайны и загадки. Вот тебе неужели не интересно, где может находится
сейчас это оружие? – ответил призрак.
- Нет, - спокойно произнесла я - местонахождение древнего артефакта не было для меня тайной
– Грэг постоянно таскал его с собой, повесив на меч магическую защиту, которая не позволяла посторонним опознать оружие.
Призрак надулся:
- Нет в тебе авантюрной жилки, полета, фантазии, - тоскливо проговорил он.
- О – с авантюрами – это точно не ко мне. С этим ты смело можешь обращаться к Дирку, в крайнем случае Антонио или Людвиг для таких подвигов сгодятся, - ухмыльнулась я.
- Ты знаешь, что был еще третий Хранитель? – запальчиво спросил Хуан Карлос, - он явно обиделся, что его рассказ о мече Дориана тор Хэнинга не вызвал во мне должного пиетета.
А вот это уже было что-то новенькое – либо Грэг не знал об этом (в чем я сильно сомневаюсь),
либо что-то скрыл от нас (что было больше похоже на правду).
- Да? И что же он хранил? – спросила я, стараясь не выдать своей крайней заинтересованности.
Хуан Карлос пожал призрачным плечом:
- Легенда как-то туманно повествует об этом Хранителе – настолько вскользь, что в более поздних вариантах упоминания о нем отсутствуют напрочь.
132
Я бы с удовольствием развила эту тему дальше, но привидение весьма некстати вспомнило о
приличиях и, пожелав мне доброй ночи, отправилось восвояси.
После его ухода я попыталась поспать. Лучше бы я этого не делала вовсе – этой ночью среброкрылая Нутхен отдала мою душу во власть своего брата Мроя.18 Стоило моей несчастной голове
коснуться подушки, как бог мрачных сновидений укрыл меня толстым черным плащом и я провалилась в ночной кошмар. Сначала была непроглядная тьма. Затем наступил хаос: миры, населявшие их существа, какие-то пейзажи беспорядочно сменяли друг друга, с невероятной скоростью
проносясь перед моими глазами. Стоны, крики, страх, ужас – чужие чувства и ощущения заполняли меня, пытались вытеснить мое собственное сознание, завладеть моим разумом. Я отчаянно
сопротивлялась этому натиску, но силы были не равны: по молекуле, по атому ОНИ вползали в
мою душу, в мое тело. Внезапно все остановилось. Это произошло настолько резко, что на какоето мгновение у меня закружилась голова, а когда я пришла в себя, то с удивлением обнаружила,
что стою в степи. Очевидно, была середина лета: нещадно палило солнце, уже изрядно выгоревшая желтоватая трава о чем-то тихо перешептывалась с едва ощутимым ветерком. Справа я увидела чахлые кустики какого-то неизвестного мне растения. Его узкие округлые листья, покрытые
сизой пылью, сморщились от недостатка влаги – очевидно дождя в степи не было давно. Я огляделась. Слева, едва различимое, виднелось море. Оно практически сливалось с горизонтом и было непонятно где небо, а где вода. Высоко в голубом безоблачном небе пел жаворонок. Его песня, наполненная болью и страхом потери, наводила на одну мысль – степь была обречена. Единственным живым существом в этом умирающем мире осталось море: оно дышало, оно бушевало,
оно жило и давало жизнь другим, море звало меня и я пошла на его зов. Песня жаворонка оборвалась на самой высокой ноте: маленький певец, оплакивающий ужасную кончину своей родины, не заметил коршуна. Алая влага брызнула на землю, орошая степь кровавым дождем. Я в
ужасе побежала, но спасения не было: реки крови заливали степь. А затем я услышала гул. По мере приближения, гул нарастал: ко мне двигалась орда степняков. Я застыла – бежать дальше было
бесполезно. Сжав кулаки, я ждала развязки, но кочевники промчались мимо. С диким гиканьем
степняки гнали кровавую реку к морю, она повиновалась им, окрашивая окружающий пейзаж в
багряно-бурые тона. Смех, который рокотом прокатился над степью, заставил меня посмотреть на
небо. Там, в безжизненной синеве, парил коршун, сотворивший ритуальное убийство. Да и не
коршун это был вовсе. Колдун, который принял обличие хищной птицы, мне смутно кого-то напоминал. Но вспомнить его я не успела: очевидно, у Мроя появилась новая жертва – я проснулась.
Кошмар был настолько реален, что еще несколько секунд я ошалело вертела головой по сторонам, пытаясь понять где я нахожусь и что со мной случилось.
За окном светало. Бледное зимнее утро потихоньку вползало в мою комнату. Учитывая, что зимой на севере Субара рассвет наступает поздно, я предположила, что скоро будет завтрак и пора
вставать.
Едва придав телу вертикальное положение, я скривилась от невыносимой боли: голова болела
так, словно десяток гномов накануне исполняли танец войны, используя ее в качестве ритуального
барабана. Я кое-как умылась и мрачно посмотрела в зеркало. Зеркало, по отношению ко мне
настроенное не слишком лояльно, в подробностях показало нечто всколоченное, пугающее нездоровой бледностью и огромными синяками под глазами. Ехидный комментарий насчет того,
что моей не слишком объемной косметички будет малова-то, для приведения ЭТОГО в порядок,
разозлил меня окончательно – я решила во чтобы то ни стало привести себя в более-менее приличный вид .
Вобщем, завтрак в замке прошел без моего участия, но кроме меня этого, похоже никто не заметил, так как Грэг тоже не завтракал – с утра пораньше он умчался в город.
18
Нутхен – богиня любви, мечты, приятных сновидений. Ее брат – Мрой – кровожадный бог войны, смерти,
ночных кошмаров. Каждую ночь Нутхен и Мрой по очереди вытаскивают из огромной плетеной корзины
глиняные таблички с именами всех живущих в подвластном им мире. Если табличка попадает в руки Нутхен, спящему снятся светлые сны, если Мроя – к нему приходят кошмары.
133
В замок Грэг приехал ближе к полудню, при чем, мягко говоря, был не в духе. Мрачностью он
мог поспорить с темно-лиловыми тучами, которые тяжело нависали над Торуньгом. Вождь не стал
выговаривать мне за несанкционированный доступ на военный совет.
- Эльга, орки очень ревностно охраняют свои тайны и твое счастье, что только я почувствовал
присутствие чужака на галерее замка. Постарайся на будущее это учесть иначе ты можешь попасть
в крупные неприятности и даже я не смогу помочь тебе, - это было все, что сказала мне Грэг.
Больше эту тему мы не поднимали. Большинство орков, которым наскучили мирные будни, голосовали за начало военной кампании против кочевников. Грэгу пришлось применить все свое
красноречие и недюжинный талант переговорщика, чтобы предотвратить начало войны со степняками. Он предложил для начала провести с ними переговоры, а уж затем принимать какиелибо решения.
Сидя в кресле, орк невидящим взглядом смотрел в окно. Картина, которая открывалась его взору, завораживала суровой красотой. Девственно чистый снег покрывал невысокие скалы, среди
которых расположился замок. Где-то внизу под толщей льда тихо постанывало замерзшее море.
Огромные хлопья снега стремительно падали на землю, заботливо укутывая ее толстым покрывалом. Ни единое живое существо не нарушало гармонию зимнего пейзажа: скалы-море-снег и над
всем этим вечное Небо.
Я, пристроившись на широком подоконнике, маленькими глотками пила отвар зирры (потихоньку я пристрастилась к этому напитку с довольно специфическим терпким вкусом) и пыталась
сопоставить полученную у Грэга информацию со своими домыслами и видениями.
В двух словах орк рассказал мне, что он успел выяснить о происходящих событиях. Во-первых,
кочевники не просто так начали совершать набеги на земли орков – их грабежи профинансировал
некий человек. Пока не было ясно, для чего ему нужно было стравить орков и кочевые племена,
но Грэг намеривался установить личность этого человека и задать ему этот вопрос лично. А как я
успела убедиться, у вождя слово никогда не расходилось с делом.
Во-вторых, в окрестностях Торуньга объявился маг, который пытался организовать мое похищение. Грэг практически выследил его, но тот в последний момент что-то почуял и смог удрать. Грэг
был взбешен.
Кроме всего прочего, Грэг подозревал, что этот маг и был человеком, подкупившим степняков.
Но эти подозрения ни на чем не основывались: они были на уровне интуиции, они были сродни
некому смутному чувству, когда что-то наталкивает тебя на мысль и ты уверен, что ты прав, но доказать ничего не можешь, так как не можешь вспомнить факт, заставляющий тебя так думать.
Я вполглаза наблюдала за орком: он о чем-то напряженно размышлял.
****
Грэгор тор Хэнинг любил зиму: ему нравился чистый хрустящий снег, его совершенно не смущали морозы за минус тридцать, а во время сильных снегопадов он обожал совершать прогулки, частично сменив свою ипостась. Ух, какое это было удовольствие мчаться сквозь белесую пелену во
всю прыть обретших звериную силу ног, бежать наперегонки со стихией, до боли вдыхая морозный воздух, а затем хорошенько выкачаться в свежем снегу!
Сегодня был именно такой день, с точки зрения орка, подходящий для долгого моциона: метель разыгралась нешуточная - казалось, что в небе образовалась прореха, через которую охапками вываливается белоснежный пух. Шкодливый сорванец ветер подхватывал копны снега, разбрасывал их вокруг, подкидывал вверх, швырял вниз – вобщем, вовсю развлекался. Он словно
бросал орку вызов: «Ну что – ты осмелишься выйти ко мне? Ты пробежишься со мной?», - задорно спрашивал он.
Однако, мужчина, сидящий в кресле, совершенно не замечал этого, не слышал громких завываний ветра, за стенами замка. Искоса, он поглядывал на девушку, примостившуюся на подоконнике, и мучительно размышлял, как построить разговор, чтобы она правильно поняла то, что он собирался ей рассказать.
А беседа предстояла весьма и весьма щекотливая. Зная взрывной характер Эльги, Грэг ни на
минуту не сомневался, что в данной ситуации одно неосторожное слово может положить конец
их дружбе. После предательства мужа она особенно болезненно реагировала на любую двусмыс-
134
ленность в отношениях. Наверное, нужно было бы рассказать все гораздо раньше, но Грэг надеялся, что ее сила не понадобиться (честно говоря, надежда все еще теплилась в его душе).
Орк устало откинулся на высокую спинку кресла. Его лицо не выражало никаких эмоций, но
внутри у Грэга все буквально клокотало, от переизбытка чувств. «Вот Карачуг!» - в сотый раз подумал орк, - «Почему она сбежала из дому? Почему я не стал искать ее? Почему мы ни разу не пересеклись в Университете? Почему орри – именно она?!».
Это было чудовищно, это было несправедливо – она вызывала искреннюю симпатию у Грэга, а
возможно, и что-то чуть большее, чем просто дружеские чувства, но орк боялся даже себе признаться в этом – было достаточно того, что в какой-то момент он позволил чувствам взять верх над
разумом, а самое опасное заключалось в том, что вождь не испытывал ни малейшего раскаяния
по этому поводу. Но ситуацию это не спасало…
Она была единственной человеческой женщиной, которой он, вождь всех вождей, по праву
рождения мог ПРИКАЗАТЬ. И она была обязана исполнить его волю потому, что в принципе, она
не была человеком – Эльга родилась орри…
Сейчас уже никто не знал, почему в обычных человеческих семьях появляются дети с такими
странными способностями. Никто не мог сказать природная ли это аномалия, тонкий замысел богов или что-то еще. После страшных магических войн в этом мире осталось много необъяснимых
вещей с точки зрения здравого смысла.
Как же орк был ошарашен, когда случайно встретил свою орри в рекламном агентстве, куда ненадолго забежал по делам! Постепенно они подружились, но орк так и не решился рассказать
Эльге всю правду. Он был отнюдь не робкого десятка, но в этом случае Грэг никак не мог решиться
на откровенный разговор, раз за разом откладывал его, не находя нужных слов, не зная как все
объяснить.
Орк понимал, что за все в жизни нужно платить – иногда слишком дорого… Он устало потер глаза: через час Грэг уезжал на переговоры в стан степняков, а по приезду он твердо решил поговорить с Эльгой. Разговор обещал быть долгим и насыщенным, а потому орк в очередной раз отложил его, чтобы побеседовать без ограничения во времени. Эльге предстояло узнать кое-что интересное и Грэг совсем не был уверен, что это знание понравится ей…
***
Грэг устало потер глаза:
- Через час я уезжаю в стан кочевников для переговоров, - произнес он слегка простуженным
голосом.
Я почувствовала как на душе легонько поскребывают кошки:
- Грэг, будь осторожен, - тихо попросила я.
- Постараюсь, - улыбнулся орк.
Кошки активизировались:
- Возвращайся, - мне очень не понравилась его улыбка.
- А разве у меня есть выбор? – не смотря на ироничную улыбку, его глаза были необычайно серьезны. – Эльга, у меня к тебе будет небольшая просьба, - я изобразила полнейшее внимание к
последней воле героя, идущего в логово врага.
- Ты могла бы не покидать замок, пока меня здесь не будет? – попросил орк.
Я возмущенно уставилась на орка:
- Надеюсь, ты не собираешься там пасть смертью храбрых и обречь меня на пожизненное заключение в этих стенах?
Орк ухмыльнулся:
- Какая же ты все-таки язва! Ничего не скажу – умеешь поддержать боевой дух! Не волнуйся – в
замке остается Кэти. У нас с ней телепатическая связь. В случае моей безвременной кончины, она
проводит тебя в Нинск и пострается защитить. Но можешь даже не надеется на то, что я буду лезть
на рожон и всячески искушать судьбу – я прекрасно помню, что через несколько дней должен вызвать на бой Предводителя гарвов. Эльга, я буду очень, очень осторожен. А по секрету, я тебе хочу
сообщить, что эта поездка не так уж и опасна, как ты думаешь.
135
Я не стала перечить Грэгу: поворчав для вида и слегка повозмущавшись, дабы усыпить бдительность орка, я согласилась остаться в замке и не покидать его, пока Грэг не вернется из поездки. Надувшись, я буркнула:
- Ну, ладно, так и быть – я не буду никуда встревать и не стану ничего предпринимать в твое отсутствие. Но у меня тоже есть к тебе просьба.
Грэг насторожился:
- Какая? – ему безумно хотелось бы прочитать мои мысли, но увы! – со мной этот номер почему-то не проходил – мои мысли прочитать он не мог (я от всей души надеялась, что не из-за их
отсутствия).
- Чтобы не умереть от скуки в заточении, - орк протестующее кашлянул, но я сделала вид, что не
поняла его возмущения, - разреши мне порыться в твоем архиве.
Грэг подозрительно нахмурился, я же в ответ захлопала наивными зелеными глазами в обрамлении длинных черных ресниц (не зря же я все утро наводила небывалую красоту!). Решив, что
нужно выбрать меньшее зло и, возможно, пока я буду рыться в его семейном архиве, мне никакая
дурь в голову не придет (а в особенности дурь опасная), орк быстро согласился:
- Ты можешь воспользоваться архивом орков.
- Без соглядатаев! – добавила я, догадавшись о чем он думает.
Грэг несколько смутился:
- Ну, если ты хочешь отказаться от помощи архивариусов…
- Хочу. И, Грэг, - ты дашь меня заклинанию, которое позволит мне читать и понимать руны
древних орков.
Орк обреченно вздохнул:
- Эльга, только без необдуманных поступков – прежде чем их совершать, подожди пока я вернусь! – попросил он, согласившись на все мои условия.
Воспользовавшись отсутствием Грэга, я собиралась наконец-то выяснить кто же я на самом деле, почему за мной ведется такая охота и в чем здесь интерес орка. В его поведении было что-то
неправильное, что-то недоговоренное. Мне казалось, что все вот-вот проясниться, но истина постоянно ускользала от меня, дразня своей близостью и доводя до исступления своей недосягаемостью. Я хотела ясности, мне нужно было во всем разобраться. Не знаю почему, но у меня было
предчувствие, что разгадку следует искать где-то в глубине веков. А еще мне очень хотелось
узнать, что же это за персона такая – третий Хранитель и для чего он был нужен? Призрак все-таки
сумел распалить мой интерес к легенде о Дориане.
Глава 7. А в это время колдуны…
Ведьма с истомой потянулась и грациозно перевернулась на живот. Мелкий белый песок был
мягче перины – женщина с наслаждением вытянула загорелые стройные ноги и, положив голову
на сплетенные руки, всмотрелась вдаль. Там, где бирюзовое море практически сливалось с лазурным небом, виднелись белоснежные паруса яхты. Легкий бриз шевелил игольчатую листву араукарий, в тени которых лежала ведьма, ласково перебирал белокурые пряди женщины, игриво
трепал тонкую ткань платья. За зарослями араукарии возвышалась небольшая вилла. Ведьма
улыбнулась: это был ее пляж, ее вилла, ее яхта, на которой находился ее мужчина. Более того:
оставалось затратить совсем немного времени и усилий, чтобы весь этот мир стал ее миром.
Она перевела взгляд на высокое безоблачное небо. На безмятежном солнечном пляже было
трудно представить, что где-то трещат морозы, идет снег и завывает пронизывающий холодом
ветер. «Как же все-таки я вовремя подсуетилась!» - подумала ведьма. Этот райский уголок когдато принадлежал ее любовнику графу Харитиниану («Мир праху его!» - с усмешкой подумала
ведьма). Скоропостижная кончина еще не старого, полного сил мужчины вызвала широкий резонанс в светских кругах. Однако ни медицинский, ни магический осмотр не принесли никаких результатов – сердце графа Харитиниану остановилось совершенно естественным, а главное добровольным образом.
Спустя пару месяцев в нотариальной конторе города N объявилась безутешная возлюбленная
графа. Густая черная вуаль скрывала лицо женщины. Громко рыдая и заламывая руки, она выслу-
136
шала завещание Харитиниану. После его смерти она стала обладательницей виллы на берегу моря, огромного земельного участка, яхты, нескольких автомобилей и еще кое-чего по мелочи. Вуаль надежно скрыла довольный блеск прекрасных голубых глаз, после того как их обладательница услышала текст завещания. Ни законная супруга, ни дети графа Харитиниану не смогли оспорить подлинность этого документа.
Ведьма усмехнулась: ее голографический портрет в рамочке с подписью «Разыскивается особо
опасная преступница. При обнаружении близко не подходить. Сразу вызывать магический патруль» висел во всех участках в двадцати пяти мирах. За свою долгую жизнь (ведьма даже вспоминать боялась, сколько ей на самом деле лет!) она сколотила солидный капитал отнюдь не праведным трудом. Последнее время она жила в Нинске, делая вид, что работает в одной задрипанной конторе. На самом деле ведьма занималась гораздо более прибыльными делами, которые,
если бы она попалась в лапы правосудия, грозили ей солидным тюремным сроком в Сандомской
крепости. 19
Не смотря на жару, по ее спине промаршировал отряд мурашек, как только она вспомнила про
Сандомскую крепость. Был в ее жизни и такой трагический эпизод. Правда, хвала богам, закончился он очень быстро, но впечатлений хватило на всю жизнь – она бы предпочла скорее умереть,
чем вновь оказаться в крепости.
А шалость с недвижимостью Харитиниану – это так, баловство. Очень уж надоел Субарский
климат – захотелось понежиться в субтропиках, на берегу ласкового моря – не покупать же виллу,
нет ну, в самом деле!
Ведьма уселась на песке, подтянула ноги и расхохоталась своим мыслям – придет же такая глупость в голову – зачем тратить средства, если можно взять даром!
Затем она вновь посмотрела на яхту – хорошее настроение как рукой сняло. В последнее время
ее очень беспокоил нынешний любовник – этот возомнивший о себе не весть что колдунишка,
пытался выйти из-под контроля. «Нашел с кем тягаться, сопляк!», - подумала ведьма – ее мысли
не отличались изяществом слога, тем более, когда они касались молодого любовника.
Ведьма нахмурилась, вспоминая, как ей пришлось в очередной раз спасать шкуру неудачливого
подельника. После того, как драконы сожгли зараженные вирусом продукты, колдунам пришлось
несколько подкорректировать свой первоначальный план. «И как он только додумался искать
посредника в переговорах с кочевниками в Торуньге, где большинство населения орки, а каждый
шаг чужаков становится известен Хэнингу!» - в очередной раз подумала ведьма. Совершенно неудивительно, что колдун едва ноги унес от орка. Да если уж отбросить ложную скромность (она и
от настоящей особо никогда не страдала!), то если бы не ее своевременная помощь, не сидел бы
этот засранец сейчас на яхте и не попивал бы коллекционные вина, а гнил бы он в Сандомской
крепости, предварительно основательно допрошенный орком! Думаете, провал чему-нибудь
научил недотепу-колдуна? Ага! Как бы не так! Не сыскав посредников, буквально через день он
ЛИЧНО отправился на переговоры с кочевниками. «Нет, ну каков идиот! Чему его только учили –
есть масса магитческих способов общения с собеседником! Нет, этому пижону нужно было произвести неизгладимое впечатление на полуграмотных степняков своими дешевыми балаганными
трюками!» - размышляла ведьма. Как результат – теперь сын вождя, с которым шли переговоры,
знал его в лицо. Не удивительно, что колдун так запаниковал, когда узнал о поездке Хэнинга в
стан кочевников, а как следствие – приказал сыну вождя убить орка. «Недоумок!», - с досадой подумала ведьма – гибель Хэнинга никак не вписывалась в ее планы. Более того – на орка у нее были свои виды. Ей порядком наскучил не уверенный в себе, при виде малейшей трудности впадающий в истерику и постоянно влипающий в какие-то глупые истории колдун. Она бы с удовольствием сменила любовника, но пока решила оставить все как есть. В принципе, ей бы подошел
Хэнинг. Она верила, что как только обретет небывалое могущество, у нее найдутся аргументы, которые заставят орка искать ее благосклонности. Ведьма злорадно улыбнулась: «О, да! – ты еще
будешь молить меня снизойти до твоей скромной персоны», - с удовольствием подумала она.
19
Сандомская крепость – тюрьма для магов. Живыми оттуда выходят редко, в здравом рассудке – еще реже.
137
Пока ведьма нежилась на пляже, ее любовник отдыхал в шезлонге, на палубе великолепной яхты. «Неплохо я все-таки устроился!» - усмехнулся про себя молодой мужчина, неспеша потягивая
коллекционное вино из роскошного бокала тончайшей работы, - «Ловко же я охомурил эту тетку!». Она была очень красивой, ухоженной и обеспеченной, что более чем устраивало колдуна,
но значительная разница в возрасте все сильнее чувствовалась с каждым днем. Она хотела подчинить себе колдуна, сделать из него послушную машину для достижения собственных целей.
Колдун слишком поздно понял, что она ведет собственную игру, далеко не отвечающую его интересам – она была чрезвычайно умна. Тем не менее, у него оставались рычаги давления на эту
опасную стерву – она была всего лишь немолодой женщиной, которая никак не может поверить,
что однажды ее время пройдет безвозвратно и никакие элексиры, никакая магия не смогут повернуть его течение вспять. Пусть это не произойдет так быстро, как у обычных людей, но когда-то
старость постучится и к ней. Нечаянно нащупав болевую точку, он вовсю пользовался ее слабостью, транжиря деньги ведьмы и проводя недели в блаженном ничегониделаньи. Если бы не ее
паталогическая ревность, он, пожалуй, от нечего делать, завел бы себе еще одну любовницу.
Впрочем, в постели она была весьма искусна – грех жаловаться.
Колдун лениво поставил пустой бокал на поднос рядом с кристаллом. Протянув ухоженную руку
и недолго полюбовавшись свежим маникюром, он подтянул слегка мерцающий кристалл поближе, после чего внимательно всмотрелся в его недра.
По привычке понаблюдав за тем, что происходит в Субаре и за его пределами, колдун сосредоточил свое внимание на стане степняков. Слегка поддавшись вперед, он напряженно всматривался в происходящие там события. Здесь, на другом материке, было утро, стремительно приближающееся к полудню, там, в дикой степи, был поздний вечер. Десятки костров освещали место
предстоящего поединка, раздраженные кочевники с ненавистью провожали взглядами идущего
орка. Колдун усмехнулся – развязка была близко. Внезапно изображение слегка померкло, кристалл несколько раз интенсивно мигнул. Колдун зло выругался – ему очень хотелось посмотреть,
чем закончится поединок, но сейчас у него было дело, более важное, чем наблюдение за устранением Хэнинга.
После нескольких неудачных попыток похитить Эльгу, он придумал простой, и в то же время
изощренный план. Для его воплощения колдуну не хватало одной мелочи – сообщника в замке
орков. Поначалу это дело казалось безнадежным, но ведьма, сама того не ведая, натолкнула его
на решение этой проблемы. Она рассказала ему одну старинную историю, произошедшую в замке
несколько столетий назад. И тогда колдуна осенило – он нашел в замке человека, сильно обиженного орками. Ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы связаться с ним, но игра стоила
свеч – получить союзника в замке было большой удачей. Колдун перестроил кристалл на Торуньг.
Наблюдать в замке он не мог, но крепостные стены, пусть и не четко, он, все же, видел. На одной
из стен стоял его сообщник и подавал условленный сигнал. Все шло по плану – по его плану. Руки
предательски задрожали – он был очень близок к исполнению своей мечты. Капитан яхты получил
четкие указания, вернуться не ранее, чем через пару часов. За это время он успеет провести обряд
и выпить силу Источника. А потом он избавится от своей любовницы. «Как же мне надоела ревнивая бабенка!», - с досадой подумал колдун. Он определенно не собирался плясать под ее дудку.
Колдун задумчиво подбросил кристалл на ладони, а затем, поднявшись рывком из шезлонга,
быстро пошел в свою каюту.
Там он переоделся в нелепый для здешнего климата наряд: утепленные брюки, высокие кожаные ботинки, подбитые натуральным мехом, водолазку, шерстяной пуловер и теплую куртку с капюшоном. Обливаясь потом, колдун шагнул в открытый телепорт – по ту сторону вовсю бушевала
метель. Впрочем, он очутился не совсем на улице. В стареньком бревенчатом сарае было очень
холодно. Огромные щели в стенах пропускали потоки морозного воздуха, но все же худо-бедно
защищали от ветра и снега.
Выскочив из телепорта, колдун тут же бросился к изрядно потрепанному спортивному автомобилю, каких в окрестностях Торуньга были тысячи. Он потому и арендовал ее, что очень уж неприметной была машина. Легким пассом колдун распахнул ворота сарая, после чего, выехав на
огромной скорости из ветхого строения, помчался в сторону замка.
138
Солнце приближалось к зениту. Прикрыв глаза, ведьма наслаждалась теплом, тихим шумом
прибоя, освежающим бризом. Не взирая на мрачные мысли, ей было так хорошо, что не хотелось
лишний раз шевелиться.
Лениво стряхивая мелкий песок с красивых ног, покрытых бронзовым загаром, ведьма скользнула взглядом по яхте и насторожилась. Уже более получаса яхта стояла на одном месте. Женщина, слегка прищурившись, сфокусировала взгляд на белых парусах, потянулась магическим зрением к кораблю.
Метр за метром она обшаривала палубу, каюты, трюм – вся яхта была как на ладони – ведьма
видела мельчайшие предметы обстановки. Она видела всех, кто находился на корабле. Вот капитан отдает какие-то указания рулевому. Вот кок сосредоточенно что-то помешивает в небольшой
кастрюльке, успевая гневно покрикивать на нерасторопных помощников. Вот один из матросов
лениво моет палубу, очевидно, негромко напевая. Ведьма не стала перестраивать слух – она так и
не нашла, того, в поисках кого, собственно говоря, начала осматривать свою яхту. Колдуна там не
было.
Яростно взревев, ведьма вскочила. Почти одновременно с этим, она открыла телепорт на виллу. После чего, быстро прихватив теплые вещи, ведьма отправилась прямиком в логово колдуна –
в любом случае, обряд он мог провести только там. Она очень надеялась прибыть вовремя.
Глава 8. Поиски истины
После отъезда Грэгора в стан кочевников дни тянулись не просто медленно, а едва плелись
друг за другом. Если бы не моя твердая решимость во чтобы то ни стало докопаться до правды, то
от мрачных мыслей и тоски я бы, наверное, начала попросту бросаться на обитателей замка.
Мысль о том, что чаще всего обладание истиной вредно для здоровья, пришла ко мне, как и все
здравые мысли, слишком поздно. Да и что такое истина? Сильно подозреваю, что эта субстанция
весьма относительная… Впрочем, я всегда предпочитала что-то сделать и потом жалеть о совершенном, чем сидеть сложа руки и горевать об упущенных возможностях. А потому буквально на
следующее же утро я, обуреваемая нездоровым энтузиазмом, отправилась в читальный зал архива.
Огромный старинный зал встретил меня величественным молчанием. Решительно дернув массивную дверь, я малодушно застыла на пороге. Звенящая тишина давила на уши, она ощущалась
как нечто осязаемое и бесконечно неприятное. В полумраке помещения загадочно возвышался
дубовый стол, за которым мы с Грэгом провели множество часов, кропотливо выискивая сведения
о гарвах. «Да,» - грустно подумала я, - «с орком здесь было как-то получше – уютнее, что ли?».
Все-таки Грэг - очень харизматичная личность - от него идет такой позитив, что даже это мрачное
помещение не выглядело таким зловещим, как сегодня. Пожалуй, в глубине души я пожалела, что
отказалась от помощи архивариусов – с ними мне было бы не так жутко.
Безжалостно высмеяв себя за трусость, я мужественно двинулась к столу. Чтобы как-то обозначить свое присутствие, я смущенно кашлянула – слабое эхо разнеслось по залу, ударилось о высокий потолок и вернулось ко мне ехидным смешком:
- Что – неприятные ощущения? – в зале появился Хуан Карлос.
- Ты давно за мной наблюдаешь? – я даже не пыталась придать голосу обиженные нотки –
слишком рада была его появлению.
Призрак загадочно усмехнулся, но на мой вопрос не ответил. Примостившись на краешек стола,
Хуан Карлос смотрел, как я плетусь к нему.
Ни единый луч солнца не проникал в это помещение – сегодня оно освещалось при помощи
магических светильников, которые зажигались по мере моего продвижения по залу. Со стен, обшитых деревянными панелями, строго смотрели предки Грэга – им явно не нравилась моя затея.
Эх, надо было бы послушать умных орков и их мудрых жен!
- Что ты собираешься здесь искать? – напрямую спросил призрак.
Я пожала плечами:
139
- Во-первых, ты меня заинтересовал легендой о Дориане – может быть я смогу найти более точную информацию о третьем Хранителе. А во-вторых, я бы хотела найти кое-какую личную информацию – ответы на некоторые вопросы.
- В архиве орков? – удивился призрак.
- А вдруг? – ответила я.
- С чего начнешь? – спросил Хуан Карлос.
- Не знаю. Наверное, нужно просмотреть каталоги, но я в них не очень хорошо ориентируюсь, честно призналась я.
- Ну-ну! – усмехнулся призрак.
Я настроила кристалл презентованный Грэгом, бегло просмотрела каталоги и пригорюнилась –
на их изучение могла уйти вся моя жизнь – работать с таким информационно-справочным аппаратом мне не приходилось никогда. А я-то все голову ломала: чего это Грэг так легко согласился на
все мои условия! Вот хитрый орк! Ну, подожди, шарамыжный вождь – попадешься ты мне! И ведь
не подкопаешься – помощь-то своих надзирателей, тьфу ты, архивариусов, предлагал – знал ведь,
что откажусь! Вот зараза!
Очевидно, душевные метания живо отобразились на моем лице, потому что призрак предложил смягчившимся голосом:
- Давай уж, помогу.
К вечеру мы более-менее определились с выбором необходимых документов. Все явные и косвенный попытки призрака выведать, что за личную информацию я ищу, были аккуратно пресечены. Хуан Карлос слегка надулся и под благовидным предлогом куда-то слинял. Увлеченная работой, я уже не обращала внимания на давящую тишину и неуютную торжественность древнего зала.
Оформив заказ к завтрашнему дню, я энергично отправилась в столовую – очень хотелось есть,
т.к. в пылу поисков истины и в процессе освоения каталогов построенных в соответствии с логикой
орков (ох и отличалась же она от человеческой!), я совсем позабыла про обед и чуть не прозевала
ужин.
В столовой уже почти никого не было, а потому ужинала я в компании своих мрачных мыслей,
которые ко мне тут же вернулись, стоило отвлечься от работы. От Грэга не было никаких вестей и
это меня немного напрягало – он конечно большой мальчик, вождь, воин и все такое, но ведь и
поехал не в детский сад наводить порядок. Кочевники хоть и имели репутацию трусов, но делать
подлости исподтишка не боялись – мелкие и крупные пакости у них получались отменным образом. Немного посомневавшись на предмет: «А что обо мне подумают?», я решила плюнуть на все
– моей репутации уже ничего не грозило и я отправилась прямиком в грот к драконихе. Возможно, Кэти могла бы рассказать мне, что там происходит у Грэга.
Морально я была готова к тому, что увижу Кэти в подавленном состоянии, что было чревато для
окружающих большими проблемами. Дракониха всегда очень переживала за Грэга и сильно обижалась, если он не брал ее с собой на важные, а главное, опасные, мероприятия. Каково же было
мое удивление, когда я увидела дракониху, которая пребывала в блаженном состоянии духа. Она
мечтательно закатывала глаза, томно вздыхала и глупо улыбалась. Мужественно выслушав мои
рассуждения о погоде и природе, она терпеливо дождалась, пока я спрошу о Грэгоре, спокойно
ответила, что он сам на связь не выходил, а когда я, совершенно обнаглев, попросила ее связаться
с орком, дракониха безропотно согласилась. Через пару минут Кэти сообщила мне, что у Грэга
стоит ментальный блок.
- А что это может означать? – забеспокоилась я – в голову пришла страшная мысль, что с орком
что-то случилось.
- Да, не беспокойся – он просто не хочет, что бы ему мешали, - беспечно махнула лапой дракониха. – Может занят чем-то, а может с дамой. Знаешь, какой у вождя кочевников гарем? Ого-го! А
красотки там – ого-го два раза! У кочевников так принято – самому дорогому гостю предлагают
разделить кров, трапезу, женщин. Отказать – значит смертельно оскорбить хозяина.
Я не нашлась, что сказать, а дракониха по своему истолковала мое молчание:
- Не волнуйся – наш вождь за что не возьмется, все делает с блеском – не опозориться. В прошлый раз его всем гаремом провожали – такой вой стоял!
140
- Охотно верю, - буркнула я, выбираясь из логова Кэти.
Вот оно значит как – я волнуюсь, что он там себе шею свернет, а он нахоженными тропами в гарем отправился, поразвлечься! Естественно я ничего не имела против – любой из моих друзей
может проводить время так, как ему нравится, но каков негодяй – хоть бы намекнул, как «переговоры» проходить будут, чтобы не волновалась за него! «А впрочем, он и намекнул!» - вспомнила
я, - «сказал же, что не так это все опасно, как кажется».
Подгоняемая злостью, я довольно быстро добралась до своей комнаты в замке, машинально
приняла душ и отправилась спать. Как ни странно, заснула я довольно быстро, но и во сне не избавилась от мыслей о гареме вождя кочевников.
Мне снились грациозные красотки. В центре богато изукрашенной юрты восседал Грэг. В одной
руке он держал рог, наполненный терпким вином с легким привкусом степных трав, другой рукой
орк обнимал полуобнаженную наложницу, сидящую у него на коленях. А вокруг них в причудливом танце извивались танцовщицы, призывно протягивая к Грэгу руки, выделывая своим телом
что-то немыслимо манящее.
Я стояла, вжавшись в полог юрты, но меня и так никто не замечал. Наложницы двигались все
быстрее, быстрее сливаясь в нечто единое, страстное, безумное. Мелькали лица, цветастые юбки,
руки, ноги, длинные волосы. Бубны в их руках истерично гремели. Вот они повернулись к Грэгу
прекрасными почти обнаженными спинами, прикрытыми лишь роскошными длинными волосами, вожделенно выгибаясь. Одна из них резко обернулась. Я хотела броситься к Грэгу, предупредить его, закричать, но неведомая сила держала меня: я не могла двинуться с места, а мой рот не
издавал ни звука.
Вместо танцовщицы за спиной Грэга стоял кочевник с обнаженной кривой саблей. Спустя мгновение орк был окружен кочевниками – они молча смотрели, как преображенная «красотка» душит его, чем-то похожим на тонкую бечевку.
Проснулась я в холодном поту. За окном брезжил серенький рассвет. Я была уверена, что Грэгу
грозит опасность. Быстренько приведя себя в порядок, я побежала в грот к драконихе.
Заспанная Кэти безропотно попыталась связаться с орком, но снова безрезультатно. Уезжая с
посольством, Грэг дал драконихе четкие указания – остаться в замке и обеспечивать мою безопасность, но с другой стороны – похоже, у орка назревали крупные неприятности, а предупредить его не было никакой возможности.
Оставив Кэти разрываться между долгом и дружбой, я, минуя завтрак, отправилась в читальный
зал. Не смотря на ранее утро, все заказанные мною документы уже лежали на столе. Взбодренная
ночным кошмаром, я не обратила особого внимания на такие мелочи, как мрачный читальный
зал. Работалось мне хорошо: интересно, с огоньком, но безрезультатно. Ближе к обеду в читальном зале материализовался Хуан Карлос и дело пошло более плодотворно в том плане, что документы, не содержащие ничего, что привело бы меня к разгадке моих тайн, выявлялись быстрее.
Конечно, я узнала много чего интересного, но ничего нужного для продвижения в моих поисках.
После безрезультатного изучения документов в течение нескольких дней, мой энтузиазм пришел в упадок и я приуныла. Печально раскладывая архивные дела, среди стопки фолиантов я заметила невзрачный гримуар в черном, изрядно потрепанном кожаном переплете с серебряной
застежкой на боку. Честно говоря, я что-то не припоминала, чтобы заказывала его, но раз уж он
здесь оказался, было бы грешно не посмотреть, что это такое.
Аккуратно вытащив его из стопки, я бегло пролистнула страницы и буквально замерла, боясь
спугнуть удачу – похоже, я нашла то, что искала. Если здесь не будет ответов на мои вопросы, то
их вообще не существует в природе.
После тщательного изучения гримуара, я поняла, что его авторами были не орки – они всего
лишь перевели его на свой язык и переписали. Переводили так, как понимали сами, местами явно
подправляя, чтобы текст выглядел с их, древних орков, точки зрения наиболее логичным.
Но даже то, что осталось от первоисточника, поразило меня до глубины души. Это совершенно
меняло все представления о мироустройстве, это знание в корне отличалось от официальных версий всех без исключения религий, распространенных в нашем мире. Было ли это правдой? Не
знаю – я и по сей день не уверена ни в чем… Более всего этот гримуар напоминал дневник лабораторных наблюдений, с некоторыми личными пометками ученого.
141
Позже, никто из архивариусов не мог вразумительно объяснить, каким образом гримуар из
секретного спецхрана, не внесенный ни в одну опись, запросто оказался в руках человечьей девчонки. Что касается Грэга, то его изумление не имело границ: он не мог поверить, что гримуар
дался мне в руки и позволил прочитать то, что он содержал. Тем не менее, чуть ниже я привожу
некоторые отрывки из него. Исходя из контекста, можно сделать вывод, что часть текста была
утрачена либо как-то не так переведена. Кое-что я сознательно пропускаю, дабы не усложнять
мой рассказ научными терминами, но суть, думаю, будет понятна…
«28 день, после Парада планет
Сегодня было заседание <текст пропущен>. Ура! Мы получили одобрение вышестоящего руководства – с 29 дня после Парада планет наша лаборатория начинает работать над проектом всей
моей жизни <текст пропущен>.
248 день, после Парада планет
Итак, миры до 85, включительно, сотворены. Всего их планируется 104. Миры, где будут построены идеальные сообщества, миры, населенные различными расами, с уникальными флорой и
фауной, с разнообразным климатом. В этих микромоделях мы сможем создать некие идеальные
общества, которые помогут нам спрогнозировать развитие нашего мира, подтолкнуть неизбежный процесс эволюции в нужном направлении. Благодаря существованию опытных миров, мы
попытаемся восстановить популяцию исчезающих животных и растений. Какие огромные возможности открываются перед нами! С благоговением я смотрю на герметичные боксы, стоящие
на моем столе. Подумать только: здесь – 85 миров со всеми разумными и не очень обитателями и
все они созданы нами – мною и сотрудниками моей лаборатории.
<Текст пропущен> Очевидно мы где-то ошиблись в расчетах: Эридан заметил забавную особенность – в некоторых человеческих семьях рождаются девочки, со способностью аккумулировать
магическую энергию в немыслимых количествах без вреда для своего здоровья. При этом магические способности у них очень низкие. Мы назвали их орри.
<Текст пропущен>
542 день, после Парада планет
Как ни грустно это писать, но раскол назревал давно. Много дней Мрой пытался склонить Ученый совет на свою сторону. До недавних пор его усилия не приносили результатов, но эпидемия,
унесшая сотни тысяч жизней, стала для Мроя неожиданной союзницей – Ученый совет разделился
на два лагеря. Одна часть проголосовала за начало безжалостных экспериментов над мирами,
другая – против.
Мой брат считает меня ненормальным идеалистом, сумасшедшим ученым, который оторван от
реальной жизни. Он думает, что мы должны заражать население миров неизлечимыми болезнями, чтобы найти лекарства от них; что нужно провоцировать войны, создавать конфликтные ситуации и в таких условиях исследовать психологию и физиологию живых существ; что необходимо
проводить генетические эксперименты над разумными существами с целью выведения сверхрасы.
Я предложил Мрою создать свои собственные миры и ставить эксперименты на их обитателях.
Брат расхохотался мне в лицо: он прекрасно знает, что я бессилен - все результаты эксперимента –
это собственность <текст пропущен>. Я не отдам свои миры на поругание!».
Я замерла – древние руны прыгали перед моими глазами. Я не могла поверить, что весь этот
огромный мир, все что меня окружает, мои друзья, мои враги, все что я люблю и ненавижу – это
всего лишь кем-то задуманный эксперимент, что все мы уместились в некой гигантской реторте.
Если у нас бушует ураган, значит где-то всего лишь забыли закрыть форточку: легкий сквознячок
прошелся по комнате, немного коснулся стола, где среди прочих размещен наш мир. Если у нас
всемирный потоп, значит нерадивая лаборантка поливала цветы и в наш мир попала крохотная
капелька воды. Мы – всего лишь микробы, которых всевидящее око создателей рассматривает
под микроскопом.
142
А еще мне очень хотелось узнать: кто эти удивительные существа, настолько могущественные,
что создают целые Вселенные? Кто они на самом деле, те кого мы называем богами?
Читать дальше не хотелось потому, что на душе было удивительно мерзко… Ну и что мне дало
это знание? Для чего мне нужна была ЭТА истина? Ощущать себя подопытным биоматериалом –
удовольствие то еще… Но привычка идти до конца сыграла свою роль и на этот раз: я продолжила
изучение записей неизвестного ученого.
«580 день, после Парада планет
Противостояние достигло своего апогея. Сегодня дверь моей лаборатории была опечатана. В
конце-концов я сломал защиту и смог проникнуть вовнутрь. Меня охватил ужас, когда я увидел,
что натворили эти преступники. Часть миров была уничтожена: монстры, которых вывел Мрой,
планомерно захватывали их, паразитируя на местных жителях, съедая их плоть и душу. Некоторые
миры уже доживали последние столетия, убиваемые техногенными катастрофами, которые
устроили Мрой и его приспешники. Кое-где бушевали страшные эпидемии. Но предаваться отчаянию некогда – нужно спасать то, что осталось.
<Текст пропущен>.
592 день, после Парада планет
Мы делаем все возможное для спасения оставшихся миров, но к сожалению мы не всесильны.
Сегодня стало известно, что монстры Мроя (он назвал их гарвами), попытаются проникнуть в 83
мир. Я уже практически создал орков – отважных воинов и сильных магов, тех, кто смог бы противостоять гарвам, но это – опытный образец – я не вполне уверен в своем успехе. <Текст пропущен>. Нам пришлось отправиться в 83 мир. Мы пошли вдвоем – я и Нутхен. Сестра не захотела
отпускать меня одного. В состоянии тонкого эфира мы путешествовали в созданном нами мире.
Он прекрасен! Это стало дополнительным доводом, чтобы попытаться отстоять его.
600 день, после Парада планет
Сегодня я в очередной раз проник в мир, захваченный гарвами. Кажется, я знаю как остановить
их нашествие. <Текст пропущен>. Наблюдая за поединком знати, я отчетливо осознал, что ни один
орк не выстоит в битве с Повелителем. Нужно срочно создать кого-то, кто бы превосходил по своим магическим, физическим и прочим качествам Повелителя гарвов. Пожалуй, пока будет достаточно одного орка, который бы смог отвечать этим требованиям. Возможно, эти качества будут
передаваться на генетическом уровне по наследству, чтобы дать 83 миру дополнительный шанс
на выживание в будущем. <Текст пропущен>. Подумать только – у нас проходит всего лишь час, а
в созданных мною мирах – год. К сожалению, я пока так и не придумал, как замедлить ход времени у них.
603 день, после Парада планет
Я все же опередил Мроя на один шаг, наделив самого достойного орка (с моей точки зрения),
всеми необходимыми для поединка с Повелителем качествами. Его магам я дал чуть больше знания, чем колдунам остальных рас. <Текст пропущен>. Дориан Хэнинг превзошел мои ожидания:
он смог сплотить вокруг себя практически все расы, собрав огромную армию. Он сумел привести
свое войско к победе. Ура! На этот раз мы выиграли, но я слишком хорошо знаю своего брата – на
этом он не остановится. <Текст пропущен>. Мы снова пошли в 83 мир. Нас было трое: Нутхен,
Эридан и я. Нам пришлось проявить себя, приняв форму, привычную для обитателей этого мира.
Оказывается, они поклоняются нам, как высшим существам! Было очень неудобно… <Текст пропущен>. Мы решили оставить артефакт, принесший победу Дориану в 83 мире. После недолгого
спора, было решено несколько уменьшить могущество Дориана, что бы никто из его потомков не
поддался искушению покорить все расы, населяющие этот мир. Из присутствовавших на Совете
племен, Нутхен выбрала двоих: человека и эльфа. Одного обязали хранить артефакт, другого –
заклинание, активизирующее его. <Текст пропущен>. Мы оставили Дориану огромные магические
способности, но я наотрез отказался отдать оркам артефакт, от которого Дориан получал энергию
– его постоянное присутствие слишком опасно для 83 мира. Нутхен предложила использовать си-
143
лу орри. Я был против, но Эридан поддержал жену. Это горько осознавать, но мне пришлось поступиться своими принципами: я дал согласие на использование способностей орри и разрешил
вождю всех вождей творить запретную магию. Люди поклялись отдавать своих орри оркам. В обмен на это орки обязаны защищать 83 мир и все расы, населяющие его, от внешних вторжений. Со
всеми участниками Совета поработал Эридан – ни они, ни их потомки не смогут нарушить клятву.<Текст пропущен>. Третьим Хранителем стали орри – они хранят магическую силу вождя всех
вождей. Когда у Дориана родится сын, в человеческой семье родится орри. Придет время и она
отдаст сыну вождя свою силу, а вместе с ней, - увы! и жизнь.»
Читать дальше не было сил. Да и зачем? Я и так все давным-давно поняла. Из читального зала я
вышла на ватных ногах. Совершенно не помню, как добралась до своей комнаты, как вошла в нее.
В себя я пришла уже в кресле, при этом почему-то вертела в руках клочок бумаги, так знакомо
пахнущий табаком и дорогим парфюмом (очевидно, я прихватила его со столика, куда кто-то положил записку, пока я изучала документы в архиве).
Оцепенение безразличия сменилось яростной злостью, когда я прочитала текст: «Эльга! Нужно
срочно встретиться – это очень важно. Жду тебя в семь вечера, за воротами замка. В Торуньге
действует предатель, поэтому никому не говори о нашей встрече. Замок покинь тайно». Как только я ее прочла, записка вспыхнула голубоватым пламенем и бесследно растворилась – Грэг принял все меры предосторожности.
Я быстро посмотрела на часы – в моем распоряжении было десять минут. Уж не знаю, как я
умудрилась порвать заговоренную цепочку, но натягивая на себя свитер, я резко рванула ее и
амулет, который мне подарил Грэг, с легким стуком упал к моим ногам. Я слишком спешила и не
стала заморачиваться по этому поводу, ведь я шла на встречу с его создателем – что мне могло
грозить в его присутствии?
Едва зашнуровав ботинки, я помчалась по длинному гулкому коридору, на ходу натягивая куртку и заматывая вокруг шеи шелковый шарф. Единственным, кто повстречался на моем пути, был
Хуан Карлос: если бы он был из плоти и крови, я бы попросту снесла его, а так он отделался легким испугом.
- Эльга, что случилось?! – изумленно выдохнул призрак, которого я только что протаранила.
- Извини! – на ходу бросила я, - потом объясню!
Хуан Карлос осуждающе покачал головой – в его время молодые девушки не носились сломя
голову по коридорам в верхней одежде и уж точно не врезались в призраков. При виде привидения они томно закатывали глаза и красиво падали в обморок. «Куда катится этот мир!» - грустно
подумал Хуан Карлос.
Я выскочила на улицу – сегодня, сейчас, немедленно я получу ответы на свои вопросы! Я вытрясу их из этого лживого орка! Ох, как я жаждала его крови! Вихрем пронесшись мимо удивленных
стражников, я оказалась за воротами замка.
Нехорошее предчувствие быстро оформилось в твердую уверенность: в записке было что-то
неправильное. Понимание пришло одновременно с болью: орк ничего не написал о месте встречи – ему нужно было просто выманить меня из замка. А затем невыносимая боль захлестнула все
мое тело и я потеряла сознание.
Глава 9. Брачное объявление
Дирк хмуро огляделся по сторонам. «Ну и куда Карачуг меня занес?», - тоскливо подумал он. В
этой части подземелья порядок не наводили очень давно. Кучи старого хлама громоздились едва
ли не до потолка, местами создавая непреодолимые преграды для не слишком высокого и не так
чтобы очень сильного физически гнома. Вообще-то, приводить в надлежащее состояние подземные фортификации замка начали еще во времена правления отца нынешнего вождя, но подземелье было не просто большим – оно было гигантским. Желающих добровольно заточить себя под
землю, даже за весьма неплохую плату нашлось не много, а потому работы по наведению порядка в подземелье шли медленно. Гномы, правда, предлагали свои услуги, но орки побоялись пускать их в замок – очень уж нелестную репутацию имели эти пройдохи. Споткнувшись о связку по-
144
желтевших газет, гном длинно и замысловато выругался - это помещение Дирк проходил уже
восьмой раз. Он устало сел на какой-то полуразвалившийся ящик и понуро посмотрел на сигнальный маячок, который сопровождал его с того самого момента, как он спустился в подземелье.
Эти маячки были нововведением Грэга. Вызвано оно было происшествием с одним из орков,
работавшим в подземелье. Этот рабочий заблудился в подземных лабиринтах замка, долгое время блуждал там, оброс и одичал. Поскольку он жил один, родственников у него не было, а соответственно и заявить о его пропаже было некому, долгое время бедолагу никто не искал. Потомто Грэг быстро нашел потерявшегося соплеменника, да тот ни в какую не хотел возвращаться в
сообщество себе подобных. Он вполне освоился в подземелье, прекрасно себя чувствовал в одиночестве, а необходимую пищу таскал из замковой кухни, изредка выходя на поверхность. В итоге
Грэгу надоели жалобы доведенных до отчаяния поваров и он изловил дикого орка, слегка поколдовал над ним, а затем передал под опеку местной ведуньи. Она быстро вернула мужчину в адекватное состояние. Кажется, позже они поженились. Что касается Грэга, то он создал магические
маячки, которые помимо воли прикреплялись к любому, кто заходил в подземелье. В случае
надобности, маячок можно было активировать и ждать помощи из замка.
Гному очень не хотелось использовать маячок (он предвидел, что надолго станет объектом шуток: спешите видеть – гном, заблудившийся под землей!), но выбора у него не было - самостоятельно найти выход Дирк не мог. Он совсем уж собрался с духом, когда услышал сварливый голос
Хуана Карлоса:
- Ну и долго ты здесь сидеть собираешься?
Гном едва не прослезился от счастья, но вовремя взял себя в руки:
- Да вот – решил поинтересоваться, что пресса пишет, - ляпнул он.
Хуан Карлос скептически посмотрел на гнома:
- Газетам уж лет десять, наверное, - сказал призрак, - может ты их потом почитаешь – нас там
Людвиг и Антонио заждались?
- Да? Ну ладно, - разочарованно протянул Дирк, - пошли.
Призрак насмешливо приподнял бровь:
- А как же пресса?
- С собой возьму, - буркнул гном и наугад цапнул первую попавшуюся под руку газету.
Под откровенно издевательским взглядом привидения, гном не обратил особого внимания на
то обстоятельство, что в его руках оказалась только часть газетных листов. Позже, эта мелочь
обернулась против Дирка, как выразился сам гном, «полной ширнёй»…20 Но пока, бедолага даже
не предполагал, во что выльется его попытка разведать «а что там эти орки прячут?». На самом
деле ничего интересного Дирк не увидел: обычный хлам, который жильцы дома накапливают годами, с той лишь разницей, что данный дом был ну очень большого размера, жильцов в нем было
ну очень много и пользовались этим домом вот уже несколько тысячелетий. Хмуро размышляя на
тему: «За какой жмызой21 они понапихивали туда это барахло? Лучше бы чего интересного положили!», гном уныло плелся за привидением, сжимая в руках пожелтевшие и абсолютно ему не
нужные газетные листы.
Под руководством Хуана Карлоса они довольно быстро выбрались на поверхность, где их уже
поджидали Людвиг и Антонио.
- Где ты шастаешь? – набросился на товарища гоблин. – Ты что – ужинать не будешь? Мы там
такую поляну накрыли!
Дракон с немым укором смотрел на пыльного, с клоками паутины в бороде и волосах, гнома:
полтора часа назад двое домовых притащили в его пещеру все необходимое для ужина. Чарующий аромат натертого специями, нашпигованного зубчиками чеснока и целиком запеченного на
гигантском вертеле быка, различных копченостей и соленостей, а также два вида уже изрядно
подтаявших десертов для сладкоежки Дирка будоражили здоровый драконий аппетит, заставляя
желудок издавать заунывные стоны. И ведь договорились же, что он быстренько сбегает в винный
20
Ругательство настолько неприличное, что даже орки стесняются его произносить.
В принципе, орки это слово причисляют к нормативной лексике, но другие расы считают его ругательством.
21
145
погреб – одна нога здесь, другая – там! Так нет, все как всегда: понесла нелегкая любопытного
гнома посмотреть что ж там в дальних подземельях находится. И ведь наверняка все происходило
по сценарию: «А что там за поворотом? А вот за тем? А там что? А это что такое? Ой, кажется, я не
знаю где выход! Ну, точно – влип…» Хорошо Хуан Карлос вызвался пойти поискать пропавшего с
выпивкой гнома – иначе ужинали бы они сегодня без аперитива. Ехидный домовой – язвенник,
трезвенник, закодированный алкоголик – который вот уже полторы тысячи лет заведовал погребком хорошо помнил, чем заканчиваются грандиозные пирушки с участием гнома и гоблина, а потому ни почем бы не разрешил взять еще одну бутыль ядреного гномьего самогона. И доводы, что
Дирк так и не дошел до друзей и свою ношу не донес, никак на него не подействовали бы… Да и
сказать честно – они хотели выпить чисто символически – по чуть-чуть, так сказать за хозяина замка, пусть весь субарский пантеон будет у него в помощниках!
- Принес? – спросил Людвиг.
Дирк молча водрузил на середину подиума, заменяющего в пещере дракона стол, пузатую
темно-зеленую бутыль. Гоблин с ловкостью профессионала выбил пробку и благоговейно принюхался.
- Ух, ядреный! На мухоморчиках! – довольно зажмурившись, пробормотал он.
Друзья быстро заняли места вокруг «поляны» и начали трапезу. Поначалу в пещере царила тишина, прерываемая чавканьем, клацаньем зубов и позвякиваньем столовых приборов. Приблизительно после третьего: «Будем!», завязалась легкая светская беседа. Призрак, маявшийся от скуки
все время пока его товарищи утоляли поистине зверский голод, решил, что пора бы и поразвлечься:
- Дирк, что новенького в газетах пишут? – ехидно оскалбился он.
- Дать почитать? – парировал гном.
- Да нет уж – ты лучше на словах расскажи, - расхохотался Хуан Карлос.
- Что это у тебя? – спросил дракон, выхватывая торчащий из кармана гнома газетный лист. – О!
«Вестник Эридана22. Брачные объявления», - громко прочел дракон и недоуменно посмотрел на
гнома.
Гном густо покраснел: «За каким Карачугом я полез в этот шарамыжный подвал!», - мысленно
простонал он, а вслух произнес голосом, полным достоинства:
- Да, я решил найти достойную спутницу жизни. А что вы на меня так смотрите? – с вызовом
спросил Дирк у Людвига и Антонио.
- Неожиданно как-то, - смущенно ответил гоблин. Дракон энергично закивал головой в знак согласия.
- А сколько можно жить бобылем? – подпустив в голос побольше трагических ноток, произнес
Дирк. – Никто тебя с работы не ждет, никто не приготовит ужин, не поинтересуется делами. Вот
так придешь, батона с кефиром перехватишь – вот, вроде и поужинал. Телевизор от тоски включишь, по программам пощелкаешь – везде одно и то же – смотреть нечего. Что делать? Идешь
спать. А в холодной пустой постели – тоже никого, - Дирк пустил пьяную слезу. – Всем нужен молодой, красивый, богатый орк, а кому нужен бедный, некрасивый гном? Засыпаешь с такими
мыслями, а поутру все повторяется: встаешь ни свет, ни заря, чтобы на работу не опоздать и никто
тебя ни приголубит, завтрак ни приготовит. А все потому, что нет у меня жены.
- Жены, знаешь ли, разные бывают, - прокомментировал спич гнома призрак, - иной раз такая
стерва попадется – не приведи боги! Сто раз пожалеешь, что женился.
Но призрака уже никто не слушал. Гном, разжалобивший себя своей же страстной речью, рыдал
на широком плече гоблина. Приняв из лап дракона пятьдесят лечебных капель, Дирк успокоился и
преисполнился решимости, во чтобы-то ни стало устроить свою судьбу. «Чем Шарамыг ни шутит –
может и вправду встретится на моем пути приличная гномка? А вдруг – это судьба?», - подумал
Дирк, закусывая стопочку самогона маринованным грибочком, вкусно, кстати, маринованным.
Удобно развалившись вокруг стола, друзья начали выбирать Дирку невесту. Никто как-то не подумал, что в подобных изданиях объявления дают по разделам: сведения о представителях разных
рас никогда не смешивались. Скажем, если вам нравятся эльфийки, вы просто выбираете раздел:
22
Эридан – бог любви в Субарском пантеоне богов
146
«Эльфы», после чего знакомились с брачными объявлениями. Друзья настолько увлеклись, что не
обратили внимания на отсутствие каких бы то ни было указаний на расу подателей объявлений.
Призрак ехидно молчал.
- О! Дирк, смотри! – радостно воскликнул Антонио, нависая над гномом и заглядывая в газетный лист через плечо Дирка. – «Молодая красивая девушка познакомится с состоятельным мужчиной для необременительных отношений и приятного проведения досуга», - прочитал он.
- Тони, ты чего – последние мозги отморозил? – поморщился Дирк. – Говорил же тебе: «Носи
шапку!», а ты: «Уши натирает! Уши натирает!». Я же себе жену ищу, а не девицу легкого поведения на ночь!
- «Девушка познакомится с мужчиной для серьезных отношений. О себе: 650 лет… - дочитать
дракон не успел.
- Людвиг! Да ты представляешь эту девушку?! У меня прабабушка моложе!
- Во – твой вариант: 120.
- Что – 120? – недоуменно спросил гном.
- Все – 120. Грудь, талия, бедра, рост, вес.
- Ага – и лет тоже 120, - саркастически произнес гном.
- А вот как тебе это объявление: «Самостоятельная обеспеченная дама познакомится с мужчиной для создания семьи. О себе: пентхауз в Нинске, вилла в Акостане, небольшой охотничий домик в Рудных горах, личный заповедник и две маленьких алмазных шахты».
- Вот это – ближе к моему идеалу женщины! – воскликнул гном.
- Дирк, - подал голос призрак, - я тебе удивляюсь: ты себе жену выбираешь или ищешь средства
к существованию? Нельзя же быть таким корыстным!
- Тебе хорошо – ты бесплотен, а мне, между прочим, кушать хочется, - огрызнулся прагматичный гном, но все же продолжил читать объявления дальше.
- «Девушка из приличной семьи познакомится с мужчиной для серьезных отношений и последующего вступления в брак. О себе: высокая стройная блондинка с хорошим чувством юмора, отменным воспитанием и отсутствием вредных привычек. Подробности – при встрече», - прочитал
Людвиг и вопросительно посмотрел на гнома.
- Пожалуй, ничего, - проворчал гном, - мне нравится.
После того, как друзья выпили за неизвестную девушку и ее объявление, гном начал сочинять
письмо. Шедевр эпистолярного жанра гласил (стиль и орфография авторов сохранены): «Здраствуй прекрастная незнокомка!!! Мне очинь понравилась твое письмо. Ты – просто воплощение
майе мичты! Смею ли я, молодой, симпотичный в будущем весьма и весьма обеспеченный красавец, надеятся на внимание такой утонченной, обваражительной, во всех смыслах достойнай
дамы? Очень, очень надеюсь на полажительный ответ. С уважением, твой поклонник.» В самом конце письма рукой Хуана Карлоса было дописано: « P.S. Все подробности о себе при личной
встрече». Скептически пробежав глазами текст письма, призрак горестно вздохнул.
- Ты бы хоть грамматические ошибки исправил, что ли, - посоветовал он гному.
- А зачем? – захлопал глазами Дирк. – Как умею, так и пишу – зато от души.
Аккуратно (насколько такое понятие было применимо к неряшливому гному) запечатав письмо,
Дирк отправил его адресату магической почтой, а сам с блаженным видом начал мечтать, представляя себя в смокинге, а рядом высокую длинноногую блондинку с великолепной фигурой. Друзья беззлобно посмеивались над разомлевшим гномом, а он лишь досадливо морщился: «Ишь,
насмешнички выискались,» - думал гном, - «подождите, вы мне еще так позавидуете, что даже
сами не представляете как!».
За разговорами, шутками и мечтами незаметно перевалило далеко за полночь. Разумеется, сидели не просто так – пришлось еще пару раз сбегать в винный погребок и, как не странно, домовой безропотно пожертвовал дополнительную пару бутылей самогона.
Первым уснул Людвиг, затем начал душераздирающе зевать Дирк, последним сдался Антонио.
Хуану Карлосу ничего не оставалось, как пробурчать презрительно:
- Слабаки! – после чего он тихо растворился в воздухе.
Утро к неразлучным друзьям пришло в компании с жестоким похмельем, головной болью и
общим отвратительным самочувствием. О письме к «прекрастной незнокомке» относительно
147
протрезвевший гном вспомнил с некоторой опаской – идея начать переписку с некой дамой на
предмет создания семьи на мучавшуюся от похмелья голову не казалось такой уж замечательной…
- Ничего, - утешил его Людвиг, с усилием отрываясь от бочки, из которой он только что хлестал
воду, пытаясь утолить жесточайшую жажду, - познакомишься, пообщаешься – тебя ж никто сразу
не заставляет жениться.
- И то правда, - пробормотал повеселевший гном.
В стенку пещеры кокетливо постучали увесистым кулаком и не, дожидаясь ответа, в пещеру
изящно протиснулась Кэти. Собутыльники с ужасом замерли. Рассеянно оглядевшись посторонам, дракониха глупо хихикнула:
- Привет, мальчики!
- А.. О… У… - раздалось растерянное мычание с трех сторон.
Это было невероятно, но Кэти не заметила замешательства друзей и не воспользовалась моментом, чтобы вдоволь постебаться над ними – для драконихи это было совершенно не характерно.
- Ой, Людвиг, бедненький! Что это с тобой? Ты плохо себя чувствуешь? – нежно проворковала
Кэти.
Антонио шумно плюхнулся на увесистый зад, у Дирка со стуком отвалилась челюсть, а Людвиг
настороженно замер:
- Ну, есть чуток – голова побаливает и вообще… - осторожно проговорил он, а потом, спохватившись, добавил – но ты не волнуйся – все уже почти прошло.
Хотя какое там прошло – голова у дракона буквально раскалывалась на сотни мельчайших
осколков, в глазах все мутилось.
- Ах, ты мой хороший! Сейчас я тебя полечу! – заквохтала Кэти.
Она положила разлапистую пятерню на лоб дракону и легонько дунула. От страха Людвиг зажмурился. Мысленно он проклинал тот день и час когда родился на свет – сейчас должно было
произойти что-то ужасное.
- Нет!!! – вопль двух глоток слился в единый стон боли – гоблин и гном со всей прыти ринулись
к драконихе, чтобы спасти несчастного Людвига от страшной экзекуции, но было уже поздно.
Людвиг пребывал в нирване: боль отпустила, мир наполнился множеством красок и запахов –
жизнь была прекрасна, а дракон осознал, что он очень голоден. Первое, что он увидел, когда
осмелился посмотреть вокруг, был встревоженный и донельзя участливый взгляд прекрасных
темно-гранатовых глаз. Затем он услышал вопль и удивленно воззрился на своих друзей. Кэти была озадачена не меньше Людвига.
- А! Вы тоже хотите, чтобы я вас полечила! – догадалась она.
Сграбастав в охапку обалдевших друзей, она легонько подула на них, а, затем, не удержившись,
чмокнула каждого в щечку (вернее будет сказать, лизнула). Их изумление превысило все допустимые пределы. Кэти кокетливо стрельнула глазками в сторону Дирка и томно произнесла:
- Ну, ладно, вы тут отдыхайте, а я, пожалуй, пойду!
Напевая, Кэти направилась к выходу, уже у самого проема она обернулась:
- Тони! Какой же ты сегодня красавчик!
Это было последней каплей – все трое со стоном повалились на ложе дракона.
- Ребята, мне показалось или это была Кэти? – спросил Дирк.
- Определенно это была она, - ответил Людвиг.
- Но какая-то странная, - добавил Антонио.
Тут Дирк спохватился:
- Людвиг, а ты тоже умеешь так лечить? – подозрительно спросил он у внезапно загрустившего
дракона.
- Я – нет, - коротко ответил Людвиг и отвернулся – он не собирался объяснять всем подряд, что
это подвластно только истинным драконам…
А с Кэти явно происходило что-то странное. Всю неделю она вела себя необычно: ласково улыбалась, незлобно шутила, ничего не замечала вокруг и витала в облаках. Дракониха как-то разом
148
поглупела, похорошела, а окружающие вдруг рассмотрели в ней очень интересную особу женского пола приятной наружности.
С Людвигом же происходило что-то димметрально противоположное: он был необычайно мрачен, не разговорчив, обижался по незначительным поводам, вечерами лежал в пещере и грустил.
Дракону не помогало ничего ни небольшие застолья, которые гном и гоблин организовывали специально для него (они даже пригласили двух почтовых драконих из местных, но Людвиг едва
взглянул на них), ни разговоры по-душам (дракон отмалчивался), ни пламенные речи призрака,
который призывал дракона послать все к Шарамыгу и начать радоваться жизни. Все, чего от него
добились друзья, была загадочная фраза, которую истолковать никто так и не смог:
- Раньше она была лучше.
Между тем, Дирку пришло ответное письмо. Девушка оказалась с оригинальными взглядами
на жизнь, потрясающим чувством юмора и намеком на присутствие такта. Вобщем, гному ее
письмо понравилось, а потому он тут же попросил Людвига, как самого грамотного, написать ей
ответ. Завязалась бурная переписка. Постепенно дракон так увлекся, что совсем забыл о своей
меланхолии. Он писал девушке Дирка по два-три письма в день и примерно столько же Дирк получал ответных писем. Сначала дракон не очень-то понимал, о чем следует рассказывать даме в
письмах, но постепенно Людвиг освоился и они уже обсуждали все подряд. Дошло до того, что в
одном из писем, дракон, с присущим ему своеобразным чувством юмора, описал Кэти, ее выходки и т.д. Девушку это письмо очень развеселило и она предложила парочку радикальных методов
борьбы с драконихой. На каком-то этапе Дирк понял, что уже не совсем понимает, о чем это в ответных письмах идет речь. Гном не стал напрягаться по этому поводу:
- Перед свиданием кратко перескажешь мне суть переписки, - попросил он дракона.
Через несколько дней дракон полностью излечился от своей депрессии. Но к ужасу друзей
Людвиг впал в другую крайность: он начал вести себя как Кэти. Дракон слонялся по двору замка с
глупой блаженной улыбкой, иногда он весь прямо таки светился от счастья, иногда на него нападала недолгая грусть, а когда он сталкивался с Кэти, они так любезно раскланивались и расшаркивались, что друзьям становилось тошно от этой приторности. В итоге в замке решили, что на драконов напал какой-то особый вирус, который действует только на особо крупных ящеров и выражается во временном помешательстве. Нужно было дождаться Грэга, чтобы он осмотрел драконов и попытался им помочь посредством магии.
А еще через день столь увлекательной переписки к Дирку пришел тот самый «полный ширнец».
Он явился в виде очередного письма, к которому был приложен кристалл. Оказалось, что Людвиг,
как самец вполне себе даже решительный, отважился перейти к боевым действиям. Он признался, что в настоящий момент он, собственной персоной, его друг и еще «один очень умный, интеллигентный, воспитанный, безумно красивый дракон», находятся в Торуньге, по особо секретному
и очень важному делу. Но как только они вернуться в Нинск (если вернуться, потому, что дело не
только важное, но и опасное), они могли бы сразу же встретиться, если, конечно, девушка не против.
Девушка была очень даже не против. Более того, оказалось, что в данный момент она так же
находится в Торуньге (кто бы мог подумать, как все удачно складывается – это точно Судьба!). Но
добило гнома даже не это. Когда он взял в широкую смуглую ладошку кристалл, то был потрясен
до глубины души увиденным. Его избранница была просто прекрасна: на него горделиво взирала
статная красавица, с которой не постыдился бы пройтись и сам король – белоснежная шкура, серебристый рисунок чешуи, темно-гарантовые глаза в обрамлении длинных ресниц. Но самое потрясающее было то, что все присутствовавшие в гроте Людвига отлично ее знали:
- Привет! – кокетливо махало лапой изображение Кэти, которое проецировал кристалл, присланный в письме.
- О, нет! – простонал Дирк.
Несколько лет назад Кэти, отчаявшись встретить дракона своей мечты, подала объявление в газету. Ответных писем было много, но ни одно не зацепило, не заставило сердце биться чаще. А тут
вдруг, через такое количество времени, приходит совершенно идиотское письмо, которое развеселило Кэти до глубины души. Она никогда не встречала столь безграмотного дракона, а потому
решила, что это такая «фенька», призванная «зацепить» девушку. Решающую роль сыграли ком-
149
плименты в ее адрес: дракониха всегда знала, что она самая красивая, самая умная, самая благородная, но слова, написанные драконом, который искал ее благосклонности, пролились живительным бальзамом на ее отчаявшееся сердце. С радостью Кэти узнала, что ее новый друг находиться в Торуньге и приглашает ее на свидание. Счастливая дракониха возлежала в купальне, пытаясь представить, как выглядит ее поклонник – она как раз накануне выслала ему свое изображение.
Хуан Карлос зашелся от приступа гомерического хохота – славная получилась шутка!
- Что ж ты дружок на раздел не посмотрел? Внимательнее быть надо, а то вот так женишься, а
наутро окажется, что твоя жена василиск-перевертыш! – весело проговорил он.
- Да изыди ты! – швырнулся в него Дирк подушкой. – Лучше василиск, чем эта!
- Да не такая уж она и плохая – просто своеобразная, - вступился за дракониху Людвиг, мучительно вспоминая, не наболтал ли он Кэти лишнего. По всему выходило – наболтал.
- Раз уж ты такой умный, то на свидание к ней и пойдешь! – обозлился гном.
- Я?! С какой это стати?! – завопил дракон. – Она же меня съест!
- А может просто прервать переписку, не ходить на свидание и сделать вид, что кавалер передумал? – спросил Антонио.
- Ага, после того, как этот придурок, - гном кивнул на дракона, - ей все рассказал – только что
имена, пароли, явки не выдал.
- А что есть? – удивился Людвиг.
Дирк тяжело вздохнул:
- Потому и не выдал, что нет.
Дракон понуро повесил голову. Как не крути, получалось, что идти на свидание предстоит ему:
во-первых, он выбрал это объявление; во-вторых, он вел переписку, в которой подробностей был
чуть больше, чем нужно; в-третьих, он единственный из всей компании принадлежал к той же расе, что и девушка…
На свидание горемыку собирали всем миром: Дирк надрал в оранжерее экзотических цветов
(по этому поводу он имел очень неприятный разговор с садовником), Хуан Карлос пытался вбить в
непутевую голову основы этикета, гоблин просто участливо вздыхал и шумно выражал сочувствие
круто приперченными словцами. Однако у всех было предчувствие, что дракону уже ничего не
поможет.
За полчаса до встречи друзья вышли из пещеры, чтобы проводить Людвига в последний путь.
Он упирался, тоскливо оглядывался назад, с надеждой поглядывал по-сторонам, словно надеялся
избежать печальной участи. Но чуда не случилось: никто не пришел ему на помощь, никто не вызвался заменить его. Снегопад прекратился, стояла ясная зимняя ночь. В замке уютно светились
окна – не смотря на военное положение, жизнь шла своим чередом. Дракон вздохнул и, до хруста
стиснув зубы, направился к месту свидания.
Еще издали он заметил Кэти. Глубоко увязая в снегу, она планомерно утаптывала снег под
огромными кедрами, нервно меряя тяжелыми шагами небольшой пятачок между деревьями.
Людвиг запаниковал, но отступать было поздно - он решительно двинулся к даме гномьего сердца, держа изрядно подмороженный букет наперевес.
Казалось, Кэти, увлеченная челночным бегом, не замечает ничего вокруг себя. Но, когда дракон
подошел достаточно близко, она остановилась и недовольно посмотрела на него:
- Тебе чего? – недобро пробурчала она.
- Я… Это…, - пробормотал дракон – все заготовленные слова разом вылетели из головы.
- Ну? – насупилась Кэти.
- Так это… - Людвиг зачарованно смотрел на дракониху и не мог связать двух слов.
Кэти рассердилась – не хватало еще, чтобы этот придурок испортил ей романтический вечер!
- Убирайся отсюда к шарамыжьей матери, недотепа жмызный! – проревела дракониха тихим
шепотом, который был услышан даже стражниками на воротах.
- Ой, можно, да? – обрадовался дракон и поспешил ретироваться, пока Кэти не передумала.
Дракониха изумленно посмотрела на Людвига, покрутила когтистым пальцем у виска, после чего продолжила нервно топать туда-обратно – кавалер явно запаздывал.
150
Людвиг сделал два шага и остановился. Сбежать со свидания – это было не прилично, а он считал себя приличным драконом (правда, с дурными привычками). Людвиг мужественно повернул
назад.
Когда Кэти обернулась, она буквально остобенела: этот идиот не думал уходить!
- Опять ты?! – выдохнула она.
- Кэттти, - заикаясь начал Людвиг, - Дирк хотел… А я написал… А ты.. А потом… Вот, - сумбурно
пробормотал дракон, облегченно протянул букет и старательно вытаращился на Кэти, борясь с
желанием зажмуриться, заскулить и спрятаться за кедр.
В этот момент до Кэти начало доходить, с кем она переписывалась:
- Это был ты?! – простонала она, хватаясь за голову обеими лапами.
Людвиг нервно затрясся.
- Да как ты посмел! Я зажарю тебя целиком! Я… - Кэти задохнулась от негодования.
Неожиданно для себя Людвиг нежно потерся изумрудной мордой о белоснежную чешуйчатую
шкуру и пробормотал:
- А почему нет? Ты – самая лучшая дракониха в мире! Ты такая темпераментная!
Кэти обалдела – она молча открывала и закрывала пасть, пытаясь совладать со своими чувствами. Дракон же, не теряя времени поспешил закрепить успех, ласково обвивая изящную шею драконихи.
Идиллию нарушил запыхавшийся стражник.
- Кэти! – выпалил он, - Эльга только что вышла за пределы замка. Поскольку никаких указаний
не выпускать ее мы не получали, то не стали задерживать гостью Грэга, но начальник караула решил поставить тебя в известность, - окинув взглядом смущенного Людвига, стражник добавил, извини, я, наверное, не вов