close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Россия... Быть или не быть? Исчезнет ли она, как Атлантида, или восторжествует
как РУС - Разумно Управляемая Страна? В книге рассмотрены ключевые моменты,
необходимые для движения Российской созидательной цивилизации к РУС, в
первую очередь, достижения согласия на основе единой системы понятий. Затронуты
вопросы, как стать хозяином своего разума, своей жизни, своей страны, как осознать
себя Искрой Божьей, как учиться науке побеждать.
Главная мысль книги: страна - живая система, ее управление должно строится по
законам живого. И, как сказал Гагарин, человек может быть счастлив только со
своей страной. А счастливая страна - Разумно Управляемая Страна. Никто нам ее
не подарит, да и сама она не возникнет. Её должны создавать МЫ. Кто это понял,
приглашаю на созидательный труд в РУС.
М.К. БЕРЕСТЕНКО
ОТВЯЖИСЬ ПЛОХАЯ ЖИЗНЬ,
ПРИВЯЖИСЬ ХОРОШАЯ!
Москва
2006
СОДЕРЖАНИЕ
Часть 1. РУС - ШТРИХИ
Зачем?
Раздел 1. ПОНЯТИЕ О РАЗУМНОМ
Согласимся на согласие?
Иметь понятие не вредно
Критерий разумности
Наука и вера
Надежность знания
Раздел 2. СТРАНА И ЖИЗНЬ
За страну - обидно
Жизнь - а это что еще такое?
Живая система
Решение «национального вопроса»
Увидеть чудо - уже чудо
Поговорим о своей жизни
Поговорим по душам
Народ-хозяин
Грешное с праведным не путать!
Раздел 3. «РУССКАЯ ИДЕЯ»
Раздел 4. УПРАВЛЕНИЕ
Кибернетика или никология?
Внутреннее и внешнее
Дело бизнесмена
Интеллигентный вопрос
Самоуправление
Информационные связи
О природе скуки
Раздел 5. ХОЗЯЙСТВОВАНИЕ И ВРЕМЯ
Основной закон хозяйства
Люди гибнут за бумагу
Рычаги для хозяйства
Ростки
Хозяйственные проекты
Часть 2. РУС - КОНТРАТАКА
Знаете ли вы демократию
Информпатология
Конкуренция - аргументы и факты
Коммерческая тайна антитовара
Чудо цивилизованного рынка
Марксизм вкусный и невкусный
Осторожно: мегатонный фугас
«Держи фашиста!». А кто кричит
Иерихонская труба
Атипичная эпидемия
Все ли дома в «Русском доме
Емеля мелет
Это странное слово «свобода
Особенности демократической рыбалки
Оскотинимся
Три дороги
Часть 3. РУС - ШАГИ
Власть не дают. Власть создают
Партия или артель?
Обращение Советского Землячества
Народный контроль
Выдернуть кляп
Взять быка за рога
Созидание соборной личности
Детям - право голоса
Перспективная языковая политика
Образ крокодила
Очищение от скверны
Об их конституции и нужном проекте
О правде и о предательстве
Щит и меч
О даре ясновидения
Лиха беда - начало
ПРИЛОЖЕНИЕ
Определения некорых понятий по РУС
Аксиомы по РУС
Часть 1.
РУС-ШТРИХИ
Сотри случайные черты И ты увидишь - жизнь прекрасна!
ЗАЧЕМ?
Не то беда что во двор вошла,
а то беда, что со двора не идет
Что-то больно много развелось желающих быть поводырями России. На все вопросы
они-то знают ответы: и «кто виноват?», и «что делать?». А самые наглые под нежным
руководством Запада учат нас, «как обустроить Россию».
Облепила эта мошкара все лицо России, что и не узнать. Ни вдохнуть, ни глаза
открыть. Жужжит мошкара: «Ты, Россия, слепая. Это тебе кажется, что видишь свой путь,
а на самом деле все это сказки, сны, привидения. Иди у нас на поводу, и мы приведем тебя
в цивилизацию!». А зачем нам поводыри? Ведь у большинства россиян есть собственные
глаза, да и у всей России превосходное соборное зрение. Только свежим ветерком надо
подуть так, чтобы мошкара - прочь! И тогда возникнет первый вопрос:
Зачем нам глаза - для внешности, для того, чтобы смотреть или для того, чтобы
видеть?
Итак, у кого глаза для того, чтобы видеть, идемте дальше вместе! Навстречу свежему
ветру!
Россияне сами знают, что жизнь - в полоску. И не надо нам указывать на время
разбрасывать зерна и время собирать. Сама природа нас приучила, что есть жаркое время,
когда надо вкалывать, и есть время, которое надо перезимовать. Сама история нам
втемяшила, что за временем бед следует время побед. Семь падений - восемь вставаний.
Так было в России всегда, но будет ли всегда - вот в чем вопрос. Ведь многие из
поводырей уже считают, что на этот раз они довели Россию до конца и от нее, как от
Атлантиды, останутся одни мифы. Но на то они и поводыри. А мы - часть России, пока
еще живой России! И, чтобы очередной раз встать с колен, России надо научиться
понимать - себя, своих друзей и врагов, свое место в мире. Этому пониманию должна
научиться существенная часть народа - только тогда оно сможет превратиться в силу,
способную поднять страну.
Сегодняшняя же ключевая проблема России - почти полное отсутствие
взаимопонимания между нашими соотечественниками.
Откуда же взялась такая напасть, что в России нет согласия? С этого жизненно
наиболее важного вопроса начнем наш поиск пути к Разумно Управляемой Стране. Для
начала обратимся ко всем соотечественникам с вопросом: вы - за Разумное Управление
Страной или против? Кто «за» - с тем нам по пути. Надеюсь, что таких будет
подавляющее большинство. Надеюсь, что среди этого большинства будешь и ты,
уважаемый собеседник, раз ты взял в руки эту книгу. Но это будет призрачное
большинство, согласие на словах. А копни поглубже - и окажется, что каждый
«согласившийся» вложил в слова «разумное», «управление» и даже «страна» разный
смысл. Как говорится, приехали... к тому, с чего начали. Как же разорвать заколдованный
круг?
Бывали беды похуже, бывали вроде бы и пострашней сегодняшней, но не было подлей.
Сошедшие в историю напасти хотя и разделяли народ по каким-то признакам, но
одновременно и объединяли по другим. А нынешняя беда только разъединяет,
разъединяет до самого последнего «я». Посмотреть бегло - так вокруг одни единства,
единения, объединения ... на словах, а на деле - просто сваленные в кучу «я».
И никакая демократическая мишура, никакие демократические выборы, будь они даже
таковыми по сути, а не только по названию, не превратят кучу «я» в единое «МЫ».
Избиратели своим голосованием на выборах честно говорят, что не знают, как разобраться
в демократическом словоблудии политиков и партий.
Естественно, что когда люди говорят на разных языках, они не понимают друг друга.
Скажем, русский крикнет японцу «яма», а тот поднимет глаза вверх... и падает в яму. Ведь
по-японски «яма» значит «гора». Но мы-то все говорим русским языком! Так в чем же
дело? Суть в том, что нет у нас общего языка понятий, чтобы мы могли правильно
понимать других и отличать в их словах и делах сущее от выдумки. А необеспеченные
более-менее однозначными понятиями слова в лучшем случае - пустые звуки, в худшем смертельный мираж.1)
1. Более того, в общественных науках у нас практически нет русских понятий.
Откройте работу любого философа или политика - и с первых же шагов вы начнете
спотыкаться о всякие там формации, социабельности, либеральности, ментальности,
казуальности, экзистенциальности, «манифестации индивидуальной интенции»,
«фрустрационные толерантности, помноженные на конгруэнтность» и т.д.
Получается, что в древней латыни были все необходимые понятия для современной
российской жизни, а вот в сегодняшнем русском языке их нет. Все эти философы и
политики напоминают придворных Андерсоновского голого короля. Страх божий
как не хочется им быть уличенными в глупости, вот и дурачат народ латинской
одеждой своих «наук». А народ, чувствуя на ушах непонятную ему латинскую
лапшу, восхищается: «До чего же умные - какие слова знают!». И мало кому
приходит в голову трезвый вопрос: «А может они просто не знают ни русского
языка, ни того, о чем говорят?».
Такое состояние дел, конечно, на руку всем этим грефам, кириенкам, жириновским и
т.п., стоящим у руля страны или рвущимся порулить. Им выгодно и необходимо скрывать
свои истинные цели и намерения от народа, толковать результаты своих «реформ»
шиворот навыворот. Такие пустомели прекрасно умеют гонять ветер языком и строить
умные рожи. А на поверку оказывается, что это люди без понятия. Они не только не
имеют таких понятий как «страна» или «управление», но даже не имеют понятия о
необходимости указанных понятий. Конечно, они иногда пользуются этими словами. Но
слово - только знак понятия, а не оно само. На Востоке это уже давно поняли: сколько не
кричи: «халва, халва!», во рту слаще не станет. У наших народов нет иного выхода, как
стать умнее таких политиков. И, разобравшись, гнать их поганой метлой от дела, о
котором они понятия не имеют. Поэтому в настоящей работе столь много внимания
уделено доказательствам жизненной важности понятий и необходимости самого
серьезного, самого осмотрительного подхода при пользовании ими.
Безусловно, рассудительных людей почти наверняка смутит цель этой книги рассмотреть ключевые вопросы РУС (Разумно Управляемой Страны). Ведь дело
выглядит так, как будто автор хочет решить все проблемы сразу. Сами знаете, какие
эпитеты подходят к такому автору. Но дело не в авторе, дело в предмете исследования.
Суть в том, что страна - это система, к тому же живая система. А сколько ни изучай части
системы, пока не окинешь взглядом ее всю в единстве - представления о системе не
получишь. Изучая правый мизинец или левую пятку действительно многое можно узнать
о человеке, но что это за человек в целом - не узнаешь. Более того, поскольку человек живая система, то изучение застывшего человека мало что даст - его надо охватить в
действии. Только тогда мы получим и некоторое представление о человеке, и сможем коекак предсказывать его поведение.
Поэтому в фундамент настоящей работы положена мысль, что страна - живая система.
Еще В.И. Вернадский сто с лишним лет назад писал: «Масса народная обладает известной
возможностью вырабатывать известные знания, понимать явления - она, как целое и
живое, обладает своей сильной и чудной поэзией, своими законами, обычаями и своими
знаниями...» (Из письма к В.В. Водовозову, 1888 г.). Писали и пишут об этом, хоть и в
несколько разных словах, многие думающие люди - от Огюста Конта до С.Г. Кара-Мурзы.
Но эта мысль еще не достигла порога слышимости для наших тугоухих современников.
Присоединяя же к ней свой голос, надеюсь хоть чуть-чуть усилить ее звучание и тем
самим приблизить момент, когда наши соотечественники разуют свои глаза. Тогда они,
рассматривая страну как живую систему, смогут понять, что она собой представляет и
каково ее предназначение.
Да, в нашей стране сейчас очень много дыр, нуждающихся в неотложной штопке. Мы
должны с уважением относится к тем, кто занят практическими делами по их устранению.
Но не забывать, что латание дыр не спасет Тришкин кафтан. Теория, нацеленная на
латание дыр и не рассматривающая страну как систему, не только бесполезна - она
смертельно вредна. Страна как система должна быть восстановлена так, чтобы концы
сходились с концами. Только тогда от нас отвяжется плохая жизнь и привяжется хорошая.
Понять друг друга, согласовать свои действия и разумно сделать общее дело могут
только люди, владеющие единой системой понятий. Но в общественных науках и
общественных делах до сих пор нет хоть какой-нибудь общепринятой системы понятий и
системы аксиом (в отличие от естественных и технических наук, которые давно поняли,
что без общепринятой системы единиц и аксиом можно только толочь воду в ступе).
И если мы с тобой, уважаемый собеседник, хотим иметь не бесконечный спор, а
законченное дело, то прежде всего должны принять общую для нас систему понятий.
Назовем ее системой РУС (система понятий Разумно Управляемой Страны).
Предложенные определения некоторых первоочередных понятий и главных аксиом для
системы РУС даны в конце книги. Обоснование их выбора постепенно развертывается в
тексте. Давая свои суждения, надеюсь на взаимность - что будет и критика
(совершенствующая!), и новые предложения собеседников.
Ваши предложения высылайте на сайт www R-U-Strana.ru
Раздел 1. ПОНЯТИЕ О РАЗУМНОМ
СОГЛАСИМСЯ НА СОГЛАСИЕ ?
Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет...
И.А. Крылов
Конечно, история не знает такого чуда как полное единение всех и вся. Но всегда
находилась та соборная лошадь, которая вытаскивала Россию из непролазной беды и
тащила ее по дороге от предков к потомкам. Сейчас же тают надежды на саму
возможность возникновения мало-мальски сильного движущего объединения. Потому что
для объединения необходимо согласие, для согласия - взаимопонимание, а именно на эти
вещи наша страна больше всего оскудела2-3).
2. Спешу предупредить восторженных оптимистов от ликующих возгласов в
честь всеобщего согласия и появления еще одного его сторонника. Согласие
неотрывно от несогласия, как два полюса магнита. Мое согласие с жизнью есть
несогласие со смертью. Должен разочаровать праздных мечтателей, желающих, чтоб
и овцы были целы, и волки сыты.
3. Насколько не самоочевидно понятие «согласие» можно увидеть на примере
ленинской формулировки: «Членом партии считается всякий, признающий ее
программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и
личным участием в одной из партийных организаций». Это, так сказать, согласие по
Ленину, требовавшему согласия делом, личным участием в работе организации.
Вроде бы правильно. Но достаточно ли? Чтобы разобраться, посмотрим согласие по
И. А. Крылову на примере его басни «Лебедь, Рак и Щука». Эти товарищи «везти с
поклажей воз взялись», то есть, признали программу передвижения воза. «И вместе
дружно все в него впряглись» - то есть поддержали и материально, и личным
участием. Более того - «рванули» - куда уж требовать большего согласия! Но свою
басню И. Крылов начинает с морали: «когда в товарищах согласья нет, на лад их
дело не пойдет...». И действительно, ведь «воз и ныне там»!
Такое возможно только у партии, у артели такого не бывает. Партия живет
намерениями, артель - завершенными делами. Артель не тратит время на поиски
согласия - она берется только за то дело, в котором у нее уже есть согласие. Можно
было бы сказать «согласие по И. А. Крылову» - но хитрец-баснописец не дал своего
определения согласия, он просто указал на то, что не является согласием. Что ж,
придется самим искать определение понятия «согласие».
БСЭ (1976г.) вовсе не удостоила своим вниманием это понятие. У В. Даля мы
находим следующие определения: одномыслие, одинаковые с кем мысли или
чувства, намерения, убеждения; состояние многих, согласившихся на что либо
общее. Как видим, эти определения весьма близки к понятию «согласия» по Ленину,
но они совсем не раскрывают тот его глубинный смысл, на который указывал
Крылов. То ли ко временам Даля понятие согласия уже начало терять свою глубину,
то ли он чего-то недосмотрел - судить не нам. Лучше присмотримся к самому слову
«согласие». Приставка «со» означает объединение или совместное действие. Чего
или кого в нашем случае? «Глас» по Далю - голос, взывания, звук, шум. Вроде бы
осечка - такие понятия годятся разве что для термина «гласность» в его дурацком
смысле. Но посмотрим, нет ли среди малозаметных значений слова «глас» тех
глубинных, которые и послужили истоком для слова «согласие»? Ведь сам же Даль
приводит словосочетания «глас народа», «глас Божий» - не имеется же ввиду «звук
народа» или «шум Божий»! Действительно, для слова «гласить» мы находим
значения «издавать слова, вещать». То есть, обмениваться друг с другом понятиями,
совместно пользоваться ими. Тайна согласия в артели - в общности языка понятий,
что дает ее членам возможность общаться, не рискуя быть неправильно понятыми.
Интересно, что такое понятие «согласия» родственно понятию «соборность».
Введем следующее определение:
Согласие - общность языка понятий.
Наличие такого согласия уничтожает необходимость в бесконечных словопрениях. Но
оно не указывает, как согласные соберут свои силы для достижения единой цели. Поэтому
нетрудно заметить, что «согласие по И.А. Крылову» на самом деле является соборностью.
Соборность - общность языка понятий и аксиом.
Аксиомы - это те суждения, которые приняты в данном сообществе как самоочевидные,
поскольку не имеют подтвержденных опровержений. Они служат основой для построения
остальных суждений. Общность понятий позволяет договориться и об убеждениях, и о
намерениях, и о методах совместного действия, а общность аксиом обеспечивает выбор
одной цели не по звучанию, а по существу.4-5)
4. Сразу возникает коварный вопрос: а если имеется общность языка понятий с
врагом - что же, у нас с ним согласие? Дело просто в том, что согласие
действительно возможно не только между товарищами, но и между врагами.
Например, дуэль без согласия сторон не состоится. Соборность же между ними
невозможна, так как аксиомы цели у них разные и нацеливают они свои пистолеты
прямо в противоположном направлении.
5. Без общего языка понятий никакая соборность невозможна, возможна только ее
видимость. В одинаково называемую цель, в аксиомы, высказанные
тождественными словами, вложены самые разные, вплоть до противоположных,
понятия. Лучшая иллюстрация этому - жизнь и гибель КПСС и сегодняшние
судороги КПРФ. Не будет большим преувеличением сказать, что у членов КПСС и
КПРФ было столько понятий «коммунизма», сколько было их самих.
Можно найти и более древние примеры. Вавилонскую башню согласились
строить все народы, но потом каждый заговорил на своем языке - и артель не
состоялась, башню не построили. Без общих понятий общее дело невозможно.
А если вернуться в сегодня, то почему верующие разделены на столь несогласные
между собой религии? Почему даже христиане, верующие в одного Бога - Христа
разделены на православных, католиков, протестантов и т.д., а эти ветви в свою
очередь дробятся на различные толки? Почему есть мусульмане-сунниты и
мусульмане-шииты? И т.д., и т.п.? Полезно обратить внимание, что в «Толковой
библии» есть такое пояснение: «дьявол означает буквально: тот, кто разбрасывает,
сильно разделяет один предмет от другого или одних людей от других». Нетрудно
сообразить, что тот дьявол, который «разбрасывает одних людей от других»,
добивается этого, лишая людей четких понятий.
ИМЕТЬ ПОНЯТИЕ НЕ ВРЕДНО
Не всякое слово всяким понимается
Слово - не просто звукосочетание, а знак понятия. Казалось бы, если за каждым
понятием закреплено определенное слово-знак, то, обмениваясь словами, люди
обмениваются понятиями. Между тем взаимное непонимание между людьми
распространено не меньше, если не больше, чем взаимопонимание. Почему?
Понятие по своей природе - это мера. Например, понятиями «разумность»,
«справедливость» и т.д. мы меряем человека, его дела и даем им соответствующую
оценку6). И получается, что каждый мерит на свой аршин, так как в одинаковой звуковой
оболочке скрыты непохожие, а то и совсем разные понятия. Ведь понятие, в отличие от
заученного общепринятого в данном языке слова, - результат неповторимого жизненного
опыта и личных впечатлений7-10).
6. Понятия «мера» и «оценка» несколько отличаются друг от друга. Тем не менее
оценка является не только указанием на желательность и возможность меры, но и
черновым вариантом последней, позволяющим упорядочивать объекты по
рассматриваемому признаку. Поэтому будем пользоваться расширенным понятием
«меры», считая оценку очень приближенной мерой.
7. С.Н. Магнитов провел анализ принятой ООН «Всеобщей декларации прав
человека» и показал полную ее несостоятельность (Журнал «Русская мысль», № 312, 1993г., стр.11). Касаясь используемых там без определения понятий «свобода»,
«равенство», автор заявляет, что может представить около сотни противоречащих
друг другу определений свободы и по крайней мере три абсолютно несовместимых
значения слова «равенство». И это не преувеличение, а, скорее, преуменьшение.
Если такое возможно в ключевых документах наивысшей всемирной организации,
то чего ждать от наших местечковых политиков?
Почему так происходит, прекрасно показывают опыты оригинального восточного
философа и исцелителя Мирзакарима Норбекова, ( «Опыт дурака...», Москва, 2003,
2-е изд., стр.124-125): «Вот в аудитории я всегда предлагаю слушателям такое
упражнение: все, пожалуйста, закройте глаза. Представьте картину. Какая-то
местность, ночь. Вы держите в руках цветы. Откройте глаза. ... опишите, что Вы
представили. Вы меня поняли, о чем я говорил?
А теперь обратите внимание, что значит понять. Спрашиваю у слушателей: что за
цветок Вы представили и где это было?
- Тюльпаны у меня на даче.
- Белые розы около санатория на Каспийском море.
- Одуванчики на лугу.
- Кусты сирени у крыльца дома.
А я-то, когда говорил, представлял лунную ночь в пустыне. Весна в пустыне
бывает сумасшедшая и очень короткая... Там холмы, и все они покрыты буйными
цветами короткой жизни».
Здесь показателен не только разброс понятий, но и наличие среди них понятийпризраков, относящихся к несуществующим объектам (одуванчики, цветущие в
ночи). Опыт пустынножителя Норбекова оказался недостаточным для того, чтобы
увидеть данное «пустое понятие».
8. Наше понятие в значительной степени зависит даже от индивидуальных
особенностей органов чувств. Например, одни люди чувствуют запах аскорбиновой
кислоты (витамин С), для других же она полностью лишена запаха. Известно такое
врожденное нарушение зрения как дальтонизм - отсутствие цветового зрения или
восприятия некоторых цветов спектра. Очевидно, что у людей с такими различиями
в органах чувств соответствующие понятия (например, «зеленый», «красный»,
«цветной») отличаются. Чтобы их сблизить, необходим немалый труд.
9. Возьмем самое обычное понятие - соль. В обиходе - это то, что в солонке на
кухне. А в химии солями называется очень обширный класс химических
соединений. Это, например, и сода, и почти все минеральные удобрения, и
соединения кальция, являющиеся основой костей, и даже обычное мыло и т.д.
Медики тоже употребляют научный язык химии. Но вот старушке поставили
диагноз «отложение солей», и она истязает себя, всячески ограничивая потребление
поваренной соли и тем самым усугубляя имеющиеся болячки и присовокупляя к ним
новые. И виновато во всем этом понятие, вернее, подмена научного понятия «соль»
на кухонное одноименное понятие.
10. Одно и то же действие у разных людей в зависимости от их жизненной
установки часто связано с разными понятиями. Ведь любое человеческое дело нескончаемое многообразие, а, воспринимая его, человек охватывает («понимает»)
только отдельные стороны. Существует старинная притча, как мудрец задал трем
строителям, занятым одним и тем же делом на одной и той же стройке вопрос, что те
делают. И получил три совершенно разных ответа:
- Не видишь, что ли, таскаю кирпичи!
- Зарабатываю деньги на жизнь.
- Строю храм.
Полная аналогия с партиями. Все партийцы заняты одним делом, а понятия у них
разные, и, чуть изменись обстоятельства, пойдут они разными дорогами. Какая уж
тут соборность!
Так и у нас. Язык звукосочетаний у всех - русский, но язык понятий у каждого - свой. А
в результате «Федот, да не тот». Наверняка и тебе, уважаемый собеседник, припомнится
случай, как в разговоре с человеком, с которым у тебя «полное взаимопонимание», вдруг
воскликнул: «Ах, ты об этом! А я думал, ты о том!». Как же в таком случае нам двигаться
всем вместе - к истине?
Практический вывод:
В общественных науках необходимы однозначные и общепринятые эталоны
ключевых понятий, так же бережно хранимые, как эталоны килограмма, метра и
т.д.11-12)
11. В современном техническом веке легче всего воспринимаются сравнения с
техникой. Так вот представим, что ваш автомобиль спроектирован и сделан людьми,
у которых нет общепринятых единиц измерения. Никаких там ни метров, ни
килограммов, ни градусов, ни вольт, ни лошадиных сил и т.п. Каждый пользуется
тем, что Бог на душу положит. Представили? Нет? И правильно, что нет. Ведь без
общепринятой однозначной системы эталонных мер никакой автомобиль не может
быть спроектирован и построен. Даже электроплитка невозможна. Изделия будут на
уровне каменного века - не сложнее и не совершеннее.
А теперь спросите любого «политтехнолога» - какой системой понятий он
пользуется? Ожидание ответа напрасно. Так стоит ли удивляться качеству изделий
политтехнологов и «совершенству» нашего общественного устройства? Ведь все это
сделано людьми, не имеющими понятий!
Ю. Мухин писал (1995 г): «...чтобы обсуждение или спор не были
пустопорожними, необходимо всем его участникам сначала убедиться, что каждый
из них под одним и тем же понятием, словом подразумевает одно и то же». Почему
же «политики» и «управленцы» не слышали и не слышат Мухина и других
соображающих людей? Да именно потому, что пустопорожние политики чувствуют
себя в пустопорожних спорах как рыба в воде. Не пора ли использовать в
общественных «науках» опыт естественных наук с их методологией и четкой
метрологией?
12. Чтобы не превратить это предложение в традиционное словоблудие,
необходимо выполнить следующие жесткие пожелания:
- Полноценное определение понятия должно иметь не более пяти значащих слов.
Практически это очень трудная задача, и поэтому в жизни, в том числе, и в данной
работе, придется иногда пользоваться более длинными определениями. Их мы будем
называть черновыми и при первой же возможности заменять полноценными. Откуда
же взялось ограничение пятью словами?
а) Мозг среднего человека справляется одновременно с пятью понятиями, больше
- сбоит.
б) Каждое слово уже само по себе связано с понятиями, и если оно допускает,
скажем, два толкования, то для определения из пяти слов возможно два в пятой
степени, то есть 32 толкования. Это еще можно кое-как уточнить с помощью
объяснений. Но чем больше, тем труднее это сделать. Для определения из 10 слов
при тех же условиях возможно уже 1024 варианта его толкования!
- Определения понятий должны быть даны исконно русскими словами, в крайнем
случае, допустимо использовать не более двух слов, обрусевших не менее ста лет
назад. Ведь применяемые в определении слова должны иметь как можно меньше
разнотолков. А большинство иноязычных слов часто имеет малозаметную вне
пределов их родного языка неоднозначность.
- Надо искать эталоны для ключевых понятий среди уже имеющихся, в первую
очередь, в «Толковом словаре» В. Даля, БСЭ, в других российских словарях и
энциклопедиях и в словарном запасе различных наук, при необходимости довести
имеющиеся там определения до соответствия данным жестким требованиям. То
есть, пользоваться «бритвой Оккама»: «сущности не следует умножать без
необходимости».
- Поскольку не существует строго однозначных слов, допускается сопровождать
определение понятия поясняющим приложением объемом не более 2000 знаков. Его
задача - сузить возможные разнотолки для использованных в определении слов.
Приложение не носит нормативного характера.
Без этих жестких требований каждый будет мерить все своим аршином или локтем и
качать свою правоту до конца России.
Конечно, вы можете пользоваться и своим локтем, но для этого должны вначале
обсуждения заявить об используемой вами мере и о коэффициенте ее перевода в
принятый за эталон метр. Не объявляют смысл используемого понятия, а также
подменяют эту меру в ходе обсуждения или тупицы (непреднамеренно) или мошенники
(ради выгоды)13-18).
13. Понятие не может быть ни правильным, ни неправильным в обычном
понимании этих слов.
Может быть неправильное или нецелесообразное употребление понятия. Нельзя
сказать, что при измерении длины более правильной мерой является метр чем парсек
или ангстрем. Можно говорить только о целесообразности или несообразности
применения данной единицы измерения в конкретной ситуации. Не будем же мы
измерять длину отрезка ткани в ангстремах или в парсеках, хотя это и возможно и
математически безошибочно. Выбор единицы измерения - вопрос удобства. Но без
указания, какой именно единицей мы пользуемся, любое утверждение будет
пустословием или даже хуже - надувательством.
А главное качество понятия - его однозначность. Скажем, в качестве меры длины
мы можем выбрать и метр, и аршин, и милю - и все эти меры правильные. Но мы
должны для выбранного понятия иметь эталон, и пользоваться им и только им на
каждом конкретном этапе пути к РУС. Образно говоря, ширина железнодорожной
колеи может быть не обязательно 1,52 м как в СССР, но и 1,676 (Индия и др.), 1,435
(Европа, США), 1.067 (Япония и др.) и любое другое разумное значение. Но эта
ширина, будучи раз выбранной, должна быть на протяжении всего пути строго
однозначной, иначе мы далеко не уедем.
14. Казалось бы, какие разнотолки могут быть при использовании понятий
«больше» и «меньше»? Талантливый педагог профессор Ф.С. Рацер-Иванова в
назидание своим питомцам любила рассказывать следующее университетское
предание. На экзамене студент забыл доказательство теоремы. Экзаменатор
пытается помочь ему вспомнить. «Для начала нарисуйте угол». Студент рисует угол
в несколько градусов. «Да нарисуйте угол побольше!». Студент продлевает стороны
угла. Профессор берет зачетку и ставит в ней единицу (тогда отметки ставили
цифрами). Двойка - это плохо, неудача. Но кол - значит, совсем тупица. Студент
расстроен, просит: «Профессор, поставьте побольше!». «Пожалуйста!» - говорит
профессор и... рисует в зачетке единицу побольше.
Подобную неоднозначность часто можно заметить, только если на нее специально
указать. Скажем, может ли быть неоднозначным понятие «мой»? Вот вы пришли к
знакомому, увидели картину, спрашиваете, чья. «Моя. Я ее нарисовал в таком-то
году.» Но вот вы пошли к другому знакомому, тоже увидели картину. И слышите
ответ: «Моя. Я ее купил за тысячу баксов».
Трудноуловима разница понятий «равный» и «одинаковый». Но вот
симметричные фигуры равны, но не одинаковы! И т.д.
15. Примером многозначности может служить такая единица длины как миля.
Миля: морская международная - 1,852 км;
морская британская - 1,853 км;
сухопутная британская - 1,609 км;
географич. немецкая - 7.4204 км;
старая русская - 7,4676 км;
старая римская - 1,481 км.
Конечно, все эти мили «правильные», но проблемы начнутся тогда, когда говоря о
расстоянии во столько-то миль, мы не укажем, каких именно.
16. В. Даль указывает на родство слов «понять» и «обнять» - в смысле «охватить».
Это указание открывает очень глубокий познавательный смысл слова «понятие». В
мире существует неисчислимое число объектов с необъятным числом свойств, и
совершенно прав Кузьма Прутков не только в литературном, но и в научном плане:
нельзя объять необъятное. Возможно объять, сиречь, понять только какую-то
конечную группу объектов по некоторому небольшому числу признаков. Вот она-то
и составит ПОНЯТИЕ. Таких групп-понятий может быть сколь угодно много - и
нельзя утверждать, что одни из них правильнее других. Даже в одной и той же
артели можно пользоваться для разных целей разными понятиями, но ни в коем
случае нельзя в одном обсуждении подменять понятия. Это все равно, что подменять
товар в процессе продажи.
17. Нельзя забывать, что понятие объединяет объекты не по всем признакам, а
только по их малой толике. Предметы, объединенные понятием веса (тяжелые) вряд
ли окажутся в одной группе при их классификации по длине (длинные, короткие), а
тем более, по цвету, по форме, по древности и т.д. Вера в то, что данное слово, то
есть, знак понятия обозначает всегда одно и то же понятие, приводит к кажущимся
противоречиям, порой поучительным, а чаще напрасно отнимающим у человечества
очень много времени, даже целые эпохи. Широко известен шутливый и кажущийся
неразрешимым парадокс: «Кто старше - яйцо или курица?». Но ответ на этот
парадокс весьма примитивен и скучен: яйцо, из которого вывелась данная курица, и
яйцо, которое она снесла, хотя и называются одним словом и почти одинаковы, но
могут быть объединены в одно понятие только если игнорировать категорию
времени. При вопросе «Кто старше?» игнорировать категорию времени
недопустимо, а поэтому скажите мне, какое яйцо вы имеете ввиду, и я скажу вам,
кто старше. Не обязательно указывать день рождения, главное, чтоб время было
указано явно. Например, расширить понятие «яйцо» до времен археоптерикса. Тогда
кур как биологического вида еще не было, а яйца у археоптерикса были.
Такая же путаница понятий присуща и «парадоксу лжеца». (Напомним его суть.
Если некто заявляет «Я лжец» и таковым является , то значит, он говорит правду, а
если он не является лжецом, то лжет, а, значит, является правдивым человеком).
Говорят, один из древних философов дал обет голодать до тех пор, пока не разрешит
этот парадокс. Бедняга помер с голоду. А на самом деле здесь тоже никакого
парадокса нет, есть простая путаница с понятиями. Ведь слово «лжец» может
означать человека, который лжет во всех без исключения случаях, человека, который
лжет иногда, человека, который когда-то соврал один раз или человека, который
врет в данном утверждении (или, наоборот, не врет лишь в данном единственном
случае). Скажите, каким понятием «лжеца» вы пользуетесь, и парадокс сразу
испарится.
Софизмы возникают тогда, когда люди забывают, что могут быть не только
бессмысленные ответы, но и бессмысленные вопросы. Например: «Что больше: семь
литров или восемь килограмм?». Коварство состоит в том, что в определенной
ситуации такой вопрос может иметь смысл (например, когда известен удельный вес
материала). Но связующее звено между понятиями, «обнимающими» объекты по
различным качествам, не всегда столь очевидно и даже имеется не всегда. Именно
тогда и возникают софизмы.
18. Но оставим предыдущие парадоксы профессиональным лжецам-софистам.
Более полезно говорить о том парадоксе, который ставит перед нами жизнь - о
парадоксе понятия правды. Правдивый человек никогда не скажет «я лгу», ибо в
этом случае он перестанет быть самим собой. Беда в том, что и лжец утверждает,
будто он говорит правду. И поэтому не только ложь, но и правда используется
лжецами так, чтобы наилучшим образом соврать.
Знаменитый американский физик Фейнман любил «шутить». В годы учебы на его
потоке был студент, который не мог сосредоточенно заниматься при открытых
дверях. Фейнман всячески подшучивал над этой слабостью товарища. А однажды
решил «подшутить» основательно: ночью снял дверь комнаты с петель и спрятал ее
в подвале. Руководство начало искать дверь и автора проделки, устроило
последовательный допрос всех студентов. Дошла очередь и до Фейнмана.
- Фейнман, говори правду: ты снял дверь?
- Конечно, я, кто же еще мог это сделать?
- Фейнман, перестань дурачиться, говори серьезно: ты снял дверь?
- А я и говорю серьезно: я снял, кто же еще!
- Фейнман, перестань кривляться, как тебе не стыдно! Следующий!
С моей точки зрения действия Фейнмана должны определяться не понятием
«шутка», а понятием «подлость». Но не в этом суть. Суть в проблеме: какими
должны быть понятия правды и правды «фейнманизированнной», чтобы их можно
было различить? Вот над решением этого парадокса стоит ломать голову всю жизнь
(но давать зарок голодания, конечно, не стоит).Такие поучительные примеры можно
продолжать и продолжать.
Ввиду недостатка времени дадим только важнейшие рецепты от отравления
неправильным применением понятий:
Беспощадно убивайте подмену понятий в пределах одной системы.
Изгоняйте болтунов-софистов, которые пытаются мерить данными понятиями те
свойства, которые не вошли в определение этих понятий.
Не вкладывайте свое понятие в чужие уста.19-20)
19. Беды от пренебрежительного отношения к понятиям гораздо многочисленнее
и страшнее, чем кажется на первый взгляд. Трагедии нашей страны последних
десятилетий, приведшие к ее четвертованию и вымиранию ее народов, имеют в
своей основе легкомысленную веру, что одно и то же слово у всех людей обозначает
одно и то же. Десять лет назад Ю. Мухин писал: «Возьмем такое понятие как
’’перестройка’’. Казалось, что для всех оно сулило что-то радостное: подавляющая
часть населения считала, что это ситуация, когда магазины будут завалены
высококачественными
товарами
капиталистического
производства
по
коммунистическим ценам; шахтеры полагали, что это время, когда они лопатой
будут грести не уголь, а деньги; журналисты думали, что это период, когда удастся
уйти из-под контроля скупо платящего ЦК КПСС и продаться другим людям с
деньгами, но соблюдая невинный вид выпускниц института благородных девиц;
туповатые секретари обкомов, для которых даже эти должности уже были пределом
их компетентности, были уверены, что это время, когда они станут президентами и
начнут ездить за границу без разрешения Лигачева; мелкая бюрократия и ученые
люди были убеждены, что это время, когда им будут подавать к подъезду
персональные автомобили и показывать их по телевизору; Запад считал, что
перестройка - это уничтожение армии и перерабатывающей промышленности СССР,
уход его с мировой арены как политического и экономического конкурента и
превращение его в свой сырьевой придаток.» (Ю. Мухин, «Наука управлять
людьми...», М., «Фолиум», 1995, стр.12). Но эти здравые мысли об отличии своих
понятий от чужих не доходили до наших сограждан, когда они резвились в
перестройке, не доходят и теперь, когда они распускают сопли от ее плодов. Дьявол,
лишающий людей понятий, торжествует!
20. Общность понятий необходима не только в научном обсуждении или
коллективном строительстве, но в любом общении людей, в том числе и в быту. Не
зря же на Руси до недавних пор существовал обычай помолвки. За ее время молодые
или находили общую основу языка своих понятий, или же убеждались в их
несовместимости (помните слова О. Бендера, сказанные своей «возлюбленной»:
«наши взгляды на жизнь диаметрально противоположны»). У некоторых народов
существовал обычай для родившейся девочки сразу же подбирать из её сверстников
жениха и отдавать её расти и воспитываться в его семью. По современным меркам,
дикость, полное презрение свободы выбора для личности. Но, с другой стороны,
понятия у будущих супругов оказывались предельно близкими, взаимопонимание
было почти всегда. А сейчас? Поп-звезды сегодня познакомились на концерте,
завтра женились, через месяц супруг убил свою ненаглядную. Разве это менее дико?
Практический шаг: Обращаюсь ко всем партиям и добровольцам: обнародуйте
список не более 50 ключевых терминов и, где сумеете, дайте краткое определение
обозначаемых ими понятий(не более 10, а лучше - не более 5 значащих слов,
желательно в трехмесячный срок).
Материал высылайте на сайт www.R-U-Strana.ru. Он будет использован для
выработки словаря эталонных понятий в русском языке в таких направлениях как
политика, экономика, философия.
И прежде всего стоит дать эталон самого понятия «Понятия», которым мы
пользовались до сих пор как само собой разумеющимся. Ибо если оно у нас будет
сколько-нибудь заметно различаться, то чем дальше, тем больше мы будем говорить одни
и те же слова, подразумевая под ними совершенно разные вещи. Понятие «понятия» - это
инструмент инструментов, и поэтому мы должны были не только дать саму
формулировку, но и обсудить проблемы, возникающие вокруг него, расчистить поле
вокруг для сохранения стерильной чистоты понятия даже в условиях искусственных
помех.
Итак, предлагаю определение понятия:
Понятие - совокупность признаков, отличающих поименованный объект.21)
На первый взгляд вроде бы ничего особенно важного для нашей жизни в таком
определении нет. Но введем еще одно ключевое понятие:
Узнавание - обнаружение в том, что наблюдаем, соответствия понятию как мере.
И здесь становится очевидным, что понятия «понятия» и «узнавания» необходимы нам
как воздух. Мы дышим воздухом, почти не обращая на него внимания, но его отсутствие это «караул!». Так же мы почти не замечаем работы нашего мозга, когда он, в поисках
соответствия, непрерывно «примеряет» наблюдаемые кусочки действительности к
имеющимся у него понятиям. Потеря способности мозга к такой работе - худшее, что
может случиться с человеком. Это когда он «уже никого и ничего не узнает».
(Кибернетики пользуются близким к «узнаванию» понятием «распознавание образов»,
оставив первое для живых существ. Но «узнавание» включает в себя «распознавание
образов», а русский язык использовал первое понятие задолго до появления
компьютеров.)
Для понятия «мера» примем определение:
Мера - принятый образец для сравнения с наблюдаемыми объектами.
21. Нетрудно заметить, что дать определение понятия возможно только через
другие понятия. Разорвать этот заколдованный круг (или заколдованную
бесконечность) можно лишь приняв некоторые из понятий за само собой
разумеющиеся, наиболее однозначные для наибольшего числа людей. Но перечень
таких понятий, во-первых, должен быть минимальным, а во-вторых, предварительно
оговорен и един для всех участников обсуждения. К числу таких первичных понятий
относится «объект». Конечно, вроде бы можно дать такое определение понятия
объекта:
Объект - нечто различимое.
Но такое понятие бессодержательно, попросту тавтология - ведь и «объект», и
«нечто», и «различимое» обозначают одно и то же. Поэтому лучше признать понятие
«объект» первичным, принимаемым аксиоматически. И его действительно можно
сформулировать в виде аксиомы.
Существуют различимые объекты, а если более строго, то просто:
Существуют объекты.
Объектом может быть и предмет, и явление, и нечто выдуманное, не
встречающееся в действительности.
Конечно, более однозначным являлось бы русское слово «нечто», но слово
«объект» уже так укрепилось не только в науке, но и в обиходе, что ломать
сложившуюся привычку вряд ли стоит.
Отметим, что различимость - это минимальный признак объекта, но по мере его
узнавания и изучения мы будем открывать в нем все большее и большее число
сторон и свойств, так что в конечном итоге он предстанет перед нами как множество
«атомарных» объектов. Очень сложным и требующим непростого анализа является
переход понятия «Объект» в понятие «Система».
Наоборот, для лучшего понимания какого-либо свойства системы ее часто
рассматривают как простейший объект, различимый по одному или немногим
признакам. Например, в ряде физических и астрономических задач Землю
рассматривают как материальную точку. Мы пренебрегаем всем, что на ней есть и
почти всем, чем она есть, чтобы отследить какую-то одну закономерность.
Понятия «обнаружение» и «соответствие» также примем за первичные, то есть
без определения. Тем более, что они в какой-то степени уже сами содержат свое
определение. Обнаружить - выставить наружу, чтобы увидеть то, что было скрыто.
Соответствие - это совпадение ответов при нашем «разговоре» с наблюдаемым
объектом и с имеющимся понятием.
Русский язык давно узрел, что понятие есть мера. При любом объяснении мы
почти всегда говорим «например». Дескать, возьми это понятие и примерь к
данному кусочку действительности на предмет совпадения измеряемого с
предложенной мерой.
С теми партиями и мудрецами, которые хотят доказать свою правоту, избегая четкого
определения понятий и указания понятий, принятых ими за первичные, нам нечего терять
время. Обсуждать что-либо с ними - все равно, что стричь поросенка: визгу много, а
шерсти мало.22)
22. Обсуждение - коллективное, «артельное» действие. И какой-либо толк от
коллективного действия возможен только при максимально близких понятиях у всех
участников действия. Пример - обучение в армии почти всецело направлено на
выработку у всех солдат одинаковых понятий, в том числе простейших: «Шагом
марш», «Ложись!», «Пли!», «Газы!», «В атаку!» и т.д. По разумению штатских
интеллигентов - пустая муштра, напрасная трата времени - никакого тебе
плюрализма. А на самом деле, однозначность понятий у всех воинов - самое мощное
оружие армии, первейший залог ее побед. Отсюда практический вывод для всех
честных людей, намерившихся обнародовать свои мысли: дисциплина мысли при
обсуждении так же необходима, как армейская дисциплина в боевых условиях.
Как говорил Генералиссимус А.В. Суворов: «Коль служить - так не картавить,
а коль картавить - так не служить».
Понятия - это не шаги по дороге к истине, а просто средства, без которых невозможен
коллективный поиск этой дороги. А ведь коллективно мы можем находить гениальные
решения на этом пути, не дожидаясь, пока родится гений-одиночка для очередного шага,
то есть, в тысячи и тысячи раз быстрее!
Поэтому не зря наш гениальный соотечественник А.А. Фетисов (как и все пророки,
ненужный в своем отечестве) сформулировал значения понятия для науки предельно
кратко: «фундаментальные науки должны заниматься лишь исключительно добычей и
выработкой понятий» (Хомосапиенсология, №1(2), 1997,стр.6).23-25)
23. Если бы хоть часть наших соотечественников могла понять А. Фетисова, тогда
судьба Советского Союза была бы совсем иной. Старшие люди помнят
моссадовского попугая по имени Горбачев, когда его руками еще только готовили
перестройку. Тогда этот попугай везде и всюду вопил: «Больше социализма!».
Помню прямую трансляцию его встречи с жителями Дальнего востока. Душкагенсек вовсю распинался перед народом, с видом мессии отвечал на вопросы
восторженной толпы. И вдруг пробившийся к микрофону молодой человек задает
вопрос: «Михаил Сергеевич, вы все время повторяете “Больше социализма!”. А
каково ваше понятие социализма, можете ли вы его нам сказать?». Тщательно
разработанная глобалистами миссия Горбачева была на волосок от провала.
Вывернулся Горбачев как заправский шулер: «И такой вопрос вы задаете Генсеку?
Как вам не стыдно! Молоды вы еще задавать такие вопросы, вам надо еще учиться
да учиться!». Молодой человек хотел что-то сказать, но микрофон от него убрали, а
горбачевские прихвостни оттеснили его. Я запомнил только общие впечатления, в
повторе передачи эпизод был вырезан, и я передаю его не дословно, а только с
точностью до смысла. Но ведь должны эти кадры где-то сохраниться - а они для
истории нашей страны гораздо более важны, чем кадры расстрела Верховного
Совета.
24. Весьма полезно сопоставление понятия «понятия» и столь важного для
математики понятия «множества». Они практически совпадают, с тем только
уточнением, что понятие - это осознанное и поименованное субъектом множество.
Но существует несметное число множеств, о которых мы «понятия не имеем».
25. Любопытно, что понятие «понятия» как некоего различимого множества
гораздо древнее и математиков, и лингвистов, и даже самого человека. Его мы
встречаем у всех живых существ, способных обмениваться сигналами. Например, у
кур понятие, обозначаемое «Ко-ко-ко» соответствует множеству всего съедобного,
вкусного, а «Кр-кр» - множество всего опасного, страшного. Поэтому зря
математики полезность теории множеств ограничивают только своей наукой. В
первую голову эта теория полезна и необходима для понимания жизни и, особенно,
общественной жизни, стоит только посмотреть в эту сторону.
Понятия необходимы для того, чтобы мыслить, а слова - для того, чтобы передавать
мысли другим. Согласитесь, что не всегда легко выразить свою мысль словами, иногда
это вообще не удается. Помните: «Ни в сказке сказать, ни пером описать». Между тем
судить о мыслях других и даже о том, мыслят ли они вообще, мы привыкли по словам и
очень редко - по делам. Отсюда почти всеобщее заблуждение, что люди мыслят словами.
«Какая бы мысль ни возникла в голове человека, она может возникнуть и существовать
лишь на базе языкового материала, в словах и предложениях» (В.И. Кириллов, А.А.
Старченко «Логика. Учебник для юридических вузов», М., 1987, стр. 9). Заблуждение
очень древнее, по крайней мере, еще египетские мудрецы считали, что то, что не имеет
имени, не существует26).
26. Между тем возможность мыслей без слов вскрывает уже простой вопрос:
может ли у художника возникнуть мысль о сюжете картины? Если может, то
неужели она возникает в словах и предложениях? Наблюдая за собой и за другими,
можно убедиться, что и любая другая мысль создается в понятиях и только затем
выражается словами. Хотя подобный тип мышления связывают с «мифологическим»
и «метафорическим» мышлением и относят его к неолиту (Леви-Стросс), в этом нет
ничего унизительного. (Метафора - употребление слова во вторичном значении,
связанном с первичным по принципу сходства. Поэтому она является понятием: ведь
понятие «обнимает» объекты также по сходству некоторых признаков). Мышление
словами-знаками не есть путь к истине: оно оторвано от действительности и рано
или поздно вместо сущего подсовывает нам выдумку. Символами мыслят только
компьютеры (если это можно назвать мышлением). Да еще юристы, обученные по
указанному учебнику. Не удивительно, что «сыновья юристов» оказываются без
понятия.
Обращаюсь ко всем партиям, политикам и обществоведам: если вы - за разумное
управление страной, то обнародуйте (желательно в трехмесячный срок) ваши
определения понятий «разумный», «управление», «страна».
Высылайте их на сайт www.R-U-Strana.ru
Все ваши сверхкрасивые и суперценные предложения имеет смысл обсуждать только
после этого и ни минутой раньше.
КРИТЕРИЙ РАЗУМНОСТИ
Чужой разум - не разум
Известный ученый Декарт шутил: единственное, что у всех людей имеется в достатке это здравый смысл, так как он ни от кого не слышал жалоб на недостаток у него этого
качества. Политики, по-видимому, не поняли шутки и поэтому считают здравым все, что
они произносят. Но при честном научном подходе, выдвигая суждение, необходимо
сказать, каким критерием разумности вы пользуетесь. Я пользуюсь следующим:
Разумное - то, что увеличивает Добро и уменьшает Зло.
Для ключевых понятий «Добро» и «Зло» принимаю следующие определения:
Добро - все, что увеличивает жизнеспособность общества.
Зло - все, что уменьшает жизнеспособность общества.
Эти положения могут показаться банальными. Между тем критерии разумности у
людей совершенно разные. Так, существуют даже в России силы, которые считают
разумным снижение ее жизнеспособности и, более того, уничтожение «империи зла». Еще
больше тех, кто считает разумными личные интересы и поступиться ими ради
жизнеспособности страны с их точки зрения просто глупо. Не обязательно из этих сил
«создавать образ врага». Просто с ними бесполезно спорить. Ведь доказать правильность
своего понятия разумности невозможно, оно может быть только принято как аксиома или
отвергнуто. 27)
27. Критерий разумности субъективен. Образно говоря, для волка «разумно»
поймать зайца и съесть, для зайца «разумно» убежать и оставить волка подыхать с
голоду. Это именно тот случай субъективного, который существует объективно.
Возникает естественный вопрос: к чему отнести критерий разумности - к понятиям или
аксиомам? Что это за зверь такой? Отвечаю: этот зверь - овцебык. Похож и на овцу, похож
и на быка, а на самом деле нечто третье. Разумность - вроде бы понятие. Но где та
совокупность признаков, по которому мы ее узнаем? В конечном итоге признаком
является... сама разумность или, если хотите, «здравый смысл». Такое вот понятие - мера,
которой мы меряем ее самоё. Значит, принимаем ее как аксиому? Но для аксиомы
неизвестны опровержения, по крайней мере, в кругу принявших ее участников
обсуждения. А тут участник обсуждения пытается опровергнуть аксиому разумности
другого... с помощью своей аксиомы разумности.
Получается, что критерий разумности - это аксиома для личного пользования. Почти
бессмыслица, если мы признаём существование объективной истины. А поэтому в
дальнейшем будем пользоваться своеобразным понятием «критерий разумности»,
принимая его за первичное.
В. Даль дает определение: «критерий - оселок; верный признак для распознавания
истины». «Верный» - значит, принимаемый на веру, без обоснования.28-30)
28. Откуда берутся критерии разумности? Скорее всего, мы имеем дело с
«импринтингом» (впечатыванием), открытом К. Лоренцом для животных. Например,
первое существо, которое увидел вылупившийся из яйца птенец, он считает мамой.
Даже если это первое существо - сам К. Лоренц. Наверно и человеку первый случай
столкновения с явно глупым или явно умным впечатывается в мозг и затем по нему
все меряется. (Все люди подлецы. Или: все люди добрые. Это кому как повезло
вначале вдыхания души.)
Критерий разумности отдельного человека очень часто вступает в противоречие с
надежностью знания. Личный опыт слишком краток, чтобы набрать достаточное
число проверок и обоснованно определять вероятность события. Тем не менее
человек считает то, что случилось с ним и произвело на него сильное впечатление,
весьма вероятным событием.
Одна моя соседка с запасом обходит крышки люков, которые всегда в изобилии
имеются на городских тротуарах. Оказывается, она в детстве имела несчастье
провалиться в колодец.
Моя теща была исключительно добрым и здравомыслящим человеком. Никаких
тебе ни пунктиков, ни суеверий. Но вот терпеть не могла, когда на ночь нож
оставался на кухонном столе (что нередко за мной водилось). После очередного
замечания я все-таки спросил, а что в этом страшного? Она рассказала, что в ее
далеком детстве к соседям ночью забрался вор-маньяк, ограбил, а лежавшим на
кухне ножом зарезал соседку и ее малолетнюю дочку. Я высказал свои соображения
о вероятности прихода маньяка, а тем более, того, что маньяк придет не со своим
ножом, а пойдет искать его на кухне. Она выслушала, все поняла, со всем
согласилась и сказала: «А ты все-таки убирай нож, ведь это не сложно».
29. Наверное, родственным этим случаям является и азарт игроков - ведь выиграл
один раз (сам или знакомый), почему еще раз это не может случиться да еще и в
более крупном размере? Поди, докажи тут, что не может. Ведь действительно может
- но с какой вероятностью? И наоборот, люди часто не принимают во внимание
возможность того плохого, что с ними никогда не случалось. Дедушка переводит
внучку через дорогу. А малышка говорит: «Дедушка, ну что ты меня всегда
держишь на переходе за ручку как маленькую? Я ведь еще ни разу не попадала под
автобус!». По-видимому, подобные критерии, а более всего, главные из них, легче и
прочнее впечатываются в детстве. Но жизнь показывает, что такое впечатывание для
человека возможно не только в младенческом, но и в зрелом возрасте, хотя с
возрастом оно встречается реже.
30. Критерии разумности даже у представителей одного народа разные. Поэтому в
каждом народе есть честные и подлецы, поэтому бывает так, что честные воюют с
честными (например, в Гражданскую войну в России и среди белых, и среди
красных было немало честных людей. Но договориться они не могли - ведь критерии
разумности у них были разные. Хотя системы понятий у многих из них практически
совпадали).
Все же критерии разумности заразны. Если малыша окружают «Я-центричные»
особи, весьма высока вероятность, что и он вырастет с этой болезнью. В этом
смысле можно говорить и о частичном общественном наследовании критерия
разумности.
Разумность или неразумность самого критерия разумности,принятого кем-то или в
какой-либо частной системе, в соответствии с теоремой Геделя о логической неполноте
может быть доказана только в рамках более общей системы. Оно бы и ничего, но ведь
«разумность критерия разумности» этой более общей системы можно доказать не иначе,
как перейдя к еще более общей системе. И так до бесконечности. По-видимому, здесь
скрывается нечто вроде утверждения термодинамики, что 100% КПД для двигателя
внутреннего сгорания невозможен. Оставив доказательство на будущее, примем как
рабочую гипотезу, что 100% разумность невозможна, в разуме всегда содержится доля
хаоса. То, что представляется разумным в какой-то частной системе, может считаться
совершенно глупым в более высокой системе, а при поднятии в еще более высокую
систему - снова предстанет как разумное.31)
31. В этом смысле понятие «Разум» имеет нечто общее с понятием «Везение».
Один проповедник, чтобы успокоить своего прихожанина, жалующегося на роковое
невезение, рассказал ему следующую притчу. К подворью крестьянина прибился
неизвестно откуда взявшийся конь. Красивый, здоровый, выносливый. Не мог
крестьянин нарадоваться на коня и на такое везение. Как-то сын хозяина решил
прокатиться на этом коне. Конь понес, сбросил седока, только и благо, что тот жив
остался: хромой, горбатый. Его ровесники радуются жизни, гуляют с девушками - а
ему-то куда? Вся семья опечалилась от такого невезения. Но вскоре началась
страшная война - и всех парней забрали на нее. Ни один не вернулся с той войны.
Единственным парнем на деревне остался калека, который был совсем непригоден
для участия в войне. Единственным, кто смог продолжить свой род в потомках.
Так стоит ли пользоваться столь таинственным «критерием разумности»? Дело в том,
что без него не обойтись. Поиски разумного решения любого вопроса мы должны
начинать с выяснения: а насколько близкими критериями разумности мы пользуемся? При
резко различных, а тем более, противоположных критериях разумности любое
обсуждение бессмысленно. Силам с другим пониманием разумности можно только
противопоставить нашу силу. Хотя это не обязательно должна быть физическая сила.
Иногда можно обойтись очень наглядным сильно впечатляющим примером (это нечто
сродни гипнозу). Помогает и горький жизненный опыт, но этот процесс очень медленный.
Поэтому занятая общим делом артель всегда начинается с подбора людей, имеющих
близкие критерии разумности. И знакомство надо начинать с выяснения этих критериев.
Наоборот, вечная фракционная борьба в партиях (открытая и скрытая) происходит от
пренебрежения критерием разумности или слабостью выбранного критерия.
Из этого положения вытекает необходимость очень многих практических действий,
которые будут выуживаться постепенно.
Для введенного выше ключевого термина «жизнеспособность» я принимаю следующее
определение:
Жизнеспособность - вероятность оставить жизнеспособное потомство.32)
32. Сторонники дианетики укажут, что вот у них уже есть понятие «выживание».
Зачем, мол, плодить новые понятия? На самом же деле они сами начали множить
понятия, поскольку в биологии гораздо раньше были приняты термины
«жизнеспособность» и «выживаемость». «Выживание» и «выживаемость» относятся
к одному поколению живых существ и, естественно, нельзя признать общественно
разумным то, что учитывает жизнь только одного поколения, не заглядывая, как это
скажется на жизни последующих поколений. Вдобавок, глагол «выживать» имеет
противоречащий жизнеутверждающему смыслу жизни уничижительный оттенок
(сравни: «выжить из ума»).
Для слова «выживать» В. Даль приводит следующие значения: жить где-либо,
быть, проживать; выслуживать, зарабатывать, заживать; вытеснять, выгонять,
изводить, сживать; переживать, переносить, выносить; терять что, переживать что.
Конечно, можно вспомнить еще одно значение слова «выживать», напр., в
сочетании: «ему удалось выжить в прямо-таки невозможных условиях». Но зачем
такой налет чрезвычайности: жизнь протекает в тех условиях, в которых она
протекает, и поэтому более точно говорить, что живые существа не выживают, а
просто проявляют жизнеспособность в имеющихся условиях. А главное различие в
терминах «выживание» и «жизнеспособность» - это отражаемое ими время. Первый
привязан к очень ограниченному интервалу, равному жизни особи. А второй
простирается в практически неограниченное время жизни вида.
От принятого в биологии определения наше понятие «жизнеспособности» отличается,
главным образом, тем, что вместо слова «способность» применен термин «вероятность»,
позволяющий ввести количественную меру изменения жизнеспособности. Указать
истинную величину жизнеспособности нашей страны мы не можем. Но оценить величину
и направление ее изменения в зависимости от тех или иных наших действий вполне
возможно (подобно тому, как обстоит дело со «свободной энергией» в физике). А этого
вполне достаточно, чтобы действовать в направлении повышения жизнеспособности или,
по крайней мере, сдержать ее снижение.
В соответствии с принятым критерием разумности, мы должны браться за такие дела и
начинания, которые повышают жизнеспособность страны.
НАУКА И ВЕРА
Веру к делу применяй,
а дело к вере.
Вера и наука - два полюса, на которых зиждется и наше миропонимание, и наши
практические действия. Начнем с наших определений используемых здесь понятий:
Наука (процесс) - получение знания.33)
33. Понятие «знание» представляется настолько самоочевидным, что возникает
даже соблазн принять его за первичное. Но при внимательном рассмотрении в нем
обнаруживается кое-что загадочное. Прежде всего, обратим внимание, что знание
бывает двух видов. Первое (назовем его знанием существования) отвечает на
вопросы «что?», «где?», «когда?». Второе (знание изменения) отвечает на вопросы
«как?», «почему?», «зачем?».
Широко известна метафора «знание - сила». Думающие люди даже журналы
издают с таким названием. Но метафора - это частный вид понятий. И знание
действительно является силой в смысле способности производить изменения.
Поэтому нелишне вспомнить, что до появления такой науки как механика у людей
существовало только обобщенное понятие силы, в котором скрывались столь
различные понятия как собственно сила, мощность, энергия. В последнем понятии с
развитием науки были вскрыты понятия потенциальной и кинетической энергии. Не
отвлекаясь дальше в сторону выяснения физической сущности знания как силы,
отметим, что различие между знанием существования и знанием изменения сродни
различию между потенциальной и кинетической энергией.
Примем следующие понятия:
Знание (существования) - вероятность существования данного объекта в
определенном пространственно-временном интервале.
Знание (изменения) - вероятность конкретной причинно-следственной связи.
Вера - признание вероятности чего-либо равной единице или нулю.
Сегодня большинство людей верит науке. Заметили ловушку: «люди верят науке»? Так
кто же главнее: вера или наука?
Наши практические действия будут иметь положительный результат, если мы
действительно движемся по пути к истине. Методам поиска этого пути наукам об
обществе нелишне поучиться у естественных наук. Ведь их продвижение в нужном
направлении весомо подтверждено имеющимися техническими достижениями. Кое-что от
естественных наук мы уже использовали и будем заимствовать еще больше. Но не будем
закрывать глаза на то, что плоды научного познания отравлены ядом самомнения.
Поэтому при их неосторожном потреблении у многих ученых появляются галлюцинации
в виде абсолютизации науки, мифотворчества о науке.
Наиболее распространенный из таких научных мифов (по терминологии Фрэнсиса
Бэкона - «призраков», а более точно - научных суеверий) твердит, что наука ничего не
принимает на веру, в ней все доказано. Но вот мы начнем доказывать истинность какоголибо утверждения, строго следуя законам логики и используя самые однозначные
понятия. При этом мы будем вынуждены ссылаться на другие положения, истинность
которых тоже подлежит подтверждению. Снова возникнет потребность доказывать
правильность третьих положений и т.д. Так создается цепочка доказательств, которая в
итоге упрется в утверждение, доказать истинность которого невозможно иначе, как
приняв на веру какое-либо из предыдущих положений за истинное. Такие утверждения,
принимаемые на веру, называются аксиомами. Наука стремится к уменьшению числа
аксиом и принимает в качестве таковых только те положения, которые безусловно
подтверждаются жизнью и при этом ни разу не встретилось доказанных их опровержений
(такие аксиомы мы будем называть аксиомами в смысле Евклида, в отличие от введенных
позже аксиом в смысле Лобачевского, которые более точно было бы называть аксиомамидопущениями, а еще точнее - произвольными допущениями. В этой работе мы везде
пользуемся понятием аксиом в смысле Евклида, вынужденные отступления всегда будут
оговорены).34) Наше понятие аксиомы:
Аксиома (Евклидова) - суждение, не имеющее доказанных опровержений.
34. В окружающем нас мире нет четких границ. И, как одно из следствий,
возможны аксиомы, промежуточные между аксиомами Евклида и Лобачевского.
Они основываются на положениях, для которых нет опровержений, но все же явно
существуют многочисленные случаи, для которых неизвестно, подтверждают они
принятое за истину положение или опровергают. К таким аксиомам относится самая
важная из них - аксиома причинности:
Нет беспричинных явлений.
В действительности существует великое множество событий, причин которых мы
не знаем. В данной аксиоме мы делаем произвольное допущение: если причины
события нам неизвестны, то это не значит, что они не существуют, а просто мы их
пока не выявили. Положительный смысл аксиомы в том, что человечеству до сих
пор еще не встретилось ни одно явление, беспричинность которого была бы
доказана.
Вера присутствует в науке не только в аксиомах. При определении понятий мы должны
пользоваться другими понятиями. Разорвать возникающий и здесь очередной
заколдованный круг мы можем, только приняв некоторые понятия за первичные, то есть,
по аналогии с аксиоматическим подходом, считать эти понятия достаточно
самоочевидными для всех (см. прим.21) и, следовательно, верить, что у всех собеседников
они обозначают одно и то же.
Следовательно, в фундамент научного знания положена вера, выраженная в
системе аксиом (в смысле Евклида!) и в системе первичных понятий.35)
35. Многим этот вывод не понравится, но куда от него денешься: наука тоже
разновидность веры. В отличие от большинства религий, она стремится свести к
минимуму принимаемое на веру, а для остального требует проверяемости. Но
проверять оказывается возможным только «очевидным» - то есть, принятым на веру
- иного у нас нет. Независимо от того, проверяем мы делом, опытом или только
наблюдением.
Мошенники или ошибающиеся, которые утверждают, что их рассуждения основаны на
науке, а не на вере, умалчивают о принимаемой ими системе аксиом. А между тем и они
свои доказательства тоже сводят к «очевидным истинам». У каждого из них набор
«очевидных истин» - свой. При таком подходе можно доказать «истинность» чего угодно,
а придти к согласию при отсутствии общепринятой системы аксиом можно только
случайно.
Система аксиом в наших общественных науках практически отсутствует.36-40)
36. По данным В.О. Ключевского, Екатерина Вторая в письме к Вольтеру писала:
«Я должна отдать справедливость своему народу - это превосходная почва, на
которой хорошее семя быстро возрастает; но нам также нужны аксиомы,
неоспоримо признанные за истинные». В оценке Русского народа Екатерина не
ошиблась, но вот семя, видать, оказалось недостаточно хорошим - ни один росток не
пророс. В том числе и аксиомы.
37. Л.Р. Хаббард в своей книге «Дианетика» приводит «Фундаментальные
аксиомы дианетики». Однако у него данная часть сделана так путано и
непоследовательно, что сейчас это можно воспринимать как пародию на
аксиоматический подход. Но поскольку это одна из первых попыток, то следует
высоко и с благодарностью оценить приоритет автора в постановке проблемы. К
сожалению, недостатки системы Хаббарда усилены в русских изданиях бездумным
переводом, где не только нет смыслового перевода понятий, а лишь даны английские
термины русскими буквами. И получается язык попугая, в котором можно щеголять
вроде бы учеными словами, но понятия, стоящие за ними, в русском языке не
раскрыты (для таких грамотеев-переводчиков можно несколько переиначить
приводимую В. Далем пословицу: «Из русского ума выжили, чужого не нажили»).
Конечно, смысловой перевод понятий в довольно бессистемной концепции
значительно труднее, чем их выработка заново на основе родного языке и строгой
системы. Именно последним мы здесь и занимаемся, а если кто будет указывать на
приоритет Хаббарда, то я охотно его признаю. На дороге к истине нет частных
тропинок. Потому что если мы будем тратить время, чтобы везде и всюду застолбить
свой приоритет, то мы будем не людьми, идущими по дороге к истине, а собаками,
подбегающими к каждому столбу. И, да простят меня ученые педанты, по той же
причине я не очень принюхиваюсь к чужим приоритетам.
38. Теоретики утверждают, что идеи носятся в воздухе. А на практике они
булыжниками устилают дорогу от предков к потомкам. И ни пройти по ней, ни
проехать. Только покалечиться. Но теми же булыжниками можно вымостить дорогу.
Именно этот метод я и стараюсь применять в данной работе, но для сбережения
времени не интересуюсь, чьи имена оставлены на каждом булыжнике. Даже если на
некоторых из этих булыжников нет имени, мне жаль времени для рисования на них
своего. Была бы дорога...
39. Были неоднократные попытки применения аксиоматического метода в
философии (Б. Спиноза, Нидерланды, 17 век), в социологии (Дж. Вико, Италия, 18
век), в экономике (К. И. Родбертус-Ягецов, Германия, 19 век) и др. Но последующие
«ученые», что отвергая, что принимая от этих исследователей, обошли молчанием
аксиоматический метод. Не будем утверждать, что аксиоматический подход более
достоверный, чем другие методы, но он наиболее честный из нам известных. В
том смысле, что исследователь, применивший аксиоматический метод, полностью
доступен для критики, и его наработки можно очищать от неверного. В отличие от
пренебрежения аксиомами, которое создает бесконечные возможности для уверток
от критики и отстаивания своей правоты вместо поиска пути к истине. Поэтому я
считаю, что причины пренебрежения аксиоматическим методом не
методологические, а политические. Переиначивая известный афоризм, можно
сказать, что новое в аксиоматическом подходе - это отвергнутое старое. Отвергнутое
потому, что оно невыгодно сегодняшним ученым шарлатанам от общественных
наук.
40. Именно аксиоматический метод единственно приемлем для артели.
(Религиозные артели не являются исключением - ведь их аксиомой является
священное писание, например, для христиан - Библия. Может показаться странным,
что при таком объеме своей аксиомы верующие не встречают в ней противоречия с
действительностью. Но таковы особенности религиозного сознания - видимые
противоречия они списывают не на аксиому, а на несовершенство наших способов
познания действительности. Между тем даже такой подход полностью не спасает то же христианство все время делится на различные толки, постоянно возникают
разные ереси и т.д. Но религиозные артели опираются не только на свою главную
аксиому, но и на многие житейские, что обеспечивает возможность их
существования.)
Таким образом, общественные науки до сих пор являлись, в лучшем случае,
сборниками взглядов, прецедентов, а не науками. Ведь, по определению, назначение
аксиоматического метода состоит в ограничении произвола при принятии суждений в
качестве истины данной теории. Но именно произвол при принятии суждений в качестве
истины мы наблюдаем и в средствах массовой информации, и в законотворчестве высших
органов страны, и в «трудах» «ученых»-обществоведов. Неудивительно, что сплошь и
рядом религия оказывалась более полезной для общественной практики, чем такие
«науки».41) Потому что какая-никакая главная аксиома у религий есть, а к ней болееменее прикладываются и житейские аксиомы («догмы»).
41. Показательно, что там, где наука не блуждала «левыми» и «правыми» путями,
а честно искала прямую дорогу к истине, никакая религия не оспаривает
достигнутых ею результатов. Примером такой науки является математика. Я не
встречал ни одного проповедника, который обвинял бы таблицу умножения или
интегральное исчисление в материализме или в безбожии.
Очередной практический вывод:
Выработка системы аксиом является необходимым условием перехода от
бесполезных разговоров и ссор к продуктивному, научно обоснованному решению
проблем жизни общества.
Создание оптимальной системы потребует значительного труда и времени многих
честных ученых. На этом пути сейчас мы сделаем первый практический шаг, приняв в
качестве главной аксиомы следующую:
Цель общества - увеличение своей жизнеспособности.42-44)
42. Заметим, что в нынешних общественных науках существует предвзятая
установка на второстепенность выработки и провозглашения цели - ведь первый
вопрос об авторе всегда один: «А какая его философская (политическая, классовая и
т.д.) позиция?». Ошибочность такого подхода, безусловно, понимал В.И. Ленин,
который учил прежде всего находить ответ на вопрос: «Кому это выгодно?».
Другими словами этот вопрос можно выразить так: «Для достижения чьих целей это
направлено?». Ясно, что на самом деле второстепенным является вопрос о позиции:
ведь сегодняшняя позиция - дело историческое, а завтрашняя зависит от движения к
выбранной цели. Только в том случае, если целью является сохранение статус-кво,
движение к цели не будет изменять позиции. Вот вам и вся теория застоя.
43. Существуют вроде бы близкие (по формулировке цели) подходы, но на
поверку они уже с первых шагов оказываются болотом, в котором двигаться
невозможно - авторы не потрудились создать хотя бы островки из жестких понятий.
(Приведенные ниже выдержки даны именно как образцы претендующего на
научность болота. И поэтому не вини себя, читатель, если у тебя не получится
слепить из них хотя бы что-нибудь.) Например, в работе «О государственности»
(Книга 1, Творческая группа «Система», М.,1994) дана следующая формулировка:
«Целью функционирования социальной системы является выживание людей, т.е.
обеспечение их жизненных потребностей, без удовлетворения которых они не
могут нормально существовать. Все остальные провозглашенные цели
существования социальной системы, включая государство, общество, их
подсистемы, структуры, вторичны относительно этой главной цели. Оговоримся, что
здесь и далее мы будем иметь ввиду государственную социальную систему...» и
далее «...структура потребностей личности является тем исходным звеном, с
которого начинается формирование любой социальной системы...»
Насчет не очень удачного, на наш взгляд, термина «выживание» замечания
сделаны раньше (см. примеч. 32). Для ключевого термина «социальная система» в
работе дано расширенное описание на нескольких страницах (что авторы
рассматривают как свое достижение, выразившееся в уходе от зауженного
раскрытия термина). В итоге «социальная система» размыта настолько, что она не
может служить хоть в какой-то степени однозначным понятием для продуктивного
обсуждения (см. также примеч. 12-б).
Отношения же «социальной системы» с обществом вообще запутаны:
«Морфологическая сторона социальной системы (в пределах государства) включает
в себя: - население (объединившееся в общество); задача удовлетворения его
потребностей является целью данной социальной системы, решается же она
конкретной деятельностью самого населения; ...». Неужели не ясно, что обществонаселение в состоянии само поставить задачу удовлетворения своих жизненных
потребностей? А что тогда делает «социальная система», если и решение
поставленной задачи возложено на население? И совсем уж интересной становится
«социальная система», в которой общество отнесено ко вторичным целям, если
вспомнить, что корень «социал-» родом из латинского «societas» и буквально
означает «общество». В общем, возникает столь частый вопрос: самостоятельно
запутались, их запутали или сами они плутуют? Искать сейчас ответ на этот вопрос
нам недосуг. А главное ясно - идти в такое болото нам не по пути.
44. Еще более удручающее впечатление производит следующая формулировка
цели: «Цель этического государства - создание общества с условиями
существования, приспособленными для решения любых социальных противоречий,
дающими возможность человеку реализоваться и эволюционировать, т.е.
способствующими достижению Общего Блага» (В.А. Шемшук, Этическое
государство, М., Всемирный фонд планеты Земля, 2001, с.36). Т.е., цель - «Общее
Благо», но вот определение этого общего блага и не дано. А исподволь уже
подсказывается, что при нем будут и овцы целы, и волки сыты, ведь любые
социальные противоречия между ними решены.
Немало в указанной книге критики в адрес перестройщиков-реформаторов.
Поюлили-поюлили, и вот выныривает: «Для прихода в наше общество
универсального способа производства, России необходимо пройти через
капитализм... Российский народ должен освоить эту форму капиталистических
отношений - свободу предпринимательства и торговли, но без эксплуатации» (с.51).
Так что четко вырисовывается истинная цель, тождественная с целью
«реформаторов». Лучшего гробовщика для морали и этики, чем капитализм,
придумать пока никому не удалось. Ведь в конкуренции побеждает не сильнейший,
а подлейший (см. статью «Мегатонный фугас» в «Контратаке»). Такое вот
«этическое государство». И, наконец, на стр. 79: «Надо не забывать, что
минимальность налогов или их отсутствие всегда привлекало иностранных
инвесторов. Сегодня об этом так много говорится и что только не предлагается,
кроме самого простого - дать им возможность заработать.» Вот здесь Шемшук
молодец, сказал прямо и откровенно: цель - дать возможность заработать
иностранным инвесторам. Об этой книге см. также «Особенности демократической
рыбалки» в «Контратаке».
Очень много вредит науке второй миф (по-русски - суеверие), утверждающий, что
«наука дает точное знание». Между тем в этом мире все процессы вероятностны, а все
измерения приближённы.45-46)
45. Абсолютная точность как вымысел существует только в головах ученых. Ведь
на самом деле нет копии с эталона метра, которая совпадала бы абсолютно точно с
ним. Что же говорить о последующих измерениях с ее помощью? Так же обстоит
дело и с другими эталонами. Невозможны научные предсказания с абсолютной
точностью. Если какое-то явление повторялось сотни, тысячи, миллионы лет, это
дает нам основания с высокой вероятностью утверждать, что оно будет повторяться
и в будущем. Но именно с очень высокой вероятностью, но никак не с абсолютной
гарантией. В природе не существует идеального прямолинейного отрезка. Даже
световой луч - всего лишь очень хорошее приближение к нему. Уже этот небольшой
перечень показывает, что название «точные науки» с самого начала вводит нас в
заблуждение.
46. Любопытно, что «ученые» не хуже политиков и адвокатов исхитряются в
словоблудии, чтобы поддерживать марку «точной науки». Например: «Предвидение
может осуществляться по так называемым детерминистической и вероятностной
схемам. В первом случае каждое явление предсказывается с высокой степенью
точности...». Но позвольте: «высокая степень точности» - это все-таки не абсолютная
точность, а высокая вероятность. Зачем же тогда из «детерминистической» и
«вероятностной» схем делать две разные сущности? Честные ученые в таких случаях
говорят «не знаю», хотя часто в дипломатически завуалированной форме, чтобы не
слишком дразнить самоуверенных научных собак. Так, В.В. Налимов пишет: «...мы
не будем ничего говорить о критериях, проводящих грань между
детерминированными и случайными явлениями - это слишком сложный и до сих пор
не решенный вопрос» (В.В. Налимов, «Теория эксперимента», М., Наука, 1971, стр.
27).
Третье суеверие в науке предполагает, что если существуют факты, не противоречащие
данному утверждению, то, значит, это утверждение истинно.47)
47. В литературе - и популярной, и строго научной обсуждается разум дельфинов.
Приводятся многочисленные рассказы тонувших, которых спасли дельфины,
поддерживая на поверхности и подталкивая к берегу. Выталкивание вверх - это
обычная помощь дельфинов своим больным сородичам - так они помогают им не
задохнуться в воде. Хотя они иногда играют таким образом и с рыбой. Но вот
подталкивание тонущего человека к берегу - это уж осмысленное и
доброжелательное действие. Я тоже ничуть не сомневался в правильности таких
рассуждений, пока вдруг не встретил вопрос профессора Китайгородского: «А что
могли рассказать те тонувшие, которых дельфины толкали от берега?». Так что
приводимые рассказы очевидцев, конечно, не противоречат выдвинутым
утверждениям о разуме дельфинов и их доброжелательности к людям, но отнюдь не
могут служить доказательством.
Четвертое научное суеверие - забвение той истины, что отсутствие наблюдаемых
научными авторитетами фактов не является доказательством отсутствия явления.48)
48. Вместо честного «не знаю» ученые часто твердят «Этого не может быть
никогда». Но «никогда» - это ведь пустая вера, а не доказательство. И
неудивительно, что болтающиеся между пустой верой и «точной» наукой мыслители
попадают впросак. Например, Парижская Академия наук в средние века приняла
постановление не рассматривать сообщения о падении метеоритов, так как камни не
могут падать с неба, потому что их там нет. Ведь ни один метеорит не упал на
голову академика.
(Более того, иногда даже падающих на голову камней оказывается недостаточно.
Так, группа исследователей изучала, какие животные и как пользуются орудиями.
Хотели они исследовать и павианов. Но каждый раз, когда ученые приближались к
скалам, где обитают эти животные, на них начинал сыпаться град камней. Поэтому
выяснить, пользуются ли павианы орудиями, им не удалось. Так они и написали в
своем отчете! И хотя в данном случае ученые и сказали «не знаем», но сказали его
невпопад. Единственным положительным примером в истории науки остается
яблоко, упавшее на голову Ньютону).
Не меньший курьез был и с путешественниками, которые привозили в Европу
рассказы о виденных ими диковинках. Дескать, видели они такого зверя, раз в десять
больше быка, у которого один хвост сзади, а другой спереди, и передним хвостом он
подает пищу в рот и пьет воду. То-то хохоту было над такими выдумщиками. Пока
воочию не увидели слона.
Если бы до знакомства европейцев с Австралией кто-то стал утверждать, что
существуют млекопитающие, откладывающие яйца, то ученые зоологи иначе как
идиотом его бы не обозвали. А теперь мы знаем, что утконос существует. А пока не
увидели - не может быть!
Еще одно научное суеверие связано с гипнотизирующим влиянием ученых регалий.49)
Этот пятое суеверие мы назовем «культом ученых званий». Ярчайший пример - А.Д.
Сахаров. Как же, академик, да еще физик-ядерщик - кому же, как не ему лучше всего
разбираться в правах человека?50-51)
49. Американские психологи проводили опыты с двумя группами студентов,
которым сказали, что цель исследований - изучение глазомера, и им требуется «на
глазок» определить рост приглашаемых людей. Всех представляемых называли их
действительными именами и должностями, за исключением Смита, которого одной
группе представили как студента, а другой - как профессора. В обеих группах
усредненная оценка роста представляемых хорошо совпадала, за исключением
Смита. Там, где он был «студентом», ему дали рост на 5 см ниже, а где
«профессором» - на 5 см выше действительного. Если бы психологи провели
испытания по оценке умозаключений Смита, то наверняка можно предсказать, где
его слова получили бы больше оценок «глупо» и где «умно». Так что психологам
понятно, почему для протаскивания глупых мыслей чаще всего используют
титулованных академиков и других знаменитостей.
Во многих цивилизациях Востока считается неприличным выставлять напоказ
свои хилые мысли, укрепляя их подпорками из высказываний известных мудрецов.
Но как же быть, если кто-то нашел для вашей мысли более точные слова или
высказал ее раньше? Приписывать ее себе? Или вообще о ней не упоминать? Да нет,
зачем же. Просто вместо громкого имени автора и его ослепляющих регалий
попробуйте поставить слова: «Кто-то сказал...». Если при такой замене
заимствование ничего не потеряет, значит, его можно употреблять, в том числе, и с
именем первоначального автора.
50. Авторитет Сахарова как правоведа очень напоминает случай из старого
анекдота. Вернувшийся из отпуска сотрудник рассказывает сослуживцам, что он в
доме отдыха обыграл чемпиона страны по шахматам и чемпиона по теннису.
Сотрудники, зная его возможности, конечно, не верят. Он клянется - сотрудники
смеются. «Да ведь я обыграл чемпиона по шахматам в теннис, а чемпиона по
теннису - в шахматы». Поверили. А демократы считают, что если Сахаров «чемпион» по ядерной физике, то, значит, он и «чемпион» по правам человека.
Еще Алишер Навои сказал: «И в собеседнике цени не сан, а речь: неважно, кто
сказал, важны причины». Как же далеки от Навои наши современники, им подавай
«новое мышление»!
51. Как-то Федору Шаляпину пришлось сморозить глупость. «Ну и дурак же ты,
братец!» - сказали ему. - «Зато какой голос!» - ответил Шаляпин. Если вдуматься, то
умнее Шаляпин не мог ответить. Чтобы так сказать, надо быть Русским человеком, а
не Западной особью. Ведь никто из людей не может быть совершенством во всех
отношениях. Конечно, идола делают идолопоклонники. Но сам идол - тоже человек
или человеческая особь. Возомнить себя совершенством во всех отношениях значит, обожествить свое «Я», что может сделать только человек, которого
невозможно отличить от умалишенного.
Наука очень суеверна и в борьбе с «суевериями». Зачастую учуянные народом поверья
объявляются суевериями, так как связь между причинами и следствиями не укладывается
в сегодняшние научные схемы или трудно прослеживается52).
52. В качестве показательного примера Чарльз Дарвин приводит следующее
поверье: клевер хорошо родит в тех деревнях, где много старых дев. Казалось бы,
типичное «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Но... Старые девы от одиночества
любят кошек, часто держат нескольких. Кошки уничтожают мышей (во всяком
случае, так они вели себя в старой доброй Англии и еще намного раньше. К
современным городским интеллигентным кошкам это не относится). А мыши злейшие враги шмелей, гнезда которых они разоряют. Шмели же - единственные
насекомые-опылители для клевера, без них он родить не будет. Так что
действительно не стоит с ходу отвергать традиционное знание, даже если оно
кажется чистейшим суеверием.
Конечно, это далеко не полный перечень ненаучных грехов науки. Любопытно, что эти
грехи науки являются общими с таковыми для религий и сводятся к одному
непростительному греху: утверждению своей правоты вместо поиска пути к истине.53)
53. Поучительно, что при внимательном рассмотрении материализм оказывается
не наукой, а просто очень искусно замаскированной религией, основанной на вере в
«Вещество».
Сколько сил потратило человечество на решение якобы основного вопроса
познания мира - материализм или идеализм? Спросите у наших людей - какой
процент тех, кого этот вопрос волнует? Ничтожен. Этот вопрос надуманный,
пришедший к нам от досужих бездельников Запада, а к ним - от бездельников
античности. Он несовместим с русским миропониманием, в котором главное уважение к правде. По-русски поставленный вопрос - различие между сущим и
выдумкой. А основной раздор между материализмом и идеализмом вызван
вопросом: что первично - материя или сознание? Вопрос сформулирован по всем
правилам прочих диалектических софизмов. Или-или, а иного, мол, не дано. А суть
то ведь именно в ином, о котором спорящие и не догадываются. Никто толком не
знает ни что такое материя, ни что такое сознание, а вот, руководствуясь «здравым
смыслом», спорят, что из них первично, а что - вторично. Материя по-латыни вещество. А вещества никто так же не видел, как и Бога. Доказательством
существования вещества служат его проявления, то есть, способность быть
причиной воспринимаемых нами явлений. Но ведь и существование Бога
доказывают таким же способом! Таким образом, вещество - предмет веры.
Вещественный предмет - вроде твердый. Но при проникновении вглубь его
структуры «вещество» оказывается совсем непохожим на его «видимое» и
«осязаемое» исходное понятие и чем дальше, тем больше. Уже в атоме собственно
веществом можно считать только ядро и электроны, а все остальное - пустота. И
объем этой пустоты в тысячу миллиардов раз больше объема ядерно-электронного
«вещества»! Вот вам и сплошное твердое тело! Бог представляется менее
фантастичным, чем вещество. (При всей противоречивости взглядов Анри Бергсона
нельзя не отдать должного меткости его замечания по поводу материалистов: «наши
понятия сформировались по образцу твердых тел»). Отождествляют вещество с
материей. Но вот вещество превращается в энергию - это уже доказанный всеми
атомными бомбами факт. И энергия, и информация есть сущее, способное быть
причиной наблюдаемых явлений, но они отнюдь не вещество даже в
материалистическом понимании. А информация и материей не является. Так что
материализм - это обычная разновидность религии с обычными для подавляющего
большинства из них претензиями на свою исключительную истинность. Повторим:
гораздо продуктивнее деление объектов познания не на материалистические и
идеалистические, а на сущие и выдуманные. К последним следует отнести и
материализм и всю философию в целом.
И еще штрих. Вот священник со всей своей святостью проклинает материализм.
Понять его можно, ведь он, как и материалисты, не имеет понятия, о чем говорит.
Скорее всего, он проклинает вещизм, так как материя по-латыни и значит именно
вещество. С проклятиями вещизму, конечно, можно согласиться. Но на самом деле
он спорит с другой религией.
Так что же: верить или не верить науке? Поставленный в такой взаимоисключающей
форме вопрос бессмысленен. Здесь, как говорится, «оба хуже». А выход в том, что для
истины нужна не слепая вера и не огульное неверие, а оценка вероятности того, что
утверждение является указателем дороги к истине.
Наука устанавливает не достоверность событий или достоверность существования
конкретных объектов, как утверждают научные фанаты, а только вероятность. И как бы
ни была высока эта вероятность, она никогда не может быть равна достоверности.
Главное, чтобы эта вероятность была практически проверяемой с достаточной точностью.
Это - непременное условие для тех, кто стремится приблизиться к истине54).
54. Если научные доказательства верны только с точностью до того, что принято на
веру, то проверять научные доказательства - значит проверять и то, что принято в этих
доказательствах на веру. Как? Один из древних мудрецов построил такую научную
систему, в которой логично доказал, что движенья нет. Для опровержения этого
умопостроения у оппонента не нашлось доказательств. Он просто встал и начал молча
прохаживаться. Таким образом, он опроверг не доказательства - опроверг вступающую в
противоречие с действительностью систему.
НАДЕЖНОСТЬ ЗНАНИЯ
Где тонко, там и рвется.
Вспомним, что здесь мы приняли понятия, согласно которым продуктом науки
является знание, то есть вероятность конкретной причинно-следственной связи (для
знания изменения) или вероятность существования данного объекта в определенном
пространственно-временном интервале (для знания существования). В таком случае мерой
качества знания является его надежность. Поэтому мы вправе пользоваться теорией
отказов, без благословения которой не запускается в производство ни одно ответственное
техническое изделие (речь идет, конечно, о честном производстве, а не о мошенничестве там совсем другие подходы).55)
55. При испытании патронов на вероятность осечки мы можем провести тысячи
испытаний. А при запуске космического корабля может оказаться невозможным
даже единичное испытание. Но теория надежности сложных систем позволяет
достаточно хорошо оценить вероятность безотказного достижения цели кораблем,
если проведены испытания элементов системы и связей между ними. Точно также и
в науке мы можем проверять не только элементарные утверждения, но и сложные
умозаключения. Поэтому можем говорить о надежности знания, независимо от того,
элементарное это сведение или сложное умозаключение.
Если есть причина А, а мы утверждаем, что в результате нее должно наступить
следствие В, то чем выше при проверке вероятность подтверждающих исходов, тем выше
надежность знания. Чем больше число проверок, тем точнее предсказываемая
вероятность.56) Таким образом, научное знание не есть «кусочек истины», а только
вероятностное предсказание истинности данного кусочка причинно-следственных связей.
56. Термин «прогноз» по-русски означает «предсказание». Но лучше пользоваться
термином «предвидение». Ведь «сказать» и «предсказать» можно что угодно, а
видеть можно только то, что есть в действительности. И пусть мы предвидим
будущее очень расплывчато, но все-таки «видим». Поэтому вместо «прогнозируемая
вероятность» будем говорить «предвидимая вероятность» и т.п.
Дадим следующее определение:
Надежность знания - увеличения вероятности успеха предвидения при
использовании этого знания.57)
57. Фактически это понятие почти совпадает с выдвинутым А.А. Харкевичем
математическим понятием ценности информации, которую он определяет как
приращение вероятности достижения данной цели в результате использования
данной информации.
Наше понятие выбрано из следующих соображений:
Во-первых, русское слово «знание» в данном случае предпочтительнее
латинского «информация» (informatio - буквально разъяснение, изложение).
Используемые нами понятия знания как вероятности конкретной причинноследственной связи и вероятности существования объекта совсем не тождественны
«разъяснению», «изложению». Латинский термин затрудняет понимание сути
вопроса, например, под информацией понимают и сведения, и передачу сведений и
т.д. Предложенное русское понятие «знание» более однозначно.
Во-вторых, понятие «ценность» происходит от понятия «цены», весьма важного
для «Я-центричного» мировоззрения, но практически ненужного в «МЫцентричном» мировоззрении. В последнем важна не цена, важна полезность.
Полезность же в нашей системе понятий тождественна разумности. Цена зависит от
конъюнктуры (то есть, общепринятого обмана), а надежность является сущим, а не
выдуманным понятием. Если надежность какого-либо утверждения неизвестна, то
лучше пользоваться просто жребием - быстрее и дешевле.
Надежность - это не просто вероятность как отношение числа подтверждающих
исходов к числу всех исходов. Это еще учет вероятности того, что признанное нами как
причина А есть действительно А и что наблюдаемое нами следствие В - это
действительно В. В технике и в математике отождествление как исходного объекта, так и
следствий обычно является не очень сложным делом, но в общественных науках и в
религиях эта сторона является едва ли не самой проблематичной (ввиду желания
отдельных спорщиков не искать истину, а доказывать свою правоту).58-60)
58. По-видимому, еще в глубокой древности люди были склонны считать знание
надежным, если вытекающие из него предсказания подтверждались. Почему же
тогда люди ошибались сплошь и рядом? Рассмотрим это на примере одного из так
называемых чудес.
В древних египетских храмах двери открывались только после сожжения
принесенной богу жертвы. В жертвеннике был устроен замкнутый сосуд,
сообщавшийся трубой с другим сосудом, частично наполненным водой. Когда
воздух в первом сосуде от нагрева расширялся, под его давлением вода начинала
выливаться из второго сосуда. Попадала она в ведро, которое висело на веревке,
намотанной на вал, связанный с запором дверей. Наполненное ведро опускалось, вал
вращался, запор открывался. А народ убеждался в существовании бога, которому
служат создавшие это сооружение жрецы.
Как видим, истинность вроде бы доказана, но остается вопрос: а действительно ли
А было А и последовавшее за ним В было В? Что было причиной: благодарность
бога за принесенную жертву или хитрый замысел жрецов? Какое следствие увидели
прихожане: что двери открылись сами или что их привел в действие скрытый
механизм?
Этот пример показывает, что подмена поиска истины «доказательством» своей
правоты существовала еще в Ветхозаветные времена. И сегодня она, конечно, не
исчезла. Но о тех чудесах, которые к нам слишком близко, как сказал А. Толстой,
«уж лучше помолчим».
Следовательно, проверка надежности знания не сводится к простой вероятности,
основанной на подсчете числа благоприятных исходов в общем числе экспериментов
(двери открывались всегда или почти всегда после принесения жертвы!). Но если мы
не знаем вероятности, что А есть А, а В есть В, то наблюдаемая вероятность ни в
коем случае не будет указателем надежности знания.
59. Можем ли мы что-нибудь сказать о надежности знаний о прошлом? Прошлое
неуничтожимо. Примем это как одну из аксиом. Но возможны современные
подделки прошлого. Вспомним высказывание Талейрана «Кто владеет настоящим,
тот владеет прошлым». У дорвавшихся до власти политиков необъятные
возможности для замалчивания и для уничтожения документов, ставящих под
сомнение их правоту. Не меньший простор для подделок, где необходимы всего две
вещи: отсутствие совести и наличие технических возможностей. И то и другое
сегодня имеется в изобилии.
Вспомним хотя бы историю с «дневниками Гитлера». Их в 1983 году приобрел
респектабельный германский журнал «Шпигель» у некоего Конрада Куяу за 9
миллионов марок (по тогдашнему курсу 3,7 миллиона долларов!). Надо думать, что,
приобретая этот «исторический документ», журнал «Шпигель» был уверен в его
подлинности, раз решил рискнуть своим авторитетом и такой суммой долларов. На
сенсацию набросились другие издания. Лондонский еженедельник «Санди Таймс»
заплатил 400 000 долларов за право публикации дневников в Великобритании и
странах Содружества. «Шпигель» опубликовал 42 страницы выдержек из
«Дневников», собирался сделать еще 28 публикаций. Американская пресса писала,
что в этих материалах «ощущается кошмарный запах истории». Но кошмар был в
другом. Как вскоре выяснилось, «Дневники» являются подделкой всего-навсего
одного любителя подделок - самого Куяу, причем некачественной подделкой. Чего
же стоит команде специалистов подделать документ в одну страницу или даже
только изменить кое-какие детали в нем? Практически все бывшие руководители
спецслужб признают, что подделка архивных документов не составляет труда
(действующие руководители об этом молчат по долгу службы).
Поэтому, когда преследующие свои интересы люди осчастливливают нас
цифрами или архивными документами из нашего прошлого, раньше скрываемого, а
при нынешних свободах вдруг «найденного», надо помнить, что надежность знания,
полученного нами от них, близка к нулю, более того, часто она имеет знак минус.
60. Единственный путь повышения надежности знаний, «подтверждаемых»
документами - провести независимую от «документов» проверку. В первую очередь,
математикой. Это не так сложно, как кажется. Было бы желание.
Например, рассмотрим вопрос, сколько же было репрессированных в СССР в 30-х
годах ХХ века? Этот вопрос не совсем праздный: ведь его определенная трактовка
изменила массовое сознание наших соотечественников, сняла иммунную защиту
общества. Да и сейчас демократическое сознание и демократическое запугивание
основано на приводимых ими цифрах репрессий: «Хотите, чтобы снова вернулось?».
Такое воздействие основано на восприятии приводимых демократами данных как
истины или хорошего приближения к истине. Цифрам КГБ почти никто не верит ведь это заинтересованная в сокрытии истины организация. Большинство верит
Солженицыну - как-никак, писатель, краса и гордость антисоветчины, к тому же лауреат Нобелевской премии. Но если мы пользуемся утверждениями Солженицына
как последней истиной, то элементарная порядочность требует от нас независимой
проверки.
Существует простой математический способ установления истинного числа
репрессированных, независимый ни от давления «авторитетов», ни от сокрытия или
подделки архивов. Известен он как метод Монте-Карло или метод случайной
выборки. Так, чтобы определить всхожесть семян, не надо высевать все имеющееся
на складе зерно и пересчитывать все до единого зерна и всходы. Берут, например,
тысячу семян, определяют среди них число проросших и получают ответ с
точностью до процента или лучше. Именно так, проследив судьбу в годы репрессий
нескольких сотен или тысяч граждан СССР ( выбранных гарантировано случайным
способом!), можно с достаточной точностью определить процент, а, значит, и число
репрессированных.
Солженицын называет число репрессированных сорок миллионов и более (при
тогдашней численности населения СССР 196 миллионов). Если действительно было
так, то репрессирована примерно пятая часть, и, прослеживая жизнь граждан того
времени, мы ожидаем попасть на репрессированного с вероятностью 0,2.
Мои прикидочные опросы случайных попутчиков об их родных и соседях того
времени указывают на цифру около одного процента (наблюдаемая вероятность
0,01!). Это не противоречит данным КГБ и указывает, что Солженицын не
ошибается на столько-то, а беспардонно врет в десятки раз. Не верите? Проверьте
сами, товарищи и господа, метод я вам указал.
«Знанию», искажающему действительность, мы должны приписывать надежность
со знаком минус (образно говоря, это не кирпич в здание миропонимания, а
взрывающаяся мина в его стене). Надежность знания со знаком минус означает, что
данное утверждение является ложью, а модуль (абсолютная величина)
«отрицательной надежности» является мерой степени лживости. В данном случае
степень лживости Солженицына равна 0,19 (при предельно возможной 1,0).
При выработке практических шагов более полезным, чем надежность знания, является
понятие предсказательной силы.
Предсказательная сила знания - увеличение жизнеспособности общества при
использовании этого знания.
Преимущества этого понятия в том, что оно отодвигает на задний план не только
малонадежные знания, но и малополезные (см. примечание 57). Вопреки
демократическому плюрализму, в научные технологии должны допускаться только
утверждения с наибольшей предсказательной силой. 61-63)
61. Подобно тому, как это имеет место в промышленных технологиях. Скажем,
один изобретатель разработал станок производительностью 10 деталей в час, другой
- 20, третий - 30, четвертый - 31. В производство при прочих равных условиях
должно запускаться только изобретение четвертого изобретателя.
Так же мы должны относиться и к аксиомам типа Лобачевского. То, что кое в чем
они дают хорошее совпадение с наблюдением, еще не повод восторгаться ими. Ведь
мы можем и в системе Коперника, и в системе Птолемея выделить аксиомы (у
первого - «в центре находится Солнце», у второго - «в центре находится Земля»). С
помощью системы Птолемея весьма неплохо предсказывались солнечные и лунные
затмения. Но система Коперника имеет меньше предпосылок и большую
предсказательную силу.
Отсюда еще одно неожиданное следствие: система знаний, преподаваемых
учащимся, должна отличаться в разных странах. Ведь они находятся в разных
условиях, и для них одни и те же знания могут иметь разную предсказательную
силу.
62. Понятие предсказательной силы противоположно плюрализму, который
трактуется демократами как право на существование любых мнений. То есть, якобы
должны иметь одинаковое право на существование мнение, что форма Земли
подобна шару и мнение, что Земля имеет форму чемодана. На основании
совершенно правильной предпосылки, что человек, как крошечная частица мира, не
в состоянии охватить абсолютную истину, игнорируется факт существования
мнений, близких к истине, и мнений, весьма далеких от нее. При таком подходе и
разум не нужен.
В сегодняшних условиях чрезвычайно злободневным является понятие «убойной
силы лжи» как еще одной противоположности предсказательной силе знания. Мерой
этой убойной силы является снижение жизнеспособности при потреблении знания с
отрицательной надежностью. Особо следует заметить, что эта убойная сила зависит
от степени лживости сообщения нелинейно и проходит через максимум при ее
определенном значении. Это связано с тем, что слишком большая ложь теряет
правдоподобие, легче обнаруживается. («Закон» Геббельса «чем больше ложь, тем
легче ей верят» справедлив только в определенных пределах).Так, выше (примеч. 60)
мы уже указали, что степень лживости утверждений Солженицына о числе
репрессированных равняется 0,19, а максимально возможная степень лживости
равна единице. Но единица получается при утверждении, что репрессированы и
уничтожены были все 100% населения СССР. Такой лжи даже некоторые демократы
не поверили бы. Очевидно, что степень лживости 0,19 как наиболее убойная была
рассчитана весьма точно - не зря же Солженицын получил за неё Нобелевскую
премию, а Геббельс не получил.
63. Принятие наиболее надежного знания в качестве приоритетного в научных
построениях отнюдь не означает признание его полной истинности. Между тем
утверждение «это практически однозначно» иногда заменяется на «это абсолютно
однозначно». Такая бравада вызывает восхищение, но является отступлением от
науки. Так, астроном Леверье по «неправильностям» в движении планеты Урана
предсказал существование еще более отдаленной планеты (Нептуна) и вычислил ее
местоположение на небе. Астрономы направили туда телескопы и увидели
предсказанную планету. Но автор предсказания отказался даже взглянуть на нее:
«Зачем? Я же знаю, что она там есть».
Еще интересней был случай при строительстве одного из итальянских храмов.
Когда «отцы города» пришли осмотреть новостройку, они были в восторге от
огромного купола, но их смутило, что посредине он ни на что не опирается: «А не
обвалится?». Архитектор ответил: «Я все рассчитал и даю полную гарантию». А
«комиссия» сказала, что все хорошо, но посредине надо поставить подпирающие
колонны. Архитектор как умный человек понимал, что правители всегда правы и
спорить не стал. Колонны поставили, и здание было принято. Прошло сто с лишним
лет, фрески на потолке облупились, и новые строители начали ставить леса, чтобы
отреставрировать потолок. Когда добрались до верха поставленных в центре колонн,
то увидели между ними и потолком зазор в несколько сантиметров. Такая
абсолютизация надежности возможна только с точностью до краткости жизни
человека и немногочисленности его творений. Ведь если бы архитектор построил не
один, а миллион храмов, вероятность обрушения какого-нибудь из них от какойлибо случайности (напр., чудовищного снегопада) выросла бы в миллион раз.
Известен и трагический случай такого абсолютного доверия к науке. Длиннющий
туннель строили с двух сторон. По расчетам маркшейдера, сбойка должна была
состояться такого-то числа во столько-то часов. Наступило расчетное время, а
никакого просвета не видно, а главное - никаких звуков с той стороны не слышно.
Первая мысль - промахнулся. Маркшейдер пустил себе пулю в лоб. А через
несколько часов половины тоннеля вышли одна на другую тютелька в тютельку.
Позже выяснили - вырабатываемые породы обладали плохой звукопроводностью.
Обратим особое внимание: вера, вероятность, проверяемость - слова одного корня. А
язык народа, в отличие от языка отдельных людей, всегда говорит правду. И очень мудро
говорили наши предки: «Доверяй, но проверяй».
Отсюда практический вывод:
Термин «точные науки» является простым недоразумением. Каждая наука в своих
частностях имеет ту меру приближения, которая достижима на данном этапе
познания. А совершенная, абсолютная точность - просто «научное» суеверие,
несовместимое с научным подходом.
Шарлатаны и лентяи от общественных наук ссылаются на чрезвычайную сложность
общественных явлений, а поэтому, дескать, точные методы естественных наук к обществу
не применимы. Но ведь и в математике было «неразбери-поймешь» даже через две тысячи
лет после примера Аристотеля и Евклида, пока гениальный Гильберт не потребовал
единообразия и строгости математических доказательств: явное указание всех исходных
понятий и исходных положений (аксиом) каждой данной теории, и явное указание всех
использованных в доказательствах логических средств. Чего же тут сложного в
применении к общественным наукам? Да сложно только то, что в этом случае политикивластолюбцы и бизнесмены-аферисты не смогут дурачить прозревший народ! Поэтому на
пути к истине необходим следующий практический шаг:
Мы должны одолеть свою леность ума, найти необходимые понятия-меры и
разработать оптимальную систему аксиом, чтобы оценивать ими общественные
явления пусть пока с невысокой, но все-таки точностью (а не с точностью «до
наоборот»), и отмежеваться от тех «ученых», которым нужна не дорога к истине, а
выгодный им произвол.
Такой же подход мы должны соблюдать и по отношению к любой религии. С теми
верующими, которые считают, что Бог дал им глаза, чтобы видели, а разум - чтобы
мыслили, нам тоже по дороге к истине. А с теми, которые полагают, что названными
великими божьими дарами можно пренебречь, лишь бы доказать свою правоту, нам не по
пути.
Если внимательно присмотреться и к науке, и к религии, то можно заметить, что это две сестры, имеющие общего предка - Прокруста.
Прокрустов инструмент в руках науки называется суеверием, а в руках религии ересью. Но в обоих случаях им пользуются одинаково топорно.64)
64. Напомним, что в древнегреческой мифологии Прокруст - разбойник, который
привечал и угощал попавших к нему путников, а затем укладывал отдыхать на свое
ложе. Тем, кто был больше его размеров, обрубал ноги, а кто меньше - вытягивал до
размеров ложа. (Интересно, что по-русски «Прокруст» значит «растягивающий».
Сравни русское выражение для оценки качества некоторых доказательств «притянуто за уши»). В прокрустовом ложе держат забредших к ним «прихожан» и
религии, и сегодняшние общественные науки.
Наука должна не столько требовать изгнания суеверий от других, сколько сама от них
избавляться. И в первую очередь она должна изгнать суеверие «точной науки», о котором
мы уже говорили.65)
65. Образно говоря, наука, если она действительно хочет двигаться к истине,
должна изгнать из себя «беса абсолютной точности».
Ситуация такая же, как в строительстве: мы не можем построить абсолютно
надежное здание. Принято считать здание надежным, если вероятность его
обрушения за установленный срок службы не больше одной миллионной. Так же и в
науке: вечные истины - только мечта, но достаточно надежные приближения к
истине, способные прослужить не один век и многим поколениям, мы можем
строить и обязаны это делать - ведь лучше видеть будущее хотя бы нечетко, чем
вообще закрывать глаза под предлогом, что нам нужно абсолютное зрение.
Иногда приходится слышать, что помимо научного знания есть и другие виды знания,
например, полученные путем озарения. Но дело не в том, получено ли знание
кропотливым многолетним трудом или привиделось во сне - суть в том, насколько оно
надежно предсказывает будущее.
ЧАСТЬ 2. СТРАНА И ЖИЗНЬ
ЗА СТРАНУ - ОБИДНО
На палубу вышел, а палубы - нет!
Наиболее известный афоризм, оставшийся от сверхкраткого правления Ю.В.
Андропова - «Мы не знаем страны, в которой живем». Многие его повторяют, и почти все
удивляются: как такое возможно? Но еще больше удивились бы повторяющие, да и сам
Андропов, будь он жив, скажи им, что мы не знаем, что это такое - «страна»? А между тем
дело обстоит именно так!
Казалось бы, слово «страна» всем понятно. Даже в песнях воспета: «Широка страна
моя родная», «хороша страна Болгария, а Россия - лучше всех», «Вставай, страна
огромная...» и т.д. Почти на каждом шагу простой люд вопрошает: «Что же это в стране
творится?». Патриоты часто говорят о «богоизбранной стране», западофилы - об «этой
стране». По телевидению ежедневно идет передача «Страна и мир». Сплошь и рядом
слышим об интересах страны, о будущем страны. Прости их, Господи, ведь они не
ведают, о чем говорят! В БСЭ фактически нет слова «страна» - там оно дано только как
«таксономическая единица физико-географического районирования», попросту говоря,
определенный кусочек суши.66)
66. Правда, в БСЭ упоминается такая географическая дисциплина как
страноведение. О нем сказано, что «в течение тысячелетий, начиная с Геродота и
Страбона, оно носило универсальный характер, охватывая все стороны природы,
истории, населения, экономики, культуры и политики». Это в значительной степени
приоткрывает значение слова «страна», но не явно и далеко не полно.
У В. Даля читаем: «СТРАНА, сторона, в значении край, объем земель, местность,
округа, область, земля, государство, часть света». Достаточно подставить каждое из
этих значений вместо слова «страна» в любую песню или в любое высказывание
простого человека, чтобы убедиться - нет, не о том поет народ, не о том говорит.
Даже слово «государство» не подходит.
В обыденном сознании не проводится четкого различия между «страной» и
«государством», они часто употребляются как синонимы. Тем не менее можно заметить,
что чиновники и политики чаще говорят «государство» ( и его варианты «держава»,
«империя», «королевство», «царство», «халифат», «эмират», «ханство» и т.д. производное от титулов «государей»). А вот остальной народ в основном говорит
«страна», вариантом является «родина». Есть песни о стране, о Родине - о государстве нет.
С учетом того факта, что ныне в большинстве государств властвует не единоличный
царь или каган, а имеется групповое управление, примем следующее определение:
Государство - власть вместе со всеми ее владениями.67-69)
67. Даже когда власть выглядит вроде бы единоличной, не следует забывать, что
«свита делает короля». Понятие власти и особенности сегодняшних заблуждений
вокруг нее даны в статье «Власть не дают. Власть создают» (в части 3 «Шаги»).
68. А почему бы не принять Марксову формулу «Государство есть орудие
насилия»? Она неприемлема уже потому, что даже с марксистской точки зрения
верна только наполовину. Ведь, скажем, капиталистическое государство по
отношению к капиталистам отнюдь не есть орудие насилия, оно - орудие управления
в их интересах. Орудием насилия оно является только по отношению к угнетаемой
части общества.
69. Нетрудно увидеть, откуда проистекает такой разнобой в понятии государства.
Одни видят в нем только власть и не замечают владений, другие видят владения и
пренебрегают властью.
Еще худшая беда начинается, когда говорим «государство», а подразумеваем
«страна». Вот главный редактор «Завтра» А. Проханов назвал свое издание газетой
Государства Российского. Очень часто встречаем на ее страницах
«государственники», «государственность». Неохота редактору признаваться, что в
свое время термин был выбран неточно. И одним этим термином все свои огромные
и глубокие труды и труды доверившихся газете авторов принижает.
Вот только один пример, показывающий, что Проханов использует не то понятие,
не ту меру. Так, президент В. Путин в ноябре 2004 г. на Российском совещании
промышленников и предпринимателей заявил: «Государство должно гарантировать
незыблемость итогов приватизации». Проханов может сказать, что он и Путин
пользуются разными понятиями «государства». А где они, эти ваши понятия? Вот и
получается, что вы на пару с Путиным морочите голову простому народу. Ведь
перед людьми поставлена дилемма: защищать Государство Российское или
посягнуть на незыблемость прикарманивания против этого Государства? Прямо
скажем, на все сто процентов ложная дилемма. Государство - как огонь. Совсем
разное должно быть у нас отношение к огню, который поджаривает для нас обед, и к
огню, который нас поджаривает. Подчеркну, что в этом я вижу не вину, а беду
Проханова и других честных «государственников». Вот и предлагаю им не
навязывать свои понятия народу, а только закрепить более однозначно выработанное
народом понятие «страна», и впредь не путать его с понятием «государство».
Показательно, что чем дальше, тем больше Проханов и сам чувствует, что
запутался с понятиями. В «Завтра» (№ 36, 2005 г.) он уже говорит: «Перед
патриотами-государственниками сейчас стоит мучительный, сложный выбор.
Поддерживать это падающее, стремительно изживающее себя государство, или
сметать его...». Такова вот цена неоднозначного понятия. Если для их высочества
государственников это мучительно, то чего уж говорить о простых людях! И волейневолей Проханов тоже движется к понятию страна: «...нарастающая энтропия
приведет страну к необратимым последствиям» (там же).
Что касается «Завтра», то я не могу подозревать ее в каких-то скрытых
намерениях. Ведь она публикует материалы, заставляющие людей думать - а
провокатор этого не может делать. Некоторые идеи настоящей книги, а уж тем более
толчки к ним, автор получил от «Завтра». Претензии к газете совсем в другой
плоскости - люди, стремящиеся оказать неотложную помощь стране, в спешке порой
хватают совсем неподходящие материалы и очень мало думают о необходимой
стерильности используемых понятий. Если газета - система, а не скопище всех
попавших в редакционный портфель бумаг, то она из номера в номер, а уж тем
более, в каждом номере должна придерживаться одной системы понятий. Если этого
нет, хаос не отступит.
Конечно, затесались в газету и некоторые, мягко говоря, тупиковые идейки, вроде
«Примирить олигархов, находящихся на цепи или дрожащих за столом у Вольского
и подмосковных бомжей, левых и правых, радикалов и обывателей» (в той же
«Завтра» № 36, 2005). Но не эта пошлятина делает погоду в газете.
И хотя владения государства - это, в первую очередь, определенная территория с ее
населением, тем не менее из понятия «государство» никак не вывести понятие «страна» последняя нечто большее (по смыслу; а по территории страна может быть и меньше, и
больше связанного с ней государства или государств). Страна сложнее и долговечнее
государства. Государствами были и Киевская Русь, и княжества, поневоленные Золотой
Ордой, и Российская империя, и Советский Союз. Государством является и нынешняя
подневольная Западу Российская Федерация. Менялись власти, менялась география
владений. Но все время существовала и существует одна наша страна - Русь, Россия,
изменяясь, но оставаясь в своей сущности сама собой70-71).
70. Государством была Британская империя, а в нее входили такие страны, как
например, Индия, которая существовала за тысячелетия до возникновения БританииАнглии и которая пережила её имперское государство.
Понятие «страны» где-то рядом с «государством», но это отнюдь не означает их
тождество. Страна - нечто живущее своей жизнью, одушевленное.
71. Школьник задает вопрос старшим: «“Служить Родине” - как правильно
поставить вопрос – “кому?” или “чему?”». Возможно, что обученные Западом
лингвисты будут настаивать, что правильный вопрос – “чему?”. Но вот простые
русские почти все как один, не колеблясь, ответят: «Правильно – “кому?”». Я
склонен доверять простым людям, потому что Родина, страна - это их понятие. И это
их понятие относит страну к живым объектам!
Чтобы поймать понятие «страна», надо рассматривать ее как живую систему. Без
понятий «жизнь», «живое», «народ», «цивилизация» понятие «страна» будет пустым.
Поэтому волей-неволей надо потрудиться над нашим углублением понятия «жизнь»,
копать и копать, пока не докопаемся до корней, казалось бы, лежащего на поверхности
понятия «страна». Терпение и труд все перетрут. Понятие «страна» откроется тем, кто
следует этой пословице. А ленивые и нетерпеливые по-прежнему останутся без страны,
только с одноименным пустым звуком.
ЖИЗНЬ - А ЭТО ЧТО ЕЩЁ ТАКОЕ?
Жизнь не так проста, как она кажется.
Она гораздо проще.
Прежде, чем обсуждать жизнь человека в обществе, надо бы, наконец, ответить на
вековечную загадку науки: что же такое жизнь вообще? Для этого придется дать понятие
жизни не из нее самое («масло масляное»), а из более общих мировоззренческих
категорий. Чтобы это удалось сделать, надо взглянуть на окружающий нас мир с иной
стороны, чем это общепринято.
Человеческое сознание взрослело одновременно с тем, как человек овладевал миром
вещей. И, «по привычке», человек стремится навести порядок в хаосе вещественных
объектов и физически, и познавательно.72)
72. Человек ухитряется делать из вещей целый мир: «Мир мебели», «Мир обуви»,
«Мир сантехники». Не удивлюсь, если где-то существует «Мир унитазов». Что
может индивидуум, замкнувшийся в этих «мирах», понять о действительном мире?
Он может создать только унитазное миропонимание.
На самом деле гораздо продуктивнее рассматривать жизнь человека не как
протекающую в мире вещественных объектов, а в мире событий. Собственно это неявно
подразумевается во всех научно-практических подходах: объект считается понятным,
если увидели его движущие и созидающие причины и осознали, причиной каких явлений
он может быть.
Наше определение события:
Событие - превращение причин в следствия.
Следствие - каждое изменение, связанное с данной причиной. (Понятие
«изменение» принимаем без определения).
Поскольку деление на причины и условия субъективно (деление зависит от
протяженности выбранного пространственно-временного интервала), мы будем
использовать понятие причины в широком смысле:
Причины (в широком смысле) - те свойства объектов, без каждого из которых
невозможно данное событие. 73-75)
(Понятие «Свойство» примем за первичное).
73. Говорят: «Причиной схода лавины стал громкий крик», «причиной лавин
стали обильные снегопады и наступившая затем оттепель», «причиной частого схода
лавин в этих местах является вырубка лесов на склонах». Правда, никто не говорит,
что причиной схода лавин явилось земное тяготение - оно действует всегда и
постоянно. Но если мы будем осмысливать это явление не в связи с недавними
событиями, а всеохватывающе, то должны учесть и последнюю причину.
74. Может быть, часть причин все-таки называть условиями, обстоятельствами
или свойствами объекта? Но эти термины не отражают явно их главное свойство способность «причинить следствия». Поэтому лучше проведем раздел внутри самих
причин на широкие и узкие.
Узкая причина - та, которая превращает совокупность причин в систему с
данным свойством.
В результате такого превращения у совокупности появляется свойство, не
выводимое из простой суммы свойств элементарных причин («последняя соломинка,
переломившая спину верблюду»). (Подробнее см. раздел «Живая система»).
Теоретически любая из входящих в систему причин (в широком смысле) может
стать узкой причиной, если только ее и не доставало для завершения системы. Узкой
причине выпадает судьба превратить возможность в действительность.
75. Подмена понятия широкой причины понятием узкой причины и наоборот
является, как и все подмены понятий, глупостью или мошенничеством. Так,
некоторые демократы утверждают, что они не виноваты в разрушении Советской
страны, раз Союз развалился - значит, он способен был развалиться. На это им
весьма точно возразил С.Г. Кара-Мурза: тогда и поджигатель не виноват - дом
сгорел потому, что он деревянный. Можно дальше развить бред демократического
«мышления»: виноваты растения, потому что без них не было бы дерева как
стройматериала, да и кислорода не было бы в атмосфере и органика не могла бы
гореть. А дальше - виновато Солнце - ведь благодаря его излучению растения и сами
растут, и кислород выделяют. По логике демократов прав любой убийца: ведь
убитый все равно бы умер. Но для правосудия важны не широкие причины (почему
человек смертен), а узкая причина (от чего погиб данный человек).
Примем следующие аксиомы:
Все причины имеют несметное множество следствий.
Все следствия происходят от несметного множества причин.
Все следствия превращаются в причины.76-77)
76. Заметим, что под «все» мы имеем ввиду все наблюдаемые прямо или
опосредствовано (философского «трансцедентного», то есть принципиально не
взаимодействующего с нами, мы не трогаем - чего не знаем, того не знаем. А много
ли умного можно сказать о том, чего не знаешь?)
77. Невозможно согласиться со следующим утверждением БСЭ: «Причинность
есть лишь одна из форм всеобщей связи явлений. В.И. Ленин подчеркивал, что
“казуальность”, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной
связи... Понятие “закон” более широкое, нежели понятие “причинности”».
Во-первых, такие мысли надо не подчеркивать, а перечеркивать. Назовите хотя
бы несколько других форм всеобщей связи явлений! Можно придумать еще только
одну - беспричинность. Но это непознаваемое принципиально, а значит, существует
или нет - ничего о нем нельзя сказать, и говорить о нем можно только впустую. Даже
самые «нематериалистичные» религии не толкуют о беспричинных явлениях, а
усматривают причину в Боге. Так что по сравнению с нашими материалистами
религии - кладезь материализма.
Во-вторых, закон намного слабее и уже принципа причинности. Это просто
знание связи определенных причин с определенными следствиями. И если это
знание имеет достаточно высокую надежность, то ему присваивают чин закона.
Физические законы выполняются с точностью до ограниченности наших понятий - а
они всегда ограничены. Понятия охватывают только немногие стороны объекта,
обладающего неисчерпаемым набором свойств. Законы рассматривают только
следствия от ограниченной совокупности причин (часто ограничиваясь одной или
несколькими!!!). А между тем в действительности следствия являются результатом
хаотического воздействия бесконечного множества причин, и определенные
сочетания не учитываемых причин могут привести к следствиям, не только
отличным от предсказываемых законом, но даже противоположным.
Примем следующее определение закона, почти дословно совпадающее с определением
В. Даля:
Закон - предел свободе действий.
Естественно, Даль различает три совершенно разных смысла этого термина: «Закон
природы или естественный закон, которому неизбежно следует вся вещественная
природа. Законы гражданские, установленные гражданскою, государственной властью
противопоставляются законам духовным, т.е. относящимся до дела веры...». Рассмотрение
духовных законов не входит в задачи этой книги. А поэтому дадим наши определения
только для двух первых:
Законы естественные (законы сущего) - связь определенных причин с их
следствиями.
Законы искусственные (законы власти) - устанавливаемые властью ограничения.
Даль упоминает также о противопоставлении законов природы и гражданских военным
и уголовным, но очевидно, что последние являются частным случаем законов
искусственных. Всмотримся пристальнее в законы мироздания и «законы» власти.
Общее для них только то, что нарушение законов и первого, и второго типа влечет за
собой наказание.
Отличие в том, что естественные законы люди не могут создать, отменить или
изменить - они могут только познавать их и подчиняться им. В. Даль дает пояснение:
«закон - чем дело закончено». Закончено - значит в прошлом. А прошлое - неуничтожимо
и тем более человеку не подвластно. Иное дело называемые «законами власти» ее
выдумки. Их можно принимать и изменять хоть по сто раз в год.
Живое является частью мироздания, а, значит, и над человеческим обществом
властвуют естественные законы. Образно говоря, законы природы - это ландшафт, законы
общества - это дороги, которые оно проложило по данной местности, а вот «законы»
власти - это дорожные знаки. Конечно, тоже часть ландшафта...
Как же получилось, что два совершенно разных понятия обозначаются одним
термином? Вспомним, что в древности, а для многих и сейчас законы мироздания
отождествляются с Божьим промыслом. А власть (и духовная, и гражданская) находилась
в руках «служителей бога» - жрецов. Они издавали соответствующие указы и
постановления, которыми хотели удержать общество в нужном для себя русле. Чтобы
поднять авторитет отсебятины, провозглашали её от имени бога. Дескать, то, что они
сказали, отменять или изменять невозможно. Когда светская власть отделилась от церкви,
властители продолжали прикрывать свои постановления гипнотическим словом «закон».
Очевидно, что в будущем в Разумно Управляемой Стране (РУС) надо избавиться от
этой корыстной для власти путаницы. Слово закон оставить только для открываемых
незыблемых законов общества. А постановления органов управления должны так и
называться постановлениями и подвергаться проверке на соответствие естественным
законам общества. А что не соответствует, должно выявляться, оспариваться и
отвергаться, а не прикрываться маской незыблемого закона. Рыба гниет с головы, а
словоблудие прорастает от высшей власти. Мы должны помнить, что если власть издает
какой-то «Закон...», то в нем уже само это слово применено незаконно. Если бы политики
командовали армией, они, например, издавали бы «Закон о переходе на зимнюю форму
одежды», а не соответствующий приказ. Законы - и общественные тоже - дело науки, и
она должна не создавать их, а открывать.78-79)
78. Один из наших талантливейших (без иронии!) науковедов и обществоведов В.
Далин любил повторять: «Законы общества, открытые наукой, должны так же строго
выполняться как закон Архимеда. Если они не выполняются, значит, они - не
законы». Безусловно соглашаясь со второй частью утверждения, пришлось его
разочаровать в первой. Напомним закон Архимеда в формулировке из БСЭ: «на
всякое тело, погруженное в жидкость (или газ) действует со стороны этой жидкости
(газа) поддерживающая сила, равная весу вытесненной телом жидкости (газа),
направленная вверх и приложенная к центру вытесненного объема». Считается, что
все понятия здесь однозначны. Но что значит «всякое тело»? Любого размера?
Значит, и коллоидные частицы тоже попадают под понятие «всякое тело». Почему
же тогда существуют коллоидные растворы, почему поддерживающая сила не
заставляет коллоидные частицы с плотностью меньше таковой для жидкости
собраться на поверхности? (и почему более плотные не тонут?). Что значит
«погруженное в жидкость»? Если дно кастрюли и кубик, сделанный из материала с
плотностью, меньшей чем у воды, пришлифовать так хорошо, чтобы под
положенную на дно грань жидкость не проникала, и затем налить воду выше
верхней грани кубика, будет кубик погружен в воду или не будет? Очевидно, что в
этом случае на кубик будет действовать не поддерживающая, а «придавливающая
сила». Так можно пройтись по каждому слову.
Но вот самое неожиданное. Опыт, который вы сами легко проделаете за пять
минут. Возьмите два одинаковых конических (точнее, срезано-конических)
пластмассовых стаканчика, лучше прозрачных. Налейте воду в один на одну треть, а
в другой - на две трети. Более полный стакан опустите в менее заполненный.
Наблюдая зрительно или чуть придавливая внутренний стаканчик, легко убедиться,
что он находится на плаву, а не упирается в дно наружного стаканчика. Значит, на
внутренний стаканчик действует поддерживающая сила, по крайней мере не
меньшая, чем вес воды, заполняющей его на две трети. По закону Архимеда эта сила
равна весу вытесненной жидкости. Но вытеснить-то можно не более одной трети ведь больше во внешнем стаканчике не было! (Ко всему еще и донышки не касаются
- значит и вытеснено не все! Конечно, дело можно кое-как исправить, введя
оговорку об условно вытесненной жидкости. Но чтобы сделать закон Архимеда
«непотопляемым», придется делать все новые и новые надстройки).
Для полноты картины подбросим задачку для самостоятельного размышления. По
одной из геологических гипотез в центре земли существует твердое ядро,
окруженное расплавленной магмой. Допустим, что так оно и есть. Будет ли в данном
случае для этого ядра Архимедова сила поддерживающей? В какой верх она
направлена (российский или американский, северный или южный)? Какой вес
вытесненной магмы надо считать - тот, что у ядра, или тот, что у земной коры
(подскажем, что сила тяжести при приближении к центру земли стремится к нулю)?
Из рассмотренного примера вытекает вроде бы шутливый, но исключительно
важный «закон необходимого понятия»:
Законы (естественные) работают с точностью до однозначности наших
понятий.
А поскольку в общественных науках до сих пор нет ни одного мало-мальски
однозначного понятия, то чего же ожидать от выраженных в таких понятиях
«законов»? И в этом В. Далин тысячу раз прав.
79. Нетрудно увидеть бесконечность следствий даже самой простой причины. В
одной из популярных в ХХ веке песен есть такие слова влюбленного молодого
человека «Представить страшно мне теперь, что я не ту открыл бы дверь, другой бы
улицей прошел, тебя не встретил, не нашел». Тоже мне, нашел мировую проблему,
что даже представить страшно! Ну подумаешь, была бы другая жена, другая теща.
Были бы другие дети. Но у детей были бы свои дети и т.д. и с каждым поколением
число потомков удваивается (если для простоты расчета принять число детей в
семье равное двум). Через 33 поколения число потомков достигло бы 50
миллиардов. Это значит, что на земле все люди будут другими, чем были бы они,
открой он не ту дверь. И наступит это, если считать периодом смены поколений 25
лет, всего через 825 лет. (Это можно заметить и без помощи математики. Так, у
Пушкина оказались уже общие правнуки с его злейшим врагом Николаем Первым.
Потомки поэта рассеялись по всему миру. И уже в середине ХХ века какая-то
английская аристократка судилась с пушкинистами за нанесенное ей оскорбление.
Ведь те доказали, что одним из её отдаленных предков был Пушкин, а, значит, в ее
«голубой» крови есть капля «арапской» крови). Отсутствие детей ничего не меняет:
оно также делало бы выбор окружающих иным, чем он был бы при «той двери», и
изменения в составе родившихся «чужих» детей нарастали бы с такой же скоростью.
Но на самом деле процесс идет намного быстрее, чем в геометрической прогрессии.
Ведь дети выбором своих супругов лишили тех возможности другого выбора, и,
значит, рядом с ними состоялся иной выбор и он распространялся расходящимися
кругами. Более того, любыми своими действиями человек что-то изменяет в жизни
соприкасающихся с ними людей, что в итоге приводит к «открытию не тех дверей».
Значит, где-то меньше чем через 500 лет на Земле не будет ни одного человека из
тех людей, которые были бы, открой наш герой не ту дверь - действительно страшно
представить. Ведь любой наш пустячный шаг преобразует всю будущую мировую
историю. (Фантасты отправляют нас на миллионы лет в прошлое, чтобы задавленная
там бабочка чуть-чуть изменила сегодняшний мир. А все оказывается и гораздо
ближе, и гораздо мощнее, а, главное, не фантастикой, а действительностью).
Учитывая предстоящий выход деятельности человека в космос и начало
космических преобразований, например, пока что гипотетических аннигиляционных
воздействий, изменения пространства или чего-то в этом роде, следует признать, что
каждый наш чих отзовется выбором того или иного направления в изменении
окружающей нас Вселенной, во всяком случае, в доступной нам части.
Казалось бы, статистически усредненное человечество и его глобальные дела не
должны зависеть от того, что кто-то «открыл не ту дверь». Вроде бы нас учили, что
закономерность пробивает дорогу через случайности. Но человечество все время
находится в движении, выбирает дорогу. И конкретный выбор из бесконечных
возможностей зависит и от вождей, и от последовательности научных открытий и
технических изобретений, и от того, к которой звезде направят первый звездолет.
(Какой была бы современная политическая карта мира, если бы кто-нибудь из
предков Александра Македонского, Наполеона или Колумба открыл «не ту дверь»?)
Чуть сделали шаг - и пошло-понеслось. А через какое-то время смотришь - а
возврата на другие дороги уже нет. И направила преобразующее действие
цивилизации в «эти ворота» открывшаяся в свое время «не та дверь». Как
задумаешься, так с места страшно сдвинуться. При таком могуществе - полная
беспомощность в предвидении результатов своих действий.
Остается единственное утешение - не могу же я поступать умнее, чем может мой
ум! Но хотя бы таким какой есть, на всякий случай, надо пользоваться. Ночью я
могу видеть куда иду и что меня ожидает всего на шаг-два вперед - но это все-таки
лучше, чем идти с закрытыми глазами.
Мы привели образец неудержимого расширения следствий даже ничтожных
причин на примере людей только в силу большей наглядности. А необозримое число
следствий имеется и для причин в неживой природе, хотя косная материя и не
выбирает «какую открыть дверь».
Приняв аксиомы причинности, мы должны признать, что это больше всего похоже на
тот хаос, который нас окружает. Поскольку причин бесконечно много и следствий
бесконечно много, то в этом хаосе отыщутся такие связки причин, следствием которых
рано ли поздно ли явятся сами эти связки причин.80)
80. Нашему человеческому воображению очень трудно представить не только то,
что может происходить в бесконечности, но даже возможности очень больших
чисел. Между тем один математик подсчитал, что если бы обезьяну научить
беспорядочно стучать по клавиатуре и дать ей возможность так «поработать»
столько-то миллиардов лет, то среди напечатанной ею белиберды с вероятностью,
близкой к единице, оказались бы все произведения классиков литературы, включая
многотомные романы. А в нашем случае природе всего-навсего требовалось
«настучать» программу «компьютерного вируса». А дальше он сам бы себя
воспроизводил, иногда делая ошибки, среди миллионов которых по той же теории
вероятности нашлись бы и повышающие его жизнеспособность.
Написал - и все равно трудно верится. Закрыл глаза и мизинцами (как хуже всего
помнящими клавиатуру) «натыкал» четыре строчки. Внимательно всмотрелся -
нашел осмысленные сочетания: спор, выл, лоб, вою, бис. Повторил: поп, пар, акр,
слад, газ, пал. А если бы хватило терпения «напечатать» вот так десятки страниц?
Наверняка появились бы и более длинные слова, а, возможно, и осмысленные
предложения. Природе же терпения не занимать. При ее неограниченности в
разнообразии и во времени не «набрести» на алгоритм самовоспроизводимой связки
причин просто невозможно.
А что касается связки причин, то для большей ясности ее можно называть поразному: совпадение, стечение обстоятельств. Если порыться в памяти, то можно
вспомнить невероятные стечения обстоятельств не только в приключенческих
романах, но и в своей жизни.
Дадим следующее определение:
Связка причин - данная пространственно-временная последовательность
причин.81-82)
81. Понятие «связки причин» практически совпадает с понятием алгоритма. Но
поскольку последний термин для большинства населения отвлеченный и
малопонятный, то для лучшей ясности пользуемся общедоступными русскими
словами. Тем более, что даже математики не очень обращают внимание на
тождество алгоритма с определенным пространственно-временным расположением
причин.
82. Где-нибудь через столетие будут в основном определены элементарные
причины и можно будет создать их периодическую систему. Тогда можно будет
увидеть аналогию между элементарными причинами и атомами и, что особенно
важно, между молекулами и связками причин. Причем последние, в отличие от
молекул, должны быть упорядочены не только пространственно, но и во времени! В
этом суть.
Образно говоря, в бесконечном хаосе причин и следствий именно ввиду его
бесконечности и хаотичности должно найтись место и для «круговорота причин в
природе». К удивлению, мы нашли даже больше, чем искали: не только понятие жизни, но
и решение загадки ее возникновения.
А поэтому со спокойной совестью введем следующее определение:
Жизнь - разветвленная цепная самопричинность связок причин.83)
83. Термин «самопричинность» как причина разового возникновения (по
отношению к «Боговселенной») употреблялся Б. Спинозой. Прав он или нет - можно
сказать только «не знаю». Здесь мы применяем этот термин не ко всей Вселенной, а
к тому, что вполне обозримо.
Цепные процессы сейчас хорошо известны в химии и физике (горение и взрывы химические и ядерные, полимеризация, генерация лазерного излучения и т.д.). Смысл
цепных химических реакций в том, что возникшая активная частица - радикал
взаимодействует с неактивными молекулами таким образом, что одним из продуктов
реакции является новый радикал, способный инициировать такое же превращение.
Возникшие радикалы могут быть полностью тождественными исходным (как, например,
при взаимодействии кислорода и водорода), или же быть только сходными с ним (при
цепной полимеризации каждый последующий радикал длиннее предыдущего на
определенное звено).84)
84. Любопытно, что язык раньше ученых отследил связь цепных процессов с
проявлениями жизни (в химии цепных процессов имеются такие термины как
«время жизни радикалов», «рождение радикалов», «размножение радикалов»,
«гибель радикалов»).
Особый интерес представляют открытые Н. Семеновым разветвленные цепные
реакции, когда инициированное одной активной частицей превращение вызывает
рождение двух или более таких же частиц. Разветвленные цепные химические и ядерные
реакции не дотягивают до уровня жизни только по одному показателю: они слишком
просты, активные частицы однотипны и поэтому отбор более совершенных среди них
невозможен. Но это становится возможным, когда мы имеем дело с достаточно богатой
связкой причин, самовоспроизводимой в разветвленном цепном процессе. Раз возникнув,
такие связки подвергаются естественному отбору в полном соответствии с положениями
Ч. Дарвина для вещественных объектов - видов. Окружающий хаос вносит в связки свои
изменения и добавления. Поскольку эти изменения случайны, то большинство из них
неблагоприятны. Но в силу той же случайности некоторые связки получат изменения в
сторону повышения жизнеспособности. Подчеркнем: такие «мутации» могут служить
основанием для естественного отбора только в том случае, если цепь разветвленная.85-86)
Таким образом, вторым непременным условием жизни является наличие обратной
связи, которая в данном случае осуществляется естественным отбором, а «функцией
качества» этого отбора является жизнеспособность (см. дальше «Кибернетика или
никология?»).
85. Хотя линейные цепи в благоприятных случаях могут дать миллион и более
поколений, необозримое число поколений возможно только для разветвленных
цепей, звеном которых являются связки причин, достаточно многообразные для
естественного отбора.
86. Интересно, что создаваемые хакерами компьютерные вирусы также попадают
под определение цепных разветвленных самопричинных алгоритмов. К счастью, они
пока еще недостаточно сложны для естественного отбора.
Вторым интересным примером является самовоспроизведение бюрократии. Это
примеры жизнеподобных явлений, мешающих жизни. Ничего удивительного в этом
нет - ведь порой одной форме жизни мешают другие. Например, нашей жизни
мешает жизнь болезнетворных бактерий.
При трактовке жизни как цепной разветвленной самопричинности связок причин
вопрос о ее материальном носителе является второстепенным. Не видно никаких запретов,
ограничивающих жизнь белково-нуклеиновой природой. И более того, только химической
природой. Можно фантазировать даже насчет жизни на основе волновых явлений.87)
87. Между прочим, цепной и волновой процессы - близнецы-братья. Вопрос о
возможной роли колебательных процессов в эволюции давно поставлен В.А.
Молчановым (см., напр. «Русская мысль» № 1-2, 1993). Для полной картины
недостает пока понятия разветвленных волновых процессов. В будущем этот раздел
науки, безусловно, будет разработан.
Жизнь родилась из Хаоса, он ее совершенствует, жертвуя для этого частью самого себя.
Как тут не удивиться древним прозрениям о рождении жизни из Хаоса!88) Правда, потом
греческими мудрецами-рабовладельцами всё было сведено к вещественному Хаосу
частиц, а Хаос причин был просто-напросто забыт - и все стало таинственным и
непонятным.
88. Данный подход перемещает борьбу добра и зла в плоскость борьбы живого
порядка и косного хаоса. И хотя здесь мы очень близко подошли к взглядам П.
Флоренского, трактующего жизнь и смерть с точки зрения негэнтропии и энтропии,
имеется и существенное различие: мы рассматриваемых не хаос вещественных
объектов с их энергетическим обеспечением, а Хаос причин и упорядоченность
причин. А поэтому наши выводы и выводы П.Флоренского о сущности и
направлении жизни, как прояснится в дальнейшем, расходятся в прямо
противоположные стороны. Например, для жизни «по Флоренскому» впереди
маячит призрак термодинамической смерти, а в причинном Хаосе такая угроза
невозможна.
ЖИВАЯ СИСТЕМА
Если вырос небольшим Всех не мерь на свой аршин.
Человек изучает все со своей точки зрения, подходит к окружающему миру со своей
меркой. Уже при первых проблесках сознания двуногий мудрец втемяшил себе, что он «пуп Вселенной».89)
89. Еще два с половиной тысячелетия назад Протагор стал первой научной
проституткой, впервые введя плату за обучение. Проститутка, как известно, должна
доставлять клиенту удовольствие за его деньги. И, соответственно, «наука»
Протагора - софистика провозгласила человека мерилом всех вещей. А что может
доставить большее удовольствие самолюбцу! Это самохвальство так понравилось,
что до сих пор демократы все свое мировоззрение строят на этом единственном
пунктике - приоритете индивидуума.
Но по мере добывания крупиц знания об окружающем мире все яснее высвечивается
необходимость замены «Я-центризма» более объективными координатами. Не выдержала
испытания геоцентрическая система мира. Кое-где сдал свои позиции антропоцентризм.
Но до окончательной капитуляции столь полюбившегося Западу «Я-центризма» еще
далеко. В общественных науках - засилье западоцентризма. И, конечно же, обидно, что до
сих пор понятие живого мы мерим на образец себя, любимого. Особенность настоящей
работы заключается всего-навсего в следовании мировоззрению Коперника. Только он
применил его к Солнечной системе, а здесь оно применено к общественной системе.
В биологии, начиная с К. Линнея, отработана стройная систематика (классификация)
организмов. Но вот кое-что живое, и чрезвычайно существенное, оказывается вроде бы
«не организмом» и поэтому стоит особняком. Например, вид - это, безусловно, живая
действительность, но назвать его организмом как-то не с руки. Трактовка вида как
множества однотипных организмов совершенно противоречит тому, чем он на самом деле
является. А является он системой, основным носителем данной жизненной формы, а
организмы данного вида - просто его элементы, как клетки являются элементами нашего
тела.90-91)
90. Живые организмы настолько разнообразны - от бабочки до кита, от кораллов
до пчелиной семьи, что порой уже сами биологи начинают испытывать трудности
при использовании понятия «организм». Отсюда такие надстройки как
«общественные насекомые», «надорганизм». Муравей - да, да всем известный
муравьишка - подтачивает всю стройность современной биологии. Перед ним она
стоит в растерянности: организм это или орган? Вроде бы организм - с лапками, с
глазиками, с усиками. Между тем главным свойством организма - способностью к
продолжению рода обладает только муравейник в целом, а отнюдь не отдельный
муравей или их брачная пара. «Царица» - это организм или просто женский половой
орган организма под названием муравейник? Муравей-солдат - организм или орган
защиты? У мексиканских медовых муравьев есть специальные муравьи-бочки,
единственная функция которых - сидеть в камере гнезда и принимать приносимый
рабочими муравьями «мед», а в нужный период отрыгивать его пришедшим
покормиться обитателям муравейника. Что это - организм или орган накопления
пищевых запасов вроде горба у верблюда, курдюка у некоторых овец, наконец,
жировых клеток у всех животных? Существуют даже муравьи-пробки, жизненная
функция которых - затыкать в нужное время своим пробкоподобным лбом входы в
муравейник.
Примечательно, что муравейник - не «поселок» муравьиного сообщества, а
некоторая живая отдельность. Это особенно ясно, если вспомнить об американских
странствующих муравьях. Их лучше бы назвать «странствующими муравейниками».
Они не строят постоянного жилища, а движутся единым потоком. Нельзя не
приметить, что этот поток - нечто живое и единое. А движения внутри потока - так и
кровь движется внутри нас в жилах. От этого «муравьиного зверя» бегут в страхе и
пума, и человек.
91. «Я-центричное» биологическое сознание трактует организм как некоторую
физическую целостность, нечто нерасчленимое (по образу и подобию своего «Я»,
своего любимого индивидуума, что в переводе с латыни так и значит «неделимый»).
Но в действительности не всегда так. У головоногих моллюсков одно из щупалец,
называемое гектокотилем, приспособлено для переноса спермы в мантийную
полость самки, проще говоря, является мужским половым членом. Так вот, у одного
из видов осьминогов, названного «кораблик» (Argonauta) гектокотиль в брачный
период отрывается от тела самца и самостоятельно путешествует по морю, пока не
встретит самку, в мантийную полость которой он и проникает. Как говорится,
нарочно не придумаешь. Но вот выдумка природы, несмотря на всю свою
диковинность, является действительностью. И действительность не очень
согласуется с ограничениями, накладываемыми на нее нашим понятием организма
как чего-то компактного. Отсюда следует, что для сопоставления различных форм
жизни гораздо продуктивнее понятие «живая система».
Еще интереснее вопрос о человеческом обществе. Целые научные школы искали и
весьма успешно находили соответствия в структуре и деятельности организмов и
человеческого общества. И не удивительно - ведь вряд ли можно сомневаться, что
общество живых людей - живая система, а все живое по определению имеет некоторые
общие черты. Но в обыденное понятие организма общество не укладывается, и в этом
слабость органической школы. Не похоже общество и на муравейник - ведь каждая
человеческая особь (за исключением медицинских отклонений) способна к передаче своей
генетической информации потомкам. Таким образом, человеческое общество не
вписывается ни в обычное понятие организма, ни в известные нам «надорганизмы».
Чтобы не выплеснуть ребенка из ванны вместе с водой, необходимо дать более общее
понятие живых объектов. Таковым может быть понятие «живой системы». «Живое»
автоматически определяется через введенное ранее понятие жизни (напр., «Живое обладающее свойствами жизни»), а для понятия системы (и связанного с ней понятия
скопища) мы введем следующее черновые определения:
Система - совокупность, свойства которой отличаются от суммы свойств ее
частей.
Скопище - совокупность, свойства которой равны сумме свойств ее частей.
Если традиционное общество безусловно является живой системой, то
«цивилизованное» общество находится недалеко от простого скопища, более того, оно
направляет все свои усилия к тому, чтобы стать скопищем в полной мере. Поэтому законы
существования этих двух типов обществ несопоставимы. 92)
92. Атомизированное «цивилизованное» общество фактически само признает, что
оно является скопищем человеческих особей, а не системой людей. Так, одной из
своих основ оно считает демократические выборы: сложили все «за» и «против» - и
простая сумма решений частей является общим решением. В системе так быть не
может. Система по определению ведет себя не так, как простая сумма.
РЕШЕНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА»
Все это покажется очень просто;
но чего стоило добраться тут
толку и доискаться самого
источника бессмыслицы?
В. Даль
Не правда ли, уважаемый собеседник, что-то слишком здорово у нас все получается?
Поварился миллиард лет бульон в кастрюльке под названием Первичный Земной океан - и
обнаружились в нем молекулы, причиной появления которых являются они сами.
Пообтесывал их естественный отбор еще миллиард лет - вот и готовы живые
одноклеточные организмы с хромосомно-генным механизмом наследования.
Промелькнули еще какие-то миллиарды лет - и дошла очередь до многоклеточных, а
среди них - до млекопитающих, а затем и до обезьян. Пообезьянничали последние с
десяток миллионов лет, подражая друг другу и перекрикиваясь друг с другом - и тут
оказалось, что овладели они таким образом орудиями и языком, и что теперь они вовсе не
обезьяны, а люди, то есть, двунаследственные. Знания об окружающем мире они
получают не столько в генах и даже не в горьком опыте быстротекущей жизни, а так,
играючи, с помощью языка, узнают то, что добыто предками. Тысячелетия назад человек
придумал письменность, а несколько десятилетий назад - компьютеры. И вот оказалось,
что человеческое общество соединено информационными связями и в пространстве, и во
времени в единую живую систему, в Высший разум. Общество стало добывать и
передавать знания об окружающем его мире в таком объеме и с такой скоростью, которые
генам и не снились. Амба тебе, глупый Хаос, я - Человек Разумный, поставлю разумные
цели и наведу разумный порядок. Но не тут-то было!
Во-первых, не только отдельный человек, но и Высший разум - человеческое общество
- конечны, а вот причинный бессмысленный (так ли?!) Хаос - бесконечен. И поэтому
весьма вероятно, что в его бесконечности найдутся такие задачи, которые не по зубам
даже Высшему разуму. Это проблема четвертого тысячелетия, но все равно нам надо
иметь ее ввиду и готовиться к ней.
Во-вторых, мы пока что говорили «человеческое общество - это Высший разум». Это и
так, и не так. Ведь человеческое общество не едино, оно разделено на страны,
государства, народы, нации. И у каждого представителя каждой из этих общностейотдельностей своя система понятий и свой критерий разумности. И, как мы уже говорили,
этот критерий не может быть однозначно доказан.
Так что умерим свою гордыню и не будем посягать на Абсолютный Разум. Попробуем
разумно разобраться хотя бы с тем, что мы имеем на клочке, отвоеванном жизнью у
Хаоса.
Итак, мы имеем в человеческом обществе различного вида подсистемы, среди которых
и «страна», для которой мы стремимся уяснить понятие. Ее отношение с такой
подсистемой как «государство» мы вчерне разобрали раньше. Теперь займемся
отношением страны с подсистемами другого рода: «нация», «народ», «цивилизация».
Начнем с нации. «Национальный вопрос» сегодня является, пожалуй, самым кровавым.
Что же стоит за понятием «нация», привнесенном к нам извне? Ведь русские летописи
этим понятием не пользуются, да и в православной литературе нет понятия «нация». И
как-то жили народы без этого понятия.
Заглянем в пресловутую латынь. Нация - от лат. natio - племя, народ. Естественно,
возникает вопрос: если по-латыни нация - народ, то какая была нужда в переименовании
понятия? Очевидно, что нужда только одна - одновременно с переименованием легче
подменить понятие. Кому это выгодно? Прежде всего, понятие «нация» весьма удобно для
защитников капитализма. Капитализм, по определению Гоббса - это война всех против
всех. А для войны нужен повод. Присмотримся к классическому определению нации - и
мы увидим, что в нем собраны и приумножены все главные поводы для войны (религия
там тоже упрятана в понятие «культура»). Скажем, язык сам по себе - очень слабый повод
для войны, но если он увязан с территорией (например, общий язык - значит, должна быть
и общая территория) - «обоснованный» повод для войны налицо.
Понятие нации дается через такие понятия как язык, психический склад - которые
безусловно, относятся к отличительным признакам народа. Народ с этими признаками
проходит через различные условия экономической жизни, и, если только эти условия не
приводят к его вымиранию, народ остается тем же народом ( конечно, развиваясь и
изменяясь - но это в пределах одного и того же народа. Как нельзя дважды войти в одну и
ту же реку - и все же каждая река остается сама собой). Но вот философы, не дав
определения понятия «народ», добавляют еще «общность экономической жизни» и
подменяют понятие «народ» понятием «нации». Зачем? Да опять затем же, чтобы создать
наиболее благоприятные условия для втягивания народов в войну за чью-то прибыль. А
ведь по здравому смыслу народ - одно понятие, а народ с определенной «экономической
жизнью» (по-русски - с определенным хозяйством) - это самостоятельное, более сложное
понятие.
Главные теоретики марксизма вышли из буржуазной науки и говорили на языке её
понятий. Более того, они утверждали, что пролетариат не может выработать своей
идеологии, она должна быть привнесена ему извне. Вот и привнесли, в том числе и
понятие «нация». Тем более, что революция - это одна из разновидностей войны, и,
значит, для формирования революционного сознания это понятие весьма полезно93).
Конечно, накапливать знания можно и с помощью чужих понятий, но это слишком
коварный и затратный путь, КПД его ничтожен94).
93. По этому вопросу могут возникнуть следующие возражения: почему И.
Сталин, единственный из теоретиков самого крупного калибра, который не
привносил идеологию извне, а создавал ее снизу, тоже пользовался понятием
«нация» и, пожалуй, больше других теоретиков уделил внимания его анализу?
Напомним данное Сталиным определение: «Нация есть исторически сложившаяся
устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории,
экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности
культуры».
Сталин был непревзойденным полемистом. Это мертвого Сталина сегодняшние
сванидзе могут одолеть в споре, да и то не всегда. А попробовали бы живого! И
пусть не кивают на репрессии - Сталин всегда громил своих противников прежде
всего в споре. Никто не мог опровергнуть его доводов. В отличие от нынешних
политических говорунов, он умел вывести недобросовестных оппонентов на чистую
воду и при этом сам никогда не попадался на их крючок. Он ясно видел цель, упорно
торил дорогу к ней, и не пренебрегал никакими мелочами, которые могли бы
вызвать катастрофу на пути к цели или притормозить движение к ней. С учетом этих
качеств Сталина и надо относится к особенностям его работы «Марксизм и
национальный вопрос».
Написана она была в 1912-1913гг., когда Сталин был еще молодым человеком, а,
тем более, зеленым членом ЦК. А за плечами у него - духовное училище и недавняя
учеба в православной семинарии. Одно неосторожное слово - и спор от существа
вопроса перешел бы на личность автора - нечего, мол, священнику учить
материалистов материализму (ведь в канонизированной православной литературе
используется только слово «народ», там нет ни слова, ни понятия «нация»).
Вдобавок, слово «народ» весьма тесно связано с «народничеством», с которым в то
время как раз боролся русский марксизм - и это тоже вынуждало избегать этого
слова. А главное, сердцевиной марксизма стал «Интернационал» («между нациями»)
- что же, отказываться от интернационализма и вводить «Соборность народов» и
«Собор народов»? Поэтому Сталин и пользовался «узаконенной» в марксизме
категорией «нация». В ключевой части указанной работы Сталина слово «нация» и
однокоренные с ним слова употреблены 139 раз, а слово «народ» - 3 раза (1 раз «народно-разговорные языки» и 2 раза - «общенародный»).
Но вот зрелый Сталин уже говорит «народ» - и не только по отношению к
русским (что вроде бы оправдано с точки зрения марксизма, так как русские в то
время не были под капитализмом). Известны крылатые слова Сталина: «Гитлеры
приходят и уходят, а германский народ остается». Не германская нация остается, а
германский народ! И на победных торжествах Сталин провозглашал тост не «за
русскую нацию», а «за русский народ». В ключевых высказываниях Сталина
никогда не было ничего случайного, необдуманного. И, значит, он исходил из того,
что понятие «народ» позволяет лучше увидеть действительность, ближе подойти к
истине, чем понятие «нация».
Главное заключается в том, что Сталин уловил, чье это понятие - «нация». Он
писал: «Нация является ... исторической категорией определенной эпохи, эпохи
подымающегося капитализма», «Окончательное падение национального движения
возможно лишь с падением буржуазии». Если к этим мыслям добавить ту, что
понятиями становятся поименованные и субъективно включенные в миропонимание
множества объектов, то в сумме эти мысли приводят к заключению, что понятие
«нация» - это продукт буржуазного «Я-центричного» миропонимания, а не
коллективистского. Но сказать в молодости Сталин этого не мог - ведь это означало
необходимость отказа от данного понятия, а, значит, коренной пересмотр марксизма,
начиная с «Интернационала». Тогда это было непозволительной роскошью, и
поэтому Сталин оставил вместо живого понятия «народ» костыль «нации».
94. В. Даль писал (т.1, стр.ХХ11): «...другие, вовсе не заботясь об изучении своего
языка, брали готовые слова со всех языков, где и как ни попало, да переводили
дословно чужие обороты речи, бессмысленные на нашем языке, понятные только
тому, кто читает нерусскою думою своею между строк, переводя мысленно читаемое
на другой язык».
И, естественно, явно просматривается простая возможность исправить положение:
похерить латынь и вернуться к родному и общедоступному понятию «народ». (Как это
сделал Александр Македонский с Гордиевым узлом). А уже дальше, определив узловое
понятие «народ», пристегивать к нему хозяйство, территорию и давать определения этим
новым усложненным понятиям, зависимым от понятия «народ».
Дальше хромать с костылем, называемым «нация», нельзя. В нашем «МЫ-центричном»
миропонимании прежде всего необходимо ввести понятие «народ»95).
95. Напомним: понятие есть мера (см. статью «Иметь понятие...). Напялить
костюм, сшитый по чужой мерке, кое-как можно. Но нормальное состояние - ходить
в костюме, сшитом по своей мерке.
Понятием «нация» будем пользоваться только для того, чтобы разобраться, что
же городит с помощью этого понятия Запад. Уяснить, какой смысл имеет «нация»,
мы сможем после уточнения более простых понятий, неявно включенных в эту
химеру. В первую очередь нам необходимо понятие «народ».
Тем, кто прочитал или имеет возможность прочитать книгу П. Хомякова
«Национал-прогрессизм» (М., Паллада, 1994), весьма интересно и полезно будет ее
сравнение с настоящей работой. Указанный автор идет практически тем же путем,
что и я, и его книга во многом является предтечей данной работы. Главное же - что
автор является «Мы-центричным» человеком, то есть, человеком с русской душой.
Но вот обул он на свои русские ноги западные научные сапоги и на высоких
каблуках «нации» отправился в них по дорогам России искать ее будущее. Надо
отдать должное мужеству, настойчивости и научной проницательности П. Хомякова.
Натирая кровавые мозоли, спотыкаясь, падая и снова вставая, он сумел найти много
нового, интересного и полезного. И тем не менее в конце концов свалился в
вырытую Западом яму «золотого миллиарда». Положение не спасает даже то, что
для России там отведено удобное первое место.
Этот пример наглядно показывает, насколько важно для «Мы-центричных»
созидателей иметь собственную и единую систему понятий. И, конечно же, надо
решительно пройти участок дороги от понятия «нация» к понятию «народ», как это
сделал Сталин.
С.Г. Кара-Мурза (СЦ-1 с.335) пишет: «Очень важно для традиционного общества
понятие народ как надличностной общности, обладающей исторической памятью и
коллективным сознанием. В народе каждое поколение связано отношением
ответственности и с предками, и с потомками. На Западе же понятие «народ» изменилось,
это граждане, сообщества индивидов». Лучше не скажешь, но надо покороче. Введем
следующее понятие:
Народ - носитель общественно наследуемой системы понятий и знаний.
Таким образом, «национальный вопрос» (также как и «национальная идея»),
оказывается не сущим, а выдуманным. Многозначность понятий, привлеченных для
создания сложного понятия «нация», дает такую «свободу» для его толкования и
изобретения софизмов, что взаимопонимание недостижимо. В жизни решение
«национального вопроса» осуществляется с помощью войн - горячих или
психологических Есть понятие «нации» - есть национальный вопрос. Есть понятие
«народ» - есть народный вопрос. Последний тоже не простой, но лежит он совсем в
другой плоскости.96)
96. Многим собеседникам предлагаемое решение национального вопроса может
показаться пустым розыгрышем. Дескать, от того, что отодвинули понятие «нации»,
национальный вопрос не исчезнет. Для этого, мол, надо убрать не понятие, а саму
нацию, что невозможно. Жалко ведь так запросто расставаться со столь дорого
обходящимся человечеству софизмом. Поэтому объясним суть дела на более
очевидном примере.
Все понятия имеют право на существование. Имеют право на существование,
например, и понятие «прибыль», и понятие «польза». Немало найдется ситуаций, в
которых эти понятия без явного ущерба можно заменить друг другом. Но вот
система хозяйственных отношений, построенная с применением понятия «польза» и
система на основе понятия «прибыль» будут весьма непохожи друг на друга, во
многом - прямо противоположны, и приведут они человечество к совершенно
разным итогам. Подобным же образом мы приходим к разным построениям системы
человеческих отношений в зависимости от того, пользуемся ли понятием «нация»
или «народ». «Нация» сосредотачивает внимание на тех признаках, которые
отличают, отделяют объект от себе подобных. Понятие «народ» хотя и опирается на
некоторые совпадающие с «нацией» признаки, но рассматривает их как
объединяющие данную человеческую общность.
Понятия сами по себе нейтральны. Но вот выстроенная с их помощью система
служит определенным целям. И если кто-то имеет цель разделить людей (держа в
уме принцип «разделяй и властвуй»), ему с руки строить человеческие отношения,
используя понятие «нация». Если мы ищем пути к единству человеческой общности,
то нам гораздо продуктивнее пользоваться понятием «народ».
Александр Фетисов уловил суть софизмов, подобных понятию «нация», почти полвека
назад («Теория систем», стр.296): «...весь секрет таится в выборе меры. Никогда не
было и не будет такой математики, такой бухгалтерии и такого методологического
способа, которые не основывались бы на мировоззрении. Почему? Да только потому, что
мера вытекает всецело из мировоззрения. Каково мировоззрение - такова и мера вещам,
а, следовательно, и вся последующая математика и последующая бухгалтерия... Но
наивный читатель совсем не задумывается над тем простым положением, что
«рентабельность», «эффективность» и «рациональность» - принципиально разные вещи».
|Выделено Фетисовым|. Напомним, что здесь мы еще в самом начале (раздел «Иметь
понятие...») уяснили, что понятие - это мера!
Если подмена понятия «народ» понятием «нация» помогает властолюбцам разобщать
народ и народы в первую очередь по территориальным и хозяйственным признакам, то
разобщению народа во времени служит подмена его понятия «населением».
Население - все люди, проживающие в данной местности в данное время.
Невооруженным глазом видно, как понятие «население» помогает забыть своих
предков и не вспоминать о потомках.
В обыденном сознании понятие «народ» как правило, увязано с «этническими»
признаками, то есть, передающимися генетическим путем особенностями строения тела.
И это не случайно. В таком сближении понятий «раса» и «народ» есть историческая
подоплека - генетическая и общественная наследственность долгое время, практически до
сегодня, шли бок о бок. Совсем недавно дети получали основу общественных знаний от
родителей и ближайших родственников, дополнительно - от соседей, односельчан и т.п. то есть, тоже близких генетически соплеменников. В этих условиях генетическая близость
означала и близость понятий, и,следовательно, и души.
Но вот родителей стала вытеснять школа, улица и почти уж совсем отлучили их от
передачи общественно наследуемой информации своим потомкам печально известные
СМИ97).
97. Скажите, что сегодня родители больше рассказывают малышам: услышанные
от своих предков сказки и были или сказки и рассказы из книжек? Каких песен,
какой музыки больше слышат малыши - той, что пришла от их непосредственных
предков или той, что навалилась со стороны? Таким образом, даже когда
воспитанием современных детей в основном занимаются родители, вкладывают они
в них все равно чужую душу. А мы удивляемся, почему наши дети - не наши дети.
Душа то в них откуда? Порвалась связь времен. Не то чтобы порвалась совсем, но
произошло далеко неуравновешенное и далеко небезопасное подавляющее
вытеснение связей во времени связями в пространстве. Огромными усилиями, в
течении тысячелетий человечество ликвидировало перекос в одну сторону - и тут же
в мгновение ока свалилось в еще более опасный перекос в другую сторону.
Но растеканию миропонимания в пространстве тоже есть пока предел. Естественной
границей получаемой потомками системы понятий стал язык, и он поэтому является
наиболее четким признаком народа98).
98. А как же полиглоты? Они ведь говорят и мыслят сразу на нескольких языках?
Насчет «говорят» - правильно, а насчет «мыслят» - это еще под большим вопросом.
Полиглоты преодолевают только границу языка знаков. Но язык понятий
практически остается в своих границах. Полиглот, как правило, не вникает в понятия
чужого языка, а переводит словесные знаки, а затем под эти знаки подставляет
понятия родного языка. Если же он пользуется один раз понятиями из одного языка,
другой - из иного, то никакого миропонимания и никакого системного мышления с
такими инструментами быть не может, возможна только их видимость.
В. Даль пишет: «Коль скоро мы начинаем ловить себя врасплох на том, что
мыслим не на своем, а на чужом языке, то мы уже поплатились за языки дорого:
если мы не пишем, а только переводим, мы конечно никакого подлинника
произвести не в силах, и начинаем духовно пошлеть. Отстав от одного берега и не
пристав к другому, мы и остаемся межеумками» (т. 1, стр. XLII).
Поэтому принадлежность к данному народу определяют не столько цвет глаз и волос,
другие телесные признаки, а душа. Душа как система понятий. Из-за наличия
африканских генов никто не ставит под сомнение русскую душу Пушкина. Сам он,
гордясь своим предком Ганнибалом, ничуть не сомневался в принадлежности к русскому
народу. У В. Даля - тело генетически западное, а душа русская, и никто не видит в этом
противоречия. Разумеется, кроме демократов, которые лезут со своим понятием «нации» и
«национальности» с целью посеять раздор и где возможно, и где невозможно99-101).
99. Их главный подвох основан, во-первых, на исторической связи в массовом
сознании понятия «нация» с этническими признаками, тем более, что эта связь
действительно недавно была повсеместной и кое-где сохранилась и сейчас. Вовторых, на таком же массовом спутывании понятий «народ» и «нация». Демократы
подзуживают: «Нет русской нации, нет русского народа» (Мол, «поскреби каждого
русского - найдешь в нем татарина», а об угрофиннах и многочисленных других
«кровных примесях» и говорить не приходится. Тургенев - от татарского хромой,
Карамзин - от татарского Кара-Мурзин - черный князь и т.д. Даже Лермонтов имел
предка шотландца Лермонта, Чехов - сама фамилия говорит за себя, да и Менделеев
- не от какого-то ли пращура Менделя? - и т.д. Патриоты возмущаются до предела,
суетятся и ... не находят ответа. Действительно, покопаешься - так нет кровно
чистых русских, а, значит, нет русской нации, а тем более, русского народа - так учат
нас умные демократы. И даже если Лермонт - предок Лермонтова в 7-ом колене, и в
Михаиле Юрьевиче могло остаться не более одного процента шотландской крови все равно он, мол, не совсем русский. Вот англичане, немцы, турки, французы и т.д. это истинные нации, а русские - ни то, ни се, они должны просто рассыпаться.
Но заглянем хотя бы в БСЭ:
«АНГЛИЧАНЕ ...Англ. народ сложился в результате смешения ...разнородных
этнических элементов. Одними из древнейших обитателей британских островов
были кельтские племена (бритты и др.). ...В 5-6 вв. н.э. на острова переселились с
материка германские племена - англы, саксы, юты.... Сложившаяся в 7-10 вв. на
основе германских и кельтских племен народность англо-саксов подверглась
значительному влиянию скандинавов (данов, норвежцев).»
«НЕМЦЫ ...древние германские племена смешивались...на западе и юго-западе - с
кельтами, на юге - с ретами. Этническую основу Н. составили ... племенные союзы франков, саксов, баваров, алеманнов, тюрингов и др. В состав формирующегося
немецкого народа вошла часть западно-славянских и прибалтийских племен (пруссы
и родственные им литовские племена).»
«ТУРКИ ... этнически Т. сложились из двух основных компонентов: тюркских
кочевых скотоводческих племен (гл. обр. огузов и туркмен) и местного
малоазийского населения. Часть тюркских племен проникла в Малую Азию с Балкан
(узы и печенеги). Смешиваясь с местным населением (греками, армянами, грузинами
и др.)... В этногенезе турок участвовали в разное время также арабские, курдские,
южнославянские, румынские, албанские и другие элементы.»
«ФРАНЦУЗЫ ... Основным этническим элементом в формировании Ф. были
кельтские племена (римляне называли их галлами). ...Следствием длительного
господства римлян и культурного общения между ними и галлами было
возникновение галло-римской народности. Важной вехой в этнической истории Ф.
было вторжение в Галлию в 5 в. германских племен: вестготов, бургундов, франков.
... Германские завоевания способствовали ...формированию новых народностей северофранцузской и провансальской. ...В условиях современной общенациональной
нивелировки культуры среди Ф. еще удерживается сознание принадлежности к
определенным историческим областям (наименование нормандец, пикардиец,
бургундец, овернец, гасконец и т.д.) с их местными традиционными особенностями
культуры и быта.»
100. Как-то во времена начала «перестройки» я ожидал опаздывающую
электричку. И тут мое внимание привлек довольно громкий разговор.
Демократический пропагандист, заметив человека с отличным от среднерусского
типом лица (как оказалось, башкира), начал просвещать того, как русские угнетали
башкир. Тот слушал-слушал да и говорит: «Что ты мне мозги вправляешь? Я сам
русский!». Демократ опешил: «Как русский? Ты же сам сказал, что ты башкир.
Почему же ты говоришь, что ты русский?» - «Я говорю по-русски, я думаю порусски, у меня душа - русский! Значит, я - русский.» - «Значит, ты не башкир?» «Почему не башкир? Мой папа башкир, мой мама башкир - я башкир». «Значит, ты
не русский!». А башкир ему опять свое. Миропонимание простого башкира
оказалось недоступным для «цивилизованного» демократа. Не выдержал демократ,
плюнул и пошел искать очередную жертву - башкир и других «не русских», чтобы
просвещать, как их угнетали русские, и русских, чтобы убеждать, как за их счет
жировали «малые народы».
101. Вспоминается и другой показательный пример. Как-то в 2004 году, после
многолетнего перерыва (считай, с советских времен) наших тележурналистов
занесло в Сомали. И вот их беседа с офицером местной армии. Услышав русскую
речь, он, сверкая белками глаз на своем темнокожем, сияющем в радостной улыбке
лице, говорит: «Я тоже русский!» - «Почему же ты - русский?» - «Я говорю порусски. У меня душа Русская!» - «Откуда же это у тебя?» - «Нас обучали в
Советском Союзе» - «Где именно?» - «В Киргизии». Конечно, у этого сомалийца
была вложенная родителями и племенем туземная душа. Но он, дополнив ее русской
душой и оценив размер этого дополнения, не колеблясь заявляет: «Я - русский». И
не в пример демократам, выискивающим этнических блох, смотрит в самую душу. И
уж совсем удивительно, что русская душа пришла в Сомали через Киргизию.
В отличие от нации, экономические особенности и территория не являются
существенными для отнесения к данному народу. Это не особенности народа, это
особенности условий, в которых он находится. И даже составные части этнической
оболочки не столь важны - они растворяются в народе. Главное - находящиеся в этой
оболочке душа и средство духовного общения - язык.102)
102. Книга русского автора и на русском языке, если она напечатана, скажем, на
финской бумаге, все равно остается русской. У нас на факультете был студент по фамилии
Строганов. Как-то к слову он рассказал, что у него с одной стороны дед - немец, а бабка цыганка, а с другой - дед турок, а бабка - гречанка, а в его паспорте написано - русский.
Воспитывался в детском доме, там ему дали и русскую фамилию, и русскую душу. Сам он
считал себя русским, и никто вокруг тоже в этом не сомневался даже после того, как он
рассказал свою родословную.
УВИДЕТЬ ЧУДО - УЖЕ ЧУДО
Оказывается, я всю жизнь говорил
прозой и не знал об этом!
Из Мольера
Давайте рассмотрим народ как живую систему, новую форму жизни. И тогда мы
обнаружим вещи не менее удивительные, чем мечтаем увидеть на Марсе или в других
солнечных системах при встрече с иными цивилизациями.
Возьмем три вида живых систем: червяк, человек и народ. У червяка и у человека - как
в их структурах, так и в механизмах жизнедеятельности наберется гораздо больше
половины общего. Главное, конечно, общий с червяком (как это ни обидно для «царя
природы») генный механизм наследственности. Кроме того, у них одни и те же носители
наследственности - нуклеиновые кислоты; общий механизм энергообеспечения, да и
основы построения организма в целом однотипны. Конечно, количественные различия
между ними поразительны, особенно, в возможностях восприятия и переработки
информации. Но это все-таки количественные различия и варианты «инженерных»
решений для обеспечения жизненных функций, а основаны они на однотипном материале
и сходных принципах.
А теперь сравним две такие живые системы как человек и народ. Если в устройстве
червяка и человека больше половины общего, то у двух таких живых систем как человек и
народ - дай Бог, наскрести десятую часть общего.
Напомним - главное отличие живой материи от косной - это способность к передаче
наследственной информации. У рассматривающихся до сих пор наукой живых систем
один и тот же способ передачи и развертывания наследственной информации - генный
механизм на основе нуклеиновых кислот.
Все разнообразие живого мира обусловлено только некоторыми деталями в
содержании этой информации. И тело человека создается по тем же законам, что и у
братьев наших меньших. Если в нашем теле нет ничего, кроме него самого, то мы - просто
животные, и ничего больше. Наше тело - это только заготовка, глина, в которую потом
вдыхается душа. Что же делает нас людьми? Людьми делает нас общественно
наследуемая информация, она обеспечивает построение нашего разума, нашей души. И
эта общественная информация построена на совершенно других принципах, чем генная,
разительным образом отличаются и методы ее кодирования, и методы передачи, и методы
воплощения.
«Человек возникает и существует только во взаимодействии с другими людьми и под
их влиянием. ...заложенная в нас биологически программа поведения недостаточна для
того, чтобы мы были людьми. Она дополняется программой, записанной в знаках
культуры. И эта программа - коллективное произведение» (С.Г. Кара-Мурза). Это - самое
современное понимание человека. Но возникло оно не вдруг.
Еще в 18 веке Э. Дюркгейм утверждал, что общество не является простым скопищем
или суммой индивидов, а является реальностью, не сводимою к совокупности индивидов.
Эти мысли настолько основополагающие, что В. Даль в нарушение всей структуры
словаря счел нужным дать свои рассуждения по этому поводу (к слову «Обезьяна»). Он
пишет: «...животное и не может просвещаться, не может расти духовно и нравственно, а
стоит раз навсегда с побудкой своей («Побудкой» В. Даль называл инстинкт - М.Б.) на
одной точке. В человеке, напротив, разум и воля раздельны, и человек даже сам сознает в
себе этот спор умственной и нравственной стихий; следовательно духу его дано еще
третье, высшее начало, созерцающее и личность свою, и внешний мир, и самого Творца; в
этом тайнике души преобразовалось Божество; тайник этот отличает человека от всякого
животного и обеспечивает ему навсегда личную самостоятельность, бессмертие. Посему
правильно говорится, что: Из хорошей обезьяны не сделаешь и плохого человека»103).
103. Я встречал следующие переводы мыслей Аристотеля по этому поводу:
«человек есть общественное животное, наделенное разумом», «человек есть
общественное животное, обладающее разумом». Но не встречал перевода «человек
есть общественное животное, имеющее разум». Тот редкий случай, когда перевод не
извратил первозданную мысль. Человек действительно сам по себе не имеет разума,
его наделяет разумом общество или он обладает частью общественного разума, как
хозяйственной вещью. Но разум не является генетически унаследованным свойством
человека.
Отрицать знание, наследуемое на уровне общества, невозможно. Отрицать наличие
общества-потомка и обществ-предков, народов-потомков и народов-предков - значит,
тоже грешить против истины. Конечно, их вроде нельзя так четко разграничить, как для
организмов-особей. Но ведь и плод в чреве матери до определенного этапа нельзя
отделить от матери. Да, народ и организм внешне совсем непохожи. Но ведь нельзя
вливать новое вино в старые мехи. Надо в новые, но все-таки - мехи.
Качественное различие между общественной наследственностью и генной
наследственностью не меньше, чем, скажем, между царством животных и царством
растений. Нам еще предстоит постигнуть глубину этого различия104).
104. Ослепленные успехами генетики многие ученые не рассматривают передачу
от поколения к поколению культурной информации как наследственность, ссылаясь
на различия между двумя видами наследственности. Но ведь ум человеческий
именно в том и состоит, чтобы видеть в сходном различие, а в различном - общее.
Ученые, не понимающие этого, пользуются умом только наполовину.
Если перейти от частного случая живой системы - организма - к другому случаю обществу, то именно в последнем главенствует культурная наследственная информация, а
генная наследственность теряет свое первенство, она становится просто материалом для
создания, развертывания и передачи первой.105-107)
105. Человеческое общество, в отличие от остальных известных нам живых
систем, двунаследственно. Китайцы сравнивали младенца с чистой бумагой. Так вот,
генетическая наследственность - это информация о методе изготовления бумаги. А
общественная наследственность - это все то, что записано на этой бумаге. Если вы
берете в руки книгу, то, безусловно, определенную роль играет и качество бумаги
(оно может быть настолько плохим, что вообще прочитать ничего невозможно - но
это крайний случай). Обычно вы берете книгу ради содержания, хотя иногда можете
использовать ее и для чисто технических целей, например, для растопки печки
(тогда, конечно, неважно, что в ней написано). В этом сравнении очень точно
отражена различная роль генетической и общественной наследственности.
106. Если мысль о двунаследственности человечества высказана китайцами в
метафорической форме, то О. Конт сформулировал это положение почти в
современных терминах. В свете проведенного выше анализа его «социолатрия» культ человечества как единого «Великого существа» - далеко не наивна.
Прозрением, непонятым современниками, являются его мысли, что человек - лишь
зоологический вид, его истинная природа раскрывается только в Человечестве как
огромном организме, составленном из совокупности ушедших, ныне живущих и
будущих поколений людей. И в целом правильным научным выводом является его
«Теоретический закон двойной эволюции», социальной и интеллектуальной
одновременно. Качество доводов, используемых критиками Конта, будет
рассмотрено ниже (см. в «Контратаке» статью «Марксизм вкусный и невкусный»).
107. Возникновение генного механизма наследственности уходит вглубь времен
на миллиарды лет, но механизмы общественной наследственности возникают на
наших глазах.
По-видимому, первым этапом здесь была наглядно-образная информация
(обезьянничанье). Если одна обезьяна использует камень для того, чтобы расколоть
орех, или берет палку для защиты от хищника, то другая, увидев ее действия,
копирует их. Когда действия приводят к успеху, их алгоритм закрепляется - в
полном соответствии с учением И.П. Павлова. И, следовательно, такое
приобретенное знание при наличии инстинкта подражания (обезьянничанья) уже
может передаваться от поколения к поколению - вопреки утверждениям эпигонов
Павлова. Естественно, оно легко теряется и не может быть передано в большом
объеме, а особенно, про запас.
Следующей ступенькой явилась знаковая информация: жесты (позы), звуки.
Наиболее продуктивными оказались звуки ввиду богатой возможности как их
восприятия, так и подачи. Словесная информация оказалась очень удобной для
общественного наследования. Общественное знание стало отбираться и
накапливаться. Рассказы, предания являлись уже настоящей общественной
информацией, способной к гораздо более продолжительному существованию, чем
жизнь отдельной особи.
Решающий скачок («сотворение мира») произошел при освоении письменной
информации, а внутри нее - при освоении электронных средств записи и передачи
информации. Этот скачок не только увеличил объем информации - он невообразимо
увеличил надежность сохранения полученной информации во времени и скорость ее
доведения до каждого элемента общества - отдельного человека.
Итак, народ есть живая система, в которой сегодня наследственная общественная
информация доступна практически любому элементу этой системы почти мгновенно,
каждый элемент является одновременно и создателем дополнений к этой информации.
Таким образом, народ - это новая форма жизни, «некомпактный организм»,
основанный на совершенно иных носителях и принципах передачи и обработки
наследственной информации, чем все другие живые существа. Прежде, чем искать жизнь
на Марсе, неплохо бы увидеть эту ни на что не похожую форму жизни на Земле. Не слона
не заметили, а Высший разум108-109).
108. Телевизор, спутниковый телефон, самолеты и даже межпланетные
путешествия - кого сейчас удивишь этими чудесами, перешедшими в разряд
рядовых достижений техники? Если сейчас рассказать малышу сказку, в которой
железная дверь открывалась сама на слова «Сезам, откройся!», то малыш просто
спросит: там что, такая электроника была? Обратная сторона технических
достижений - потеря зрения на чудеса.
109. Чудо часто невидимо потому, что наш ум смотрит на объект не с той
стороны. В. Песков в серии очерков «Таежный тупик» описал свои встречи с семьей
Лыковых. Эта семья по каким-то причинам в тридцатых годах прошлого века
скрылась в тайге и прожила там чуть не полвека в полном отрыве от остального
мира. После ее «открытия» гости прилетали на вертолете, подарили транзисторный
приемник - все это вызывало у Лыковых восхищение, но никаким чудом им не
казалось. А настоящим чудом для старшего Лыкова оказался обыкновенный
полиэтиленовый пакетик. Он долго с удивлением мял его в руках: «Надо же, до чего
люди додумались - такое стекло делать!».
Народ многими миллионами глаз воспринимает картину мироздания. И это соборное
зрение - не простая сумма увиденного отдельными людьми, а системное видение110).
110. Современная наука показала, что человеческие клетки в определенных
условиях могут жить и размножаться делением вне организма на искусственной
среде. Так вот предположим, что таким образом выращена масса зрительных клеток,
равная массе глаза. Но это будет скопище зрительных клеток, между тем как глаз система. Скопище может различить только то, что доступно отдельной клетке:
светлее - темнее (и цвет, если это специально приспособленные для этого клетки колбочки). И все. А с помощью глаза мы видим все разнообразие видимого мира
(подчеркнем - видимого ). Разница между мировидением народа как системы, с
одной стороны, и отдельной особи или скопища особей, с другой стороны, такая же,
как между глазом и зрительной клеткой (или скопищем клеток).
Насколько разум народа выше разума отдельного человека? Трудно представить? Тогда
сравните возможности отдельного «свободного от общества» индивидуума выйти в
космос (только своими силами! - начиная от идей и технических разработок и заканчивая
изготовлением всего необходимого) и возможности сделать это, скажем, для Русского
народа.
Народ более подобен виду, чем организму. Поскольку наследуемая общественная
информация передается не разово, как гены у особей, а непрерывно пополняется,
упорядочивается и отбирается по ее полезности, то старение народа, подобное старению
организма-индивида, невозможно. Виды тоже стареют и умирают, но продолжительность
их жизни измеряется, как правило, миллионами лет. Если принять, что для получения
общественной информации при современных средствах требуется не более минуты, а для
получения генетической информации эта продолжительность равна времени смены
поколений (примем его для человека 25 лет, то есть, свыше 13 миллионов минут), то в
принципе общественно наследуемая информация может отслеживать неблагоприятные
изменения в своем окружении в 13 миллионов раз быстрее, чем генетическая.
Соответственно, в миллионы раз уменьшается вероятность смертельных ошибок. Так что
возможная продолжительность жизни народа измеряется тысячами миллиардов лет, то
есть, практически народ бессмертен111).
111. Между возможным и ожидающим нас действительным имеются два
огромнейших «но». Во-первых, практическое бессмертие возможно при условии, что
человечество целенаправленно использует свою общественно наследуемую
информацию для повышения своей жизнеспособности.
Во-вторых, человечество не может выжить, не изменяясь. Люди, которые будут
жить через миллиард лет после нас, будут отличаться от нас не меньше, чем мы от
червяка, если не гораздо больше.
Итак, вот оно, не замечаемое нами чудо: живая система по имени Народ, Высший
разум (во многие миллионы раз выше разума одиночки!), Всемогущий творец, к
тому же практически бессмертный.
Умереть народ может только в случае поражения в борьбе с Хаосом. Эта смерть уже
стоит у нас за плечами. Ведь сегодня практически вся передача общественно наследуемой
информации осуществляется работниками СМИ и творческой интеллигенцией. А они в
подавляющем большинстве своем понятия не имеют о ключевой роли общественной
наследственности в самовоспроизведении человека как человека, а считают высшей
ценностью «свободу слова», то есть, победу Хаоса над жизнью. А кто ищет, тот всегда
найдет. Поиск смерти не является исключением.
ПОГОВОРИМ О СВОЕЙ ЖИЗНИ
Жизнь бьет ключом.
И все по голове.
Немного прояснив вопрос о жизни вообще и некоторых особенностях живых систем,
давайте теперь обратимся к особо важной для нас живой системе - человеческой жизни.
Важной и для нашего «Я», и для выработки понятия «страна».
Всмотритесь в использованную в качестве эпиграфа прибаутку. Как ловко ее
безымянный автор показывает перемену понятий, стоящих за словом «бьет». То же самое
- и со словом «ключ». Это - тот редкий случай, когда подмена понятий исходит не от
дурака и не от мошенника, а от мудреца, указывающего на поучительный пример. Так что,
люди, усвойте урок и скажите: какое же понятие стоит у вас за словами «человеческая
жизнь»? Ведь это словосочетание - одно из самых богатых по количеству возможных его
понятий. А от выбора вашего понятия жизни зависит... ваша жизнь. «Бытие определяет
сознание» - все верно, но это только половина правды. А вторая половина - что в не
меньшей степени сознание определяет бытие. Уточним: сознание определяет поведение.
А поведение определяет, как жизнь человека складывается. И получается, что итог жизни
человека в высшей степени зависит от того, каким понятием человеческой жизни он
руководствовался112).
112. Наверное, каждый может привести примеры, когда братья или сестры,
выросшие в одинаковых условиях, идут потом по совершенно разным жизненным
дорожкам. «Бытийных» причин для этого вроде бы нет. А вот понятийные - налицо.
Понятия жизни у разных людей не только отличаются, они зачастую просто
несовместимы. Скажем, несовпадение понятия человеческой жизни как «мига между
прошлым и будущим» и жизни как «реки» настолько разительно, как будто они
принадлежат не разным людям, а разным формам жизни.113)
113. Широко распространено, даже в песню зарифмовано понятие: «Жизнь - это
миг между прошлым и будущим». Очень четко, научно сформулированное понятие.
Но - истеричное, назойливое, не терпящее возражений.
Из такого понятия «жизни как мига» некоторые все же ухитряются найти
созидательный выход. Жизнь - коротка, торопись делать добрые дела. Два раза не
умирать - так лучше умереть геройски. Но это - исключения среди тех, кто понимает
жизнь как «падучую звезду». А главные «жизненные» стимулы таких индивидуумов,
случайно попавших в жизнь, следующие: «жизнь коротка», а поэтому - «бери от
жизни все», «вся жизнь - игра, и люди в ней актеры», «жизнь так коротка, зачем
детей заводить - заботу себе. Тут самим бы успеть пожить». Каков итог жизни людей
с таким понятием о ней - ясно без слов. Вспомним подход к жизни бизнесменоваферистов: «после нас хоть трава не расти» (посему не быть бизнесменом тому, кто
думает о будущем и о благе далеких потомков, а не о сегодняшней прибыли для
себя).
Для большей убедительности сравните с судьбою тех, для кого понятие о жизни
выражено в метафоре «река жизни»: спокойное, несуетливое, настраивающее на
размышления о вечности. Их гены будут бесконечно жить в потомках, среди
потомков будет вечно витать их созидательный дух.
Итак, возможны два крайних взгляда человека на свою жизнь:
а) Я сам - живая система, а человеческое общество - нечто внешнее по отношению ко
мне, я от него свободен («атомизированное общество»).
Это фактически равнозначно принятию такими особями следующего критерия
разумности: «Разумно то, что повышает жизнеспособность моего “Я”».
б) Я - частица живой системы, являющейся человеческим обществом, и могу быть
самим собой только в единстве с ним («традиционное общество»).
Это равносильно критерию: «Разумно то, что повышает жизнеспособность
общества».114-115)
114. Эти взгляды фактически совпадают с трактовкой А. Бергсона «открытого» и
«закрытого» общества (первое ставит ценности личности выше интересов
сохранения рода; второе имеет целью сохранение рода, интересы коллектива выше
интересов личности).
Спор завяз вокруг «свободы личности», которая в обществоведении является не
чем иным, как полным аналогом «философского камня» на преднаучном этапе
химии. Конечно, кое-какие открытия сделали и алхимики, но понимание истинного
и ложного, возможного и невозможного, содержательного и пустопорожнего
родилось только тогда, когда исследователи перестали подгонять природу под
философские абстракции, а начали изучать действительные материалы природы, их
взаимоотношения и взаимопревращения. «Философский камень» наряду с «вечным
двигателем» стал назидательным примером бесполезной траты человеческих сил и
страстей. Уверен, что такая же участь ждет и категорию «свобода личности»,
которая пытается вырвать личность из общества и подогнать под такую абстракцию
общественные явления.
115. Насколько разрушительна «Я-центричная» аксиома разумности, точно
подметил В. Пелевин. Ведь вскоре для таких ставящих себя в центр особей «ответ на
вопрос ’’Что есть я?’’ может звучать только так: ’’Я - тот, кто ездит на такой-то
машине, живет в таком-то доме, носит такую-то одежду’’. Самоидентификация
возможна только через составление списка потребляемых продуктов, а
трансформация - только через его изменение».
Стоит отвергнуть «МЫ», как вскоре исчезает и «Я». Оно сводится к куче барахла.
Взгляды на природу и предназначение человека бытуют всякие, а вот что же ближе к
действительности? Будет ли человеком особь, свободная от общества? Для начала
рассмотрим более низкую систему. Будет ли клетка человеческого организма,
освобожденная от своей системы, тем, чем она предназначена быть?
Вне человеческого организма его клетки ограниченно жизнеспособны, в «свободном»
состоянии они почти сразу же погибнут. На искусственной питательной среде они могут
жить и делиться. Из отдельной человеческой клетки там в принципе можно вырастить
колонию, равную по массе человеку. Но будет ли она равна человеку во всех остальных
отношениях? Очевиден факт - нет. Просто микробы, и все. Налицо отличие скопища от
системы.
Различия такого же типа имеются между «цивилизованным» и традиционным
обществом. Люди, ставящие наивысшей ценностью свою личную свободу и
рассматривающие общество как нечто внешнее по отношению к ним, находятся в
положении искусственной клеточной культуры.116) Они превращают народ в скопление
особей. Разрушая общество как систему, они практически теряют свою жизнеспособность
и то, что называется человеческим разумом и духовностью. Ведь эти черты человек
получает, впитывая имеющиеся в обществе понятия и знания.117-119)
116. А.А. Фетисов употреблял термин «частичный человек». Весьма точно в
смысле «человек только отчасти», «неполный человек». Но термин неоднозначен,
так как, с другой стороны, такие люди ни в коем случае не признают себя частицей
человечества, а претендуют на свою самодостаточность и независимую от
человеческого общества разумность. Поэтому, отдавая дань А.А. Фетисову как
ученому, не только четко сформулировавшему проблему, но и давшему ее решение,
мы не можем пользоваться его термином. Надо искать более однозначный.
Нецелесообразно пользоваться и наукоподобным украденным нашей
интеллигенцией у Запада термином «индивидуум» ввиду его полной бессмыслицы.
Пришедший из латыни (individuum - неделимое) он долженствовал бы означать
нечто независимо существующее и нерасчленимое. Но он никак не отражает, что
речь идет о человеке, части общества. Под этот термин свободно подпадает и любой
пёс. Поскольку нам волей-неволей придется обсуждать и западное понятие,
исходящее из трактовки человека как чего-то атомоподобного, независимого от себе
подобных и взаимодействующего с ними только при столкновениях, то для такой
неделимой дальше частицы толпы весьма удачным является термин «толпарь»,
введенный в книге «Мертвая вода». Однако мы договорились пользоваться «бритвой
Оккама», то есть не приумножать сущности без особой надобности, поэтому для
«индивидуума», то есть представителя «цивилизованного» общества, будем
пользоваться термином «человеческая особь». Примечательно, что для
традиционного общества русский язык этот термин не приемлет. Нельзя сказать
«русский индивидуум», «русская особь», можно сказать только «русский человек».
117. Робинзон Крузо не был полностью свободным от общества: оно успело
«навязать» ему многие знания и абстрактное мышление, определенный образ
мыслей и определенное миропонимание, от общества достались ему инструменты,
порох и т.д. Гораздо более свободны от общества маугли (имеется ввиду не
литературный персонаж, а действительные случаи, когда дети вырастали вне
человеческого общества). Если дети «обретали свободу» до того, как научились
говорить, то во взрослом состоянии они проявляли не большую способность к
языкам, чем обезьяны. На том же уровне были и их способности в пользовании
инструментами. Мало того, если они «освободились» от человеческого общества до
того, как научились ходить, то потом так и передвигались всю жизнь на
четвереньках. «Выдрессировать» таких «свободных личностей» для двуногой
ходьбы было очень сложно. Конечно, никакой способности к человеческому
мышлению, никакой совести у них не оказывалось. Значит, и воспроизводить
самостоятельно в своих потомках эти обязательные качества человека они не могли.
Это были живые человекообразные (приматы), но никак не живые люди. С другой
стороны - это наглядный идеал свободной от общества человеческой особи:
двумерец, способный только на два чувства и два действия и выражающий их только
двумя словами: «У-у-у!» - вкусно и «Р-р-р!» - разорву. При такой «многогранности»
своей свободы он, естественно, имеет возможность пользоваться ею в полную меру
(сравни с наиболее популярными героями голливудских фильмов).
А что же происходит, когда уже сформировавшийся человек добровольно
провозглашает свою свободу от общества? Приобретенного языка и других навыков
он вроде бы не теряет. Но он теряет связь с жизнью в ее человеческом виде. Внешне
оставаясь человеком, внутри он опустошается до уровня маугли.
Для маугли их «свобода» - независящая от них страшная беда, они выброшены из
человеческого общества судьбой. Менее понятны мотивы человеческих особей
«атомизированного общества», которые выбирают самоубийство человеческого духа
и генетических задатков во имя сиюминутных побуждений своего тела и
добровольно идут на высшую кару - лишение жизни в потомках.
118. Типичному представителю Западного «Я-центризма» Ф. Ницше просто не
приходило в голову, что человеческое общество есть живая система,
представляющая высшую форму жизни, он вообще не любил употреблять слово
общество, всегда говорил «человеческое стадо». (Типичные для него выражения:
«“Должен” для большинства звучит приятнее, чем “хочу”. В их ушах сидит еще
стадный инстинкт». «Хочешь ли ты, чтобы жизнь твоя всегда была легкой? Так
оставайся постоянно в стаде и за стадом забудь о себе» и т.д.).
Неудивительно, что в конечном итоге Ницше достиг идеала демократического
индивидуума, обожествив его, а в практическом воплощении этот идеал появился в
виде «белокурой бестии» фашизма. Демократы вслед за Ницше очень полюбили
выражение «человеческое стадо», даже слово «стая» для них не подходит. Только
«индивидуум» представляет ценность, а все остальное для них - отвратительное и
ругательное. Налицо полное совпадение корней демократии и фашизма. Как увидим
дальше, такое совпадение не случайно.
119. Нельзя пройти мимо мыслей по этому поводу И.С. Тургенева. Выражены они
в высокохудожественной форме и очень точно, по вложенным понятиям
практически совпадают с используемыми нами, но писатель приходит к выводам,
несколько отличным от наших: «...Гамлеты суть выражение коренной
центростремительной силы природы, по которой все живущее считает себя центром
творения и на все остальное взирает как на существующее только для него (так
комар, севший на лоб Александра Македонского, со спокойной уверенностью в
своем праве, питался его кровью, как следующей ему пищей; так точно и Гамлет,
хотя и презирает себя, чего комар не делает, ибо он до этого не возвысился, так
точно и Гамлет, говорим мы, постоянно все относит к самому себе). Без этой
центростремительной силы (силы эгоизма) природа существовать бы не могла,
точно так же как и без другой, центробежной силы, по закону которой все
существующее существует только для другого (эту силу, этот принцип преданности
и жертвы, освещенный, как мы уже сказали, комическим светом - чтобы гусей не
раздразнить, - этот принцип представляют собой Дон Кихоты). Эти две силы
косности и движения, консерватизма и прогресса, суть основные силы всего
существующего. Они объясняют нам растение цветка, и они же дают нам ключ к
уразумению развития могущественнейших народов».
Почему же Иван Сергеевич не пришел к нашему выводу? Боялся раздразнить
гусей? Сказался присущий для тогдашних дворян французский привесок к русской
душе? Упустил какие-то тонкости в мыслях? Или проще простого - прав Тургенев, а
мы не правы? Представляется наиболее вероятным, что он прошел мимо тонкостей
живых систем. И поэтому назвал центробежной ту силу, которая на самом деле тоже
является центростремительной, но центр ее не «Я», а «Мы». Причем «Мы» не равно
«Я», а является более высокой живой системой. Тургенев же вместо того, чтобы
сказать «жить в единении с другими» говорит «существовать для другого» - в
единственном числе как чего-то равного. Неверность такого подхода доказал Борис
Ельцин, доведя его до идиотизма. Вспомним его перлы: «Мы, Президент и народ» и
даже «интересы части важнее интересов целого». И все же нельзя полностью
отмести возможность, что писатель пришел к тем же выводам, что и у нас - иначе
зачем же он говорит о «ключе к уразумению развития могущественнейших
народов»? А обход стороной сделал, чтобы не раздразнить гусей. Кто эти гуси вопрос к историкам.
Для человека традиционного общества примем понятие соборной личности (термин
«соборная личность» необходим потому, что термин «личность» демократы часто
употребляют в смысле «особь»):
Соборная личность - действующая в соответствии с понятиями и аксиомами
народа.
Для человека «цивилизованного» общества, как уже говорили раньше, будем
употреблять термин «человеческая особь»:
Человеческая особь - человек, провозглашающий свою свободу от человеческого
общества.
Маугли - человеческая особь, свободная от человеческого общества.
Таким образом, маугли - это доведенная до полной свободы человеческая особь,
высшее ее совершенство. «Цивилизованное атомизированное общество» - это аналог
колонии одноклеточных, скопище особей, а «традиционное общество» - это аналог
многоклеточного организма. С соответствующими различиями в способности постигать
окружающий мир и соответствующим значением жизнеспособности120).
120. И если «цивилизованное» общество ухитряется делать что-то полезное для
человечества, то только потому, что в действительности в природе нет ничего
абсолютного. В том числе нет общества, полностью свободного от людей, а
состоящего только из одних особей-индивидуумов, и нет «индивидуумов», начисто
лишенных всего человеческого (стопроцентных маугли). С другой стороны, стоит
более внимательно взвесить вклад атомизированнных обществ в прогресс
человечества. В ч. 2 «Контратака» (статья «Коммерческая тайна антитовара»)
показано, что создаваемая в США сумма товаров меньше производимого ими
антитовара. То есть, получая некоторые ценности от США, остальной мир должен
гораздо больше, чем полученный выигрыш, потратить усилий на ликвидацию
вредных последствий деятельности США.
В любом народе есть и соборные личности, и просто человеческие особи. То есть,
народ есть обычное для живой природы явление: совмещение несовместимого. При
выработке относящихся к обществу понятий мы должны учитывать как то существенное,
что народ объединяет, так и то существенное, что его разделяет.
Ведь народ, имея единую общественно наследуемую систему понятий, тем не менее
состоит из очень непохожих друг на друга людей, в первую очередь, по принятым ими
критериям разумности. Разнесение представителей народа по различным категориям
может быть сделано только приблизительно. Главная трудность в том, что человеческое
общество - это не политическая карта мира с более-менее связными границами.
Положение сходно с имеющимся в дикой природе: хищники, травоядные, паразиты и т.д.
распределены по всей обжитой территории. Скопления их в определенных очагах и
отсутствие в некоторых местах позволяет провести только очень приблизительные
границы.
ПОГОВОРИМ ПО ДУШАМ
... любит и зверь свое дитя.
Но породниться по духу, а не по крови,
может один только человек.
Н.В. Гоголь
Оказывается, есть такой вопрос, по которому имеется полное единодушие почти всех
научных школ и религий. Не верите? Это признание наличия у человека чего-то
особенного, что отличает его от всех животных. Но на признании этой особенности
единодушие и заканчивается. Религии усматривают отличие человека в существовании
души. Как и все в религиозных учениях, душа таинственна и малопонятна. Из научного
же словарного запаса понятие «душа» изгнано как суеверие. В обиходе за словами душа,
душевный, душевность, душевные силы, единодушие и т.д. стоять вполне
воспринимаемые понятия, но на эти простонародные понятия и наука, и религия смотрят
свысока - это, мол, не более, чем метафоры.
Но вот что странно - ведь есть общепризнанная наука психология. Что в переводе с
греческого буквально означает «наука о душе»! Есть еще целый сонм «психнаук».121)
121. Конечно, греческая «псюха» сладкозвучнее для научного уха, чем русская
«душа». Ведь для большинства ученых если что звучит по чужеземному - то это
научно, а если звучит по-русски - то нет уж, извините, слишком понятно для
простого народа, а, значит, не научно. Тем не менее очевидно, что если ученые и
стыдятся понятия души как чего-то нематериалистического, то наука все-таки ходит
вокруг него да около со своей «псюхой». Закрадывается подозрение, что если душа и
есть нечто невещественное, то она все-таки есть сущее, данное нам в своих
проявлениях - и это следует хотя бы из наличия целого семейства слов с этим
понятием в русском языке.
Конечно, душа - это не нечто с крылышками, как ее пытались представить наивные
иконописцы. Стремясь побыстрее приобщиться к небесно-божественному, эти мастера
смотрели слишком приземленно. Слишком буквально они поняли выражение «душа
улетает из тела». Не пришло им в голову, что и ветер улетает, и годы улетают, и даже
мысли улетают - а ведь крылышек у них нет.
Совсем иначе понимают душу те верующие, которые пытаются более глубоко
осмыслить это понятие. «Душа - это внутренние глаза человека, обращенные к области
земного бытия во всех его многогранных аспектах». (Архимандрит Рафаил, «Тайна
спасения», М., 2002). Очень точное и красиво художественно оформленное понятие.
Остается увидеть последнее звено в цепи: эти внутренние глаза не передаются человеку
по наследственности с генами; их «вдыхает» (или не вдыхает) общество человеческому
телу. Мировосприятие (внутренние глаза) человек получает от общества. Маугли,
полностью свободные от общества, не имеют души, некому было вложить в них
соответствующие понятия об окружающей действительности (двумерец не может увидеть
многогранность бытия). Наследуется же душа как система понятий данного языка только
народом от своих поколений-предков (вспомним хотя бы так часто склоняемую
«загадочную русскую душу»). Примем следующие определения:
Душа человека - система понятий, полученная особью от общества.
Душа народа - система наследуемых им понятий.
Собеседники, наверное, уже заметили, что определение души как системы понятий
почти совпадает с разумом как системой понятий. Правильно, русский язык это еще
раньше заметил (сравни: умалишенный и душевнобольной означают одно и то же).
Приводимое выше понятие верующими души как внутренних глаз человека также
практически совпадает с понятием разума (сравни: «ты поступаешь в этих делах как
слепой» - то есть, неразумно). Но различие есть. Разум, кроме системы понятий, включает
в себя еще критерии разумности. Это объединение системно. Критерии разумности не
просто прикладываются к системе понятий, а непосредственно участвуют в ее создании.
Человек выбирает те понятия и запоминает те факты, которые согласуются с его
критериями (якобы «здравым смыслом»). Например, верующий пропускает мимо ушей те
явления, которые противоречат принятым им догмам, националист видит историю своей
нации в свете своих взглядов и т.д.
Разум - душа, системно объединенная с критерием разумности.122-123)
122. Вспомним еще раз шутку Декарта: единственное, что у всех людей имеется в
достатке - это здравый смысл, так как он ни от кого не слышал жалоб на недостаток
у себя этого качества. Да, народ предлагает своим людям (будущим) всю свою
полную систему понятий. В силу различных причин каждому достается какая-то ее
часть, хотя эта часть, как правило, содержит сердцевину системы. Но и эту часть
человек использует по разному: то, что согласуется с его критериями разумности,
принимается им как здравое, как руководство к действию; то, что противоречит отвергается или записывается в отдел пустопорожних понятий. Вот почему так
трудно поколебать веру в правильность своего критерия, вот почему почти никто не
сомневается, что здравый смысл у него в наличии имеется. Люди как бы глухи к
тому, что не совпадает с их критерием разумности.
123. Понятие разума как души, системно объединенной с критерием разумности,
дает ключ к пониманию того парадокса, когда иногда люди с русской душой
оказываются злейшими врагами России, не только унижают ее, но и стремятся к ее
разрушению ради выгоды Запада. А ведь в других действиях - это полностью
русские люди, они с готовностью и бескорыстно приходят на помощь окружающим.
Все дело в критерии разумности, который по каким-то причинам оказался у них
западоцентричным. Введем понятие, которое еще не раз нам пригодится для
понимания сегодняшней нашей действительности:
Западоцентризм - признание Западной цивилизации единственно
жизнеспособной.
НАРОД - ХОЗЯИН
Без хозяина и подворье плачет
Подобно тому как генетическая информация воплощается в теле организма, так и
общественно наследуемая информация воплощается в результатах хозяйственной
(включая культуру) деятельности народа. Что же это такое - хозяйство? Специалисты по
этому вопросу называются экономистами, пасутся они на поле, называемом
экономическими науками.
«Экономика» в переводе с греческого буквально означает «искусство ведения
домашнего хозяйства». Опять подмена родного языка чужестранным - зачем? Для
хозяйства важна полезность, а вот в экономике на первый план вылезла прибыль. Кому же
такая подмена выгодна? Ясно, что тем, кто живет не для пользы народа, а для собственной
прибыли.
Также, как мы отказались от латинской «нации» в пользу русского «народа», в нашей
«МЫ-центричной» системе понятий РУС откажемся от греческой «экономики» в пользу
нашего «хозяйства». Тогда все станет проще и понятней .124)
124. В сражении помогают не только родные стены, но и родные слова. Семейства
слов - это очень полезная особенность русского языка. Она позволяет сделать
мировосприятие цельным, а не городить конструкцию из отдельных словкирпичиков, как, например, в английском языке. Заимствованные слова очень не
любят семейственность. Хотя бы та же, казалось бы, обрусевшая «экономика».
Между тем русский язык дает семейства слов ясных и довольно однозначных:
хозяйство, хозяйственник, хозяйствовед, хозяин, хозяйчик, хозяйствование,
хозяйничанье - произведите слова с таким же смыслом от экономики - не получится!
Русское мышление ближе к аналоговому, англоязычное - к дискретному.
Хозяйство - воплощение деятельности живых систем.
Напрашивается вывод: существует некая высшая живая система, душой которой
является наследуемая система понятий, а «телом» - народ и его соборное хозяйство.
Похоже, что мы снова упираемся в понятие «нации», которое ранее уже отодвинули. Ведь
в понятие нации наряду с признаками, вошедшими в определение народа, включена и
общность экономической жизни (что весьма близко к понятию «хозяйство»). Другой
возможный вариант поименования обнаруженной сущности - цивилизация. Какой же
выбрать?125)
125. Во-первых, «нация» - понятие преходящее, возникающее вместе с
капитализмом. А народ и его хозяйство существовали задолго до возникновения
капитализма и не исчезают вместе с ним. В этом смысле предпочтительнее
«цивилизация» как понятие, безотказно работающее и в прошлом, и в будущем.
Во-вторых, «нация» - понятие разделяющее, стремящееся отгородить свое от
чужого. Цивилизация - понятие созидающее, отражающие самое характерное
действие для живой системы. Более того, это возвышенное понятие, нечто
богоподобное, по крайней мере, на Земле, в своей самодостаточности (В. Даль:
«живой о Боге - в самостоятельном бытии пребывающий»).
В-третьих, хотя оба термина многозначны, но многозначны они по-разному.
Понятие «нация» особенно неоднозначно в массовом сознании и легко там
спутывается с понятиями национальность, народ, этнос. У философов и политиков
тоже не видно, когда они придут к взаимопониманию относительно понятия
«нация». Многозначность же «цивилизации» сосредоточена в различных
философских системах, а в массовое сознание это понятие вошло недавно и в нем
оно практически однозначно.
В-четвертых, от понятия «нация» прямой путь к «национальному государству», а
от цивилизации просматривается искомая нами дорожка к стране.
Сейчас слово «цивилизация» в большинстве случаев употребляют как синоним
высшего достижения людей и в технике, и в своих взаимоотношениях. Конечно, это не
устоявшееся понятие. Да и сам перевод с латинского (гражданский, государственный) очень не похож на всевозможные философские разнотолки - от чего-то противоположного
дикости, от синонима культуры до определения цивилизации как противоположности
культуре (О. Шпенглер).
Но есть один вариант его значения, вошедший в массовое употребление и близкий к
требуемому. Это именно то понятие, которое вкладывают в слово «цивилизация»
археологи при изучении жизни древних народов: «Майя - создатели одной из древнейших
цивилизаций Америки...», «Хараппская цивилизация, цивилизация долины Инда,
археологическая культура середины 3-го тысячелетия - 17-16 вв. до н. э. ...», «Судя по
аналогиям в материальной культуре и хозяйстве цивилизаций Передней Азии...».
Космические успехи ввели это слово в широкий обиход - ведь поиск внеземных
цивилизаций вызывает почти всеобщий интерес (правда, трактовать понятие «народ» в
этом случае надо только как носителя общественно наследуемой системы понятий,
полностью независимого от формы генетической наследственности - мы не знаем, какая
она у инопланетян).
С.Г. Кара-Мурза назвал одну из своих книг «Советская цивилизация». Главное в ней анализ принятой народом в тот период системы понятий и состояние хозяйства в тот
период. То есть, в слово цивилизация автор вложил то же понятие, что в него вкладывают
и археологи, и искатели «внеземных цивилизаций».
Вырисовывается вполне логичная цепочка: народ - носитель души и общественных
знаний, создатель хозяйства - а все это вместе в единой системе называется
цивилизация.126)
126. Конечно, очень не хочется вводить понятие под иностранным именем. Но
что-то ничего ближе из имеющегося не ловится. Остается надежда на собеседниковсоавторов, которые увидят и предложат нечто более соответствующее жестким
требованиям к понятиям. А пока что временно будем пользоваться импортным
термином «цивилизация», дав ему наше определение. Не выдумывать же новый
термин.
Цивилизация (по РУС) - народ вместе со своей душой, знаниями и хозяйством.
Цивилизации конкретных народов будем называть по имени этих народов, как это уже
принято по отношению к древним цивилизациям (Шумерская цивилизация, Этрусская
цивилизация, цивилизация Ацтеков и т. д.).
Человеческую цивилизацию будем называть просто цивилизацией, а инопланетные,
если они объявятся, будем называть по имени планет.127)
127. Снимает ли понятие «цивилизация» ответственность каждого из нас за
состояние всего, что в нее входит - народа, системы понятий и знаний, состояния
хозяйства? Многие отвечают утвердительно: мол, такова цивилизация у нас - нет
порядка, нет хозяина - что тут поделаешь. Спрашиваю у одного из таких словесных
бунтарей: «А кто такой есть я, кто такой ты? Ведь мы с тобой и есть хозяева в своей
стране. Такие вот хозяева, что допустили все это». Согласился. Но хозяйских
предложений от него так и не последовало. Такие вот мы хозяева. Почему-то у нас
застряла в башке мысль, что над народом должен быть хозяин, и никак не допетрим,
что хозяином у себя должен быть сам народ.
ГРЕШНОЕ С ПРАВЕДНЫМ НЕ ПУТАТЬ!
Все минется, одна правда останется
Историки называют целый ряд живших на земле цивилизаций. А вот сейчас все
пытаются свести к одной. Мол, эталон цивилизации - Западная, и всех остальных надо
мерить этой мерой. Кто не соответствует этой мере - дикари, в лучшем случае,
недоцивилизованные, в худшем - исчадие зла, как это было объявлено по отношению к
Советской цивилизации. Нет ни Китайской, ни Исламской, ни Индийской, ни тем более
Российской цивилизации, а уж об сонме остальных, помельче - и поминать не стоит. И
поэтому всех «незападных» надо кого ввести в «лоно цивилизации», кого - втащить, кого стереть в порошок.
Может быть глобалисты правы, все человечество - уже едино? Но мы увидели, что
главное отличие каждого народа - это сформированная на основе его языка система
понятий. Компьютерные программы на разных языках - и то трудно совместимы.
Единицами общественной наследственной информации являются понятия, а кодами
этой информации - язык. Следовательно, общественная информация в разных
цивилизациях записана различными кодами-языками. Малые различия в закодированной
одним и тем же способом генетической информации обусловливают существование
разных видов, столь непохожих, как, скажем, кит и колибри. Тем более отличны друг от
друга пользующиеся разными языками цивилизации. Но - отрадный парадокс сближаться и объединять свою наследственную (общественную) информацию они могут
несравненно быстрее, чем это могут виды.
Не менее важное отличие цивилизаций в том, что помимо своих систем понятий у
каждой из них - свой преобладающий критерий разумности. Таким образом, каждая
цивилизация - носитель своего, отличного от других, разума. Хорошо, если цивилизации
при этом понимают, что они - представители единого Человечества, и совершенствовать
его могут, только соревнуясь и обмениваясь наследственной информацией друг с другом.
Например, как говорят на Востоке: «Не хвались хитростью - встретишь более хитрого. Не
хвались силой - встретишь более сильного. Не хвались умом - встретишь более умного.
Хвались добротой - встретишь более доброго - только лучше будет». А если как вчера
пели на Западе «Дойчланд, Дойчланд юбер аллес!» («Германия превыше всего») или
сегодня Соединенные Штаты поют на тот же мотив? Могут ли другие цивилизации, если
они не самоубийцы, согласиться на такие «общечеловеческие ценности»?128)
128. Разнообразие и взаимодействие цивилизаций - необходимое условие
жизнеспособности человечества. Да, в природе вроде есть примеры живых существ,
представленных одной особью - это размножающиеся вегетативным путем виды. Но
они весьма уступают в своей жизнеспособности видам, обменивающимся
наследственной информацией. И в конечном итоге вегетативные виды или
вымирают, или вторично возвращаются к половому размножению.
Взаимодействие между цивилизациями, как и все взаимодействия организмов в живой
природе, возможны в основном двух типов - скрещивание (гибридизация) и поедание.
Если обратиться к китайской метафоре человека как бумаги с написанным на ней
текстом, то взаимодействие цивилизаций по англосаксонскому типу - это переработка
других книг на макулатуру и печатание на полученной бумаге своего текста.
Взаимодействие цивилизаций по российскому типу - это выбор наиболее ценного из двух
книг и печатание новой книги с этим обобщенным содержанием. Потери есть и в первом,
и во втором случае. Но...
Типичным историческим примером является поедание Англосаксонской цивилизацией
индейских и других цивилизаций. Казалось бы, одинаково и Англия, и Испания
колонизовали Америку. И тут, и там были насилие и кровь. Но вот в «освоенной» Англией
части этого материка большинство коренных цивилизаций исчезло бесследно, а Испания
вместе с индейцами дала ряд цивилизаций-потомков. Результат - критерий истины.
Антуан де Сент Экзепюри («Планета людей») сказал: «Хорошо, когда в споре между
разными цивилизациями рождается нечто новое, более совершенное, но чудовищно, когда
они пожирают друг друга».
Славяно-российская цивилизация развивалась в основном гибридизацией с многими
другими цивилизациями, хотя «свадьбы» нередко были насильственными и кровавыми.
На что уж кровавым было русско-татарское взаимодействие - но ни одна из этих
цивилизаций не исчезла бесследно, и сегодняшняя российская цивилизация является
потомком этих и других народов. Сохранилось не только большинство этих народов, но
многое из их языка, понятий, методов хозяйствования стало неотъемлемой частью
российской цивилизации.129)
129. Некоторые читатели обвинят меня в ненависти к Западу и его
«цивилизации». И будут почти правы. «Почти», потому что если бы они
внимательно читали написанное мной, то увидели бы, что я постоянно подчеркиваю:
в природе нет четких границ, они существуют только в воображении ученых. Есть и
в Российской цивилизации подлецы-«Я-центристы», да еще и в каком количестве!
Есть и позорные страницы в истории России. Есть и на Западе честные и
бескорыстные «Мы-центристы». Вопрос в том, что где перевешивает, что является
определяющим. Запад я воспринимаю как огромный корабль, утонувший в океане
«Я-центризма». К утонувшим я отношусь с соболезнованием. Части пассажиров все
же удалось спастись при этом кораблекрушении. Спаслись в основном сильные и
мужественные люди - и за это им особый почет и уважение. Как говорят: «Святые на
небесах - в этом нет ничего удивительного. Но святые в грязи - это действительно
чудо». А к тем, кто утонул сам, и, нахлебавшись там вдоволь «Я-центризма» и
опьянев от него, стремится утащить туда других, я отношусь с отвращением.
И все же утверждение, что цивилизации одних народов являются «Я-центричными», а
других «Мы-центричными» - неверно. Вспомним, что выше мы выяснили, что критерии
разумности не только у цивилизаций, но и отдельных людей весьма разные: у одних «Разумно то, что повышает жизнеспособность общества», у других - «Разумно то, что
повышает мою жизнеспособность». А между этими крайними типами тьма
промежуточных. Но, живя в обществе, представители этих типов стремятся создать
условия для осуществления своих критериев разумности (а представители середины
подтягиваются к более близкому для них краю). Именно это стремление объединяет их в
системы. Деятельность этих систем создает два полярных типа хозяйства: производящий
(созидательный) и присваивающий. И вот в одном народе оказывается два типа
цивилизаций: созидающая и присваивающая. Дадим определение соответствующих
понятий:
Созидатель (по РУС) - тот, кто сохраняет другим больше времени, чем берет от
них.130)
Присваиватель - работоспособный человек, который отбирает у других больше
времени, чем сохраняет для них.131)
130. Здесь специально указано, что мы пользуемся понятием «созидатель» именно
по РУС, так как даже в это понятие западоцентричные писатели ухитряются
вкладывать совсем не русский смысл. Так, Д. Панин даже назвал свою книгу
«Держава созидателей» (М., Радуга, 1993). Но его понятие «созидателя»
подразумевает не того человека, который делает больше для других, а человека,
который создает себя.
Хитрость понятия «Созидателя по Панину» в том, что оно противоречит именно
традиционно русскому смыслу этого слова. Русские понимают Бога как созидателя
мира - он не получил его по наследству, не купил его у кого-то, не выиграл на бирже
- он его создал, благодаря его трудам мир появился из небытия. Но никто из
русскомыслящих не говорит, что Бог создал самого себя, хотя такая выдумка
возможна. Кто создал себя вопреки воле Бога - так это дьявол, ведь Бог создал его
первоначально ангелом. Но по Панину получается, что дьявол - созидатель.
131. Для термина «присваиватель» синонимами являются паразит, приватизатор,
эксплуататор. Но мы выбираем русский и точный термин. В определении
использовано словосочетание «работоспособный человек», чтобы отмежеваться от
тех авторов (вроде Педоренко В.Ф.), которые упорно протаскивают мысль, что
эксплуататорами являются и пенсионеры, и дети.
Здесь мы можем, наконец, прояснить и понятие «нация».
Нация - объединение созидательной и присваивающей цивилизаций одного
народа.
Маркс назвал эти множества соответственно эксплуатируемыми и эксплуатирующими
классами, более-менее правильно описал их. Но не увидел, что это разные цивилизации,
что цивилизация капиталистов имеет атавистический тип хозяйства - присваивающий,
пройденный человеком в древнекаменном веке и привнесенный им еще из звериного
этапа развития. Не увидел, что просто смешны его рассуждения о том, что капиталист,
организуя производство ради прибыли, якобы одновременно волей-неволей двигает
прогресс человечества.132) Бизнесмен организует и совершенствует не производство, а
присвоение - а это совсем разные вещи. Производство не может существовать, не
совершенствуясь. А бизнесмен, набрасывая на производство хомут прибыли, тормозит
прогресс.
132. Математик Норберт Винер («Кибернетика», М., Сов. радио, 1968) писал:
«Это мнение связано с очень «утешительным» воззрением, что частный
предприниматель, стремясь обеспечить свою собственную выгоду, является в
некотором роде общественным благодетелем и поэтому заслуживает больших
наград, которыми общество его осыпает. К сожалению, факты говорят против этой
простодушной теории. Рынок - игра... при трех игроках во многих случаях, а при
многих игроках - в подавляющем большинстве случаев - результат игры
характеризуется крайней неопределенностью и неустойчивостью. Побуждаемые
собственной алчностью, отдельные игроки образуют коалиции; но эти коалиции
обычно не устанавливаются каким-нибудь определенным образом и обычно
кончаются столпотворением измен, ренегатства и обманов. Это точная картина
высшей деловой жизни и тесно связанной с ней политической, дипломатической и
военной жизни. В конце концов даже самого блестящего и беспринципного маклера
ждет разорение. Но допустим, маклерам это надоело и они решили жить в мире
между собой. Тогда награда достанется тому, кто, выбрав удачный момент, нарушит
соглашение и предаст своих партнеров. Здесь нет никакого гомеостаза. Мы должны
проходить циклы бумов и спадов в деловой жизни, последовательную смену
диктатуры и революции, войны, в которых все теряют и которые так характерны для
современности». К этим выводам математика можно разве что добавить русскую
пословицу из словаря В. Даля: «Игрок кум вору».
Не увидел Маркс, что в термине «эксплуатируемые классы» упущено самое
существенное. Ведь эксплуатировать можно только того и присваивать можно только у
того, кто создает, то есть, у созидателей - и в этом главная роль этой части общества. А не
в том, что кто-то приспособился на этой части паразитировать. В силу своего подхода
Маркс не увидел, что в борьбе за прогресс человечества надо опираться не только на
рабочий класс (временное явление в развитии человечества), а на созидательную
цивилизацию. Ибо она есть всегда и постоянно, а присваивающая цивилизация - только
паразит, обосновавшийся на ней.133-139)
133. Насчет присваивающего типа Западной цивилизации - это не только мое
мнение, это и мнение этой цивилизации о себе. Вспомним, что вершиной лучших
человеческих качеств там по традиции считается рыцарь. А главным девизом
рыцарей является следующий: «Стыдно добывать потом то, что можно добыть
кровью». Так что, по русским понятиям, рыцари - это нелюди. Но вот русская
интеллигенция, обезьянничая с Запада, не только внедрила это слово в русский язык,
но и приклеила к нему понятие человеческой доблести. Даже у В. Даля читаем:
«рыцарь - честный и твердый ратователь за какое-либо дело, самоотверженный
заступник». Как будто он слыхом не слыхал краткое и емкое русское определение
«псы-рыцари». Но что поделаешь - и на старуху бывает проруха. Я бы предложил
всем понявшим суть дела внедрять в умы соотечественников понимание, что слово
рыцарь - гнусное и оскорбительное для награжденного им. То же самое - с
романтизацией пиратов (см. примеч. 28 в ч.2 «Контратака»).
134. Выдуманы ли классы Марксом? Конечно же, нет.
Во-первых, даже самые отпетые демократы плачут об отсутствии или
малочисленности в России третьего класса. Значит, признают, что два класса уже
существуют. И поскольку эти два класса несут противоположные заряды: один созидания, другой - расхищения, то либералы и хотят внедрить между ними
«диэлектрическую» прослойку потолще, чтобы избежать короткого замыкания и
сохранить класс расхитителей.
Во-вторых, классификация - это единственный научный и практический метод
всех тех существ, которые хоть как-то ориентируются в окружающем мире. Даже
курица классифицирует найденное ею на съедобное и несъедобное. Классификация основа любой науки. Более того, введение любого понятия означает классификацию
объектов на подпадающие под данное понятие и не подпадающие. Можно спорить
об однозначности предлагаемых понятий для выделенных классов, но отрицать
правомерность и необходимость классификации - это буквально курам на смех.
135. «Классы» в обществе на самом деле являются просто разными
цивилизациями, обитающими на одном и том же жизненном пространстве. Как
правило, из обитающих в одной стране цивилизаций государство имеет только одна.
Появление государственных структур у другой цивилизации той же страны
приводит к гражданской войне (если только одна из сторон не является настолько
слабой, что капитулирует без боя).
Непонимание этого вопроса явилось одной из предпосылок гибели Советского
государства. Ведь марксизм трактовал государство только как орудие насилия и
преднамеренно не замечал, что оно на самом деле является орудием управления по
отношению к создавшей его цивилизации, а орудием насилия становится только по
отношению к другой цивилизации. Русский язык в советское время упорно
подправлял марксизм, называя СССР государством трудящихся. Но марксисты (или
играющие под них?) не менее упорно твердили, что государство есть орудие
насилия, подлежит в конечном итоге уничтожению и настойчиво его «отмирали».
Эта глупость марксистов явилась во времена перестройки главной «теоретической
базой», которую демократы использовали с таким сарказмом, расшатывая и
растаскивая Советскую страну под лозунгами «разгосударствления» и освобождения
от «эксплуатации государством». Приватизация выросла из разгосударствления,
разгосударствление - из марксизма. Так что если пересмотр догм марксизма
недопустим, то и пересмотр догм прикарманивания недопустим. Тогда Путин прав.
Вот и весь сказ.
136. В капиталистических государствах хозяйствование («экономика»)
капиталистов - атавистическое, присваивающее, а хозяйствование трудящихся
классов - производящее. Эти цивилизации («классы») имеют разные культуры
(общественно наследуемые!), разные идеологии и разную мораль. В
рабовладельческих государствах в большинстве случаев они различались даже
этнически. В сегодняшней России тоже предпринимается попытка паразитической
цивилизации объединится в «новых русских». Сооружаются даже явственные
границы - замки-крепости, железные двери и решетки, вооруженные охранники (по
факту - пограничники!). Дачи обнесены заборами типа Израильской стены.
Передача общественно наследуемой информации осуществляется в этих
цивилизациях порознь. С.Г. Кара-Мурза исчерпывающее показал, как на Западе
школа разделена на два коридора. Каждый из них ведет в свою цивилизацию. В
бывшей советской школе демократы сегодня тоже соорудили перегородку,
разделяющую школьный коридор на эти две части.
Более того, хотя, как правило, в стране существует один государственный язык,
классы-цивилизации этой страны говорят на языках разных понятий. Давно
известно, что сытый голодного не разумеет. До поры до времени у меня было
заблуждение, что это хотя и широко распространенный, но вроде бы частный
случай. Помню, как я был поражен, когда до меня дошло, что разные системы
понятий даже при общем языке - всеобщее правило отношения классовцивилизаций. Спорил я как-то с одним демократом, довольно неглупым, возможен
или невозможен настоящий рыночный капитализм в России. Я утверждал, что
невозможен: «в стране, народ которой говорит, что чужой беды не бывает, западный
рынок не приживется». И слышу в ответ: «Именно потому, что народ убежден, что
чужой беды не бывает, капитализм в России возможен и будет». Я удивленно
вытаращил глаза на оппонента: «Это почему же “именно поэтому?”». А он в свою
очередь удивленно уставился на меня и на полном серьезе говорит: «Чего ж тут
непонятного? Чужой беды не бывает - значит, она не существует для меня, не
касается меня. А для капитализма это условие...». А я-то, как и все в моей
цивилизации, понимал и понимаю так, что чужая беда - моя беда. На разных языках
говорим с демократами, а надеемся договориться по-русски. Зря.
137. Очень показательно, что Ленин по первым впечатлениям от Лондона все
повторял: «Две нации! Две нации!» (тогда понятия «нации» и «цивилизации» еще
окончательно не сформировались). Но дальше у Ленина оказалось мало
возможностей для наблюдений за бытом, он больше времени проводил в
библиотеках, изучая европейскую мудрость - и книжное одолело жизненное,
авторитет Маркса, смотрящего на Западное общество изнутри, одолел свежий взгляд
со стороны. Ленин не стал пересматривать учение о классах (хотя следует отдать
должное - о нациях буржуазных и нациях социалистических марксисты говорили
однозначно. Но вот до того, что это не нации, а цивилизации, их диалектика не
дошла).
138. В книге С. Валянского и Д. Калюжного «О Западе, который пыжился...» одна
глава так и называется «Два “народа” одной страны». Они пишут: «По сути дела, в
России живет два “народа”, мало пересекающихся друг с другом. Один из них уже
имеет свое название “новые русские”. Тогда второй можно назвать “новые бедные”...
доля “новых русских” в общем богатстве ...в 1994 году дошла до 40%, в 1995 -почти
до 50%. Причем по численности своей эти богатеи составляли чуть больше 10%
населения. ...У них разная идеология, мораль и цели, разные деньги и разные
интересы. Эти два народа, пользуясь одной территорией и внешне оставаясь в
рамках одной культуры, имеют совершенно разные виды на будущее как своих
семей, так и всей страны». (Насчет того, что они остаются в рамках одной культуры,
следует особо обратить внимание на поставленное авторами слово «внешне»!)
139. М. Калашников и С.Кугушев («Третий проект. Погружение.» М., Астрель,
2005, стр. 47) пишут: «В истории почти каждой цивилизации независимо от её
топоса постоянно борются две линии развития. Одна - производящая, творящая.
Другая грабительская, присваивающая. ...Крайнее выражение второй линии мы
назовем «трофейным путем» развития, а ее представителей - носителями духа
«добычи трофеев», «трофейщиками»». Что правда, то правда. Только, товарищи, это
не линии одной цивилизации, а две разные цивилизации. И «трофейщиков» лучше
называть «присваивателями» - так оно точнее и откровеннее.
И далее у этих авторов: «...Очень часто присвоение стоит на службе созидания.
Например, забрали деньги у олигарха и вложили их в производство нового
компьютера...» (там же). При всем уважении к книге указанных авторов необходимо
заметить, что в выстроенной ими системе понятий (неявной) получается, что отнять
у грабителя награбленное - значит, ограбить его. Очень удобная для чубайсоидов
система. Вряд ли авторы этого хотели. Если же присвоение понимать в соответствии
с предлагаемым по РУС понятием присваивателя, удобного для чубайсоидов
софизма не возникает.
В последние два тысячелетия преобладали многоцивилизационные (классовые)
общества и народы. Государство было, как правило, только у цивилизации с
присваивающим типом экономики. (Сравни: Британия - страна, Британская империя государство и для самой Британии, и для колоний. «Вице-короли», «наместники» и т.п. это просто аппарат британского государства в колониях, а отнюдь не местная власть). В
метрополиях и в странах без колоний не имеющая своего государства созидательная
цивилизация была, так сказать, внутренней колонией имеющегося там государства.
Во второй половине 20 века вдруг появились две сверхдержавы, имеющие в своих
границах практически по одной цивилизации. С одной стороны - это США, построившее
«общество потребления», что даже в названии отражает присваивающий характер
экономики этой цивилизации. Здесь осталась практически единственная цивилизация
потребителей, цивилизации созидателей ютились только в реликтовой форме, как
аборигены или как романтики созидания. Живет это «общество потребления» за счет
создаваемого внешними «неформальными» колониями.
Другой сверхдержавой был СССР, цивилизация созидателей, создавшая свое
государство, а присваивающая цивилизация влачила там свое существование в
подавленной подпольной форме.
Таким образом, рассматривая соотношения понятий народ, государство, цивилизация,
мы видим, что в связи с ними находится еще одно весьма важное понятие - страна
(синонимы - Родина, Отечество).
Страна - созидательная цивилизация вместе с освоенной ею средой. Возникает
вопрос - а что же, присваивающая цивилизация не имеет страны? Да, именно так. Маркс
прав - капитал не имеет Отечества. Прав Чубайс, когда говорит: «Россия - это место, где я
осуществляю свой бизнес». Большим для него она быть не может. Если варвары
разграбили Рим, то можно ли сказать, что Рим - это их страна? Посмотрите на «новых
нерусских» - для них нет страны, средоточие их жизни - капитал.
Но правы ли марксисты, утверждая, что и «пролетарии не имеют Отечества»? Все
зависит от того, что вкладывать в понятие «пролетарий». Главное в марксистском
определении пролетариев - что это класс людей, единственным источником
существования которых является продажа своей рабочей силы. В таком марксистском
понимании «пролетарий» ничего общего не имеет с понятием «созидатель». Ведь
«работодатель» покупает рабочую силу не для созидания, а для обеспечения своей
прибыли, присвоения и потребления. Капиталист переводит результаты созидательного
труда в уничтожаемую им роскошь. Он высасывает недра, изводит рыбные промыслы,
производит вооружение для необходимых ему войн. Он не дает нашим девушкам стать
матерями, превращая их ради своей прибыли в проституток. И все эти разрушения он
делает руками своих сообщников - пролетариев. Ученые от марксизма скажут пролетариат объективно поставлен в такие условия. Уничтожь эти условия, дай
пролетариям средства производства - и они будут созидать, а не разрушать. Но при такой
«объективной» оценке человека чем он, обладающий свободной волей, отличается от
скотины или даже от неживого орудия (см. статью «Оскотинимся?» в «Контратаке»).
Объективная оценка человека в первую очередь состоит в том, чем он является, а не в том,
кем или чем он поставлен в такие условия. Наемный убийца (по «новонерусски» - киллер)
тоже продает свою рабочую силу. Контрактник тоже продает себя для убийства
неугодных «работодателю» людей или целых народов. Что же, они тоже хорошие, но
объективно поставлены в такие условия? Объективность состоит в том, что капитализм в
основном устраивает пролетариев, за исключением одного - зарплаты. Сравним
количественно протестные выступления пролетариев за сохранение недр, экологии,
культуры, в защиту детей, против проституции, против агрессивных войн - с одной
стороны, и за повышение зарплаты - с другой стороны. Смешно даже сравнивать.
Требования бастующих шахтеров: «Зарплату!!!» А кому зарплату? Врачам? Учителям?
Хлебопашцам? Это шахтерам по фигу. Зарплату - только нам! На остальных и на страну в
целом - наплевать. Эти продавцы рабочей силы в лучшем случае - попутчики созидания.
Не более.
Нужны еще примеры? Под какими лозунгами участвовал в «перестройке» цвет нашего
рабочего класса - шахтеры? Напомню: «Мне не важно, кто будет хозяином шахты.
Главное, чтобы он платил мне, как платят американцы!». Такие пролетарии, конечно, не
имеют Отечества. И, конечно же, есть рабочие с достоинством, которые не годятся для
рыночных отношений («меня дорого не купишь и дешево не продашь» - говорят они сами
о себе), они - не такие, как большинство пролетариев. Но «не таких» уже нельзя мерить
понятием «пролетарии», их надо мерить понятием созидатели. И созидатели имеют свою
страну, свое Отечество. А пролетарии не имеют ничего, кроме рабочей силы.140)
140. Марксизм упустил малозаметные детали, от которых зависит жизнь или
смерть человечества. Повторю еще раз древнюю притчу. Рабочие таскают кирпичи
на стройке. На вопрос, что они делают, первый отвечает, что таскает кирпичи,
второй - что зарабатывает деньги, третий - что строит храм. Так вот первый и второй
принадлежат к пролетариям. Им все равно, таскать кирпичи для храма или для
тюрьмы. У них нет своего храма, своего Отечества. А вот у третьего есть свой храм,
своя страна. Хотя объективно они поставлены в одинаковые условия.
Итог таков, что у присваивающей цивилизации своей страны не бывает. Она
присваивает страны созидательных цивилизаций как своего, так и других народов и без
этого присвоения существовать не может. Точно так же, как и любой паразит, она может
существовать только за счет чужого тела.
ЧАСТЬ 3. «РУССКАЯ ИДЕЯ»
Дай Бог нашему Богу жить все живы будем.
Сколько лет наши интеллектуалы, обогатившие свой ум всеми теми знаниями, которые
выработала западная часть человечества, днем с огнем искали чудо - «русскую идею». Не
нашли. И вроде бы правы - чудес не бывает.
Так что же: русской идеи нет, ее не встретили или просто ее не заметили среди изобилия
чудес? Скорее всего, искали там, где ее нет и быть не может - в умах западных классиков.
Что значит «русская идея»? Греческое «idea» - образ, первообраз, понятие - пришло к нам
через французский. Искали во французско-греческом нечто русское. Типичное двуязычное
(или даже трехязычное!) миронепонимание, говоря словами В. Даля, межеумствование.
В сегодняшнюю «идею» вложено «нечто, заслуживающее устремления к нему мыслей и
дел». Неужели в русском языке нет и не было того понятия, которое сегодня подменено
словом «идея»? В. Даль в своем словаре приводит несколько значений для слова «святой»,
среди них мы находим следующие: «духовно и нравственно непорочный, чистый,
совершенный... предмет высшего почитания, поклонения нашего». Так много ли мы
выиграли, заменив русское «святое» греко-французской «идеей»? Только то, что придумали
себе занятие - изобрели софизм «русской идеи» и столь упорно искали его решение на
Западе, умом которого Россию не понять.
А ведь надо бы обратиться к тому, у кого есть русское святое - к самому русскому народу.
Конечно, о святом не кричат на каждом углу. Конечно, и слухом не слыхали о нем те, кто
живет припеваючи. К Русскому святому, как к Богу, обращаются только в чрезвычайных
обстоятельствах. Когда у старого человека житьё-бытьё сложилось так, что «хоть ложись да
помирай», когда крепкого парня жизнь замордовала, что «хоть в петлю полезай», что их
спасает? Они вспоминают заповедные святые слова: Жить-то надо! «Да какая же это русская
идея? - скажет недовольный интеллигент - ведь ее с одинаковым успехом может
провозгласить и индеец, и немец! Что же в ней русского?» Да, в устах китайца - это китайская
идея, в устах еврея - еврейская идея. А в устах русского слова «Жить-то надо!» - Русское
святое, если хотите - первая и главная заповедь Русского Бога, и ее надо выполнять.
Что же это за неведомая сила, которая заставляет человека и жить и делать многие дела
даже тогда, когда это ему невмоготу?
Представим существо, которое каждый миг видит и слышит в десятки и сотни миллионов
раз больше, чем вы, которое одновременно видит далекие Галактики и атомы, которое уже
живет миллионы лет, которое способно делать те чудеса, что творил Иисус Христос и еще
многие другие, которое будет жить и жить миллиарды лет после нашей смерти, которое
вдохнуло в нас душу и в котором будет храниться наша душа после нашей смерти. Если это
не Бог, то это нечто близкое к нашему понятию Бога. Хотите ли вы его увидеть? Я скажу вам,
что нам, с нашими ограничениями в своем теле, своей кратковременной жизни и своем
разуме, невозможно увидеть это Высшее Существо целиком или хотя бы более-менее полно.
Но маленькую толику его мы видим каждый день. Видим - и не замечаем! Почему? Потому
что это общество, в котором мы живем. Для представителей Российских народов - это
Российская созидательная цивилизация. Она и есть та неведомая святая сила, которая
заставляет порой совершать самим нам непонятные поступки, которая вдохнула в нас душу,
то есть систему понятий, определяющую наше личное миропонимание и наш образ мыслей.
Она - несравненно высший разум, чем наш личный, она - высший судья всем нашим
делам.141)
141. Мы подобны той рыбке, которая, живя в море, сокрушалась: - Вот все говорят
«море, море». А какое оно, море? Хоть бы раз на него взглянуть!
Многие не то что близко подходили к этой мысли, а буквально трогали руками. Вот
несколько взятых наугад выдержек:
«Мы - народ (то есть, единое тело с надличностным разумом)» (С. Кара-Мурза,
«Манипуляция сознанием», стр.6).
«Культура - не просто сухой остаток жизни, не определенная, конкретная сумма знаний,
навыков и представлений, но нечто живое. Переживающее рождение и становление...
пробиваясь из гнили, слизи и окаменелостей своей предшественницы, обладает неизменным
обаянием, создавая язык, стиль, систему образов, становится священным неисчерпаемым
ресурсом человечества...» (А. Смирнов, А. Фефелов, «Завтра», №8, 2004).
Н. Островский: «Когда человек живет не для себя, когда он растворяется в общественном,
то его трудно убить: ведь надо убить все окружающее, всю страну, всю жизнь» (из его
писем).
Можно привести очень много подобных высказываний, в которых авторы к пониманию
высшего «МЫ» подходили близко, очень близко, совсем близко. Но ясно, без обиняков, о
человечестве как о Высшем существе и о необходимости святого отношения к этому
Высшему существу высказался только один Огюст Конт. Но вот уже полтора века как нет
ясных отзвуков на его мысли.142-143)
142. В. Пелевин в своем романе «Поколение XYZ» (стр. 56-57) использует
следующее иносказание: «...тридцать птиц полетели искать птицу по имени Семург короля всех птиц и великого мастера... Когда они прошли тридцать испытаний, они
узнали, что слово “Семург” означает “тридцать птиц”...- “От кого?” –“Им это сказал
божественный голос”». Обратим внимание на сходство имени «Семург» со словом
«демиург». Это греческое слово в философии обозначает созидающее начало вообще, а
в теологии - бога, творца мира, Создателя. Приставка «семи» означает половину,
сходство. Таким образом, «Семург» можно толковать как полубог, почти Создатель.
143. Почему же остальные трогали руками, но все же не сказали явно? Не узнали?
Или благоразумно воздержались из-за какой то высшей мудрости, мне недоступной?
Ведь многие авторитеты заявляют: есть высшее знание, но делать его доступным всем
нельзя, иначе... (и дальше многозначительное непонятное мне молчание). У того же В.
Пелевина (стр.166) есть такая фраза: «...узнавать такое не положено, потому что
непонятно, как с этим знанием жить». Ну а если все-таки понятно, пусть не совсем, но
немножко? Как тут поступить? Конечно, по принципу «не навреди». А что больше
навредит - когда притворюсь слепым или когда укажу на то, что вижу? Не знаю. Мне
выпал жребий: «Сказать»!
Надо ли называть этот Высший разум Богом? Конечно, он не Бог, если под Богом
подразумевать Создателя всего мира. Он - Бог, если под ним подразумевать Высшее
существо, превосходящее каждого из нас в миллионы раз по разуму и по созидательным
возможностям. Он - наш Бог, потому что наша созидательная цивилизация - это та живая
система, которая дала нам и наше тело, и нашу душу, та система, соучастие в делах которой
только и может дать нашей жизни зримый смысл и дать ей бессмертие в своих глубинах. Он
достоин нашего высшего почитания и поклонения.
Чтобы не путать нашего Бога с имеющимся в разных религиях богами, мы скажем, что имя
ему - «МЫ». Нам ни к чему разводить споры, чей бог главнее. Нам хватит того, что опираясь
на достаточно надежное знание, мы увидели, что наш Бог «МЫ» - сущий, существует
воистину. Он - всесильный по отношению к нам, он - созидатель и приглашает каждого из
нас к созиданию. Так что пусть доказывают истинность Бога на небесах те, кто возложил на
себя такое право. Но если они сверх этого будут отрицать истинность нашего Бога «МЫ», то
наше право усомнится не в истинности «МЫ», а в истинности их слов.
Но немало найдется и тех, кто честно будет искать дорогу к истине вместе со своим
народом. Тем более, те, кто уже занят этим. 144-145)
144. И пусть те, кто ищет повод для раздора, а не для единения, не пытаются вбить
клин между верой в МЫ и традиционным для большинства России православным
мировоззрением. Именно понимание народа как единой системы - исток православия. О
чем забыли многие, носящие крестик, но не осененные Святым Духом. Апостол Павел
писал: «13. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело... 14.Тело же не из одного
члена, а из многих. ... 19.А если бы все были один член, то где было бы тело? 20. Но
теперь членов много, а тело одно. 21. Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна;
или также голова ногам: вы мне не нужны. ... 25. Дабы не было разделения в теле, а все
члены одинаково заботились друг о друге. 26. Посему страдает ли один член, страдают
с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. 27. И вы - тело
Христово, а порознь - члены.» (Первое послание к коринфянам, глава 12). Удивительно,
что это именно системный подход, предвосхищенный две тысячи лет назад! Очень
четко объяснено понятие элементов системы и самой системы, отличие системы от
скопища. Невелика беда, что эти мысли выражены в принятых тогда словах. Мысль
ведь совершенно ясна: «Мы - это МЫ!».
Кому мы должны больше верить: самоуверенным сегодняшним толкователям или
апостолам? Тем, кто печется о своем индивидууме и его спасении, то есть, тем, кто
«порознь - члены»? Или тем, кто видит смысл своей жизни в спасении народа, то есть,
является частью тела Бога? И для постижения первозданной ясности русского Бога
лучше называть русским именем - МЫ. Неплохо бы и православным пастырям для
полной ясности перевести имя своего Бога на русский язык - ведь перевод его с
еврейского известен. Но не будем вмешиваться в их дела...
145. Издавна, вплоть до нашей эры, то есть, до появления еврейских религий
(иудаизма, христианства и ислама), так велось, что у каждой цивилизации - свой язык и
свой Бог. Почему? А вот именно потому, что Бог на земле - это и есть сама
цивилизация. И если какая-то цивилизация претендует на мировое господство, то она
объявляет себя богоизбранной и называет единого правильного бога, конечно, своего
(читай «Ветхий завет»).
Советская цивилизация фактически была попыткой реализовать возникшую в подсознании
веру в Высшее разумное существо - МЫ. Главный лозунг советской цивилизации был «один
за всех, все - за одного» - что это, как не признание общества единым организмом?
Возьмем такое замусоленное в советское время, для многих неприятное и почти для всех
невразумительное понятие «несознательный элемент». Чего он не сознает? После всего
изложенного ясно: он не сознает, что МЫ - Высшее существо и Высший Разум по сравнению
с ним самим. Попросту говоря, несознательный - это неверующий в Бога МЫ.
РУС - Разумно Управляемая Страна должна стать храмом Богу по имени МЫ! Напомним,
что храм - это жилище Бога. Все в нашей стране мы должны организовывать и строить так,
как положено в храме - с высшим смыслом и стремлением к совершенству. Кто это - «Мы»?
«Мы» - это российская созидающая цивилизация, другими словами, все созидатели,
говорящие на русском языке, или иначе - созидательная часть российских народов.146-149)
146. Конечно демократы и прочие пираты здесь навешают на меня всех собак, самые
безобидные из которых - «богоискательство» и «богостроительство». Чтобы слишком
надолго не увязнуть в репьях, очистим от них только самую суть. Для этого зададим
любителям ярлыкизма-собаковизма вопросы по существу. Первый. Народ - это понятие
сущее или выдумка? Второй. Если народ существует, а не выдуман мной, то он высшая, равная или низшая живая система по своему разуму и по созидательным
возможностям в сравнении с особью-индивидуумом и даже с соборной личностью?
Третий. Положительной или отрицательной оценкой человека является русское
выражение: «У него нет ничего святого»? Если вы дадите мне ответы на эти вопросы
(утвердительные или отрицательные - все равно), тогда я готов обсуждать вашу
критику. А если не готовы, то уж не обессудьте, как говорят русские, молчите в
тряпочку. До тех пор, пока не найдете ответа на поставленные вопросы.
147. С другой стороны, на меня, конечно, навесят бешеную собаку фашизма. А это
уже опасно - ведь от бешеной собаки и самому можно заразиться. Небось, даже
процитируют Муссолини - родоначальника фашизма: «Нация не есть простая сумма
живущих сегодня индивидуумов, а организм, который включает в себя бесконечный ряд
поколений, в котором индивидуумы - мимолетные элементы». И хотя я говорю не о
нации, а о народе, не об индивидуумах, а о соборных личностях, хотя скопище
индивидуумов и система соборных личностей - прямые противоположности, от
любителей навешивать бешеных собак так просто не отцепишься. Скажут, это словесные ухищрения. По их логике получается, что раз Гитлер ходил на двух ногах, и
ты тоже ходишь на двух ногах - значит, ты такой же фашист. Вот если бы ты ходил на
четвереньках, тогда мы признали бы твое отличие от Гитлера. Очень трудно объяснить
демократам с их западными мозгами, что бешеная собака отличается от здоровой не
цветом, не весом и даже не анатомией - она отличается наличием вируса бешенства,
который составляет какие-то жалкие миллионные, а то и миллиардные доли от веса
собаки, и который невидим даже в простой микроскоп - а только в электронный.
Внешние признаки бешенства появляются только на завершающей и неизлечимой
стадии болезни, а до этого зараженная собака долгое время носит лишь незримые
вирусы - а в них-то вся суть.
Попытку объяснить суть фашизма я предпринимаю в ч.2 «Контратака» (см. там
статью «,,Держи фашиста!,, - А кто кричит?»). Конечно, на успех не особо надеюсь.
Ведь по разъяснению сути фашизма есть глубокие аналитические статьи авторов,
которые обладают гораздо большими познаниями и способностями, чем у меня. Но
демократы слышат только то, что хотят слышать. И все же попытка - не пытка. Тем
более, что в моей статье ставится задача не столько переубедить демократов, сколько
предупредить остальных людей: «Берегитесь тех, кто кидается бешеными собаками. С
большой долей вероятности можно ожидать, что они при этом занятии сами уже
заразились вирусом бешенства».
148. В 90-х годах 20 века по Ленинградскому телевидению шла передача «600
секунд», душой которой был Александр Невзоров. Казалось, такую любимую
большинством зрителей передачу с таким талантливым и полным сил ведущим не легко
угробить. Угробили. Невзоров ориентировал свою передачу на тех зрителей, которых
он называл «наши». В данном контексте ясно, что «НАШИ» - это от «МЫ». Это-то и
бесило кое-кого. Ага, «наши», значит «нашисты», значит, можно поставить знак
равенства с «фашисты». Дешево, но подло. Таков метод «нефашистов».
149. Проясним вкратце, откуда такая страсть навешивать собак на все попытки
созидательной части русского народа осознать свое единство. Стремление победить в
соревновании есть естественное свойство всего живого. Но «Я-центричная» толпа
подменяет соревнование конкуренцией. А это, говоря по-одесски, две большие
разницы. При соревновании можно победить, только совершенствуя самого себя. А в
конкуренции можно выглядеть лучше других, обгадив «партнеров» так, чтобы они
смотрелись хуже тебя.
Неудивительно, что попытки Российской созидательной цивилизации осознать себя
силой в своем единении вызывают самую оголтелую злобу в определенной части
еврейства, специализирующейся на посеве семян раздора. Как известно, еврейский
народ в силу многих причин рассыпался на части, весьма различные и этнически, и
душевно. То, что еврейскому народу не удается восстановить себя - это его трагедия. Но
то, что определенная часть еврейства, утонувшая в мире конкуренции, для своего
возвышения с неуемной силой сеет раздор в других народах - это комедия, но гораздо
более печальная, чем трагедия еврейского народа.
Один из важных методов конкуренции, который используют раздорщики - это
обгадить и осмеять все святое, что есть у других. Поэтому спешу хотя бы лишить
первенства в авторских правах хазановых, которые будут острить: «Вот Берестенко
проМЫчал “МЫ”». Чья бы корова мычала, а ваша бы промолчала. Ведь от вас мы еще
не слышали ни бэ, ни мэ. Только оплевываете.
Осознание народом своего единства как божества намного древнее Советской
цивилизации, скорее всего, оно было еще до крещения Руси. Что значит выражение: «В этом
человеке есть Искра Божья»? Как ни крути, а оно говорит, что человек пусть маленькая,
пусть ничтожная частица - но Бога. Конечно, если человек - созидатель.150)
150. А если «индивидуум» не признает «МЫ», живет только ради собственной
«свободы»? Тогда он просто «коптит небо», «прожигает жизнь», в общем, «ни богу
свечка, ни черту кочерга». Сейчас мы напрочь забыли свое прошлое. Ведь даже имена у
нас почти сплошь еврейские (начиная с Ивана и Марьи!), русские имена - редкое
исключение (хотя вполне возможно, что эти имена и не еврейские, а заимствованы ими
у других, как мы наблюдаем это с их фамилиями) . И, естественно, мы не имеем
понятия, во что верили наши предки. Заслуга в этом деле, в первую очередь, лежит на
христианских священниках, но и остальные тоже несут свою долю греха. Так давайте
хоть немного опомнимся и спросим себя: что значили многоликие славянские боги? Не
попытка ли это передать художественными средствами понятие «МЫ»?
Почему же бога по имени «МЫ» не увидела наша интеллигентная элита, занимавшаяся
богоискательством? Да просто потому, что интеллигент в переводе на русский означает
умник, усвоивший западный образ мыслей, то есть, «Я-центризм».151-152) И еще потому,
что видела в религиях одну мистику.
151. Поучительным является пример Н. Бердяева. И не только потому, что он упорно
размышлял в заданном направлении, но еще больше потому, что он, будучи
представителем интеллигентной саранчи, является одним из тех очень немногих
исключений, которые не качают свою правоту, а ищут истину. Он ничуть не кривил
душой, когда писал «Мне совершенно чуждо чувство самоправедности» (с.172), «Тут
необходима большая правдивость и откровенность» (с.170. Здесь и далее по
Н.А.Бердяев, «Самопознание», 1991, М., «Книга»). Но и его поиски были обречены на
бесплодность. Мать - наполовину француженка, и, как пишет сам Бердяев, по
воспитанию и складу своему более француженка, чем русская; отец - вольтерианецпросветитель. Итого - дитя выросло с «Я-центричным» (то есть, не русским)
миропониманием, а что оно могло увидеть сквозь эти бельма на глазах?
«Религиозная жизнь всегда личная, и личная она именно в своем углублении»
(с.169)». И вот именно на этом пути он и ищет! «Спиритуалистическая направленность
соединялась во мне с направленностью антропоцентрической, с признанием
центрального значения человека» (с. 173).
Какого Бога искал Бердяев? «Человек есть существо, целиком зависимое от природы
и общества, от мира и государства, если нет Бога. Если есть Бог, то человек есть
существо духовно независимое. ... Бог есть моя свобода, мое достоинство духовного
существа» (с. 177).
«Но вполне понятной может стать моя внутренняя религиозная жизнь и моя
религиозная драма только в связи с пережитым мной внутренним опытом, глубоким
внутренним кризисом - я имею в виду основную мечту моей жизни, тему о творчестве
человека» (с.205). Не зря эти местоимения подчеркнуты мной. На первых десяти
страницах работы Бердяева «Поворот к христианству. Религиозная драма...»
местоимения «я», «мой» в различных падежах и «себя», «сам» по отношению к первому
лицу встречаются 153 раза. А местоимения «мы», «наш» всего 5 раз, причем в
обобщающем значении - всего З раза (а 2 раза в фразе «...от Печерска после смерти
бабушки наша семья отошла, и мы там редко бывали» - с.171). Не удивительно, что за
таким частоколом «я» «мы» не просматривается. Это - позиция, о которой Бердяев
говорит честно: «Духовно, религиозно и философски я убежденный и страстный
антиколлективист. ... Идол коллектива столь же отвратителен, как идол государства,
нации, расы, класса, с которыми он связан» (с.242 -243). Спасибо, что хоть не сказал об
«идоле народа»!
Позицию этого философа иначе как забавной не назовёшь: не знает, есть ли Бог, но
хочет его найти; не знает, где он может быть, но ищет там, где ему хочется найти. Не
знает, каков он, но ищет такого, какого ему хочется. Философствующий под мальчика
муж - это не только забавно, это трагично. Но вот оказывается, если привит «Я-вирус»,
избавиться от него даже предельно честному человеку немыслимо трудно. И поэтому
Бердяев напоминает старуху из сказки Пушкина, захотевшую, чтобы творящая чудеса
Золотая Рыбка была у нее на побегушках. Здесь то же самое: Бог должен быть на
побегушках у моего «Я». А другой, мол, и даром не нужен. Но Бердяев этого не
замечает, более того, честно признает, что он - антиколлективист, то есть, по западному
слеп на «МЫ».
152. Религии возникли как лекарство от дурных мыслей и, следовательно, от дурных
поступков (сравни лечение гипнозом многих болезней и пороков). Но, как всякое
лекарство, они должны применяться строго по назначению, в нужных дозах и с учетом
побочных влияний. Иначе, как указывал мудрый Парацельс, лекарство может
превратиться в яд.
Конечно, признание «МЫ» Высшим Разумом по сравнению с личностью не является
религией в прямом смысле слова. Оно скорее сродни древним обычаям, уничижительно
называемым современной «цивилизацией» «культом предков». Усмотреть плохое в
уважительном отношении к отцу и матери могут только достигшие предела рыночники и
религии, служащие не Богу, а Мамоне. Поэтому все нормальные люди, несмотря на
«достижения цивилизации», почитают своих родителей и заботятся о них, так сказать,
совершают обряды культа предков. Даже самые ортодоксальные религии вынуждены
мириться с этим культом, иногда просто присваивают его себе.153)
153. Освящение «МЫ» является данью уважения не только к родителям, но и к
прародителям, и сверх того, почитание потомков, их «культ» (а ведь «культ» в переводе
с латыни означает «почитание», «поклонение», а не нечто ругательное, как его понимал
Хрущев). С каждым шагом вглубь поколений число прародителей каждого из нас
удваивается. Для десятого колена оно равно 210 = 1024. Возрастая и дальше в
степенной зависимости, для двадцатого колена оно уже превысит миллион, а для
тридцатого - миллиард. Конечно, при погружении вглубь поколений мы все чаще будем
встречать тех людей, которые являются нашими предками по многим линиям - так
сказать, «многократных», «стократных», «тысячекратных» и т.д. пращуров. Это
замедлит нарастание суммарного числа предков, но не изменит общего хода вещей чем дальше вглубь, тем меньше останется представителей народа, которые не являются
нашими предками. Таким образом, прародителем каждого человека является весь его
народ (конечно, добавки от других народов неизбежны за такое число поколений). Если
прокрутить такое движение вперед, то опять же через тридцать колен получим
миллиард потомков. Это означает, что каждый человек является одним из прародителей
своего народа. В этом смысл и святое «таинство» бога «МЫ»: Моим родителем
является мой народ, моим потомком является мой народ.
В чем практически выражается наша приверженность поклонению «МЫ»? В созидании и
только созидании, то есть в делах, направленных на повышение жизнеспособности общества.
Люди - не боги, а только Искры Божьи. И поэтому каждому из нас иногда даже без злого
умысла приходится совершать зло, то есть, дела, снижающие жизнеспособность народа.
Другими словами, совершить грех. Молитвой сделанное не устранишь, потому что прошлое
неуничтожимо. Выход один - стремится совершать добрые дела в таком количестве и
качестве, чтобы они многократно перевесили совершенное зло. Только в этом состоит наше
покаяние и искупление. Действия, создающие зло, допустимы только в той мере, в какой они
уменьшают общее количество зла.
Молитвы в известных религиях используются как средство для нацеливания мыслей в
определенном направлении, то есть, являются средством гипноза. У нас они должны быть
сведены к минимуму и нацелены на созидательную деятельность.
Какими должны быть наши молитвы:
Боже Наш, ты велел: - Жить-то надо!
Боже Наш, просветли нам разум.
Боже Наш, приумножь наш род.
Боже Наш, оберни козни врагов против них самих.
Боже Наш, не дай мне забыть, что я - Искра Божья!
По-видимому, этими пятью молитвами и можно ограничить наш «молитвослов». И
удлинять каждую из этих молитв тоже не стоит.
Нелишне иметь нам свой символ. Лучше для этого подходит росток, отражающий
созидательную направленность и жизнелюбие народа. Безусловно, у нас должны быть свои
праздники. Мы не можем точно назвать дату рождения нашего Бога, чтобы праздновать его
рождество. Но мы точно знаем дату его Первого Шага на небо - 12 апреля 1961 года. И этот
день должен стать главным праздником для нас, мы должны отмечать его так, чтобы вся
Земля слышала.
Конечно, как всегда найдутся доброжелатели, которые будут пытаться втянуть нас в спор
между нашей верой в Бога «МЫ» и другими религиями. Но мы отказываем себе в этом
удовольствии по той простой причине, что необходимыми для этого столетиями не
располагаем. Мы не будем спорить о неисповедимых путях Господних - мы просто признаем
их неисповедимыми. Но мы заодно с теми, кто ищет направление дороги к Истине. Наша
вера в народ как высшее и святое существо этому поиску не противоречит. И честные люди
согласятся, что эта вера - первая ступенька к уяснению смысла жизни. Тем более, что
большинство верующих православных, да и ряда других религий, также видят
одухотворенность своей жизни в служении людям, своему народу. Тем более, что
сегодняшняя задача нашего народа - очищение от скверны - целиком совпадает и для
православных, и для верующих в Бога «МЫ».
Не будем скрывать, что у нас есть и противоречия с теми же, например, православными. И
в первую очередь это касается их главной заповеди «Возлюби ближнего своего». Слишком
материалистично, слишком вещественно толкуют эту заповедь служители православного
культа. Дескать, если разрушитель-присваиватель находится от меня в нескольких метрах, то
он и есть мой ближний. Мы же принимаем не вещественную, а душевную близость. Близость
по системе понятий и по духу созидания, и поэтому видим ближних своих среди тех, кто
принадлежит одному с нами «МЫ».
ЧАСТЬ 4. УПРАВЛЕНИЕ
КИБЕРНЕТИКА ИЛИ НИКОЛОГИЯ?
Счастлив в наш век, кому победа
Далась не кровью, а умом,
Счастлив, кто точку Архимеда
Умел сыскать в себе самом...
Ф. Тютчев
Казалось бы, демократическая власть и ее адвокаты уже поставили каждое лыко в строку
своим советским предшественникам. Но есть исключения. Это наука об управлении кибернетика. Превратности ее судьбы в советский период известны, а вот сегодня... это слово
практически исчезло.
А ведь какая конфетка для хулителей всего советского следующая цитата из краткого
энциклопедического словаря тех времен: «Кибернетика - реакционная лженаука, возникшая в
США и получившая широкое распространение в других капиталистических странах». Мол,
смотрите, до каких глупостей докатилась наука в командно-административной системе.
Докатилась-то докатилась, но данный тезис принадлежит не советской науке, а
антисоветским лжеученым советского периода. Ведь сколько их всплыло в проруби
«перестройки», академиков и профессоров от А до Я (Абалкин, Агангебян, Арбатов,
Афанасьев.....Явлинский, Яковлев). И каждый из них сыпал свою горсть песка в подшипники
советского государства, каждый вставлял палки в шестерёнки советской науки. А уж жизни
кибернетики в советском обществе они никак не могли допустить. Ведь для плановой
советской системы наука об управлении и ее техническое обеспечение - это волшебное
снадобье и основа основ неудержимого роста. И что обидно для них - в конкурентной
экономике капитализма мало толку от кибернетики: управляй - не управляй, а все равно верх
возьмут не интересы общества, а жадность наиболее подлых (именно поэтому они - за
капитализм). Таков неизбежный итог всякой рыночной игры, как математически доказал
основоположник кибернетики Н. Винер! Именно поэтому не только в Советском Союзе
«гоняли» кибернетику, но и в Америке весьма недоброжелательно относились к Н. Винеру.
Именно поэтому кибернетика изгоняется из храма наук рыночным Западом, и с целью это
скрыть на поверхность в этой проруби всплыл столь чтимый сегодня термин
«менеджмент».154)
154. С целью не допустить кибернетику в советскую систему с умным видом
насаждалась всякая несусветная чушь. Так, В.Г. Афанасьев в БСЭ (статья
«Управление») пишет: «В обществе сложились два типа механизма управления стихийный и сознательный». Конечно, научная литература полна примерами, когда
автор не имеет никакого понятия о предмете своего разговора. Но дойти до такой
степени тупости, чтобы говорить о «стихийном управлении» - это уже достойно книги
рекордов Гиннеса! Стихийным может быть только воздействие. А управление всегда
целенаправленно, цель же может быть поставлена только сознательно.
Термин «кибернетика» происходит от греческого слова «кормчий» и впервые введен
Платоном. Современные ученые тоже вслед за Платоном и основоположником кибернетики
как науки Н. Винером в качестве самого простого и наглядного примера сравнивают
кибернетическую систему с кораблем. В ней есть объект управления (корабль) и
управляющая система (кормчий, капитан). Связаны они между собой прямыми связями
(управляющие команды капитана) и обратными связями (поступающие к капитану сведения
о курсе, обстановке, состоянии корабля и т. д.). Нетрудно заметить, что страна в этом смысле
тоже является таким большим кораблем. В ней есть такие составные части кибернетической
системы как объект управления; управляющая система; прямые связи; обратные связи.
Дальше описание кибернетической системы обрастает сложными деталями. И за этими
сложностями упускают из виду ряд ключевых особенностей кибернетической системы, без
которых говорить об управлении страной бессмысленно.
Главная беда в том, что часто забывают самое существенное в кибернетической системе цель. Цель определяет все: управляемый объект, требования к управляющей системе,
требования к системе прямой связи и системе обратной связи. Без формулировки цели
разговор об управляемой системе становится буквально бесцельным. При неправильной или
нечетко сформулированной цели управление не просто сводится к нулю, а, как правило, дает
катастрофический результат. Важность цели как первейшего звена управления настойчиво
подчеркивал Норберт Винер.155-156)
155. Понятие цели настолько значимо для кибернетики, что Н. Винеру в своей книге
пришлось на время оставить интегралы и обратиться к художественному произведению.
Он цитирует следующую притчу из рассказа английского писателя У. Джекобса.
Вернувшийся из Индии британский сержант показывает своему старому другу и его
жене талисман в виде высушенной обезьяньей лапы, который способен исполнить
любые три желания. Сержант - второй владелец, испытавший действие талисмана. Он
не желает, чтобы больше кто-либо испытывал судьбу и бросает лапу в огонь. «...однако
его друг спасает лапу и хочет испытать ее силу. Его первое желание - получить 200
фунтов стерлингов. Вскоре раздается стук в дверь и в комнату входит служащий
фирмы, где работает его сын. Отец узнает, что сын убит машиной, но фирма, хотя и
отклоняет от себя всякую ответственность, желает предложить отцу вознаграждение в
200 фунтов» (Н. Винер, «Кибернетика», М., Сов. Радио,1968).
156. В свое время среди думающей молодежи был распространен анекдот, предельно
четко раскрывающий в стиле этого жанра пагубность поверхностного подхода к
выражению цели. Полезен этот сюжет и попутным раскрытием определяющей роли
понятий, в т.ч. указанного раньше правила: «Не вставляй свое понятие в чужие уста».
Итак, идет несчастный негр по знойной пустыне. Невмоготу. Белый хозяин беспощадно
помыкает своими чернокожими батраками. Вот и сейчас послал через пустыню - и хотя
бы какая-то надежда на глоток воды. Беспросветна жизнь молодого наймита. Ни одна
женщина не хочет даже взглянуть на него такого. Откуда ждать помощи? Разве что от
Бога? И начал негр молиться: «Боже, сделай, чтобы я был белым, чтобы у меня всегда
было вдоволь воды, и чтобы ко мне приходили обнаженные женщины». И вдруг
раздался голос в пустыне: « Ты этого хочешь?» - Да, Боже, еще как хочу! - Ты
действительно этого хочешь? - Да, действительно этого хочу! - В последний раз
спрашиваю: ты именно этого хочешь? - Да, Боже, именно этого хочу! Сделай это! Хорошо! - Грянул гром, разверзлось и снова соединилось пространство и негр... стал
унитазом в женском туалете. Что-то после «перестройки» этот анекдот стали забывать наверно, слишком большая аналогия с тем, чего мы всенародно просили и что
всенародно получили.
Цель должна быть сформулирована предельно кратко и однозначно. И выражена она
должна быть через уже принятые и наиболее однозначные понятия.
Приведенные примеры показывают, к чему приводит леность в уяснении цели, ее
спутывание с промежуточными целями или подмена неосмысленными желаниями. Чтобы
уменьшить возможность подобной путаницы, термин «цель» оставим только для главной
цели, промежуточные этапные цели будем называть «вехами», а неосмысленные заменители
целей - побуждениями.157) Цель человек вырабатывает, побуждения «возникают сами».
157. Хороший пример вех («промежуточных целей») и их соотношение с целью дает
шахматная игра. Можно пожертвовать ферзя для того, чтобы выиграть игру, то есть
поставить мат королю противника. Но нельзя создавать своим фигурам матовое
положение, чтобы спасти ферзя - это подмена цели вехой. А неопытный игрок очень
часто этого не замечает, за что и расплачивается.
Выше мы уже говорили, что то, как жизнь человека складывается, зависит от его понятия
жизни. Таким же образом, возможность достижения цели зависит от используемых для ее
обозначения понятий. Побуждения, облеченные в неоднозначные понятия, будем называть
ложными целями. Их «достижение» оборачивается отрицательным результатом. Поленились
четко задать цель, а потом вздыхаем, мол, за что боролись, на то и напоролись. А напоролисьто на собственное нежелание додумывать дело системно и до конца.158)
158. Насколько же ясно и однозначно формулируют цели управления обществом
политики, то есть, именно те, кто лезет управлять страной? Конечно, политические
проходимцы ясно формулируют свою цель, но только для личного пользования. А для
«электората» у них заготовлены цели-ловушки ( вроде как в приведенном выше
анекдоте), или же голубой туман, или цели-приманки (как в примере Винера). А
лезущие во власть наряду с мошенниками политические профаны даже не подозревают
о важности формулировки цели - им «дай порулить».
Введем следующие понятия:
Цель - однозначно обозначенное желание.
Вехи - знаки пути к цели.
Побуждение - неосмысленное желание.159)
159. Например, желание поесть не является целью. Может возникнуть желание
съесть и отравленную пищу - но это противоречит цели жить. (Вспомним, например,
сказку про Аленушку и братика Иванушку - «не пей из копытца - козленочком
станешь!» - типичное столкновение цели и побуждения).
Еще одна беда - ученые-кибернетики очень часто забывают, что цель может быть только у
живого субъекта. Неодушевленная материя ничего не хочет (по крайней мере, мы об этом
ничего не знаем). Управляемый объект может быть неживым и системы обработки
информации тоже (например, как в баллистической ракете). Но в выработку цели
обязательно вовлечена живая система и поэтому кибернетическая система всегда содержит
элемент живого. А значит, в целом - живая система. Тупики кибернетики возникают там, где
забывают об этом.
Не меньшая беда и в том, что ошибочно воспринимают принцип необходимого
разнообразия Эшби. В соответствии с ним управляющая система должна обладать не
меньшим разнообразием состояний, чем управляемая. Из этого принципа вроде следует, что
страна должна управляться или Богом, или другой такой же или большей страной. Но
природа решает эту задачу для живых систем просто и красиво: управляющая система
отождествлена с управляемой.160)
160. Вплотную к этой вещи стихийно подошли теоретики коммунизма. Но они не
сделали мостика от теоретических лозунгов к практическим шагам. А мостик состоит в
признании страны живой системой и необходимости управления в ней не по принципам
демократии, а по принципу народного абсолютизма. Совершенно неверен «принцип
тончайшей прослойки», на которой якобы должно держаться управление. Где тонко,
там и рвется. Это же самое математически доказал Эшби. И отсюда же следует, что
аналогия с кораблем, столь любимая кибернетиками, по отношению к стране имеет
ограниченное применение.
Весьма важным является для кибернетики понятие так называемой «функции качества», то
есть такой функции, по значениям которой мы можем судить о мере нашего приближения к
цели или удаления от нее. Попытки управлять, не имея единой «функции качества», а только
опираясь на разрозненные показатели, которые «чем выше, тем лучше», ни к чему хорошему
не приводят.161)
161. Пример этому - работа советского Госплана в хрущевский и последующие
периоды по принципу «догнать и перегнать». Один из подвижников нашей электроники
В.И. Стафеев говорил: «Надо обгонять, не догоняя». Но таких как он «умные» политики
не слушали.
Для страны «функцией качества» является понятие жизнеспособности, которую мы уже
определили как вероятность оставить жизнеспособное потомство. Действительную величину
этой вероятности мы не знаем, но это не мешает действовать в направлении ее возрастания
(сравни со свободной энергией в физике). Главное, чтобы мы оценивали каждое наше
планируемое действие: повышает оно жизнеспособность или уменьшает. Подобно тому, как в
тяжелейшей схватке мы не знаем дня Победы, но, как правило, можем определить, какие
действия приближают день Победы, а какие - отдаляют.
В самом общем виде «функция качества» в любой кибернетической системе тесно связана
с понятием «победа» как достижение цели. И в этом смысле наш гениальный полководец
А.В. Суворов на полтора столетия обогнал зарубежных математиков по времени и на целую
голову в точности названия науки, написав свою книгу «Наука побеждать».162)
162. По-видимому, не случайно, что у А.В. Суворова, вошедшего в историю как
непобедимый полководец, уже в юности обнаружилась необычная одаренность в
математике.
Поскольку термин «кибернетика» не совсем однозначен (кибернетику определяют и как
науку управления, и как науку об управлении, связи и переработке информации; есть и
другие толкования) и вокруг него уже нагромождено достаточно много псевдонаучной
путаницы, целесообразно обратиться к термину Суворова. Но словесная оболочка этого
названия выпадает из общих правил наименования наук, а русский термин «победоведение»
выглядит нарочито тяжеловесно. Поэтому сделаем уступку традиции в наименовании наук и
используем греческое имя - никология (вторая часть слова -«...логия» является греческим
обозначением науки и входит в русские названия большинства из них. Первая часть
произведена от имени богини победы Ники и в том же языке обозначает все связанное с
победой).
Никология однозначно вычленяет из кибернетики ее самую важную для нас часть,
связанную с победой. Подчеркнем, что основатель никологии А.В. Суворов разрабатывал ее
по отношению к живым системам. Ведь армию он рассматривал не как косный корабль,
которым надо только управлять, а как живой организм, который побеждает вместе со своим
командующим. Отсюда его постоянное внимание к солдату и забота о нем, отсюда такое
крамольное для военачальников требование: «Не держись Устава ако слепой стенки». Итак:
Никология - наука побеждать.163)
163. Кибернетика в значительной степени выросла из теории игр, и поэтому волейневолей стремилась понять жизнь с точки зрения игры и уподобить ее игре. Но если
жизнь и игра, то это игра с Хаосом! Жизнь влияет на Хаос, в какой-то степени изменяет
часть Хаоса - но можно ли это назвать управлением Хаосом? Если это управление, то
оно никак не согласуется с принципом необходимого разнообразия Эшби. В этом
смысле никология является новым подходом по сравнению с кибернетикой.
В принятом нами смысле никологический подход - как раз то, что требуется для
управления страной как живой системой. И прежде всего потому, что в ней раз и навсегда
решена «проблема» соотношения «Я» и «Мы». Если победила Армия, воин говорит: «Наша
победа!». Даже если ему самому в этой битве пришлось испытать унизительную горечь
поражения. А с другой стороны, единые действия армии никак не вступают в противоречие с
лучшими личными качествами каждого воина - наоборот, они опираются на них. Армия
отнюдь не уничтожает воина как личность - наоборот, она его ценит и награждает за личный
вклад в победу.
Вспомним, как в военных науках формулируется порядок решения никологической
задачи:
- уяснить цель (правда, военные говорят: «задачу» - ведь у военных слово «цель»
понимается как мишень);
- оценить обстановку;
- принять решение;
- приступить к исполнению.
Но в этом военном наставлении не подчеркнута одна важная сторона, имеющаяся в
кибернетике, а значит и в никологии: обратные связи. Образно ее можно выразить
украинской пословицей: «домашняя задумка в дорогу не годится». Пока мы делаем шаги по
дороге, обстановка изменяется, а значит, ее оценку надо уточнить. А это, в свою очередь,
требует уточнений или даже исправлений нашего решения, которые вызовут изменения в
исполнении. И такая круговерть должна быть непрерывной.164)
164. Отсюда, во-первых, следует, что обратные связи должны поставлять нам знания
об изменениях в обстановке предельно быстро и полно. Во-вторых, эти знания должны
быть как можно более надежными (что, вообще-то, вступает в противоречие с
требованием скорости. Это противоречие снимается критерием «предсказательной
силой знания»). В-третьих, управляющая система должна уметь быстро, не давая себя
обогнать событиям, принимать решения по полученным сведениям и доводить их до
исполняющих систем. И в-четвертых, исполнительные органы должны опять-таки
иметь достаточное быстродействие и, кроме того, достаточный запас возможностей,
чтобы быть в состоянии выполнить задачи, находящиеся вне круга предусмотренных,
потому что такие всегда могут возникнуть. Все эти условия должны быть объединены в
систему, обеспечивающую победу.
Имевшиеся сбои в советской плановой системе во многом объясняются тем, что
работавшие там люди относились к рассмотренной круговерти как к досадной помехе, а
не как к важнейшей части своей работы. Не так уж трудно встретить марксиста,
который гордится, что он всегда стоит на своих позициях. Но ведь стояние на одном и
том же месте не имеет ничего общего с никологией.
Если оценка обстановки и принятого решения требует непрерывной доработки, то должны
ли мы так же подходить и к принятию цели? Очевидно, что не совсем так. Цель должна быть
достаточно долговременной, но периодически возвращаться к вопросу о ее разумности все же
стоит: и жизнь меняется, и наши знания накапливаются, и в этой новой системе то, что
представлялось разумным, не обязательно окажется таковым. Здесь стоит самая трудная
задача - поиск золотой середины.165)
165. Как говорил Н. Винер, к вопросу о разумности выбранной цели периодически
надо возвращаться, но если я, решая задачу, буду каждые пять минут задавать вопрос, а
правильно ли я сделал, что стал математиком, то я ничего решить не смогу.
Из того, что никологическая система - это живая система, вытекают две существенные ее
особенности. Это, во-первых, означает, что для неё не менее важным, чем прямые и обратные
связи, является наследственная информация, то есть связь поколений. В живой системе
первенство должно принадлежать именно наследственным связям, которые в классической
кибернетике даже не обозначены явно.
Во-вторых, управляющая и управляемая подсистемы внутри живой системы не могут быть
четко разделены, потому что живая система - самоуправляемая система. Поэтому в
никологии, в отличие от кибернетики, гораздо продуктивнее говорить не об управляющей и
управляемой системах, а в первом приближении - о внутренней и внешней среде (как это
очевидно для организмов). В первом приближении - потому что живая система не
обязательно пространственно компактное образование, как это подразумевает понятие
«среда». Так что лучше пользоваться понятиями «собственные элементы» и «посторонние
элементы», о чем будет речь дальше.166)
166. В настоящей работе нет возможности разработать хотя бы основы никологии.
Здесь заявлены только ключевые моменты:
- Дано понятие никологии и вкратце показано, что она как наука имеет право на
существование.
- Указаны главные особенности никологии и ее «владения».
- Указано, что никология может быть главным методом для разумного управления
страной.
Что же касается разработки собственно никологии как науки, то надеюсь, что среди
собеседников будут те, кому это дело окажется и по душе, и по плечу. Ведь
определенный задел в этом направлении имеется не только у Суворова, но и у
современников. Например, книга Ю. Мухина «Наука управлять людьми...» (Москва,
Фолиум, 1995). Эта работа содержит глубоко осмысленный материал, который, после
приведения к общему знаменателю математически четких понятий, может составить
некоторую часть основ никологии.
В книге В. Медведева с соавторами («Идея выживания», М., Современные тетради,
2005) поставлен острейший для сегодняшней никологии вопрос - различение свой чужой (который до сих пор рассматривался только в узко военном плане). Можно
назвать еще целый ряд заделов. Конечно, все их надо пересматривать критически, в
первую очередь, привести к общему знаменателю понимания страны как живой
системы.
Движение страны к ее цели - повышению жизнеспособности возможно только при
никологическом подходе.
Следует еще добавить, что эта цель достижима только в соревновании, а не в конкуренции.
(Напомним, что соревнование - борьба путем собственного совершенствования, а
конкуренция - борьба путем ослабления соперника.) Начинать конкуренцию против других
живых систем для нас вредно.
Во-первых мы будем вынуждены вместо добра (повышения своей жизнеспособности)
тратить силы на зло (понижение чужой жизнеспособности).
Во-вторых, мы вынудим другие живые системы принимать ответные действия против нас и защита от них тоже потребует дополнительной траты сил.
В-третьих конкуренция - это не соревнование, которое ведется до выявления победителя.
Где, проиграв в какое-то время, можно поучиться на ошибках, собраться с силами и
продолжить соревнование. Конкуренция всегда ведется до полного уничтожения соперника.
И даже если у нас есть уверенность в своем превосходстве, начинать конкуренцию не стоит.
Как показывает жизнь, вероятность поражения более сильного противника хотя и близка к
нулю, но не равна ему. Идти даже на небольшой риск уничтожения созидательной
цивилизации - худшее зло. Это можно делать только во избежание гораздо большего риска.
А как же взаимодействовать с теми живыми системами, которые будут применять к нам
методы конкуренции, не спрашиваясь нас? Ведь тем, что получив удар по левой щеке,
подставишь затем правую, победы не достигнешь! Суть в том, что применение к нам методов
конкуренции является агрессией против нас. Агрессия оставляет нам два выхода: или
капитулировать, или стремиться победить агрессию. А в конкуренции побеждают те, кто
конкурирует, а не те, кто соревнуется. Так что приходится из двух зол (капитуляция или
конкуренция) выбирать меньшее, и ослаблять агрессора всеми возможными методами. Но,
покончив с чрезвычайным периодом отражения агрессии, дальше мы должны вести
соревнование с другими цивилизациями только методами собственного совершенствования.
Иначе мы сами станем агрессорами со всеми вытекающими для нас печальными
последствиями.
О конкуренции с Хаосом, (то есть, о конкуренции ограниченной цивилизации с
безграничным Хаосом!) вообще говорить бессмысленно. Здесь тоже возможен только метод
самосовершенствования.
Если победим, то потому, что сумеем стать вровень или даже лучше других созидательных
цивилизаций. Если погибнем, то только потому, что отказались от нашего Бога-Спасителя
МЫ и не пожелали поумнеть.
ВНУТРЕННЕЕ И ВНЕШНЕЕ
Не каждый конь ко двору приходится.
Очевидно, что живые системы уже самим своим существованием делят мир на
внутреннюю и внешнюю среду. Заметить это легко, а вот разделить оказывается не так
просто. Вернемся к модели Платона-Винера с кораблем. Крыса, находящаяся в трюме и
прогрызающая переборки - это внутренняя среда корабля? Аналогично, болезнетворные
микробы в организме - это его внутреннее или внешнее ? Рассмотрим корабль с его командой
и пассажирами как управляемую систему. Тогда пираты, проникшие в среду пассажиров и
даже в команду - это внутреннее или внешнее?
Эти примеры показывают, что разделение никологической системы на внутреннюю и
внешнюю среду по чисто пространственным признакам не является правомерным. Гораздо
точнее отражает действительность разделение элементов среды на те, которые способствуют
достижению цели системы, и противостоящие этому или безразличные. Поэтому введем
следующие понятия:
Собственные элементы (живой системы) - всё, что увеличивает жизнеспособность
системы.
Посторонние (для живой системы) элементы - всё, что уменьшает жизнеспособность
системы или безразлично к ней.
Первейшая задача - оградить живую систему от включения в нее посторонних элементов и
затем уже можно противостоять внешнему воздействию.167)
167. Главное различие между людьми - их роль в жизни общества. Одни люди
своими делами повышают жизнеспособность общества. Это созидатели. Другие снижают жизнеспособность. Поскольку по принятым нами понятиям это является злом,
назовем их злодеями. Общество могут создавать только созидатели. А злодеев и
бездельников надо рассматривать как силу, находящуюся вне общества, постороннюю.
В обществе они не имеют никаких прав. А «общечеловеческими» правами пусть
пользуются, только вне общества созидателей. Нам до этого дела нет, если только они
не навязывают нам своих прав и свобод. В этом случае мы должны давать отпор.
Образно говоря, не наше это дело устанавливать справедливость и защищать права в
волчьей стае. Но если волки лезут в наш двор, мы должны их от этого отвадить. Мы
признаем не только свободу для них. Мы еще признаем, что и мы должны быть
свободны от них.
По отношению к созидательной цивилизации присваивающая цивилизация, даже одного с
ней народа, должна рассматриваться как посторонняя.168)
168. Это частично уже признается русским языком («антиобщественные поступки»,
«антиобщественные элементы», «изоляция от общества»). Главное - не путать злодеев с
преступниками. Выдвинем пока что в качестве рабочей гипотезы следующее
положение:
Общество настолько жизнеспособно, насколько определяемое им множество
преступников совпадает с множеством злодеев.
Собственные элементы системы, то есть, работающие на достижение цели - это и
стремящиеся к цели (стремиться могут только живые) и служащие орудиями и материалами
(это хозяйство).
Посторонние элементы делятся на те, что целенаправленно противостоят цели (это могут
быть только живые системы, действующими методами конкуренции) и то, что безразлично к
ней - Хаос. Но в посторонней среде есть еще живые системы, действующие методами
самосовершенствования. Эти живые системы способны к гибридизации с нашей
цивилизацией, и мы уже не можем рассматривать их как безразличные - ведь мы с ними
являемся частью живой системы еще более высокого уровня - общечеловеческой
цивилизации, и потомки у нас будут общие. Мы должны в конечном итоге рассматривать их
как собственные, так как они рано или поздно подключаться к нашей цели.
Наша жизнеспособность существенно зависит от того, насколько правильно определим
соответствующие подсистемы посторонней среды и построим свое взаимодействие с ними.
ДЕЛО БИЗНЕСМЕНА
Для дел высоких и благих
До капли кровь отдать я рад.
Но страшно задыхаться здесь,
В мирке, где торгаши царят...
Их труд - в карманах руки греть,
Сигары модные курить.
Спокойно переварят все,
Но их-то как переварить?
Г. Гейне
Мы уже определили, что по отношению к созидательной цивилизации присваивающая
цивилизация, даже одного с ней народа, является посторонней системой.
Рассмотрим это на примере такой общественной группы как бизнесмены. Она весьма
немногочисленна, но именно она в основном определяет наше состояние.
Бизнесмены почти безраздельно владеют хозяйством страны и государственной властью.
Они, наряду с уголовниками - главные и почти единственные «герои» передач СМИ.
Заинтересованные люди постоянно втемяшивают нам мысль, что бизнесмен - двигатель
экономики (по-нашему - хозяйства), что его деятельность обеспечивает нас и необходимыми
продуктами, и рабочими местами, то есть, он и наш благодетель, и наш работодатель. И к
тому же, двигатель прогресса. Без него, мол, человечество не проживет.
Бизнесмен в дословном переводе на русский - «человек дела», «деловой человек». Вроде
бы все хорошо для бизнесмена: он - противоположность бездельникам и дармоедам. Но в
жизни получается не то чтобы не совсем так, а, скорее, совсем наоборот.
Конечно, слово «дело» очень многозначно, вплоть до канцелярской папки. В главном
значении его вроде бы можно определить так: дело - воплощение человеческой деятельности
(совершаемое или совершенное).
Но деятельность одного человека состоит в том, чтобы создавать полезные людям вещи,
другого - в том, чтобы присваивать сделанное кем-то. Почему же понятие дело оказывается
столь неоднозначным, охватывая диаметрально противоположные сущности? Что же,
ошибочен подход, на котором собственно построена вся система этой книги, опирающаяся на
понятие как меру? Нет, просто пора перейти нам от арифметики понятий к их алгебре.
Вспомним, что естественные науки рассматривают не только величины, безразличные к
направлению (скалярные), но и направленные (векторные). Например, при измерении массы
(скалярная величина) достаточно указать количество содержащихся в ней килограмм, а для
силы (векторная величина) необходимо еще указать, куда эта сила направлена.
Так вот, секрет в том, что все понятия, связанные с деятельностью человека векторные169-170). И для обобщающего понятия «деятельность» надо указывать
направление (деятельность, направленная на добрые дела; деятельность, направленная на
плохие дела). Это можно сделать и по другому - для тех видов деятельности, которые
наиболее существенны в нашем обсуждении, ввести понятия, которые уже являются
векторами:
Труд - целенаправленная деятельность, увеличивающая жизнеспособность общества.
Баловство - деятельность, не изменяющая жизнеспособность общества.
Злодейство - целенаправленная деятельность, уменьшающая жизнеспособность
общества.
169. Даже такой вид человеческой деятельности как изобретательство тоже является
векторным. Можно изобретательно совершенствовать человеческую жизнь, а можно
изобретательно строить денежные пирамиды или изобретательно заниматься
крючкотворством.
Часто из-за направления изобретения отвергают его целиком. Считается, что
дельтаплан изобрел американец. Между тем... В середине прошлого века на
строительстве высотного здания Московского университета на Воробьевых
(Ленинских) горах работали заключенные. Один из них сколотил из подручных листов
фанеры нечто вроде бумажного самолетика и прыгнул с ним (кажется, с шестнадцатого
этажа). Планирование прошло прекрасно и беглец улетел довольно далеко к лесочку на
берегу Москвы-реки. Приземление тоже было довольно успешным, если учесть, что это
первое испытание летательного аппарата нового типа: «пилот» отделался небольшим
ушибом ноги. Но именно эта травма и не позволила ему уйти от погони. Изобретателю
добавили срок за побег. А величина вклада в отечественное воздухоплавание совсем не
была принята во внимание, что обернулось потерей нашего приоритета. И все из-за
того, что у этого изобретательства вектор был не тот.
170. Очень тонкий вид обмана наряду с подменой понятий - выдача векторного
понятия за скалярное. Например, разрушители-перестройщики оглушительно вопили
«плавать по морю необходимо». Кричали так много, что в этом шуме вопрос о векторе «куда плыть?» не мог быть услышан. В итоге поплыли... Приплыли... сами знаете куда.
В советское время среди толковых управленцев и кадровиков в ходу была такая
оценка карьеристов как ИБД - имитация бурной деятельности. Это когда вектор
вертится во все стороны, что в итоге равнозначно его отсутствию. И в перестройку в
Советском Союзе, и в «оранжевых» революциях на Украине и в Грузии победила ИБД.
Но дело еще хитрее - организовывали массы под скалярными лозунгами, а потихоньку
(гласность!) внедряли свои корыстные векторы.
Но вернемся к нашим баранам, в данном случае, к бизнесменам. В словарях обычно дают
следующие переводы с английского: предприниматель, делец, коммерсант. Из них «делец»
происходит от слова «дело», но окрашен отнюдь не одобрительно. Похоже, что за словом
«дело» в русском и английском языке скрываются не совсем тождественные понятия.
Словари дают перевод: бизнес - дело, занятие, профессия. Вроде бы правильно перевели. Но
посмотрим с другого конца - как русское «дело» переводится на английский. Читаем: «Дело affair, business». В русском написании - афера, бизнес. Случайно ли бизнесмен оказывается
рядом с аферистом? У Даля нет слова «бизнесмен». Но вот афера и аферисты появились уже
тогда. Читаем: «Афера - наживное предприятие, оборот из барышей; торговая или
промысловая сделка, торговый оборот, подряд; нажив, нажитки. Аферист - идущий на
обороты, на наживные сделки; охотник до смелых расчетов, приобретатель, стяжатель». В
английском есть даже словосочетание business affairs (бизнес аферес), что переводится как
«коммерческие дела». Добавим, что со времен Даля русский язык успел до конца разобраться
со словом «аферист». Ау, господа демократы, скажите мне, чем бизнес и бизнесмен
отличаются от аферы и афериста? Да только тем, что афериста русский язык уже раскусил и
дал ему однозначную нравственную оценку. Проходимцы пытаются укрыться за пока еще не
до конца разоблаченным словом «бизнесмен». Но русский язык уже не ищет различий между
бизнесменом и аферистом. И поэтому многие бизнесмены-аферисты скрываются за русским
словом «предприниматель». Но в итоге не аферисты хорошеют, а слово марается.
Итак, очевидно, что понятие дело - тоже векторное. Сплошь и рядом слышим: «это доброе
дело», «это нехорошее дело». 171)
171. Пословица говорит: «Дело делу рознь, а иное хоть брось» (В. Даль). Шоковая
терапия перестройки в первую очередь была направлена на уничтожение оборонного и
научного потенциала страны. Фундаментальные исследования и поисковые разработки
изживались, НИИ превращали в шарашкины кооперативы. Одним из звеньев этой
«терапии» была спущенная сверху директива, требующая планового (!) сокращения
численности научных сотрудников НИИ. Разнарядка дошла и до нас, о чем и сообщил
мне начальник отдела. «Я раскидал разнарядку по лабораториям, но твою пожалел - ты
должен сократить всего одного научного сотрудника. Подумай до завтра». Назавтра я
принес ему бумажку со своей фамилией. Начальник взбеленился: «Ты что,
издеваешься?!» Отвечаю: «Сам же знаешь, как сегодня у нас обстоят дела с наукой.
Работать в такой обстановке я не могу и не хочу. Не подпишешь по сокращению уволюсь по собственному желанию. Но тогда еще лишусь и права на пособие по
безработице - по твоей милости». Уговорил.
Через какое-то время моя жена встретила нашего знакомого, тоже кандидата наук,
недавно работавшего в микроэлектронике. Узнав, что я - безработный, тот говорит:
«Что же он такой беспомощный? Имеет такое образование - и не может найти себе дела.
Вот я хожу по вузам, ищу способных студентов, уговариваю их ехать в Америку, а
потом направляю в агентство. За каждого уехавшего в Америку студента получаю
пятьсот долларов. Неплохо зарабатываю на этом деле.» Как видим, такое дело не просто
«хоть брось», а прямое предательство страны.
Но не все так однозначно. Ведь говорят же: «это не дело вы затеяли». Чувствуется, что
«дело» уже само по себе имеет хороший вектор, а противоположность ему - плохой.
Очевидно, что английские «афера» и «бизнес» начали внедряться в русское «дело», но еще не
успели лишить его хорошего вектора. В системе понятий РУС постараемся по возможности
однозначно размежевать их.
Итак, для того дела, которым занимается бизнесмен, дадим следующее определение:
Дело-афера - воплощение стяжательной деятельности (совершаемое или
совершенное).
А для дела, имеющего русский вектор, дадим свое определение:
Дело (по РУС) - воплощение трудовой деятельности (совершаемое или совершенное).
Итак, бизнесмен - человек дела. Но не хорошего по русским понятиям дела, а дела-аферы.
Бизнесмен - особый вид присваивателя - наряду с открытым грабителем или явным
мошенником. Хотя с последним грань очень условная.
Можно уяснить, что такое бизнесмен-аферист, внимательно прочитав несколько томов
Маркса. А можно точно сориентироваться, приняв определение одного из светлейших умов
России - А. Рысина (заменив слово «предприниматель» на «бизнесмен»):
Бизнесмен - человек, который не хочет отдавать долги.172-175)
172. Бизнесмен делит собственность на «мое» и «не мое». Но поскольку другие для
него - ничто, то для него «не мое» тождественно «ничье». Вспомним любимый юмор
времен «перестройки»: «и все вокруг колхозное, и все вокруг ничье». Все, что мешает
ему превратить это «ничье» в «мое» рассматривается им как глупость, которую надо
убрать, как помехи, которые надо уничтожить. А отдавать долги, мол, некому и
незачем.
173. Поскольку для бизнесмена «мое» может существовать только вместе с его «Яцентричным» «я», а это «я» ограничено во времени, то, естественно, все прошлое и все
будущее для него - «ничье». Поэтому доходы за счет будущего - любимое занятие
бизнесмена, ведь потомки не могут оказать отпора. Его разумность - «после нас хоть
трава не расти».
И какая глупость, с точки зрения бизнесмена, говорить о возвращении долга
потомкам или предкам. Если никак не отвертеться от хотя бы частичного возвращения
долга старикам, создавшим то, что разграбили прикарманиватели, то хотя бы назвать
вынужденные подачки льготами. Назвать это возвращением долга у бизнеса язык не
поворачивается.
Нормальные люди с уважением относятся и к собственности умерших предков - хотя
бы к праву на место захоронения, к праву на останки своего тела, праву на свободу от
клеветы. Русские говорят: «О мертвых или хорошо, или ничего». А одно из любимых
занятий бизнесменов и иже с ними демократов - ради своей выгоды обливать гадостями
лжи мертвых. Выгодно строить дома на местах захоронений - строят. Невыгодно
постоянно подавать газ к Вечному огню на памятниках воинам-освободителям отключают. Стоять прекрасные мраморные надгробия на античных захоронениях в
Крыму - достаточно сбить на них греческие имена и вырезать имена «новых русских» и древний мрамор не стоит «без дела», а работает на бизнес. Мозолит глаза Ленин в
Мавзолее - надо убрать и построить на его месте приносящее прибыль казино.
Прибыльно делать мыло и удобрение из людских останков - будут делать.
174. С клинической точки зрения бизнес является болезнью, родственной
клептомании. Напомним ее определение хотя бы из БСЭ: «Клептомания (от греч. klepto
- краду, похищаю и mania - безумие), неодолимое, периодически возникающее
болезненное влечение к воровству. Симптом психического расстройства, относимого к
импульсным влечениям. Встречается преимущественно у людей, страдающих
психическими расстройствами, психопатией. Корыстной направленности при
клептомании нет... Устранение клептомании - лечение основного заболевания». Как
видим, бизнес отличается, во-первых, тем, что он имеет не импульсный, а хронический
характер. Во-вторых, хотя разумной человечной корысти в бизнесе, как правило, нет,
зато всегда имеется корыстная финансовая направленность. Поэтому лечение основного
заболевания этого вида клептомании лежит в юридической области.
175. Счетная палата выискивает блох, имевших место при проведении приватизации.
А других претензий к бизнесу нет - мол, таковы были законы, и если они не нарушены,
то претензий к прикарманиванию нет.
Но вот представим, что некто лезет во власть или пытается изменить ее таким
образом, чтобы она приняла законы, позволяющие ему прикарманить чужое. По всем
писанным законам это тянет как минимум на мошенничество, и приобретенная таким
путем собственность подлежит возвращению ее истинному владельцу. Таким образом,
те, кто требовал разгосударствления - в печати, на митингах, участвовал в становлении
«демократической» власти, а потом приватизировал - юридически являются
мошенниками с вытекающими отсюда последствиями. Паче чаяния найдется такой, кто
не поддерживал перестройку, прямо или косвенно не требовал разгосударствления, но
потом участвовал в приватизации - к нему с этой точки зрения юридических претензий
нет. Соответственно и те, кто ратовал за «демократию», но потом не участвовал в
приватизации - также не могут быть привлечены к материальной ответственности. Ведь
они боролись не из корысти, а по глупости. Ну а с теми, кто добивался смены власти и
законов для того, чтобы они позволили им прикарманить чужое - разговаривать должен
только суд. Спросить с них должок. И зря Госдума приняла закон о трехлетнем сроке
давности приватизационных сделок. Здесь должны действовать сроки давности дел о
мошенничестве.
Весьма убедительный пример к определению Рысина - небезызвестный «Юкос», прибыль
которого в 2004 г. выросла в 25 (!) раз. Выросла, когда государство взяло под контроль все то,
что раньше удавалось скрыть от налогообложения. А речь ведь идет только о сегодняшней
форме налога, а не о компенсационном налоге, предусматривающем возврат взятого в долг у
будущих поколений.
Демократы скажут - но ведь среди бизнесменов есть спонсоры, меценаты, они отдают свои
(?!!) деньги на самые хорошие дела - на строительство храмов, на культуру и даже на помощь
детским домам.
Во-первых, свои ли, своим горбом или общеполезным изобретением своего ума добытые?
Во-вторых, сколько? Тот же «ЮКОС» организовал свое учебное заведение. Но сравним
количество обучающихся в нем с количеством работающих на «ЮКОСе», которых обучила
страна. Крохи с барского стола - не возвращение долга.176-177)
176. Вспомним одно из стихотворений в прозе И.С. Тургенева «Два богача»:
«Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из громадных своих
доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение
старых - я хвалю и умиляюсь.
Но, и хваля и умиляясь, не могу я не вспомнить об одном убогом крестьянском
семействе, принявшем сироту-племянницу в свой разоренный домишко.
- Возьмем мы Катьку, - говорила баба, - последние наши гроши на нее пойдут, - не на
что будет соли добыть, похлебку посолить...
- А мы её.. и не соленую, - ответил мужик, ее муж.
Далеко Ротшильду до этого мужика!»
177. «Бабушке Любе девяносто два... В избе чисто, опрятно, но бедно...Сиротство,
тишина в избе, неприюченность... Но в богадельню бабушку Любу не затолкать, если
только на носилках унесут, и пока есть силы, блюдет себя и дом...
Вот побывала однажды в доме престарелых, может, мысленно и примерялась, а не
податься ли под государственное призрение, но увидала такой разор, такую
неприкрытую бедность, голод и холод... Решила помогать скорбным. Как сады
затяжелеют и оплодятся, побредет старенькая по чужим дворам, собирает паданцы,
тащит корзины в избу, топит печь, режет яблоки и сушит на лежанке и в печи на
противнях. Итак всю осень до снегов. ...Заполняет бабушка Люба мешки под завязку и
тот сухофрукт отвозят не на базар для живой копейки, которая наверное бы
пригодилась крестьянке, но в богадельню на компоты.... как же хорошо тем, сирым и
бездомным, кто нашел приют в богадельне, даже от горсточки сухофрукта и стакана
компота...» (Заметка В. Личутина «Душа неизъяснимая», «Завтра» № 49, 2004 г.).
Далеко «Юкосу» до бабы Любы! «Юкос» (какая собачья кличка!) зубами вцепился и не
отпускает долги, а баба Люба не только не требует того, что ей должны, но и стремится
отдать людям как можно больше.
А в-третьих, эти крохи с барского стола - типичная черта бизнесменов или исключение?
Ведь из того, что какой-то аферист занимается наукой, делает другие полезные дела для
будущего, отнюдь не следует, что это типичное проявление.178-180)
178. Петр Первый был одновременно и сапожник: он сам шил себе сапоги. Но из
этого совсем не следует, что он - только сапожник или что все цари - сапожники.
Николай Второй любил колоть дрова, а какой-то прусский король большую часть
своего времени проводил в токарной мастерской. Но из этого не следует, что колоть
дрова или тачать матрешки - царское дело. Просто даже цари не могут быть чисто
царственными. Так же и в жизни нет чистых бизнесменов. Но это отнюдь на значит, что
нет людей, для которых главное - бизнес. Человека делают бинесменом отнюдь не его
организаторские способности. И даже не богатство.
Главное же, что делает человека бизнесменом - это его жизненная позиция: «После
нас хоть трава не расти». И вокруг нас - тоже.
179. Салтыков-Щедрин узрел и раскусил бизнесмена еще при самом его нарождении
на Руси. Вот выдержка из его статьи «Мироеды»: «Надо только предварительно самого
себя освободить от пут совести и с легким сердцем приступить к задаче, которая ему
предстоит и формулируется двумя словами: “Есть мир”. И он решается на этот подвиг
тем с меньшим затруднением, что слово “совесть” имеет для него значение,
обнимающее очень ограниченный круг нравственных представлений самого ходячего
свойства. Он рассуждает так: я выбрался из нужды - стало быть, и другие имеют
возможность выбраться; а если они не делают этого, то это происходит оттого, что они
не умеют управлять собою. Учить их некогда, да и незачем, а надо просто-напросто есть
их, хотя бы ради того, чтобы личный их труд не растрачивался на ветер, а где-нибудь
производил накопление. “Где-нибудь” - это у него. Отсюда название “мироед”.»
180. Следует взглянуть на бизнесмена и глазами верующих, которые обозревают его
от древнейших времен до нынешних. Вот выдержки из дневника о. Василия (Игоря
Рослякова): «Начертание на правой руке или челе - рука, считающая деньги и
производящая коммерческие операции. Чело - бизнесмен. Все занято помыслами о
золоте. Что бы он ни делал, он должен извлечь из этого деньги, иначе нет удовольствия
от жизни. То есть, все помыслы (чело) и все дела (рука) заняты добычей денег».
«Поэтому Святые Отцы всегда так восставали против сребролюбия, как идолослужения,
и беспочвенного умствования, как духовной болезни».
Часто бизнесмен - игрок на пороках: глупости, жадности и т.д. Но не только. Бизнесменыаферисты - это спекулянты на людском доверии. Конечно, излишняя доверчивость переходит
в глупость. Но бизнес разрушает не излишек, а необходимый уровень доверия, тем самым
превращая человеческое общество в свою противоположность - скопище особей. Если врач,
субсидируемый фармацевтическими фирмами, прописывает бесполезное лекарство, а
пациент за него платит бешенные деньги - то что же, пациент сам дурак, что доверяет? Ведь
мог бы знать, проверить... Но зачем тогда нужен врач, да и все другие специалисты, к услугам
которых мы обращаемся?!181)
181. Операция на практически здоровом человеке - очень выгодный бизнес: гонорар
солидный, как за настоящую операцию, а делать ее гораздо проще (надрезал - зашил) и
«выздоровление» гарантировано. Большинство сделанных в США хирургических
операций - именно такие. Причем именно такие «хирурги» пользуются наилучшей
репутацией: ведь у них практически нет неблагоприятных исходов. Это к сведению тех,
кто накопив деньги на бизнесе, надеется, что обеспечит себе здоровье, купив лучших
врачей. Ан нет: там тоже есть бизнесмены.
Эффективность бывшей в советское время бесплатной медицины в этом плане
очевидна. Ведь чем лучше врачи заботились о здоровье соотечественников, тем больше
благ мог произвести здоровый народ. А это позволяло увеличить зарплату врачей и,
значит, расширить их доступ к созданным в стране благам. Налицо правильная система
организации прямых и обратных связей в самоуправляемой системе.
Экономика бизнеса - присваивающая, это - атавизм, а не прогресс. Нам рассказывают
басни, что вот у населения есть спрос, и сердобольный бизнесмен включается в
конкуренцию, чтоб как можно полнее и лучше удовлетворить его. А на самом деле всё как
раз наоборот. Это бизнесмен под своё единственное предложение: «Раскошеливайтесь как
можно больше ради моей прибыли!» порождает искусственный спрос. Нет у вас спроса? Так
мы его создадим. Этому в первую очередь служит реклама, смысл которой станет понятным,
если ее назвать по-русски - соблазн.182-183)
182. Когда-то было анекдотом утверждение, что искусство менеджмента состоит в
том, чтобы убедить негров покупать валенки, а эскимосов - холодильники. Сейчас над
этим анекдотом никто не смеется - ведь именно в одурачивании потребителей и
заключается суть бизнеса.
183. Демократы обвиняли советскую пропаганду в том, что она из зависти очерняет
научные и технические достижения Запада. Но вот маленький штришок из
«пропаганды» тех времен:
«В
капиталистических
странах
фармацевтический
рынок
наводнен
патентованными препаратами, за выпуском которых не осуществляется должного
контроля со стороны правительственных органов, чему способствует беззастенчивая
реклама, которая создается частными предпринимателями, являющимися и
«лекарями», и продавцами своих снадобий». (БСЭ, т.9, стр. 556, 1972 г.). Посмотрите
сами, мы теперь полностью переняли передовой опыт Запада. Аптек как собак, и чуть
ли не каждое лекарство продается под тридцатью различными фирменными
названиями: которое хочешь - выбирай. В том числе и те препараты, которые не
проходили испытаний по полной схеме. Мол, испытания проводятся на добровольцах,
ну а ты тоже покупаешь это лекарство добровольно. Но сравните здоровье наших
граждан сейчас и в советское время, продолжительность их жизни сейчас и тогда. А
когда выводы будете делать? Когда вас повезут хоронить, или раньше? Ведь смертность
от неправильного употребления лекарств стоит у нас на четвертом месте! Зато реклама
лекарств - как на милом Западе.
Но соблазн («реклама») - не единственный источник создания искусственного спроса. В
ход идет все - от самих нежных хитростей до самого грубого насилия.184-185)
184. Вспоминаю свои школьные годы (50-е прошлого века). Учитель физики Иван
Владимирович Филоненко не только любил и превосходно знал свой предмет, но и учил
нас здравому миропониманию. Как-то зашла речь об изобретениях и их патентовании.
«Вот у меня на столе стоит стеклянный стакан, который разобьется, если упадет на пол.
Предположим, появился изобретатель, придумавший небьющееся стекло. Если это в
СССР, его изобретение пустят в производство, выплатят вознаграждение. Возможно,
даже дадут Сталинскую премию. А если он придет к капиталисту? «Здорово придумал!
- скажет тот. - И сколько ты хочешь за свое изобретение?» - «Миллион.» - «Хорошо.
Вот тебе миллион. Только подпиши договор, что ты полностью передаешь нам и только
нам все права на использование этого изобретения». Подписал. Получил миллион. А
капиталист положил патент под сукно и продолжает тачать бьющиеся стаканы - ведь
они гарантируют постоянную прибыль, спрос не будет убывать». Дальше. «В деревне
есть стекольщик. Но у всех вокруг окна целы, новых домов никто не строит. Нет спроса
на его бизнес. Что делает стекольщик? А делает он рогатки, раздает их уличным
мальчишкам бесплатно да еще и обещает: «За каждое разбитое стекло ты получишь
рубль». Все, спрос есть, бизнес заработал.
185. Как-то на станции Крюково (Ленинградской дороги) построили пешеходный
переход под железнодорожными путями. Люди идут навстречу друг другу, пытаются
протолкнуться - не выходит. Десять минут уходит, чтобы пройти десять метров. Все
наши сотрудники, пользующиеся переходом, ругали проектантов. Но суть просчета
уловил только один физик (В. Гонтарь). Физический смысл этого затора - эффект клина
или эффект свиньи. Большая часть пешеходов идет своим обычным шагом, как
положено - по правой стороне. Но находятся «более конкурентоспособные», которые
стремятся обогнать остальных. А еще более шустрые совсем закрывают проход,
протискиваясь у самой левой стенки. Но навстречу тоже движется поток, в котором
тоже имеются свои конкурентоспособные. И переход заклинивает. Жди, пока тебе
обрывают пуговицы. Очень наглядная модель, показывающая, как конкуренция
«помогает» делу. Проигрывали не только все пешеходы, проигрывали и сами
«конкурентоспособные». Пришлось из-за «эффекта свиньи», то есть, конкуренции
строить еще один переход.
Смотри также статью «Конкуренция. Аргументы и факты» в «Контратаке». А еще
лучше посмотри вокруг себя - и увидишь, нужны ли для созидательной цивилизации
бизнесмены с их конкурентным «совершенствованием» и «прогрессом».
Американский экономист, профессор Гарвардского университета, один из главных
разработчиков программы приватизации России и активный руководитель претворения этой
программы в жизнь Андрей Шлейфер говорил, что для того, чтобы остаться в бизнесе, даже
этичные до мозга костей менеджеры вынуждены идти на неэтичные поступки.(«Завтра», №
44, октябрь-ноябрь 2004). Конечно, признание Шлейфера не открывает Америк, но оно ценно
тем, что даже сами менеджеры не могут умолчать об этом. Только очень уж мягко выразился
этот делец о своих коллегах. В чем состоит эта «неэтичность», давно расшифровал Маркс:
если бизнес сулит прибыль в 300 процентов, то капитал ради нее пойдет на любые злодеяния.
Тут мы можем подвести итог - своим делом-аферой бизнесмены понижают
жизнеспособность общества и поэтому должны рассматриваться по отношению к
созидательной цивилизации не просто как посторонние элементы, а как агрессивные
конкуренты. Страна должна быть свободной от них. Как говорят, лучше, когда варенье
отдельно, а мухи отдельно. И это совпадает с формулой Маркса: «Капитал не имеет
отечества».
Конечно, «красиво» жить не запретишь. Но если кому-то охота выпендриваться - то
пускай это делает за счет своего труда. Вернет обществу своим трудом то, что взял от него, а
излишками уж может распоряжаться. В этом суть предлагаемого дальше компенсационного
налога. Но помимо него должно быть воспитание, что эти излишки все-таки лучше
направлять на интересы общества. А возврат долгов должен быть принудительным.186)
186. Один из классиков описал следующее наблюдение. Пара ласточек, закончив
строительство гнезда, куда-то удалилась. В это время появился воробей, осмотрел
гнездо и расположился в нем. Вернувшиеся ласточки пытались выгнать воробья, но он
только громко отчирикивался от них, как истый правозащитник приватизации.
Ласточки улетели и вернулись со стайкой подруг. Но и сообща выгнать захватчика им
не удалось. Они опять улетели и вскоре снова вернулись - но теперь у каждой в
клювике был комочек глины. Подлетая к гнезду по очереди, они быстро залепили леток
гнезда с воробьем внутри. Некоторое время слышалось его чириканье, но потом он
замолк. Навсегда. А ограбленная пара ласточек построила себе новое гнездо.
Не мешало бы и нам использовать опыт ласточек. Например, в проект Конституции
РУС включить статью, предусматривающую, что государство созидательной
цивилизации защищает только трудовую собственность. А захватчики пускай
наслаждаются захваченным и делят его между собой, главное - не дать им захватывать
дальше. А для этого их надо отделить от нашей внутренней среды. Залепить им леток.
Итак, мы убедились, что бизнесмены являются агрессивными конкурентами по
отношению к созидательной цивилизации. Как же мы сможем жить без них, без создаваемых
ими материальных благ? Да как-нибудь. На корабле капитан обойдется без судовладельца, на
поле агроном прекрасно управится без латифундиста. Да и остальные труженики проживут
без работодателя - было бы место под солнцем, не променять бы его на чечевичную похлебку
от работодателя, а созидательных дел в стране хватит.
ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ВОПРОС
Мы не строим, не сеем, не пашем,
Мы под дудку заморскую пляшем!
Пародия на «песни перестройки»
А теперь разберемся с не меньшей и не менее напористой частью общества интеллигенцией, которая якобы создает для нас вторую часть благ - духовную. Конечно,
сразу бросается в глаза деление интеллигенции на «творческую» ее часть и на остальную.
Остальная часть не имеет названия, но из самоназвания первой части подразумевается, что
она - «нетворческая». К «нетворческой» относятся врачи и учителя, конструктора и ученыеестественники и т.д., то есть те, кто занят созиданием. Изредка для них употреблялось
понятие «трудовая интеллигенция». Оно является весьма точным, а чтобы еще больше
приблизить его к нашей терминологии, будем называть «нетворческую» часть интеллигенции
«созидательной». Созидательная часть интеллигенции по определению целиком входит в
свою цивилизацию. Относить из собственных элементов системы в посторонние следует
только тех её представителей, для которых профессия врач, учитель и т.п. являются лишь
маской для бизнеса. И делать это надо только «поштучно».
Гораздо сложнее обстоит дело с «творческой» интеллигенцией. В нее входят художники,
писатели, поэты, ученые гуманитарии, включая философов, юристов, экономистов,
историков и т.д., а также политологи, «правозащитники» и прочие настоящие и скрытые
артисты. В целом эта когорта должна бы быть носительницей и хранительницей нашего
духовного наследия, то есть, общественной наследственности, души народа. Не зря же
Сталин хотел, чтобы писатели были инженерами человеческих душ. Но у творческой
интеллигенции отношение к своему долгу перед обществом такое же, как и ее отношение к
Сталину. Сегодня общественная роль творческой интеллигенции в массе своей сводится к
тому, что «от ней по мостовой и стук, и гром, и пыль столбом...», и под этот шум
жизнеспособность России катится к нулю.
Начнем с самооценки творческой интеллигенции. Композитор Фельцман, говоря о потерях
во Второй мировой войне, сказал, что неправильно считать все потери скопом. Надо в
первую очередь считать, сколько погибло талантливых поэтов, композиторов и т. п. Это, мол,
истинные потери человечества, а остальные - дело второстепенное. Очень показательный
симптом к самооценке творческой интеллигенции как некоей сущности, ставящей себя над
народом даже перед лицом смерти.
Академик Д.С. Лихачев пишет: «Естественно, их роль в обществе можно определить как
ведущую. Это соответствует месту интеллигенции, которое она должна по праву занимать.
Испокон веков на Руси интеллигенция была эталоном нравственности, духовности,
культуры».187) Правда, академик умолчал, что в России сегодня интеллигенция стала еще
одним эталоном - эталоном предательства. И... эталоном высказываний, «безразличных к
истине».
187. Д.С. Лихачев является эталоном «творческого» интеллигента - не только
академик, но академик на поприще истории русской литературы, и поэтому вдвойне
интересны некоторые интеллигентные неточности его утверждения.
Как ни странно, латинский термин «интеллигенция» возник в России. Ввел его в
обиход писатель П.Д. Боборыкин в 1860-х годах, и затем этот термин из русского языка
перекочевал в другие. Так что же, Лихачев относит начало «испокон веков» к 1860
году? Или он имеет ввиду и предшественников интеллигенции - духовенство и
жречество? Но ведь в известной истории Руси эти прослойки не играли существенной
роли в общественной наследственности. Подтверждением является определяющая роль
в этом деле не церковнославянского языка, а живого великорусского. Именно
последний являлся мощным носителем наследуемой культуры российских народов
(вплоть до последнего времени, когда дело общественной наследственности прилипло к
рукам интеллигенции). Но почему-то именно эти «мелочи» академиком, специалистом
по истории русской литературы, не замечены.
В обществе имеется весь набор оценок творческой интеллигенции: от «цвета нации» до
самых неинтеллигентных эпитетов в ее адрес. В.И. Ленин включал в интеллигенцию
«представителей умственного труда (brain worker, как говорят англичане) в отличие от
представителей физического труда». Но вот похоже, что из этого определения творческая
интеллигенция делает своеобразный вывод: раз мы не занимаемся физическим трудом,
значит, мы - интеллигенция. А умственный труд для того, чтобы быть интеллигентом, мол,
необязателен.
Чтобы уяснить место «творческой» интеллигенции в Российской созидательной
цивилизации, вспомним недавнее прошлое. Вспомним, что главным внутренним двигателем
«перестройки» и «реформ» была российская «творческая» интеллигенция. Если посмотреть, в
какую сторону изменилась в результате всех этих действий жизнеспособность России, то
деятельность творческой интеллигенции однозначно подпадает под понятие «злодейство»
(целенаправленная деятельность, уменьшающая жизнеспособность общества). И, согласно
определению, творческая интеллигенция в целом должна быть отнесена к посторонним
элементам созидательной цивилизации.
Относить к созидательной цивилизации мы можем только очень немногих представителей
творческой интеллигенции. Главное же дело - созидательная цивилизация должна взрастить
свою созидательную интеллигенцию, готовой у нас практически нет.
Нелишне для этого сделать краткий анализ, почему это не удалось в советский период. В
обстановке перехода от неграмотности к сплошной грамотности особенно велико было
уважение народа к людям грамотным, знающим. Таковыми представлялись интеллигенты.
Ведь
Интеллигент - тот, кто стяжал чужой ум.188)
188. И не обращали люди внимания на такую мелочь, что обогатиться чужим умом
может как человек, имеющий свой ум, так и тот, у кого с последним дело худо. А ведь
если человек нахватал западного ума, а своего почти нет, то для него возможен только
один критерий разумности: «Все Западное разумно». В соответствии с таким «здравым»
смыслом творческий интеллигент воспринимает действительность и «творит» (см.
также примеч. 122-123).
Отсюда следует, что надо различать, с одной стороны, интеллигента, который,
помимо того, что богат чужим умом, имеет в достаточном количестве и свой. Такой
интеллигент очень необходим для созидания. А с другой стороны находится
интеллигент, у которого голова до предела забита Западной трухой. Это моя метафора
даже мягковата. Выдающийся демократический оплевыватель всего советского и
русского Эдвард Радзинский собственноручно написал, что его папа был «тонким
интеллигентом, помешанным на европейской демократии». Так сказать, у них это
потомственное. А что правду сказал - так это бывает изредка и с демократами.
Например, когда они говорят «хорошо там, где нас нет». Вот почему сегодня в России
так нехорошо. Такие интеллигенты могут быть только разрушителями, и от них следует
держаться подальше. А еще лучше их держать подальше.
Положение с интеллигенцией очень напоминает ситуацию с грибами: ядовитые
поганки, червивые и гнилые грибы сами лезут в глаза, они у всех и всегда на виду, а вот
хороших грибов - надо поискать. Но все-таки они бывают.
Чтобы нам во второй раз не впасть в мираж насчет интеллигенции, будем различать
интеллигента-созидателя и интеллигента-шпаргалку.
Интеллигент-созидатель - тот, кто стяжал чужой ум в дополнение к своему.
Интеллигент-шпаргалка - тот, кто стяжал чужой ум при скудости своего.189-191)
189. Почему же «шпаргалки» так долго и успешно вешали нам лапшу на уши? Да
потому что они пользовались методом портных, которые одевали Андерсоновского
голого короля. На любое понятие, требующее мало-мальски умственного усилия,
интеллигенция одевала латинские термины, якобы достаточные для сокрытия наготы, и
этим ограничивалась. А народ слушал и восхищался их «эрудицией». И никому не
приходила в голову мысль попросить интеллигенцию говорить по-русски.
В Италии в 15 в. возникло название «макароническая поэзия», которое обозначало
шуточную или сатирическую поэзию, текст которой пересыпан неупотребляемыми в
народном языке иностранными словами или словами, переиначенными под
иностранные. Любопытно, что это название в первую очередь относилось к тем поэмам,
где латынь смешивалась с итальянскими словами. Так что наша «творческая»
интеллигенция тоже поет нам макаронические песни, и - чудно же - тоже в основном
приправленные латынью. И поэтому говорить, что творческая интеллигенция вешала
нам лапшу на уши - не совсем точно. Она вешала нам макароны.
190. Существует своеобразный «тест на интеллигентность». Напишите рукописным
шрифтом латинские выражения «post scriptum» и «nota bene», а затем тоже рукописным
шрифтом русское слово «чепуха». Слушателям так и скажите, что проводится тест на
интеллигентность, требуется объяснить, что каждое из этих выражений обозначает.
Первое выражение наверняка все знают, второе тоже многие объяснят, а вот с
«рениксой» возникнут трудности. Когда будет выдано несколько толкований
«рениксы», предложите слушателям прочитать последнее слово по-русски. Если у вас
будет видеокамера, снимите в этот момент аудиторию - это незабываемо, как
интеллигенция будет хлопать глазами.
Еще пример. Спросите, правильно ли говорить «прейскурант цен», и если нет, то как
правильно. И наверняка от всех учителей русского языка, от работников культуры, от
профессоров-гуманитариев и т.д. получите одинаковый ответ: «Неправильно.
Прейскурант в переводе на русский (первая половина - с немецкого, вторая - с
французского!) как раз и значит цены. Поэтому правильно писать прейскурант». А
почему, если в своем уме, не писать просто цены или ценник? Ведь есть же в своем
языке нужные слова, к тому же и покороче, и каждой прабабушке понятные. Но что
поделаешь, если у такой интеллигенции мозги на западный бекрень.
191. «Утечка мозгов» протекает по-разному для научно-технической и «творческой»
интеллигенции. Если первую присваивающая цивилизация в основном соблазняет и
вывозит к себе, то вторая используется на месте. Просто в нее вкладывается аксиома
разумности западоцентризма. Ее метко окрестили «внутренняя эмиграция». Это
образное выражение подчеркивает, что «творческая» интеллигенция в массе своей
является внешней, посторонней для «страны проживания».
Таким образом, «творческая» интеллигенция, имеющая в качестве аксиомы разумности
западоцентризм, должна рассматриваться по отношению к Российской созидательной
цивилизации как чужеродная среда. И поэтому ее претензии на какие-то права и свободы в
созидательной цивилизации просто нелепы. Как нелепо соваться со своим уставом в чужой
монастырь. Пожалуйста, пользуйтесь, какими пожелаете правами, но только вне нашей
цивилизации.
Некоторые могут возмутиться: зачем это автор катит телегу на творческую
интеллигенцию? Дело не в телеге, а в том, что у «творческой» интеллигенции работа такая.
Такая, что легко изображать творческую глубину, не делая ничего созидательного. Шахтеру
трудно имитировать уголь, который не выдан на-гора, крестьянину - зерно, которое не
вырастил, шоферу - рейс, который не состоялся. Но у творческой интеллигенции сам
характер деятельности открывает безбрежные возможности для имитации. Мы должны быть
благодарны Малевичу за его «Черный квадрат» - ведь он этим показал, как легко любую
чушь выдать за недоступное другим глубокомыслие. Но поскольку всегда есть возможность
докопаться до корней этого «глубокомыслия», то «творческая» интеллигенция с такой
одержимостью отстаивает «свободу творчества», то есть право на бесконтрольность со
стороны общества и государства. Любые поползновения в эту сторону объявляются
гонениями, репрессиями. Получая от общества все блага, создаваемые другими частями
общества, в ответ она подсовывает обществу вместо своего труда имитацию. То есть, не
хочет отдавать обществу долги. Отсюда следует почти ошеломляющий вывод:
«творческая» интеллигенция, ратующая за «свободу» своего творчества, является простонапросто разновидностью бизнесменов. И это еще один и решающий довод, чтобы отнести
такую «творческую» интеллигенцию к посторонним элементам созидательной цивилизации.
Отсюда легко объяснимо, почему с такой пеной у рта «творческая» интеллигенция
защищает бизнес. Ведь шкура у нее общая с бизнесменами. Вспомним, какие деньги имеют
многие «звезды» за обыкновенную туфту.192) «Творческая» интеллигенция в массе своей не
столько удовлетворяет потребности общества, сколько создает противоестественные
потребности искусственно, причем в основном типичным для бизнеса способом оглушительной рекламой. Разница только в том, что обычный бизнес паразитирует вокруг
«хлеба», а «творческая» интеллигенция - вокруг «зрелищ». (Собственно, здесь и доказывать
ничего не надо: ведь эти дельцы сами называют свою кормушку «шоу-бизнесом»).
192. Конечно, имитация труда возможна во всех видах деятельности. Так, во время
ликвидации последствий Чернобыльской диверсии некоторые водители самосвалов
возили бетон не на реактор в зараженную зону, а сворачивали к попутному оврагу,
сваливали туда бетон, отдыхали, чтобы прошло необходимое для рейса время, а затем
ехали за новой порцией. А вознаграждение получали наравне со всеми - и за «работу», и
за «вредность». Но в большинстве видов человеческой деятельности такие аферы
являются исключениями (пусть и многочисленными), а в деятельности «творческой»
интеллигенции они являются правилом за немногими исключениями.
Конечно, нынешняя «творческая» интеллигенция воспримет как оскорбление следующие
строки классика, обращенные к ней прямо не в бровь, а в глаз:
Эту привычку к труду благородную
Нам бы не худо с тобой перенять...
Благослови же работу народную
И научись мужика уважать.
Нет, не воспримут их высокоблагородия привычку к труду. А уж мужика уважать ни
Фельцман, ни Лихачев ни за какие коврижки не будут! Тем более - кого? - русского мужика!
Западного фермера - это еще куда ни шло бы...Что ж, обойдемся и без таких «святых» на
рождество. Знания и смекалка, работа головой востребованы при любых видах созидания. И
поэтому в народе вместо интеллигентов - иностранных шпаргалок уже прорастают
интеллигенты-созидатели. Народ справится, говоря словами того же поэта:
Вынесет все - и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.
Но когда загнанный в безвыходное положение народ пойдет прокладывать себе дорогу
грудью, он сметет на обочину все, что стоит у него на пути. В том числе и заморские
шпаргалки. Как бы они ни вопили о нарушении их прав и свобод и даже о репрессиях. Что
посеешь, то и пожнешь.193-194)
193. Конечно, можно объединить в одну систему и колодец, и тех, кто плюет в этот
колодец. Но в такой системе не видно ничего хорошего. Поэтому оплёвывающая нашу
страну интеллигенция никак не может принадлежать к нашей стране. Почему же она
требует своих прав и свобод в «этой» стране? Да просто в силу своего миропонимания.
Она считает не себя принадлежащей к этому миру, а что весь мир принадлежит ей. И
если какой-то мужик-созидатель тоже заявляет о своих правах на место под солнцем, то
поднимается оглушительный вой оскорбленного собственника.
194. Еще раз напомним, что в окружающей жизни границы понятий размыты. В том
числе деление на интеллигентов-созидателей и интеллигентов-шпаргалок тоже не
абсолютно. Есть не только промежуточные между ними типы, есть и типы за ними.
Есть, например, интеллигенты со свиным рылом. И даже не простых свиней, а
тевтонских. Вот портрет одного из них, взятый из рекламной газеты «Экстра М, Север»
(№18, 14 мая 2005).
Игорь Дмитриев - Народный артист России. Среди прочего «был актером студии
«Ленфильм», вел передачи на радио. С 1984 года играет в Театре комедии им. Н.П.
Акимова». (Ну чтоб играть в театре комедии особых данных не требуется - все мы
сейчас играем в театре комедии под названием «Реформы») «Снялся в 120 фильмах, в
том числе зарубежных». «Награжден орденом Почета». «Сын Алексей - филолог, живет
в Америке». «...моя бабушка по отцовской линии имела отношение к роду Шерер тевтонская кровь в ней была выражена очень ярко, так что воспитание я получил лучше
не придумаешь».
«...в 1945 поехал поступать в Москву. Аттестата об окончании школы у меня не
было, и я соврал, что мои документы сгорели во время войны в авиационном институте.
Знакомая москвичка мне сказала, что там был большой пожар при бомбежке и сгорели
все документы. Я обратился в приемную комиссию этого института и, применив
недюжие актерские навыки, добился того, что мне поверили, будто бы я подавал во
время войны документы в этот институт, а потом уехал в эвакуацию и теперь хочу
забрать документы обратно. И мне выписали дубликат аттестата без всяких экзаменов,
что избавило меня от двух лет вечерней школы.
Зато в Школу - студию МХАТ после такой актерской практики мне поступить было
уже раз плюнуть... Позже эту историю я рассказал своему педагогу по актерскому
мастерству Николаю Хмелеву, и он поставил мне зачет по своему предмету безо всяких
проб и просмотров».
(Заметьте, не выставил негодяя прочь, а поставил ему за негодяйство зачет! Таков
предмет, таков педагог. Понравился ему спекулянт на военных бедах страны. Ведь
кому война, а кому - мать родна.
Вспомним, что в те времена конкурсы в вузы были и по 10 человек и больше на
место. Многие приезжали из глубинки в единственных рваных туфлях и заношенной
одежонке. И кто-то из них уехал обратно, не пройдя по конкурсу. Потому что его
место занял мошенник-недоучка (вот она, образованная интеллигенция! Нормальному
человеку даже читать такое стыдно, а он бахвалится!).)
Из театра Комиссаржевской его «...изгнал новый главный режиссер театра Рубен
Агамирзян. Поводом послужило то, что на несколько дней я задержался за границей. В
те годы представляете, что значит побывать за границей, а тем более в Ницце! Я
прислал Агамирзяну письмо с просьбой, чтобы в начале сезона меня заменили мои
официальные дублеры. Но режиссер решил продемонстрировать волю и жесткость
характера, дабы другим неповадно было - написал приказ об увольнении». (Каков
изверг этот Агамирзян - такого знаменитого подонка не уважил!)
«Люблю готовить и посещать хорошие дорогие рестораны». «Если хочешь быть
востребованным, то надо следовать веяниям моды... Спрос рождает предложение».
(Напомним высказывание профессора Китайгородского: «Мода - это средство
самовыражаться тех, у кого больше нечем самовыражаться». Для тех собеседников,
которые еще сомневаются в том, что «творческая» интеллигенция - это бизнесмены,
специализирующиеся на «зрелищах», хочу обратить внимание на словарь этого
интеллигента: «спрос», «предложение». Хотя, возможно, он в данном случае прав:
спрос на подонков рождает подонков).
«Любовь к собакам и лошадям у Игоря Дмитриева - наследственная». (Почему-то
ничего не говорится о наследственной любви к людям. Зато явно проявилась
наследственная черта свиней: лезть всеми неправдами, расталкивая других. Наверное,
это от бабушки-тевтонки. Ведь боевое построение тевтонов называлось «свиньей».
Интеллигенция - цвет нации? Но цвет среди нее надо ой как поискать! А
пустоцветы - вот они, сами прут со всех щелей и экранов, со своими наградами и
почетными званиями.)
САМОУПРАВЛЕНИЕ
Не хвост должен вертеть собакой,
а собака хвостом.
Подытожим то главное, что уже прояснилось у нас по вопросу о разумном управлении
страной. Прежде всего, мы уяснили главное: страна - это живая система и дали её понятие:
Страна - созидательная цивилизация вместе с освоенной ею средой.
Отсюда вытекают весьма важные следствия:
Цель управления страной - повышение ее жизнеспособности.
Научное руководство к управлению страной - никология.
Главный метод управления страной - самоуправление.
Следующим по важности и по очередности после постановки цели является уяснение, что
именно на территории страны относится к ее собственным элементам, а что - к посторонним.
Существенно, что мы уже установили, куда следует относить такие общественные группы
как бизнесмены и «Я-центричная» «творческая» интеллигенция.
Рассмотрим теперь вкратце оставшиеся существенные моменты.
Живую систему создает не тождественность ее частей, а тождественность цели всех ее
частей. Система как раз предполагает специализацию своих частей для наиболее
действенного достижения цели. Другое дело, что элементы системы обладают всей полнотой
ее информации (или полным доступом к ней). Поэтому они в большинстве случаев
взаимозаменяемы и их специализация может меняться в зависимости от потребности
системы. Следовательно, для всех элементов системы открыт доступ к управлению и их роль
в этом деле диктуется только необходимостью выбора наилучшего пути движения к цели.
Кроме того, соединение элементов в систему не означает, что каждый элемент напрямую
связан со всеми остальными. Такая перегруженная связями система будет, по-видимому, не
самой лучшей в противостоянии Хаосу. Это косвенно подтверждается отсутствием таких
систем в живой природе (или такой их редкостью, что они до сих пор нам не встречались).
Если мы будем рассматривать одну из типичных живых систем - многоклеточный
организм, то обнаружим в нем два типа связей - адресные (осуществляемые нервными
импульсами по связям между отдельными элементами - клетками) и рассосредоточенные,
осуществляемые гормонами или подобными им веществами, поступающими в определенные
органы или воздействующими на определенные типы клеток. Кибернетика опирается
практически на одни адресные связи. Но при никологическом подходе не меньшую роль
должны играть и рассосредоточенные связи. Ведь в государственном управлении
постановления, нормативные акты и т.д. являются не чем иным как рассосредоточенными
связями, а адресные связи - это команды конкретным исполнителям. Как адресные, так и
рассосредоточенные связи построены по иерархическому типу, что приводит к некоторой
потере в полноте связей. Но эти потери с лихвой компенсируются повышением
быстродействия в получении и обработке информации. Отсюда вытекает, что в
самоуправляемой системе также необходимы подсистемы, специализированные для работы
по управлению.
Другими словами, при никологическом подходе в стране как в созидательной цивилизации
должно быть государство. Но это должно быть её собственное государство, а не навязанное
со стороны присваивающих цивилизаций. И это государство всей цивилизации как системы,
поскольку включенные в него специализированные элементы остаются там только до тех
пор, пока наилучшим образом организуют движение к цели. В противном случае они
заменяются более подходящими для этого.
Основа государства созидательной цивилизации состоит не в демократии, а в народном
абсолютизме. Решения этого вопроса имеются, найти бы только силы преодолеть
сопротивление властолюбцев, противостоящих их воплощению.
А как же быть с догмой марксизма, что государство есть орудие насилия и в будущем оно
должно отмереть? Это утверждение справедливо только для государств присваивающих
цивилизаций. Иных Маркс наблюдать не мог, а теории государств созидательных
цивилизаций тогда не было.195)
195. Государство созидательной цивилизации можно рассматривать как орудие
насилия только в таком же смысле, как насилие головы над остальной частью тела
(например: «Дурная голова ногам покоя не дает»). Но из этого отнюдь не следует, что
телу без головы лучше (см. также примеч. 135 в этой книге).
Народный абсолютизм тождествен общенародному самоуправлению. А мошенники
подменяют его местным самоуправлением. Но местное самоуправление означает отрицание
управления страной, это начальный этап ее распада, ибо он уже разрушил главное - единую
цель.
При народном самоуправлении для ступенчатых уровней функции разные, а цель для всех
одна. Местные органы управления должны быть полностью свободны в своих действиях при
единственном ограничении: все эти действия подчинены главной цели страны.196)
196. Былая мощь русской армии состояла в том, что она являлась живой системой.
Вспомним Суворова: «Не держись Устава ако слепой стенки». Другими словами: будь
частицей живой системы и руководствуйся ее целью. В Великую Отечественную войну
гибель немецкого офицера вызывала растерянность у вверенного ему личного состава и
неуправляемость, фактически обрекала на поражение. В Советской Армии на место
убитого командира сразу вставал сержант или рядовой и крикнув «Слушай мою
команду!», управлял дальше боевыми действиями подразделения. Вспомним, какую
роль в Великой Отечественной войне сыграли партизанские отряды. А ведь
большинство из них действовало совсем независимо от Верховного командования
Красной Армии. Но цель-то у всех была одна. И поэтому одной из главнейших причин
нашей Победы была самоорганизация Советской Армии.
Никакая управляющая система не может быть свободной от ошибок. Для единоличного
управления более часты систематические ошибки. Для коллективного самоуправления случайные.197)
197. Если конструкция компаса неудачная, то стрелка в нем беспорядочно рыщет то в
одну, то в другую сторону. Это случайные ошибки. Следуя указаниям такой стрелки,
корабль удлиняет путь. Но в конце концов, он, скорее всего, выйдет на цель, хотя может
и не очень точно. Причем, среднее отклонение от цели мало зависит от длины пути. А
теперь рассмотрим систематическую ошибку. Стрелка компаса не дрожит, но
показывает не точно на север, а отклонена на какую-то незаметную долю градуса,
например, вправо (может быть, из-за находящегося там куска железа). Корабль не будет
рыскать, но чем дальше, тем больше первоначальное отклонение будет возрастать до
ощутимых, а затем, и неприемлемых значений, так что корабль вообще пройдет мимо
цели. Конечно, хорошо бы совсем без ошибок. Но абсолютная точность, как мы уже
увидели раньше, невозможна ни в науке, ни в технике, ни, тем более, в управлении
обществом.
Совсем избавиться от ошибок невозможно. Но ошибки ошибкам рознь. Для коротких
периодов более вредны случайные ошибки, чем систематические, для длинных - наоборот.
Наверное, это знание было у наших предков - ведь для сражений они выбирали князя, а в
остальное время властвовало вече.
ИНФОРМАЦИОННЫЕ СВЯЗИ
Не спросясь броду, не суйся в воду
Систему делают управляемой ее внутренние информационные связи. Кибернетика
сосредотачивает свое внимание вокруг прямых и обратных связей, а никология ведает и
наследственными связями. Более того, она ставит их на первое место.
Если цивилизация стремится к жизнеспособности, то это значит, что она должна
воспроизводить жизнеспособное потомство. Мы - люди, и, значит, наши потомки должны
тоже быть людьми. Достигается это путем передачи генетической и общественной
наследственности (вырастить человека - это родить и воспитать!). Наше тело создается по
общей с животными генетической информации и различается только деталями. А душа,
которая отличает нас от животных, создается по общественно наследуемой информации. Из
этого следует, что к общественной наследственности надо относиться с не меньшим
благоговением, чем к генетической. А что имеем сегодня?
Имеем кое-какое уважение к генетической информации. Возможность применения генной
инженерии к человеку нас весьма настораживает. В целом преобладает здоровое критическое
отношение к евгенике. А с каким страхом наши современники относятся к возможному
радиоактивному заражению! Ведь опасна не только лучевая болезнь, не меньшая опасность
радиации (даже при невысоких дозах) - в неконтролируемом изменении генетической
наследственности. Боимся - и правильно делаем.
Но заботясь о том, чтобы остаться соответствующим биологическим видом, мы в массе
своей, за исключением искренне верующих, совсем не заботимся о том, чтобы остаться
людьми. Наоборот, делаем все возможное, чтобы перестать быть ими. Мы подменяем
общественное наследование свободой слова. Если дьявол действительно существует, то
лучшего способа уничтожить род человеческий, чем провозгласить свободу слова, он не мог
бы придумать.198)
198. Дескать, везде свобода: у нас свобода слова, а у вас - свобода не слушать (у них свобода рассыпать повсюду радиоактивную пыль, а у нас свобода - дышать ею или не
дышать).
Декан факультета журналистики Московского университета Ясен Засурский на
своем юбилее, лебезя перед демократами, с гордостью заявил, что он сделал все
возможное, чтобы государственная установка на подготовку на этом факультете
идеологических бойцов была сорвана. Вспомним, что в русском языке
«идеологическое» должно значить «святое». То есть, этот мерзопакостник сделал все
возможное, чтобы угробить святое дело. Будущих журналистов засурские учили по
рецептам цивилизации-каннибала. Что этого не просто личные качества Засурского, а
действия по команде какой-то более общей системы, говорит следующий факт. Из всех
выпускников всех выпусков факультета журналистики другого нашего университета Киевского во времена перестройки только один встал на защиту Советской власти, да и
тот с оговоркой, что советская Украина должна быть отдельной от России.
Единственные ценности для этих каннибалов - свобода слова и прибыль от свободы
слова. Поэтому главное в информации, по понятиям этих нелюдей - сенсация. В их
учебниках так поясняется смысл сенсации. Если собака укусила человека - это не
сенсация. А если человек укусил собаку - это сенсация. Предположим, инопланетяне
хотят составить представление о жизни на Земле, прослушивая наши СМИ. Тогда они
пришли бы к выводу, что на Земле люди кусают собак, но не наоборот. «Ну и что? засмеются журналисты. - Где же они, ваши инопланетяне? Какой вздор!».
Инопланетяне, не инопланетяне, но вот существа, которые впервые появляются на
Земле и хотят узнать, что такое человеческая жизнь, действительно есть. Это наши дети.
И если они читают, скажем, в «Московском комсомольце» сенсационные заголовки:
«Соседку убили, расчленили и сожгли», «Подростки задушили работницу минюста во
школьном дворе» и т.д., если в детской энциклопедии целый том посвящен воспеванию
доблестей и романтики пиратов, то каково будет их представление о жизни людей? Что
вот вся эта грязь и есть нормальная жизнь на Земле. Где они могут прочитать, как
соседка, скажем, трудилась, как заботилась о детях и как хорошо пела, какие вкусные
пекла печенья, как мечтала о будущих внуках?
Если набрать из сумасшедшего дома телеведущих, комментаторов СМИ и
преподавателей журналистики, то большего вреда, чем делают сегодняшние
«свободные» СМИ, они сделать не смогут. Ведь СМИ целенаправленно разрушают
общественную наследственность всех созидательных цивилизаций.
Следующая за сенсацией установка СМИ и «работников культуры» - новизна извращений
нашей культурной информации под предлогом, что новое - это всегда хорошо (новые гадости
лучше старой радости?).199)
199. Вот обширная передача-реклама по телевидению новостей культуры. Выступает
режиссер (фамилию этого гения идиотизма не запомнил - и слава Богу, не замараю ею
бумаги). Подготовил он постановку якобы «Мертвых душ» Гоголя. И все там шиворотнавыворот, включая участие в «Мертвых душах» Хлестакова и прочую ерунду.
Масляным пятном расплывается режиссер от своего превосходства: «Вот уже второе
столетие ставят Гоголя - и все одно и тоже. Сколько можно в конце концов? И вот Я,
наконец, смог осуществить новое прочтение». Допусти такого «новатора» к
генетической информации, так он скажет: «Вот уже миллионы лет на земле сменяются
поколения людей - и у всех голова находится на плечах. Сколько можно одно и то же?»
И предложит вставить голову в задницу. Вот так СМИ обращаются с нашей культурой.
А мы тоже хороши. Не можем отличить бред от здравого смысла? Или нам все равно,
где будет голова у наших потомков: на плечах или в заднице? Где наша метла, чтобы
гнать из культуры подонков: «Если есть у тебя что-то стоящее новое, так сделай свое, а
нашу наследуемую культуру не погань!»
Самые сильные яды для индивидуального организма - нервно-паралитические. Самые
сильные яды для общественного организма - информационно-паралитические. Если кто-то
отравился подсыпанным в пищу ядом, то можно ли утверждать, что он сделал это
добровольно, мол пищу в рот ему насильно не запихивали? Почему же тогда отравителя
судят? Но работники СМИ именно добровольностью слушателей оправдывают себя. Дескать,
не любо - не слушай, а врать не мешай. Не нравится - выключи кнопку, проглотил
отравленную информацию - твое дело, а лишать нас свободы слова - смертный грех.200)
200. Но на самом деле смертельный грех в буквальном смысле - это отравленная
информация. В порядке подготовки к «перестройке» в 80-х годов прошлого века была
развернута кампания осуждения противодифтеритных прививок. Изредка у людей
бывает непереносимость таких прививок, и в единичных случаях она может привести к
смерти. И вот стали эти случаи живописать, проклиная «врачей-убийц» и «преступную
советскую власть, занимающуюся геноцидом». Специалистам слова не давали, цепляли
на них самые отвратительные ярлыки. Итог: прививки прекратили, а затем - тысячи
умерших от дифтерита. А что же журналисты - «борцы с геноцидом»? Припеваючи они
прогуляли свои гонорары за дифтеритные статьи и сейчас зарабатывают новые
гонорары на подобных темах. Правосудие и не пыталось обвинить их в массовых
убийствах. И никому не приходит в голову хотя бы заставить их выступить сейчас на
любимую тему. Пусть прочитает свою статью тех времен, потом сто имен умерших от
дифтерита, потом следующую статью, потом снова сто имен и т.д.
Сталин в свое время называл писателей инженерами человеческих душ. Он хотел, чтобы
так было. Но большинство сегодняшних писателей и журналистов - это не созидающие души
инженеры, а прямые душегубы, выполняющие свое богопротивное дело самыми
изощренными методами: целевая дезориентация; подмена понятий; отвлечение внимания;
сокрытие информации; нарушение логических законов мышления; запуск информационных
вирусов; нарушение и искажение языка как средства общения; побуждение к принятию
решений в обход сознания (внушение и соблазн) и т.д. (см. также «Введение в
информпатологию» и «Иерихонская труба» в «Контратаке»).201)
201. Устами младенца глаголет истина. Как-то мой меньшой внук (было ему тогда 5
лет) увлекся столь обычными телевизионными «ужастиками» и бабушка никак не могла
вытащить его на прогулку. Разозлившись, бабушка почти силой оторвала его от
телевизора: «Ты должен понять, что телевизор убивает людей». Пошел он на прогулку,
а в голове, видать, прокручивает увиденное в телевизоре и бабушкины слова.
Поразмыслив, говорит: «Бабушка, ты не права, телевизор не убивает людей. Он просто
не дает их сердцу расти, и оно остается маленьким и злым».
Картина весьма печальная: сегодня передача общественно наследуемой информации
рода человеческого находится в руках врагов рода человеческого.
Не изменив этого положения, ни о каком разумном управлении страной говорить не
приходится. Значит, надо, собрав все силы, бить в одну точку. В какую именно? Да ведь
русский язык говорит: «Если бить, то бить по голове!». В нашем случае - по главной лжи,
которой является «свобода слова» при «демократии» и в «демократических» государствах.
На этой главной лжи держится вся остальная ложь, и вся она рассыплется в прах при
разрушении ее опоры. Что значит «собрав все силы»? Да то, что и христиане, и мусульмане, и
прочие верующие, и те, кто еще не нашел своего бога, но любит свой народ и верит в него,
едины в своем стремлении избавится от главного врага рода человеческого - лживых СМИ.
Уничтожив этого врага, сеющего раздор между ними, все они без особого труда соберутся
вместе на едином пути к Истине. Но начинать надо с того, чтобы вместе одолеть общего
врага.
Практически целесообразно начинать с требований свободы слова не только для
избранных каст, но для всех граждан страны. Конкретно - с требований предоставления
телевизионного времени по петициям и лозунга «Телевидение - по жребию каждому!» (см.
«Выдернуть кляп» и «Взять быка за рога» в ч.3 «Шаги»). Успех будет заметно ближе, если
мы последуем призыву главного редактора «Дуэли» Ю. Мухина, прозвучавшему еще пять
лет назад: «...давайте выбирать наиболее важные публикации и одномоментно печатать их во
всех СМИ оппозиции». Конечно, это предложение ценно не столько для публикаций, сколько
для выбора ключевых направлений, по которым надо бить сразу всем, и не один раз, а
многократно, до Победы. И печатать эту ключевую мысль надо под рубрикой «Поговори об
этом с людьми».202)
202. Ведь найдется хотя бы часть активных читателей, которые будут доносить эту
мысль до «нечитателей» и одновременно будут направлять в редакции сообщения о
восприятии этих мыслей народом и предложения народа по их совершенствованию.
Обратные связи мы должны задействовать уже сейчас.
И еще один немаловажный штрих: так же как мы заботимся о том, чтобы детям не попала
отравленная пища, чтобы они «не тащили в рот чего ни попало», так же мы должны
ограждать наших наследников - детей от отравленной информации.203)
203. Т. Айзатулин рассказывал: когда татары завоевали Русь, они стремились, чтобы
в покоренном народе не могла даже возникать мысль о возможности сопротивления
захватчикам. Практически это делалось так. Раз в год отряд татар делал набег на
деревню. Забирали в домах малолетних мальчишек и их отцов, а затем пороли отцов,
заставляя сынов смотреть на это. Был у татар психологически точный расчет: для
мальчика его отец - самый сильный человек, самая неодолимая сила. Мальчик только
мечтает стать таким. Но, оказывается, есть сила, перед которой отец - ничто. Это
татары. Такой впечатанный страх на всю жизнь делал мальчика неспособным к
сопротивлению татарам (О «впечатывании» см. примеч. 28). Как же русские все-таки
победили татар? Некоторых мальчиков еще в бессознательном возрасте забирали от
родителей и воспитывали в монастырях, куда татары не доходили. Эти вот парни, не
ведающие страха перед татарами, и стали передовым отрядом победы Руси.
Опыт предков сегодня нам очень может пригодиться. У наших трудовых общин,
артелей, Советских землячеств важнейшим делом должно стать воспитание детей в
условиях защиты от смертельного воздействия душегубов. Конечно, полная изоляция от
лживых СМИ не только невозможна, но и бесполезна. Рано или поздно человек с ними
столкнется, любопытство повлечет его и затянет в их сети. Поэтому по мере взросления
детям надо в виде уроков показывать не учебные, а настоящие сиюминутные передачи
СМИ. Но делать это в присутствии опытных людей, способных сразу и интересно
указать на имеющуюся в передачах ложь, рассказать, какими методами пользуются
лжецы и каким образом они собирались поймать наши души. Постепенно переходить от
разъяснений к самостоятельным заданиям по разоблачению фокусов и иллюзий СМИ.
Подход будет особенно успешен, если воспитанники уже с малолетства будут
приобщаться к цирковому искусству, знать иллюзии и фокусы не только снаружи, но и
изнутри.
Неотложной является задача подготовки специалистов по методам разоблачения лжи. В
будущем они должны стать первыми кадрами Судов чести, которые следует предусмотреть в
Конституции РУС. Уже сегодня они могут организовывать общественные суды над самыми
отъявленными лжецами, раскрывая распространяемую ими ложь и определяя размер
принесенного обществу ущерба для предстоящей компенсации. Это - нужный шаг для
пробуждения народа.
До сих пор мы говорили о наследственной общественной информации, хотя сказанное в
значительной степени относится и к информации по прямым и обратным связям. Добавим,
что достоверность информации в обратных связях невозможна без восстановления
Народного контроля, который уничтожен «демократией» (боровшейся за гласность!). Чтобы
не повторятся, отсылаю собеседника к статье «Народный контроль» в части «Шаги».
О ПРИРОДЕ СКУКИ
Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.
А.С. Пушкин
Человеку как Искре божьей, как частице созидающего «МЫ» присуще исконное чувство
созидания, требующее своего удовлетворения - так же как чувство голода или жажды. Если у
человека нет возможности созидания, для него это так же мучительно, как и голод.
Для созидания необходимы цель и условия для ее выполнения. Отсутствие цели - скука,
отсутствие условий для ее достижения - тоска. Как голод толкает человека на
преступления, так и скука. Как умирающий от голода человек грызет совсем несъедобные
вещи, так и умирающий от скуки человек вытворяет совсем не созидательную дурь.
Казалось бы, что может быть глупее, чем противостоять приобщению людей к созиданию?
Но именно этим занята нынешняя власть, захваченная присваивающей цивилизацией. И
отсюда все эти «масс-медиа» и шоу-свистопляски, призванные заполнить пустоту и отвлечь
особь от поиска настоящей созидательной цели. Обезболивающее не устраняет причину
боли. Сахарин в сотни раз слаще сахара, но пищу не заменяет. Так и заменители цели
срабатывают до поры до времени, а дальше человек становится или скотиной, или зверем.
Человека может сделать только метод Антона Макаренко. Суть его - вовлечь особь в
созидательный труд, в ходе которого только и можно увидеть созидательную цель. А когда
человек вкусил ее, то его уж больше никакой дурью не соблазнишь.204-206)
204. И в этом смысле скука тоже сродни голоду. Мой дальний родственник Василий
Берестенко подростком был угнан фашистами для работ в Германии. После окончания
войны оказался на контролируемой союзниками территории. Умирающих с голоду
«гастарбайтеров» стали кормить американской чечевицей. И до чего же вкусной она
показалась им! Настолько вкусной, что Василий даже привез кулек домой, чтоб и
родные попробовали, какая она вкусная. На украинском сале, варениках и сметане он
быстро восстановил свои силы. И вот как-то на празднике вспомнил про американскую
чечевицу, решил еще раз сам посмаковать и гостей удивить. Сварили. Взял ложку,
попробовал. «Фу ты! И как я мог есть такую гадость?!».
205. На виду больше разрушительная скука «неинтеллигентных» людей. Но на самом
деле гораздо опаснее разрушительная скука интеллигенции. Сводится она к созерцанию
собственного пупа. Казалось бы, это не зло и не добро, просто баловство. Но
выражается оно в том, что писатели начинают писать о скучающих писателях, театры
ставят пьесы о хандрящих артистах. Называется это «развеять скуку». Но если
внимательно присмотреться, то надо это называть более точно: «развеять семена
скуки». И незаметно они начинают прорастать в ни в чем неповинных читателях и
зрителях. И даже если гений случайно делает шаг по этой стезе, получается ерунда (см.,
напр., приведенные в эпиграфе строки Пушкина).
206. Насколько важно человеку иметь цель? Вспомним, как преобразуется
влюбленный человек - ведь у него появилась цель жизни. И не сравнить его с тем же
самым человеком до появления цели или, упаси Бог, после ее потери. Когда человеком
не управляет цель, им управляет скука.
Естественно возникает возражение: скучна не только бесцельная деятельность, скучна и
однообразная деятельность. Но при более внимательном рассмотрении можно заметить, что и
здесь виновато отсутствие цели или ее мелочность. Такая мелочность, что возникает
настойчивое желание поменять цель. А если есть достойная цель и есть возможность
созидания именно для ее достижения, то внешнее однообразие не помеха. Не надоедает
спортсмену каждый день ходить на тренировки или любящему супругу каждый день
заботиться о своей половине. Льву Толстому не скучно было писать его «Войну и мир» и,
более того, многократно ее переписывать.
Так что же, увидев связь между скукой и отсутствием цели, мы решили проблему скуки?
Оказывается - нет, мы только вступили на путь, ведущий к решению.
Во-первых, скуке может противостоять только своя цель, чужие цели для этого не годятся.
И здесь имеется вещь, которую не понимают почти все педагоги и руководители:
передаваемая и внушаемая кем-то человеку цель является для него чужой. Даже если этот
«кто-то» является большим авторитетом. Свою цель человек может выработать только
сам.207) Но чтобы он смог это сделать, для начала он должен быть создан как соборная
личность (См. «Созидание соборной личности» в части 3 «Шаги»).
207. Цель не может стать своей по приказу или по совету - как нельзя влюбиться по
приказу. По приказу можно только изображать любовь при ее отсутствии. Педагог
твердит школьнику: «Твоя цель - хорошо учиться, чтобы стать умным и образованным
человеком!» А успеваемость школьника от поставленной учителем цели не улучшается.
Сравни: при советской власти почти на всех перекрестках висели лозунги «Коммунизм
- наша цель!». Но от этих лозунгов она не стала для всех своей, даже для большинства
коммунистов не стала таковой. И отсюда - «привычка на Руси ночью слушать Би-БиСи», отсюда - такая развеселая готовность, чего греха таить, большинства народа
развеять скуку с помощью перестройки.
Во-вторых, есть вещь, которая, казалось бы, не укладывается в нашу схему - это огромные
массы людей, не имеющие цели и... не скучающие. Это - индивидуумы общества
потребления. Почему они, не имея цели, не испытывают никаких отрицательных эмоций? Да
по той же простой причине, что и евнухи не испытывают любовных страданий. Обществом
потребления выхолощена из своих «образцовых индивидуумов» сама потребность в
постановке созидательной цели, то есть, человеческое начало. Поэтому они потребляют и
потребляют, не скучая, как не скучают гусеницы, потребляющие капустный лист. С этой
точки зрения бесящаяся маргинальная молодежь намного человечнее духовных кастратов - в
ней еще сохраняется потребность иметь цель, а, значит, и возможность стать созидателем.
Поразительно, что духовная кастрация фактически также лишает способности к
деторождению, заменяя ее «сексом».
В-третьих, у человека должна быть некоторая свобода от цели. Чтобы он имел
возможность видеть ее не только изнутри, но иногда взглянуть и со стороны.
РАЗДЕЛ 5. ХОЗЯЙСТВОВАНИЕ И ВРЕМЯ
ОСНОВНОЙ ЗАКОН ХОЗЯЙСТВА
Беда, коль пироги начнет тачать сапожник,
А сапоги печи пирожник!
Переиначенный И. Крылов
Академик А.Н. Туполев сказал: «Некрасивый самолет летать не будет». Так же и
некрасивая экономика работать не будет (дальше будем употреблять принятый нами термин
«хозяйство» и русские производные от него). Сегодняшнее хозяйство не просто некрасиво,
оно отвратительно. В нем всё делается курам на смех.
Казалось бы, вопрос проще пареной репы: люди живут затем, чтобы есть, или едят затем,
чтобы жить? А вот самая богатая в мире цивилизация называет себя «обществом
потребления»! Мало того, экономисты (хозяйствоведы) Советского Союза в свое время
родили лозунг «Догнать и перегнать!» Кого перегнать? Общество потребления? Вот и
относись после этого всерьез к экономическим наукам и ученым. Как они могут понять, что
цель хозяйства - не сверхприбыль, не удовлетворение всё возрастающих (?!!) потребностей, а
повышение жизнеспособности общества. Что разумно лишь то хозяйство, которое повышает
вероятность оставить жизнеспособное потомство. Отсюда - приоритет созидания, а не
паразитизма. Приоритет общества, а не хозяйства.
Не лучше обстоит дело и с предметом хозяйственных наук. Особенно, где касается
собственности. Есть собственность общественная, есть собственность частная и есть почемуто очень часто забываемя личная - и вокруг этого избитого подхода очень много копий
наломано.208)
208. А ведь экономическим мужам наверняка приходилось заполнять анкеты. И они
знают, что если анкеты выбираются для поиска кандидатуры заведующего кафедрой, то
существенны графы «Образование» и «Научные труды», если для профилактического
осмотра к гинекологу - то существенна графа «Пол», если для командировки за границу
- «Знание иностранных языков», для участия в конкурсе молодых ученых - графа
«Возраст» и т.д. А вот на предмет «собственности» уперлись в одну грань.
А почему бы не классифицировать собственность не только по владению, но и по
происхождению? Скажем, трудовая, природная и ворованная?209)
209. Кстати, еще на стыке 18 и 19 веков польский социалист В.Махайский
(псевдоним А. Вольский) написал книгу «Умственный рабочий», в которой определял
понятие класса не по отношению к средствам производства, а по способу получения
дохода. Книга не бесспорная, но почему содержащиеся в ней здравые мысли не стали
предметом обсуждения, почему автора обклеили наихудшими ярлыками вплоть до
специально изобретенного - «махаевщина»? Да потому, что в этой книге он прямо
обозвал интеллигенцию паразитическим классом, иждивенцами. Вот интеллигенция и
втоптала в грязь колючую правду.
По-моему, только один С. Глазьев пытается найти многосторонний подход. Будем
надеяться, что он и ему подобные ответят на вопросы: кто и в какой степени имеет право
владеть: а) трудовой собственностью; б) природной собственностью; в) ворованной
собственностью. И все ли эти виды собственности должно защищать государство РУС или
только некоторые из них? И только после этого можно говорить о стратегии экономики, то
есть, по-русски, хозяйствования.
Хозяйство - это большой и отдельный предмет разговора. Здесь же укажем только главное.
Давно известен основной закон хозяйствования - сбережение времени. Но, оказывается, этот
закон имеет свои разновидности для хозяйства созидательной цивилизации и для
присваивающей.
Основной закон хозяйства созидательной цивилизации - сбережение общественного
времени.
Основной закон хозяйства присваивающей цивилизации - сбережение личного времени.
Собеседникам не представит труда самим смекнуть, при руководстве каким законом
страна будет развиваться, а при каком - совершать броуновское движение около исходного
положения.
ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА БУМАГУ
«Не можете служить Богу и Маммоне»
(Матф., 6, 24)
Итак, основной закон хозяйствования - сбережение времени. Продукты питания,
лекарства, удобное жилье и т.д. продлевают жизнь, сохраняя время человека. Транспорт,
связь и т.д. сохраняют время, необходимое для передвижения и получения информации. Но, с
другой стороны, на производство этих благ и ликвидацию вредных последствий от этого
производства человек затрачивает время. Поэтому польза определяется разностью между
выигрышем времени от данного производства и затратами времени на него.
Казалось бы, в созидательной цивилизации, где основным законом является сбережение
общественного времени, в первую очередь необходимо мерить трудовые затраты и
потребительское сбережение времени (собственно это выражено в известной формуле
«социализм - это учет и контроль»). И вроде бы общественные затраты времени общепринято
измерять деньгами. Между тем роль денег в рыночной присваивающей цивилизации является
всеобъемлющей, в то время как в созидательной цивилизации они играют в общем-то
вспомогательную роль. Почему?
Дело в том, что в присваивающих цивилизациях деньги отнюдь не являются мерой
трудовых затрат или сбережения времени. Назовите хоть одну рыночную страну, в которой
количество денег соответствовало бы сбереженному ее хозяйством времени. Я уж не говорю
о Соединенных Штатах, выпущенные доллары которой во много раз превышают количество
создаваемых этим государством благ. Что же меряют доллары?
Конечно, этот умышленно запутанный вопрос заслуживает отдельного подробного
рассмотрения (что и сделано в книге Д. Неведимова «Религия денег). Здесь же мы
остановимся только на особо интересных «секретах», рыночной экономики.
Первое. Деньги по своей сути - это всего-навсего долговая расписка, написанная на
бумаге. И ее общественное значение определяется не только тем, какая сумма написана в ней,
но и совестью того, кто ее написал. Но если докопаться до корней, то источником этой
«расписки» являются бизнесмены. Которыми, по нашему определению, становятся люди, не
желающие отдавать долги. Такая «совесть» является весьма сомнительной. Поэтому к
деньгам надо ставить не только вопрос «мерить - не мерить?», но и вопрос «верить - не
верить?». Деньги в действительности основаны не столько на мере, сколько на вере людей.
Люди должны верить или в то, что все вокруг них - честные, или в то, что власть пресекает
все нечестные поступки должников. В противном случае деньги «не работают».210)
210. Не потеря меры (она в рыночных деньгах практически полностью утеряна и
мало волнует деньговладельцев), а потеря веры вызывает катастрофы, связанные с
оборотом денег. В этом объяснение и ползучей инфляции, и дефолтов, и финансовых
пирамид, и сгоревших сбережений, и мошенничества со «льготами» для тех, кто создал
богатства страны своим трудом.
Нельзя не согласиться с мнением, что «является большой ошибкой автоматически
прописывать деньги и финансы по ведомству экономики, поскольку, в отличие от
последней, где так или иначе делается попытка сопоставления разных деятельностей
и достижения эквивалентного, равноправного обмена, «глобальные» деньги
становятся знаковыми средствами организации неэквивалентного обмена на
несопоставимых условиях» («Завтра», № 22, 2004). Исходные благие намерения в
отношении денег обернулись дорогой в ад. Причем в буквальном смысле, как увидим
дальше.
Второе. От «экономистов» сплошь и рядом слышим, что «для развития экономики нужны
инвестиции», что «надо, чтоб деньги заработали». Премудрые умозаключения этих
хозяйственников и хозяйствоведов выглядят так: «Появились деньги - предприятия
заработали. Добавили еще денег - предприятия заработали интенсивнее. Значит, деньги
работают».211)
211. Известный персонаж «Поднятой целины» М. Шолохова дед Щукарь так бы
прокомментировал рассуждения этих экономистов: «Я взмахнул кнутом над лошадью телега двинулась с места. Я размахнулся с присвистом, хлестнул кнутом - телега
покатилась вовсю. Значит, кнут тащит телегу».
Третье. Всячески навязывается мнение, что деньги - это ценность. Но на самом деле люди
отдают свой труд не за разрисованную бумагу, а за веру в эту бумагу. А стоимость самих
денег - это цена макулатуры.212-213)
212. Старший брат отца Федор рассказывал случай, бывший с ним во время Первой
мировой войны. Было это уже после Февральской революции, при правительстве
Керенского, а печатаемые этим правительством деньги назывались керенками. Так вот,
захотел Федор написать письмо домой и пошел в лавочку купить лист чистой бумаги.
Продавец называет цену, Федор отсчитал керенки... А потом посмотрел на купленный
лист и начал на него укладывать керенки одну к одной. Весь лист закрыл и еще
остались керенки. Говорит продавцу: «Что ж ты такую цену заламываешь? Ведь в
деньгах больше бумаги, чем в твоем листе!» А продавец ему отвечает: «Так моя бумага
чистая, а твоя - испорченная!». Наглядный пример - какое доверие к правительству,
таково и доверие к деньгам. Доверия к правительству никакого - и стоимость денег
равна стоимости макулатуры.
213. Удивительно изящный пример, подтверждающий пустую роль денег в
производстве, приводят С. Валянский и Д. Калюжный («О Западе...А Россия сама по
себе», М., Астрель, 2004, с. 123). «Некий механик решил открыть свое дело по ремонту
двигателей фермерских тракторов. Но вот проблема: он все деньги вложил в
инструменты, и ему нечего есть. Он взял и нарисовал сторублевку. Причем так хорошо
нарисовал, что ее спокойно приняли в магазине и выдали ему колбасы.
Далее магазин отдал эту сторублевку мясокомбинату, а тот в свою очередь фермеру, у которого закупал мясо. И вот фермер пошел к нашему умельцу, чтобы
починить двигатель трактора, и расплатился в числе прочих и фальшивой сторублевкой.
Хозяин сразу узнал свою самодельную бумажку и во избежание всяких недоразумений,
как только фермер ушел, сжег её.»
Авторы используют свой пример для демонстрации пустой и вредной роли банков.
Мы обратим внимание еще на одну сторону: деньги - это преграда между работой и
работником, созидателем и созиданием. Искусственная преграда, воздвигаемая
работодателем. Три дороги оставляет она человеку: или фальшивомонетничество (в
широком смысле слова), или в кабалу к работодателям и банкам, или погибать с голоду.
Глава о современной роли денег в указанной книге написана точно и доступно советую в неё заглянуть.
«Электронные» деньги по существу ничем не отличаются от бумажных. Бытовавшие
когда-то золотые деньги отличались только тем, что золото имеет несколько большую
потребительную стоимость, чем макулатура, но не настолько высокую, как ему
предписывалось статусом денег.
Четвертое. Рыночники усматривают преимущество обожаемого ими рынка в том, что
цену, мол, определяет спрос, а не трудоемкость (человеко-время, умноженное на
созидательную мощность), как в плановом хозяйстве. На самом деле спрос не включается
целиком в цену, потому что он должен предсказываться до производства, до произведения
трудозатрат. Ведь и рынок, хотя в теории и привязывает цену к «потребительной стоимости»,
то есть, к спросу, а на практике прикладывает огромные усилия для предварительного
предсказания спроса и затем не меньшие усилия для искусственного порождения спроса. В
честно сосчитанную цену в дополнение к трудозатратам должен входить только «страховой
взнос» от спроса. (Необходимость «страхования» вызвана издержками из-за неизбежной
неточности предсказаний.) Но этот взнос на порядок-два меньше, чем мошенничество вокруг
спроса.
Пятое. Мошеннический отрыв цены от товара является основой многократного
раскручивания цен и безбожного грабежа истинных созидателей. Казалось бы, как может
быть иначе записана цена как не в виде денег? Но вспомним, что в советское время почти на
всех товарах штамповалась цена, более-менее точно отражающая трудозатраты. Казалось бы
- какая разница? Но носителем цены становился сам товар, а деньги играли только
вспомогательную роль. Другой вариант - оценивать не вложенные в товар трудозатраты, а
отданный человеком труд. Тогда «носителем цены» является сам человек: Ветеран труда,
Заслуженный изобретатель, Герой социалистического труда, Почетный Гражданин и т.д.
Конечно, мошенники, как мухи, везде находят лазейку. Но тот беспредел, который открывает
монополия денег как якобы единственно возможной меры, все-таки несколько
ограничивался. И отсюда становится понятной ненависть рыночников ко всем «неденежным»
мерам труда и потребления.
Шестое. Получается, что сила денег основана на вере в них, эта вера в свою очередь
опирается на веру в государство, а практически единственной функцией такого государства
является поддержание веры в деньги. И в конституциях, и в практике таких государств все
права и свободы предоставляются не людям, а деньгам. Этот тип государства даже получил
специальное название «государство рыночной демократии». Что же это за тип государства? К
светским его отнести нельзя - ведь оно основано на вере. К теократическим его отнести тоже
нельзя - ведь хотя поклонники рыночной демократии и говорят «деньги могут все» и
обожествляют их, но очевидно, что деньги не имеют ничего божественного, скорее наоборот.
Действительно, легко заметить, что подавляющее большинство смертных грехов связаны с
деньгами - убийства, грабежи, мошенничество и т.д. Не говоря уж о грехе стяжательства.
Большинство соблазнов связано с деньгами, они толкнули на неправедный путь и завистника,
и продажную шлюху, и азартного игрока. Человек, продавшийся деньгам, уже не способен к
восприятию ничего святого, души в нем незаметно, жизнь его пропадает впустую в погоне за
благами бренными. Таким образом, эти проявления денег соответствуют всему тому, что в
народе связывается с понятием нечистой силы. Многие священнослужители
расшифровывают «число зверя» 666 как золото, деньги. Имя Мамона (в другом написании
«Маммона») - обозначение всякого имущества и денег. В простонародье оно обычно
обозначает большой кошелек, большую кипу денег. Григорий Нисский считал, что «Мамона»
- это имя диавола Вельзевула. В литературе весьма часто встречается другое название золота
- желтый дьявол. Метафоры метафорами, но ведь получается, что деньги делают именно то,
что приписывается дьяволу. Ведь слово «дьявол» в переводе на русский буквально означает
«разделяющий».
Государства «рыночной демократии» - это те, в которых царит культ денег. Не зря Д.
Неведимов так и назвал свою книгу «Религия денег...». Прочитавшие ее обретают
исчерпывающее представление по данному вопросу. А мы укажем только на относящуюся к
нашему анализу деталь. На стр. 66-70 Д. Неведимов сравнивает основные положения
христианства, религии денег и так называемой «Церкви Сатаны» (которая официально
существует в США). Вот его выводы: «Очевидно, что большинство положений религии денег
прямо противоречит христианству. Соответственно, бесполезно и невозможно преуспеть в
религии денег, сохраняя христианскую мораль. Совесть, сострадание, честность, стыд,
сомнение в правильности своих действий, самокритика, прощение обиды и греха, стремление
к поиску приемлемого для всех варианта, становятся слабыми, уязвимыми местами в религии
денег. Наглость, подлость, лживость, безжалостность получают однозначное преимущество».
Проведенное Д. Неведимовым сравнение однозначно показывает, что религия денег почти
один к одному совпадает с положениями «Церкви Сатаны».
Таким образом, рыночная демократия, не являясь ни теократическим, ни светским
государством, с полным основанием может быть отнесена к третьему типу - бесократии.
Бесократия - рыночная демократия.
Именно такое государство насаждают нам сегодня «реформаторы».
Дьявол по имени Мамона или деньги очень коварен и нередко даже прикрывается именем
Бога. Вспомним хотя бы, как в католической церкви многие века бойко шла торговля
индульгенциями. Грехи якобы отпускались человеку, если он имел достаточно денег, чтобы
купить у церкви бумажку под названием индульгенция. На беду, и в нашей жизни есть
примеры, о которых можно сказать горькими словами Тараса Шевченко: «А ты дери! Дери,
но дай - и прямо в рай, хоть и родню всю забери!».
Седьмое. Все беды с понятием «деньги» происходят от того, что оно слишком широкое и
включает в себя более частные несовместимые друг с другом понятия. Например, трудовой
рубль, дармовой рубль, украденный рубль - все это охватывается понятием «деньги». Ясно,
что общественная роль каждого из этих видов рублей разная. Но в бесократическом
государстве трудовой рубль практически никакой роли не играет, он раздавлен и размазан
всеми остальными нетрудовыми деньгами. Так что все состояния бизнесменов и прочих
олигархов своим источником имеют подмену понятий!
Так каким же должно быть отношение к деньгам в Разумно Управляемой Стране? В ней
должно быть место для трудовых денег и других понятий, являющихся мерой созидания. Но
вся остальная бесовщина должна быть изгнана. Бесократия - не путь повышения
жизнеспособности, а кратчайшая дорога в ад. Пусть побыстрее идут этой дорогой те, кто
ратует за «рыночную демократию», а для созидателей ад не является целью.
РЫЧАГИ ДЛЯ ХОЗЯЙСТВА
Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю
Архимед
Наша задача попроще и поскромнее, чем у Архимеда: речь идет не о подвижке Земли, и
даже переворачивать что-либо (по современному - «делать революцию») по своей
инициативе мы не собираемся. Нам просто надо поставить Российскую созидательную
цивилизацию на свое место. Всего лишь. Вдобавок, мы уже нашли точку опоры - это «МЫ».
Дело за рычагами.
Первый наш рычаг - надежная цель. Опираясь на нее, мы не будем попусту тратить
общественное время, а в конечном итоге - и время каждого из нас. Наша цель основана на
знании, что страна - живая система. У нас есть критерий принадлежности к стране - все, что
работает на достижение ее цели. Все, противостоящее этой цели или безразличное к ней, постороннее.
Второй рычаг - надежный метод. Планирование - никологическое, то есть не по
показателям, а по «функции качества»; алгоритмическое, а не только этапное. Планируется
не вал, а удовлетворение созидательных потребностей. Мы должны поставить заслон
разрушительным действиям и развитию разрушительных потребностей. В том числе и с
учетом антитовара (см. в «Контратаке» статью «Коммерческая тайна антитовара»). Первым
заслоном разрушительной деятельности должен стать компенсационный налог.
Третий рычаг - надежные кадры. Сталин прав: кадры решают все. И самое наукоемкое и
самое рентабельное производство - производство кадров (См. «Созидание личности» в ч.3
«Шаги»). Наши кадры - это верующие в нашего Бога МЫ. Это люди - умеющие ставить
вопросы к современной жизни и находить на них ответы как самостоятельно, так и соборно.
Подбор руководящих кадров - по конкурсу; содержание их под Народным контролем. Для
всех граждан РУС открыт конкурсный доступ ко всем рабочим местам. Раз способен к
созиданию - дело найдется, дороги от предков к потомкам на всех хватит. Все желающие
работать должны иметь работу. РУС будет предельно стремиться к тому, чтобы выполняемая
каждым работа была ему и по душе, и по способностям. Вот, к примеру, некоторые из
лежащих на поверхности очевидных мер по увеличению созидательной мощи:
- Обучение и совершенствование мастерства. Престиж и поощрение лучших.
- Увеличение численности работающих, в том числе, за счет сокращения
продолжительности среднего образования до 10 классов, лучшее обучение обеспечивать не
количеством лет, а качеством.
- Конкурсы на лучшие технические и управленческие решения. Признание возможности
изобретений в сфере управления.
Четвертый наш рычаг - это обязательное соблюдение в каждом из наших проектов
требований дуракоустойчивости, как это всегда делают опытные конструкторы.
РОСТКИ
Глаза боятся, а руки делают
Внимательные критики тут заметят: «Да, есть у вас и первое, и второе, и третье. Не хватает
только малости - власти созидательной цивилизации. А то сразу можно бы претворять ваши
предложения в жизнь».
Критики правы, но выход есть. Не будем повторять содержание статьи «Власть не дают.
Власть создают» (ч.3 «Шаги»). Уже из заглавия ясен первый вывод - нашу власть должны
создавать мы, больше некому. Создавать, потому что существующая власть, паче чаяния ее
мы б взяли, все равно для нас не годится. Почему - ясно из указанной статьи.
Второй вывод - власть напоминает палку и, как всякая палка, она о двух концах. Один
конец находится в Кремле или в иных дворцах, другой - в каждом из нас. И вот вторым
концом мы можем распоряжаться уже сейчас.
В каких формах мы можем это делать? Слава Богу и благодаря верующим убедительные
примеры есть. Это - религиозные общины и монастыри со своими уставами, часто весьма
далекими, а то и противоположными уставам имеющейся власти. Именно от них мы должны
взять опыт независимости от «мирской суеты». Но этот опыт будет иметь смысл только в том
случае, если у нас созидание хозяйства будет подчинено созиданию человека. Дети как
будущие созидатели РУС - это в нашей общине главное. Чтоб их было много, и чтоб это
были наши дети, созидатели, а не «шоу-дети» - вот в чем смысл.
Подобные структуры и сейчас рождаются массово, но пока что стихийно. Это и
совместные «кооперативы» многодетных семей, и дома престарелых, совмещаемые с
пионерлагерями, и соседская артель, и некоторые малые предприятия с романтическим
уклоном. Это и град Китеж, где-то невидимо существующий в Калужских лесах. Это,
наконец, священники, организующие из беспризорных детей семью у себя дома или при
церквях. Это некоторые группы Советских землячеств. Это, наконец, уцелевшие в
перестроечном землетрясении колхозы с крепко спаянными коллективами, которым удается
не просто существовать, а более-менее достойно жить честным трудом, невзирая на
демократические цунами. Но все они - практически беззащитные ростки.
Необходимо такие созидательные общины признать частью «МЫ». Доработать и
предложить этим общинам методы самоорганизации, имеющиеся для Советского
землячества (см. «Временное руководство по самоорганизации Советского землячества» в ч.3
«Шаги») . Готовиться к защите от удушенья не «тогда», а сейчас.
Разрабатывать методы устойчивости каждой общины, обмениваться находками и
разработать план действий «МЫ» в случае покушения на какую-то его часть.
Необходимо собрать как можно более полно опыт и научные проработки основ таких
структур. Ведь уже во времена «перестройки» многие предвидели нынешний ход событий и
искали пути выхода.214)
214. Например: «Прототипом, своего рода аналогом, при всей рискованности такого
сравнения, коммунистического (то есть духовно ориентированного коллективного)
труда является труд общинно-религиозный, сочетающий, если говорить об
экономическом результате, высокую производительность с крайне низкими
издержками. Если вскрывать причины, приводящие к такому результату, этот труд
сочетает сознательную аскетизу монаха и одухотворенное высшей осмысленностью
трудовое сверхусилие.
Такой труд, безусловно, сверхэффективен. Он одновременно свободен в высшем
смысле этого слова и (изначально и принципиально) локален, адресован к части
общества, а не ко всему обществу в целом...» (С.Е. Кургинян и др., «Постперестройка»,
М., ИПЛ, 1990, стр.76-77).
На мой взгляд, здесь дано в целом верное направление, но детали требуют
уточнения. Во-первых, не обязательно такой труд называть коммунистическим.
Достаточно, чтобы по-русски его можно было назвать созидательным. Во-вторых,
аскетизм - не обязательно. Возьмем ряд: нищета, убожество, бедность, достаток,
богатство, изобилие, излишество. В данном случае истина буквально посредине, и она
попадает на достаток! («Не уходите в сытость, люди, назад пути оттуда нет» - И.
Кашежева). В-третьих, сверхусилие - тоже не правило, гораздо лучше - трудовой азарт.
Мы должны работать не с наибольшей интенсивностью, а с наибольшей
эффективностью. В-четвертых, этот труд должен представать местным (локальным)
только перед существующей властью. А для нас эти местные ростки должны
объединяться в систему: единством цели; взаимоподдержкой; разумной
специализацией; общей кадровой политикой. Мы, образно говоря, должны овладеть
методами циркового искусства. Вот стоит перед нами слон. Мигнули глазом - и его нет.
Еще раз мигнули - и он снова перед нами. Нашу помощницу положили в ящик,
распилили пополам, раздвинули обе части - и вдруг она вскакивает, здоровая и
улыбающаяся и т.д. Наше мастерство - вот залог, что наши ростки не будут раздавлены
властью.
И конечно же, мы должны разумно, никологически, относится к внешней среде.
Противостоять не только Хаосу, но и тем, кто захочет нас удушить или поживиться за наш
счет. Знать тех, кто желает нас задушить, и как он собирается это сделать.
Что будет пытаться сделать власть: 1. Затаскать по судам. 2. Организовать блокаду или
бойкот продукции.3. Внедрить провокаторов - расхитителей, раздорщиков или даже
возглавить наши структуры своими «представителями». 4. Устранить (физически или
запугать, подкупить, покалечить) лидеров-вожаков. 5. Натравить на нас криминал. 6.
Обгадить через свои СМИ, оклеветать всеми возможными и невозможными способами. И
т.д., и т.п.
Что будут пытаться сделать любители наживы:
1. Присвоить наш труд мошенничеством или через суд.
2. Украсть и сбежать и т.д.
Поэтому наши структуры должны создаваться так, чтобы они были наименее уязвимы для
этих и подобных поползновений. В тех структурах, которые не входят в «МЫ», но которые
могут предпринимать вредящие действия по отношению к «МЫ», у нас должна быть своя
контрразведка. Мы не будем агрессивными. Но защита наших ростков должна быть
беспощадной. Слишком много любителей дармового меда, чтобы пчелы могли прожить без
жала. Но жало - только на время агрессии - не более.
ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПРОЕКТЫ
Дело мастера боится.
Некоторые россияне уже начинают догадываться, что Россия - не Америка. И не только по
роскоши и амбициям, но и по условиям хозяйствования. (Чтобы разъяснить эту истину своим
недогадливым соотечественникам А. Паршеву пришлось даже написать специальную книгу
«Почему Россия не Америка», М., 2000). Биологическая продуктивность земель в России в 23 раза ниже. Другими словами, при одинаковом количестве и качестве труда урожай в России
будет в 2-3 раза ниже. Это зависит не столько от почвы, сколько от продолжительности
теплого периода и температуры, от количества солнечных дней, от обилия и своевременности
дождей.
Урожаи ниже в - и, как следствие, дальность перевозок для сбора того же количества
продукции возрастает в 2-3 раза (на самом деле даже несколько больше!). И длина дорог...
215)
215. Ах, дороги! - весь культурный Западный мир хохочет над дураками-россиянами,
не соображающими, что надо строить хорошие дороги. Только вот кое-что остается за
кадром для западных слепцов. И не только то, что на единицу продукции нам нужны
дороги в 2-3 раза длиннее. Еще им неизвестен, например, такой закон физики, что вода
при замерзании расширяется и, следовательно, раздвигает все окружающее ее. Поэтому
совершенно одинаковые дороги в странах с теплой зимой будут служить в 5-10 раз
дольше, чем у нас, где земля промерзает на метр и больше. Или такая мелочь, как
расчистка дорог. Во Франции или в Америке несколько сантиметров снега - стихийное
бедствие. А у нас за зиму столько приходится переворочать, что это сравнимо со
стоимостью строительства дороги. Плюс к этому «Авось». На Западе считают, что
«Авось» - это черта русского характера. А взаправду «Авось» - это характеристика
нашего континентального климата. Поди, посей в срок, когда не знаешь, что будет - то
ли заморозки, то ли жара; то ли вымокнет все, то ли засохнет. Не зря русские говорят:
на «авось» и хлеб сеют. Иное дело морской климат у теплой воды, где и температура, и
влажность очень неплохо выравниваются дыханием океана.
А в итоге? А в итоге - могучая Российская цивилизация, в 20 веке вышедшая фактически
на первое место в мире. Цивилизация, выросшая без теплых колоний и без импортных рабов,
созданная на землях, по общемировым меркам непригодных для жизни. Сколько же русских
жизней пришлось положить в эту землю, чтобы вырос народ, способный сделать такое!
Сколько же сообразительности надо было проявить, чтобы молва о русской соображалке
разошлась по всему миру!216-221)
216. Сами мы может вспомним первый прорыв в космос, первый мирный атом электростанции и ледоколы, лучшие истребители, танки, автомат Калашникова. И
почти никто не вспомнит, что впервые в мире указатели поворота и стоп-фары были
применены на отечественном автомобиле «Победа», что первая батарея водяного
отопления была сделана в России, что первый источник электрического освещения был
известен в мире как «русский свет», что люминесцентные лампы разработаны С.И.
Вавиловым. Дуговая электросварка родилась в России, лучшие в мире методы
электросварки разработаны в нашем институте Патона. Представьте современное
производство того же автомобиля без нее - да и любую отрасль машиностроения или
строительства! Кстати, взгляните на колеса автомобиля. Никаких плантаций гевеи не
хватит, чтобы обуть эту тьму-тьмущую автомобилей в резину из натурального каучука.
А ведь впервые в мире синтез каучука в крупном заводском масштабе был осуществлен
в СССР по способу, разработанному С.В. Лебедевым. А мы говорим «иномарки»! И т.д.,
и т.п. Даже первый телевизор, хотя и сделан в Америке, но сделан уроженцем Мурома
Владимиром Зворыкиным, который приехал в США в возрасте 30 лет уже зрелым
специалистом и сделал свое изобретение в возрасте 42 лет. Повсеместно применяемая
строительная пена была создана для заделки щелей в колхозных полуторках при
перевозке зерна, а незаменимые ныне памперсы были разработаны для наших первых
космонавтов.
217. Первый в мире токарно-винторезный станок с механизированным суппортом и
набором сменных зубчатых колёс еще в 17 веке разработал и построил А.К. Нартов.
Как-то в 80-х годах прошлого века довелось быть в командировке в Рязани на
машиностроительном заводе. После решения производственных вопросов немного
разговорился с начальником цеха. Я заметил, что завод расположен на улице Нартова.
Спрашиваю: «Уж не отсюда ли он родом?». И был сражен встречным вопросом: «А кто
такой Нартов?». Это спрашивал начальник цеха машиностроительного завода, который
каждый день ходил на работу на улицу Нартова!
218. Но дело не только в том, что мы - Иваны, родства не помнящие. Вдобавок к
этому весьма тонко работают и демократические агенты влияния, пытающиеся всучить
нам свой критерий разумности: «Все Западное разумно». И, дескать, если в России
имелось что-то разумное или достойное, то это содрано с цивилизованного Запада.
Было это уже в этом тысячелетии. Решил я сводить одного из своих внуков (тогда первоклассника) в Политехнический музей, чтобы он сам кое-что увидел из наших
космических дел. (На ВДНХ - Выставке достижений народного хозяйства, срочно
переименованной в ВВЦ, павильон «Космос» уже был разгромлен демократической
инквизицией. На его месте обосновался целый городок торговых палаток, как в
средневековом Истамбуле. Находящийся рядом Музей космонавтики под разными
предлогами постоянно закрыт. По наивности своей я считал, что в Политехническом
кое-что должно сохраниться.)
Итак, добираемся с внуком до экспозиции «Космонавтика». И на входе упираемся в
перегородившее нам дорогу многометровое фото. А на нем - Королев, Мишин и другие
патриархи нашей космонавтики рассматривают остатки трофейной немецкой ракеты
«ФАУ-2». О чем и гласит соответствующая надпись внизу: российские конструкторы
изучают ракету немца фон Брауна. Так сказать, на первое место поставлено самое
главное в российской космонавтике (с точки зрения агентов влияния). Мол, содрали
немецкие достижения - вот и запузырили своего космонавта.
«Что это? Что это?» - спрашивает внук, показывая на штуковины, которые с
интересом рассматривают дяди на фото. Как же мне объяснить все это? Не грузить же
голову первоклассника сведениями, что Королев еще с 1932 года руководил ГИРДом
(Группой изучения реактивного движения) и разработанные этой группой советские
ракеты взлетали пусть не так высоко, но раньше, чем немцы начали пугать Лондон
своими «ФАУ-2». Что наш соотечественник К.Э. Циолковский еще на стыке 19 и 20
веков заложил основы теории ракет и жидкостного ракетного двигателя. Что еще в 1881
году Николай Кибальчич (за несколько дней до своей казни!) разработал оригинальный
проект реактивного летательного аппарата для полета человека. Да вдобавок наши
реактивные «Катюши» в ту же Великую Отечественную войну еще как лупили немцев,
а те не смогли изобрести ничего подобного.
Да, наши конструкторы изучали остатки «Фау-2», может быть, даже использовали
какую-то приглянувшуюся деталь. А американцы сделали все сами? Ведь они
ухитрились в конце войны захватить и завод по производству «Фау-2» и всю
техническую документацию. А это несколько больше, чем само изделие. Но этого мало.
С 1945 г. Вернер фон Браун жил в США, где возглавлял Службу проектирования и
разработки вооружения армии США в Форт-Блиссе. В 1956 г. назначен руководителем
баллистических ракет «Юпитер» и искусственных спутников Земли «Эксплорер». С
1960 г. директор Центра космических полетов НАСА. Не однофамилец, а тот самый
Вернер фон Браун, главный конструктор Фау-2! Но по логике демократов, русские всё
содрали, а американцы, хоть им пришлось догонять русских, зато всё сделали сами.
Как тут не вспомнить слова нашего гениального соотечественника А. Фетисова:
«Несчастье России состоит в ее неорганизованности, ее разобщенности и еще в том, что
она не знает своей силы». («Теория Систем», стр.304).
219. Критики скажут: все это хорошо, но посмотри на всякие аудио-видео, на
компьютеры, телевизоры - где тут наша конкурентоспособность?
Насчет телевизоров. Делали их в советское время и у нас. Все бы ничего, но вот
сколько раз они загорались, становились причиной пожаров. И все мечтали об
импортных. Разговорился я как-то об этой проблеме с одним талантливым, широко
мыслящим физиком. Говорю ему:
-Я, конечно, не схемотехник. Но не понимаю, почему нельзя сделать телевизор не
самовозгораемым?
- А ты знаешь, почему они загораются?
- Не знаю.
- В высоковольтной части прокладки сделаны из нитроцеллюлозы. (Для не химиков
объясню, что нитроцеллюлоза - это почти порох).
- Но ведь есть сотни других диэлектриков! Неужели не знают, что такое
нитроцеллюлоза?
- Знают. Но она на копейку дешевле.
- Но это же идиотство!
- Да. Но за это идиотство кто-то большие деньги получает от Запада.
Вот она, способность какого-то из наших подонков делать деньги. Вот она,
конкурентоспособность телевизоров Запада «благодаря его трудолюбию и культуре».
А теперь об электронике. На Западе разводку в микросхемах делали из золота, а в
советских - из алюминия. Кто же не знает, что золото устойчиво к коррозии, а
алюминий - ой-ой, а когда проводок микронных размеров, то и говорить нечего,
сколько он прослужит, особенно на спае... Но - экономия драгоценных металлов.
Идиотство и, думаю, тоже хорошо оплаченное. Но это - только штрих. А теперь о
глобальной катастрофе российской микроэлектроники.
Перед намечавшимся флагманом отрасли - НИИ Физических проблем была
поставлена задача разработать и создать сверхбольшую вычислительную машину,
проведя для этого обширные изыскания новых принципов построения вычислительных
систем. Директором НИИ был назначен В.С. - молодой (чуть за тридцать) доктор
физических наук, талантливый и энергичный. Если бы все шло своим путем, не
сомневаюсь, что его имя было бы в одном ряду с именами Курчатова и Королева. Но
это было бы, если бы не стечение роковых нелепых «случайностей». Кое-кто из авторов
«случайностей» уже в начале перестройки оказался в Америке. Эти «случайности»,
свидетелем которых я был, описаны в «Иерихонской трубе» (ч.2 «Контратака»).
220. В 1998 г. была обезврежена группа американского шпиона Калягина,
охотившаяся за советскими военными секретами. В группе был и некто Юрий Сериков,
возглавлявший в Коломенском КБ службу противодействия иностранным разведкам. И
этот пример не единичный! Так что сомнения в случайностях - не дань шпиономании.
Скорее на счет своего недомыслия я должен отнести запоздавшие сомнения в
«случайностях», возникшие лишь после того, как поезд ушел. Но уже в ходе
перестройки, когда один товарищ выразил недоумение, почему Зеленоград оказался
образцовым демократическим гадюшником, впереди всей России поддержавшим и
«перестройку», и Ельцина, и развал СССР, я ответил: «Москва в десятки раз плотнее
была насыщена шпионами ЦРУ и агентами влияния, чем остальная Россия, а
Зеленоград как центр микроэлектроники они еще в десятки раз гуще заполонили, чем
Москву».
Для этих грязных рыцарей нет ничего святого. Вот патриоты орут, что безбожная
советская власть, мол, по руководству нечистой силы, выбирала места для секретных
объектов около святых мест, например, Арзамас-2 около Дивеево и т.д. Не верящие в
нечистую силу скажут - это просто случайность. А я теперь уверен, что это
закономерно. Ведь, с одной стороны, на Святой Руси и святые места, и места жизни
святых людей можно найти чуть ли не в каждой деревне. А с другой стороны, шпионы,
отирающиеся около секретных объектов, размещенных в малонаселенном месте, будут
сразу замечены. Но вот если отыскать вблизи объекта святого, «раскрутить» его и
организовать толпы паломников - поди, заметь среди них шпиона. Креститься он так
же, как и все. Ой, как не хотелось бы верить, что и среди святых отцов есть
завербованные заморской нечистой силой - но похоже, что это так. А ведь еще 2000 лет
назад авторы Библии говорили о волках в овечьей шкуре!
221. Еще более эффективно агенты влияния используют метод доведения до абсурда.
Как они сами называют этот метод в данном случае «Россия - родина слонов». Мол,
русские говорят, что все изобретенное в мире изобретено в России. Не все, господа
демократы, а весьма много. Зачем нам врать, если правда нас вполне устраивает?
Русские составляют менее 3% населения мира, а вот наш вклад в мировой прогресс в
несколько раз больше этих трех процентов. То-то и оно!
Тут демократы радостно схватят меня за руку: «Что ты врешь? Ведь сегодня доля
русских в мировом обороте «ноу-хау», патентов и лицензий составляет 0,3 процента.
Арифметика говорит, что русские в десять раз глупее остальных людей». Но вот в чем
вопрос. Эти данные относятся к сегодняшней колониальной России, созданной вашим
демократическим умом. А в Советское время доля собственных новшеств составляла
никак не менее 10 процентов. А будет РУС - будут и все 30! Стократная ложь - вот она
ваша вшивая демократическая «правда».
Так почему же сейчас мы оказались в вонючей яме демократии? Почему весь мир сегодня
спрашивает: что это за такая глупая нация - русские? Вспомним, что вдоволь
помурыжившись с понятием «нация», мы в конце концов определили нацию как соединение
созидательной и присваивающей цивилизаций одного народа. Ясно, что соединить их может
только глупость. Поэтому, следуя моде, начавшейся с «Особенностей национальной
рыбалки», коснемся вопроса об «Особенностях национальной глупости». Дело в том, что
очень многие представители не только присваивающей, но и созидательной цивилизации
России имеют следующий критерий разумности: «Все Западное разумно». Простой народ
говорит, что все чужеземное надо воспринимать с головой. А слабые в русском языке
демократы поняли это так, что в иностранное надо окунуться с головой.222) Такое
стремление неудивительно - ведь голова у них набита западной трухой.
222. На многих примерах легко проследить, как происходит впечатывание этого
критерия разумности еще с малолетства. Это - в традициях русских интеллигентов,
гувернерами которых были француженки и французы, иногда - англичанки или немцы.
Сейчас впечатывание в наших детей критерия «Все Западное - разумно» осуществляют
агенты влияния. Типа тех, что захватили СМИ и Политехнический музей. Что
происходит без западных гувернеров, мы можем видеть на примере российского
интеллигента Михаила Ломоносова и ему подобных. Да и у Александра Пушкина
русская няня Арина Родионовна потеснила заезжих гувернёров, и результат - на лице
нашей истории.
Напомним, что критерий разумности и надежность знания - далеко не одно и то же.
И еще, что критерий разумности при переходе к другой системе понятий может
оказаться совсем неразумным. В частности, при переходе от интеллигентской системы к
русской.
А в русском народе накопилось достаточно проектов, которые требуют не западного, а
разумного решения. Жизнь требует обратить внимание в первую очередь на следующие из
них:
- Земледелие;
- Водные ресурсы;
- Лес и его богатства;
- Освоение космоса и астрономия;
- Архитектура.
Почему к природным ресурсам присоединена архитектура? Потому что хотя это и
рукотворная, но очень важная часть среды нашего обитания. Сейчас построенные на
западный образец наши города и дома в них работают на разобщение людей, на суетню, они
противостоят людям и во всех бытовых мелочах, и во всех больших общественных
начинаниях. Не говоря уж об их несоответствии нашему климату.
В космосе мы должны предельно сосредоточить усилия на скорейшем создании
космического поселения, способного самостоятельно обеспечить свою жизнеспособность.
Это надо делать не ради престижа, не ради того, чтобы кого-то обогнать. Это диктуется
требованием повышения нашей жизнеспособности, которая весьма уязвима от всяких
случайностей на Земле. Обогнать надо случай!
В данной книге остановимся вкратце только на двух проектах.
Земледелие.
Демократы кричали и еще продолжают кричать: «Сделаем фермеров, как в Америке, и
урожаи будут у нас как в Америке». Из колхозов и совхозов выпустили кровь, вместо них
ставили-ставили своих фермеров на ноги, а они не стоят. Урожаи не растут, зато растут цены
на продукты. Прилавки завалены всякими импортными заменителями еды. Что ж, пусть
демократам это вкусно. А нам надо думать, как быть.
Анализ показывает, что фермерский вариант с его средним размером хозяйства - самое
бесполезное и самое худшее из всего, что можно придумать для климатических условий
России. Пока что крестьяне и городская беднота спасаются мелкими дачными и
приусадебными участками. Дело важное: и аварийный резерв, и гражданская оборона, а для
многих - и подспорье в сегодняшнее лихолетье. Да и полигон для трудового воспитания
пусть немногочисленных, но все еще имеющихся детей. Но продовольственную
независимость, а тем более, продовольственный достаток дачи не обеспечат. Колхозы и
совхозы являются намного лучшим решением, и их надо оживлять, где это возможно. Но по
большому счету и они не решат продовольственную задачу.223)
223. На импортном продовольствии нельзя построить продовольственную
независимость. Значит, наша жизнеспособность будет зависеть от прихоти других
цивилизаций. И даже если мы будем развивать высокие технологии и, например, катать
в космосе иностранных туристов в обмен на импортное продовольствие, независимости
мы иметь не будем. В один момент нам могут сказать: «Вы - империя зла, а поэтому
выполняйте наши условия, вымирайте». Мы им: «А мы перестанем катать ваших
туристов». А они нам: «А мы перекроем вам поставки продовольствия!». Кто же будет
вынужден в таком случае капитулировать? И в этом смысле проблемы земледелия
важнее проблем космоса.
Но как же быть? Ведь климат местообитания страны не изменить. Переместить страну на
другой континент тоже невозможно. А как ни совершенствуй земледелие России, из-за
климатических условий себестоимость продукции у нас будет выше, чем на тепличном
Западе. И всегда будут появляться и соблазны, и соблазнители: «Зачем растрачивать силы,
когда можно пойти на международное (на самом деле - межгосударственное!) разделение
труда и покупать дешёвое продовольствие на теплом Западе?».
Получается, что спасти нас может только чудо. Интересно, что направление к этому
рукотворному чуду было указано примерно столетие назад: «...не следует оставаться в
пределах вполне обычного для капиталистической техники, следовало бы сделать шаг
дальше» (В.И. Ленин, «О тезисах по аграрному вопросу французской коммунистической
партии», т.44, с.280).
Таким рукотворным чудом в нашем земледелии может стать создание крупных (напр.,
20х50 км) конвейерных полей («конполов»). Поле не пустишь на конвейер, однако конвейер
можно пустить по полю, если на нем проложить рельсы. Предварительные оценки
показывают, что это не утопия, а действительная возможность огромного хозяйственного и
общественного выигрыша. Если расстояние между железнодорожными путями принять в 100
м, то при расположении конпола в приемлемых климатических условиях и выращивании
трудоемких пропашных культур срок окупаемости затрат составит 4-10 лет.224)
224. Была в свое время в СССР шумиха с разработкой «Продовольственной
программы». В пику линейному мышлению «увеличить», «продолжить», «усилить» и
т.д. тогда и был предложен проект конвейерного земледелия, базирующийся на
современных достижениях машиностроения и высоких технологий, обеспечивающий
нашу продовольственную независимость и значительную независимость от
климатических условий, намечающий путь от механизации к автоматизации
земледелия.
Проект совершил некоторое путешествие в недрах тогдашнего Министерства
сельского хозяйства, никто не поставил под сомнение его осуществимость и полезность.
Некоторые ученые даже назвали его интересным. Но на этом интерес и закончился.
Кое-кому оказалось выгоднее принять обреченную на провал горбачевскую
«Продовольственную программу», а точнее, якобы программу.
Стоимость такого конпола площадью в 100 000 га (20х50 км) составляет свыше 2 млрд.
долларов, однако 20-25 таких конполов могут дать не менее половины всей продукции
земледелия страны, после чего уже можно говорить о нашей продовольственной
независимости. Следует также учесть возможность создания на конполе условий, близких к
необходимым для выращивания программируемого урожая, что существенно сократит сроки
окупаемости.
Основные достоинства конпола:
- Себестоимость выращиваемой на конполе продукции будет в несколько раз ниже
себестоимости у западных фермеров;
- Отпадет проблема сельскохозяйственных кадров, так как производительность труда
вырастет в 10 и более раз. Изменится сама структура этих кадров. Возможность
автоматизации и роботизации конпола поставит земледелие в ряд наукоемких производств,
определяющих научно-технический прогресс страны в целом;
- Условия труда на конполе ничем существенным не будут отличаться от работы на
промышленном конвейере, а земледельцы будут жить в городе - центре конпола;
- По крайней мере в три раза сократится потребность в горючем для целей сельского
хозяйства, более целесообразно будут расходоваться удобрения и поливная вода;
- Высвободятся большие площади пашни (хотя бы для заповедников и парков), улучшится
охрана окружающей среды; для конпола можно будет с успехом использовать
рекультивируемые земли;
- Конпольное земледелие станет застрельщиком научно-технического прогресса наряду с
космосом. Кстати, в будущем возможно и прямое сотрудничество между космосом и
конполом. Вспомним об идее космических многокилометровых зеркал из металлизированной
пленки для дополнительного местного освещения поверхности земли. Такое освещение
позволило бы превратить конпол в огромный фитотрон и снимать с него программируемые
урожаи.225)
225. На стыке веков была попытка российской космонавтики провести исследования
такого зеркала. Но по непонятным(?!!) причинам зеркало не раскрылось, и опыты были
прекращены. Но на самом деле все понятно: кое-кому надо было срочно утопить (в
буквальном смысле слова) советскую космическую программу и станцию «Мир», чтобы
поддерживать американскую, почему-то именуемую международной.
Для проверки возможностей конпола уже в ближайшее время можно бы начать
сооружение и испытание небольшого модельного полигона площадью 2-4 км2 и стоимостью
4-20 млн. долларов.
Этот проект в развернутом виде и его техническое обоснование при необходимости могут
быть извлечены из архивов. Конечно, он встретит ожесточенное сопротивление демократов,
так как, во-первых, обеспечит продовольственную независимость России, а, во-вторых,
окончательно поставит крест на массовом развитии у нас «фермерства».
Северная архитектура
Абсурдность критерия «Все Западное - разумно» нагляднее всего видна при его
использовании в градостроительстве и архитектуре России. Нам нужна не Западная, а своя
Северная архитектура.
Первое. Красивые особняки американцев на самом деле в большинстве своем - бутафория
из фанеры, пластиков и стекла. Для противостояния русским морозам такие дома надо
непрерывно отапливать. Строим по западному и топим по черному. Сколько загогулин в
облике «новорусских дворцов»! На теплом Западе оно и ничего, а здесь тепло уходит через
лишнюю поверхность. Также как оно уходит в торговых черепашках.
Второе. Такая мелочь - кусты у нас посажены вплотную к дорожке - совсем как в Италии.
Только в Италии снег с дорожек не чистят. А у нас и машина не может прочистить дорожки,
и вручную снег некуда девать. Посадить бы линию кустов на метр-полтора дальше - но ведь
это не по-западному. И вместо завезенных из Америки быстрорастущих тополей посадить бы
родные березки. Нет, сыплют пухом тополя, вызывая болезни легких и даже пожары.
Третье. Ступеньки у нас на переходах и спусках каменные. Отличные, дорогие ступени.
Особенно дорого они обходятся при снеге и гололеде. Как часто тогда вспоминают о них в
травмпунктах. На Западе нет ни снега, ни гололеда, но эта мелочь нас не волнует - главное,
чтоб как на милом Западе. А между тем мощности заводов автомобильных покрышек
недогружены. Почему бы не делать армированные резиновые ступеньки? И не обязательно
использовать в качестве наполнителя черную сажу - есть и белые, и цветные наполнители.
Между ступеньками оставлять щели, чтобы снег мог ссыпаться в подлестничный бункер, да и
сами ступеньки можно делать решетчатыми. На таких лестницах и падения будут реже, и
последствия легче.226)
226. В предперестроечные годы известный в Зеленограде Ю.Д., став директором
одного из заводов, решил сразу же мести по-западному. Перво-наперво неказистую
входную лестницу велел срочно переделать, сделав ступени из зеркально
полированного гранита. Красота получилась! Но вскоре одна сотрудница упала на этой
лестнице, получив перелом руки. Через какое-то время то же случилось и со второй.
Затем несколько человек получили ушибы. Наконец, один сотрудник был отправлен в
больницу с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. И все это в течение недели.
Пришлось директору поубавить свою любовь к западному. Прислал рабочих с кирками
и зубилами, и они превратили «красоту» в обычный шереховатый камень.
Четвертое. Безудержная автомобилизация - результат нашей погони за Западом. И так же
как на Западе не думали о всех ее последствиях, так и мы идем тем же путем. В итоге - для
автомобилистов - пробки, для пешеходов - и шагу негде ступить. Уперлись в тупик.
Вдобавок, всем нам «легко» дышится от экологически чистых выхлопов иномарок. Сколько
это стоит для нашего хозяйства и для нашего здоровья?
А выход ведь есть. Застраивать города не по прихоти частных землевладельцев, а по
единому государственному плану. Вспомнить хотя бы первые «высотки» в Москве,
называемые иногда «сталинскими высотками», типичной из которых является здание МГУ на
Воробьевых (Ленинских) горах.
Две-четыре такие высотки могут составить микрорайон. Вокруг зданий на 200-400 метров
- зеленая зона, и только за ней - автомобильные стоянки. Для инвалидов-автомобилистов небольшое количество гаражей около зданий или непосредственно в здании. На расстоянии
30-50 метров - автобусные остановки. Внутри зданий - все магазины первой необходимости и
бытовое обслуживание. Выигрыш во времени для жильцов, выигрыш на строительстве дорог
и снегоуборочных работах на них. Огромное сокращение протяженности коммуникаций, и за
счет этого можно осуществить их дублирование. Это и будет реформой ЖКХ, а не
реформаторским блудом демократов.
Пятое. А теперь заглянем внутрь «современного» дома. Жильцы ныряют в пещеру
(подъезд), а потом - каждый в собственный отнорок. Конечно, у каждого должен быть свой
собственный «угол», то есть, отдельная квартира. Но ведь и должно же что-то быть в доме,
располагающее соседей и познакомиться друг с другом, и пообщаться. Не все же мы
«индивидуумы»! Патриархальных семей сейчас вроде бы нет. Но ведь сколько есть семей,
где дети желают жить и в отдельной от родителей квартире, но непосредственно рядом с
ними. А где же необходимые для этого архитектурные решения? О них никто и не думает.
По-моему, следует больше уделить внимания целесообразно встроенной мебели. Выигрыш
и в уборке, и в беготне по мебельным магазинам. Да и жильцы будут гораздо легче на
подъем, когда надо сменить квартиру. Ну а кровати – Людовик десятый или Людовик
треклятый? Не все же люди такие дураки, чтобы видеть в этом особую радость. А свой стиль
и неповторимая красота не покупаются, они создаются.227 -228)
227. Вспоминается Музей русского зодчества. Один из экспонатов - перевезенная из
глубинки древняя изба русского крестьянина. Такое впечатление, что попал в Храм настолько все со смыслом, настолько все целесообразно красиво до возвышенности.
Печка стоит как созданная Богом. Для всего свое наилучшее место - и для горшков, и
для ухватов, и для дров, и для зерна, и для хомута, и для остальной лошадиной упряжи.
Спальные места для всех членов семьи - лучше не подберёшь, красный угол -
залюбуешься. И ясно, что сделал эту избу и жил в ней русский мужик, понимающий,
что он - Искра Божья.
Но нам подавай Запад. Вот пустили Дуньку в Европу, то бишь, Никиту - в Париж. И
привез он оттуда нечто русскому уму непостижимое - санузел, совмещенный с ванной.
Сколько наших соотечественников еще и до сих пор «радуется» этому хрущевскому подарку
от Запада.
228. Было это еще в советские времена. Кому-то из западно образованных
архитекторов не понравилась дикость и безграмотность застройки сванетских аулов с
их беспорядочно разбросанными домиками. Построили поселок, ровный и аккуратный,
в линейку, не хуже чем где-нибудь в Германии или в Чехии. Всем высоким гостям
показывали, все любовались. До первой лавины. А первая лавина похоронила под собой
развалины домов с их обитателями. Но поставленные «кое-как» безграмотными
туземцами дома стоят хоть бы что. Ведь они были повернуты к направлению схода
лавины углом, и рассекали её, как клинья. Лавина их обтекала, но разрушить не могла.
Шестое. Западный стиль градостроительства не только заполонил среднюю Россию, он
пролез даже на Дальний Север. И это выдают за наши достижения! Обычно на Севере
скальный грунт глубоко, а в слое мерзлоты фундамент не сделаешь - от теплого дома
мерзлота подтаивает, и фундамент ползет. Вот и придумали поднять здание на сваях, чтоб не
соприкасался теплый дом с мерзлотой. А тепло все равно идет по сваям. Тогда стали делать
сваи полыми и закачивать в них для охлаждения жидкий азот. Но это процесс капризный тогда поставили автоматику для контроля. Сложно, а радости все равно мало.
А почему не расплавить сразу мерзлоту под домом или использовать естественное озеро
или залив в качестве фундамента? Ведь зимуют же корабли, схваченные льдами? Итак,
фундаментом дома является большая баржа. А от смещения под воздействием ветра ее надо
расчалить к сваям, погруженным в слой мерзлоты на берегу. Сам дом должен быть
сфероподобной формы, лучше всего - сплюснутый эллипсоид. Такая форма обеспечивает
наименьшие теплопотери.
Внутри баржи-фундамента - вода. Значение ее для дома очень важно. Перво-наперво - это
балласт для остойчивости дома. Во-вторых - это резерв тепла на случай аварии - ведь вода
имеет очень большую теплоемкость и при хорошей теплоизоляции, обеспеченной самим
домом, она будет «грелкой», позволяющей в аварийном случае сохранить плюсовую
температуру в доме в течение многих месяцев. И в-третьих, вода в обычных условиях - это
пруд. На берегу его пляжный песок, растут деревья и газоны, а в пруду купаются дети. И
загорают - ведь с верхней части эллипсоида светит искусственное солнце.
Жилые помещения расположены по боковым стенам эллипсоида. Удобные квартиры
имеют наружные лоджии, которые наглухо закрываются на зимний период. И огромные,
скажем в 200 м2, внутренние лоджии-грядки. Освещаются они все тем же искусственным
солнцем. На них жильцы могут выращивать и цветы, и зелень в достаточном количестве. И
для души, и для здоровья. Неплохое развлечение в полярную ночь. На макушке дома вертолетная площадка. Возможно, и ветровой электрогенератор. Если он будет шумным, то
стоит отнести его отдельно на небольшое расстояние. Горизонтальные размеры дома - где-то
100-200 метров, а то и больше.229)
229. В Париже несколько лет назад построили здание мэрии сферической формы. Но
это сделано для поражения индивидуумов необычностью. А наш дом-корабль будет
таким из-за целесообразности.
Кое-какие удобные решения могут быть найдены и для строительства этого дома.
Например, озеро-«фундамент» может быть «изготовлено» военными во время учебных
стрельб или бомбометаний. А баржа-фундамент может быть изготовлена в удобных для этого
местах и отбуксирована по воде вплоть до места назначения - ведь во время половодья
уровень северных рек поднимается даже на восемь метров. Так что баржа может нести и
значительную часть материалов для сборки на месте собственно дома.
Немаловажно, что такой дом является хорошей моделью будущих внеземных жилищ ( в
открытом космосе, на Луне, на Марсе и т.д.).
И, конечно же, не следует забывать, что мегаполисы - далеко не всегда лучшее решение
для Российских просторов. При современных средствах транспорта и связи поселковая
застройка отнюдь не ведет к «провинциальности». Более того, поселковая застройка обладает
неоспоримыми преимуществами с точки зрения гражданской обороны, что сегодня совсем
немаловажно. Вопрос о переориентации нашей архитектуры с Запада на Будущее вкратце
затронут в части 3 «Шаги» (см. в разделе «Созидание личности»).
Часть 2.
РУС-КОНТРАТАКА
Пусть ярость благородная
Вскипает как волна!
Идет война народная,
Священная война!
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ ДЕМОКРАТИЮ?
Демократия привлекательна сама по себе.
Г. Киссинджер, бывший госсекретарь США
О, Вы не знаете демократии! Вглядитесь в нее: главная мудрость в ней - деньги не пахнут.
Главное право в ней: свобода для бессовестных. Главное в ее миропонимании: существую
только я, а все остальное существует для меня. И больше ничего. Теперь вы тоже знаете
демократию. Знаете, чем она привлекательна и для кого она привлекательна.
ИНФОРМПАТОЛОГИЯ
Ложь пили, бредом закусили.
Теперь удивляемся: что в грязи валяемся?
Победить может только тот, кто извлекает уроки из поражений. Главная причина
нынешнего поражения России в том, что «доброжелателям» удалось одурачить нас. Только
разобравшись, как это делается и как этим злым чарам противостоять, народ, раздавленный
на дороге от предков к потомкам, сможет подняться, залечить раны и продолжить движение.
За последнее десятилетие сделано очень много, чтобы народ прозрел. Главное, что это
стало уже не делом одиночек, а массовым движением. Достаточно раскрыть газету
«Завтра» и посмотреть список имеющихся по данному вопросу книг в разделе «книга почтой». Среди авторов я бы в первую очередь отметил имена С. Кара-Мурзы, В. Бушина.
Этот список созидателей можно продолжать и продолжать.
Но впереди - организация накопленного материала в систему, в бомбу, способную
разнести в клочья наркотик одурачивания. А без этого даже самые удачные материалы,
используемые по отдельности, будут только оставлять шрамы на исчадии ада, но не
остановят его.
Первым шагом должна стать выработка единого языка понятий для всех соратников.
Тогда масса воюющих в поле одиночек превратится в армию, способную подняться в
контратаку под единым знаменем. И, прежде всего, необходимо понятие того, что нас
губит и как это называется.
По простонародному это называется «одурачивание». Но это название вызывает
отрицательные эмоции: мало у кого хватает мужества признать, что вот он, якобы
человек разумный, остался в дураках.
С. Кара-Мурза использует термин «манипуляция сознанием». Но этот составной и
наполовину нерусский термин тоже нельзя признать удачным, и в массовом порядке он не
пошел в народ.
В настоящей работе (часть «Штрихи») указано, что информация, поставляемая
лжецами и мошенниками, является знанием с отрицательной надежностью. Возможно, это
понятие будет воспринято математиками, но в массы оно тоже не пойдет. В свое время я
опубликовал работу «Информпатология - наука новая и злободневная» (журнал «Русская
мысль», №1-2, 1993). Но и этот медицинский термин так и не ушел дальше своего автора.
Сейчас нет необходимости воспроизводить материал десятилетней давности - ведь
многими написано и гораздо больше, и гораздо лучше. Но введение, содержащее постановку
проблемы, стоит привести. Может оно побудит собеседников к мозговому штурму. И
тогда мы обретем название изгоняемой нами скверны, единственное нужное слово, которое
само пойдет в народ и вокруг которого организуется готовая к контратаке армия.
ВВЕДЕНИЕ
В нашей повседневности мы сплошь и рядом наблюдаем, когда выбор между истиной и
выгодой делается в пользу последней. Знания используются не как дорога к истине, а как
средство к обогащению за счет других и средство власти над другими. Причем это не только
поступки одиночек, но и деятельность целых кланов и больших общественных групп,
которыми информационно-психологическое программирование людей уже давно поставлено
на промышленную основу. Вот, например, американские подходы сорокалетней давности для
специалистов по манипулированию сознанием: «...пропагандистом не ощущается ни
симпатии, ни антипатии к истине ли, или ко лжи как таковым. И то и другое - средство
манипулирования сознанием...» (М. Чоукас, «Пропаганда дозревает» (Propaganda Comes of
Age), Вашингтон, 1965, стр.116). И далее: «Цель пропагандиста в том, чтобы совершенно
лишить человека способности разбираться в положении вещей, критически и разумно
думать» (там же, стр.146).
Особая опасность таких действий заключается в том, что на основе средств массовой
пропаганды произошел переход от манипулирования сознанием отдельных личностей к
манипулированию сознанием целых народов.
Способность самостоятельно мыслить как раз и составляет человеческую сущность, или,
как говорят в обиходе - душу. Следовательно, психологически запрограммированное
существо - не человек, а только его оболочка. Разговоры о свободе, демократии, свободных
выборах при одновременном наличии психологического программирования намного хуже,
чем просто лицемерие.
Вспомним, как столь популярный в нашей интеллигентско-предпринимательской
среде Дэйл Карнеги говорил, что наибольшее удовольствие доставляет ему заставить
других думать так, как он хочет (Д. Карнеги. См. его издания под названиями в
различных переводах «Как приобрести друзей и оказывать влияние на людей» и «Как
завоевать друзей и оказывать влияние на людей»). Вдумайтесь: тоталитарные режимы
могут заставить человека делать то, чего он не хочет, говорить совсем не то, что он
думает, могут, наконец, убить его. Но эти режимы не могут уничтожить сокровенные
мысли человека, изменить то, что у него в душе. Современные же душегубы-карнеги
убивают душу человека, оставляя от него одну оболочку. И поэтому их злодеяния гораздо
ужаснее любого рабства, крепостничества, эксплуатации или тоталитаризма.
Не вдаваясь в философские глубины вопроса, отметим его практическое значение. Если
человек не хочет, чтобы его дурачили на каждом шагу, ему следует овладеть хотя бы
основами методов обнаружения лжи. Если человек к тому же и Гражданин - он должен уметь
распознавать ложь, так как позволив обмануть себя, он вольно или невольно будет
обманывать и других. Если же Гражданин к тому же и Ученый - он обязан использовать
научные знания для разоблачения лжи, в противном случае он сам становится душегубом.
Ученый-физик или математик не вправе перекладывать эту проблему только на
гуманитариев. Владея инструментом научного познания лучше, чем они, он обязан
применить этот инструмент там, где отклонения от дороги к истине возможны не только по
ошибке, но и создаются преднамеренно - в области человеческого общения. Ученыйестественник обязан внести свою долю в создание, развитие и практическое применение
информпатологии.
Что же является предметом информпатологии?
Науки о жизни и живых существах как бы раздваиваются: есть науки, изучающие живое в
его норме, и есть - изучающие отклонения от нормы - патологию (физиология патологическая физиология, психология - патопсихология, неврология - патоневрология и
т.д.). Роль последних наук не менее важна. Так, медицина является наукой об отклонениях от
нормы в деятельности организма и путях противодействия таким отклонениям.
В этом контексте информпатологию можно определить как науку о патологии
человеческого общения, о болезненных отклонениях от той нормы, которая изучается
информатикой, логикой, лингвистикой, психологией, кибернетикой, когнитологией
(мышлениеведением) и другими науками, связанными с человеческим мышлением.
Предметом информпатологии является, в первую очередь, преднамеренно вносимая
патология мышления.
Можно только догадываться, что в сейфах спецслужб имеется много наработок,
представляющих прямой интерес для информпатологии. И вряд ли они скоро станут
доступными для простых людей.
КГБ и его преемники выдадут любой секрет, но только не этот - ведь в данном случае они
не могут засветиться, не засвечивая ЦРУ. А ЦРУ пока не собирается раскрывать свою «святая
святых» - методы манипулирования сознанием. Поэтому информпатология, скорее всего, в
значительной степени дублирует уже имеющиеся секретные разработки. Но цели наших
разработок прямо противоположны целям секретных служб. Мы презираем стремление
властвовать над душами других с помощью тайного знания и ставим целью сделать эти
знания максимально доступными для всех - ибо человек свободен только тогда, когда он
мыслит свободно.
Сейчас несекретная информпатология находится еще на преднаучном этапе, то есть, на
этапе сбора и систематизации знаний и их первоначального обобщения. Но если она делает
только первые робкие шаги, то надо ли их предлагать для использования в практике? Мы
отвечаем: да, надо. Люди лечили еще задолго до возникновения медицины как науки; и хотя
были издержки, но в целом пользу от такого лечения трудно переоценить.
Патология человеческого общения включает искажение информации, искажение
восприятия и искажение механизмов мышления. Мышление определяют как способ
отражения действительности. Отражение здесь следует понимать в том же смысле, как
географическая карта отражает местность. (Можно провести аналогии: восприятие отпечаток какого-либо материального объекта; понятие - рисунок объекта; мышление - карта
с руководствами и инструментами для пользования ею).
Как известно, всякая аналогия хромает. И прежде всего, мышление, в отличие от карты,
отражает не только пространственную связь объектов, но и их связь во времени, а главное причинно-следственные отношения.
В то же время аналогия помогает многое понять. Так же как с помощью карты мы можем
ориентироваться на незнакомой местности, так и мышление помогает нам разобраться в
явлениях, в том числе и в тех, с которыми мы раньше не сталкивались. Особенно необходимо
обратить внимание, что если на карте есть искажения или ложные обозначения, то она
отнюдь нам не поможет, а, наоборот, сама станет источником заблуждений. Кроме того,
всегда надо тщательно проверять: той ли системой координат мы пользуемся? Не подложил
ли какой-нибудь пират топор под наш компас?
Чтобы избежать гибельных последствий умышленной патологизации мышления, первым
делом необходимо научиться распознавать опасность. Поэтому в курсе информпатологии
должны быть рассмотрены главные разновидности патологизации мышления, например:
- целевая дезориентация;
- подмена понятий в ходе обсуждения;
- сокрытие информации;
- нарушение логических законов мышления;
- запуск информационных вирусов;
- побуждение к принятию решений в обход сознания (внушение и соблазн).
Информпатология в целом должна дать ориентиры, позволяющие оценить вероятность
того, что полученное сообщение является ловушкой. Особого научного анализа потребуют
методы комплексного разрушения сознания, содержащие несколько ловушек. Нередко одна
из них находится прямо на виду, и человек, радуясь, как он легко ее обнаружил,
«проглатывает» разрушительную программу с гораздо более тонкой уловкой.
Итак, каким же словом назвать науку, защищающую наше мышление от смертельных
соблазнов и ловушек, расставляемых душегубами? Ответа жду от тебя, уважаемый
собеседник.
Лекарство. В ряду книг, особенно ценных для восстановления разрушенных мыслительных
способностей нашего народа, на первое место стоит поставить новую книгу С.Г. КараМурзы «Потерянный разум» (Москва, Алгоритм, 2005). Мозг - не менее важный орган
человека, чем скажем сердце. Если перенесшему инфаркт человеку определенное лекарство,
принимаемое в течение года, гарантирует полное выздоровление - никто не пожалеет
времени, потраченного на лечение. И поэтому прочитать 700 страниц этой книги - не так
уж и много усилий для восстановления нормальной работы мозга. Если принимать по две
страницы ежедневно, за год можно вернуть разум. Кое-кому поможет и ускоренный курс.
Как всегда - выздоровление зависит не только от врача, но и от воли пациента. А поэтому
не стоит скрывать правду, что хроническим демократам вряд ли поможет даже названная
книга. Скорее всего, их лечением займутся черти в аду.
Вспоминаются первые дни после освобождения наших мест от фашистов.
Отступающие фашисты, где успели, сжигали все хаты подряд. В нашей деревне удирающие
захватчики успели только сжечь мельницы и насыпать какую-то отраву в колодцы.
Освободившие нас красноармейцы первым делом проверяли колодцы и, где необходимо,
вешали табличку «ОТРАВЛЕНО». Вода нужна, колодцы рядом - а вот приходится идти за
тридевять земель, искать чудом оставшийся чистым колодец. Знания нужны человеку как
вода. И естественно желание почерпнуть их из первого попавшегося источника. Но
отравленные ложью или бессмыслицей статьи принесут только вред нашему знанию.
Безымянных красноармейцев, прикрепляющих спасительные таблички «Осторожно!
Отравлено!», напомнил мне автор книги «Потерянный разум». Многие источники проверил
С. Кара-Мурза на достоверность и в доброй сотне из них обнаружил далеко не безобидную
ложь. Книга ценна особенно тем, что в ней не простые указания на ложь, а тщательно
обоснованный диагноз конкретной лжи конкретного автора. Не использовать этот
богатейший материал для расчистки дороги к истине просто грех.
КОНКУРЕНЦИЯ - АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ
То ли ты, то ли время слепое:
Разменялась судьба на рубли...
Э.М. Скобелев
Как-то по ТВЦ шла беседа с главным редактором «Комсомолки». Ведущий, показывая
набор лицевых страниц газеты, спрашивал в таком духе: неужели вы не видите, что это
разрушение и разврат? Неужели в нашей жизни нет ничего лучшего и более важного для
наших читателей? А редактор смотрел на ведущего как на дурачка: неужели вы не понимаете,
что без этого «Комсомолку» не будут покупать? Ведь в свободном рынке все так делают.
Если мы этого не будем делать, то станем полностью неконкурентоспособными.
Вся Западная цивилизация основана на утверждении, что конкуренция - это хорошо, а
отсутствие конкуренции - плохо. Свободная рыночная конкуренция осыпает нас столькими
благами, что их не перечесть. Чтобы хоть бегло их обозреть, применим известный
исследователям метод среза. Но если мы сделаем срез печати за один день, это все равно
будет многотомный сборник. А посему ограничимся одним мелким надрезом. А именно,
посмотрим, что по этому поводу пишет единственный номер одной газеты. Выберем «АИФ»,
который во времена перестройки с пеной у рта тащил нас в мир конкуренции. Итак, куда же
нас притащили? (Здесь и далее «АИФ», № 8, февраль 2004).
ОБРАЗОВАНИЕ. Стр.4: «...крепких негосударственных высших учебных заведений, по
мнению Игоря Ильинского, не больше 20% от общего количества. Конкуренция на рынке
образовательных услуг очень жесткая. Поэтому в перспективе «в живых» останутся
только те, кто делает ставку на совершенствование учебного процесса».
Во-первых, за чей счет конкуренция будет совершенствовать «образовательные услуги»?
В той же статье сказано: «В стране - 570 негосударственных вузов, в которых обучаются 750
тыс. студентов». Но если «крепких» негосударственных вузов 20%, то значит, остальные
80% - некрепкие, и в них получат некрепкое образование 600 тысяч студентов! Пустячок,
которым можно пренебречь ради желания демократических преподавателей стать
неподконтрольными обществу? (Я сильно сомневаюсь, что крепких преподавателей будет
смущать государственный контроль. Скорее всего, их может смущать сегодняшняя
государственная зарплата).
Во-вторых, плохо то начало, которому не видно конца. А как близка та перспектива, о
которой говорит ректор Московского гуманитарного университета И. Ильинский? Сколько
еще потоков по 600 тысяч халтурно обученных студентов потребуется для ее достижения, во
сколько миллионов изувеченных судеб эта цифра превратится и чего она будет стоить
стране? Но это еще полвопроса. А вторая половина состоит в том, достижима ли вообще
такая перспектива? Ведь если она будет достигнута, то с конкуренцией будет покончено. А
если конкуренция навсегда, то о какой перспективе речь? Поскольку доктор философских
наук, он же и ректор негосударственного ВУЗА И. Ильинский не может связать столь
простой мысли, то о каком «крепком» образовании в своем вузе он говорит? По народному
это называется шеромыжничество.
В третьих, кто тот потребитель, который выбирает «услуги» конкурирующих вузов?
Конечно, абитуриент. Он еще только собирается получить высшее образование, но считается,
что он уже способен определить крепость этого образования в различных вузах. Как? По
очереди закончить все 570 негосударственных вузов и потом сравнить качество обучения в
них? Ой ли! Или собрать статистические данные о судьбах всех их выпускников, разработать
критерии качества образования и связанного с ним жизненного успеха и после этого выбрать
себе вуз? Помимо прочего, придется ждать, пока первые выпускники одолеют хотя бы
половину жизненного пути. Но к этому времени от половины анализируемых
негосударственных вузов и след простынет и появится сонм таких же новых.
Есть здесь и психологическая трудность. Ведь человек, получивший высшее дурацкое
образование, всячески будет скрывать истинную цену своего образования. Особенно
тщательно он будет это делать в мире конкуренции!
Но у профессора-философа И. Ильинского есть критерий «крепких» вузов: «Будущих
студентов и их родителей «суперскидки» должны насторожить. Демпингуют, как правило,
те, кто занимается профанацией». В переводе на русский это звучит так: «Чем больше мы
вас обдираем, тем лучшее образование вы получаете». Действительно, вдруг кто поумнеет и
сообразит, что зря отдал такие деньги примитивным шеромыжникам. При большей плате за
обучение таких поумневших будет больше.
В четвертых, чего же хочет так называемый «Национальный союз негосударственных
вузов», возглавляет который И. Ильинский? Хочет отсутствия контроля государства за
своими делишками - это с одной стороны. А с другой стороны, по его лоббированию
«пройдут парламентские слушания в Госдуме, на которых обсудят поправки к законам,
уравнивающие в правах государственные и негосударственные вузы по налоговым льготам,
упрощающие процедуру оформления собственности и др.». Как говорится, губа не дура. Но
какая же это конкуренция, если государственное образование пытаются удавить с помощью
государства? Одни берут плату со студентов, другие - нет, а в остальном мы вас уравняем - и
конкурируйте на равных?
БИЗНЕС. Стр.25. Все сущее на Земле уже вовлечено в рекламу. Дошла очередь привлечь
к ней пришельцев - что успешно делает краснодарский «бизнесмен, владелец нескольких
заводов по производству пищевой продукции» Дмитрий Писаренко. Кое-что он уже поимел на
нечистой силе: «Там находился небольшой хутор в полдесятка изб. Рассказывали, что в них
постоянно творилась какая-то чертовщина. ...Мне эти байки сыграли на руку: я по дешевке
скупил дома и сам участок». И уже обосновавшись там, бизнесмен вдруг оказывается
арестованным пришельцами из летающей тарелки. Чтобы потребители не очень
всматривались в то, что на обеденной тарелке, им отводят глаза летающей тарелкой. Как бы
при такой конкуренции стране не вылететь в трубу вместе с пришельцами.
Стр. 11: «Ведь каждый бренд, как торговая марка, не сможет существовать без
рекламы». Короче, совсем сбрендили.
Стр.3. - «...банки будут залоги требовать. А что может заложить тот, кто только
начинает свое дело?» - «...что касается залогов, то кто же в рыночных условиях даст
деньги без всяких гарантий? Во всех странах такие условия. У рынка жесткие правила
игры». Другими словами, кто захватил деньги - тот и победитель в конкуренции.
Конкурирует старое, новое может пробиться только случайно. Вот вам и конкуренция двигатель прогресса.
Стр. 3: «...государство должно ... организовывать для бизнеса рынки, куда товар можно
продавать». Государство должно за счет остального населения сварить и очистить яичко, а
бизнес его проглотит.
МЕДИЦИНА. Конкуренция снижает цены и повышает качество. А на самом деле? Стр.20:
«Если лекарство стоит 5 рублей, а вы продаете его с наценкой 30%, то с каждой упаковки
зарабатываете полтора рубля...Но если продать с той же наценкой 70-рублевый препарат,
то прибыль составит уже 21 рубль. Нетрудно догадаться, какому препарату отдаст
предпочтение торговец... При стандартной торговой наценке смысл возиться с копеечными
препаратами исчезает».
ИСКУССТВО. Стр.21: «Если у тебя есть опытный продюсер, связи на ТВ и семизначная
сумма в у.е., можно убедить миллионы зрителей в том, что ты уникальный певец, танцор,
пришелец из параллельных миров и даже реликтовый ихтиандр. Один из ярких примеров певец Витас». Так что же здесь конкурирует - мастерство или у.е.?
Стр.22: «Конечно, потребитель хочет, чтобы билеты были дешевыми. Это, казалось бы,
подсказывают и законы рынка: больше кинозалов, выше конкуренция, меньше цены. Но...
Ехать в более дешевый зал, но значительно удаленный, московский зритель не станет. Так
что понижения цен, как и улучшения качества сервиса в московских кинотеатрах, может
ждать только наивный зритель». А не наивный зритель, по-видимому, должен ждать новых
киносериалов о благах рыночной конкуренции. Мол, «богатые тоже плачут».
ОБЩЕЕ. Стр.13: « и если в начале 90-х годов так много возможностей обогатиться
лежало в России и первыми их подняли те, кто их первым увидел, и зачастую это были
евреи, то в этом их не вина, а заслуга... Так что вините себя, лопуха, что первым не успели к
кормушке». Ведь конкурируют не созидатели, а любители кормушки. Понял, лопух?
Стр. 10: «...быть честным в России - дорого и неудобно». No comments.
ВЫВОДЫ. Их уже сделал Попцов в своем телесериале (февраль-март 2004). Вот их суть.
Да, за полтора десятилетия реформ с перестройкой вместе мы разрушили экономику страны.
Да, миллионы детей мы сделали беспризорными, десятки миллионов граждан оказались за
чертой бедности. Да, мы унизили стариков и вдоволь поиздевались над ними, да, мы лишили
нашу молодежь будущего. Мы из великой державы сделали хрен знает что, мы отбросили
нашу науку на 25 лет. Во всем этом виноваты мы, реформаторы - я, Попцов, они - Потанин,
Чубайс, Бурбулис и другие, и даже их сиятельство Ельцин. Что же делать? Да ведь путь к
свободной рыночной конкуренции и в Америке и в Западной Европе тоже был длинным и с
огромными потерями. А поэтому необходим новый виток реформ, терпеливый и длинный, в
котором мы будем настойчиво и бережно взращивать свободный рынок, основой которого
является конкуренция.
От себя изложим выводы Попцова предельно кратко: бери мочало, начинай сначала - и с
тем же результатом.
Переиначивая Конфуция, можно сказать, что есть два способа стать умнее других. Первый
путь - развивать и развивать свой ум. Второй путь - оглуплять других до такой степени, пока
они станут глупее тебя. Результат вроде бы один и тот же: и в первом, и во втором случае ты
окажешься умнее других. Соревнование допускает исключительно первый путь.
Конкуренция использует преимущественно второй путь - ведь он гораздо быстрее приводит к
цели. Но вот вопрос: какой из этих путей повышает жизнеспособность человечества?
КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА АНТИТОВАРА
(Главное «ноу-хау» рынка)
Лучше не иметь одного зуба,
чем иметь один зуб.
На вопрос: «Что такое рынок?» даже от высокоинтеллектуальных людей слышим лишь
дежурный ответ: «Это то, что на цивилизованном Западе». Безусловно, у нас богатый опыт
по «воспроизведению» западных изделий. Но сейчас, когда мы заняты копированием не
отдельных технологий, а всей общественной системы в целом, нелишне поинтересоваться: а
знаем ли мы её «ноу-хау»?
К сожалению, и «рыночники», и «антирыночники» на этот вопрос могут дать лишь
отрицательный ответ. Поэтому анализ «ноу-хау» современного рынка должен представлять
интерес для всех, кто готов поработать своей головой, а не пользоваться чужим умом (или
своим, но задним).
***
Для понимания рыночного «ноу-хау» ключевым является то обстоятельство, что
производство товара всегда сопровождается производством антитовара.
Читатель, наверное, помнит, что в экономических науках товаром называется продукт
труда, который имеет потребительную стоимость (то есть, обладает способностью
удовлетворять какие-либо потребности людей) и предназначен для обмена.
Соответственно, антитоваром мы будем называть результат труда, создающий
отрицательную потребительную стоимость. Вместо того, чтобы удовлетворять
потребности, он приумножает проблемы и создает дополнительные потребности. Уже по
самой своей природе антитовар предназначен для других: ведь производитель не желает
его потреблять.
Стихийно антитовары осознаются, в первую очередь, как экологические проблемы.
Нетрудно привести примеры экологических антитоваров, создаваемых транспортом,
строительством
и
деятельностью
промышленных
объектов,
выращиванием
сельхозпродукции и т.д.
Антитовары экологического характера являются самыми многочисленными, но не
единственными. Например, антитоваром порнопродукции являются не родившиеся дети, так
как увеличивается доля женщин, которые могли бы стать матерями, но стали проститутками.
Большинство товаров типа «техника для человека» имеет антитовар типа «человек для
техники». Сверхсовременное изделие - автоматическая линия - создает совершенно дикий
антитовар - «социальные отбросы» - безработных, люмпенов. Даже производство такого
экологически чистого товара как знания сопровождается созданием антитоваров, из которых
наиболее очевидным является использование науки гражданскими и военными
преступниками.
Можно сколь угодно долго продолжать перечень - и мы не найдем ни одного примера, где
произведенному товару не сопутствовал бы сопряженный с ним антитовар. Поэтому мы
вправе утверждать, что антитовар - не исключение, не случайность, а правило. Именно такая
всеобщность продуктов человеческой деятельности с отрицательной потребительной
стоимостью и делает необходимым введение категории антитовара.
Если антитовар имеет всеобщий характер, то почему его «открытие» совершается только
сейчас, почему его раньше не замечали?
В действительности экономисты давно замечали антитовар и многократно указывали на
него, хотя и не называли его своим именем. Еще Аристотель разграничил «экономию» естественные явления по производству потребительных стоимостей, и «хрематистику» противоестественные явления, связанные с накоплением. За прошедшие тысячелетия
производство приобрело четкий товарный характер и, соответственно, упомянутые сущности
выкристаллизовали из себя товар и антитовар.
Безусловно, не только в древности, но и еще сравнительно недавно проблема не стояла так
остро как сейчас: антитовар рассосредотачивался по малоосвоенным просторам и за
пределами «цивилизованных» стран, его «потребление» в значительной степени
откладывалось на будущее. Поэтому исследователи основное внимание уделяли
производству и движению товаров.
Но по мере того как рыночная экономика все больше и больше оккупировала планету,
наряду с ростом производства товаров увеличивалась и масса антитоваров. Сейчас она стала
столь чудовищной, что волей-неволей часть антитоваров приходится потреблять
систематически и самим «рыночным» цивилизациям. Казалось бы, что в сложившейся
ситуации теоретики и практики рынка должны вплотную заняться анализом столь
существенного явления.
Но они не хотят раскрывать «ноу-хау» и терять прибыль. Ведь антитовар имеет
отрицательную потребительную стоимость и за его сбыт (то есть, за избавление от него)
необходимо платить. Поэтому на антитовар наложено табу, он изгоняется не только из
рынка, но и из рыночной экономической науки. Ее жрецы делают вид, что антитовара не
существует. А там, где его уже совсем не спрятать, дело представляют как некую частность,
случайность, небрежность, а не всеобщую закономерность.
Справедливости ради заметим, что, помимо официальной науки, и на Западе, и на Востоке
есть целый ряд независимых ученых, выполнивших талантливые исследования многих
объектов, которые мы называем антитоварами.
Таким образом, антитовар является не сегодняшним открытием, а просто обобщающим
термином для изучаемого многими явления. Об «открытии» можно говорить только в
переносном смысле слова: открывается занавес коммерческой тайны и антитовар в полном
объеме и под своим именем выносится на всеобщее обозрение.
Обратим внимание еще на три свойства антитовара, существенные для дальнейшего
анализа.
Во-первых, антитовар, как правило, совсем непохож на свой товар и общее у них только
то, что своим рождением первый обязан производству и (или) потреблению данного товара.
Отсюда следует, что для распознавания антитоваров недостаточно простого разглядывания
товарных витрин. Для этого необходим анализ процессов производства и потребления, поиск
их неожиданных последствий во времени и в пространстве. Только изредка товар и антитовар
имеют некоторое сходство (например, лекарство и ядовитые отходы при его производстве
можно объединить в категорию «химические продукты»). Но в подавляющем большинстве
случаев это совершенно разные вещи. Например, если товар - деловая древесина, то
антитовар - обмеление рек, оскудение фауны и т. д.
Во-вторых, по абсолютной величине отрицательная потребительная стоимость антитовара
может равняться и даже превосходить (и во много раз) положительную стоимость товара.
Второе свойство дает все основания полагать, что общая отрицательная стоимость
антитоваров вполне соизмерима со стоимостью произведенных товаров. Отсюда же следует,
что реальная общественная польза производства определяется балансом товаров и
антитоваров, а не одним изобилием первых.
В-третьих, будучи созданными, товар и антитовар могут перемещаться и потребляться по
отдельности.
Из третьего свойства следует, что товар и антитовар могут достаться разным
потребителям. Например, обмеление рек и эрозию почв приходится потреблять не
обязательно тем, кто потребляет деловую древесину. Это могут быть люди из разных стран и
даже разных поколений.
Именно последнее обстоятельство позволяет проделывать очень прибыльный трюк:
продавать товар и воздерживаться от продажи антитовара. Тем более, что покупателя
товара не интересует, сколько создано антитоваров при его производстве и проданы ли они.
Между тем нормальное общество должно иметь полноценный рынок, на котором
оплачивается как товар, так и антитовар. Нетрудно заметить, что в «цивилизованных»
странах рынка антитоваров практически нет.
Отдельные его элементы (например, плата за утилизацию радиоактивных и химических
отходов) можно перечислить по пальцам. Табу, которое мы уже упоминали, действует.
Антитовар является коммерческой тайной как каждого предпринимателя в
отдельности, так и всей «рыночной цивилизации» в целом.
Заметим, что в таком ракурсе «рыночная экономика» не является тем, чем ее называют.
Рынка там нет, есть полурынок, на котором продаются товары, но отнюдь не антитовары. В
этом и заключается главное «ноу-хау» рынка. Поэтому более точным будет название
«товарно-продажная экономика» (ТПЭ).
Если фирмы и страны ТПЭ всячески рекламируют свои товары, то антитовары они
стремятся оставить непроданными или отдать бесплатно. Между тем отдавать бесплатно свой
антитовар - все равно что брать бесплатно чужой товар.
В странах ТПЭ без зазрения совести используют формулу, согласно которой прибыль
равна разнице между выручкой от продажи товаров и производственными издержками. На
самом же деле прибыль равна выручке минус производственные издержки минус
затраты на продажу произведенных антитоваров. Естественно, что при расчетах по
второй, настоящей рыночной формуле, многие процветающие фирмы окажутся не только с
гораздо меньшим барышом, но просто убыточными. С учетом антитовара потускнеют
достижения и так называемых «развитых» стран. Граждане этих стран составляют менее
одной пятой от населения планеты, а производимый ими антитовар поставляется
остальным четырем пятым.
Пока нет возможности провести точный анализ баланса товаров и антитоваров для каждой
страны. Поэтому дадим лишь качественную оценку для типичного и самого процветающего
представителя ТПЭ - США. Из исторических моментов упомянем только те, которые никак
нельзя обойти молчанием.
ХYII - ХYIII вв.:
Товар: большинство производственных и сельскохозяйственных основных фондов,
созданных в то время в США.
Антитовар: гибель индейских цивилизаций, имевших большой опыт экологической
гармонии и ряд уникальных знаний; трагедии миллионов порабощаемых африканцев.
1940-е годы:
Товар: атомная бомба.
Антитовар: гонка ядерных вооружений.
1980-е годы:
Товар: биопрепараты, в том числе военного назначения.
Антитовар: СПИД.
Уже из приведенных примеров качественно вырисовывается соотношение стоимости
товаров и антитоваров, произведенных Соединенными Штатами в те периоды. Разумеется,
перечисленные антитовары поставлялись миру бесплатно (нельзя же всерьез считать оплатой
поставки партий одноразовых шприцев).
А как обстоят дела сегодня?
США известны как крупнейший производитель промышленных товаров. Но одновременно
с этим они производят около половины мировых выбросов, которые являются антитоваром.
Во многих случаях для ликвидации загрязнений и других антитоварных последствий
требуются затраты, примерно равные стоимости основного производства. Для прикидочных
расчетов возьмем явно заниженные расходы на ликвидацию антитоваров - 50% от стоимости
товаров. Тогда США за свои антитовары должны выплачивать миру сумму,
соответствующую четверти стоимости мирового производства товаров. Но они производят
всего одну пятую от мирового объема.
США известны и как крупнейший производитель интеллектуальных товаров: новых
технологий и научных знаний. Но значительная их часть производилась и производится за
счет «утечки мозгов» из других стран (вспомним: телевидение - Зворыкин, авиация Сикорский, космос - фон Браун, химия - Кхорана, физика - Ли и т. д.).
Напомним главные антитовары, создаваемые утечкой мозгов.
Первый антитовар - снижение научного уровня развивающихся стран, причем не только
из-за того, что созданное «вывезенными умами» не принадлежит взрастившим их странам
(это просто отобранный товар), а, что более существенно - из-за несостоявшихся на их
родине научных школ и неоткрытых из-за этого новых дарований.
Второй антитовар - порождение у оставшихся дома ученых социальных сомнений, а то и
комплекса неполноценности, что, безусловно, снижает их творческие возможности.
Казалось бы, эти потери компенсируются улучшением материальной базы и созданием
условий для свободного научного поиска. Но надо учесть такой фактор, как вольное или
невольное включение эмигрировавших ученых в стандарты американской науки. В
результате происходит невосполнимая потеря значительной части наиболее самобытных
решений и находок. Суммарная стоимость этих антитоваров вполне сравнима со стоимостью
созданной в США научно-технической продукции.
Все эти данные приводят нас к трудновоспринимаемому выводу: товарно-продажная
система хозяйствования является чрезвычайно неэффективной. Настолько неэффективной,
что даже в самых процветающих странах можно поставить под сомнение ее способность не
только к расширенному воспроизводству, но даже к простому, если пресечь бесплатные
поставки антитовара.
Чтобы как-то уяснить столь невероятный, противоречащий всем официальным взглядам
вывод, обратимся к методу аналогий.
Сочтем ли мы правильным диагноз врача, который, наблюдая раковую опухоль, скажет:
«Смотрите, какие упитанные клетки, как они быстро растут и размножаются. Я наблюдаю их
уже несколько недель, и с каждым клеточным поколением они выглядят все лучше»?
Здравые люди ответят такому «врачу»: «А ты посмотри на истощенный организм и пойми,
что вскоре он погибнет, а с ним и цветущая опухоль». Здравые ученые ответят апологетам
ТПЭ: «Возьмите не одну пятую, а все народонаселение планеты, учтите его не только
товарные, но и антитоварные связи - и после этого спрогнозируйте результат на несколько
поколений вперед».
Наоборот, если общество стремится не только к росту товарного изобилия, но и к
сокращению производства антитоваров, оно повышает свою устойчивость. Эти выводы
теории подтверждает пример Китая. Его относительная изоляция в значительной степени
предотвращала приток антитоваров извне, а традиционный уклад жизни и духовные
ценности служили сильным препятствием для бесплатной раздачи антитоваров и,
следовательно, их производства внутри страны.
В итоге - чрезвычайно эффективная экономика (по количеству произведенной продукции
на единицу пригодной для хозяйствования площади), способная накормить и одеть
полуторамиллиардное население. Если Западные цивилизации существуют несколько
столетий, да и те наполнены катаклизмами, то история Китая насчитывает три тысячелетия.
Главное же в том, что кризисы Запада - в основном внутреннее порождение их цивилизаций.
А коллизии в Китае в массе своей привнесены извне, и, в конечном итоге, худо-бедно, но
обезвреживаются Китайской цивилизацией. Это становится понятным, если учесть, что
общественные кризисы и катаклизмы, в том числе войны, являются результатом
перепроизводства и перепотребления антитоваров.
Уникальная ситуация была в СССР. Как и в Китае, ввоз антитоваров к нам был ограничен.
Но СССР сам производил огромное количество антитоваров, которые, в отличие от Западных
цивилизаций, практически не вывозил. Огромная территория плюс приученные ко многим
невзгодам люди позволяли руководству долгое время планово игнорировать антитовары во
имя конъюнктуры. Но антитоварная масса неумолимо приближалась к своему критическому
объему. В этих условиях новое руководство в 1985 году начало «тушить огонь керосином»:
были созданы все возможности для небывалого ввоза антитоваров и ускорения собственного
их производства. Потенциальный кризис был искусственно превращен в реальную
катастрофу.
Если мы признаем реальность антитоваров, то найдем объяснение такой загадочной вещи
как вывоз товаров и капиталов из развитых стран в слаборазвитые. Списывать такой экспорт
на потребности богатых в гуманности и благотворительности - значит, заниматься
мифотворчеством. Ничего не объясняют и утверждения, что капиталу требуются новые
рынки сбыта, что ему это всегда выгодно. Много ли прибыли могут принести нищие
покупатели? Капитал же никогда не путал цель и средства. Так почему же он лезет из кожи
вон, чтобы захватить новые рынки сбыта?
Ларчик открывается просто: наряду с экспортом товаров происходит бесплатная
передача антитоваров. При этом не обязательно ввозить антитовар. Достаточно вывозить
товар, а антитовар оставлять на месте (разумеется, бесплатно). Или же товар с большим
антитоваром обменивать на товар такой же стоимости, но с меньшим антитоваром. Именно
для этого цивилизованными странами подавляется рынок антитоваров, причем подавляется
отнюдь не экономическими и отнюдь не цивилизованными методами. Это еще раз
подтверждает, что товаро-продажная экономика отнюдь не является рыночной, невзирая на
общепринятое название.
Интересно отметить, что экологические законы США являются одними из самых жестких.
Но они имеют только местное назначение, и граждане США не несут ответственности за
экологические последствия своих действий, совершенных за пределами национальной
территории! Налицо откровенная ориентация на вывоз антитовара.
В завершение ответим на ключевой вопрос: возможен ли вообще рынок антитоваров? Ведь
если он является естественной необходимостью, а не искусственным построением, то должен
бы возникнуть «сам собой» на основе соглашения между продавцом и покупателем, как это
имело место для рынка товаров.
Нам рисуют следующую идиллическую картину: производитель товара заинтересован в
его продаже, а потребитель - в покупке. Налицо совпадение их желаний - и чем меньше в этот
процесс вмешиваются государство и другие централизованные структуры, тем свободнее и
лучше выполняет свою роль рынок товаров.
Для антитовара все вроде бы наоборот: производитель заинтересован отдать свой товар
задаром или же, в крайнем случае, оставить его на будущее непроданным. А потребителю и
вовсе не нужен антитовар. Их интересы противоположны.
Да, дело обстоит именно так, и в этом отношении рынок антитоваров копирует рынок
товаров. Ведь это только кажется, что интересы продавца и покупателя товара совпадают. На
самом деле они тоже противоположны: покупатель стремится заплатить за товар как можно
меньше, в пределе - взять его задаром, а продавец стремится получить как можно больше за
меньшее количество товаров, в пределе - за ничто. И не позволяют им реализовать предел
своих желаний общественные институты (сейчас это обычно государство), которые
централизованно следят, чтобы никто не брал товар бесплатно и не забирал деньги, не
отдавая товара. Такие действия рассматриваются государством как воровство, грабеж и для
борьбы с ними используются мощные силы физического подавления (полиция, суд) и
нравственного воздействия (воспитание, пропаганда).
Если государство или заменяющий его институт отсутствуют или ослабляют свои
функции, то «полюбовный» договор между потребителем и производителем перестает
действовать, рынок разрушается, начинается воровство и пиратство. Это происходит всегда и
везде при ослаблении власти - без указанного государственного обеспечения невозможен
рынок товаров.
Отсюда мы вправе предположить: рынка антитоваров нет потому, что государство не
создает для этого условий. Государство бизнесменов выражает интересы товарно-продажной
экономики и материализует табу на антитовар, подавляет естественный рынок в соответствии
с известным нам теперь «ноу-хау». Понятно, что если государство будет общенародным, то
оно должно рассматривать как воров и тех, кто бесплатно забирает чужой товар, и тех, кто
бесплатно отдает свой антитовар. Это условие является достаточным, чтобы рынок
антитоваров возник «сам собой», и вместо рынка ТПЭ мы получим полноценный рынок.
Зная «ноу-хау», мы можем теперь более корректно оценить наши проблемы при движении
к рынку. Для этого мы должны, хотя бы кратко, ответить на следующие вопросы:
- Требует ли сегодняшний ход вещей изменений, и если да, то почему?
- Что именно нужно изменить?
- Главное препятствие на пути к нужным изменениям?
- Сроки и механизмы введения нужных изменений?
- Прогнозируемые наиболее вероятные результаты проведенных изменений?
Первое. Необходимость изменения курса диктуется некорректными попытками
скопировать нашу экономику с хозяйственной структуры Запада, которая имеет хорошо
отлаженную систему безрыночного бесплатного сбыта антитоваров.
Такую систему мы не можем создать не только по моральным соображениям, но и ввиду
имеющегося соотношения сил в мире. Вместо бесплатной передачи наших антитоваров
другим мы будем сами бесплатно получать чужие во все возрастающих количествах.
Если возвратиться к аналогиям, то наши реформаторы подобны крепостному, который
возмечтал жить как барин. «Буду делать все как он. Ведь барин живет так хорошо, значит, его
система хозяйствования намного лучше моей». Остается только пустяк: где взять
новоиспеченному барину крепостных? Да и вообще, - дадут ли ему самому вольную?
Реальный, а не утопический выход состоит в том, чтобы податься в вольные казаки и жить
своим трудом - конечно, не так как барин, но и не так, как крепостной.
Второе. Чтобы перейти от утопий к реальному улучшению жизни, надо вместо
мифического рынкотворчества строить реальный рынок товаров и антитоваров. У страны
достаточно сил для самообеспечения, если только мы не будем подпитываться чужими
антитоварами. Переделывать весь мир - не наша задача. Но внутри страны и в отношениях с
другими странами мы должны навести порядок сами, исходя из наиболее жизнеспособного
принципа: на чужое не заримся, но своего грабить не позволим.
Третье. Для создания рынка антитоваров необходима система, не позволяющая бесплатно
отдавать антитовары или оставлять их «непроданными». Главным элементом здесь является
введение единого государственного компенсационного (восстановительного) налога за
использование и расходование природных и людских ресурсов (вместо существующих
налогов, взимаемых за создание общественных благ). Компенсационный налог - главнейшее
условие для обеспечения саморегулирования экономики.
Четвертое. Главным препятствием на пути к естественному рынку являются руководящие
и пропагандистские силы, которые выдают ложный рынок за настоящий. Люди, которые
зовут нас к рынку и утверждают, что они - его знатоки, на самом деле не замечают отсутствия
половины рынка - рынка антитоваров. Это может быть объяснено или их интеллектуальной
слепотой, или же заведомым мошенничеством. И в первом, и во втором случае они не имеют
права руководить страной и поучать других. Поэтому все руководящие посты в стране, все
средства массовой пропаганды необходимо освободить от таких людей полностью и
немедленно.
Плюрализм пассажиров со слепым водителем или водителем-угонщиком неприемлем.
Пятое. При оценке сроков и механизмов необходимо учитывать исключительную
слабость наших экологических служб в деле защиты окружающей среды и практическое
отсутствие служб для защиты человеческой среды (если не считать служителей культа,
которые делают это через пень колоду). Тем не менее государственный компенсационный
налог в экологической части может быть введен в действие в течение полугода - была бы
только власть народа.
ПОСЛЕСЛОВИЕ.
1. Статья была опубликована в журнале «Русская мысль» № 3-12 за 1993 год. По
сравнению с обнародованным текстом внесено только одно существенное изменение: термин
«Экологический налог», невольно сужающий понятие антитовара и как бы сводящий его
только к экологическим проблемам, заменен более точным: «Компенсационный налог». А
экологический налог автоматически рассматривается как важная часть компенсационного.
2. Как и следовало ожидать, табу, о котором говорилось в статье, продолжает действовать,
молчание вокруг антитовара почти гробовое. Только одинокие лучи пробили кромешную
мглу.
Очень существенна (и, к сожалению, не принятая к публикации ни одной редакцией)
работа Рахимбердиева М. И., который, рассматривая управленческие решения как товар (что
совершенно справедливо для рыночного общества), исследовал характеристики связанного с
ним антитовара. (Рахимбердиев пользуется своими терминами, но это сути не меняет).
Неожиданная, плодотворная и исключительно важная сторона исследования антитовара.
Проф. С. Кара-Мурза в одной из своих работ мимоходом заметил, что из теории
антитовара следует: ключевая формула Маркса, на которой строятся практически все
направления современной политэкономии капитализма - (Т - Д - Т) , не верна. Казалось, на
это уже нельзя не отреагировать. Марксисты должны были выйти из себя - как-никак, таких
крупных камешков в Марксов огород еще не было. Враги Маркса должны были возликовать:
смотрите, мы же говорили, что Маркс ошибается. «Доброжелатели» С. Кара-Мурзы должны
были плясать от восторга: смотрите, читатели, вы считали С. Кара-Мурзу серьезным ученым,
а он вон какую ерунду пытается сопоставить с учением Маркса. Но все как будто дали обет
молчания. Табу действует.
3. В дополнение к имеющейся публикации необходимо еще раз особенно подчеркнуть, что
вредные экологические последствия являются весьма распространенной и довольно легко
обнаруживаемой разновидностью антитоваров, но далеко не все антитовары могут быть
сведены к этой разновидности. Легче всего это показать на примерах.
- Антитоваром является большой ассортимент практически одинаковых по
потребительным свойствам товаров (предел - модница, у которой на этот антитовар уходит
почти вся ее жизнь). Даже де Голль возмущался, что во Франции 300 сортов французского
сыра (напомним, что Буриданов осел умер с голоду, пытаясь сделать выбор всего между двух
одинаковых охапок сена). Фирма рекламирует, что у нее 29 999 моделей обуви. Если
разделить эту обувь на мужскую и женскую, разложить по сезонам и по размерам, то все
равно стопчешь пару обуви, пока подберешь новую. Это, так сказать, доведенные до абсурда
примеры. Но даже нормальный человек в нормальных условиях тратит не один день в год,
чтобы сделать выбор среди товаров ... не имеющих никаких преимуществ друг перед другом.
- У нового товара с такими же потребительскими качествами как у старого антитовар
больше. Изучение или даже просто обнаружение его антитоварных свойств требует времени
и часто невозможно без набора статистики отрицательных последствий (напр., талидомид и
др. терратогены). Напомним, талидомид был разрекламирован как препарат, снимающий
тошноту у беременных женщин. Как оказалось, он является причиной более частого
появления одного из уродств плода (отсутствие конечностей или их дефекты). Но подобные
же уродства встречаются изредка и без талидомида. Чтобы выявить, что талидомид учащает
это бедствие, надо было заподозрить связь между лекарством и уродствами. Затем набирать
статистику, чтобы доказать, что это не случайные совпадения, а закономерность. А пока
уясняли эту новизну, множилось и множилось несчастье детей и матерей. А вслушайтесь в
рекламу: по-прежнему продолжают соблазнять людей новизной препарата. Между тем с
фирм-разработчиков надо бы брать огромный компенсационный налог именно за новизну
товара - ведь исследования по выявлению антитоваров дорого стоят!
- Антитовар превращенных в товар природных ресурсов, даже если бы это превращение
было возможно без вредных экологических последствий - война. Если не превращать
природные ресурсы в товар, а оставить товаром только продукты труда - останутся только
футбольные войны.
- Очень своеобразным антитоваром являются наркотики и другие товары,
«удовлетворяющие» вредные привычки. Чем больше потребляешь, тем больше потребность.
Некоторые из них являются практически чистыми антитоварами, полезность (потребительная
стоимость) их практически нулевая.
- Еще раз коснемся антитовара знания. Во-первых, их использование гражданскими и
военными преступниками и дураками. Во-вторых, навязывание другим такого антитовара как
свое миропонимание. В-третьих, отрицательная надежность значительной части
внесистемного знания и информационный шум. В-четвертых, самый крупный и не
сравнимый ни с какими злодеяниями в мире антитовар создается «свободными» СМИ это разрушение общественной наследственности человека.
Экологическими последствиями деятельности СМИ можно даже пренебречь, но вот её
антитоварная цена сравнима с последствиями атомной войны.
ЧУДО ЦИВИЛИЗОВАННОГО РЫНКА
Напрасный труд - нет, их не вразумишь, Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация - для них фетиш,
Но недоступна им её идея.
Ф. Тютчев, 1867г
Преклонение американцев перед рынком общеизвестно. Возможно, что их психологи
именно поэтому выясняли возможность приобщения к рыночным отношениям
шимпанзе. Сначала шимпанзе приучали к «труду» за вознаграждение. Для этого была
создана машина, которая, если несколько раз покачать тяжелый рычаг, выбрасывала
банан. Голодные шимпанзе начали подражать психологам и вскоре освоили «трудовую
операцию». Параллельно в другом зале шимпанзе приучали к понятию «деньги». Для
этого были установлены автоматы, которые в ответ на вброшенный в щель
специальный жетон выбрасывали банан. Исследователи проделывали этот обмен на
глазах у шимпанзе, и когда обезьянам изредка давали жетоны, они быстро сообразили,
что надо делать.
Затем опыт усложнили. Машина после качания рычага стала выдавать не банан, а жетон.
Шимпанзе сразу уловили суть товарно-денежных отношений, и заработав жетон, тут же
бежали к автомату, чтобы купить банан.
К удивлению исследователей, шимпанзе в освоении рыночных понятий пошли еще
дальше. Вскоре появилась конкуренция - некоторые обезьяны не допускали к рычагу более
слабых. Затем обезьяны выработали понятие «капитал». Наевшись досыта бананов,
некоторые из них еще некоторое время продолжали зарабатывать жетоны. Затем складывали
их в кучу, садились на нее и охраняли. Если кто-то из других обезьян приближался к
охраняемой куче, предупреждением служили рычание хозяина капитала и его оскаленные
клыки.
Конечно, вызывает удивление неосведомленность американских психологов, потративших
время на открытие давно известного. Ведь на окраинах многих индийских городов обитают
мартышки. Ведут они себя подобно нашим бродячим собакам и кошкам: воруют или
выпрашивают что удастся. Иногда среди этого «что удастся» оказываются и монеты.
Насобирав, по ее мнению, достаточную сумму, мартышка идет к продавцу и покупает
лакомство.
Однако так или иначе, результаты экспериментов с шимпанзе были использованы
американским правительством. Рассуждения американцев предельно просты: если к такому
высшему достижению цивилизации как рынок удается быстро приобщить шимпанзе, то
стоит осчастливить этим приобщением и русских. Но, к огорчению янки, русские не так
быстро осваивают мартышкин труд ради долларов. Не получается из них Долларопитек.
Объяснение американцев предельно просты: значит, русские глупее шимпанзе. Но тем не
менее встретившееся затруднение не останавливает настойчивых благодетелей. Но, может
быть, неудачу эксперимента можно объяснить и по-другому? Как ты думаешь, уважаемый
собеседник?1)
1. Интересно, что роль рыночных отношений в низведении людей до уровня обезьян
в какой-то степени предвидел основоположник современной политэкономии Адам
Смит: «Таковы недостатки духа коммерции. Умы людей сужаются и становятся более
неспособными к возвышенным мыслям, образование записывается в разряд чего-то
презренного или как минимум незначительного, а героический дух почти полностью
сходит на нет».
МАРКСИЗМ ВКУСНЫЙ И НЕВКУСНЫЙ
Не держись Устава ако слепой стенки.
Генералиссимус А.В. Суворов
Люди - не боги. Никто из смертных в подлунном мире еще не изрекал абсолютных истин,
но многие искали дорогу к истине и находили ее крупицы. Наследникам приходится отделять
во взглядах предшественников зерна от плевел. Иногда это получается удачно, иногда - не
очень. Особенно «не очень», если за дело берутся бестолковые толкователи. Они подгоняют
свое изложение взглядов классиков под то, что им «вкусно», то есть, соответствует
расхожему мнению и не требует умственного напряжения, а главное приносит прибыль финансовую или политическую. А то, что не нравится или не укладывается в их понимание,
замалчивается или выставляется как нечто случайное в их любимом учении.
Конечно, обожествляющим марксизм ученым не понравится трактовка человеческого
общества как Высшего разума и, в какой-то степени, его обожествление. Хотя среди большой
части наших граждан, самоназвавшихся коммунистами, сейчас модно кричать о том общем,
что есть у марксизма и христианства. Но это именно мода на все придуманное евреями, а не
научный анализ. Это шаг на два тысячелетия в прошлое, а надо бы заглянуть на два
тысячелетия в будущее. И вот люди, объявляющие себя самыми передовыми учеными в
изучении общества, не только отказывают этому обществу в ранге Высшего разума, но с
удивительным упорством отрицают, что общество является живой системой, то есть,
организмом в широком смысле слова.
Весьма поучительно изложение эпигонами взглядов классиков марксизма на общество. В
качестве примера рассмотрим изложенную в БСЭ критику «марксистами» так называемой
«Органической школы в социологии»:
«ОРГАНИЧЕСКАЯ ШКОЛА.... - направление в буржуазной социологии конца 19 - начала
20 вв., отождествляющее общество с организмом и пытавшееся объяснить социальную жизнь
биологическими закономерностями. Сравнение общества с организмом проводилось
многими авторами (Платон, Т. Гоббс, О. Конт, Г. Спенсер).
В отличие от своих предшественников, представители Органической Школы{П.Ф.
Лилиенфельд (Россия), А. Шеффле (Германия), Р. Вормс, А. Эспинас (Франция)}
утверждали, что «общество и есть организм». Они подыскивали все новые аналогии,
доказывая (в различных вариантах) тождество общества и организма. ...в целом концепции
О.Ш. ненаучны. Их порок в том, что конкретно-историческое изучение социальных явлений
заменялось произвольными аналогиями. Вводимые понятия были расплывчатыми,
социальные закономерности подменялись биологическими, целый ряд явлений общественной
жизни (конфликты, классовая борьба и т.д.) совершенно игнорировался или объявлялся
«болезнями общества». ... Ссылка на организмическую природу общества часто служила
апологии капитализма.
Марксисты употребляют термин «социальный организм». Однако в марксизме эти
аналогии не подменяют конкретного изучения специфики и объективных законов обществ.
жизни». (везде подчеркнуто мной - М.Б.)
Итак, приглашаю марксистов вместе разобраться в этой мудрости, изложенной их
коллегой В.Б. Ольшанским. Простим ввиду истечения срока давности вину Платона, который
стоял у истоков буржуазных взглядов. И без этого здесь есть много интересного.
Уже первое обвинение против Органической школы состоит в том, что она пытается
«объяснить социальную жизнь закономерностями науки о жизни» (ведь «биология» в
русском переводе означает именно «наука о жизни»). То есть, по марксизму, объяснять жизнь
с точки зрения науки о ней - это «не научно»? Так выходит по этому толкованию.
Обратимся к обобщениям в БСЭ другого марксиста - И.Е. Амлинского. Он дает
определение: «ОРГАНИЗМ - любое живое существо». Тогда выходит, что если рассмотрение
общества как организма неверно, то общество не попадает под определение «любое живое
существо». Не будем долго спорить, укажем только на очень своеобразное следствие из таких
взглядов: если общество - неживое существо, то, значит, и поступать с ним мы можем как с
неживым существом. Так, что ли? (Для избежания разнотолков относительно терминов
«существо», «организм» раньше мы уже ввели более общее понятие «живая система»,
которое включает в себя эти понятия).
И почему Ольшанский извиняется за употребление в марксизме термина «социальный
организм»? А почему бы толкователю не допустить, что этот термин отражает нечто
существенное в марксизме?
Что значит «конкретно-историческое изучение социальных явлений»? То есть, взят
небольшой отрезок истории, имеющий отношение к становлению западных цивилизаций, а
остальная история человечества объявлена дикостью, так же как и все не западные общества варварами. И на этой основе выводить закономерности всего человеческого общества? Но это
ведь и есть классический случай подгонки целого под часть, типичный западоцентризм.
Почему получаются такие выкрутасы с толкованием марксизма, в общем понятно.
Конечно, во многом здесь «виноваты» и представители Органической школы, так как в те
времена отсутствовало глубокое понимание сущности и природы жизни, а общепринятым
было понятие организма только в суженном смысле. А поэтому защитники «органических»
взглядов в основном пользовались поверхностными аналогиями, выставляя физическое
сходство между органами и физиологией животных организмов и «общественного
организма», а не сравнивая глубинные информационно-причинные свойства столь разных
живых систем.
Конечно, «виноваты» и классики марксизма, которые, будучи частью «цивилизованного»
западного общества, далеко не всегда были в состоянии выпрыгнуть за рамки
западоцентризма. И поэтому «конкретно-исторический подход» зачастую использовался не
как необходимое завершение системного подхода, а как его подмена. Тем большая заслуга
классиков, что они использовали понятие «социальный организм», как бы ни извинялись за
этот грех их последователи.
Можно понять и толкователя: ведь при рассмотрении общества как живого организма
многое предстает в совершенно ином свете. А ведь это с точки зрения канонизированного
марксизма - ересь, которая грозит отлучением от марксизма и от околонаучной кормушки.
Все станет понятнее, если термины «организм», «существо» заменим термином «живая
система». Так давайте с помощью научного любопытства все-таки преодолеем страхи перед
всякими «измами» и взглянем по-новому на самые ключевые понятия марксизма:
общественно-экономические формации, прогресс, революция, коммунизм, сравнивая
общество как живую систему с другой живой системой - организмами-особями.
Главное свойство живых систем, благодаря которому они и живы - это не просто
постоянное изменение, а целенаправленные изменения в сторону лучшего противостояния
обтекающему их Причинному Хаосу. Отсюда, с одной стороны, постоянное вынужденное
усложнение живых систем, с другой стороны - совершенствование отдельных функций за
счет отбрасывания лишнего, совершенствование упрощением. Например, потеря глаз у
животных, оказавшихся обитателями темных пещер, или хвоста у человека. Особенно
существенно упрощение многих паразитов. Здесь мы наблюдаем как бы попятное движение,
но вызвано оно оптимизацией по отношению к изменившейся среде. Некоторый возврат к
старому мы наблюдаем при возвращении сухопутных животных в водную среду - например,
образование плавников у ихтиозавров и китообразных. Но это отнюдь не развитие по
спирали, это изгибы, обусловленные изменением среды, и за миллиарды лет развития живых
систем не наблюдалось их отступления от поступательного приспособления к окружающей
среде.
А вот марксисты любят повторять, что общество развивается по спирали, с восхождением
от низших формаций к высшим: первобытнообщинный строй (первобытный коммунизм),
рабовладение, феодализм, капитализм, прогнозируемый научный коммунизм. А что после
коммунизма? «Научное рабовладение»? Или на коммунизме «спираль» заканчивается?
Если заканчивается, тогда это не виток спирали, а просто петля, отклонение с прямой
дороги от первобытного коммунизма к научному коммунизму. И тогда по-русски коммунизм
следует называть просто здоровым обществом, развивающимся по всем законам развития
живых систем. А петля на эксплуататорские формации - это болезнь, сбившая человечество с
прямой дороги от предков к потомкам. Имя этой болезни - злокачественное новообразование
на общественном организме, как это показано в данной книге в статье «Мегатонный фугас».
Таким образом, общественно-экономические формации не выдуманы Марксом, но они
являются формациями прогрессирующей болезни, а не нормального здорового общества.
Представляю, как иронически ухмыльнутся стопроцентные марксисты: если
эксплуататорские формации - это болезнь, то как же ты объяснишь такой небывалый
прогресс техники при капитализме? Ведь правда же написана в «Манифесте
Коммунистической партии»: «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства
создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все
предшествовавшие поколения, вместе взятые». Да, это будет правда, если только сказать
более осторожно: не «буржуазия за сто лет своего господства создала», а «за сто лет
господства буржуазии созданы». Такая осторожность необходима, потому что вывод должен
следовать из посылки, а не впереди ее. А тут мы имеем классические грабли, на которые
наступают все слишком торопящиеся философы: «одновременно - значит вследствие». Так
вот, если отбросить грабли, то все остальное легко объяснимо с помощью самого же
марксизма! Ведь не кто иной, как Ф. Энгельс установил закон, по которому приращение
знания пропорционально количеству имеющегося знания. Поскольку весь технический
прогресс основан на знаниях, то технические достижения должны возрастать по экспоненте.
Да, технический прогресс при капитализме внушителен, но именно при капитализме весьма
явно его отставание от экспоненты, которая должна бы иметь место для здорового общества.
Более того, тот же Энгельс указывал, что современное ему общество вынуждено или
отказаться от капиталистических отношений, или оно погибнет. Ничего себе прогресс,
который ставит общество на грань смерти!2)
2. Как-то в разговоре на эту тему я высказал соображение, что в упомянутом
утверждении «Манифеста» все-таки отражена наблюдаемая реальность. Ведь, скажем,
китайцы изобрели порох за тысячи лет до зачатия капитализма. А вот такое его
грандиозное применение как огнестрельное оружие смог сделать только
нарождающийся Западный капитализм. Но оказалось, что я был просто не в курсе. Т.А.
Айзатулин (автор книги «Теория России») объяснил, как обстояло дело. Изобрел какойто китайский мудрец огнестрельное применение пороха и приходит к императору в
надежде получить огромное вознаграждение за свое выдающееся изобретение.
Император выслушал его, все внимательно расспросил и сказал: «Надо же, какая умная
голова - такое придумать. Отрубите её и повесьте на кол, чтобы все её видели».
Проходила сотня-другая лет, история забывалась, и новый предприимчивый
изобретатель бежал к новому императору со своим эпохальным открытием. И всё
заканчивалось тем же результатом. И так несколько раз.
Какими же соображениями руководствовались древние, и, следовательно, дико
отсталые с точки зрения европейского капитализма китайские императоры? Это нам
сейчас нетрудно понять, имея перед глазами плоды успешной капиталистической гонки
по созданию атомного оружия. Прогресс в вооружениях, действительно, выдающийся.
Но не от ума. И в конечном итоге он совсем не означает прогресс человечества, а,
наоборот, его деградацию.
Строительство древних ирригационных сооружений, пирамид, храмов, в том числе и
православных, было возможным отнюдь не благодаря капиталистической организации. И
если учесть имевшиеся тогда у строителей знания, то скорее надо восхищаться
грандиозностью созданного докапиталистическими цивилизациями. Индейские цивилизации,
не знавшие капитализма, по развитию сельского хозяйства не уступали старому свету. Повидимому, весьма основательными были их успехи и в астрономии, хотя информация об этом
уничтожена европейской цивилизацией.3)
3. С.Г. Кара-Мурза приводит такой пример: «...была в Южной Америке
процветающая (насколько возможно) индейская община. Люди охотно и весело сообща
работали, строили дороги, школу, жилища друг другу. Приехали протестантские
миссионеры и восхитились. Только, говорят, одно неправильно: нельзя работать
бесплатно, каждый труд должен быть оплачен. И убедили! Теперь кассик (староста)
получил «бюджет» и, сзывая людей на общие работы, платил им. И люди перестали
участвовать в таких работах, всем казалось, что кассик недоплачивает. Социологи,
наблюдавшие за этим случаем, были поражены, как быстро все пришло в запустение и
как быстро спились жители этих деревенек» (Опять вопросы вождям, «Орияны», 1998,
стр. 94).
От себя добавим вопрос: какой процент (или доля процента!) работоспособных работает
при капитализме на пользу общества что называется, от души, с полной отдачей сил и
способностей? И какой процент работает ради добывания средств к существованию, какой
вообще полностью лишен возможности созидательно трудится? По-видимому, не надо
называть цифр: каждый, кто вдумается, представит их порядок. На ускорение технического
прогресса или на его торможение работают такие проценты? Если требуются этому
умозаключению практические доказательства, то вспомним темпы научно-хозяйственного
развития СССР и сравним с темпами развития капиталистических стран за тот же период
(ссылки на «сталинские методы» не могут быть приняты в расчет: ведь в заслугу капитализму
Маркс ставит небывало высокие темпы технического прогресса. И только потом начинает
разбирать капиталистические методы и оправдывает их «объективной необходимостью на
определенном историческом этапе». А насчет объективной необходимости у сталинских
методов гораздо более сильная позиция, чем у капиталистических).
Напомним марксистам, что технический прогресс и прогресс общества - далеко не одно и
то же. Ваш прогресс меряется количеством производимых и потребляемых киловатт, которое
в принципе может стремиться к бесконечности, а совершенствование общества жизнеспособностью, которая есть вероятность, величина безразмерная и всегда меньше
единицы. Ваш подход напоминает измерение температуры воды в океане количеством этой
воды.
Само слово «прогресс» (лат. - движение вперед, успех) не только чужое, но и не очень
удачное. Критерии того, где «перед», в каком деле «успех» в нем отсутствуют.
Неудивительно, что в свое время пользующиеся этим понятием Хрущев и хрущевоподобные
чиновники проводили политику «чем больше, тем лучше». Гораздо более точным является
русское понятие совершенствование:
Совершенствование общества - движение по пути увеличения его жизнеспособности,
то есть, вероятности оставить жизнеспособное потомство.
Я не встречал ученых, которые бы утверждали, что для капитализированного общества
вероятность выжить больше, чем была на предыдущих этапах человеческой истории. Причем
существенная часть снижения для человечества вероятности выжить обусловлена
техническим «прогрессом» в капиталистических условиях.
Любопытно, что «марксистские» взгляды на прогресс доведены демократами до высшего
пилотажа. Так, на беспокойный вопрос сограждан о вымирании российских народов
российские же правители дали уверенный ответ: «Все хорошо и правильно, это общее
направление прогресса, во всех цивилизованных странах сокращается рождаемость и
численность населения уменьшается или поддерживается за счет миграции. Значит, мы идем
правильным путем к цивилизованному обществу». Почему снижение численности народа по
сравнению с предельно возможной в данных условиях ведет к снижению жизнеспособности,
показано в «Мегатонном фугасе». Значит, цивилизованные на западный манер страны совсем
не являются образцом прогресса, а как раз наоборот.
Капитализм никогда, даже в своем начале, не был прогрессивным строем. Маркс как
ученый дал в главном правильную оценку капитализма, а как гражданин цивилизованного
западного общества не смог вынести ему беспощадный окончательный приговор, оставив
лазейку «прогрессивный на определенном этапе». Без такой лазейки приговор равнозначен
утверждению, что Западная цивилизация сошла с ума!
Итак, дело не в коммунизме, а в здоровом жизнеспособном обществе.4)
4. Показательны возражения, высказанные одним коммунистом в споре на эту тему:
«А если окажется, что самым здоровым и жизнеспособным обществом является
фашизм, то я что, должен отказаться от коммунизма в пользу фашизма?». Как видим,
фетишем для таких идейных людей является само слово, а стоящая за ним суть - дело
второстепенное. Любопытно, что в китайском языке используются не «измы», а
названия понятий на собственном языке. В том числе, и для коммунизма. Может, в этой
части следует подучиться «китайской грамоте»?
Революционерам, имеющим горячее сердце, я бы посоветовал сохранять холодную голову
и рассматривать общество как живую систему. Конечно же, революция - это не болезнь
общества, как утверждал сторонник органического подхода Г. Спенсер. Она - один из
методов лечения болезней. Если общество - живая система, то самые очевидные и опасные
его болезни - эксплуататорские формации. И когда не помогают ни нашептывания, ни
примочки, ни пилюли, ни уколы, тогда часто единственным спасением остается
хирургическая операция. Для общественного организма она называется революцией.
Трудно назвать операцию, которую можно сделать так, чтобы не резать по живому. Мало
того, часто приходится вырезать с запасом, вместе с какой-то частью здоровых тканей.
Нередко после операции остается уродство. А уж шрам - наверняка. Никто не любит
операцию и соглашается на нее человек только в крайнем случае, оценивая риск погибнуть
без операции и риск погибнуть от операции. Революцию, как и операцию, нельзя любить. Но
готовность пойти на нее - это нередко единственный путь спасти жизнь.5)
5. Самый душераздирающий пример операции я услышал во время работ на целине в
Булаевсом районе Северо-Казахстанской области. По каким-то срочным делам в пургу
и мороз шофер отправился один в дальний рейс по свободной от дорог целине. Нашли
его только через много дней. У замерзшего трупа рука была намертво придавлена к
земле колесом соскочившей с домкрата машины. Мясо и жилы на руке около
придавленной кисти шофер обгрыз начисто, но перегрызть кость так и не смог. Пусть
хоть эти строчки останутся памятью о тебе, наш мужественный неизвестный
соплеменник. И пусть твой трагичный урок усвоят все революционеры и все враги
революции. Революция как улучшение делается праздными любителями - это нечто
вроде операции по изменению профиля носа. Но бывают революции, которые встают
как железная необходимость, диктуемая выбором между жизнью и смертью.
Показательно, что склонность к революционным действиям свойственна и
некоторым высшим жизнелюбивым животным. Попавшие в капкан волк или рысь
нередко перегрызают себе лапу ради спасения. Но вот обратный пример. В Африке
ловят мартышек следующим способом. В колоде выдалбливают дупло в форме сосуда с
узким горлом и кладут в него орешки. Мартышка просовывает руку, берет орешки. В
этот момент из засады выскакивает охотник. Но наполненная орешками рука мартышки
не пролезает в горловину. А разжать ладонь и бросить орешки то ли жадность не
позволяет, то ли отсутствие сообразительности. В общем, неспособны мартышки, в
отличие от волков, на революционные решения и поэтому так легко попадают на
обеденный стол местных охотников. Отношение к революции, аналогичные отношению
к ней мартышек, мы наблюдаем и у части людей и партий, например, у КПРФ.
Сама революция не является «прогрессом», как это утверждают кабинетные ученые во
главе с самим Марксом. В ней приходится отказываться от многого ценного и необходимого
- лишь бы спасти то, что еще можно спасти. Но удавшаяся революция избавляет общество от
болезни, и тогда выздоровевший общественный организм с новыми силами двинется по пути
совершенствования.
Страшна не сама революция - страшно её поражение. Жизнь трудно предсказуемая. Но
«свободолюбивые» рыночники упорно толкают российское общество на грань именно такой
революции. Поэтому созидатели должны готовиться к революции - не из любви к ней, а ради
ее победы. Подчеркнем еще раз: страшна не сама революция, страшно её поражение! И еще:
не хочешь революции - готовься к ней!
И весьма интересный практический вывод, чрезвычайно невкусный для марксистов:
революцию, уж коль она неизбежна, надо делать не просто в белых перчатках, а в
стерильных, иначе осложнения неизбежны, и они сведут на нет всю пользу от операции.
Эти взгляды невкусны не только для марксистов, но и для демократов. Если для
марксистов отрицание организменной природы общества - заблуждение (причем
заблуждение назад от Маркса, а не вперед), то для демократов это единственная точка зрения,
не отрицающая их подлую свободу.
Все обоснования демократов, что «советская система - это плохая система» фактически
исходят из более общей предпосылки: «живая система - это плохая система». Как ни
удивительно, в данном случае демократы имеют «союзников». Живые системы получили
название «плохих» даже у математиков - неудобно они для них построены. В.В. Налимов
(«Теория эксперимента», Наука, М., 1971) назвал свою первую главу «Изучение плохо
организованных систем - задача математической статистики и кибернетики». «Плохо
организованными системами», «системами с плохой структурой» называют большие, сложно
организованные системы, поскольку здесь надо учитывать действие очень многих
разнородных факторов, причем протекающие в них элементарные процессы зачастую
неизвестны. Для тех, кто обожествил упрощенную проекцию действительности, известную
под именем декартовского детерминизма, оправдано название «плохие». Естественно, что в
разряд самых «плохих» в первую очередь попадают живые системы.
Но математики пытаются изучать «плохие» системы, а вот демократы видят в этом
обоснование необходимости уничтожения живых систем. Говорят, что язык выдает мысли
глупца. Стоит только вспомнить самое любимое обвинение демократов против сталинизма,
как сразу читаются их сокровенные мысли: «Есть живая Россия - есть проблемы. Нет живой
России - нет проблем». Чем более высокоорганизована живая система, тем хуже с их точки
зрения (вспомним их мудрость: «динозавры должны вымереть»). Червяк, по их понятиям,
более совершенное существо, чем динозавр и тем более чем человек, он более приспособлен:
ведь у него не может быть ни сотрясения мозга (ввиду отсутствия такового), ни перелома
костей (тоже ввиду отсутствия таковых), да и существуют черви уже гораздо дольше, чем
человечество.
Вспомним как американцы возмущаются трудно предсказуемыми обществами и бомбят
их. Эту идеологию вырабатывают в их штабах ходячие мертвецы, стремящиеся уничтожить
действительную жизнь как непонятное и недоступное им явление. Типичный «Я-центризм»,
потребительски меряющий все по образцу своего «Я». Непредсказуемость - неотъемлемое
свойство живых систем. Даже любящие супруги не могут до конца предсказать поведение
друг друга, даже мать не может предсказать поведение своего дитяти. Чего же требовать от
не являющихся родней соседей? Да просто сближать свои понятия разумности, а не
уничтожать «непредсказуемых».
Но сближение понятий, а, тем более, отказ от своего понятия в пользу общего, не по вкусу
«Я-центристам». О вкусах, как говорит пословица, не спорят. А если спорят, то до
бесконечности - но никакая истина в таком споре родиться не может. А поэтому скажем
кратко: то понимание общества ближе к истине, которое рассматривает общество как живую
систему. Причем Высшую живую систему, на много порядков более сильную и разумную,
чем любая особь с ее требованиями «свободы от общества». К сожалению, в непонимании
общества как живой системы марксисты почти неотличимы от демократов.
ОСТОРОЖНО: МЕГАТОННЫЙ ФУГАС!
...корабль держится на воде, но плавает
кверху килем. Его нужно перевернуть.
М. Антонов
Сегодня путешествие в информационном пространстве напоминает прогулку по
минному полю. В этом смысле С. Кара-Мурзу можно назвать искуснейшим сапером: нет
числа информационным минам и интеллектуальным фугасам, которые он извлек. Но...
будь он хоть трижды Кара-Мурзой, одному ему не расчистить это поле, которое
минировалось столетиями. Каждый из нас должен в меру своих сил помогать
первопроходцам.
Идеологические мины лежат так плотно, что, извлекая одну, того и гляди, наступишь на
спусковой механизм другой, еще более мощной. Особенно, если она лежит на хорошо
утоптанной предыдущими саперами тропе. Так и произошло с мифом о естественном отборе
при капитализме.
С. Кара-Мурза пишет: «Идеологическая подкладка под отрицанием равенства - социалдарвинизм. Это учение, переносящее биологический принцип борьбы за существование и
естественного отбора в человеческое общество. Это придает угнетению (и в социальной, и в
национальной сфере) видимость естественного закона». (Сов. цивилизация. От великой
победы... стр. 244).
Эти взгляды не просто очень распространены среди оппозиции капитализму, они
составляют одну из основ ее идейной платформы. Например:«Перестройка русской жизни по
закону естественного отбора обусловливает увеличение страданий, ломку судеб миллионов
людей» (А. Чубыкин, Сов. Россия, 9 января 2002 г.).
Суть мифа в изложении поборников свободного рынка общеизвестна: в
капиталистической конкуренции побеждают сильнейшие и умнейшие, слабые погибают.
Победители будут давать от поколения к поколению все более здоровых, все более умных,
все более деятельных, все более приспособленных потомков. Капитализм - это здоровье
нации в будущем - утверждает миф. А вот если допустить социализм, отвергающий борьбу за
существование, то из-за его человеколюбия, из-за его заботы о слабых и немощных будущие
поколения будут состоять из тупиц, неумех, лентяев, пьяниц, из безынициативных и
больных. В конце концов такое общество погибнет. Поэтому, утверждает миф, социализм
никак нельзя допустить. Поэтому нужна капиталистическая конкуренция и свободный рынок.
Человеколюбивые философы пытаются защититься от этого фугаса разговорами о пользе
добродетели, призывами к совести, состраданию, сопереживанию, всеобщей любви к
ближнему. Но конкурирующих крокодилов такой пух не пугает. Они и сами иногда не прочь
прикрыть свое рыло нежным спонсорско-меценатским пушком и пустить слезу о бедных.
Но хуже крокодиловых слез квазинаучные умствования некоторых интеллигентопатриотов о якобы неизбежности свободного рынка. «Да, я всей душой сострадаю бедным, говорят они, - но здоровье народа важнее. И если я проиграл в этом конкурентном рынке,
если мои дети оказываются неприспособленными к нему - то мы должны погибнуть в
интересах народа. Как и все неприспособленные. Такова высшая справедливость.
Естественный отбор - иного не дано».
И невдомек этим контуженным интеллектуальным фугасом чудикам, что при капитализме
отбор искусственный, а вот естественный отбор возможен только при социализме!
Ведь если протереть глаза, то сразу видно, что сверхглавенствующим
(«супердоминирующим») критерием отбора при капитализме является количество денег. А
деньги - совсем не естественная, а на 100% искусственная, то есть, созданная людьми вещь.
«Но, - возразят интеллигенты, - деньги - всеобщий эквивалент, и, значит, их количество
есть обобщенное отражение естественных человеческих качеств». Оставим пока в стороне
вопрос о том, что «всеобщий эквивалент» есть одна из ипостасей философского камня.
Рассмотрим только одну частность: что значит «обобщенное»? Если кто-нибудь смешает
машинное масло с пищевым и угостит вас блюдом, приготовленным на этом обобщенном
масле - что вы скажете?
А деньги деньгам еще большая рознь. Есть деньги трудовые и есть деньги злодейские
(деньги мошеннические, игровые, доходы от собственности - просто разновидности
злодейских денег). Но даже трудовые деньги лишь в небольшой степени отражают ум
человека (только в пределах, необходимых для данной трудовой операции) и здоровье (тоже
в указанных пределах). И вдобавок все это в пределах объективности и точности оценки
труда.
Что же сказать о злодейских деньгах, какие качества они отражают? Сводное название
этих подлых качеств - бесчеловечность. И когда во «всеобщем эквиваленте» смешивают
деньги трудовые и деньги злодейские, то от трудовых там даже запаха не слышно.
Так что отбор при капитализме по количеству денег - не просто искусственный
отбор, а искусственный отбор по бесчеловечным качествам. Наоборот, при социализме,
когда нет безраздельного господства капитала, только и возможен естественный отбор,
соревнование лучших природных качеств людей в примерно равных условиях.6)
6. Приходится слышать возражение, что социализм тоже создает для людей
искусственные условия, и, значит, при социализме отбор тоже искусственный. Но
смысл в том, что при капитализме люди искусственно поставлены настолько в неравные
условия, что роль природных качеств в их жизнеспособности ничтожна. Искусственные
же условия, создаваемые социализмом, ставят всех людей в примерно равные условия.
А поэтому жизнеспособность определяется в первую очередь природными данными.
Для наглядности рассмотрим соревнование автомобилей разных марок, имеющее
целью выявить лучшие из них. Если все автомобили будут направлены по
асфальтированному шоссе или все будут направлены по каменистой свалке, до финиша
дойдут лучшие. А если одни будут направлены по шоссе, а другие - по камням, то
качества автомобилей здесь скажутся только в ничтожной степени. Дойдут ехавшие по
шоссе, но это отнюдь не значит, что они лучше тех, что ехали по камням.
Да, социализм создает искусственные условия («шоссе»). Вдумайся: эти
искусственные условия для всех примерно равные. Так о каком же отборе при равенстве
может быть речь? Искусственные условия при социализме есть, а вот искусственного
отбора нет! А полностью устранить естественный отбор невозможно. Вот он и
главенствует при отсутствии искусственного.
Но это краткое разъяснение не всех убедит. Англосаксов совсем не убедит. Ведь сознание
их цивилизации по данному вопросу выражено в английской пословице: «Если ты такой
умный, то почему ты такой бедный?».
Конечно, не все англоязычные разделяют мнение своей цивилизации. Как и не все русские
разделяют мнение Российской (Советской) цивилизации: «От трудов праведных не наживешь
палат каменных». Но исключения на то и есть исключения, а по большому счету спор идет на
уровне цивилизаций. Его было бы легко решить, если бы это было простое противостояние
«стенка на стенку». К сожалению, борьба идет в хитром многомерном лабиринте. Поэтому
придется последовательно расставлять вехи, предупреждающие о ложных ходах, и вехи,
указывающие направление к выходу.
ПЕРВАЯ ВЕХА нами уже поставлена. Она гласит: ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ОТБОР
ПРОИСХОДИТ ПО КОЛИЧЕСТВУ ДЕНЕГ. ДЕНЬГИ - ВЕЩЬ ИСКУССТВЕННАЯ, А
ПОЭТОМУ ОТБОР ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ИСКУССТВЕННЫЙ, А НЕ ЕСТЕСТВЕННЫЙ.
А вторая веха - ложная, дезориентирующая, стоит сразу после входа в лабиринт.
Поставлена она там еще классиками социалистического учения, когда они, увидев саблезубое
мальтузианство, в испуге завопили: «При социализме нет естественного отбора!». С тех пор
эта надпись на вехе заботливо и постоянно обновляется эпигонами классиков. И с тех же пор
враги социализма радостно согласились с этим лозунгом и взяли его себе на вооружение.
В чем тут причина? Мы живем в мире, который бесконечно разнообразен и который
проводит над нами естественный отбор несметным числом своих факторов. Влияние одних
факторов малозаметно, другие же занимают господствующее положение в естественном
отборе. И если общество убирает при социализме некоторые особо неблагоприятные
факторы (напр., голод и недоедание, ограничение доступа к знаниям, обстановка постоянного
страха и т.д.), то ведущее положение занимают те факторы, которые раньше играли
несколько меньшую роль. А несметное число еще менее заметных факторов практически не
претерпевает никакого изменения. Поэтому человечество может и должно избавляться от
самых смертоносных факторов, но оно не может и никогда не сможет избавиться от
естественного отбора целиком. Ведь большинство из несметного числа факторов
естественного отбора нам неподвластны, а многие пока вообще неизвестны.7)
7. Для наглядности приведу один не очень известный модельный пример.
Предположим, что людям удалось избавиться от старости, от всех болезней, от всех
техногенных вредностей и опасностей, от войн и взаимной вражды. И все равно
люди в этих условиях не могли бы жить вечно, а в среднем около миллиона лет.
Именно в течение миллионолетия вероятность быть убитым молнией приближалась
бы к единице. В этом случае естественному отбору пришлось бы трудиться над
электрическими параметрами нашего тела. (Между прочим, у многих людей
накануне грозы появляется плохое самочувствие. Уж не проработка ли это
естественного отбора? Ведь при плохом самочувствии хочется лечь, а лежачего
молния поражает гораздо реже, чем того, кто стоит или бежит).
Дадим определения некоторых используемых здесь понятий.
Искусственное - все созданное человеком.
Естественное (в суженном смысле) - все существующее без воздействия человека.
(Проблемы - созданное инопланетянами, буде таковые есть; созданное богом, если он
вмешивается в наш мир и т.п. И даже хатки бобров или башни термитов. Поэтому
рассматриваемые понятия пока относим только к деятельности человека)
Естественное (в широком смысле), сущее - все существующее.
Таким образом, понятия «естественное» (в суженном смысле) и «сущее» (естественное в
широком смысле) не совпадают, их подменять нельзя. В данной статье используется понятие
«естественное» только в суженном смысле.
Итак, надпись на второй вехе надо исправить так:
ЕСТЕСТВЕННЫЙ
ОТБОР
ПРИ
СОЦИАЛИЗМЕ
ОТРИЦАЮТ
КЛАССИКИ
СОЦИАЛИЗМА, А ТАКЖЕ ЕГО ВРАГИ. НО САМ СОЦИАЛИЗМ ЕСТЕСТВЕННОГО
ОТБОРА НЕ ОТРИЦАЕТ.
Третью веху в лабиринте следует поставить там, где произошло побоище по поводу
наличия или отсутствия внутривидовой борьбы. Хотя мемориал этому побоищу должен
иметь форму выеденного яйца, тем не менее без вехи в этом месте многие сбиваются с
пути.8)
8. В разгар побоища я, тогда еще школьник, удивлялся, как может Т.Д. Лысенко,
сделавший много полезного и написавший много умного, не видеть очевидного.
Скажем, растет на поле конопля (тогда ее выращивали ради волокна, а не ради
наркотиков). В середине поля конопля выросла в один метр, а вот по кромке, на границе
с другими культурами, вымахала в два метра, Вот и живой ответ на вопрос об
отсутствии внутривидовой борьбы! К сожалению, так думали не только некоторые
школьники, но и большинство академиков.
А ларчик открывается просто: сыр-бор разгорелся из-за словесной путаницы (или кто-то
использовал эту путаницу для поджога сыр-бора). Дело в том, что есть борьба и есть борьба.
Не только истина всегда конкретна, но и слово всегда конкретно. Если из песни выкинуть
слово, пропадет не только песня, но и слово потеряет свой конкретный смысл, станет тенью,
привидением. Вот два предложения: «В забеге на три километра развернулась ожесточенная
борьба» и «Доведенный до крайности народ взялся за оружие и поднялся на борьбу». Даже
ожесточенная «борьба» в первом предложении никак не сопоставима с просто «борьбой» во
втором предложении.
Итак, стороны в этом побоище воевали с привидением, а не с заранее определенным
однозначным понятием «внутривидовой борьбы». Чтобы как-то уяснить реальное
содержание этого понятия, рассмотрим модельную сказку-подсказку.
Жили-были две деревни: Братчина и Западня. Обе деревни окружены лесами, и жизненные
ресурсы жителей составляло то, что они находили в лесу: грибы, ягоды, орехи.
Что происходило в Братчине? Кто раньше вставал, тот собирал самые доступные и
крупные грибы. Кто большие расстояния одолевал, тот и приносил больше еды. Кто смотрел
зорче, был наблюдательным и догадливым - меньше грибов оставлял своим односельчанам.
Конечно, все жители рассказывали друг другу о расположении грибных мест, о лучшем
времени сбора и т.п. Но были среди жителей Братчины и те, кто любил подольше поспать, и
те, кто ленился много ходить, а также такие, кому были неинтересны тайны леса. Им
доставались больше вытоптанные места, а не грибы, они оказывались хуже обеспеченными
жизненными ресурсами. Можно ли такое положение дел назвать внутривидовой борьбой
жителей Братчины за жизненные ресурсы? При очень большом желании, конечно, можно.
А теперь посмотрим на дела в Западне. Местонахождение грибных полян каждый хранил
как коммерческую тайну. Увидев грибника с полной корзиной, отнимал её. Если отнимать в
открытую было опасно, старались чем-то напугать соседа или отвлечь его внимание и втихую
умыкнуть его добычу. В крайнем случае, выменивали чужую добычу за блестящую
пустяковину. Так что и в Западне тоже шла внутривидовая борьба за жизненные ресурсы.
Но вот в чем вопрос: есть ли разница во внутривидовой борьбе в деревне Братчина и в
деревне Западня? Синонимом какой борьбы является слово «соревнование» и синонимом
какой - «конкуренция»?
И главный вопрос: какой из этих типов борьбы - по Братчине или по Западне имеет место
в природе? Напомним необходимые понятия:
Победа - достижение цели.
Победитель - достигший цели.
Борьба - действия по выявлению победителя.
Соревнование - борьба путем собственного совершенствования.
Конкуренция - борьба путем ослабления соперника. 9)
9. Но как быть: «Этот товар более конкурентоспособен»? Да мало ли у нас
неологизмов-ловушек! Вот и не говорим, как принято по-русски: «Этот товар лучше».
(И ведь язык, в итоге, говорит правильно - не всегда более конкурентоспособный товар
лучше. Спрос на товар может быть увеличен обманным путем, например, с помощью
рекламы. А это не соревнование, это - конкуренция)
Война - предельное воплощение конкуренции.
Итак, напишем на ТРЕТЬЕЙ ВЕХЕ:
ВНУТРИВИДОВАЯ БОРЬБА - ЭТО СОРЕВНОВАНИЕ ЗА ЛУЧШЕЕ ОСВОЕНИЕ
ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ.
КОНКУРЕНЦИЯ СВОБОДНОГО РЫНКА - ЭТО ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ,
КОТОРАЯ НИЧЕГО ОБЩЕГО С ВНУТРИВИДОВОЙ БОРЬБОЙ В ПРИРОДЕ НЕ ИМЕЕТ.
Четвертую веху следует поставить на развилке, где расходятся естественный и
искусственный отбор.
В естественном отборе главенствуют те факторы, которые действительно являются
существенными в отношениях вида с окружающим миром. Поэтому действие естественного
отбора подобно божественному промыслу: он учитывает все факторы окружающего мира,
причем с заслуженным каждым из них весом, и создает свои творения с расчетом на
необозримую жизнь в будущем.
В искусственном же отборе главенствует созданный человеком фактор (иногда - несколько
рукотворных факторов). Поэтому, в отличие от всестороннего и гармоничного естественного
отбора искусственный отбор однобокий, узконаправленный. Он намертво привязан к особым
частным условиям, созданным человеком, и уже поэтому его творения не могут быть
долговечнее этих преходящих условий.10)
10. Не может жить в естественных условиях японский декоративный петух с
пятиметровым хвостом. Выпущенная на волю высокоудойная корова погибнет уже
после первого отела, так как теленок не сможет высосать ее молоко. Кукуруза, свекла,
картошка, капуста и т.д. не могут образовать самоподдерживающиеся одичавшие
заросли.
Продукты искусственного отбора - калеки, которые не могут существовать без
специальных костылей. Природа приемлет эти творения обратно только в том случае, если ей
удается убрать из вида привнесенные человеком уродства.
Каков же ожидаемый исход экспериментов бизнесменов-евгеников по искусственному
выведению вида Долларопитек? Судя по всем примерам искусственных видов, очень
неблагоприятен. В лучшем случае это колоссальная потеря человеком темпа эволюции, а
скорее всего - полная выбраковка естественным отбором человека как вида.
Поэтому напишем на ЧЕТВЕРТОЙ ВЕХЕ:
В
ЕСТЕСТВЕННЫЙ
ОТБОР
ПОЙДЕШЬ
УВИДИШЬ
ПЕРСПЕКТИВУ
НЕОБОЗРИМОГО БУДУЩЕГО. В ИСКУССТВЕННЫЙ ОТБОР ПОЙДЕШЬ - ТАМ И
ЗАСТРЯНЕШЬ.
Пятая веха должна стоять у бездны внутривидового паразитизма. Знающие люди возразят:
в природе внутривидового паразитизма нет. Да, в нецивилизованной природе такой бездны
нет, но в цивилизованном обществе она усиленно копается человеком. Под маской
внутривидовой борьбы защитники капитализма протаскивают паразитизм человека на
человеке, а приспособленными называют тех, кто приспособился высасывать ресурсы из
своих собратьев. И при этом без зазрения совести ссылаются на естественный отбор!
Но что же есть в природе? Присасывается ли растение к корням соседей своего вида,
чтобы из них тянуть себе соки? Очевиден факт, нет. Такие паразитические отношения иногда
встречаются, но только между растениями разных видов.
Высасывают ли олени тем или иным способом кровь из своих соперников перед тем, как
выйти на турнир за самку? Ведь в этом случае побеждал бы тоже наиболее приспособленный
- лучше умеющий пить кровь из своих сородичей. На самом же деле благородные олени
определяют в турнире, кто из них лучше приспособлен к использованию природных
ресурсов.
Эрудированный интеллигент злорадно воскликнет: «Но ведь в природе известен
каннибализм!». Хотя каннибализм не тождествен рассматриваемому здесь паразитизму, но
раз вопросы возникают, то ответим вкратце. Надеюсь, интеллигент согласится, что
каннибализм - не правило, а исключение. Что из этого вытекает? Скажем, поездка на
автомобиле, как правило, заканчивается благополучным прибытием к месту назначения, но
бывают исключения - катастрофы. Можете ли вы представить себе водителя, который
умышленно выбирает путь так, чтобы попасть в катастрофу, ибо «катастрофы ведь
известны»? Природа также не относится к таким водителям. Никогда естественный отбор не
совершенствовал каннибализм, не создавал его шедевров. Самоедство - не способ
выживания. «Крысиный король» - создание искусственного, а не естественного отбора, и
выведен он для уничтожения крысиного рода, а не для его продолжения.
Сравнение «свободно-рыночной» конкуренции с внутривидовой борьбой является
примитивным подлогом. Соревнование за природные ресурсы называют борьбой, и
паразитизм тоже пытаются называть борьбой. Русские говорят: «Назови хоть горшком,
только в печь не суй». А здесь все делается не по-русски: «паразитизм» называют «борьбой»
и, дескать, если он назван борьбой, то его и надо совать в горнило общественной технологии.
В отличие от капитализма, известные в нецивилизованной природе паразиты всегда
жируют за счет другого вида. Вполне возможно, что попытки внутривидового паразитизма
иногда возникали в природе, но такие виды были обречены на гибель. Нечто подобное
попыткам внутривидового паразитизма в природе изредка наблюдается. А именно злокачественные новообразования. Для лучшего понимания удобно рассматривать,
например, клетки человеческого тела как одноклеточные организмы (это допустимо, хотя и с
некоторой натяжкой). Тогда все множество клеток можно рассматривать как вид, особи
которого образуют своеобразное сообщество (биоценоз), существующее в виде
человеческого тела. Для этих клеток-особей действительны законы внутривидовых
отношений, в том числе, и в освоении жизненных ресурсов.
Но вот в результате мутации возникает какая-то «умная» клетка, «решившая», что она
более приспособлена и поэтому ей полагается жить за счет других. Клетка-бизнесмен
начинает перехватывать ресурсы у других клеток и за счет этого неограниченно
размножаться. Опухоль растет и процветает или, как говорят медики, прогрессирует. Итог
прогресса печален для организма, а, значит, и для возникшей в нем «более приспособленной»
опухоли.
Итак, на ПЯТОЙ ВЕХЕ напишем:
КАПИТАЛИЗМ - ЭТО БЕЗДНА ВНУТРИВИДОВОГО ПАРАЗИТИЗМА.
КАПИТАЛИЗМ КАК ЗЛОКАЧЕСТВЕННОЕ НОВООБРАЗОВАНИЕ НА ОБЩЕСТВЕ
НЕСОВМЕСТИМ С ЖИЗНЬЮ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА.
Шестая веха - барьер ревизионизма. Итак, капитализм, который называют общественной
формацией, который, по словам Маркса, на определенном этапе является прогрессивным
общественным строем, на самом деле если и является формацией, то формацией как этапом
болезни. Диагноз ее - внутривидовой паразитизм, или, по другому, злокачественное
новообразование на видовом уровне. Рак, которым заболело общество и который
прогрессирует.
Представляю, как обидятся на меня товарищи марксисты: дескать, кто ты такой, чтобы
давать общественным явлениям трактовку, отличную от данной Марксом? Отвечу: я человек, пытающийся научно разобраться в сегодняшних явлениях. И в этом смысле я всетаки лучший последователь Маркса, чем вы. Ибо, как известно, Маркс не был марксистом, он
был ученым. А научная критика никак не может повредить ученому - она только очищает
открытые им истины. Вспомним, как Ломоносов говорил о севшем в лужу флогистона Бойле,
что «славного Роберта Бойля мнение ложно». Стал ли от этого Бойль менее славным ученым?
Отменила ли критика Ломоносова открытые Бойлем объективные законы? Отнюдь нет.
Просто зерна лучше отделились от плевел.
Почему же вы считаете Маркса менее славным ученым, чем Роберт Бойль? Почему вы
думаете, что перед научной критикой открытия Маркса совсем несостоятельны? Вы
выдумали «нечистую силу» - ревизионизм и валите в одну кучу и просто шарлатанские
нападки на учение Маркса, и заказную политическую фальсификацию, и действительно
научные проверки выдвинутых им положений. Объявив учение Маркса непогрешимым,
применимым везде, всегда и во всем, во всех деталях и частностях, вы довели многие его
положения до абсурда. И, столкнувшись с абсурдом, созданным, подчеркну, не Марксом, а
вашим эпигонским рвением, вы вдруг поменяли полюса, став из марксистов яковлевистамигайдаристами. Конечно, тьма перебежчиков еще с памперсов больше любила дядю Сэма, чем
дядю Маркса. Но есть и миллионы перебежчиков, которые считали себя знающими учение
Маркса, но только вот не потрудились приобрести хоть какое-то понятие о науке и научных
методах. А те, кто еще и сегодня рьяно защищает Маркса, но не думает о защите науки завтра тоже окажутся в мире гайдаристов.
Итак, напишем на ШЕСТОЙ ВЕХЕ:
ЕСЛИ НАУКА СБРОСИТ С СЕБЯ ГРУЗ ЗАПРЕТА НА НАУЧНУЮ КРИТИКУ, ОНА
ПЕРЕШАГНЕТ ЧЕРЕЗ БАРЬЕР РЕВИЗИОНИЗМА И СМОЖЕТ ИДТИ ДАЛЬШЕ.
Седьмую веху поставим там, где «цивилизованный свободный рынок» предельно
обнаглел, сбросил маскхалат естественного отбора и открыто заявляет о своем намерении
осуществить искусственный отбор. Речь идет о теории «золотого миллиарда». Мол, планета
перенаселена, для «достойной» жизни всех не хватит ресурсов, посему отберем миллиард
лучших, остальных, неприспособленных, надо убрать. О нет, демократы не зовут к
репрессиям и не предлагают поставить к стенке «лишние» 5 миллиардов человек (длина
такой стенки - примерно удесятеренное расстояние от Земли до Луны). Демократы просто
собираются эти «лишние» миллиарды людей цивилизованно и «законно» уморить!!!
Теоретики «золотого миллиарда» и их последыши не только свободно разгуливают по
Земле, но и продолжают пользоваться свободой слова для «цивилизованных» проповедей и
«обоснований» своих взглядов. И даже под руководством «мирового правительства» вершат
многие дела в осуществление глобализма, создают условия для гибели миллионов и
миллионов людей, в том числе, и в России.
Тот факт, что свою пропаганду и свои дела «золотомиллиардные» глобалисты вершат
безнаказанно, говорит о глобальном умопомрачении человечества. Например, российские
матери объединяются и протестуют против посылки своих детей в Чеченский треугольник.
Но в Чечне погибнет самое многое один из ста сыновей. В цивилизованном же мире будут
изжиты каждые 5 из 6 сыновей! А вы, матери, рветесь в эту «цивилизацию», с умилением
гоняетесь за ее модными товарами, со слезами смотрите их телесериалы. Со священным
трепетом, а не с омерзением берете в руки доллары. Где же ваше материнское чувство,
материнский инстинкт, да, наконец, просто стыд? Эх, матери...
Но вернемся от эмоций к холодному теоретическому анализу. Во-первых, действительно
ли Земля перенаселена? Да, по старым, звериным меркам, перенаселена. Еще с тех пор, как
наши предки освоили огонь и изобрели одежду. И двинулись в холодные края, которые люди
не должны были населять. Земля стала еще более перенаселена, когда люди освоили
земледелие и животноводство. На той площади, где с трудом мог прокормиться один
человек, стали безбедно жить десятки. Так что это совсем не то перенаселение, которым нас
пугают глобалисты. Просто человечество освоило новый ресурс - знание. Знание того, как
сделать жилье, одежду, пищу, как одолеть болезни и т.д. В отличие от всех остальных
ресурсов, используемых живым миром, ресурсы знания неисчерпаемы, скорее всего, они
даже бесконечны. Образно говоря, бездомные существуют на Земле не потому, что заселены
все природные пещеры и гроты, а потому, что капитализм злонамеренно ограничивает доступ
людей к знаниям, необходимым для создания жилищ, и даже к уже имеющемуся жилью.
Достижения современной науки уже сейчас позволяют обеспечить полноценным питанием
не менее 50 миллиардов человек. А ведь наука не стоит на месте. Так что глобалистами
движет отнюдь не забота о голодающих. Ими движут нечистые помыслы или нечистая сила
(впрочем, это одно и то же).
Но зачем и кому нужно такое большое количество людей? Ответ простой: оно нужно
самим людям. Чтобы человечество быстрее овладевало знаниями, повышая таким образом
свою жизнеспособность. Это понятно даже без проникновения вглубь механизмов эволюции.
Так, вероятность рождения новых Архимедов, Ломоносовых, Менделеевых среди 10
миллиардов людей в 10 раз выше, чем среди одного миллиарда, а среди 50 миллиардов - в 50
раз. Число рядовых ученых и изобретателей возрастет во столько же раз. А, значит, во
столько же раз возрастет и число доступных человечеству знаний.
Знание же является волшебным продуктом: раздели его хоть на миллиард, хоть на сто
миллиардов людей - каждому достанется часть, равная исходному целому. Уж не имелся ли
ввиду хлеб знаний, когда Иисус Христос двумя хлебами накормил тысячи людей?
Ну, а нельзя ли обойтись лишь Архимедами и Ломоносовыми, зачем человечеству тащить
с собою миллиарды «бездарей»? Оказывается, нельзя.
Во-первых, только угорелые от своего эгоизма глобалисты могут утверждать, что они
знают, кто даст в потомках Архимеда и Ломоносова, а кто - Нерона, Гитлера и Горбачева.
Во-вторых, при увеличении численности человечества наблюдается своеобразный
кооперативный эффект, который делает существование «бездарей» не таким уж
бесполезным. Вот, скажем, есть никчемный человек, на которого человечество потратило за
его жизнь целый миллион долларов. А этот человек за свою жизнь не сделал ничего
полезного, даже на один доллар. Разве что придумал сущую ерунду - пуговицу такой формы,
что на ее застегивание и расстегивание тратиться на полсекунды меньше. Какой от нее прок?
А все-таки, что произойдет, если такие пуговицы будут применяться везде? Каждый житель
планеты будет экономить в год несколько минут, что эквивалентно, скажем, 10 центам.
Умножив этот пустячок на 10 миллиардов жителей, получим экономию для всего
человечества 1 миллиард долларов в год! Но ведь будут и те, которые вообще ничего не
дадут? Да, будут. Но будут и рационализаторы, которые сделают гораздо более важные
изобретения, чем улучшенная пуговица!
В-третьих, при попадании человечества в безнадежную ситуацию любая лишняя голова
хоть немного, но все-таки повышает шанс найти, казалось бы, отсутствующий выход.11)
11. Помнится, в детстве отец рассказывал мне следующую не то легенду, не то
бывальщину. Давным-давно жили три брата, которые очень любили своего отца. А в их
племени в те времена существовал обычай убивать стариков по достижении ими
определенного возраста. Пришел черед и их отца. Жалко стало сыновьям отца, спрятали
они его в укромном месте, а людям сказали, что старик исчез неизвестно куда. Тайком
кормили его, рассказывали о делах, советовались.
Через несколько лет вдруг выдался страшный неурожай. Среди лета буря со снегом и
морозом начисто уничтожила все посевы начавшей колоситься ржи. Осенью выскребли
жители все уцелевшие остатки зерна и посеяли. А следующим летом беда повторилась.
Но больше сеять было нечего - все, до последнего зернышка, было израсходовано на
предыдущий посев.
Пришли сыновья к отцу: «Видно помирать всем придется с голоду. Никто даже не
пашет - зачем, все равно сеять нечего!». Подумал-подумал старик и говорит: «Вспашите
землю, дети. Ваши хаты крыты соломой. Как бы ни хорошо вы обмолачивали рожь, а
какие-нибудь зернышки остались. Растащите солому по вспаханному полю и затопчите
её в землю».
Сделали сыновья как отец сказал. И вот осенью кое-где на поле появились ростки
ржи. Следующим летом собрали сыновья колосья и посеяли рожь, а людям подсказали,
что надо делать. На следующий год семян уже хватило для всего племени.
Стали люди благодарить братьев и приставать к ним: как вы додумались, кто вас
надоумил? Отмалчивались братья. А когда отец помер, рассказали людям всю правду.
Не стало племя казнить братьев за обман, но с тех пор отменило обычай убивать
стариков.
Если это бывальщина, то да послужит она нам уроком. Если это легенда, то, значит,
разум Российской цивилизации тоже обмозговывал проблему «лишних» людей и
поставил вечный интерес выше сиюминутного.
Необходимость увеличения численности вида до максимально возможной диктуется и
законами эволюции. Генетическая информация особей вида не идентична, многие гены
существуют в разных вариантах, как говорят генетики, аллелях. От поколения к поколению
образуются все новые и новые комбинации аллелей, из которых естественный отбор
оставляет лучшие. Чем многочисленнее вид, тем больше вариантов генов он может нести в
себе, тем больше комбинаций аллелей в одном поколении он может представлять на
проверку естественному отбору. Следовательно, такой вид и быстрее, и полноценнее
приспосабливается к условиям окружающей среды и тем самым повышает свою вероятность
выжить.
Но существует еще более основательная причина необходимости увеличения численности
вида. Как бы ни было велико количество возможных комбинаций генов, оно не бесконечно.
А для приспособления к бесконечно изменчивому внешнему миру нужна возможность
бесконечной изменчивости генетического материала. Этого природа достигает с помощью
мутаций. Мутациями называют ошибки в записи генетической информации.
На первый взгляд кажется, что от ошибок нельзя ждать ничего хорошего (хотя Российская
цивилизация осторожно допускает и противоположное: «Нет худа без добра»). В природе
этот расклад выглядит так: многие мутации - смертельны, большинство - вредны, некоторые бесполезны, и только где-то одна мутация на миллион может послужить основой для
возникновения нового полезного качества. Частота мутаций также очень невелика: обычно за
поколение мутирует один из 100 000 - 10 000 000 генов. Понятно, что у видов, численность
которых меньше этих цифр, материал для естественного отбора очень скуден. Эволюция
такого вида не поспевает за изменениями внешнего мира и ему грозит вымирание. Наоборот,
очень многочисленный вид может получать огромное число мутаций без угрозы его
численности. Уже в каждом поколении для естественного отбора поступает много полезных
мутаций.
Поэтому, если мы желаем человечеству существования на максимально длительную
перспективу, то мы должны стремиться поддерживать численность человечества на
максимально возможном уровне. И этот уровень должен ограничиваться естественными
условиями, а не искусственными пожеланиями капитализма, тем более, в его самом
непотребном исполнении - глобалистском.
Предел количества населения в каждой стране и на Земле в целом, конечно, существует,
но он зависит не только от ресурсов Земли, но и от нашей глупости.
Предел (П) равен произведению численности людей (Л) на количество глупости (Г), то
есть П = Л х Г.
Эта формула легко выводится из того недоступного якобы умным глобалистам факта, что
главным жизненным ресурсом человечества сегодня является не тот или иной вид
определенных вещественных ресурсов, а знание. Поэтому, если уменьшить количество
глупости в России, скажем, в четыре раза, то можно удвоить количество населения,
одновременно вдвое повысив жизненный уровень. Но ведь уменьшение глупости в четыре
раза - это только начало, возможности по очищению от этой скверны в России
преогромнейшие. Дело самой страны, чему отдать предпочтение: то ли увеличению
количества рыночной глупости, то ли приумножению народа.12)
12. Если считать глупость величиной, обратно пропорциональной знанию, то легко
увидеть, что в истории человечества увеличение знания (то есть, уменьшение глупости)
приводило к резкому увеличению численности населения, причем с весьма
существенным повышением жизненного уровня. Так было после открытия
использования огня, одежды, изобретения лука, освоения животноводства и земледелия.
Так что формула не только обосновывается теоретически, но и подтверждается
практикой. Соль в том, что сегодня нам даже не обязательно получать прорывные
знания, пока что нам хотя бы избавиться от привнесенной извне глупости.
Глобализм - это сверхгигантский терроризм, замышляющий не только небывалый, но даже
почти недоступный человеческому воображению бизнес - уничтожение почти 5 миллиардов
человек. Это убийство планируется осуществить частично традиционными способами путем разжигания войн и конфликтов, но, главным образом, путем манипуляции сознанием,
разрушением сознания до уровня, делающего невозможным продолжение человеческого
рода.
Однако «гуманные» способы убийства по результату ничем не отличаются от убийства
взрывчаткой, а поэтому их можно и надо мерить единой мерой. Одной из характеристик всех
войн является количество взрывчатых веществ (в тротиловом эквиваленте), израсходованных
на одного убитого в противоположном лагере. В начале ХХ века этот показатель измерялся
килограммами, в конце тоннами. У меня нет данных по последним войнам - НАТО против
сербов или США против Афганистана или Ирака. Надеюсь, специалисты подскажут точную
цифру. Однако одно несомненно: этот убийственный показатель не уменьшается, а
возрастает.
Если принять явно заниженный показатель - 1 тонна тротила на убитого, то тогда
психологический фугас, названный «золотым миллиардом», равен
1 т х 5 млрд. = 5 млрд. т = 5 000 мегатонн
Основное количество этих мегатонн приходится на манипуляцию сознанием.
Напишем на СЕДЬМОЙ ВЕХЕ:
МОЩНОСТЬ
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО
ФУГАСА,
ОСНОВАННОГО
НА
ПРОТАСКИВАНИИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСКУССТВЕННОГО ОТБОРА
(СНАЧАЛА ПОД ВИДОМ ЕСТЕСТВЕННОГО, А СЕЙЧАС И В ОТКРЫТУЮ ) - НЕ МЕНЕЕ
ПЯТИ ТЫСЯЧ МЕГАТОНН.
- ИМЯ ТЕРРОРИСТА, ЗАКЛАДЫВАЮЩЕГО ЭТОТ ФУГАС ПОД 5 МИЛЛИАРДОВ
ЧЕЛОВЕК - МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.
ЛЮДИ! БЫТЬ БДИТЕЛЬНЫМИ МАЛО, ВОЙНУ МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА
ПРОТИВ НАС НЕЛЬЗЯ ОСТАВЛЯТЬ БЕЗОТВЕТНОЙ!
КАЖДЫЙ, КТО НАНЕСЕТ ХОТЬ КАКОЙ-ТО ВРЕД МИРОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ,
ДОСТОИН ЗВАНИЕ ГЕРОЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ИБО ОН ЗАЩИЩАЕТ ЖИЗНЬ
ЧЕЛОВЕЧЕСТВА КАК ВИДА.
Глобалисты вопят: «Бесконечно множащиеся человеческие массы вот-вот поглотят нашу
планету». Именно таков подзаголовок статьи С. Белостоцкой («Новый век», 2000, с. 46-55).
Все, мол, они рассчитали арифметически грамотно: при удвоении населения каждые 35 лет
«...всего лишь через 1200 лет общая масса человечества равнялась бы общей массе Земли».
«Если человечество будет ежегодно увеличиваться прежними темпами, общая масса
человеческой плоти достигнет массы Вселенной уже через 5000 лет». И вот эти белостоцкие
хотят спасти нашу Вселенную, остроумно предлагая уничтожить миллиарды людей. Но
почему-то не подают личный пример, сократив до нуля свою плоть, а начинают с России. С
России, в которой проблема не «темпы увеличения», а темпы вымирания. В чем же идиотизм
таких арифметически грамотных белостоцких? Представьте себе умалишенного, который
всерьез начал бы рассчитывать движение предметов на Земле, не принимая во внимание сил
сопротивления и трения. Какие ужасные картины всеобщего разрушения и гибели всего
живого он мог бы нарисовать и подкрепить их математическими вычислениями! И
предложил бы рецепт всеобщего спасения - не двигаться. А все из-за того, что в вычислениях
абстрагировался от пустячка - сил трения. Аналог сил трения при движении жизни естественный отбор. И так же как различными ухищрениями можно уменьшить силу трения,
но полностью устранить её нельзя, так же нельзя устранить и естественный отбор. Великий
Причинный Хаос оказывает такое сопротивление жизни, что никакой арифметикой его не
проймешь. Тут уцелеть бы жизни.
Некоторые собеседники могут упрекнуть меня за резкость выражений. Но позвольте: если
человека, не способного отличить свою выдумку от действительности, не называть
умалишенным, то кого тогда называть? Что делать с сумасшедшими - более-менее ясно. А
вот что делать с их выдумками, так пришедшимися по душе золотому быку - это вопрос.
Должны ли мы принимать мегатонный фугас глобалистов за чистую монету и обсуждать их
бред всерьез или же должны как можно быстрее обезвредить эту опаснейшую гадость?13)
13. Тем более, что даже в России дело не ограничивается одной Белостоцкой - на
помощь ей приходит «наша» академическая наука со своими академиками. Советую
собеседникам почитать написанную на эту тему очень точную статью В.Б. Губина
«Ученый упырь» (Газ. «Дуэль», ноябрь 2005 г).
Послесловие: КОВАРСТВО ПРОСТОТЫ
Когда знаменитого скульптора спросили, очень ли сложно делать такие совершенные
изваяния, он ответил, что это проще простого: берешь глыбу камня и отсекаешь все лишнее.
Так работает и эволюция. Ее основной инструмент - естественный отбор - звучит предельно
просто: «Выживают приспособленные». Собственно, это даже не закон, а просто признание
факта существования. Поэтому любые попытки дать более развернутую трактовку, указать
имеющиеся в нем причинно-следственные связи оказываются несостоятельными, сводятся к
повтору: «В данных условиях оставляют потомство те особи, которые способны оставить
потомство в данных условиях». Соответственно, для неживой природы можно назвать точно
такой же «закон»: «В данных условиях протекают те процессы, которые могут протекать в
данных условиях». Здесь сходятся в одной точке предельная простота и предельная
сложность окружающего нас мира.
Если сложными вещами может щеголять каждый ученый, поначерпав этих сложностей у
других, то с простотой этот фокус не проходит: простоту надо постичь самому. А это далеко
не так легко как кажется. Но сознаться в своем непонимании для большинства ученых выше
их сил. По крайней мере, встреченных мной в научном мире таких людей я могу перечислить
по пальцам.
Один из таких товарищей - светлой памяти Сандро Вартанович Айрапетянц, человек
исключительного ума и исключительной честности. По образованию он был физик, а
оказавшись в отделе бионики НИИ Физических проблем, начал изучать литературу по
эволюции. И вот, потратив довольно большое время на изучение этого предмета, он вдруг
заявляет: «Я не понимаю, как работает эволюция». Я начинаю ему объяснять про гены,
мутации, естественный отбор и т.д. «Да я все это знаю и понимаю. Я не понимаю, почему
среди людей есть альтруисты. Ведь люди, которые жертвуют своими интересами и даже
своей жизнью ради других, должны были бы в кратчайший срок, уже в течение нескольких
поколений, начисто выбракованы естественным отбором. А они есть, да еще так много. И,
похоже, с ходом эволюции человека доля альтруистов не уменьшается, а даже
увеличивается».
Не один раз говорили мы с Сандро Вартановичем на эту тему, но я так и не смог толково
объяснить ему, в чем здесь дело. Хотя ключ к разгадке указал он сам: «Чем больше я читаю
литературы по генетике, тем все больше не понимаю, почему существуют альтруисты». Что
это есть ключ, я понял только через много лет, после чтения работ С. Кара-Мурзы. Я увидел
атомизированное Западное общество, которое мыслит категориями индивида и
сиюминутными кусочками времени, и Российскую цивилизацию, мыслящую категориями
общины (читай: вида) и вечности.
Созданная на Западе теория эволюции при всей ее познавательной ценности несла на себе
отпечаток изготовившей ее мастерской. А в России, к сожалению, не нашлось генетиков,
способных жить своим умом или хотя бы грамотно перевести чужое на язык Российской
цивилизации. И поэтому еще неизвестно, что больше принесло вреда - то ли наше огульное
гонение генетиков (что сильно затормозило у нас техническую сторону данной науки), то ли
последовавшая затем их огульная реабилитация (что начисто погубило мировоззренческую
основу генетики).
Ведь и сейчас читаешь в статьях, монографиях и даже в энциклопедиях за подписями
профессоров и академиков: «индивидуальный естественный отбор». Боже мой, что же это
такое?! Ведь естественный отбор возможен и действует только на уровне вида. Говорить о
естественном отборе на уровне индивида - все равно что определить процент всхожести
семян, взяв для проращивания одно зернышко. Полное непонимание сути естественного
отбора.
Допускаю, что западные ученые совсем не чураются истины. Но «истина мне друг, а
индивид дороже». И поэтому чем больше будешь читать их труды, тем больше будешь не
понимать жизнь. Гораздо полезнее читать С.Г. Кара-Мурзу: поймешь даже то, о чем он не
написал.
«ДЕРЖИ ФАШИСТА !» А КТО КРИЧИТ?
Не думали, братья, мы с вами вчера,
кого от фашизма спасали...
Е. Нефедов
В шестидесятую годовщину освобождения Освенцима советскими войсками с экрана
Российского телевидения в адрес тех немногих еще оставшихся в живых участников этого
освобождения было брошено, что они - такие же фашисты. Конечно, «мастера слова»
сказали это потайными словами. Чтоб и за руку их вроде бы не схватить, а в подсознание
слушателей соответствующую мысль внушить. Репортер «Вестей» 27 января 2005 года
(выпуск 20-00) в завершение рассказа о мероприятии добавил: «В обществе, где люди
живут ради государства, а не наоборот, только такое и возможно». Подтекст ясен. Ведь тот
же канал постоянно вдалбливает нам, что Советская Родина и тоталитарное государство
было, мол, одно и то же. Советские солдаты шли освобождать, в том числе и Освенцим, со
словами «За Родину!». Дескать, в буквальном смысле слова жили и умирали «ради
государства». Значит, такие же фашисты, как и те, кто создавал Освенцим.
Открыто такие взгляды, доведенные до логического конца, проводят в жизнь недобитые
идейные родственники этого репортера в Прибалтике, воздавая почести эсэсовцам и их
приспешникам и издеваясь над советскими ветеранами. Мол, советские солдаты - это
негодяи, а те, кто создавал Освенцим - защитники цивилизации. 14)
14. Эти подлецы умышленно не замечают, что государство - только инструмент, а
вирус фашизма, который пользуется этим инструментом, находится в другом месте. На
том же 60-летии освобождения Освенцима одна из бывших узниц вспоминала, как они,
видя дымящиеся печи, и пока не зная, что это такое, говорили возмущенно: «Каждый
день пекут хлеб, а нам не дают». Это было трагическое заблуждение. А наши узники
демократического мышления преднамеренно делают вид, что печь для выпечки хлеба и
печь для сжигания людей - одно и то же. И виноваты, мол, печи.
Если участников освобождения Освенцима, если ветеранов Красной Армии демократы
записывают в фашисты, то естественно, что на сторонников российского Народного
абсолютизма и верующих в Российского Бога МЫ они и подавно будут клеить ярлык
фашизма. Конечно, после того, как мы дадим ясное и однозначное определение фашизма и
укажем, где находится его вирус, такой лжи не на что будет опереться. Но беда в том, что
демократам не нужна опора. Как сказал с восхищением один из них Г.П. Федотов о Бердяеве:
«он не унижается до доказательств». Тот же Г.П. Федотов философствует о принципах «и
восточного (советского) и западного фашизма», об отношении «к фашизму в его русской или
западной форме». Ставя на одну доску Советскую Россию и фашизм, он, конечно же, тоже не
унижается до доказательств. Не унижаясь до собственных доказательств, демократическая
«элита» тем более не способна возвысится до восприятия чужих доказательств. Так стоит ли
метать бисер перед свиньями? Зачем, скажем, такая глубокая работа как «Советское и
фашистское государства» (С. Кара-Мурза, «Советская цивилизация», кн.1, М.,2001, стр. 445476), в которой научно аргументировано и исторически обосновано показано, что фашизм
вырос из идеи конкуренции?
Конечно, для закоренелой демократической «элиты» доказательства не нужны - не те у
них мозги. Но ведь есть и огромная масса просто угоревших от демократии - для них-то
глоток свежего воздуха не помешает.15)
15. Не буду употреблять выражение «честный демократ» - когда я однажды так
сказал, товарищи долго смеялись надо мной. Так вот, спорил я как-то о «русском
фашизме» с одним демократом, считающим, что он поступает честно. Разобрали мы с
ним, что было бы, не будь «сталинских репрессий народов», выразившихся, например, в
переселении немцев Поволжья и Крымских татар подальше от наступающих фашистов.
Предсказать однозначно, как поведет себя каждый отдельный Поволжский немец, было
невозможно. И в этом смысле, конечно, были и невинно переселенные. Но предсказать,
на чьей стороне воевало бы их большинство - против немецкого вермахта или на его
стороне, окажись они на линии фронта - можно было. Хотя бы на основе исторических
аналогий. И не составляет труда предсказать дальше, что было бы, не будь этих
«репрессий». Не только, чего бы это стоило всему советскому народу, но и что осталось
бы тогда от Поволжских немцев и Крымских татар. С беспочвенностью обвинений
Советской власти в геноциде демократ вынужден был согласиться. Но не сдавался.
«Пусть Советская власть не виновата - но русские всегда с презрением относились к
другим народам». - «Приведи пример?» - «Так это же очевидно. Всех нерусских они
всегда презрительно называли инородцами». - «Но ведь эти люди действительно
принадлежат к иным народам! Слово «инородец» указывает на этот факт - и не больше что же в этом презрительного?» - «Я об этом как-то не подумал». Так вот действует на
многих этот демократический угар.
Поэтому предварим решающий краткий итог разбором главных одурманивающих завалов
вокруг понятия «фашизм». Откуда они?
Во-первых, зададимся вопросом: почему уже три четверти века нет ясного ответа, что
такое фашизм? Уж не потому ли, что вор кричит «Держи вора!»? Ведь этот метод был на
вооружении фашизма с самого начала, и весьма вероятно, что он сохранился и в его
остатках.16)
16. Исторические примеры. Канарис Фридрих Вильгельм, с 1935 г. начальник
управления разведки и контрразведки («абвера») фашистской Германии. Но кое-что
делал и до этого. После Ноябрьской революции 1918 г. в Германии - адъютант военного
министра, участвовал в организации убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург, а затем
возглавлял следствие по этому делу. Аналогично этому - поджог Рейхстага фашистами
и «расследование» ими же этого поджога. Этот ряд примеров можно продолжить.
Не потому ли не проясняется понятие «фашизм», что этим «прояснением» заняты сами
фашисты, а на «встрявших» посторонних сразу же навешивается ярлык фашизма? В крайнем
случае, фундаментальные работы просто замалчиваются, делается вид, что их нет, как это
имеет место с упомянутой выше работой «Советское и фашистское государства».
Во-вторых, на пути к определению фашизма некоторыми силами упорно навязываются
расистские методы Ломброзо (напомним, этот «ученый» пытался разработать методы
выявления преступников по их внешним антропологическим признакам). Но утверждать, что
данная собака бешенная потому, что она коричневая, трехмастная или звездно-полосатая значит, следовать Ломброзо. Нужно выявить вирус или хотя бы признаки, достаточно
надежно связанные с наличием вируса фашизма.17)
17. Силы, осуществляющие принцип «разделяй и властвуй», используют пугало
фашизма для того, чтобы дискредитировать любое объединение, мало-мальски
пытающееся противостоять им. Ах, вы объединяетесь? А ведь фашисты тоже
объединялись. Вы говорите о единстве народа, о защите его интересов? Гитлер тоже
стремился к единству нации. А посему, если не хотите, чтобы мы смешали вас с
Гитлером, не смейте объединяться против нашей мафии.
Таблица умножения использовалась фашистами. И поэтому, если ты неугоден
фашистам, то тебя запишут в фашисты на том основании, что ты пользуешься таблицей
умножения. Подобно тому, как Ломброзо пытался определить убийцу по внешним
расовым признакам. Между тем разница между убийцей и нормальным человеком
скрыта где-то в глубинных общественных установках. Даже по сравнению с вирусами
бешенства они совершенно невесомы и почти неразличимы. Скажем еще более
наглядно. Вот имеются две совершенно одинаковые ракеты, с одинаковым зарядом,
одинаковой программой. Единственное различие, что в программе одной указаны
координаты вражеских войск, а в другой - наших. Первая ракета предназначена для
нашей защиты, мы должны ее заботливо хранить, а вторая - вражеская,
предназначенная для агрессии, мы ее должны по возможности обезвредить.
В-третьих, сокрытию понятия «фашизм» способствует то, что его постоянно замазывают
национальной краской. Мол, фашизм состоял в том, что Гитлер пытался решить еврейский
вопрос. Но он пытался решить не только еврейский вопрос, но и славянский, в том числе и
польский, русский, белорусский и т.д. Не менее рьяно решал он и немецкий вопрос по
отношению к немецким коммунистам. И, скорее всего, это следствие, а не причина фашизма.
Из поляков и белорусов от фашизма погиб каждый четвертый - больше, чем евреев. Но
говорить об этом считается не только неприличным, но почти преступным. Даже Леху
Валенсе, который всегда усиленно лизал Запад, было отменено приглашение на 50-летие со
дня окончания Второй мировой войны из-за его «антисемитизма». Ведь он упомянул о
страданиях поляков наравне с евреями. А поляки, мол, не такие жертвы фашизма. Так что по
представлениям сегодняшних «нефашистов» получается, что есть «унтерменши» (низшие
люди) - это по-прежнему поляки, белорусы, конечно же, русские и т.д., и есть «высшая раса».
Ошибка фашистов, дескать, состоит в том, что они провозгласили высшей расой немцев, а не
их, сегодняшних «нефашистов».
Такая вот получается диалектика. А где же правозащитники? Куда они подевались? Да
стоять в очереди за гонорарами от Запада за разоблачение антисемитизма в России. Введен в
оборот и муссируется термин сионизм - и все для того, чтобы скрыть наличие фашистов
среди самих евреев. И точно в соответствии с этими установками решение российского
вопроса Америкой, а также решение ею сербского, иракского и т.д. вопросов или арабского
вопроса Израилем, мол, никакого отношения к фашизму не имеет.
В четвертых, отчасти от страха получить ярлык «фашиста», отчасти от того, что злодеяния
фашизма трудно укладываются не только в человеческое понимание, но и в человеческое
воображение, возникает стремление воспринимать фашизм как некую случайность, нелепый
зигзаг истории. Но имея уже определение фашизма, я думаю, что это не зигзаг истории, а
зигзаг авторов, которые делают неточный шаг, стремясь обойти этот кошмар наяву. Жутко,
но чтобы уяснить, что такое фашизм, надо откопать корни тех закономерностей, которые
ведут к нему.
И, наконец, чтобы точнее был наш теоретический взгляд на понятие фашизма, освежим
его несколькими жизненными событиями того времени.18-25)
18.Помню свою первую встречу с Западной цивилизацией. Мне шел четвертый год,
когда немецко-фашистские оккупанты вошли в наше село. Наш огород находился у
перекрестка улиц, и я увидел, как машины, срезая угол, едут прямо по колосящейся
ржи. Хотя я был совсем малыш, но уже воспринял, что хлеб - это людской труд, и ни
человек, ни скотина не должны его топтать. Я побежал к тому человеку, который в
тогдашнем моем возрасте казался всесильным - к маме: «Мама, скажи им, чтобы по ржи
не ездили!». Мама посмотрела с отчаянной тоской и тихо заплакала.
19. А вот пример поведения представителей созидательной цивилизации. Отец
участвовал во многих войнах, в том числе, и в кампании по присоединению к СССР
Западной Украины. Рассказывал такой случай. Боем взяли село и остановились в нем.
Подошел местный житель и заговорил по-украински с польским акцентом: «Вот теперь
я сам вижу, что к нам пришли не оккупанты, а освободители». Зная, что в массе своей
отношение поляков к Советской Армии негативное, и ожидая подвоха, отец
недоверчиво спросил: «И как же ты видишь, что мы - освободители?» А тот говорит:
«Своими глазами увидел. Бежит солдат, по нему стреляют, а он оббегает по дорожкам,
чтобы не потоптать грядки. Значит, этот солдат - такой же труженик, как и я, а не
оккупант». Это вроде бы единичные примеры. И в пику им можно привести
противоположные случаи.
20. За время войн отец служил и в пехоте, и в артиллерии, и связистом, и в
кавалерии. Во время боев в Венгрии у них в кавалерийском полку был один отчаянный
и беспощадный наездник. На постой он выбирал богатый многоэтажный особняк, прямо
на коне въезжал по лестнице на 3-4 этаж и ставил коня в самой роскошной комнате.
Дорогой хрусталь-фарфор крушил безжалостно, дорогие одежды разрывал и бросал на
подстилку коню. Хозяйка-венгерка не мешала ему, не ревела, только смотрела со
звериной ненавистью. Отец уговаривал его: «Зачем уничтожать добро? Зачем
восстанавливать против себя гражданских?». А тот отвечал: «Пусть и они знают, что
такое война. Они её начали». Возражать было трудно: у бойца фашисты сожгли родную
деревню, убили ее жителей, в том числе его жену и малолетних детей.
21. Пришлось отцу побывать и в фашистском плену. В обнесенном колючей
проволокой участке поля содержались многие тысячи военнопленных. Измывались
фашисты как могли. Баланду выдавали только раз в день в одном углу. Голодающие
люди озверело рвались в этот угол, расталкивая и давя друг друга. А фашисты
любовались зрелищем, хохоча над «руссише швайн» (русскими свиньями). Потом один
или два из них брали бичи и начинали колотить по головам тех, кто приблизился к
баланде. Это бывало во время «обеда». А в остальное светлое время лагерь охранялся
одним патрульным Недалеко от лагеря с одной стороны было расположение немецкой
части, а с другой стороны, метрах в ста - какие-то кустики, возможно, ручеек. В эту
сторону пленные под колючей проволокой проделали лаз и смельчаки пытались
добежать до кустиков, пока часовой уходил в другую сторону. Никому это не удавалось
- часовой поворачивался раньше, чем беглецы успевали укрыться в кустах, и немец их
беспощадно расстреливал. Но вот один раз часовой обернулся, увидел беглецов... и
пошел, не оглядываясь, дальше. Когда он пошел обратно, беглецы уже растворились в
кустах. Проходя через какое-то время мимо лаза, караульный слегка махнул рукой,
показал два пальца - «цвай» и пошел, не оглядываясь. Двое пленных сразу же нырнули
в лаз и благополучно добежали до кустов. В течение дня он допустил несколько
побегов, показывая цифру то один, то два, то три. Если вдруг поблизости неожиданно
появлялись другие немцы, он поднимал крик, стрелял вроде по беглецам, но не
прицельно, и те возвращались обратно за колючую проволоку. Так повторялось каждый
третий день, когда дежурил этот немец. Так что фашизм очень в разной степени был
присущ представителям немецкого народа, вплоть до антифашизма. (Отцу удалось
бежать позже, при перегонке пленных на новое место).
22. Во время Великой Отечественной войны была оккупирована и Смоленская
область. В оккупации в родном Клушино оказался и Юрий Гагарин - будущий Первый
космонавт. Наверняка, как и все наши мальчишки той поры, он ходил в каком-то рванье
с чужого плеча - чучело чучелом. Один из расположившихся в деревне немцев решил
повеселиться над этим «чучелом» - поднял мальчика и, зацепив воротник пальто за
сучок на дереве, повесил его таким образом. На крики прибежала мать и увидела сына,
который, не в силах сам освободиться, ревел от отчаяния и обиды. А рядом немец
заливался хохотом.
23. В Зеленоград, строящийся у деревни Крюково (той самой, о которой песня «у
деревни Крюково погибает взвод»), я переехал в шестидесятых. Город тогда был
маленьким, почти большая деревня, и все жители волей-неволей запоминались. Часто
встречалась странная еще не очень старая женщина. Ходила она всегда, зимой и летом,
в какой-то черной средневековой шляпке. Глаза устремлены вперед, но никого она
вроде не замечала, хотя и зрячая, ни с кем не разговаривала. Изредка шевельнутся губы
- как будто что-то сказала сама себе. Одним словом, тихо помешанная. Через несколько
лет она перестала встречаться, и я спросил у знакомых, что с ней. Сказали - померла, и
рассказали, кто это. До войны она работала учительницей. В войну ее схватили немцы и
потребовали указать дорогу к партизанам. Когда она отказалась, привели весь ее класс и
начали одного за другим расстреливать учеников. Последней расстреляли ее дочку. С
тех пор разум к ней не вернулся. Сейчас, когда я слышу слова «фашист» или
«Освенцим», я вспоминаю глаза этой женщины. Они видели фашизм в упор.
И глядя глазами своего многострадального народа на тех, кто твердит о русском
фашизме, я начинаю понимать, что есть фашисты битые и есть недобитые.
24. Памятник советскому воину в Трептов-парке - с мечом в одной руке и со
спасенным ребенком - в другой. В войну возможно всякое и бывало всякое. Но вот чтоб
русский солдат не пришел на помощь ребенку или тем более обидел его - такого не
было. Иначе «наша» «творческая интеллигенция», выскребающая все до одной
возможные гадости о советском периоде, наверняка бы вытащила такой случай и
раздула его до мировых масштабов.
25. Но возможны ли русские фашисты? Я имею в виду не тех прихвостней, которые
заразились от германского фашизма или пошли в услужение ему, и которые оказались
довольно многочисленными среди разных народов, включая и русский. И не тех
философов вроде упомянутого Г.П. Федотова, у которых русские фамилии и, возможно,
русские морды, а внутри - западные маугли. Я имею в виду доморощенных фашистов,
созревших на собственной почве. Да, такие тоже изредка встречаются. Дело было в
местах Корсунь-Шевченковского котла. Моей матери довелось идти по заснеженным
полям этого только что прошедшего сражения. И каждый раз, когда ей приходилось
вспоминать это поле, она ревела. «Лежат, бедные, как снопы, от края до края. И
красноармейцы, и немцы вперемежку с ними».
Народный телеграф донес до нас рассказ об одном из происшедших там событий.
Красноармейский патруль обходил дороги в освобожденном пару дней назад селе. Едет
старик в санках, запряженных лошадкой. На санках - какой-то объемный груз,
прикрытый дерюгой. «Стой! Что везешь?» - Молчит. - «Отвечай!» - «Валенки» «Показывай!» - Мнется. Время военное, красноармейцы сами поднимают дерюгу. А там
... немецкие валенки... вместе с отрубленными ногами в них. «Зачем ноги рубил?» «Так они примерзли, не снять их. А дома у печки отогрею, поснимаю» - «Зачем тебе
столько?» - «Продавать буду» - «Слезай, становись!». Побледнел старик: «Так там
только одни немецкие, проверьте!» - «Становись!». Стащили красноармейцы этого
старика, дали залп и пошли своим маршрутом.
Весьма немаловажно, что в тех же местах находилось большое село Холодный Яр.
Перед приходом Красной армии фашисты, заподозрив жителей в связях с партизанами,
уничтожили село. Женщин и детей живьем покидали в колодцы, дома сожгли.
Красноармейский патруль наверняка знал об этом и подобных случаях - если сами не
видели, то от товарищей слышали. Ненависти к немцам было более чем достаточно. И
все же ни секунды не колеблясь, расстреляли своего русского (или своего украинца) за
валенки, отрубленные вместе с ногами мертвых немцев. Хотя и говорили: «Воюем с
немцем», но понимали: «Воюем с фашизмом».
И еще одна сторона. В те времена существовал приказ Верховного
Главнокомандующего, предписывающий жестокое наказание за любое насилие по
отношению к населению освобожденных территорий. Нарушителей ждал полевой суд скорый и беспощадный. И если весть о событиях с валенками дошла до нашего села, то
наверняка об этом узнали и командиры, и политруки. Но никто не судил этот патруль за
самовольные действия - всем было понятно, что фашизму - немецкому ли, русскому,
еврейскому - должен быть один конец.
Этот пример первоначально был помещен мной в статье «Дело бизнесмена», но
затем переместился в раздел о фашизме. И вполне закономерно.
Теперь вернемся к путанице вокруг понятия «фашизм». Странно, но никто из
исследователей не указал, что под этим именем имеются д