close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ПОДПИСКА
Объединенный каталог «ПРЕССА РОССИИ». Индексы:
41700 - «Вокруг Света», годовая подписка;
84702 - «Вокруг Света», годовая льготная подписка;
41505 - «Вокруг Света», полугодовая подписка;
84701 - «Вокруг Света», полугодовая льготная подписка;
84704 - «Полдень. XXI век», годовая подписка;
84705 - «Полдень. XXI век», годовая льготная подписка;
83248 - «Полдень. XXI век», полугодовая подписка;
84703 - «Полдень. XXI век», полугодовая льготная подписка;
84707 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
подписка;
84708 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
льготная подписка;
83249 - комплект «Вокруг Света» + «Полдень. XXI век», полугодовая
подписка;
84706 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», полугодовая
льготная подписка;
Каталог «Газеты. Журналы. Агентство «РОСПЕЧАТЬ». Индексы:
80650 - «Вокруг Света», годовая подписка;
83321 - «Вокруг Света», годовая льготная подписка;
80475 - «Вокруг Света», полугодовая подписка;
83320 - «Вокруг Света», полугодовая льготная подписка;
83324 - «Полдень. XXI век», годовая подписка;
83323 - «Полдень. XXI век», годовая льготная подписка;
84170 - «Полдень. XXI век», полугодовая подписка;
83322 - «Полдень. XXI век», полугодовая льготная подписка;
83624 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
подписка;
83625 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
льготная подписка;
83084 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», полугодовая
подписка;
83623 - комплект «Вокруг Света» +«Полдень. XXI век», полугодовая
льготная подписка;
Каталог российской прессы «ПОЧТА РОССИИ». Индексы:
99440 - «Вокруг Света», годовая подписка;
12464 - «Вокруг Света», годовая льготная подписка;
99118 - «Вокруг Света», полугодовая подписка;
12463 - «Вокруг Света», полугодовая льготная подписка;
12466 - «Полдень. XXI век», годовая подписка;
12467 - «Полдень, XXI век», годовая льготная подписка;
10853 - «Полдень. XXI век», полугодовая подписка;
12465 - «Полдень. XXI век», полугодовая льготная подписка;
12469 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
подписка;
12470 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», годовая
льготная подписка;
10854 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», полугодовая
подписка;
12468 - комплект «Вокруг Света»+«Полдень. XXI век», полугодовая
льготная подписка;
Льготная подписка действительна для предъявителей подписного
купона за предыдущий период
ВОКРУГ СВЕТА
Борис Стругацкий
представляет альманах фантастики
ПОЛДЕНЬ
XXI ВЕК
ФЕВРАЛЬ
2010
Не стреляй!
ВОКРУГ
СВЕТА
УДК 312.9
ПОЛДЕНЬ, XXI век
Не стреляй!
Главный редактор
Борис Стругацкий
www.rusf.ru/abs
e-mail: [email protected]
Учредитель и издатель: OOO «Издательство "ВОКРУГ СВЕТА"»
129515, Москва, а/я 6 e-mail: [email protected]
Размещение рекламы ООО «Видео Интернешнл-Пресс ВИ»:
Осенний бульвар, 23,14 этаж, тел.: (495) 937 07 66, 973 07 67.
Распространение продукции «ВОКРУГ СВЕТА» ООО «ВСТорговая компания»:
тел.: (495) 781 69 47, тел./факс (495) 781 69 48, [email protected]
Распространение и подписка
ЗАО «Межрегиональный Дистрибьютор Прессы «МААРТ»:
тел. (495) 744 55 12. e-mail отдела продажи: [email protected]
e-mail отдела подписки: [email protected]
Юридическое сопровождение ООО «Правовое бюро «Омега»:
тел. (495)2324951
Тираж сертифицирован Национальной Тиражной Службой
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
ПИ 77-16622 от 10 октября 2003 г.
Изд.лицензия ЛР № 065684 от 19.02.98
Подписано в печать 29.12.09. Формат 84 х 108 1/32
Гарнитура журнальная. Печ. л. 5.5. Тираж 21071
Заказ № 1
ОАО «Типография "Новости"» 105005, Москва, ул. Фр. Энгельса, д.
46
ISBN 978-5-98652 293-7
9785986522937
Информационная поддержка:
Александр Сидорович
(«ИНТЕРПРЕССКОН»)
Адрес редакции:
199053, Санкт-Петербург, 1-я линия В.О., д. 28
Тел./факс (812) 328 63 29
e-mail: [email protected]
Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Тексты принимаются
в формате RTF на дискетах или по электронной почте:
[email protected]
 Текст, составление, оригинал-макет - ООО "Издательство .ВОКРУГ
СВЕТА", 2009
Памяти Егора Гайдара
Большой андронный коллайдер вновь заработал и пока не принёс
ничего неожиданного, к разочарованию тех, кто надеялся погибнуть в
«черной дыре». Ну что ж, не повезло сейчас - повезёт потом. Может
быть, в следующий раз протоны столкнутся удачнее.
Будучи по образованию инженером-физиком, я с почтением
отношусь к научному термину «воспроизводимость». Он означает, что
любой эксперимент можно воспроизвести в идентичных условиях, и
результат должен быть тем же самым.
Если воспроизводимости нет - результат неверен. И тогда теоретики
пытаются подправить теорию. И снова ставят эксперимент.
Так происходит в любой экспериментальной науке. Есть возможность
вернуться назад.
И только в науках общественных, - прежде всего в экономике - это не
проходит. Ибо эксперимент уже так изменил предмет этой науки, что
нужно строить иную теорию. Поэтому ученый, проводящий
эксперимент в экономике, должен отдавать себе отчёт, что он не
сможет восстановить начальные условия. И права на ошибку у него
нет.
Все это приходит на ум, когда я думаю о Егоре Гайдаре, который в
свои 36-38 лет столкнулся с величайшим экспериментом в истории по превращению командной экономики России в экономику рыночного
типа.
На этот счёт имелись теории, в том числе и самого Гайдара. Имелись
мнения и опасения. Но браться за реальный эксперимент никто не
спешил. А система уже находилась в шаге от пропасти. И тогда
учёный, вовсе не хозяйственник, сказал: надо делать так-то. И у нас
должно выйти то-то. Легко не будет, но выйти должно именно так.
Легко не было. Но вышло так, как он говорил.
Это был эксперимент без права на принципиальную ошибку. А
мелких ошибок было допущено немало, как в любом глобальном
эксперименте.
Поэтому прежде всего я отдаю должное мужеству этого человека,
поставившего эксперимент с обществом, несравнимым ни с одним
андронным коллайдером. Воспроизвести его вторично невозможно. И
сослагательное наклонение пускай отдохнет. Но в том, что я могу
сегодня писать эти строки, а вы - их читать, есть и его громадная
заслуга.
Александр Житинский
«Издательство «ВОКРУГ СВЕТА»
Генеральный директор Светлана Головатюк
Главный редактор Сергей Пархоменко
Исполнительный директор Леонид Наумов
Директор по производству Евгений Колесов
Арт-директор Антон Федоров
Коммерческий директор Олеся Митякина
Бренд-менеджер Светлана Прядченко
Менеджеры коммерческого отдела Александр Васильев, Денис
Мартынцев
Трафик-менеджер Александра Котова
Художник Нина Кузьмина
Иллюстрация на обложке Нина Кузьмина
Дизайнеры: Елена Кузянина, Станислав Новиков
Технологи: Сергей Дудин, Сергей Соловьев, Сергей Цветков
Редакция:
Александр Житинский, зам. главного редактора
[email protected]
Николай Романецкий, отв. секретарь
[email protected]
Самуил Лурье, редактор отдела прозы
[email protected]
Елена Минина, редактор отдела критики
[email protected]
Надежда Бельская, зав. редакцией
[email protected]
Общественный Совет при журнале:
Андрей Измайлов
www.mo-nast.ru
Святослав Логинов
www.rusf.ru/loginov
Евгений Лукин
www.rusf.ru/lukin
Сергей Лукьяненко
www.rusf.ru/lukian
Сергей Переслегин
okh.nm.ru
Вячеслав Рыбаков
www.rusf.ru/rybakov
Михаил Успенский
www.list.krasline.ru/writers/uspensk
Александр Щёголев
www.litcenter.spb.su/seminar/schegolev
ПОЛДЕНЬ XXI ВЕК
ФЕВРАЛЬ (62) 2010
Истории
Образы
Фантазии
Краткое содержание
начала повести С. Соловьева «Эхо в темноте»
Конец 1975 года. Ленинград.
Студент Георгий, единственный сын четы Краснопольских, 15
декабря не вернулся домой. Одновременно с ним исчез и профессор
математической физики, у которого работал Георгий.
Поисками
профессора
занимаются
сотрудники
комитета
государственной безопасности.
Супругам Краснопольским становится известно, что исчезновение
сына может быть связано с событиями 14 декабря, когда диссиденты
предприняли попытку неофициально отметить стопятидесятилетие
восстания декабристов и были задержаны милицией. Краснопольскийстарший еще с сороковых годов знаком с генералом КГБ в отставке
Федором Игнатьевичем Онегиным и обращается к тому за помощью.
Генерал обещает помочь в розысках.
Расследование, между тем, продолжается, однако супругам
Краснопольским кажется, что гэбисты работают не слишком активно,
и они начинают собственноручные поиски.
Отец встречается с друзьями сына, пытаясь с их помощью
разобраться, чем занимался Георгий в день исчезновения. Мать,
которая неожиданно начинает видеть сны, весьма похожие на
«вещие», идет своим путем. Она вступает в сотрудничество с
исследовательской
лабораторией
КГБ,
занимающейся
паранормальными явлениями. Лабораторией руководит Михаил
Константинович, давний знакомец Краснопольского-старшего и
генерала Онегина. Все трое в конце сороковых годов под видом
геологов участвовали в секретной экспедиции по Внутренней
Монголии, каким-то образом связанной с «Большой Игрой» политикой, проводившейся Британией и Россией в Центральной Азии.
Когда Краснопольская остается в лаборатории на ночь, чтобы
изучить «вещие сны» получше, Михаил Константинович признается ей
в любви.
И в эту же ночь ее мужу тоже снится сон, яркий и запоминающийся.
Но не «вещий», а, скорее, ожившее воспоминание - о том, что
случилось с ним в конце шестидесятых годов...
СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ
Эхо в темноте
Повесть1
Рабочего, на вид лет пятидесяти, звали Юрием Ивановичем. Это был
аккуратный человек в синем комбинезоне, с неожиданно большими,
сильными руками. Въевшееся в кожу масло, траурные ногти, очки в
роговой оправе. Чуть замедленные движения, серьезные, умные
глаза. Юрий Иванович вызывал у В. Ф. куда больше доверия, чем его
суетливый тезка Юра Литвин. Еще В. Ф. удивило, что он относился к
дико смотревшемуся среди замасленных станков Саше 1-му с
подчеркнутым уважением. На Саше сегодня было все заграничное джинсы, джинсовая куртка. Если верить прессе, пролетариат не
должен испытывать к подобной внешности ничего, кроме презрения.
Саша 1-й коротко объяснил ситуацию: у Валентина Федоровича
пропал сын, по всей вероятности вместе с И. А.
- Что И. А. пропал, народ у нас месяц как говорит, прокомментировал Юрий Иванович. - А про вашего сына - нет. Ни
слова.
- Официально ни с кем вообще ничего не происходило, - заметил
Саша.
- Гоша у нас студент, - пояснил В. Ф. - Нас заставили сообщить в
деканат, что он серьезно заболел. Даже справку медицинскую
выдали. Заочно оформили академотпуск.
1
Окончание. Начало в январском номере
- А в милицию вы не жаловались? - Юрий Иванович потер
переносицу.
- Там Большой дом сразу вмешался, - поторопился ответить за В. Ф.
Саша.
Юрий Иванович продолжал оценивающе разглядывать В. Ф. Достал
из кармана комбинезона пачку папирос.
- Будете?
Они вышли на лестницу.
- Если бы ГБ имел к исчезновению отношение, они бы так не
суетились, - Саша 1-й тоже вышел с ними на лестницу, но не курил. Юрий Иванович! Валентин Федорович хотел что-нибудь узнать о
Георгии, о другом, о том, который у вас работал. Он ведь был ближе
всех к И. А.
- Гоша-то Семенов? Пожалуй. Но он, как на пенсию вышел, у нас не
появлялся.
- Мне только что пришло в голову, - сказал В. Ф. - Может, он тоже
исчез?
- Почему нет, вполне могло случиться, - согласился Юрий Иванович.
Саша 1-й, наконец, ушел, оставив В. Ф. наедине с Юрием
Ивановичем. Тот не спешил возвращаться к станку.
- Хотите - покажу вам альбом. Семенова вы когда-нибудь видели?
- Нет, конечно.
-У нас тут думают, что И. А. сбежал, - сказал Юрий Иванович,
возвращаясь с фотоальбомом. - Он ведь изобретатель был. Изобрел
чего-нибудь такое и - деру. Он тут все время у ребят разные детали
по-тихому заказывал. И сына вашего, я думаю, прихватил, чтобы не
болтал. Альбом к сорокалетию мастерских.
- Куда сбежал?
- Ну, этого никто не знает. Но, я думаю, когда они на новом месте
устроятся, ваш сын сам вам о себе знать даст. И. А. был человек
порядочный, он сына вашего обижать не стал бы. Вот здесь, видите,
И. А. с рабочими.
-А где Семенов? Вы думаете, он тоже сбежал?
- Этого я не знаю. Да вы сами его найти попробуйте. Сходите в
адресный стол, запросите. Фамилия-имя-отчесгво - Семенов Георгий
Валентинович. Год рождения... точно не скажу, но, наверное,
девятьсот четвертый или пятый... Семенов фотографироваться не
любил, так что вот, видите - групповая фотография. Это когда по
случаю Госпремии нас собрали.
Лицо на фотографии было узнаваемым, взгляд исподлобья,
несомненно, был знаком В. Ф. Взгляд человека на мопеде... Еще одна
деталь - человек на мопеде явно был высокого роста. Семенов на
фотографии тоже выглядел выше остальных.
***
М. К. позвонил ей домой, а потом заехал.
- Адрес Семенова нашли. Живет у черта на куличках, в Купчино.
- Ну, адрес нашли, а что теперь? Надо бы задать ему какие-то
вопросы?
- Не все так просто. Дело об исчезновении ведет другой отдел. К
границам своей компетенции у нас относятся чрезвычайно ревниво.
- Тогда вообще какой толк от адреса?
- Адрес пригодится, просто надо действовать осторожно. Есть
телефон, я звонил, никто не берет трубку.
-А если бы взял?
- Я бы не стал с ним разговаривать, просто хотелось проверить, дома
ли он.... Не беспокойся, слежку мы установим. Я попрошу ребят,
только не стану объяснять зачем. Скажу, что связано с утечкой
научной информации по линии нашего отдела.
Когда они приехали в лабораторию, он сразу провел ее в свой
кабинет.
- Сейчас я тебе кое-что покажу, - он открыл сейф и достал оттуда
шлем, похожий на мотоциклетный. - Попробуешь сегодня спать в нем.
Он реагирует на биополя, попытаемся запеленговать направление.
- Но ты все-таки позвони, пусть следят за квартирой.
Она осталась одна. Повертела в руках тяжелый шлем. Покачала
головой. В какой лес тебя завели, Таня... Слежка, грызня между
отделами. Еще недавно все это однозначно вызывало у нее
брезгливость и нежелание связываться. Сплошные волки вокруг...
Хотелось верить, что М. К. окажется человеком.
***
Генерал Онегин улыбался своему собеседнику, ну внутри чувствовал
душевную изжогу. Положение выглядело унизительно. Зависеть от
таких посредников для организации ключевой встречи... Среди
возможных подходов к Леониду Ильичу называли писателя Юлиана
Семенова. Он с уважением относился к хобби младшего коллеги сочинять шпионские романы. Были у них и общие пунктики - интерес к
Афганистану, знание пуштунского языка. Цепочка, однако, получалась
длинной, а кроме того, Семенов бьи человеком Андропова.
Андропов не будет защищать сардара Дауда - с его точки зрения,
представителя средневековья. Еще вариант - выйти на целительницу
Джуну через М. К. Но - доверяться М. К? В конце концов удалось
выйти на этого советника Л. И. - толстого, не слишком опрятного, со
слегка заплывшими, но очень внимательными глазками. Встретились
с ним в ресторане Дома ученых. Столик у окна, вид на замороженную
Неву. Советник слыл одним из идеологов «разрядки напряженности».
К соображениям Онегина он отнесся с сочувствием.
- Конечно же, Леонид Ильич считает, что авантюры нам не нужны, а
тем более, авантюры, которые могли бы привести к войне. Я
постараюсь... Только не сейчас, не перед съездом. После - в первых
числах марта. Необходимо привлечь внимание Л. И к этой проблеме...
Должен вас предупредить - привлечь его внимание - далеко не все.
Главный вопрос - как его удержать.
Советник с удовольствием выпивал и закусывал. Подсвеченные
солнцем морозные узоры на стекле напоминали вышивку
маршальского мундира. Онегин, конечно, понимал, что отныне он,
скорее всего, «под колпаком». Но, как говорится, кто не рискует, тот
не пьет шампанского.
***
- Посмотри-ка альбом. Я из дому специально принес. Мой крымский
архив...
Потертая бархатная обложка... На первой фотографии, большого
формата, занимавшей весь первый лист, был сам М. К. На второй профессор, тоже улыбающийся, рядом с круглолобым «москвичом». В
углу - карандашом - год: 1959.
- Это Иван Александрович?
- Да, конечно, рядом со своим «Росинантом».
- Почему «Росинантом»?
- Просто И. А. так свой старый «москвич» называл.
Ее удивило прозвище: точно как у «москвича» В. Ф.
За первыми, крупными, фотографиями - россыпь мелких карточек.
Она достала из сумочки очки... Девушки в легких платьях, девушки в
купальниках, лысый мужчина возле клетки с белочками, старичок на
поляне с резными деревянными скульптурами, много снимков с М. К.
и И. А., и все не то, не то. Наконец... М. К. сфотографировал
неуловимого «третьего» из ее сна. Угадывался гостиничный номер.
Диван. Солнечный луч на щербатом паркетном полу. Мужчина лежал
на спине, натянув одеяло до подбородка. Даже во сне он умудрился
прикрыть глаза левой рукой. Просто защищая их от света - или
заботясь о том, чтобы не показать беззащитного лица на
фотографии? Она всмотрелась внимательнее. Впалый висок, волосы
с сединой. На снимке были видны кустистые брови, глубокие складки
у рта, презрительно сжатые губы. Кончик носа почти касался верхней
губы. В косом утреннем свете виднелись даже отдельные волоски на
неаккуратно выбритом подбородке. Не видя глаз спящего, она знала,
как они выглядят. Была уверена, что знает. Она снова задумалась. В
этом не было ясновидения. Она уже видела это лицо - не в профиль,
а в фас. Месяц назад, когда исчез Гоша. Старик, выходящий из
парадной. Еще - третий человек за столиком ресторана вместе с И. А.
и М. К. Она чувствовала, что М. К. наблюдает за ней.
- Это - Семенов?
- Как ты догадалась...
- Сам знаешь... Это человек, которого я видела с вами в ресторане.
Про то, что она видела Семенова также у дома И. А. она решила
промолчать и принялась листать альбом дальше. И. А. и Семенов у
«москвича». Лица Георгия не видно, но слегка сутулый силуэт снова
напоминает ей о старике с авоськой в декабрьском дворе. Точно, об
этом лучше молчать. М. К. ни о чем не догадается. Информация один из немногих козырей, которыми можно располагать в этой
дурацкой игре. Она снова взяла в руки шлем.
***
Часов в восемь вечера В. Ф. неожиданно позвонил Саша 1-й.
- Складывается интересная диспозиция, приезжайте. У метро
«Петроградская», дом с двумя башнями. Первая парадная, последний
этаж.
- А квартира?
- Там всего один звонок, единственная не коммуналка на этаже.
В. Ф. написал записку Т. В., прихватил бутылку армянского коньяка и поехал. Звонок на двери был не просто единственный антикварный, с надписью «Прошу звонить». От гостя требовалось
повернуть эдакий металлический бантик. Как это бывает часто в
старых петербургских домах, в двери зияла замочная скважина,
рассчитанная на ключ былинных размеров. Соблазн воспользоваться
ею для подглядывания или подслушивания был труднопреодолимым.
Голоса, женский профиль в конце коридора... Приближающиеся
шаги... В. Ф. поспешно выпрямился. Открыл молодой человек не
менее примечательной внешности, чем Саша 1-й. Его волосы были
более светлыми, цвета спелой пшеницы, но не менее пышными.
Серые насмешливые глаза, пышные усы - он напоминал портрет
Марка Твена. Из-за его спины выглядывал Саша 1-й.
- Заходите, - светловолосый посторонился. - Я - Александр.
В. Ф. понял, что это, должно быть, Саша 2-й.
«Диспозиция» внутри мало напоминала обычное застолье. Стол с
напитками и закусками у окна, люди, в основном, у стен (комната большая, метров тридцать), на стульях и по диванам... Избыток
мужчин. Джинсы, свитера, бороды. Никакой музыки, только шум
разговоров. «Свобода слова», - подумал В. Ф. Ему хотелось напиться.
Время от времени кто-нибудь приближался к столу - наполнить бокал
или взять бутерброд. В. Ф. подошел тоже. Поставил свой коньяк, взял
бокал, налил вина, осмотрелся. Худая девушка в джинсовом
комбинезоне сидела в позе лотоса прямо на паркете. Рядом с ней, как
дары на языческом алтаре, - наполовину пустая бутылка венгерского
вермута, тарелка с бутербродами. К столу подошел Саша 2-й.
- Я слышал, вы фотограф? Я недавно из экспедиции - Камчатка,
Курилы - раздолье для фотографа. Жаль - сплошные погранзоны.
- Я бывал на Дальнем Востоке. Действительно, красиво, - согласился
В. Ф.. Подумал, не упомянуть ли спутниковые снимки, с которыми
приходилось работать по заданию Онегина, но отказался от этой
мысли - провокация показалась ему слишком грубой. Саша 2-й, повидимому, решил, что долг вежливости успешно выполнен, и после
того, как они обменялись еще несколькими замечаниями по поводу
дальневосточной природы, вежливо отдрейфовал в сторону.
Девушка на паркете казалась центром, осью, вокруг которой
медленно кружились, перемещаясь по комнате, присутствующие. То и
дело к ней кто-нибудь подсаживался на паркет, выпивал рюмку,
съедал бутерброд. Иногда подсаживались двое. Оба Саши куда-то
ушли, без них с В. Ф. никто пока не завязывал разговора. Он
попытался представить себе в подобной компании Гошу. Затем - себя
самого на месте Гоши. Что могло бы его заинтересовать, привлечь
его внимание? Девушка на паркете? Или разговоры? Выпил еще вина.
Более крепких напитков, с их оглушающе-быстрым действием, пить не
хотелось. Пытаясь представить себя на месте Гоши, стал
внимательнее прислушиваться к разговорам. Шум как источник
смысла...
О трудностях перевода. «Я сейчас в основном перевожу с
французского. - Трудный язык? - Да уж потруднее английского...»
Гибель
Николая
Степановича.
«Очевидно,
дело
было
сфабриковано. - Ну да, какой-нибудь лейтенант нуждался в
повышении».
Рождение
Вселенной.
«Космологическая
константа...
космологическая константа... - Да что вы в самом деле, мы просто
проецируем собственные фантазии. - Ну да, небо - черный экран
Вселенной...»
В поисках туалета В. Ф. вышел в коридор. Удивительно, что такая
большая квартира не была коммунальной. В коридор выходило
несколько дверей. Из-за одной доносился магнитофонный голос
Галича, за другой мучали коротковолновое радио. В одной из комнат
он заметил рыжего Юру Литвина, который в свою очередь заметил В.
Ф. и отвернулся. Ближайшая к кухне дверь оказалась дверью туалета.
Никодим. Из туалета хорошо был слышен разговор на кухне. «Кто у
них Никодим-то в мастерских? Сейчас не знаю, а раньше, говорят,
был Семенов. - Гоша, что ли? - Не может быть. Он же с И. А. дружил. Верно, до определенного момента, а потом И. А. с ним дружить
перестал. - И. А. со всеми дружить перестал, когда изыскания
вступили в завершающую фазу. - Не верю, Семенов ему детали
заказывал. Если б это он был, то Константин Григорьич про дела И. А.
все бы знал. А знал бы - остановил. Как там теперь переполошились,
ищут. После того как исчез. - Кстати, И. А. не со всеми дружить
перестал. После того как с Семеновым поссорился, как раз секретаря
завел. - Молодого? - Ну да, этого, как его, Гошу. - Который пропал с И.
А.? - Его самого. - Тише. - А что? - Отец его здесь, зачем зря человека
тревожить. Все ведь слухи пустые...»
В. Ф. достаточно хорошо владел диссидентским жаргоном, чтобы
понимать, что Никодим обозначает стукача, а Константин Григорьевич
- КГБ. Все остальное было и так понятно. Вернувшись в гостиную, он
налил себе еще вина. Место на паркете рядом с сидящей в позе
лотоса девушкой было свободно, и он пристроился к ней.
***
М. К. подошел к Т. В., помог ей поправить шлем на голове.
- Можем заодно попробовать засечь недотыкомку, о которой ты
говорила. На вот, выпей, это увеличивает чувствительность...
Это все неправильно, неправильно, думала Т. В. Она плыла по
течению и не находила в себе сил сопротивляться. Этой ночью они
перебрались из лаборатории в квартиру М. К. - просторную
однокомнатную на проспекте Мориса Тореза. Раньше таких
просторных однокомнатных она не видела. Перебрались, якобы, для
того, чтобы «просветить критический район поисков под другим
углом». Она, конечно, чувствовала, к чему в стремится М. К., но он
честно разыгрывал спектакль. На столе у окна стояла какая-то
электроника. Непонятно, что - какие-то экраны, верньеры, небольшая
вертящаяся антенна. Приборы были включены, антенна вертелась, по
экранам бегали зеленоватые кривые. С тех пор, как она надела на
голову шлем, перед глазами иногда вспыхивали цветные искры.
Настраивая аппаратуру, М. К. одновременно рассказывал ей о своих
заграничных впечатлениях... Она слегка отпила через соломинку.
Алкоголь, мята, какие-то травы...
- Что тебя больше всего поразило на Западе?
- Трудный вопрос. Западные страны очень разные, в каждой что-то
свое.
Напиток, который ей предложил М. К., быстро ударял в голову,
однако его действие было легким, веселым. В голове слегка шумело,
как будто там лопались пузырьки шампанского. Она вдруг призналась
себе, зачем принимает ухаживания М. К., зачем пьет его странные
напитки. В глубине души она надеется, что это позволит хоть
ненадолго освободиться, забыть о своем долге - во что бы то ни стало
искать Гошу. Тем более, что она будто бы ради поисков Гоши это все
и делает.
- Когда я первый раз оказался в Штатах, меня там поразила чистота.
Удивительная чистота. Сейчас уже не так. Хиппи много. Всюду негры,
японцы, мусор. Порнография, - он посмотрел на нее с улыбкой. - Но
есть свобода, да. Никто никого не строит. Этого у них не отнимешь.
Ее кожа горела. Возможно, от странного напитка. Она отпила еще.
- Мы живем в страшном мире, - продолжал М. К. - Детские игры
кончаются, и выясняется, что все смертны. В конце концов, дело
именно в этом. Именно поэтому людьми можно манипулировать как
угодно.
- И какие же из этого выводы? Что надо пользоваться моментом?
- Да.
Именно в этот миг она и услышала знакомое жужжание.
Она повернула голову к окну. М. К., видимо, тоже заметил что-то
необычное. Он отодвинул свой стакан и повернулся к экранам. Ей был
виден угол двора, и там что-то двигалось. Позже она говорила себе,
что это был тот самый случай, когда страх и воображение усиливают
друг друга. Не могло же такое произойти на самом деле. Нечто во
дворе двигалось по направлению к дому и должно было скрыться из
глаз, заслоненное краем подоконника. Однако подоконник, стены, а
может, и ее собственное зрение приобрели какое-то новое качество, и
она продолжала видеть это довольно-таки неопределенное,
расплывчатое нечто, отчего ей стало очень страшно. Слово
«недотыкомка», вызванное из небытия М. К., усиливало ее страх.
Несвоевременная, как в кошмаре, ренгеновская острота зрения от
этого также усиливалась.
М. К. поднялся во весь рост и направился к ней. В руках он держал
второй шлем, от которого шел пучок проводов с присосками, как у
осьминога. Жужжавшая долгими зимними ночами в пустоте улиц
«недотыкомка»
прошла
сквозь
прозрачную
стену
и
материализовалась в комнате. Даже вблизи было трудно понять, что
это такое. Больше всего это нечто, оставаясь трудноуловимым для
привыкшего к четкости и определенности зрения, напоминало
изображенный художником-кубистом мотоцикл. На ее лице, наверное,
рисовался такой ужас, что М. К. оглянулся. Судя по его поведению, он
тоже увидел мотоцикл, но не испугался, а, наоборот, улыбнулся.
Подойдя к ней, он стал расстегивать на ней блузку. Она слабо
сопротивлялась.
- Да не бойся ты, это же электроды, - сказал М. К. и прилепил ей
присоску пониже ключицы. Прилепив их все, сам он тоже снял
рубашку и майку, а затем надел шлем. Кубистический мотоцикл
подрагивал в углу.
Он осторожно, придерживая за талию, подвел ее к мотоциклу.
- Садись. Теперь я сам, осторожно, чтобы электроды не отцепились.
Обними меня. Едем!
Несмотря на всю невозможность происходящего, в нем была
пугающая, материальная наглядность. Мотоцикл сорвался с места и
вместе с М. К. и Т. В., пройдя сквозь прозрачную стену, оказался во
дворе. Объехав детскую площадку, они вылетели на обледенелую
улицу. Гололед был, похоже, странному мотоциклу нипочем. Холода
она не чувствовала. С фантастической быстротой они оказались
возле того квартала, куда приезжали накануне на «пежо» с М. К. в
поисках ускользающего героя ее сна. М. К. остановился перед одним
из подъездов. Из подъезда вышел мужчина с пуделем. Смерил их
диким взглядом и поспешно отвернулся. Собака залаяла, но мужчина
грубо рванул поводок и уволок лающую и упирающуюся собаку за
угол. М. К. что-то переключил на руле, крутанул рукоятку, и мотоцикл
снова сорвался с места, влетел в подъезд и стал быстро подниматься
по лестнице, плавно поворачивая на каждой площадке, как на
виражах гоночного трека. Замедлил ход, остановился на одном из
этажей перед дверью. Она отчетливо разглядела белые цифры в
овале: 55. Затем ее зрение вновь стало «рентгеновским», и она
заглянула внутрь квартиры.
- Там никого нет, - сказала она.
М. К. чертыхнулся, развернул мотоцикл. Так же быстро машина
спустилась обратно во двор. Они вновь промчались мимо мужчины с
собакой. Теперь они ехали назад. Улицы, по которым бешено мчался
кубисгический мотоцикл, казалось, превращались в нагромождение
осколков. Остальное запомнилось смутно. Они вернулись в квартиру,
М. К. уложил ее в постель, и, отлепляя от кожи присоски электродов,
целовал в грудь и плечи, бормоча что-то о любви. «Таня, Танечка,
милая, ненаглядная, прости...» Он продолжал бормотать, но при этом
руки его не переставая мяли и гладили ее застывшее на морозе тело.
Потом было утро, ужасная головная боль и ощущение предательства.
***
- Смотри - «на пути перепуганной мчащейся наугад встает
бездорожная грозная...»... По-моему, гениально. Это про верблюдицу
и пустыню, из древнеарабской поэзии...
Утром В. Ф. тоже было стыдно. Он покинул интеллигентское сборище
вместе с Ларой (молодой женщиной, вокруг которой все вращалось,
пока она сидела на паркете). Ларой, как в «Докторе Живаго»
Пастернака. К его удивлению, она оказалась кандидатом физ.-мат.
наук. Жила одна в однокомнатной квартире... Она читала стихи, потом
они целовались... С утра он хотел уйти незаметно, но Лара
проснулась. Сварила кофе, пожарила яичницу. Достала откуда-то
бумажный прямоугольник с напечатанными под копирку номерами
телефонов. «На вот, все мои телефоны, может пригодиться». На
пороге, когда прощались, ему казалось, что она вот-вот заплачет. Он
коротко обнял ее за плечи, поцеловал в сухие губы и поспешно ушел.
***
- Здравствуйте, Федор Игнатьевич... Да нет, ничего, Федор
Игнатьевич, ищем... Почему, есть кое-какой прогресс, определенно...
Ну что вы, Федор Игнатьевич, как вы могли подумать. Никогда! Я вот о
чем хотел посоветоваться, Федор Игнатьевич. Возможно, есть третий
человек. В смысле, который пропал вместе с первыми двумя. Да, это
догадка... Из бесед с Татьяной Владимировной... Адрес известен, но
там никого... Я вот о чем, Федор Игнатьевич, - может, обратиться за
помощью к наружникам, у нас же были всегда в их отделе контакты.
Неофициально... Встретиться? Да, конечно, Федор Игнатьевич. В
любой момент... - М. К. посмотрел на Т. В., покачал головой и поднял
глаза к потолку. - В двенадцать тридцать? Где? Как всегда? Конечно
успею...
***
Тоска и досада... Т. В. и В. Ф. смотрели друг на друга и молчали. Он
сидел около кухонного стола с сигаретой. В сознании, как жилка на
виске, бились строчки, которые ночью ему читала Лара.
О гроза, гроза ночная, ты душе - блаженство рая,
Дашь ли вспыхнуть, умирая, догорающей свечой...
...Захлопнув входную дверь, Т. В. сразу прошла на кухню. Запах
сигаретного дыма чувствовался даже в коридоре, поэтому она
решила, что В. Ф. там. Всю дорогу, пока М. К. вез ее в теплом «пежо»,
- да нет, раньше, с того момента, как проснулась, - она думала, что и
как сказать В. Ф. Она воображала себе В. Ф. ночью, как он мается в
пустой квартире. Со справедливыми подозрениями В. Ф. ничего
поделать будет невозможно, но можно по крайней мере не давать его
мыслям внешнего, материального подверждения. В прошлом, уже
после рождения Гоши, у нее иногда бывали небольшие романы. Как и
у самого В. Ф. К сожалению, то, что произошло этой ночью, было
гораздо хуже - в этом предательстве наличествовал новый оттенок...
Ей было жаль В. Ф. Ей хотелось сказать что-нибудь такое, чтобы он
понял: в самой глубине, в сердцевине, ничего не изменилось, и она
по-прежнему его любит. А он сможет ее убедить, что она ни в чем не
предала Гошу.
В. Ф. испытывал примерно то же самое. Пока было время, он
пытался ликвидировать все материальные следы своего ночного
предательства. К сожалению, утром он обнаружил, что умудрился гдето порвать полушубок. Куря, он обдумывал, что сказать Т. В., и никак
не мог забыть, несмотря на горький запах табачного дыма, легкий
запах духов Лары. Проходя по коридору, где горел свет, Т. В.
заметила рваный локоть полушубка В. Ф. Это было неожиданно. Она
удивилась. В. Ф. с сигаретой на кухне выглядел несчастным и в то же
время виноватым. Они посмотрели друг на друга. Подготовленные
слова не могли сорваться с губ - губы парализовало. Они не в силах
были пошевелить языком - парализовало язык. Наверное, для такого
нервного паралича существует другое название, но дело не в этом.
Затянувшееся молчание было красноречивее слов, и оба они ясно
понимали это.
***
М. К. и Ф. И. сидели за столиком в кафе и вежливо беседовали.
Разумеется, сам М. К. никогда не думал о себе как об «М. К.», хотя
знал об этом прозвище. Любя порассуждать наедине с собой, иногда
вслух, иногда мысленно, особенно планируя какие-нибудь действия,
он чаще всего называл себя «мы». Не без иронии, но и не без
удовольствия - «нас» много, «мы» разные и «мы» на многое
способны... Разговоров с Федором Игнатьевичем он, однако, боялся.
Восхищаясь собой (без стеснения даже о себе судить справедливо признак сильного интеллекта), отдавал должное и генералу. Он покрестьянски проницателен, может догадаться (увы, есть, о чем) по
малейшим намекам, впасть в гнев - открытый (что не так страшно) или
тайный (что опаснее), умеет бывать безжалостным... Конечно,
вынужденный выход на пенсию пообломал ему зубы, но кто знает,
какие еще рычаги остаются у него под контролем...
«Вежливый предатель», - думал о своем собеседнике Федор
Игнатьевич. Себя он не называл мысленно никак. Человек действия
всегда должен быть чуть впереди рассуждений и наименований.
Какие основания были у него думать об М. К. как о предателе? Такие
же, как и у контрольных и проверяющих инстанций - недостаточные,
чтобы полностью отстранить от работы и подвергнуть суровому
наказанию, достаточные, чтобы держать подальше от наиболее
ответственных участков, например, не выпускать за границу. Что
произошло в Канаде? Насколько знал Ф. И. (в это время М. К. уже не
был его подчиненным), замечен был не связанный напрямую с
интересами дела интерес к некоторым наркотическим и психотропным
субстанциям. Объяснения - достаточные - М. К. вроде бы дал.
Передал своему куратору все контакты - насколько удалось
проверить. С тех пир, конечно, его личное дело не могло больше
считаться чистым... Но сейчас невежливый разговор оказался бы
малопродуктивным. Какой смысл быть невежливым, если они уже
поняли, что согласны в главном - в интересах обоих, чтобы дело с
исчезновением Краснопольского успешно разрешилось. Счастливый
конец не обязателен, но ответ должен быть ясным и
недвусмысленным.
- Ты думаешь, что из этих ее видений можно что-то извлечь?
- Не знаю. Но это не просто истерические видения. Она видела
факты, которым я сам был свидетелем и о которых ей никто не мог
сообщить. Например, в начале шестидесятых я был прикреплен к
профессору. Я говорил об этом. Мы ездили в Крым. С нами был еще
один человек, Семенов Георгий Валентинович. Простой лаборант,
но... вроде приближенного у И. А. Помогал ему в работе. Значительно
нас старше. Своеобразный тип. Личное дело, правда, в порядке.
Воевал шофером, в плену не был.
- И что же увидела Т. В.?
- Она точно описала нас троих. В Ялте, около гостиницы «Ореанда».
- Может, она тоже была тогда в Ялте? Поглядела на тебя и
вспомнила...
- Я проверял, первый раз она была в Ялте с мужем позже. Главное
не в этом. Она привлекла мое внимание к Семенову. Возможно, он
связан с этим делом. Я нашел его адрес. Но телефон не отвечает.
Возможно, он тоже пропал.
- Ты навел справки?
- Проверкой должен заниматься отдел, который занимается
исчезновением. Они ищут. Другие видения связаны с конкретными
кварталами - настолько точно, что я надеюсь локализовать дом и
даже квартиру.
- Надеешься совершить революцию в науке?
- Ну, как вам сказать, Федор Игнатьевич, - М. К. облизнулся.
- Не забывай только, что Т. В. - жена Краснопольского. Он мне нужен.
Ладно, давай думать конкретно. Кто сейчас занимается делом об
исчезновении?
- Подчиненные Малыша, ну, нашего «Алеши Поповича».
Онегин мысленно усмехнулся, думая об иронии положения. М. К.,
похоже, искренне верит в открытие на экстрасенсорном фронте, но
тогда он должен бояться, что Татьяна увидит еще какие-нибудь факты
из его прошлого. Например, что произошло в Канаде. Придется в
ближайшее время не выпускать его из виду. Придумает еще что с
перепугу... А вот «Алеша Попович», в отличие от М. К., как будто
сохраняет полную лояльность. Что ж... Основное дело (афганский
меморандум) все равно застопорилось. Ключевое свидание не может
состояться до завершения партсъезда. То есть впереди еще полтора
месяца... Как он ненавидел всякую мистику, особенно если от нее
попахивало психотропными субстанциями...
***
- Ты еще на что-то надеешься?
- Я - да.
Никакой внутренней уверенности он не чувствовал, но говорить
старался как можно более уверенно. Слово «надежда» по-прежнему
означало надежду, что Гоша найдется, как и во всех их разговорах
начиная с 16 декабря. Обмениваясь обрывками фраз, они просидели
на кухне, наверное, часа три - выкурили за это время пачку сигарет,
выпили чаю и кофе - пока, наконец, не перешли к делу: обмену
сведениями, которые каждому удалось собрать на извилистых путях
поисков Гоши. Единственным лицом, которое хоть как-то проступало
сквозь путаницу никуда не ведущих линий, оказывалось лицо второго
Гоши - этого Георгия Семенова, незначительного и в то же время
таинственного лаборанта из института механики. К вечеру внутренне
они почти примирились друг с другом. Стыд и боль было без слов
решено отложить на неопределенное будущее. Ни о чем больше не
хотелось думать. Т. В., впервые за долгие недели, приготовила
приличный ужин. В. Ф. настолько успокоился, что напечатал перед
сном несколько требовавших деликатной работы и давно
дожидавшихся своей очереди пленок.
Спать, однако, они легли раздельно. Уже засыпая, Т. В. обратила
внимание, что не слышит никакого жужжания за окном.
Глава 3.1976. Февраль-март
Проявляя фотографии, В. Ф. теперь часто слушал магнитофон, тот
самый, который Т. В. в начале января принесла из лаборатории М. К.
Магнитофон был кассетный. Вскоре В. Ф. обнаружил, что у его новых
знакомых из окружения Гоши можно легко позаимствовать кассеты. Их
давали охотнее, чем самиздат, возможно, потому, что их
происхождение было установить сложнее. Самиздат, оставшийся от
Гоши, В. Ф. выбрасывать так и не стал. Сам себе удивляясь и стыдясь
своего - не по возрасту искреннего - энтузиазма, В. Ф. погружался в
почти незнакомые ему доселе слои культуры. Ему не хотелось
думать, жив Гоша или нет. Пока тайна исчезновения оставалась
тайной, могла существовать надежда. В оправдание своего
легкомыслия он говорил себе, что пытается жить жизнью Гоши чтобы лучше понять его, чтобы почувствовать, что же все-таки могло
произойти... Он вообще теперь жил по-другому. Пил - иногда заграничные напитки, пусть даже купленные в советских магазинах, ел
- иногда - заграничные консервы, казавшиеся с непривычки
удивительно вкусными. Иногда ночевал у новых друзей... Перестал
считать деньги. Увы, время летело, а результаты «вживания в образ»
были ничтожны. Он со стыдом чувствовал, что ему больше и больше
нравится сам процесс.
***
Т. В. теперь снова ходила на свою обычную работу и редко
появлялась в лаборатории у М. К. В этот день, однако, она взяла
бюллетень, чтобы - в кои-то веки - посидеть с матерью. Отец,
дожидавшийся ее прихода, встретил на пороге, сухо поздоровался,
надел пальто и ушел. Судя по старому портфелю, старым ботинкам и
потертому «пирожку» на голове - в клуб филателистов. Он жил на
хорошую военную пенсию, у него была большая коллекция марок,
однако, идя в клуб, он всегда старался выглядеть скромно, опасаясь,
что его примут за богатого.
Она выбросила из головы мысли об отце. Простить его реакцию на
исчезновение Гоши было трудно. Другое дело - мама, мама, которая
ничего не помнит, не понимает, точнее, помнит и понимает только
сердцем, с тех пор как несколько лет назад безнадежно начала терять
память. Она, несомненно, будет расспрашивать о Гоше, не запоминая
ответов. Для нее времени не существует. И что ей говорить? Т. В.
сняла пальто, сапоги, нашла тапки. На кухне гремели кастрюли. Она
прошла на кухню.
- Таня... - мама повернулась, вытерла руки о передник. - Таня, ты
куда запропастилась? Гоша уже два раза заходил. Что с тобой?
В первое мгновение Т. В. и правда поверила, что Гоша мог заходить к
ее родителям. Ну да, зашел, а они никому не сказали... Она глядела
на растерянное лицо мамы. Мама подошла, и они обнялись.
- Ну, садись, садись, сейчас обедать будем, видишь, я готовлю...
- Извини, мама, что я так долго у вас не была, столько работы
навалилось, - Татьяна села. - А когда Гоша заходил?
- Не помню... Недели две назад... Тортик принес... После школы...
Вот все и становится на свои места, подумала Т. В. Заходил-то он
несколько лет назад, когда еще учился в школе. Было время, когда он
очень любил заглядывать к ним. Предпочитал даже готовить у них
уроки. Все - поиски самостоятельности и свободы. А теперь это
воспоминание внезапно всплыло. Мать снова отвернулась и
хлопотала у плиты. Т. В. казалось, что она все-таки что-то чувствует чует, что что-то тут не так, несмотря на потерю или, может быть,
полную запутанность ближней памяти.
-А все-таки нехорошо, что ты совсем не заходишь. И Валя твой (В.
Ф., - мысленно перевела Т. В.), нас совсем забыл.
-У него сейчас тоже очень много ответственной работы.
- А когда мы с тобой в Ташкенте были, в эвакуации, когда он на
соседней улице жил, у него время было. Дрова носил из подвала.
Это что-то новое, подумала Т. В. Она вообще не помнила, чтобы ей
доводилось встречать своего будущего мужа в Ташкенте. Дрова? Ну
да, печка там была, но в хаосе жизни ей больше запомнилась другая
квартира с дровяным отоплением, здесь, в Питере. Когда они с В. Ф.
поженились и родился Гоша, они после этого еще несколько лет жили
с родителями - то с ее собственными, то со свекровью. Свою квартиру
они получили только в середине шестидесятых. Квартира, где жила
свекровь, была с печным отоплением. Именно там, в дровяном
подвале, забавляясь с пластилиновым факелом, Гоша ужасным
образом обжег правую руку... Татьяна как сейчас помнила эту
историю. В субботу она отвезла Гошу к бабушке. Предполагалось, что
он останется на воскресенье. Свекровь собралась в подвал за
дровами, Гоша, конечно, пошел с ней, он не мог упустить такую
возможность. Он как раз обнаружил, что пластилин может гореть и,
поощряемый В. Ф., вовсю экспериментировал с новым открытием.
Карманных фонариков ни у кого не было, с лампочками в подвале
бывали проблемы. Свекровь запаслась свечкой, а Гоша сделал себе
факел, намазав пластилин на конец длинной лучины. В подвале
горящий пластилин стек на руку. По словам свекрови, если бы не
толстые стены, вопли Гоши было бы слышно на улице, но когда они
поднялись обратно, он уже только всхлипывал. Потом она вызывала
такси, ехала с Гошей в травмпункт. Рану очистили (он снова плакал),
засыпали стрептоцидом и забинтовали. Рана заживала медленно... В
общем-то, все обошлось, но на руке остался шрам, напоминающий
небольшую страну (вроде Болгарии) на географической карте. Мать
снова заговорила, что Т. В. слишком редко к ней заходит...
***
К последним числам февраля все было готово. Встреча с Леонидом
Ильичем должна была состояться сразу после окончания съезда
партии, первого или второго марта, в подмосковном Завидове.
Верные люди все подготовили. План продуман до мелочей. В ночь на
двадцать девятое «Красной стрелой» он едет в Москву... Но здесь, в
Питере, у него на контроле тоже оставались кое-какие дела. Прежде
всего дело Краснопольских, в котором появились некоторые
конкретные элементы.
Он узнал данные криминологического обследования квартиры
профессора Гордеева. Повсюду - множество отпечатков пальцев
самого Гордеева и Гоши. Идентификация трудностей не
представляла, отпечатки Гордеева имелись в архиве, отпечатки Гоши
можно было установить, сравнивая с отпечатками на его авторучке и
тетрадях. .. На кухне и в кабинете - несколько отпечатков Литвина,
«декабриста», писавшего курсовик под руководством профессора, но
в кладовке, где явно что-то произошло, в этой «секретной комнате»,
как ее окрестили, были только отпечатки профессора и его молодого
секретаря.
Сотрудники, непосредственно занимавшиеся исчезновением И. А. и
Гоши, выследили, наконец, «третьего человека», неуловимого
Семенова. Новые данные принесла и разработка Литвина. С
Семеновым как будто все оказалось просто. Как говорится, седина в
голову - бес в ребро. Полюбил старик сорокалетнюю буфетчицу из
кафе на Петроградской. Переселился в квартиру своей любовницы, к
метро «Лесная». Спрашивается, правда, что в нем нашла эта дама...
Что касается недавних показаний Литвина... На взгляд Онегина - чушь
собачья. Пример того, что выдумывают трусы, основываясь на слухах
и позаимствованных фантазиях. Иногда Онегину казалось, что на всей
так называемой научной фантастике не мешало бы поставить гриф
«для служебного пользования», чтобы защитить от нее слабые души.
М. К., с его репутацией (любитель наркотиков и мистических учений),
разумеется, предпочитал относиться к этому бреду иначе. Машина
времени! Якобы, Иван Александрович над ней работал! Смех, да и
только... Но при тщательном обыске в стене его квартиры найден был
тайник, а в тайнике бумаги с формулами, чертежами и
маловразумительными
комментариями...
Бумагами
теперь
занимались эксперты, и просто так отмахнуться от россказней
перепуганного Литвина было, к сожалению, нельзя... Онегин нашел
время, чтобы посетить таинственную квартиру в сопровождении
«Алеши Поповича» и одного из экспертов-криминалистов. Квартира
была просторная, не хуже, чем у самого Онегина. Выглядела сильно
запущенной.
- Гордеев больше года как отказался от приходящей уборщицы, заметил «Алеша Попович».
- Кроме отпечатков, что-нибудь нашли? - поинтересовался Онегин.
- Следы крови, судя по всему, самого Гордеева. Его группа. Но
немного - возможно, палец порезал. Платок, салфетки... Волосы - в
этой пылище их тысячи. В кладовке еще какие-то приборы были - чтото громоздкое - след на полу остался. Контуры на стене - тоже что-то
висело, потом исчезло. Что интересно - провода никто не обрезал такое впечатление, что, начиная с некоторого места, они вроде как
испарились.
- А когда это могло произойти? Пятнадцатого декабря?
- Криминалистическими методами это установить трудно. Незадолго
до исчезновения, иначе пыль успела бы снова собраться. Вся
надежда на показания.
Кладовка, с несколькими уцелевшими приборами, произвела на
Онегина довольно жалкое впечатление. Как, кстати, и любительский
тайник в стене, где были найдены документы. У входа в кладовку
сиротливо торчал большой рубильник.
- Чьи отпечатки на рубильнике? - спросил Онегин.
- Все тех же - Гордеева и Гоши.
- Центр управления полетами, - Онегин иронически улыбнулся. Вся
эта дешевая фантастика и мистика несказанно раздражала... Короче,
что можно успеть сделать сейчас, до отъезда в Москву, - усилить
нажим на Литвина? Провести допрос Семенова? Организовать очную
ставку между Краснопольскими и Семеновым? Ф. И., прижавшись
лбом к оконному стеклу, глядел сквозь голые ветви сада на башню
планетария за окном. Над черным куполом - лунный серп и звезда в
фиолетовых сумерках. Он с трудом представлял себе, что будет
делать, когда станет настоящим стариком, когда у него не останется
совсем возможностей для воздействия на ход событий. В конце
концов, в СССР, где от денег зависит немногое, все всегда делается
по принципу - ты помог мне, я помогу тебе. Если ты помогаешь
первым - это делается в расчете на будущую помощь. Инвестиции в
человеческий капитал. Капитал постепенно растрачивается, когда
больше нечем платить в ответ. Хорошо, что «Алеша Попович»,
многим ему обязанный, прислушивается к каждому его слову. А ведь
вполне могло быть иначе. Скурвился же М. К., давно уже играющий в
свою собственную игру. Его мысли вернулись к поездке в Москву. Там
он остановится у шурина, повидает других родственников. Надо будет
встретиться с сыном, который учится в МГИМО...
***
- Итак, Семенов... Где вы находились 16 декабря в районе 15 часов
дня?
- На Петроградской. В кафе у Лены - у Поповой Елены Михайловны.
- Это кто-нибудь может подтвердить?
- Лена может. Ну и, наверно, кто-нибудь из завсегдатаев.
- Вы говорили, что были знакомы с Гордеевым. А квартира его вам
знакома?
- Я давно там не был. С Иваном Александровичем что-нибудь
случилось?
- Это тайна следствия. Насколько давно вы там были?
- Видите ли, в семьдесят четвертом году мы с ним довольно сильно
поссорились. После этого я у него практически не бывал. Заходил раз
или два отдать кое-какие книги.
- А что явилось причиной ссоры?
- Да как вам сказать... Ему показалось, что я работаю на вашу
организацию.
- Гордеев занимался антисоветской деятельностью?
- Об этом мне ничего не известно. Можно понять его
подозрительность - при Сталине он много лет провел в заключении.
Позже он был реабилитирован.
- Вы знаете что-нибудь о секретной комнате в квартире Гордеева?
- Ни о какой секретной комнате мне ничего не известно. Что там
было? Три жилые комнаты, кухня, ванная, туалет... Еще кладовка.
- Кладовка могла использоваться как секретная комната?
- Что вы этим хотите сказать? Я, помнится, заглядывал, ничего
особенного там не было. Может, конечно, потом Гордеев ее и
засекретил...
- Правда, что через вас Гордеев заказывал в механических
мастерских детали?
- Существует порядок, бумаги. Все можно проверить.
- Это же какое-то дикое упорство, Семенов... Вам отлично известно,
что я имею в виду. В мастерских все налево работают без всякого
оформления.
- По мелочи, для быстроты, конечно, случалось.
- И что вы об этих деталях можете сказать?
- А что я могу сказать? Трубочка там или втулка - чертежей полных
или схем Иван Александрович мне не доверял. А экспериментатор он
был от Бога. Но не доверял никому. Так в протоколе и отметьте,
гражданин следователь.
- Кстати, Семенов, в последнее время вы большей частью не живете
по адресу прописки. Где вы проводите время?
- У Лены, где же еще. Мы, возможно, скоро поженимся.
- В кафе на Большом проспекте П.С.?
- Еще на ее квартире. Улица Грибалевой, 35, вы, наверное, сами
знаете.
- Сами понимаете, Семенов, все, что вы говорили, мы проверим...
- А сейчас я могу идти?
- Пока - можете. Распишитесь вот здесь. Вот ручка.
«Алеша Попович» подвинул Семенову письменный прибор с
установленной в нем толстой перьевой ручкой. После того как
Семенов расписался и вышел, он осторожно взял ручку платком и
положил в заранее подготовленную коробочку. Ту же роль - носителя
отпечатков - должен был сыграть и гладкий стакан, из которого
«Алеша» любезно предоставил возможность Семенову выпить воды
несколько ранее. Он не был обязан лично вести допрос Семенова, но
положение дел настоятельно этого требовало. Не последнее место
играл интерес, проявленный генералом... В чем он был солидарен с
Онегиным - так это в презрении ко всей и всяческой мистике, В этом
смысле он был верным учеником. Мистика - хорошее прикрытие для
предательства. Но эмоции в сторону, его собственные служебные или, скорее, лично-служебные - интересы также требовали более чем
пристального внимания.
«Алеша» снял очки, протер глаза. Помассировал лицо. Не так уж
часто он оставался один. Наедине с собой не обязательно быть
логичным и последовательным. Он очень устал. Хотелось бы так
держать в руках ситуацию, как он держал сейчас в руках свое лицо.
Война отделов, оргвыводы, критическая точка карьеры. М. К. успел
дослужиться до полковника, прежде чем попал в опалу. Потерял
Канаду, однако приземлился заведующим спецлабораторией.
«Алеша» был подполковником и всего лишь замом в своем отделе. В
этом чине и на этой должности - очевидная перспектива скорой
отправки на пенсию. (Чертов М. К. - стакан водки, третья звездочка на
дне...) Мучительный вопрос - кто выиграет при том или ином обороте
дела. Исчезновение! Похищение? Бегство? И вдобавок фантастические показания Литвина.
***
В. Ф. позвонил вечером. Татьяны, как всегда в последнее время,
дома не было.
- Валя? Это Алексей, - В. Ф. узнал голос «Алеши Поповича». - Есть
мнение, что вам надо устроить очную ставку с Семеновым.
- Что-нибудь прояснилось? Или это тайна следствия?
Разговаривая со старшим чином из ГБ, пусть и давним знакомым, В.
Ф. удивлялся небрежности своего тона. Влияние западных ветров?
Страх уменьшился, он лучше чувствовал невидимые координаты, в
которых происходит разговор. Понимал, что небрежный тон больше
нравится его собеседнику, чем просительный.
- Да нет, при чем тут тайна, - подумав, ответил «Попович». Жилистый старикан. Надо его прощупать насчет середины декабря.
- А очная ставка зачем?
- Ну, во-первых, может, вы его встречали раньше.
- Татьяна его во сне видела.
- О снах Татьяны - особый разговор. Глядишь, она его на чем-то
расколет.
***
Онегин, как и планировал, ехал «Красной стрелой». В спальном
вагоне. Он обдумал заранее, насколько это разумно с точки зрения
конспирации. Решил, что разумно. Главное - естественность. Что
может быть естественнее, чем отставной генерал, который желает
ехать в СВ? А если за ним следят, то на перегоне Ленинград-Москва
спрятаться трудно. Вызывать машину, чтобы ехать на вокзал, он,
однако, не стал, вместо этого они с женой вышли прогуляться до
метро «Горьковская». Людей на улице было немного, падал мягкий
снег, наводя на банальные мысли о нечистоте людских дел и о том,
что о ней не хочется думать в такой вечер. Если наблюдать издали,
единственная необычная деталь - он с дипломатом в руке. Издали не
заметно, что под кожей черного дипломата - металлический корпус, а
от ручки к запястью идет прочная цепочка. На Кировском он поймал
случайное такси. Ни по дороге, ни на вокзале слежки не заметил... В
двухместном купе Онегин оказался один. Тем лучше. Открыл кодовый
замок
дипломата,
достал
дорожный
несессер
(зеркальце,
электробритва, крем, зубная щетка, тюбик «Поморина») и любимый
свой роман - «Кима» Киплинга на английском. Под ними были две
запасные рубашки, смена белья. Внизу - бумаги в кожаной папке.
Онегин задумался, как быть с драгоценным дипломатом, если
понадобится сходить в туалет. Брать с собой? Туалет рядом, один на
два купе. Решил, что на пять минут дипломат можно оставить, закрыв
на замок и пристегнув цепочку к металлической опоре столика.
Проводник принес чаю. Онегин поблагодарил, запер дверь. Пил не
торопясь, глядя в темноту за окном, в которой иногда проплывали
желтоватые огни малолюдных деревень. В этих краях, конечно,
понятнее Лермонтов, чем Киплинг. Допив чай, лег и взялся за «Кима».
Тоже вот - никогда не надоедающая книга о поисках реки, которая
смывает все иллюзии. О мальчике и старике - тибетском ламе,
ищущих вдвоем эту реку. Он до сих пор иногда чувствовал себя таким
мальчиком, только старика рядом не было. Реку он, правда, однажды
искал. Хотя бы ручеек, чтобы напиться. Несколько дней, оставшись в
полном одиночестве, перед тем как попасть в детский дом. В степи
под палящим солнцем. Ныне он знал, конечно, о буддийском учении,
что все - иллюзия. Зря, что ли, полжизни работал на Востоке. Однако
в то, что настоящее - «здесь и теперь» - является иллюзией, он не
верил. Это давало силы бороться. Что касается прошлого... То, что он
вспоминал о своем детстве, нередко казалось ему именно такой
иллюзией.
Родителей, подобно киплинговскому Киму, он почти не помнил.
Правда, помнил деда с бабкой, в доме у которых рос, пока их не
пришли раскулачивать. Родители каждый год уезжали на заработки в
город... Дом у деда с бабкой был добротный, с оцинкованной крышей.
Возможно, поэтому их и раскулачили. Он убежал, спрятался в овраге,
ночью пробрался подальше от реки, в степь. Шел, не ведая куда,
стараясь только держаться в стороне от людей. Иногда вдалеке
слышались выстрелы, порой где-то что-то горело - по ночам над
горизонтом поднималось тихое зарево. На второй или третий день у
него, наверное, начались галлюцинации... Откуда у него мог взяться в
руках обрез? А труп молодого бойца в красноармейском шлеме - то
было видение или реальность? В широко раскрытых глазах юноши
застыло ситцевое небо, черное входное отверстие пули зияет над
левой бровью, суетятся вокруг мелкие степные мухи. Ему хотелось
верить, что это была галлюцинация. В то же время ему хотелось
верить, что самолет, а самое главное, летчик-галлюцинацией не
были. Он снова был один. Никакого обреза в руках. Сначала он
услышал рокот мотора.
Потом из-за опаленного солнцем холма выскочила и сама машина одноместный биплан. На фоне белесого от зноя неба четко
прорисовывались растяжки, скреплявшие между собой крылья,
растопырка колес под фюзеляжем. Самолет описал круг над головой
растерянно стоящего Феди и приземлился, подкатившись к нему
совсем близко. На землю соскочил пилот в кожаном комбинезоне.
Шлем, очки, усы... Он подошел к Феде, который опустился на колени.
Положил руку Федору на плечо. «Экий ты... доходяга». Рука была
тяжелая. Голова у Федора закружилась, перед глазами поплыли
красные круги. Следующее видение: то же лицо - над. Бульканье, вкус
воды на губах.
- В случае чего, говори всем, что ты от Игната. В детский дом тебя
надо.
Он действительно оказался потом в детском доме. Как это
получилось, он не помнил. Говорили, что его без сознания подобрали
возвращавшиеся в Харьков красноармейцы. Придя в себя, он упорно
твердил, что он от какого-то Игната, поэтому отчество ему записали Игнатьевич. Фамилию «Онегин» тоже дали в детдоме.
Чтобы отвлечься, Ф. И. погрузился в чтение «Кима», дожидаясь, пока
захочется спать. В романе Гималаи назывались просто холмами,
«hills». Это снова навело его на воспоминания. Долина Кулу, дорога
на Наггар. Конец периода дождей, выглядывающие из облаков горные
вершины. Дом Рерихов в Наггаре. Задание: установить наблюдение и
контроль. Индийские власти, благоговеющие перед Рерихом и его
семейством. Непростая задача - но какое счастливое время. Грязь только от сезона дождей и никакой крови... Хинаяна, махаяна... Он
лично предпочитал хинаяну - учение «узкого пути» в буддизме. Весь
мир может быть иллюзией, но - никакой мистики. В конце концов
Онегин заснул с раскрытой книгой в руке.
***
Каждую ночь В. Ф. думал о предстоящей очной ставке. С Т. В. уже
много недель они спали раздельно, даже когда оба были дома.
Просыпался, лежал без сна... Что за тип этот Семенов? В какой-то
момент он сообразил, что Семенова звали так же, как Гошу, - Георгий
Валентинович. Возможно ли, чтобы они знали друг друга? Быть тезкой
- чем не повод для более близкого знакомства? Со своим
профессором Гоша познакомился, только став студентом. Мог ли он
знать Семенова раньше? Какие-то кружки в университете Гоша
посещал, еще будучи школьником... В то утро В. Ф. был один. Т. В. так
и не пришла вечером. Он лежал в постели, курил. На часах начало
девятого. В этот момент в дверь позвонили. На площадке стоял Юра
Литвин. В. Ф., не показывая удивления, проводил его на кухню.
- Как хорошо, вы дома... Я чувствовал, что обязан вам рассказать,
что я заявил следователю. Я написал заявление. Они на меня давили,
ужасно. Я думал, что они успокоятся, если написать поподробнее.
Мне почти ничего не известно, так, кусочки. Надо было что-то
придумать, чтобы получился связный рассказ. На самом деле я не
верю, что она может существовать. Я написал в заявлении, что И. А.
изобрел машину времени.
- Чай будете? А что еще вы написали? Что он ею пользовался?
Вместе с Гошей?
- Да. Я надеялся, что они успокоятся, а они только и знают, что душу
мотать.
- А почему эта идея вообще вам пришла в голову?
- Ну давайте я расскажу... попытаюсь рассказать, что я
действительно знаю.
- Только по порядку.
- Попробую. Но это очень трудно. Вначале был этот разговор.
Разговор с И. А. Я писал у него курсовую. Он дал мне адрес, я стал
ходить к нему домой. Он не любил появляться в институте. В тот раз
он был сильно выпивши. Я даже не сразу понял, насколько. Только
когда прошли в комнату. Он усадил меня в кресло. Налил себе,
предложил мне выпить.
- Гоши там не было?
- Нет, в тот день нет, я уверен. И. А. начал говорить о путешествиях
во времени. О том, почему все думают, что это невозможно. Мол,
люди считают, что они могут себя вести как угодно. Что человек самый умный. Что законы природы не могут быть умнее человека.
- А они могут?
- Конечно. Откуда в квантовой механике одна частица знает, как
ведут себя другие? Но главное, говорил, главное - это скромность,
возьми, например, «тише едешь - дальше будешь». Почему все
понимают «тише» в смысле скорости? Можно - скромнее, без шума,
не нарушая причинно-следственных связей. А потом и говорит:
видишь, я сам проводил расчеты, и показывает тетрадку. Главное,
надо уважать некоторые принципы запрета.
- В тетрадку вы заглядывали?
- Нет, мы еще выпили, и он ее куда-то убрал. Потом он остался в
гостиной, а я пошел искать туалет. По ошибке заглянул в кладовку. В
ГБ они называют ее секретной комнатой. Там было много приборов, в
основном почему-то по стенам. Но на полу тоже. Большой
трансформатор, соленоид, провода. Я недолго ее рассматривал,
потом нашел туалет и вернулся.
- И вы снова говорили о машине времени?
- Почти нет - я пошутил, сказал, будь у нас машина времени - из
нашего времени можно бежать куда угодно. И. А. рассердился. Как же,
говорит, куда угодно! Но потом успокоился, говорит - если бежать, так
только в будущее.
- А потом вы о путешествиях во времени еще говорили?
- Я пробовал, но он больше не хотел возвращаться к этой теме. В
кладовку я хотел бы еще заглянуть, но потом она всегда была
заперта. Наверное, действительно была секретной.
- А в день перед исчезновением все было, как вы мне рассказывали?
- Да. Мне кажется, что после разговора со мной, в смысле, что меня
задержали на площади, И. А. был очень испуган. Он меня
выпроводил, а Гоша остался.
- Все это очень интересно, но зачем мне это рассказывать? Чтобы я
поверил в существование машины времени?
- Но следователи-то верят! Я хотел вас предупредить.
- Ну, спасибо... Кстати, Семенов-то какое отношение к этому может
иметь?
- Не знаю. Он мог, наверное, делать для И. А. детали. Все рабочие
делали. Я Семенова никогда не видел. Но я думаю, что в ГБ в идею
машины времени поверили. Ну, может, не поверили, но страшно
заинтересовались.
***
Т. В. сидела у стола и пила кофе. М. К. все еще спал, солнечные лучи
уже подбирались к самой его щеке, золотя волоски на коже. Щеку
хотелось погладить. Нет уж, одернула себя она... М. К. зевнул, веки
его задрожали. Просыпался он обычно нехотя. Всегда интересно
наблюдать за спящим человеком, неважно, близким или не очень.
Когда М. К. проснется, ее, вероятно, ждало продолжение не слишком
приятного разговора. Вчера М. К. предложил ей развестись с В. Ф. и
выйти за него замуж. Разумеется, он то и дело повторял, что ее
любит, но были у него и другие, на первый взгляд, более
рациональные аргументы. Они-то и вызвали у Т. В. недоверие и
тревогу. С утра Т. В. вообще казалось, что ей приходится иметь дело
с тщательно продуманным бредом. Впрочем, может, это и не бред, а
глубоко укоренившаяся склонность ко лжи и двойной игре. Но тогда -
чего хочет М. К. такой ложью добиться? Ей хотелось выкурить
сигарету, но М. К. был против курения в квартире. Итак, в чем же
состояли его главные аргументы? Что в них не так? Чего он хочет на
самом деле?
Если ты будешь со мной, нам будет гораздо легче работать вместе.
Ты сможешь и дальше развивать свои удивительные способности.
Положение В. Ф. бесперспективно в профессиональном смысле. Он
до такой степени спутался с диссидентами, что теперь только будет
тянуть тебя вниз. Ты хоть понимаешь, благодаря чему он может (мог)
жить, как живет? Числиться фотокорреспондентом в многотиражке
(появляться там раз в неделю), числиться на полставки в
фотолаборатории ЛИТМО? Подрабатывать на свадьбах и похоронах,
чтобы его при этом не обвинили в коммерческой деятельности?
Очевидно - благодаря нашему покровительству. А точнее,
покровительству генерала Онегина, которого «ушли» на пенсию и
который быстро теряет влияние. О себе М. К. говорил много и охотно.
Мне не повезло, на задании в Канаде я попал в неприятную ситуацию.
В служебном смысле в моем личном деле - пятно. Но если ты
разведешься и выйдешь за меня, в ближней перспективе это ничего
не испортит, а в более дальней мы имеем шанс стать выездными...
Разоткровенничавшись, М. К. не скрывал от нее желания остаться на
Западе. Намекал, что, возможно, им удастся перебежать вместе.
М. К. повернулся на бок, спиной к солнцу. Глаза его все еще были
закрыты, но губы улыбались. Наибольшие подозрения у нее вызывал
последний аргумент. В то, что они станут выездными, если она
выйдет за него замуж, было трудно поверить. Мужей и жен редко
одновременно выпускали за границу, за исключением тех случаев,
когда власти сами хотели, чтобы они там остались. Например, семья
Солженицына. Другое дело, очевидно, М. К. хочет извлечь все, что
возможно, из ее способностей. Может, продать ее каким-нибудь
зарубежным партнерам. Например, ЦРУ, вместе с ее даром... Слава
Богу, решение можно отложить, посмотреть, что он еще придумает.
Благо, на ближайшие дни есть хороший предлог - очная ставка с
Семеновым. М. К., наконец, открыл глаза. Высвободил из-под одеяла
руку, обнажил плечо. Несмотря на возраст и намечающийся животик,
у него было красивое спортивное тело - не то, что у сутулого и
узкогрудого В. Ф.
- Ну что, приняла решение? - М. К. откинул в сторону одеяло.
***
Софья Антоновна Онегина отчаянно любила своего мужа, хотя до
смерти устала быть женой разведчика. Когда Федя был рядом, она
забывала об этой усталости или, скорее, старалась о ней не думать,
однако ощущение возвращалось, когда он «отправлялся на дело»... В
прошлом, в тех случаях, когда ему приходилось работать под
прикрытием посольства, они обычно выезжали за границу вместе. Он,
конечно, периодически исчезал, оба при этом были согласны, что так
надо. Разумеется, она беспокоилась, но долгие отсутствия, когда его
посылали за границу одного, были хуже. Уж лучше беспокоиться,
зная, что, если все обойдется, он вернется, усталый, но
улыбающийся, через несколько дней. Конечно, неудачи тоже
случались, и тогда Федя возвращался чугунно-мрачный... Теперь они
жили в своей собственной стране, но она тревожилась. Как обычно,
Федя сказал, что едет в Москву, навестит брата, повидается с сыном,
учащимся в МГИМО, но она знала, что он едет по делу и беспокоится
за результат. Трудно не заметить долгие недели, потраченные на
подготовку поездки. Она заметила и особый дипломат, который он
взял с собой в дорогу. Проводив Федю, она вернулась домой. Заперла
наружную дверь, набросила цепочку, подумав, заперла вторую,
внутреннюю дверь. Спать не хотелось. Оставшись одна, она снова
остро чувствовала многолетнюю усталось. Федя обещал позвонить
только завтра, от брата.
Зазвонил телефон.
- Говорите. - Молчание... Последнее время, когда Феди не было
дома, такие звонки случались довольно часто, и это ее тоже
беспокоило. Она, разумеется, сказала об этом Феде, но он просто
пожал плечами. В эти дни он слишком был занят подготовкой к
поездке. (Она думала, что за звонками может стоять М. К.)
Снова позвонили, на этот раз в дверь. Она подошла к двери, которая
вела в тамбур, долго прислушивалась. Ни звука. В сорок восьмом
году, когда они с Федей только поженились, она мечтала о том, чтобы
стать актрисой. В редкую минуту откровенности Федя рассказал ей,
как погибла жена режиссера Мейерхольда. Как с ней расправилась
шпана по наводке людей Берии. Судьба Зиночки Райх ее не
прельщала. Она вернулась в спальню, выдвинула ящик комода,
достала из-под белья никелированный браунинг. Сняла с
предохранителя,
положила
под
подушку.
Из
небольшого
застекленного шкафа достала пухлый альбом в пунцовой бархатной
обложке. Старые индийские фотографии! Гималаи! Счастливое
время...
***
Верба ждала Юру на углу Первой линии и Среднего.
- Ну что, предупредил?
- Предупредил... Не знаю, что ему это даст. К разговору с ГБ всегда
трудно подготовиться. Слушай, давай посидим в каком-нибудь кафе.
На мгновение ему показалось, что пахнет весной, но это, конечно,
было иллюзией, ошибкой восприятия. С залива дул резкий ветер,
глаза слезились, на улице было холодно и промозгло. Правда, Верба
смотрела весело, что было лучше всякой весны, - последнее время
она редко одобряла его поступки. С тех пор, как его стали таскать в
КГБ, они вообще чаще ссорились, а виделись реже. Он улыбнулся.
***
Центр управления полетами... полетами... Поставлен в известность...
известность... Гора, казалось, заслоняла половину неба. Небо
разламывалось от сверкания ледяных граней. Да нет, это его голова
раскалывалась от боли. За ощущением головной боли пришло
ощущение холода. «Только не спать, только не спать», - повторял
голос в глубине еле теплящегося сознания. Ему казалось, что он
лежит на леднике, весь разбитый. Глаза, однако, были закрыты, без
помощи рук век было не разлепить. Болью пульсировал затылок. Чтото не то с правой скулой и верхними зубами. Язык нащупал костяные
обломки. Руки окоченели. На запястье левой, похоже, открытая рана.
Очень холодно ногам. Ни перчаток, ни ботинок. «Но чувствительность
сохранилась», - отметило сознание. Оно постепенно брало под
контроль разбитое тело. Запахи - холодной мочи, какой-то гнили.
Звуки... Где-то недалеко слышались человеческие голоса,
приглушенно доносились звуки уличного движения. Он же приехал в
Москву! С ним были важные документы! Он сумел дотянуть до лица
руку, пальцами разлепил веки. Кирпичная стенка, низкое небо. Чуть
повернул голову. Тошнота. Похоже на сотрясение. Оцинкованные
мусорные баки.
Память тоже возвращалась. Он приехал «Красной стрелой»,
собирался остановиться у шурина. Велел такси высадить его за три
квартала. Пошел дворами. Слежки вроде бы не было, но... Нападение
не было похоже на случайное нападение шпаны. Никаких
разговорчиков, подходов. Слишком все слаженно, слишком
профессионально. Наверное, за ним все-таки наблюдали, только
издали. Тогда и коммуникация у них была - с использованием
современной техники. Он попытался вспомнить последние несколько
секунд перед тем, как его ударили по голове и он потерял сознание.
Один стоял у баков. В ватнике, похожий на алкоголика. Но лицо, когда
он обернулся, было молодое, глаза внимательные. При виде этого
лица Онегин насторожился, хотя тип сразу же отвел взгляд. Глядя
себе под ноги, он двинулся наперерез. В руке у него была короткая
палка, вроде ножки от стула. Шел он не быстро, однако прямо и
твердо. В этот момент Онегин заметил вторую фигуру - на первый
взгляд, подростка с рулоном старых обоев. Подросток вышел из
подворотни. Онегину в нем тоже что-то не понравилось. То, как он
держал рулон? Третьего он почувствовал спиной - сработал старый
боевой инстинкт.
Успел полуобернуться, готовясь отскочить, подсечь нападающего.
Тоже какая-то серая фигура. Первый теперь мчался навстречу,
подняв ножку стула, похожую на дубинку. Последнее, что отметило
сознание, - рулон в руках подростка был нацелен прямо на него.
Он, однако, остался жив. Если действовали профессионалы, значит,
убивать не входило в их планы. Вопрос, что было их задачей - сорвать
его собственный план? Кто о нем знал и кому это было нужно?
Дипломат с бумагами они забрали. Он отодрал прилипший к асфальту
левый рукав, борясь с тошнотой, сел. Ни ботинок, ни перчаток, ни
шапки. Проверил карманы. Документы и бумажник исчезли. Нашел
случайно уцелевшие две копейки. Изо рта почему-то омерзительно
пахло перегаром.
***
- Софья Антоновна просила меня срочно зайти, я у нее.
- Хорошо, - голос В. Ф. на том конце провода был ровный, без
эмоций. Т. В. повесила трубку. С. А. сидела в глубоком кресле, закрыв
лицо руками.
- Да, ну вот, - она опустила руки. - Федя звонил из Москвы, на него
напали, страшно избили, отобрали документы, деньги. Это не
случайно. Вам ведь устраивают очную ставку с Семеновым? Я думаю,
опасность скорее угрожает ему, чем вам, но будьте очень, очень
осторожны.
- Может быть, надо Семенова предупредить?
- Что вы, Таня! Как вы его предупредите? Вы его совершенно не
знаете.
- Но, может быть, я сумею поговорить с ним до всякой очной ставки.
- Он вообще-то знает, что планируется? Может, он не захочет с вами
разговаривать? А вдруг он попытается скрыться?
- Вы считаете, что Алексей Сергеевич действительно пытается нам
помочь?
- Не знаю. Кому я не доверяю - так это М. К. Он вполне мог устроить
нападение на Федю. У Феди с собой были важные документы.
- А мог он быть замешан в исчезновении?
С. А. закурила, дала прикурить Татьяне.
- Ты последнее время с М. К. общаешься в сто раз больше моего.
Ты-то сама как думаешь, мог?
Татьяна задумалась, понимая важность обсуждаемой темы.
- В исчезновении он вряд ли замешан. Уж очень ему хочется узнать,
что произошло. А в остальном... Он с таким раздражением говорил о
Федоре Игнатьевиче. Но - организовать нападение?
- Его могла осуществить иностранная разведка.
- А бумаги... Они могли представлять для разведки интерес?
- Этого я не знаю. Не думаю, что нам стоит обсуждать дела Феди. Ты
сегодня ночуешь дома? У меня к тебе просьба - пожалуйста, не
встречайся с М. К. до очной ставки с Семеновым. Лучше бы с ним
вообще не встречаться - ты еще не знаешь, на что он способен. И я
бы хотела, чтобы сразу после ты снова встретилась со мной. Потом я
поеду в Москву, чтобы увидеться с Федей. Ночуй у меня или поезжай к
мужу. Только не встречайся с М. К.!
- Я лучше поеду домой.
***
- Расскажи мне еще немного об этих своих снах. Из-за чего весь сырбор, что вы так упорно с М. К. исследовали? В конце концов, чего
достигли?
Т. В. чувствовала необходимость прояснить свои отношения с В. Ф.
ради правильного душевного настроя накануне встречи с Семеновым.
Как ни крути, В. Ф. - единственный, с кем ее внутренний камертон
может быть в резонансе. Разговор, впрочем, разворачивался не
лучше и не хуже обычного.
- Я думаю, что без моих снов они вообще вряд ли бы обратили на
Семенова внимание. Ты, кстати, тоже.
- Но конкретную информацию о Семенове я собрал безо всяких снов,
- возразил В.Ф. - Причем достоверную. А что достоверного узнала ты,
кроме адреса?
- То, что Семенов вообще имеет отношение к делу. Насколько
близким другом И. А. он был. Что он ездил с ним в Крым. Наконец, что
они ездили втроем, вместе с М. К.! Если бы не мои сны, М. К. и
говорить бы об этом не стал. Твоя достоверная информация - одни
разговоры. Никто из этих людей не был с ним близок.
- Хорошо, - согласился В.Ф. - О чем мы будем говорить завтра? Ты
уверена, что во дворе около дома И. А. мы видели именно Семенова?
Будем мы это упоминать?
- Я бы держала информацию на крайний случай. Если сказать, что
мы видели Семенова, ГБ его у нас отберет. А так, может, удастся с
ним встретиться потом.
- Раз нам известен телефон Семенова, почему бы не позвонить ему
сейчас?
- Об этом предупреждала С. А.! Он не знает, что ему предстоит очная
ставка с нами. Если с ним связаться сейчас, он может попытаться
скрыться.
Т. В. решила пока не касаться информации, полученной от М. К., о
том, что вся работа В. Ф. как фотографа оказались под угрозой,
поскольку зависела от хорошего отношения КГБ и покровительства
генерала Онегина...
***
К концу вторых суток Онегин почти перестал опасаться за свою
жизнь. Дело было не в травмах - они жизни не угрожали. «Крепкая у
вас голова», - заметил хирург на отделении. Онегин, однако, был
уверен, что наносивший удар умел рассчитывать свои силы и знал,
чего хочет. Ему выбили несколько зубов и сломали нос. Самой
серьезной из травм было раздробление скуловой кости - повидимому, удар дубинкой. Осколки проникли в гайморову пазуху.
Несомненно, предстояла операция. Дело было не в травмах, а в
смысле случившегося. Поначалу он не был уверен - может, ему всетаки полагалось умереть. Он выбрался со двора в одних носках, в
рваной одежде, с разбитым лицом, в чистом виде - избитый до
полусмерти алкаш. Кстати, уровень алкоголя в крови действительно
был велик. Вряд ли, пока он лежал без сознания, ему залили
спиртного в рот. Может, сделали укол в вену. На запястьях были
следы инъекций. Он нашел телефонную будку, позвонил шурину.
Шурин приехал на такси, забрал его. От шурина он обязан был
позвонить в отдел, известить о происшествии. Результат - за ним
прислали «скорую», положили в спецбольницу. Все это еще не
позволяло сделать однозначных выводов. Какова была цель
нападения, кому оно было нужно? Какой-нибудь иностранной
разведке? Он-то знал, что порой на ЦРУ, на англичан, на немцев, на
израильтян готовы валить все, что угодно. Но не менее хорошо он
знал, что их агенты реально существуют и способны, если
необходимо, действовать решительно в таком относительно открытом
городе, как Москва.
У американцев и англичан есть интересы в Афганистане. У них могут
быть источники информации в его собственном окружении - нельзя
исключать того же М. К. Правда, никто в этом окружении об этой
поездке, а тем более о ее цели не знал. О цели поездки не знала
даже родная жена. Куда более вероятным представлялось, что
нападение организовали «свои». Несколько человек из окружения
Леонида Ильича были в курсе, иначе не организовать встречу. Кто-то
вполне мог быть источником утечки информации. Нападавшие
завладели докладом, документами. Заказчики теперь вольны
распоряжаться этими материалами, как угодно. В каком-то смысле это
хуже, чем если бы он просто погиб. Теперь его аргументы, а также
всех, кто мог бы думать, как он, можно дискредитировать заранее... В
срыве встречи теперь обвинят его самого. Нападение явно
спланировано так, чтобы его самого можно было выставить шпаной,
каким-то акоголиком. Если попытаться организовать новую встречу,
уже сформируется соответствующее «мнение»... Печальный вывод:
операция его противниками проведена блестяще, его план погиб, но
жизни, по всей вероятности, ничто не угрожает. Моей жизни ничто не
угрожает, зато угрожает сардару Дауду и Афганистану. Теперь старик
никогда не узнает, как я пытался спасти его страну, думал Онегин.
***
То, что перед ними тот самый старик, которого они видели во дворе
дома И. А., стало им ясно с самого начала очной ставки. Но они
ничего
не
сказали
с
подчеркнуто
равнодушным
видом
перекладывавшему на столе бумаги «Алеше Поповичу». Т. В.
смотрела на руку Семенова, стараясь не выдать своего
замешательства. Она чувствовала на себе внимательный взгляд
«Алеши». Семенов воспользовался тем, что «Алеша» глядит на нее, и
еле заметно пожал плечами. Шрам на руке. По форме - точно такой
же, как был у Гоши. Такое знакомое пожатье плеч. Что означают эти
совпадения? В. Ф. встретился с Семеновым взглядом, но тоже
постарался никак не показать своего удивления. Глаза из его сна,
глаза человека на мопеде. Главное, что Т. В. и В. Ф. почувствовали
независимо друг от друга - ни в коем случае нельзя допустить, чтобы
«Алеша Попович» догадался о том, что происходит между ними и
Семеновым.
- Я хочу напомнить вам парочку адресов, - сказал «Алеша Попович».
- Вот, скажем, дом 35 по улице Грибалевой, квартира 55. Татьяна
Владимировна, Валентин Федорович, этот адрес вам ничего не
говорит?
- Говорит, почему же, - пожал плечами Семенов.
- Погодите, Семенов, я не к вам обращаюсь!
- Я помню номер 55, - Т. В. говорила медленно. - А где это,
Грибалевой?
- Недалеко от метро «Лесная», - сказал «Алеша Попович».
- Я видела этот номер во сне, - сказала Т. В.
- Это квартира Елены Михайловны, моей будущей жены, - сказал
Семенов.
«Алеша» бросил на него сердитый взгляд, но продолжал
расспрашивать Т. В.:
- Однако гражданина Семенова вы там не видели?
- Нет.
- Хорошо, вот еще один адрес...
К этому времени Т. В. почти перестала слушать. Она ощущала, что
мысли «Алеши Поповича» не составляют для нее секрета. Была ли
это телепатия или только иллюзия, мнимость? Ее не сильно это
заботило. В данный момент, например, представлялось ей, он думал,
что черт его дернул заняться делом, в котором замешаны его
знакомые. Но куда более важные проблемы требовали от нее
немедленного решения. Если это он - она посмотрела на Семенова если Семенов это ее Гоша, каким-то неведомым образом чудовищно
постаревший («петля времени», - подсказал тихий голос), то почему
на него не показывает в этот самый момент стрелка внутреннего
компаса, того «шестого чувства», которое вело ее в ее снах? Почему
ощущение узнавания основано на каких-то внешних, поверхностных
признаках?
«Если кто-то не хочет быть замеченным, он тем самым создает себе
защиту, лишь бы желание было достаточно сильным», - сказал все
тот же тихий голос.
«Алеша Попович» протянул через стол фотографию.
- Да, я видела этот дом, - сказала Т. В., чтобы только отвязаться от
«Алеши».
- Это кафе, где работает Лена, - сказал Семенов.
В том, что касалось чтения мыслей «Алеши», Татьяна была не
совсем права. Мысли его были значительно более сложными. Перед
ним тоже стояли важные проблемы, требовавшие от него если и не
немедленного решения, то немедленного принятия решений. Новые
данные: отпечатки пальцев на авторучке и на стакане, полученные им
во время допроса Семенова, совпали с отпечатками Гоши,
найденными в профессорской квартире. Однако криминалистике не
известно случаев, чтобы отпечатки двух различных людей совпадали.
Выводы? Прося провести анализ отпечатков, «Алеша» никому не
говорил, где и каким образом они получены. Почему бы и нет небольшие услуги между коллегами. Никому вообще не было
известно, что он брал отпечатки Семенова. С точки зрения
материалов дела Семенов оставался всего лишь незначительным
свидетелем, не имеющим прямого отношения к исчезновению. Теперь
только от «Алеши» зависело, дать или нет ход своему открытию. Кому
эта информация будет выгодна? М. К. с его отделом? Дойдя до М. К.,
она даст толчок в поддержку любых необычных теорий, вплоть до
бредовой теории машины времени. М. К. окажется на коне... «Будет
он точно генералом», - переиначились в мозгу слова дурацкой
песенки. Ненавистное ухмыляющееся лицо, стакан, звездочка на
дне...
А если информацию придержать? Конечно, успех расследования
лучше, чем неудача, но никто не ждет успеха. Дело считается глухим.
Если кто и виноват, так это те, кто обязан был следить за квартирой.
Расследование поручили их отделу только после того, как стало ясно,
что произошло действительно нечто серьезное - в данном случае,
исчезновение. А что означает покушение на генерала? Какое
отношение оно может иметь к делу об исчезновении? Кто за ним
стоит? Не означает ли оно, что сам «Алеша» теперь находится в
«группе риска»? Вполне возможно, что серьезные силы внутри самой
Организации не хотят, чтобы расследование закончилось успешно. И
что необходимо в этом случае предпринять, а чего предпринимать не
следует? Трудно выбирать между тихим служебным самоубийством и
вполне реальным риском для жизни. Правда, служебное
самоубийство на вкус несколько слаще, если оно позволяет выбить
почву из-под ног соперника. Да, информацию необходимо держать в
секрете, решил он. Тайна - высший козырь.
- На сегодня, пожалуй, хватит. Протокола пока составлять не будем,
продолжим разговор, если понадобится. Давайте сюда ваши пропуска,
я подпишу.
Прозрачность, непрозрачность... Всем присутствующим очень
хотелось, чтобы сознание остальных было для них прозрачным знать чувства, знать мотивы, знать правду. Но даже Татьяна теперь
сомневалась в том, что это возможно, и кажется, даже догадывалась
почему. Это как в гипнозе - невозможно заставить человека сделать
то, чего он в самой сердцевине своей души по-настоящему не хочет.
Зато - и в этом она была уверена, Семенов дал им с В. Ф. свое
молчаливое согласие на встречу, встречу без посторонних, на которой
наконец выяснятся все тайны.
НИКА БАТХЕН
Не стреляй!
Рассказ
Джуда шваркнуло по глазам мокрой плёткой волны. Макинтош
протекал у шеи, подлая влага сочилась внутрь - в теплоту буршлата, в
красную шерсть фуфайки, к голому зябкому телу. Штурвал скрипел,
стакселя хлопали, палуба словно плыла под ногами. Жёлтый фонарь
на носу «Дамиетты» перестал притягивать взор, чёрное крошево
брызг наконец разделилось на небо и море. Завтра шхуна придёт в
Бристоль, два дня на разгрузку - много бочек вина и масла, мешки с
инжиром, бочонки с перцем и ароматной гвоздикой, - и гуляй себе
вволю, матрос! Красавица «Дамиетта» казалась Джуду чересчур
чистенькой, слишком благочестивой. О капитане болтали, будто он
ходил на Армаду под началом самого Дрейка и так же, как мрачный
Фрэнсис, умел завязывать ветер морским узлом. Но грог матросам
выдавали только по воскресеньям, а за каждое богохульство
полагалось по лишней вахте. Не о такой жизни мечтал Джуд Хамдрам,
впервые поднимаясь на палубу... Говорят, что в Бристоле вербовщики
собирают отчаянных молодцов для каперов - кувыркаться в зелёных
волнах южного океана, щипать за бока жирных испанцев и
разряженных, словно девки, французов, вволю палить, пить ром
каждый день и получать за труд полновесное золото...
Наконец море стихло, и небо стихло. Белый серпик луны зацепился
за рею. Джуд вздохнул - через несколько долгих минут рында ударит в
седьмой раз, и Билли Боу, добрый старина Билли, высунет сонную
морду из кубрика, чтобы сменить приятеля. Можно будет сжевать
припасённый с обеда сухарь, скинуть мокрый буршлат, разуться...
Ресницы матроса слипались словно сами собой, голова опустилась и
Джуд ткнулся носом в колючий канат...
- Очнись, щенок! - прохрипел над ухом знакомый голос. - Гляди! Когда
ещё такое увидишь.
Джуд вздрогнул - капитан испугал его. В глазах мутилось после
секундного сна, туманное молоко шевелилось и двигалось... Это же
птицы! Сотни белых, безмолвных, словно призраки, альбатросов
закружили над мачтами, то по спирали взмывая вверх, то паря на
распластанных крыльях, то падая вниз к самой палубе. Медленные
движения, быстрые взгляды, хлопанье мощных крыльев - словно
господь послал ангелов провожать «Дамиетту» до порта.
- Птичий вторник. Альбатросы - это мертвые моряки - те, кто умер без
покаяния и похоронен в море. Раз в году незадолго перед рассветом
они ищут знакомые корабли - чтобы мы вспоминали о мёртвых и
молились, чаще молились за их грешные души, - угол рта у сурового
капитана Мюррея искривился на миг.
- Да, сэр, - отчеканил Джуд. Ему стало чертовски стыдно - чуть не
уснул. А этот святоша сделал вид, будто всё о'кей. И на чаек дурацких
пялится.
...Величественный, плавный птичий танец и вправду походил на
молитву, лучи рассвета касались широких крыльев. Кэп задрал к небу
лобастую голову и шевелил губами, повторяя слова заупокойной
службы. Его крупные кулаки были сжаты так, что побелели суставы.
За спиной задышали - старина Билли тоже вылез на палубу, и
одноглазый Йорк с ним, и Поллок, и Вижу. Кок Маржолен тяжело
опустился на колени, по круглому лицу добряка потекли настоящие
слёзы. Чёртовы альбатросы словно зачаровали команду... и его тоже.
Джуд отпустил штурвал: на глаза ему вдруг попался прислонённый к
мачте мушкет. Солнце вспыхнуло, словно сорвали занавес. Никто не
успел перехватить матроса.
- Не стреляй!!! - крикнул Мюррей, но было поздно. Грохнул выстрел, и
на палубу шлёпнулась мёртвая птица.
Альбатросы ринулись на корабль. Сотни крыльев хлопали над
головами опешивших моряков, касались волос и одежды. Птицы
лавировали между снастями, раскрывали грозные клювы, пикировали
на головы, словно целились выклевать людям глаза. Команда
замерла в ожидании неизбежной и страшной схватки. Кэп Мюррей
скинул расшитый мундир, рванул рубашку и шагнул вперёд,
раскрывая руки, как крылья. Огромная птица упала к нему на грудь,
капитан пошатнулся, но устоял. Объятие длилось одно нескончаемое
мгновение, альбатрос сорвался в небо, за ним помчались все
остальные.
...Команда медленно приходила в себя. Джуд вжал голову в плечи глупая
шутка,
кажется,
обещала
обернуться
серьёзными
неприятностями. На лицах матросов читались ярость и гнев, Билли
коротко выругался. Йорк помог капитану набросить на плечи мундир кэп прибавил лет десять за эти минуты. Кто-то из вахтенных сунул
фляжку, Мюррей отхлебнул, закашлялся, бледные щёки порозовели.
Мёртвая птица лежала на палубе, словно кусок полотна. Капитан
взглянул на труп, на Джуда, снова на труп... и рявкнул:
- Верёвку!
Повесить? За альбатроса? Джуд взвыл:
- Сэр, за что?! Это же птица, обычная птица!
Сочувствия он не встретил - капитан и команда смотрели на
преступника одинаково нехорошо. Ушлый юнга приволок моток
пеньковой верёвки и стал неторопливо её разматывать. С реи капнуло
натёкшей водой, Джуд моргнул и представил - вот сейчас он умрёт,
станет тушей, как этот в бога-душу-мать трахнутый комок перьев.
Капитан взял верёвку, прикинул её на руке - и одним гладким узлом
перехватил за лапы дохлого альбатроса, а другим завязал петлю.
- Убил - носи, треска дурная. Как в Бристоле причалим, чтобы духу
твоего на моей палубе больше не было. Парни, в трюм его. На хлеб и
воду.
- Есть, сэр! - откликнулся Билли Боу.
...А ещё друг... Билли не бил, не связывал - просто бросил в тесную,
воняющую дерьмом и рыбой клетушку, где по полу плескалась
нечистая вода. Пожалел, конечно, - приволок сундучок, два куска
солонины, большой чёрный сухарь, пообещал вечером принести грога
с раздачи. Но Джуду почему-то не нравилось, как опускал глаза
приятель, - так смотрят на раненого, которому корабельный врач
поутру собирается отнять ногу. Неприятность вышла изрядная, но не
смертельная - в Бристоле можно будет наняться на другое судно,
зажить и сытней и куда веселее.
- Понимаешь, т-ты, парень, - от волнения Билли всегда заикался, - у
Мюррея брата убили. Давно ещё, когда с испанцами воевали. Капитан
тогда щенком был совсем, а Мюррей-старший помощником капитана
ходил на «Прекрасной Элизабет». Хороший был офицер, щедрый и на
зуботчины, и на выпивку, ругался, как сам морской дьявол. Драчка
тогда выдалась жаркая, испанцы нам борт прострелили у ватерлинии,
мы в абордаж собрались, тут-то его и сшибло - руку напрочь оторвало
и в воду сбило картечью. Он кричал-кричал, а подмоги-то не дождался
- сгинул без покаяния. Потому-то наш кэп и молится, и команду
блюдёт, и все заработки монахам сплавляет - надеется отмолить
братнюю душу.
Ошарашенный Джуд кивнул. Говорила ему мамашка, когда трезвой
была: думай, что делаешь, головой думай, чтобы жопой не отвечать.
И закрепляла урок - когда верёвкой, когда куском сети, а когда и
треской по чему ни попадя.
- В общем, это... не п-п-повезло тебе, парень, - Билли хотел добавить
ещё что-то, но не стал. - Сиди пока, ввечеру принесу выпить.
Тёмный трюм оказался не лучшим местом для отдыха и ночлега.
Снять сапоги Джуд не рискнул - крыс на корабле было больше, чем
вшей в бороде у боцмана. Пришлось прислонить сундучок к углу и
усесться на нём подобрав ноги. Дохлая птица успела оттянуть шею,
она казалась липкой на ощупь и очень тяжёлой, но снимать её было
рискованно - Мюррей вполне мог добавить, с полсотни линьков за
непокорство. Джуд достал из кармана кусок солонины, вцепился в
него зубами и так и заснул с мясом во рту.
Разбудили его крысы. С десяток тварей сидело на нём - на коленях,
плечах, даже в волосах. Он не видел зверей, но чувствовал их тепло,
острые морды, маленькие когтистые лапки. Самая наглая забралась
на спину чёртову альбатросу и обнюхивала лицо. Джуд вспомнил, что
болтали о тварях в кубрике, будто бы сперва они выгрызают глаза и
щёки. Он хотел заорать, но не смог открыть рот - челюсти свело от
страха. Крыса дотронулась горячим язычком до его носа и фыркнула Джуд готов был поклясться - тварь смеялась. Она коротко запищала,
словно давая команду, и спрыгнула в темноту. Остальные грызуны
последовали за ней. Остался только отвратительный запах, словно
клятая птица висела на шее не пару часов, а неделю. Стало холодно.
Джуд свернулся клубком, натянул на плечи мокрый буршлат и
задремал снова.
Ждать пришлось долго. Билли так и не стал спускаться к приятелю,
путешествие затянулось почти на сутки. В Бристоль «Дамиетта»
прибыла вечером пятницы - Джуд почувствовал, как остановилось
движение деревянного корпуса, - но из трюма его вытащили только
утром субботы. Альбатрос к тому времени пах, как целая сотня
издохших птиц, под перьями копошились белёсые черви. От долгой
неподвижности у Джуда подгибались ноги, солнечный свет бил в
глаза, заставлял щуриться и отворачивать голову. Команда стояла
вдоль борта, словно провожала покойника. В лицо никто не смотрел.
Кэп Мюррей тоже выглядел грустно - похоже, эти дни старый святоша
пил горькую.
- Вот твоя плата, матрос Хамдрам. И ступай с богом.
Две золотых «Лиззи» и десять шиллингов. Подряжались на фунт.
- Спасибо, сэр! Простите...
- Ступай! - в голосе капитана появились тяжёлые нотки.
Джуд подхватил сундучок и спустился в шлюпку. Старина Билли
вывез его к причалу и даже обниматься не стал - похлопал по плечу,
вздохнул:
- Бывай, парень!
Преисполненный благодарности, Джуд хотел подарить ему запасную
трубку - почти новую вересковую трубку с удобным мундштуком, - но
приятель мотнул головой и налёг на вёсла. Шумный порт дожидался
Джуда, кучерявые девки истосковались без поцелуев, а какой-нибудь
капитан Пушка только и ищет в команду молодого свирепого
храбреца... Осталась сущая мелочь. В последний раз Джуд окинул
взглядом стройный профиль «Дамиетты» - под лучами апрельского
солнца она как никогда походила на чопорную фламандку, - взял
сундучок поудобнее и зашагал куда глаза глядят. Мимо шикарных
шхун и утлых рыбачьих судёнышек, мимо пышных, словно
аристократы, королевских судов и хищных каперов... «Быстрый»
слишком обшарпан, на «Мальтийце», капитан сволочь, а вот узкая,
словно морда борзой «Арабелла» - самое то. Ладонь Джуда
потянулась пригладить короткие словно скрученные из бронзы
волосы... да, птичка. За голенищем прятался любимый испанский нож
- подхватить верёвку у горла так, чтобы не срезать кожу, потом
побриться, сменить рубаху - и чем я не капер Хамдрам?... Аааааах!!!!
Боль оказалась такой неожиданной, что Джуд упал на колени. Лезвие
и ладони были в крови, тёплые капли стекали по грязным перьям.
Кровоточила верёвка. Из надрезанных серых волокон сочилось алым,
словно Джуд рассадил себе кожу. Вдруг - то ли от ветра, то ли от
солнца - показалось, что мёртвая птичья голова шевельнулась и
злобно зыркнула. Что за дьявольская чертовня? Джуд попробовал
снять верёвку руками, кольцо моментально сжалось, перехватив
горло. И молитву прочесть не вышло - верёвка впивалась в шею на
каждое «отче наш». Дрожащей рукой Джуд поскрёб в затылке похоже, он попал в переплёт. А куда податься матросу, у которого
неприятности?
Трактир «Отсоси у адмирала» был самым шумным и многолюдным в
порту. Офицеры в расшитых мундирах заглядывали туда редко, а вот
матросы, гарпунёры, вербовщики и прочий сомнительный, но весёлый
морской народ охотно пил и закусывал в заведении. Мало кто имел
силы удержаться от соблазна отсосать четверть пинты ямайскго рома
через дырочку в «адмиральском» бочонке - те, кто мог не пролить ни
капли и остаться стоять на ногах, не платили за выпитое. Джуд не
прочь был попробовать тоже... при случае, а сейчас не стоило и
пытаться. И без того тяжкий запах падали вызвал гримасы на лицах
немногочисленных в утренний час посетителей.
Одноглазый трактирщик, похожий на стареющего хорька, остро
глянул на нового гостя.
- Плата втрое. За постой тоже.
- Ты чего, перекушал с утра, хозяин?
- Втрое или вали. Кроме меня, в Бристоле тебе койку никто не сдаст,
- спокойно сказал трактирщик и отвернулся к стойке.
«Чтоб ты лопнул от жадности», - подумал Джуд, но произнёс другое:
- Рома. Мяса. И комнату на три дня.
- Три с половиной... Пять шиллингов. И имей в виду, девка с тобой не
ляжет. По крайней мере моя, - подбил итоги трактирщик. - Джинни,
детка, тушёной баранины и ещё порцию рома!
Злой как чёрт, озадаченный Джуд сел за дальний угловой стол. Все
вокруг понимают, что он в полной жопе. Но, чтоб черти трясли
капитана Мюррея вместе с трёпаной «Дамиеттой» и вонючими
альбатросами, что случилось?
Пышногрудая Джинни проворно выставила на стол тарелку с
дымящимся мясом, кусок серого хлеба, кувшин и кружку. Служанка не
улыбалась, и даже вид золотой монеты, словно случайно вынутой из
кошелька, не привлёк её взор. Джуд вздохнул и принялся за еду. Вонь
дохлятины портила аппетит, но сладкий и крепкий ром сглаживал
неудобство, словно масло смиряет буйство волны. О поверье не
убивать чаек Джуд слышал ещё от деда Хамдрама и рыбацкие байки
не мешали ему воровать из гнёзд и высасывать чаячьи яйца.
Взрослых птиц тоже случалось подбивать палкой, на вкус они были
так мерзки, что Джуд предпочитал голодать или таскать рыбу из чужих
лодок. Говорят, у матросов другие законы... За три «настоящих» рейса
он наслушался и про пламя святого Эльма, и про старика Голландца,
и про девок с собачьими головами, и про мисс Бурю, которую моряки
пугали, сняв штаны всей командой... а вот про альбатросов
запамятовал...
...Вард плавал с севера на юг,
Любил щипать за щёчки юнг,
Он вешал турок вдоль стропил,
И такелаж в порту пропил,
Как только грянет пушек гром,
Сэр капитан глотает ром.
До самых северных морей
Задиры Варда нет храбрей...
Нестройный матросский хор затянул долгую песню про подвиги
капитана Варда - самого дерзкого, бесстрашного и развратного парня
на всех английских судах. Говорили, этот чудак два года провёл в
плену у алжирских пиратов, после чего начал резать всех мусульман,
которых встречал в морях, и обзавёлся сомнительными привычками...
Словно чёрт дёрнул Джуда за язык - пьяным голосом Хамдрам
переиначил завершающую строфу куплета:
...И капитан ваш знаменит
Не только тем, что содомит!
Чернокудрый, смазливый матрос вскочил, словно его укололи в
спину. Хищной кошкой метнулся он к наглецу, на ходу доставая нож:
- Встать, вонючка! Встать, и отвечай за свои слова!
Джуд подумал и помотал головой. К их столу уже бежал трактирщик,
но смазливый успел раньше - он хотел полоснуть по глазам и ошибся
- нож только слегка задел щёку Джуду. Боли не было. Несколько
капель крови шлёпнулись в тарелку из-под баранины - и всё.
Трактирщик уже оттащил драчуна и что-то ему втолковывал, отчаянно
жестикулируя. Трезвеющий Джуд тронул пальцем щёку - она была
сухой и горячей, рана затягивалась. О как! Подумав ещё с минуту
Джуд, встал и вышел во двор. Положив левую руку на каменную
приступку, он взял нож и шарахнул по пальцам. Кусок ногтя с
подушечкой среднего пальца отрубило почти что напрочь. Боли не
было. Словно псих, Джуд ещё раз чиркнул ножом - ломтик плоти упал
на землю, а рана начала аккуратно затягиваться. Нового ногтя не
выросло, зато рубец через полчаса выглядел старым шрамом.
До глубокой ночи Джуд сидел во дворе. К вечеру заморосило,
буршлат отсырел от дождя, грудь невыносимо чесалась, словно черви
пробрались под рубашку. Посетители кабака, девицы и даже собаки
обходили сидящего стороной. Трактирщик молчал - он получил свои
башли, а где болтается гость, его не касалось,. Куда идти за советом
и помощью, Джуд не знал и даже представить себе не мог. Он был
родом из Ливерпуля, дед Хамдрам давно умер от пьянства, Хамдрамотец утонул в Мерси, едва успев заделать мамаше двоих детишек,
Мэри Хамдрам была замужем трижды, от каждого брака в домишке
появлялись новые малыши, и все они хотели хлеба с селёдкой.
Старший брат, рыжий Бони, уплыл на дальние острова поохотиться за
чёрным деревом и два года как от него не было весточек. Самого
Джуда мамаша с десяти лет сдала дядьке Филу - кожевеннику и
святоше. У них с тёткой сыновей не было, Джуда воспитывали как
родного в четыре руки - постом, розгой и трудом, каждодневной
вознёй с вонючими кожами. До шестнадцати он терпел, но когда
окончательно стало ясно, что дядя хочет окрутить его со своей Бет,
двадцатипятилетней дурёхой, а затем и передать дело наследничку,
Джуд сбежал. Дождался, когда Бони приедет потрясти перед
матушкой золотом, и упросил-таки братца взять с собой. Год плавал
юнгой на «Мэри-Сью», потом перебрался на «Дамиетту» уже
матросом... И дружков, кроме старого Билли, особо не завелось.
Бездействие утомляло пуще работы - за годы службы Джуд отвык
отдыхать. Он поднялся и вышел в ночь - да, бристольские улицы не
похожи на коридоры монастыря, но будь что будет. Ноги сами водили
его по закоулкам, мимо луж и сточных канав, драк и шумных
матросских танцев.
Добропорядочные горожане давно уснули, затворив ставнями узкие
окна. Только воры, шлюхи и запоздалые пьяницы нарезали круги от
трактира к трактиру. В иное время Джуд охотно б повеселился, но
сейчас он искал тишины. И вот из-за тёмного поворота проявилась
громада церкви. Острые мрачные шпили, каменная ограда, открытая
дверь - заходи, добрый человек, если приспичило помолиться.
Озираясь по сторонам, Джуд вошёл в длинный зал - церковь была
пуста. Каждый шаг отдавался гулом, каждый вдох был слышен. Джуд
попробовал произнести «Отче наш» - и свалился, сотрясаемый
кашлем - верёвка снова стянула горло.
Пожилой, смуглолицый священник помог ему подняться. Джуд хотел
было удивиться, откуда он взялся, но не успел. В неторопливых
жестах, в мягкой улыбке и проницательных тёмных глазах божьего
человека было столько тепла и заботы, что девятнадцатилетний
матрос Хамдрам разревелся, словно мальчишка, у которого отняли
леденец. И история про проклятого альбатроса рассказалась сама
собой. Священник внимательно слушал, кивал: «Продолжай же, сын
мой», постукивал пальцем по спинке скамьи, обдумывая своё.
- Святой отец, сэр, помогите! Отслужу... - выговорившемуся Джуду
наконец стало легче, церковный воздух успокаивал. Как он, дурак,
забыл, что у бога на каждую тварь по горсти зерна в кармане...
- Подойди-ка, сын мой, под благословение... - лицо священника
сделалось очень внимательным.
Джуд приблизился... и упал, сотрясаемый спазмами.
- Так я и думал. Сын мой, ты влип в очень дурную историю. Я тебе не
помогу. И никто в Бристоле тебе не поможет. И скорее всего никто в
Англии... разве что ты разбудишь старика Мерлина. Может быть - не
обещаю, но может быть - тебя вытащат экзорцисты в Риме или
Сантьяго-ди-Кампостелла. Шанс, что вместе с проклятьем ты
расстанешься и с жизнью, - баш на баш, или да или нет. Как духовный
отец, я советовал бы тебе каждодневно стараться молиться и просить
Господа нашего о прощении. Как портовый капеллан скажу: плохи
твои дела, парень. Не знаю, сколько ты проживёшь, но ни причастия,
ни исповеди тебе не видать, пока носишь альбатроса на шее. А
умрёшь...
Священник не договорил, но Джуд и так всё понял. После смерти
стать белой птицей и носиться над морем, заунывно крича. А потом прямо к дьяволу в пекло...
Не прощаясь, Хамдрам повернулся и вышел из церкви. Мокрый ветер
хлестал его по лицу. Будущее представлялось туманным,
безрадостным и паршивым. Как теперь жить, куда податься, не везти
же проклятие в дом к мамаше и малышне. Можно, конечно, прыгнуть
вниз с мола или повеситься на собственном поясе, но помочь это всё
равно не поможет... Можно выпить ещё рома и подумать о будущем
завтра - в конце концов, койка и выпивка обеспечены. Джуд потрогал
натёртую верёвкой шею, стряхнул с груди червяка и направился к
порту - назад в трактир.
Всю ночь его мучили кошмары. Будто он лежит на морском дне, или
валяется в шлюпке, или скребёт стены, запертый в каменном мешке,
умирает долго, очень долго - и никак не может расстаться с жизнью.
Служанка, которая принесла утреннюю овсянку и пиво, покосилась на
него странно. Заглянув в умывальный таз, Джуд увидел, что стал
седым, белёсым, словно чёртова птица.
В двери комнатки постучали. Гость - пузатый краснорожий детина протянул лапу с порога:
- Хамфри Харлей, боцман с «Арабеллы». Дело к тебе, приятель. В
рейс до мыса Доброй Надежды за чёрным товаром пойдёшь? Десять
шиллингов в месяц, кормёжка добрая, если что - золотишка добудем,
или... (боцман блудливо подмигнул) - доля в добыче. Капитан Гэп удачливый... капер.
Джуд чуть не подавился пивом. Вот и мечта к порогу пришла, да, как
водится, опоздала.
- Благодарю вас, сэр, за щедрое предложение, но не могу принять
его.
Боцман сплюнул:
- Перекупили, суки! Сколько хочешь, приятель? Пятнадцать
шиллингов? Двадцать?
Вместо ответа Джуд приподнял дохлого альбатроса. Волна вони
прокатилась по комнатушке, боцман повёл носом, но стерпел:
- Так это... поэтому и берём. Эх ты, салага... если возишь на борту
проклятого, значит, точно вернёшься в гавань. По рукам?!
Недолго думая, Джуд хлопнул по широкой ладони боцмана. Взять
под мышку сундук было делом минуты...
«Арабелла» и вправду была красива. Да, палубу не отдраивали до
блеска, стволы пушек не натирали мелом, да и почистить сапоги
матросы порой забывали, но зато все они щеголяли обновками - кто
суконными куртками, а кто и бархатными камзолами на голую грудь. У
кого-то из-за пояса торчали пистолеты, у кого-то сабли и кортики.
Настоящий капер... вот только Джуду там не обрадовались. Вместо
общего кубрика его гамак подвесили в крохотной кладовой, еду,
словно офицеру какому, приносили туда же, а делать не надо было,
почитай, ничего, и в драку ни разу не брали. Матроса Хамдрама
назначали смотрящим, чаще всего по ночам, когда в колыхании
черноты было не разглядеть ни зги. Однажды в шторм приказали
самолично вышибать у бочонка дно и лить масло в волны - Джуд
испугался, не бросят ли самого в море, но обошлось. На обратном
пути приставили караулить трюм, полный лепечущего и стонущего
товара. Половина чернокожих отправилась в море вперёд ногами,
таскать трупы Джуд подрядился добровольно - никакая зараза к нему
не липла, а невольники при виде белого человека с дохлой птицей на
шее становились кротки, как голуби. Команда Хамдрама сторонилась отчасти из-за зловония и червей (за год плаванья падаль не
изменилась, словно чёртова альбатроса убили неделю назад),
отчасти из-за «особого отношения». Унылый Джуд подозревал, что
мог вообще отказаться от работы. Он пробовал заговаривать с
парнями из команды, ставил выпивку в портовых кабаках, но ничего
теплее «Привет, Хамдрам» не сумел добиться.
Единственное, что отравляло жизнь (не считая вечно зудящих груди
и шеи), были кошмары. С одной стороны, все раны заживали легко и
быстро, с другой - Джуд подозревал, что вполне смертен, с третьей живучесть и вправду обещала мучительную агонию, если придётся
дохнуть от жажды или тонуть. Да, и шлюхи все до одной отказались
иметь с ним дело, даже за золото. А брать силой вопящих рабынь
Джуду было противно. По возвращении в Бристоль Хамдрам списался
на берег обладателем небольшой, но вполне существенной суммы хватило и подновить гардероб, и выпить, и даже отправить кое-что в
Ливерпуль мамаше и малышне. Рейд оказался удачным, «Арабелла»
хорошо заработала и потеряла всего пятерых моряков. Поэтому,
когда Джуд, отдохнув с недельку в знакомом «Отсоси у адмирала»,
начал думать, куда плыть дальше, сразу четыре судна захотели взять
его на борт.
Так и пошло - Джуд мотался от корабля к кораблю, не старея и почти
не меняясь. Долгим рейсам со временем он стал предпочитать
плаванья вдоль побережья. Однажды ему повезло две недели
скитаться по океану в шлюпке с бочонком воды и сумасшедшим
плотником, и страх мучительной смерти навсегда отбил у Хамдрама
любовь к дальним странствиям. Друзей у него так и не появилось люди сторонились Джуда, словно проклятье передавалось касанием,
как проказа. От скуки он выучился читать и писать и на Пасху и к
Рождеству сочинял долгие письма матушке - навещать её Джуд
отказывался, всякий раз под новым предлогом. Мэри Хамдрам
отвечала, точнее диктовала ответы дядюшке Филу - старушке было
уже под семьдесят, но ругалась она, как истинная торговка рыбой.
Пару раз Джуд подумывал, а не добраться ли в самом деле до Рима,
как советовал капеллан церкви святого Марка, но ни разу морские
дороги не доводили его до стен Вечного города - то таможня не даст
добро, то добыча богатая по пути встретится. Жизнь тянулась ни
шатко ни валко, одиночество утомляло, деньги не радовали, и даже
несокрушимая крепость здоровья начала раздражать - с такой
завистью косились колченогие, дряхлые сверстники на стройного и
плечистого, хотя и напрочь седого сорокапятилетнего молодца.
...Рейд «Святого Брандана» ожидался самым обыкновенным.
Полные трюмы тюков с шерстью, тридцать два человека команды,
всего-то от Дублина в Лондон со склада на склад довезти товарец.
Конец июля, время спокойное, бури - редкость, харчей хватает, да и
спешки никакой не должно быть. Команда прекрасно справлялась с
несложными вахтами, Джуду даже не надо было трудиться - сидел
себе на мешках в тенёчке, вырезал из вересковых корней заготовки
для трубок или просто дремал. Запах дохлого альбатроса от жары
становился острее, но Хамдраму было давно плевать и на падаль, и
на всех, кто вынужден её нюхать. Особенно - на молодого капитана
О'Гэри. Этот говнюк был из тех, что заставит команду носовыми
платками палубу вычищать, если заняться нечем. К Хамдраму он не
придирался, от греха подальше, остальных гонял, как акула
дельфинов. Не проходило и дня, чтобы кого-нибудь не секли, а уж
зуботычины сыпались на команду, как из ведра. К тому же О'Гэри был
скуп, как чёрт, и способен был месяц изводить человека за разбитый
кувшин или утопленное весло.
Особенно часто доставалось братьям Шепардам. Старший, Дуг, слыл
хорошим матросом, выносливым, смирным и очень сильным.
Младший, Роб, - сущее недоразумение. Юнга из парня вышел - как
парус из носового платка. То уронит тарелку с супом, то забудет
почистить капитанские сапоги, то заглядится на волны и утопит по
рассеянности кисет доброго табака. Щуплый, тонкий, сероволосый
парнишка походил скорее на мокрого воробья, чем на будущую грозу
морей, да и выдержки ему не хватало. Во время порки Роб визжал,
выл и, случалось, плакал. А Дуг любую обиду переносил кротко, как
ломовик-першерон, - чем и доводил капитана О'Гэри до белого
каления.
Повод для нынешней экзекуции был, как водится, высосан из
адмиральской бочки. У старика О'Догерти пропала серьга. Золотая
серьга кольцом, знак успеха и доблести моряка. Скорее всего у цацки
разомкнулся замочек и она завалилась в какую-нибудь глухую щель,
но О'Гэри, услыхав о пропаже, заявил, что ему на борту хватает
четвероногих крыс, а двуногие могут плыть на все четыре стороны. И
приказал тащить на палубу матросские сундучки - мол, сейчас и
посмотрим, а как пропажа найдётся, вор на месте получит свой
рацион свежих линьков. Команду исполнили неохотно - на сундучки ни
замков, ни засовов не вешали, и даже у распоследних ворюг хватало
совести не запускать туда лапу. Боцман Йорген попробовал
отговорить капитана - идти поперёк обычая значило провоцировать
недовольство матросов. О'Гэри упёрся со всем ирландским упорством
и приказал Дугу Шепарду обыскать вещи. Дуг отказался.
Сундучки в итоге каждый матрос выворачивал сам, под прищуром
жадного ока О'Гэри - естественно, никакой серьги не нашлось, и
никакого ухищенного корабельного барахла там не прятали. Злой как
чёрт капитан приказал устроить наказание тотчас, не дожидаясь
традиционной понедельничной порки, когда матросы получали разом
за все проступки прошлой недели. Спокойного, как всегда, Шепарда
привязали к фок-мачте, боцман неспешно взялся за дело. Джуд без
особого интереса следил, как вспухают рубцы на широкой спине
моряка. Он видел, что боцман отвешивает удары вполсилы. Капитан
тоже это заметил. Йорген получил в челюсть, не отходя от мачты, и
благоразумно укатился под снасти. Линёк лёг в ладонь капитана так
метко, словно вместо расшитой галуном шляпы О'Гэри носил красный
колпак с прорезями для глаз. Желваки заиграли на загорелых скулах
ирландца - Джуд почувствовал, до чего ж капитану хочется исхлестать
в кровь белую спину наказанного. Но раз взявши палаческий кнут, до
скончания дней не отмоешь рук... О'Гэри хорошо это помнил, поэтому
смог сдержаться. Пару раз хлестнул мачту, показывая - вот так пороть
надо», - и прошёл взглядом по угрюмой толпе матросов.
- Юнга Шепард, ко мне!
Понурый Роб сделал два шага вперёд, грязные щёки мальчишки
были мокры.
- На! - О'Гэри протянул юнге линёк. - Бей! Ещё двадцать четыре
осталось, парень.
Джуд чуть пожал плечами - поганое дело. Мальчишка вырастет
редким мерзавцем, попробовав братней крови, и при первом удобном
случае продаст самого О'Гэри... Такие истории Хамдрам уже не раз
видел. Эх ты, Роб... Стоило время от времени подкидывать парню то
яблоко, то кусок сухаря... жаль тебя, дурака, сам такой был.
Какой-то особенно жалкий в своём огромном буршлате Роб ухватил
верёвку и шагнул к брату. О'Гэри широко ухмыльнулся:
- Давай! Высечешь от души - в Лондоне младшим матросом сделаю,
шиллинг в месяц прибавлю.
Верёвка медленно поднялась и опустилась до палубы.
- Давай, Шепард! Будь мужчиной! В оттяжечку, с плеча, ну!
- Нет, сэр.
От удивления Джуд подавился табачной жвачкой. Этот салага стал
возражать капитану? О'Гэри тоже сперва не поверил своим ушам:
- Выполняй приказ, Шепард, мать твою. Делай, что говорят, медуза
вшивая!!!
- Нет, сэр! - Губы мальчишки тряслись, на глазах стояли слёзы, он
отчаянно замотал головой. - Не буду, сэр, ни за что не буду!
Одним ударом капитан сбил Роба с ног и начал пинать сапогами,
хрипя ругательства. Матросы молчали. По закону слово капитана на
корабле верней Библии, а юнга имеет не больше прав, чем
корабельный кот. По деревянным доскам палубы расплылось пятно
крови. Наконец капитан выдохнул и отступил. Избитый Роб
приподнялся - парень лишился переднего зуба, один глаз быстро
заплывал, бледное лицо было перепачкано соплями и кровью. Встать,
цепляясь за снасти, ему удалось не сразу.
Свирепый О'Гэри поднял линёк и швырнул в мальчишку:
- Вперёд, сволочь!
Привязанный Дуг изогнулся, насколько позволяли верёвки:
- Роб, пожалуйста, сделай это!!!
Мальчишка уцепился за такелаж и вспрыгнул на борт. От страха и
боли он, похоже, ополоумел, единственной мыслью стало удрать от
мучителя. Балансируя на канатах, юнга наконец завопил в голос,
покрыв капитана грязной и неумелой бранью. У О'Гэри от злости
побелел кончик носа.
- Юнга Шепард, я приказываю спуститься и выполнять команду!
Роб, похоже, его не слышал... Тогда О'Гэри достал из-за пояса
пистолет и прицелился в парня:
- Слезай или сдохнешь!
У Джуда сжалось сердце - капитан и вправду мог пристрелить парня.
Вот сейчас упадёт Роб. в синее море, помрёт без исповеди и станет
чайкой. Белокрылым альбатросом, из тех, что парят над мачтами и
просят, чтобы их помнили...
- Не стреляй!!! - Джуд рванулся вперёд и ударил капитана под локоть.
Огорчённая пуля ушла в паруса. О'Гэри (недаром он был капитаном)
рванул второй пистолет и пальнул, не целясь, благо Хамдрам был
совсем близко. Пуля попала в дохлого альбатроса. Это было
чертовски больно - словно в грудь запихнули раскалённую кочергу.
Джуд упал, изогнулся дугой в пароксизме, почти теряя сознание.
Верёвка сдавила шею узлом, с полминуты не получалось вдохнуть. А
потом наступило блаженное чувство свободы. Тело сделалось лёгким,
как перышко, в голове просветлело. «Я наконец умираю, - улыбнулся
счастливый Джуд. - Отче наш иже еси... что?!!!». В уши ему ударил
звериный вопль капитана. Открыв глаза, Хамдрам увидел: О'Гэри
катается по палубе, пробуя отодрать от лица разъярённую мёртвую
птицу. ...Деньги - в Бристоле, у старика трактирщика, в сундучке
гроши, до берега две с половиной мили... Джуд Хамдрам сбросил
буршлат, сапоги, одним прыжком вскочил на борт и бросился в море.
Он очнулся уже на пляже. Мелкий белый песок, ослепительно синее
небо, старый вяз у дороги, холмы, покрытые мелкокурчавой зеленью,
силуэт невысокой зубчатой башни у горизонта, в кустах терновника
заливается неугомонный дрозд... Свобода! Волны смыли проклятый
запах и мерзких червей, шея выпрямилась, на груди больше ничего не
висит, и царапины на руках кровоточат, саднят от слоёной воды... Ему
сорок пять лет, он свободен и жив и не станет летать над морем,
оглашая пучину вод криками о спасении. «Кто родится в день
воскресный, тот получит клад чудесный». Джуд Хамдрам, ты
счастливчик! - улыбнулся он себе, отжал одежду, связал шнурком
седые волосы и отправился куда глаза глядят по немощёной, жёлтой
от пыли дороге.
До Бристоля он шёл почти месяц, ночевал то в хлеву, то в сарае, то
под кустом, благо лето. Кормился, чем бог пошлёт да человеки
помогут. Добрым людям говорил, что попал в кораблекрушение и чуть
не утонул (второе было недалеко от истины). В Бристоле он первым
делом сходил в церковь святого Марка поставить свечку и помолиться
за счастливое избавление. Не удержался потом - уже выйдя из храма,
показал кукиш мрачным зубчатым шпилям (жаль, давешний
священник уже лет десять как помер). В «Отсоси у адмирала»
Хамдрам гулял две недели - днём пил, по ночам таскал в комнату
девок. Потом купил себе новый кафтан (никаких буршлатов!!!), зашил
в пояс золотые монеты, обзавёлся брыкливым, выносливым мулом и,
словно принц, поехал домой в Ливерпуль. Успел и матушку повидать,
и получить от неё свежей треской по морде, и даже представить ей
невесту - в первый день по прибытии он направился к свахе и через
месяц был уже неплохо женат - на рябой, большеротой, но зато
работящей, верной и доброй девице.
Через год жена принесла ему первого маленького Хамдрамчика.
Счастливый Джуд отметил разом два праздника - появление
наследника и открытие кабачка «У счастливого альбатроса». Только
здесь подавали пудинг по-йоркширски, по-шотландски, по-уэльски и аля-королева, только здесь наливали пиво пяти сортов и особый,
чёрный матросский ром, только сюда почтенные супруги спокойно
отпускали мужей - все служанки в «Альбатросе» блюли себя для
замужества, и, надо сказать, делали хорошие партии. Владелец
процветающего трактира господин Джуд Хамдрам дожил до глубокой
старости, пользуясь любовью соседей, как человек немногословный,
справедливый и щедрый. Он любил поплясать и полакомиться, по
утрам прогуливался вдоль квартала, желая соседям доброго дня,
подкармливал бедных детей и бездомных кошек, всегда находил
работу бродяге, если тот стучался в обитые дубом двери трактира с
просьбой о помощи. И единственной странностью почтенного
трактирщика было, что Джуд наотрез отказывался подходить к морю
ближе чем на пушечный выстрел. Умер он тихо, в окружении семерых
сыновей и бессчётного числа внуков.
Старший сын унаследовал дело... Да, сэр, я уже пятый Хамдрам владелец «Счастливого Альбатроса» - и батюшка мой, и дед
разливали здесь пиво. И мы строго блюдём обычай - первый гость,
что постучится к нам утром Птичьего Вторника, получает выпивку и
еду бесплатно, лишь бы вспомнил добрым словом душу Джуда
Хамдрама, а заодно и всех тех моряков, что сгинули в море без
покаяния. Я смотрю, вы из тех джентльменов, что прибыли на яхте из
самого Лондона и изволили с утречка веселиться, в воздух
постреливать... да-с, слыхали. Уважьте нас, добрый сэр, не
побрезгуйте угощением. Что желаете? Рома? Мяса? Сию минуту.
Шустрый трактирщик умчался за стойку - выискивать самый чистый
стакан и особенную тарелку для знатного гостя. Джентльмен молодой и лощёный лондонский денди остался неподвижно сидеть за
низким столиком, покрытым пёстрой скатёркой. В голубых, словно
волны, глазах джентльмена чайкой билась какая-то мысль. Он достал
из кармана жилета элегантный швейцарский ножик, одним щелчком
открыл лезвие и осторожно провёл им по мякоти нежной ладони.
Капли крови упали на скатерть - одна, две, три. Узкий шрам
зарастал...
СЕРГЕЙ КАРЛИК
Космосу наплевать
Рассказ
Я помню, как он у нас появился. Наш герой.
Пришёл негр, имени не помню, а кличка Буйвол, он у нас тогда был
на почётной должности встречающего, и сказал:
- Слышь, Боцман, там к вам приехал новичок.
Мы никого не ждали.
- Точно к нам?
- Документы у него штатовские, но говорит по-русски. Потом, вам же
нужен на место убывшего кто-то, да и вообще, - тут он замялся и
изобразил на своей чёрной роже что-то вроде смущения, - тебе лучше
взглянуть.
Да-а-а. Буйвола настолько трудно чем-то смутить! Я вылез из своего
отсека и отправился в место, которое мы, русские, называли
тамбуром, а все остальные - душегубкой. Второе вернее, когда в этом
закутке собирается толпа новобранцев, приходиться пускать сверху
струю кислорода.
Но он стоял там один-одинёшенек и для человека, которого закинули
автоматической капсулой, выглядел очень даже ничего. Обычно,
проболтавшись в космосе несколько часов, люди теряют чувство
самообладания начисто. Капсула рассекает космос с бешеной
скоростью, при этом чёткое ощущение, что летишь в никуда. А этот
парень выглядел бодрым. Значит, не спал.
И все бы хорошо, но в нашей компании приветствуются мышцы,
высокий рост, буйный нрав и неумение рассуждать. Солдаты, они
везде солдаты. А в космосе они и совсем солдаты, у нас тут не на что
отвлечься. А тут передо мной стоял мелкий шкет, в очках, в форме,
сшитой на заказ. И с чересчур наивным лицом.
Буйвол стоял у него за спиной и наблюдал за моей реакцией.
- У этого мальчишки все вещи такие дорогие, что их даже украсть
никто не осмелится. И стандартный контракт.
Помню, я открыл паспорт. Так и есть - гражданин США. Сергей
Смирнов. Прилетел к нам на Базу, чтобы три года тянуть лямку в
качестве пилота-разведчика. Чтоб я сдох. Диплом пилота прилагался.
И не чей-нибудь, а наш, российский. Гагаринского училища.
- От кого скрываешься?
Я это ему рявкнул прямо в лицо.
Он вздрогнул, на мгновение его лицо приобрело выражение точь-вточь, как у мальчишки, которого поймали в чужом саду за воровством.
Но он тут же оправился.
- Мечтаю получить боевую подготовку. Готов служить и защищать!
- Парень. У нас тут не фронт. У нас дальняя погранзастава. Мы
контрабандистов ловим. И у нас отсюда к мамочке не сбежишь. Ты
понимаешь хоть, куда попал? Не ошибся адресом?
Он стоял передо мной растерянный, и было понятно, что к
американцам ему и впрямь нельзя. Там каждый первый - преступник.
И каждый второй скрывается от подельников.
- Будешь служить в русском корпусе. Иди за мной.
Он чего-то там пытался повыступать, но Буйвол ему тихо шепнул чтото на редкость убедительное, а потом дал своей широкой чёрной
дланью по шее, так, что у нашего новичка зубы щёлкнули. Тот сразу:
«Сэр, есть, сэр», и бегом за мной.
- Космосу наплева-а-а-ать! - Джон Камертон орёт из колонок так же,
как и пять лет назад, как и пятнадцать лет назад. И тогда он орал так
же. Мы сдохнем, а он будет орать. Долбаная космоопера.
На следующий день было шоу. Все только и говорили о новичке.
Потому что этот придурок все делал через одно место. И потому, что
ему не везло.
Для начала я отправил его с утра пораньше к психологу. И после
того, как он оттуда вышел, я тоже посетил нашего врача. Игоря
Камелота. Отмотавшего два срока за совращение малолетних.
- Эта девочка хочет кем-то стать, - сказал мне этот старый
развратник, и я вышел из его кабинета с нехорошим предчувствием
на душе.
Во время завтрака мы имели честь выслушать спич в нашу честь.
Кто-то подговорил нашего очкарика сказать речь о том, почему он
сюда явился. Всем и впрямь было интересно.
- Не подведи нас, парень, - похлопал его по плечу пилот второго
звена Жорик, осуждённый дважды за воровство. К нам он абсолютно
реально прилетел лечиться от клептомании.
И Серёга не подвёл. Все затаили дыхание, когда он встал и,
поправив пальцем очки, заблажил на всю столовую на чистейшем
английском.
- Господа! Я всегда стремился к новым знаниям, как и вы все! Полная
опасностей жизнь влекла меня, как и вас, настоящих мужчин. Я
уверен, что эти три года не будут потерянным временем для меня,
здесь, с вами, в дружной семье пограничников, я научусь многим
новым вещам, которым меня не научат на Земле. Вы - надежда и
опора человечества. Его защита, его первые представители, которых
видят космические странники других рас.
Он хотел было перевести дух и сказать что-то ещё, но половина
нашего экипажа уже сползала под столы.
- Научим новому! О да!
- Слышь, Буйвол, ты знал, что ты надежда и опора человечства?
- Похожим на нас? На всех сразу?
- Первое, что видят, и, как правило, последнее... у-ха-ха...
- Дружная семья! Скажу за ужином китайцам.
Ему достался стартовый комплекс под номером 13 и каюта рядом со
мной под номером 666.
Парень честно пытался держать ситуацию под контролем и
воспринимать все с юмором. Его улыбка несколько покривела, но не
угасла даже тогда, когда я вернул ему его ноут, отобрав его у Жоры,
который просто «хотел посмотреть». И не пропала совсем даже после
того, как некий Чон Лоу из азиатского корпуса на полном серьезе
спросил у нашего нового разведчика, не хочет ли он поторговать
задницей на третьем уровне.
Но и тут без косяка не обошлось парень вместо того, чтоб дать тому
в глаз, пошёл и наябедничал Буйволу, тот взял парня на плечо и
отнёс ко мне. Ну а я отвёл его на самый верх, под купол, туда редко
кто ходит. Люди предпочитают с людьми и в закрытом помещении,
нашим пилотам космоса хватает и так. Поэтому они строят иллюзии
жизни на твёрдой поверхности.
- Что видишь? - Я махнул ему на чёрную тьму с белыми горошинам
звёзд.
- Космос. Глубокий космос.
- Точно. Ни планет, ни даже астероидов рядом. Несколько старинных
порталов по десяти парсекам, оставшихся непонятно от кого. И мы. У
нас тут не торговые пути. Тот, кто летает этими дорогами, - как
правило, либо контрабандист, либо с проблемами. И никак иначе.
Невозможно заблудиться так, чтобы попасть сюда, мы слишком
далеко. И развлечений у нас никаких. Поэтому набирают сюда всякое
отребье, которое готово стрелять по приказу, не рассуждая, и
способное стрелять и без приказа. Понял?
Он кивнул головой и тут же пытался прогнать мне, что мол не в
тюрьме же всё-таки живём.
Тогда я рассказал ему, как некий его предшественник привёз сюда
собаку, маленького щенка, который вырос в громадного пса. Этот пёс
был всеобщим любимчиком в русском корпусе, но закончилось все
тем, что как-то азиаты поймали его и съели. Не от голода, мы тут не
голодаем. А просто от нечего делать. От скуки. А мы за это морду им
набили. В общем, у нас все по понятиям.
И наш новый разведчик, пока я рассказывал, плакал навзрыд, сняв
очки и утирая сопли рукавом. Как баба. Тьфу! Ему было жалко собаку.
Ну в это никто не верит, когда смотрит на его мужественное лицоикону.
- Космосу наплева-а-ать.
Джон Камертон был гомиком и наркоманом. А мы эту его арию теперь
вынуждены раз в год хором петь, глядя в эту очкастую рожу. Впрочем,
космосу и впрямь наплевать. Назовись кем хочешь, если у тебя есть
желание за хорошие деньги мотаться по краю вселенной, то
проверять - кто ты, никто не станет, даже если ты татуировку на лбу
сделаешь: «я - врун».
Вообще-то нам не хватало пилота. Но, посмотрев, как наш парень
летает, я велел механикам переделать его катер под разведчика.
Летал он очень плохо. Ужасно. Поэтому мы сняли с его боевого
корабля часть вооружения, а вместо него понапихали кислородных
баллонов и запасных маячков с ремонтными дроидами. Потому что
петли он закладывал лихо, зато приборы видел как будто в первый
раз. Такого в разведку отправлять все равно, что на смерть, а так
если заблудится - то найдём. А он, авось, не задохнётся, пока искать
будем.
И началась у нашего героя новая жизнь.
За свой маленький рост он схлопотал кличку Гном. И очень скоро
понял, что никто его иначе звать не собирается. Он пытался было
возмущаться, но я попросил его называть меня Боцманом, и парень
смирился с участью.
По умолчанию, у таких, как он, должна быть классная подготовка.
Вроде как на обучение денег никто не жалеет, себе дороже выйдет.
Но с этим кадром у нас вышло столько осечек в первом же дозоре, что
я отправил его переучиваться.
Нет, теорию он знал на зубок и по команде делал левый и правый
поворот, как надо. Но на вопрос: «Тринадцатый, что видишь?» я
получил после паузы ответ: «Где?». Разведчик! По приборам
пространство впереди просмотреть ведь не судьба.
Вся его боевая подготовка сводилась к теориям: имея неплохую
физическую форму, драться он не умел. Поэтому, кроме того, что он
зависал на тренажёрах виртуального космического боя, он ещё по
моему настоянию регулярно ходил в спортзал на частные тренировки
к нашим умельцам, где его регулярно избивали до «чёрного лица».
Уже через пару месяцев он согласился с некоторыми моими доводами
и вставил себе за счёт Базы импланты вместо зубов.
И при этом с его лица не сходила счастливая улыбка. Ведь «мы
пограничники, мы космические волки». Данный аспект приводил всех
в недоумение.
Так же, как и дурацкие очки. Так же, как и музыкальные
предпочтения.
У нас народ все больше реп слушает да попсу. А у этого орла были
сплошные космооперы. И особенно ему нравилась ария Камертона
«Космосу наплевать». Про умирающего, обречённого, но, тем не
менее, не сдающегося пилота, который умирает, так и не дождавшись
помощи товарищей.
Первое время мы постоянно вытаскивали его катер на себе, потому
что он отлетал от нас через портал и в соседней звёздной системе,
думая, что его никто не видит, отрабатывал фигуры высшего
пилотажа. Это вместо того чтобы сканировать пространство на
предмет неопознанных кораблей. Банда Весёлого Ньюи, за которым
мы, собственно, и были посланы в эту дыру, просто обязана была
ухлопать этого придурка. Но тут уже не везло им. А мы постоянно
находили нашего горе-разведчика с разряженными батареями и без
инфы на сканерах. Зато на компе прописаны были такие петли и
виражи, будто он вёл бой с превосходящими силами противника. А
наши сигналы даже не воспринимались никак. Потому что в ушах у
этого молокососа Джон Камертон орал о том, что жизнь
несправедлива, бабы будут трахаться с другими и деньги ничего не
значат, когда кислорода осталось на пару минут.
Так что некоторое время наряды вне очереди были для него
продолжением каждого его вылета.
Космосу наплева-а-ать.
Не, Камертон неправ. Даже когда кислорода нет совсем, деньги
имеют значение. Особенно для тех, кто дышит не кислородом. И
производит отраву для всех рас галактики. Нас с ньютами, очень
похожими на нас гуманоидами, в этом секторе галактики объединила
общая беда. А именно банда Весёлого Ньюи, который где-то на
астероидах, в неизвестной нам звездной системе, производил
тоннами гадость под названием най-флет. Жуткий наркотик на базе
вируса. Кайф от него длился как будто вечно, а отходняк делал тебя
рабом. Несколько таких подходов, и ты не можешь без него жить. Тем,
кто не мог жить, государство наркотик давало бесплатно. Но вот беда:
чтоб добыть наркотик, надо было взять кого-то с ним. Потому что
секрет наркотика был у Весёлого Ньюи. Красного холоднокровного
мерзавца, который дышал чистым фтором и плевать на нас на всех
хотел. Его банда состояла из отморозков нашей галактики и имела на
вооружении даже древний дредноут с порталом позади отражателя.
То есть они могли прыгать из точки в точку, не пользуясь теми
штуками, что висели в космосе. Попутно грабя встречные торговые
суда.
Весёлого Ньюи надо было взять живьём, у него был секрет
наркотика. А если бы он умер, то вместе с ним умерли бы миллионы и
миллионы его жертв. Но нам на это было наплевать, у нас тут все
были здоровые, активные, отчаянные и тупые, как пробки.
В принципе, у всех, кто здесь служил, планы были простые и
незамороченные. Отслужить три года. Получить при этом профессию,
ну и потом свалить с тутой мошной на край галактики, где с деньгами
и знаниями жить припеваючи ещё лет сто. Никто тут у нас не
стремился выслужиться, ищейками тоже мы как-то не обзавелись. Ну
не было у нас фанатов космоса. А наш очкарик в первый же вечер
рванул в церковь, чтобы посмотреть на иконы героев, где, к своему
сильному разочарованию, не обнаружил ни одной фотографии. Да, за
десять лет существования База не породила ни одного героя. Герои они на войне, объяснил я нашему разведчику, а у нас тут служба и
глубокий космос. Кроме того, героями в космосе, как правило,
становятся посмертно. Мы, конечно, дураки, но не настолько, чтобы
ХОТЕТЬ стать героями.
Очень скоро я понял, что наш разведчик считает по-другому. Он
искренне верил, что мы сюда попали именно потому, что мы все потенциальные герои. И что хоть мы и мелкую сошку ловим, но когданибудь и крупную рыбу поймаем. Например, Весёлого Ньюи со всей
его бандой.
Иногда я находил его в классах теоретической подготовки, где он
рисовал на доске тактические расклады предстоящих боёв. Как
правило, его слушала пара упившихся старослужащих, которые
искренне веселились, глядя на его рисунки и слушая, как он
планирует одну ракету залепить, скажем, дредноуту под отражатель,
а вторую в левую дюзу. Что после этого с ним сделает банда
Весёлого Ньюи и как он собирается добраться до дредноута, вокруг
которого, как правило, летала целая армия машин поменьше, не
обсуждалось.
Господи, этот парень действительно верил, что все мы - герои. На
людей, которые побывали в переделках и получили ракету в борт, он
смотрел с искренним восхищением, даже если это уже были
холодные трупы. И так же искренне удивлялся, не видя их
фотографий на следующий день в церкви. Он ну никак не мог
уразуметь, почему специальная полочка в храме пуста.
Незадолго до своего исчезновения он приполз к своей кабине на
карачках: опять подрался с Симпсоном из третьего отряда, который
постоянно подначивал его в том духе, что, мол, драться не умеешь и
никогда не научишься, а к русским попал, потому что все они бабы.
Нашему горе-разведчику, получавшему на учениях самую первую
ракету прямо в кабину, легче было сразу начать драку, чем объяснять
такому тупоголовому, как Симпсон, что он прилетел к нам не
рукопашному бою учиться, а за подвигами. Мне пришлось помочь ему
зайти в бокс и вызвать врачей. Пока они шли, я сидел над его
разбитой рожей и пытался понять. Ну вот есть нормальный парень, с
образованием и деньгами. Ну видно же, что по ошибке к нам попал,
что ж он контракт не расторгнет? Часы золотые, ноутбук круче нашего
бортового компьютера, одних этих девайсов по их остаточной
стоимости хватит, чтобы покрыть неустойку. Откупиться и свалить.
Я воткнул ему в руку двойную дозу успокоительного и спросил:
- От кого ты скрываешься? Что тебя дома не устраивало?
Но ему было так плохо, что он только рот разевал.
Космосу наплевать. Холод космоса страа-а-а-ашен...
Кто бы сомневался.
Для Смирнова все кончилось в тот день, когда прямо на патруль , в
котором он был разведчиком, вылетела банда Ньюи в полном
составе. То есть на несколько катеров вылетел целый боевой флот.
Причём Гном болтался где-то очень далеко от места событий,
сканировал космос, как всегда, не там, где надо.
Но на помощь своим бросился, не раздумывая, опять же вопреки
инструкциям, этот придурок даже сигнальный буй не выпустил, вместо
него это сделали другие, хотя его прямая обязанность орать о
помощи на весь космос.
Схватка была короткой и очень продуктивной для противника, все
наши пограничники были вынуждены эвакуироваться в спасательных
капсулах. К тому времени, как подоспела подмога, дредноут Ньюи
взял новый курс и «нырнул» в неизвестном направлении.
Так вот, в горячке боя мы кое-что упустили. А когда она схлынула, то
выяснилось, что разведчик куда-то пропал. Ни корабля, ни капсулы.
Этому даже никто не удивился.
- Разметало в пыль, - вот что говорили в столовой на следующий
день.
- Так ему и надо, - вот что сказали в его звене.
- Мелкая сошка, - вторил им Буйвол. - Такого даже и не жалко.
А буквально через пару смен к нам на Базу заявилась целая
делегация идиотов в форменных мундирах. И некий хлыщ в очёчках
долго брызгал мне слюной в лицо, пытаясь донести до меня, что я
урод, дурак и сволочь.
- Он мог стать великим математиком! Великим! - Орал он мне в лицо.
- У него мозгов было больше, чем у вас у всех, вместе взятых. Как вы
могли допустить такое?
Бесполезно было объяснять ему, что у нас тут не гражданка. В конце
концов, он вдруг пустил слезу и заявил, что разжалует меня в
рядовые.
Потом другой хлыщ устроил нам допрос. Меня тоже вызывал.
- Как такое могло случиться? У вас ведь никогда не пропадали люди.
Чистая правда. Сколько себя помню - не пропадали. Умирали, это да,
но не пропадали ни разу. Сигнальные буйки, катер и капсула, стоящие
ненормальных денег, опять же мародёры и пираты. След всегда
найдётся. О чём я и сказал. А мужик напротив меня только сжималразжимал кулаки и бесился. Тихо, молча. Этот мне не угрожал, и
слава Богу. Такие, когда угрожают, у них это все вполне реально.
В общем, пропал наш разведчик. Вместе с катером. И банда Ньюи
тоже пропала. Практически вся. Весь флот. И секрет наркотика
вместе с ним. То есть как сквозь землю. Растворились, и всё тут.
Тихо-тихо стало.
Секрет скоро нашли на астероиде, на территории, подконтрольной
ньютам. Они поступили не очень, на мой взгляд, правильно:
уничтожили все к чёртовой матери. И у нас через пару месяцев стало
на несколько миллионов землян меньше. Однако никому не хотелось,
чтобы это дерьмо всплыло ещё раз, поэтому всем было интересно,
куда делись все эти пираты, куда делась куча кораблей, куда делся
секрет наркотика. Да, и, кстати, куда делось награбленное.
А ещё кое-кто хотел знать, куда делся наш горе-разведчик. За его
холодный труп назначили такую награду, какую раньше назначали за
поимку Ньюи. И наша База никуда не сдвинулась. Где висела, там и
осталась висеть.
Космосу наплевать... хочешь ли ты быть героем... если не ты, то
кто?., тот, кто идёт за тобою.
Наизусть теперь помню эту арию.
Буйвол остался на второй срок, у него там были какие-то планы по
деньгам, в которые он не уложился.
И вот через пару месяцев после того, как все устаканилось, он
приходит ко мне и говорит:
- Там прилетел к вам парень с дипломом механика.
- Нам разве нужен механик?
- Он считает, что да. - На слове «он» Буйвол сделал ударение.
Ну что ж, запас карман не тянет.
Парень только продрал глаза после капсулы, вид у него был такой
уверенный, что сложилось впечатление, что он не в первый раз на
нашей Базе. Но лицо молодое. Иван Серов, пилот-механик.
Контракт на пять лет? Держите меня четверо!
- Пять лет?
- Денег больше, - пояснил он.
Я посмотрел назначение, вообще-то это был клиент Буйвола. Но тут
парень все поставил по местам, громко спросив:
- А что? Много тут черномазых?
Пока они там дрались за моей спиной, я ещё раз внимательно
посмотрел документы. Потом мы разбудили по внутренней связи
психолога. И Буйвол на своём плече отнёс к нему нашего нового
механика.
А я пошёл за ключами от 666-го номера - с того времени, как пропал
наш разведчик, там никто не жил. Ну и от 13-го стартового комплекса,
в котором уже полтора месяца стоял новенький катер.
Космосу наплева-а-ать. И нам тоже.
Камелот во время завтрака высказался так:
- Не трогайте его, и, может, все обойдётся. Похоже, он кого-то там
убил, теперь скрывается.
- Ну, у нас тут есть и убийцы, и насильник, и воры.
- Дело не в этом. - Камелот запихнул в себя ложку биопродукта,
похожего на гречневую кашу, пожевал, что-то обдумывая, и
продолжил мысль. - Помните Гнома? Так вот эти двое очень разные,
но слеплены из одного теста.
Я сначала не понял, о чём он. Наш новый механик оказался
человеком специфическим, но вроде бы понятным. Воровать у него
было нечего, но все равно кто-то умудрился стащить у него
форменную куртку. Искать её он даже не пытался.
Чон Лоу получил в морду. Сначала, когда пришёл «насчёт твоей
задницы», потом, когда притащил наркотики. Во второй раз он
получил так крепко, что пришлось его укладывать в реанимацию на
восстановление. Ему пора было отчаливать через пару недель, так
этот долбаный китаец отчалил с искусственным глазом,
искусственными суставами, искусственной нижней челюстью. Всё за
счёт Базы и бесплатно, нам скандалы ни к чему.
Правда, за завтраком парень отжёг не по-детски, когда его попросили
сказать приветственную речь.
Все затаили дыхание, а он встал и выдал:
- Вы все - дерьмо!
А потом сел и добавил:
- Фиг ли замолкли, жрите давайте.
Вечером выяснилось, что после того как Буйвол закинул его в его
бокс, он первым делом влез в бортовой компьютер и вскрыл файлы с
личными дневниками своего предшественника. А Гном, оказывается,
собирал истории наших служак в личный архив. Там и впрямь дерьма
было навалом.
Народ плюнул и забыл. А зря! Надо было насторожиться, тут по душу
Гнома серьёзные ребята прилетали, но вскрыть его личные файлы не
смогли. А этот запросто.
На следующий день наш новый механик переделал свой катер из
«десантника» в «разведчика». То есть летать собрался только в этой
должности. Ну, поскольку выходить в космос ему надо было только на
редкие дежурства, то все махнули рукой, лишь бы корабли нормально
летали.
Впрочем, командир седьмого звена, Вася Чуркин, пытался что-то там
сказать на эту тему, но сделал он это зря. В следующий вылет ему не
хватило кислорода. Слегка, самую малость, но так, что губы посинели.
Причём кислороду по приборам у всех одинаково было и заправили на
совесть, а вот поди ж ты.
И по довольной роже нашего нового механика было понятно, что это
все неспроста.
С Симпсоном было ещё круче. У него тоже подходил срок службы к
концу, но он все так же всех пробовал на крепость своего кулака.
Однако, когда он подначил нашего механика, тот врезал ему в
промежность.
За это Ивана посадили на губу. За неспортивное поведение. И двое
суток он драил туалеты - точнее, следил за тем, чтобы они сами себя
исправно драили. В кои-то веки у нас система самоуборки нормально
заработала.
Через пару дней к нему пришёл Симпсон с предложением честно
решить спор на ринге. И получил в промежность.
Ивана перекинули в столовую, и у нас заработали все наши новые
примочки, которые уже два года как были не новыми, но ни разу с того
времени нормально не работали. Ни дня. А тут появился почти
настоящий кофе. И почти настоящие отбивные. И вообще появилась
такая пища, которую надо было жевать.
Ещё через пару дней Иван подстерёг Симпсона на выходе из
столовой и... дал тому в промежность.
После чего на месяц был отправлен в кладовку списанного
оборудования и материалов, именно потому, что делать там ему по
сути было нечего. Ну это нам так казалось. Мне, например. Ну чего
ему там, бочки с химреактивами считать?
А парень буквально поселился в отделе всякой рухляди, там, где
лежали на громадной площадке списанные корабли. Один раз к нему
туда пришёл Симпсон, побегал за Иваном минут десять, получил по
кумполу, а затем по яйцам и успокоился. На следующий день его
отправили на Землю. Насколько я знаю, он кучу денег отдал за
возможность опять быть самцом.
По истечении срока наказания наш механик перекрасил корабль во
все цвета радуги, нарисовал порядковый номер шахты на борту и
превратился в лёгкую мишень для каждого первого встречного.
Впрочем, это было не все. Со списанных кораблей он притащил кучу
бронеплит, какие-то подозрительные микросхемы, а также баллоны
для воздуха и его регенерации. Все это было вставлено, впаяно и
приварено.
На моё замечание, что на таком корабле можно только в космос
вылетать, а на планету не приземлишься ни за что, он ответил, что и
не собирается ни на какие хреновы планеты. И я от него отстал.
Видно было, что парень знает своё дело. Пусть его катер теперь не
мог летать в атмосфере и с трудом пролезал в шахту, зато теперь это
был и впрямь суперразведчик.
На учениях по нему было невозможно попасть, а в бою он всегда
успевал выстрелить первым.
Космосу наплева-а-ать. Три сотни здоровых мужиков, орущих эту
арию, - зрелище не для слабонервных.
Вообще наших разведчиков выкинуть в космос - дело хлопотное.
Нужно иметь специфический склад ума, чтобы болтаться в космосе и
не думать о том, что будет, если ты вдруг потеряешься, тебя не
найдут. О том, что будет, если ты увидишь предполагаемого
противника слишком поздно.
Поэтому в разведчики идут в основном те, кому на базе совсем
плохо, кто не любит скопления людей, кому хочется побыть одному.
Но все равно разведчики ходят в составе групп, они знают, что если
что, то к ним на помощь придут солдаты дозора, а потом и все силы
Базы.
Но никогда разведчики не ходили в дозор в одиночку. А наш Иван
делал это каждый свободный день. То есть не старался выспаться, не
ходил в казино, не искал свободную задницу для развлечения, а
именно вылетал в гордом одиночестве на подведомственную
территорию.
А там он влёгкую мог, обнаружив контрабандиста, досмотреть его
судно. В одиночку.
Или мог обнаружить древний корабль. И стащить с него артефакт.
Его деятельность сначала была мне непонятна. Но Камелот
просветил.
- Этот парень ищет. Помнишь нашего разведчика? Ни сигналов о
помощи, ни следов боя. Ничего.
- Его искали тут чуть ли не всем земным флотом.
- Точно. Но искали три дня. А у этого парня почти пять лет. И
награда, которая даст ему легализоваться. - Потом Камелот подумал
и добавил: - Но это просто повод. На самом деле он нас просто очень
не любит. Ему с нами тяжко. Пусть стругает свою палочку, не надо
ему мешать.
Скоро на Базе стали делать ставки, как скоро нашего механика
угробят при таких раскладах. Но дело приняло неожиданно новый
оборот. Нашим парням вдруг прибавилось работы.
Появились торговые суда, которые делали крюк через наш сектор.
Они останавливались по первому требованию, документы у них были
в порядке. Беспрепятственно пускали наших солдат к себе на борт. И
каждый капитан знал, что у нас есть некий «тринадцатый», который
ищет следы пиратов в этом секторе и не может найти.
- Передайте ему вот это, - говорили одни. И мы везли на базу целый
контейнер роботов-разведчиков.
- Тринадцатому от нашей компании, - говорили другие. И мы тащили
на базу новейшую лазерную пушку, про которую говорили, что она
только в разработке и в армию поступит не скоро.
- «Тринадцатый» - молодец, - говорила мне бабушка, которую, я
уверен, наш механик никогда в глаза не видел. И мы везли на базу
ящик первостатейного пойла.
Кораблик в тринадцатом шлюзе меньше всего напоминал теперь
собственно катер как таковой. Целая прорва всяких приспособлений
торчала из него под самыми разными углами. Прежуткое зрелище.
Сам механик выглядел тоже странно, больше всего он напоминал нам
помешанного. Учитывая, что никто от него ничего хорошего не ждал в
принципе, то, в общем, друзей или товарищей у него не появилось.
Я решил отловить его у стартовой площадки и поговорить. Поймал,
когда он уже залезал в люк.
- Слушай, Иван. Разговор есть.
Он высунулся из люка. Смотрел не на меня, а куда-то в стену.
- Слушай, ты серьёзно рассчитываешь найти этих пиратов?
- Нет.
- А зачем столько усилий?
- Чтоб с тоски не сдохнуть.
И люк захлопнул. Вот и поговорили.
Так прошло несколько месяцев. А потом он пропал. Ушёл в глубокий
космос и исчез. Не вернулся. Мы все знали, что у него кислороду не
на несколько часов, как обычно.
- Ребята считают, что такой может и сутки продержаться. - Буйвол
сказал это бодрым голосом, но у меня сразу возникло ощущение дежа
вю. Не у меня, впрочем, одного. Вся база вылетела искать. Все пять с
половиной тысяч катеров. Десять эсминцев, три сотни десантных
ботов.
Не нашла. Сгинул без следа.
Космосу наплева-а-ать. Будь он неладен.
А через пару дней его кораблик приволокли на буксире ньюты. Я не
разбираюсь в психологии ньютов, но, по-моему, они были так
довольны, что готовы были пуститься в пляс по первому требованию
первого попавшегося на пути человека. Иван сидел в кораблике
целый и невредимый. И тоже светился от радости.
Никогда не забуду его улыбочку.
Он открыл люк, ощерился нам, потом щёлкнул тумблером, и из
динамиков заорал благим матом Камертон. О том, что космосу
наплевать.
И все всё сразу поняли. Плевать он хотел на Весёлого Ньюта. И
палочку свою достругал как надо.
Космосу наплевать. Ты можешь быть героем, можешь быть трусом,
можешь быть негодяем, а можешь быть хорошим человеком. Всё
равно. В этой тёмной бездне нет ничего, кроме безразличия. А то, что
не является бездной, на девяносто пять процентов состоит из всякого
странного, и только на пять из нормального вещества. Того самого, из
которого состоит солнечная система и пригодные для человеческой
жизни планеты.
Я потом слетал к месту гибели нашего разведчика. Когда дредноут
нырнул, а прыгнул он гораздо дальше обычного расчётного прыжка,
наш безголовый герой прыгнул вместе с пиратами. И тут же ушёл за
метеоритное облако. Потом он, как по картинке, влепил одну ракету в
портал, а все остальные в дюзы, выпустил маяки и стал ждать
помощи.
Но не дождался. Метеориты были напичканы металлом, сигналы
проходили очень плохо.
Весёлый Ньюи знал, что делал, рядом не было ни одного прохода, ни
одной пусковой установки, даже самой древней. На десятки парсек
ничего, кроме метеоритных облаков, которые были там вопреки всем
законам физики.
Так мы их и нашли: с одной стороны три десятка кораблей с
замёрзшими трупами внутри, с другой - обломки катера и
простреленная насквозь спасательная капсула. А между ними куски
первозданной материи, которую миллиарды лет никто не беспокоил.
Судя по всему, он успел выпустить весь боезапас. И потом ещё долго
уворачивался. А они стреляли сквозь метеориты, старясь как можно
быстрее уничтожить кораблик разведчика вместе с маяками.
Попадания в космические камни, которые при практически
абсолютном холоде разлетались вдребезги, как стеклянные,
усугубили ситуацию. Не было ни одного судна без пробоин или
вмятин.
Те, кто остался жив, пытались бороться. Пока у них было топливо,
они ремонтировались и взывали о помощи. И через год, в других
созвездиях, кто-то поймал эти сигналы. И передал нужные
координаты кому-то, кто очень хотел помочь Тринадцатому.
Этот сукин сын сдал материалы ньютам и сказал им, что Гном умер
под звуки нашего гимна. Юморист хренов.
Буйвол, пока служил, лично проверял, чтоб каждый новичок первым
делом учил эту чёртову арию. И потом мог с выражением исполнить
перед иконой. И они все учили и исполняли. Поодиночке, хором и
даже при полном отсутствии слуха и голоса.
И, глядя в наши с Буйволом свирепеющие лица, они очень быстро
понимали, что это всё не смешно. Совсем не смешно.
ИЛЬЯ КАПЛАН
Забытые вещи
Рассказ
- Тебя как зовут?
- Маша.
- А к маме почему не хочешь?
- Не хочу.
- Совсем-совсем не хочешь?
- Ты глупый, да? Не понимаешь?
- Нет.
- Ну и ладно.
***
В вагоне людно, несмотря даже на поздний час. Оно и понятно мегаполис, у всех дела, всем куда-то надо попасть, всех где-то ждут.
А вот и не всех. Иначе бы я сейчас не находился там, где нахожусь. А
находился бы я в уютной квартире перед широкоформатным
телевизором. С чашкой крепкого кофе в одной руке и пультом от этого
самого телевизора в другой. И чтобы непременно новостной канал.
Мечты, мечты...
Вагон вздрагивает, начиная торможение.
По полу весело перекатываются зонты, мобильные телефоны,
плееры и косметички. По углам внушительно кучкуются чемоданы,
сумки и даже неизвестно кем и когда забытая автомобильная
покрышка со странной маркировкой «е-экс».
Вагон останавливается. Забытые вещи замирают на своих местах,
Мужской голос объявляет станцию. Двери открываются, из вагона
выходят люди. Голос произносит извечную мантру: «Уважаемые
пассажиры, не забывайте в вагонах свои вещи. При обнаружении
забытых вещей...». Усмехаюсь. Воистину, вещи в вагоне метро лучше
не забывать. Под монотонный голос «Осторожно, двери закрываются,
следующая станция...» иду по вагону. Кроме меня, внутри больше
никого нет. Никого, кроме нее. И значит, лишь сейчас я могу
поговорить с ней. С забытой в метро девочкой.
***
Марина заподозрила неладное лишь через три дня. Воспитательница
в детском саду сообщила, что Машенька не играет, как обычно, с
другими детьми, а сидит на стуле в углу и раз в несколько минут
раскачивается из стороны в сторону. Воспитательница спрашивала,
не замечала ли Марина раньше странностей в поведении дочери, и
сообщила, что детсадовский психолог ничего не может сделать, пока
не узнает, что случилось с девочкой дома. Сама Машенька замкнута,
на вопросы отвечает односложно и очень мало ест.
Марина стояла в раздевалке, в проходе между шкафчиками, хлопала
глазами и судорожно припоминала: а не случилось ли чего? Ее лицо
медленно заливала краска стыда. Хороша же мать - не заметить, что
с ребенком что-то не так!
Она сказала воспитательнице, что обязательно поговорит с дочкой и
во что бы то ни стало выяснит, что же произошло. Или вспомнит сама.
Забрав закутанную по горло в теплые свитера и куртку Машеньку,
Марина попрощалась с воспитательницей и вышла на улицу. Что же
произошло за последние три дня, думала Марина, что так повлияло
на дочкину психику?
По пути к машине она попыталась разговорить девочку, но на любой
вопрос та отвечала только «да, мама», «нет, мама», «не знаю, мама».
А еще Марину поразили дочкины глаза. Всегда такие веселые,
голубые и жизнерадостные, теперь они стали серыми и тусклыми.
Может быть, заболела? Надо бы температуру померить. Лоб девочки
был холодным.
Прямо из машины Марина позвонила на работу и взяла два отгула до
выходных, сказав, что заболел ребенок. Отгулы дали, но с огромным
скрипом, и настроение у Марины испортилось еще больше.
***
Я подошел к ней и присел рядом.
- Привет! - жизнерадостно выпалил я.
- Привет... - Девочка устала, напугана, откуда же в ее голосе
возьмется веселье?
- Меня зовут Глеб, - представился я, уже предвкушая реплику: «А
почему такое странное имя»?
Но она не спросила.
- Давно ты здесь? - Вопрос, конечно, идиотский, но надо же хоть както втянуть ее в разговор.
И она втянулась.
- Третий день...
- Тебе здесь не скучно?
- Нет.
- Странно. Здесь же нет игрушек... И поиграть не с кем...
- Зато можно смотреть картинки... Музыку слушать... Мечтать...
- О чем мечтаешь?
- О разном...
Все, ей становится неинтересно. Она что-то для себя решила, и я ей
тут совершенно не нужен. Пора уходить.
- Хочешь к маме? - ключевой вопрос. Достаточно получить ее
согласие, и полдела уже сделано. Метро не держит никого против
воли. Это у вещей воли нет, потому они и остаются в вагоне навсегда.
Брошенные и забытые. Вернее, навсегда остается информационная
оболочка-слепок. Отпечаток предмета в информационном поле
метрополитена. А предмет-носитель передается в руки дежурного на
ближайшей станции. Вот только будучи возвращенными владельцу
такие, на время потерянные в метро, вещи очень быстро приходят в
негодность. Зато слепок обретает практически вечную жизнь.
Оболочку потерянного предмета невозможно уничтожить. И мы,
подземники, этим беззастенчиво пользуемся.
Оболочки же людей менее стабильны. Они не задерживаются в
вагонах дольше, чем на неделю. Либо воссоединяются с носителями
по обоюдному согласию, либо - исчезают навсегда, растворяясь в
недрах подземных тоннелей. Но есть еще и третий вариант.. . Девочка
провела в вагоне около трех дней, а значит, у меня есть еще около
четырех. Вот только мне почему-то кажется, что легко с ней не будет.
А своим ощущениям я привык доверять, ибо были прецеденты.
- Так хочешь к маме? - спросил я еще раз. До следующей станции
оставалось секунд двадцать пять, тридцать.
Она повернулась ко мне и с чувством ответила:
- Нет!
***
Зажегся зеленый. Машина плавно ушла с перекрестка. В зеркале
Марина увидела, как качнулась на своем детском кресле из стороны в
сторону дочка.
Что же произошло три дня назад? Все было как всегда. Понедельник.
Проснулись-умылись-оделись. Вышли из дома. Сели в машину.
Машенька все время о чем-то рассказывала, но Марина не очень
слушала - своих проблем хватало. Пробка на проспекте растянулась
до горизонта. Марина припарковала машину возле станции метро...
Метро. Метро!! Да! Она чуть не забыла дочку в вагоне. Правда,
вовремя вернулась, выдернула девочку из уже почти сомкнувшихся
дверей. И после этого Машенька замолчала. Тогда Марина списала
это на стресс, да и не было у нее времени разбираться, все-таки
одинокая женщина с ребенком. Денежку надо зарабатывать, ребенка
поднимать. Не до капризов.
Забросив дочку в садик, она отправилась на работу...
Вот оно. Метро. Надо будет рассказать об этом психологу. Завтра же
с утра позвонить.
А сейчас нужно покормить ребенка - и снова за монитор.
Квартальный отчет никто еще не отменял.
***
Вагон остановился, хорошо поставленный голос диктора сказал все,
что хотел, двери открылись, впуская две увлеченных друг другом
парочки.
Девочка отвернулась от меня.
Я встал и вышел из вагона, доставая из кармана мобильник
Вот тебе и раз. Первый случай в моей практике - а она у меня долгая,
- когда ребенок отказывается вернуться к родителям. Что ж это за
родители такие, что ребенок сознательно отказывается покидать
метро? Все-таки хреновый из меня психолог. Особенно детский. Да уж
какой есть, выбирать-то не приходится.
Мы - подземники, добровольные сотрудники Диспетчерской.
Собственно, это единственное наше занятие - поиск и вытаскивание
из метро потерянных там людей. Детей, в основном, и стариков. Нам
это, может быть, нужно даже больше, чем тем, кого мы «спасаем».
Надо ведь иметь в жизни какую-то цель, а иначе и до сдвига по фазе
недалеко.
Метро никого не держит, и, чтобы отсюда выйти, оболочке нужно
только захотеть. Вот мы и помогаем это сделать. Потому что
насильно никого вытащить тоже не получится.
Это очень страшно - быть потерянным в метро. Или потеряться
самому, независимо от возраста. Это стресс. И абсолютное
непонимание своего положения и состояния. Вот мы и находим,
объясняем, успокаиваем и носителя в ключевой поток приводим.
Ткнув пару кнопок, я приложил аппарат к уху и сквозь шум
отходящего состава услышал знакомый голос:
- Слушаю, Глеб!
- Ася, здравствуй! - Я, и правда, рад слышать именно ее. Ася девочка невредная и не станет, как иные операторы, тянуть кота за
известное место, выясняя подробности. Просто сделает, что я прошу,
в кратчайшие сроки. Умница.
- Девочка на северо-западной ветке. Найди мне ее родителей. Хотел добавить: «и побыстрее», но не стал, Ася и так сделает все
возможное.
- Так серьезно?
- Более чем. Она отказывается выходить. Категорически. У меня
первый случай такой.
- Уже ищу.
***
Меня забыл в вагоне отец. Ясное дело, не на трезвую голову. Забыл
основательно, вспомнил о моем отсутствии, лишь выйдя из здания
станции на поверхность. А мне тогда было пять лет, и ничего нет
удивительного в том, что я прозевал момент и не успел выскочить из
вагона. Закричать я тоже почему-то не успел. А потом обнаружил, что
люди в вагоне меня не замечают напрочь, зато по полу
перекатываются какие-то вещи. На следующей станции я вышел из
вагона, пересек наполненную людьми платформу, пересел на
обратный поезд. Вернувшись на нужную станцию, я побежал к
эскалатору.
На середине длинного металлического полотна я уперся в стену. Мне
показалось, что проход перегородили куском прозрачного стекла, в
который монотонно уходили ступеньки и стоящие на них люди. А я не
мог. Уходящая в преграду ступенька сбрасывала меня ниже.
Тогда я испугался и заплакал. Стоять на вечно ускользающей
ступени было неудобно, и я с трудом спустился вниз, на платформу.
Вокруг шумели люди, гремели колесами поезда, а я сидел на
скамейке у колонны и ревел. Так прошло несколько часов. Потом я
встал со скамейки и вошел в один из поездов.
Присев на место у двери, я решил проехать еще несколько станций.
Может быть, закрыт только один эскалатор?..
Ни один из эскалаторов, которые я штурмовал в тот день, на
поверхность меня не выпустил.
И лестницы меня не выпускали тоже.
Поздно ночью я оказался абсолютно один в помещении какой-то
станции. Тогда я еще не знал, что ночью составы метро отгоняют в
депо на осмотр и ремонт, но что-то подсказало мне, что в вагоне
лучше не ночевать.
За неделю я изъездил весь метрополитен вдоль и поперек. И все без
результата. А в конце седьмого дня меня нашел один из подземников.
***
Телефон зазвонил около полуночи. Машенька давно уже спала и,
судя по безмятежному выражению лица, видела третий сон. Если не
четвертый. Марина взяла трубку, внутренне недоумевая, кому бы это
она могла понадобиться так поздно. Ну не Эдику же. Он никогда не
звонил позже десяти, даже когда они еще были мужем и женой.
- Алло. - Марина поднесла трубку к уху. - Я вас слушаю.
- Марина Геннадьевна? - осведомилась трубка мягким женским
голосом.
- Да, это я... - Марина пыталась припомнить, знаком ей этот голос
или нет, но при всем желании это у нее не получалось, а трубка тем
временем продолжала:
- Вас беспокоит оператор диспетчерской поисково-спасательной
службы городского метрополитена. Не могли бы вы подъехать завтра
к девяти утра по адресу... Это касается вашей дочери.
- А... - Марина растерялась, но рука уже автоматически записывала
адрес на полях какого-то документа,
Трубка замолчала, а потом из нее послышались гудки.
Марина закрыла лицо руками и тихонько заплакала.
А в соседней комнате на кровати покачивалась из стороны в сторону
спящая Машенька.
***
Я сидел на станции, на лавочке у колонны. Метрополитен вот-вот
должны были закрыть на ночь. Зазвонил телефон. Трубку я всегда
носил местную, из забытых. Они не требуют зарядки и никогда не
ломаются. Только вот никак нельзя изменить настройки бывшего
хозяина. Ну и ладно, как-нибудь я это переживу.
- Да, Ася, - сказал я в трубку, не глядя на дисплей. Ну, кто еще может
звонить мне, кроме диспетчера?
- Я нашла ее мать. Завтра с утра она будет у меня. Ты сможешь
рассчитать время и место потока к утру?
- Чего тут считать, - буркнул я. - Восемнадцать тридцать две,
завтра... Станция, на которой они сели в вагон в понедельник.
- Поняла.
- Ася... - я замялся.
- Да, Глеб? - Я слышал напряжение в ее голосе.
- Ты умница, Ася! - выпалил я.
- Нет, Глеб. - ее голос ощутимо упал, - отца я тоже нашла. Но он не
захотел со мной разговаривать.
Да, самое разумное решение - привести в ключевой поток обоих
родителей. Тогда необязательно даже согласие девочки. Конечно, без
него будет труднее, гораздо труднее, но все-таки выполнимо вытащить строптивую обиженную девчонку на поверхность. Но это
только если и папа, и мама будут в наличии.
А вообще, не сходится что-то. Очень сильно не сходится. Девчонке
пять лет всего. Пять. Да в таком возрасте дети жизни своей не мыслят
без кого-нибудь из родителей. Папы или мамы. Бабушки, дедушки,
тетки, наконец! Что же родители должны были делать с ребенком,
чтобы так отвратить его от себя? И как пофигистически относиться,
чтобы три дня, целых три дня, ничего необычного в поведении
девочки не замечать?
Информацию о семейке мне Ася скинула по электронной почте,
спасибо, что телефоны теперь ловят и под землей...
Мать: обычная женщина, учеба, работа, замужество... Достаточно
раннее... Родители где-то в провинции... Девочка видела родителей
матери раза три в жизни... Родители отца - неизвестны.
Детдомовский.
Старались растить дочку сами... Сами... Без помощи предков. Пока
мужу не надоело играть в заботливого папашу... Решил погулять.
Загул, скандал, развод. Девочку отсудила себе. Зачем - непонятно.
Устроилась на работу, сдув пыль со все-таки полученного перед
свадьбой диплома. Времени на воспитание дочки катастрофически не
хватало. Денег на няню - тоже. Отчего не сплавила ребенка своим
родителям - неясно, отношения в ее семье, вроде бы, нормальные.
Отец: ходок. Ну, это как раз неудивительно. После развода пытался
стать «воскресным папой», на протяжении года старался, но потом
ему это надоело. Алименты, правда, копеечные, платит исправно.
Повторно пока не женат, но кто-то у него есть.
Да, с папашкой, похоже, дохлый номер. Даже если бы Асе удалось
его разговорить и обработать. Девочка его три года не видела. И
видеть, скорее всего, не захочет. Да и узнает ли при встрече?
Значит, нужно обрабатывать мамочку. Вот курица - ребенка в метро
забыть! Ну, ничего, как бы все ни сложилось, а больше она подобного
не повторит. Уж я позабочусь.
***
Неприметная дверь диспетчерской была, как это и положено по
инструкции, заперта. Я постучал три раза. Такова уж дурацкая
традиция - стучать именно три раза. Щелкнул замок. Ася поправила
очки и улыбнулась:
- Заходи.
Она посторонилась, пропуская меня.
Диспетчерская поисково-спасательной службы к метрополитену
официально как бы и не относится. Этакая организация-фантом: не
все о нас знают, а те, кто знают, не во всё до конца верят. Ну и не
надо. Девчонкам-операторам неплохо платят за работу, а нам,
подземникам, и подавно плевать, кто устроил все так, как оно есть.
Имеется занятие, и хорошо. Да и всей диспетчерской - человек
двадцать операторов на весь город.. И столько же нас,
сотрудничающих подземников. Фактически-то больше, но кто ж нас,
«детей подземелья», считает?
Из пультовых операторов мне приятнее всего работать с Асей. Нет,
ничего такого, с остальными девчонками тоже можно иметь дело, но
те смены, которые мы вытягиваем с Асей вдвоем, получаются
наиболее продуктивными. Если бы за выдающиеся заслуги фото
сотрудников вешали на Доску почета, я уверен, что наши с Асей
фотографии висели бы первыми в верхнем ряду.
- Чай будешь? - спросила Ася, втыкая вилку чайника в розетку.
- Ага.
Вообще-то, чай, как и кофе, да и все прочие напитки, кроме воды из
стоящего в углу кулера, инструкцией строго-настрого запрещены.
Внятного объяснения этому запрету не смог найти никто, а посему все
решили, что плоха та инструкция, которую хотя бы раз в жизни не
нарушили. Вот девчонки ее и нарушали с завидным постоянством.
Чаи Ася заваривала просто потрясающие. И пусть мне никогда не
хотелось пить, запах-то я чувствовать мог. А пахло все, что
заваривала Ася, просто волшебно. Не знаю, когда она успевала
заниматься комбинированием разнообразных заварок и каких-то
посторонних трав, но факт - успевала.
Я плюхнулся в кресло, одно из двух, находящихся в комнате,
откинулся и расслабился. Ася протянула мне чашку. Желтую, с
рельефным котенком на выпуклой стенке.
Я принял чашку обеими руками. Тепло стенок я ощутить в полной
мере не мог, чувствовал лишь легкое покалывание в пальцах. И запах.
Запах каких-то неизвестных мне трав.
Успокаивающий и очень-очень знакомый, хотя, зуб даю, даже два,
что раньше такого чая Ася мне не предлагала.
- Спасибо! - прошептал я, устраиваясь поудобнее. И улыбнулся.
Ася кивнула и уселась в кресло рядом.
Это был своеобразный ритуал - в конце смены мы сидели рядышком
в старых, продавленных креслах в тесной диспетчерской, держали в
руках кружки с горячим чаем и молчали. Еще полчаса.
Полчаса, и я покину эту комнату, а через пять минут после моего
ухода и Ася отправится домой. Через весь город... И мы увидимся с
ней только через двое суток. Она - наемный сотрудник, в отличие от
меня, добровольного. Но как это ни странно, именно мне от работы
некуда деваться. Я на работе практически живу.
Иногда я ощущаю себя частью окружающих меня тоннелей, и мне
кажется, что поверхности не существует, а есть только информация о
ней. Та, что я получаю от носителя, когда он засыпает...
Мы сидели в соседних креслах, и в наших чашках медленно остывал
чай.
Мы молчали. Оба молчали. Так мы молчали каждый раз. И каждый из
нас надеялся, что другой скажет что-нибудь первым, чтобы разрушить
эту никому из нас не нужную тишину.
Сегодня первым заговорил я.
- Кто у нас завтра на пульте? - Не то чтобы мне было интересно, кто
бы ни был - мне ничего не изменить, просто с некоторыми
диспетчерами пульта я органически не могу нормально работать.
- Светка, кажется... - Ася поставила чашку на пол и подошла к пульту,
где, прижатый каким-то массивным, но явно бесполезным прибором,
лежал график дежурств. - Да, Светка. Ее ты, кажется,
перевариваешь?
- Да все равно мне, кого переваривать, - я разродился людоедской
улыбочкой. - Лишь бы не сильно костистая была!
- Да ты страшный человек, Глеб, - Ася округлила глаза в притворном
изумлении.
- А то! - Я гордо ткнул себя в грудь, но внутренне передернулся. Все
правильно, Ася... Я страшный... Вот только не совсем человек. Так,
половина, а то и меньше...
***
Как и у любого из подземников, у меня было свое излюбленное место
в путанице тоннелей. Именно тот кусок пространства под северными
районами города, где много лет назад в вагоне метро меня забыл
подвыпивший отец. В принципе, я мог бы обитать на любой станции,
но велика была сила привычки. Я ночевал всегда именно там, откуда
раньше так старался уйти. А возможно, просто питал надежду на то,
что выход из положения там же, где и вход. Но год шел за годом, а
никаких положительных подвижек в моем состоянии и положении не
происходило. Ну, разве что, Ася... Но кто я ей? Я ведь даже не совсем
человек. Так, информационный слепок с того, другого, испуганного и
обревевшегося мальчишки, которого много лет назад принял с рук
милиционера враз протрезвевший папаша. Он ничего не заметил.
Совсем ничего. Он и раньше не особо нянчился со мной, насколько
мне не изменяет память, ему это было не интересно. Просто некуда
было сплавить меня, вот и приходилось возиться...
Сначала я по молодости лет ничего не понимал, странно было
только, что не хотелось ни есть, ни спать. Нашедший меня подземник
рассказал мне все, что знал о нашей природе.
Я взрослел вместе со своим носителем, я знал все то, что знал он. И
чувствовал. Позже я понял, что он делился со мной памятью во время
сна. А еще позже осознал, что мне абсолютно не нравится его вкус в
одежде, но выбирать не приходилось, да это и было меньшим из зол.
Хуже было другое. Я страшно завидовал носителю. Себе-наповерхности. Я тоже хотел жить полноценной жизнью, хотел учиться,
гулять с друзьями... С девушками встречаться... Я знал о себе-наповерхности все, ведь я был его частью. А он о моем существовании
не подозревал. И был почти счастлив.
Наступило время, когда я начал уставать от почти постоянно
окружающей меня толпы. Даже если не принимать во внимание часы
пик, в метро всегда полно народа. А три человека, это, как известно,
уже толпа. Пока я был мал и неопытен, большое количество народа
вокруг даже радовало. И пусть никто не замечал меня, а те, у кого я
оказывался на дороге проходили сквозь меня, наличие людей вокруг
создавало иллюзию того, что я не один. Они все куда-то спешили. И я
спешил вместе с ними. Было время, когда я развлекал себя игрой в
«проводника». Выбирал кого-то из пассажиров в толпе у подножия
эскалатора или лестницы и прослеживал весь его путь от начальной
станции до конечной. А потом - пытался встретить его на конечной и
сопроводить до начальной. Сначала у меня ничего не получалось, но
затем, потренировавшись и выяснив ежедневный график «моего»
пассажира, я безошибочно встречал его и провожал. Потом я
усложнил игру, включив в нее еще двоих. А потом - еще.
Я усложнял маршруты, «подбирал» людей на разных станциях
разных веток, рассчитывал время... А потом - надоело и это.
И вот неожиданно наступил момент, когда я понял, насколько это
страшное существо - толпа...
После того, как количество собравшихся вместе становилось больше
трех, включался какой-то неизвестный мне природный механизм. И
рождалась новая сущность. У толпы не было разума. Но у толпы была
воля. И воля ее была направлена лишь в одну сторону - пока
направление движения человека совпадало с направлением
движения толпы, она была к нему благосклонна. Но стоило кому-то
сделать шаг в сторону или хоть немного снизить скорость, как толпу
тут же пронизывала вспышка негативной энергии. Я наблюдал - долго,
упорно, ведь у меня было много свободного времени, - и понял, что,
находясь в толпе, никто и не хочет идти против ее воли. Толпа, как
тупое агрессивное, но очень сильное животное, подавляла слабых и
карала тех, кто имел силы сопротивляться.
***
Она всего лишь оступилась на лестнице. И неудивительно, ведь ей
было уже немало лет. Потеряв равновесие, с протяжным не то
хрипом, не то вскриком она начала заваливаться на спину впереди
идущего парня с наглухо закупоренными плеером ушами.
Почувствовав неожиданный толчок, парень увеличил скорость, думая,
что кто-то из идущих за ним людей торопит его. Старушка продолжила
свое падение, лишившись даже этой ненадежной опоры.
Единственно, в чем ей несказанно повезло, так это в том, что
лестница была почти уже преодолена, когда она начала падать, да
еще в том, что упала она удачно, ничего себе не сломав. Сил ей
хватило только на то, чтобы слегка приподняться и отползти к краю
лестницы, туда, где равнодушно-целеустремленная толпа не смогла
бы ее затоптать. Она сидела у перил, тяжело дыша, ошарашенная,
ничего не понимающая, а люди обходили ее, спеша каждый по своим
делам, кое-кто задевал ногой и бормотал сквозь зубы о том, что
дорогу не мешало бы расчистить.
И лишь через четверть часа к несчастной пробрались милиционеры и
врачи. С тех пор я стал бояться толпы. Бояться ее и презирать. А
заодно начал активно недолюбливать составляющих толпу людей.
***
Конечно же, последняя маршрутка показала хвост. Конечно же, так
происходило каждый раз, когда Ася возвращалась с дежурства. Уж
очень неудобное было время - начало второго ночи. Даже на самую
позднюю из маршруток она не успевала.
Пришлось ловить машину и соглашаться, не торгуясь, на первую же
предложенную водителем немаленькую сумму. У нее не было сил на
то, чтобы торговаться. Она даже ремень не пристегнула. Водила
ворчал что-то насчет безответственных пассажиров и драконовских
штрафов «ни за что», однако сам, как заметила Ася про себя,
пристегнуться не спешил.
Войдя в квартиру, она как раз успела схватить орущую на разные
голоса телефонную трубку за полсекунды до того, как та должна была
замолчать.
- Ася, привет, - голос Светки был тускл и бесцветен, - Слушай,
солнце, тут такое дело... В общем, я с утра выйти не могу...
- А я при чем? - возмутилась Ася, уже понимая/чем ей грозит ночной
звонок. - Ты в курсе, что я только домой зашла?
- Да знаю я, знаю! - выпалила Светка уже более эмоционально. Просто, Ась... Ну мне просить-то больше некого... Совсем...
Ася знала это. Знала и то, что ничего особо страшного со Светкой не
случится, если она выйдет-таки завтра на работу, как и было
запланировано. Но... И это было очень большое «но» - Ася Светку
жалела. Они не были подругами, так, коллеги. Более того, Светка Асе
поначалу не нравилась. Это потом они случайно разговорились, и,
услышав подробную историю Светкиной жизни, Ася стала ее жалеть.
Единственная из всех. Дело в том, что Светке просто патологически
не везло в личной жизни. В отличие от остальных девчонокоператоров, которые в большинстве своем были уже замужем, а то и
с детьми, Светка никак не могла найти свой идеал. И, по мнению Аси,
дело было исключительно в самой Светке. Она была слишком
активная и оптимистичная. А каждый очередной кавалер, сходу
зачисляемый Светкой в потенциальные женихи, при ближайшем
рассмотрении оказывался либо тираном, либо инфантильным
любителем компьютерных игрушек, либо - как в последний раз оказался женат, а Светку рассматривал не иначе, как один из этапов
своей жизни.
И все, кроме самой Светки, это понимали. А она пыталась бороться
за свою очередную «любовь до гроба» зубами и когтями, которые,
надо сказать, отрастила - тиграм на зависть. Для ее хитроумных
комбинаций требовалось время. В том числе и рабочее. Поэтому она
звонила Асе, единственному потенциально возможному сменщику, в
час тридцать ночи, заранее зная, что Ася не откажет.
- Ну, Ася, ну хотя бы дневные часы! - ныла Светка.
- Хорошо, Светик, - Ася вздохнула, - но с тебя причитается.
- Не вопрос! - ответила Светка бархатным голоском. - Обсудим!
Спасибо тебе, Асенька!
И повесила трубку.
Ася знала цену Светкиным обещаниям. Опыт показывал, что просить
ее о подмене, взывая к совести, бесполезно.
Но сегодня у Аси были и свои причины согласиться отработать
вторую смену подряд.
***
Ровно в девять часов утра следующего дня Марина стучалась в
назначенную ей дверь. Как штык. Или королева. Ибо, как утверждала
давняя реклама: точность - вежливость королей. И конечно же, дочка
была при ней. Марина дала себе слово, что до ее, дочкиного,
совершеннолетия не отпустит девочку от себя дальше, чем на десять
шагов, и была твердо намерена выполнить данное себе обещание.
Независимо от того, чем кончится разговор с представителями
странной диспетчерской, о которой она раньше ничего не слышала.
Да, Марина знала, что существуют диспетчеры метрополитена, те,
которые организуют движение поездов, и про службы экстренного
реагирования знала тоже, но вот чтобы они занимались чьим-то
поиском или спасением - такое она слышала впервые. И, тем не
менее, этот визит - единственная надежда узнать что-то конкретное о
том, что случилось с дочкой. И значит, беседа состоится, чего бы ей,
Марине это ни стоило.
Дверь открылась. На пороге стояла девушка, вопреки ожиданиям
Марины - без формы. В каком-то растянутом свитере, Джинсах, в
очках с немалыми диоптриями в массивной пластиковой оправе и с
роскошным хвостом иссиня черных волос на затылке. Впрочем, хвост
этот Марина смогла разглядеть и оценить лишь тогда, когда девушка
посторонилась, пропуская их с Машенькой внутрь плохо освещенного
коридора.
***
Назначено было к девяти. Я и пришел бы в девять, будь посетителем
мужик. Но то, что женщина может прийти на место встречи минута в
минуту, оказалось для меня сюрпризом. Когда был завершен ритуал
тройного стука в дверь, я был несказанно удивлен, увидев за ней Асю.
Ведь ее смена закончилась сегодня ночью, и как минимум двое суток
Ася не должна была появляться в диспетчерской. На немой вопрос
она лишь качнула головой: мол, позже расскажу, и провела меня в
пультовую, где на одном из кресел устроилась мамаша с девочкой.
Вернее, с половинкой девочки. Мне не впервые приходилось видеть
человека, информационная оболочка которого осталась где-то в
глубинах метрополитена. И то, что я увидел сейчас, мне
категорически не понравилось. Такое ощущение, что оболочка, с
которой я говорил вчера, выглядела лучше своего материального
носителя раза в два. Девчонка, сидящая на коленях у матери, была
бледна и неулыбчива. А еще у нее были пустые глаза. Серые. Ау
оболочки - я точно это помнил - глазки были голубые. Неужели я-наповерхности выгляжу и чувствую себя так же? Представляю, как
весело ему было существовать последние два десятка лет. Нет, не
может быть. Скорее, такая болезненная реакция на потерю оболочки
существует только у этой конкретной девчонки, а я-на-поверхности
выглядит и ведет себя более адекватно.
Ведь не заметил же ничего отец. Ни тогда, ни позже. Ладно, об этом
я и так думаю постоянно. Надо бы прерваться и подумать о работе.
Для начала Ася успокоила Марину - так звали мамашу. Она меня
испугалась. Ну да, конечно. Для нее я - полупрозрачная фигура, и это
- самое большее, что я могу сделать, для того чтобы она меня хотя бы
видела. Тем легче было объяснить ей, чем грозит ее девочке долгое
пребывание в метро. Вернее, половине ее девочки. И, судя по
внешности оставшейся половины, та, утерянная, была, простите за
неточность, большей. И лучшей.
А еще я понял, что мне не нравится эта мамаша. Вернее, не она
сама, а ее поведение и мотивация. А уж когда я взял ее за руку...
***
Когда ЭТО прикоснулось к ней, Марина вздрогнула и внутренне вся
сжалась. Как ни старалась успокоить ее девочка-оператор, как ни
старалась помочь расслабиться - ничего не получилось. Ну не
укладывалось у Марины в голове, что ЭТО живое. И уж тем более не
укладывалось, что ЭТО - безопасное.
Машенька отреагировала на его прикосновение неадекватно. То есть
- никак. Хотя, по представлению Марины, должна была отстраниться
от этих холодных рук. И заплакать. А она молча сидела на коленях
матери и лишь раз в две-три минуты покачивалась из стороны в
сторону, как делала это уже четвертые сутки.
И вот теперь Марине стало действительно страшно.
***
Нет, на самом деле такого быть не могло. Не могло, и все. Но было.
Ей же абсолютно наплевать на дочь. Внешне она выдавала
совершенно стандартные реакции - беспокойство, смятение души и
прочий необходимый, по ее мнению, эмоциональный набор. Даже
сюда приперлась. А на самом деле... Ситуация, до боли мне
знакомая.
В общем-то, теперь понятно, почему оболочка девочки так
сопротивляется тому, чтобы ее извлекли из метро. Она же чувствует,
что матери своей не нужна. И не просто - чувствует. Так оно и есть,
увы.
А матери страшно. Она отдает себе отчет в том, что не испытывает к
дочери никаких теплых чувств. Да еще и винит ребенка в том, что изза него из семьи ушел тот самый Эдик.
Но есть же еще и чувство долга, в конце концов! Она считает, что
обязана вырастить дочь.
Потому она и оставила девочку себе и все родительские обязанности
выполняла «на отлично». Вот только дочку она НЕ ЛЮБИЛА. И, как я
понял, чуть приглядевшись, изначально ребенка не хотела.
И то существо, что сейчас сидело у нее на коленях, было
максимумом того, что хоть как-то привязано к матери.
Безэмоциональная, холодная и неинтересная кукла.
А все остальное, то, что составляло основу личности девочки, будет
сегодня в ключевом потоке в восемнадцать тридцать две. И я бы
должен сделать все возможное, чтобы все трое там встретились...
Но мне почему-то этого совсем не хочется.
***
- Что случилось? - Ася протянула мне чашку - Ты так на нее
смотрел...
- Она ей не мать. - Я взял чашку как всегда обеими руками и
принюхался. Мята. Просто мята. - Совершенно, абсолютно не мать.
- To есть как - не мать? - Ася даже отступила на шаг. - Я же
проверяла. Девочка ей родная!
- Ась, ну биологически - да, родная. А эмоционально - чужой человек.
Мы, конечно, попробуем сегодня в восемнадцать тридцать две все это
разрулить. Но я очень сомневаюсь, что у нас что-то получится.
Девчонка не пойдет на контакт. Ей такая мать не нужна!
- А вот давай ты за нее решать не будешь! - Ася почти кричала. - Я
понимаю, что у тебя свой взгляд!
Если бы она сейчас сказала про то, что я вырос в метро и потому
считаю всех в мире родителей более или менее подробными копиями
своего равнодушного папаши... Она ведь наверняка об этом
подумала. Наверняка. Но не сказала. И я был ей за это благодарен.
- Пойми, Глеб, мы обязаны попробовать!
- Попробовать! - я тоже завелся, что со мной случалось
исключительно редко. - А не хочешь ли поприсутствовать?
- Но я же... - Ася растерялась. - Глеб, я же на дежурстве!
- Ты же говорила, что прикрываешь только дневные часы!
- Хорошо! - Ася была просто уверена, что все получится. - Если все
получится, ты никогда, никогда больше не заикнешься о том, что не
все родители одинаковые!
- Согласен!
Дело в том, что Асины родители, хоть и в разводе, но в дочери оба
души не чают. Вот она и обижается на меня за мой постоянный
«родительский скепсис».
Наверное, она права.
***
Вот ведь как бывает. Человек живет. Живет себе и живет. Как все, не
хуже многих. И есть мозги. И есть образование. И есть любимая
работа и чуть менее любимая, но все же любимая девушка. А вот не
хватает чего-то. Недостает. И жизнь кажется серой и пустой, почти как
улица, на которую Глеб смотрел с балкона каждый вечер перед тем,
как пойти спать.
Ощущение потери чего-то очень важного преследовало его почти
всю сознательную жизнь. Только розовое сопливое детство не было
омрачено ничем, кроме неизменного равнодушия отца. Нет, тот
выполнял все свои родительские обязанности, кормил, одевал,
обувал, изредка даже пытался воспитывать, но в каждом его взгляде,
в каждом жесте сквозило: «Ты мне не нужен! Не нужен! Не нужен! Мне
не дает наплевать на тебя лишь воспитание и чувство долга». Но это
Глеб понял уже потом, войдя в более-менее сознательный возраст...
А тогда... Тогда он просто жил. Гулял с друзьями. Играл в футбол...
Пока однажды ему не приснился сон. Сны посещали Глеба довольно
часто, но он никогда их не запоминал. А этот запомнил. И когда сон
повторился, был очень удивлен. Сон повторялся часто - не настолько,
конечно, чтобы считаться полноценным кошмаром, но и не настолько
редко, чтобы его можно было игнорировать. Сон был странный.
Связанный с метро.
Дело в том, что, сколько себя помнил, Глеб не переносил метро.
Когда-то давно, очень давно, отец потерял его в вагоне. Забыл. Но
потом вернулся. Глеб не помнил, чтобы тогда успел сильно
испугаться, но метро с тех пор не переносил совсем. До такой
степени, что все свои поездки планировал, опираясь исключительно
на наземный общественный транспорт. Игнорируя насмешки друзей и
коллег, он упрямо отказывался спускаться под землю. И лишь в самом
крайнем случае, когда избежать поездки в метро было совсем уж
невозможно, он, бледный, потерянный, на негнущихся ногах
направлялся к светящейся букве «М» и долго еще не мог прийти в
себя, оказавшись снова на поверхности. Со времени появления
машины, Глеб начал дышать свободнее. Но чувство потери чего-то
важного не покидало его все равно.
Психиатр, к которому Глеба затащила-таки девушка, долго и
глубокомысленно качал головой, приговаривая «угу, угу, угу», и, задав
Глебу несколько десятков вопросов, заявил, что корни его
беспокойства лежат где-то глубоко в детстве, и что выяснить их
точное происхождение поможет лишь сеанс глубокого гипноза совсем
за отдельные деньги. Глеб зарабатывал тогда достаточно, чтобы
оплатить предстоящую процедуру, но, несмотря на усиленные
уговоры со стороны пассии, в назначенное время на сеанс не явился.
Просто-напросто понял: он не хочет, чтобы посторонний человек,
пусть даже и с медицинским дипломом, копался в его памяти. О чем
пассии и заявил. А она заявила в ответ, что Глеб параноик и жмот и
что она больше не хочет иметь с ним, Глебом, ничего общего. И ушла,
хлопнув дверью. Глеб спросил себя, а стоит ли бежать следом,
посылать цветы, пытаться восстановить отношения? И вдруг с
поразившим его самого спокойствием понял: не стоит. Не больно-то и
хотелось, не сильно-то и сложилось. Пусть ее...
И тут же, как-то очень мгновенно и крепко осознал, что пустота в
душе больше не отпустит его, пока он не совершит какие-то действия.
Вот только знать бы, какие именно. Глеб чувствовал, что даже заведи
он сейчас несколько новых романов, пустота не отступит. Нужно было
подумать.
***
Станция метро. Час пик. Толпа. Толпа в проходе, между колоннами,
толпа на перроне. И поезда, стальные подземные червяки, шипящие
тормозами и дверьми, лязгающие сцепкой, ярко освещенные изнутри
и снаружи. Восемнадцать тридцать.
Тоннель темен и пуст. Но это только кажется. Вот сейчас его
бархатную черноту прорежет блик на рельсе, лизнет стенки из-за
поворота язык бело-желтого света, а спустя пару мгновений
покажутся огненные глаза состава. И встрепенется, придвинется к
ограничительной линии толпа. Всем хочется уехать именно сейчас,
каждый готов горло перегрызть соседу, держа скрещенные пальцы на
то, чтобы только дверь в вагон остановилась именно напротив него.
Но дверь всегда ускользает...
Состав свистит тормозами, гул колес меняет тембр. Вагоны катятся
все медленнее, медленнее и, наконец, замирают. Зашипев дверьми,
вагон исторгает из себя толпу выходящих пассажиров. Они с
презрением поглядывают на столпившихся у дверей входящих,
забывая, как сами полчаса назад стояли вот так же на платформе,
надеясь, что желанная дверь в этот раз не подведет и что им, им,
именно им, а не соседям, посчастливится первыми штурмовать
переполненный вагон.
Дверь замирает напротив нас.
На мне - самое ответственное: провести нашу маленькую толпу во
внутрь вагона.
Дело в том, что НАШ вагон дверей не открывает. Он уже два
перегона как пуст. В вагоне только Машенька. Чего это стоило
диспетчерам метрополитена и станционным дежурным - объяснять не
стану. Про усилия, потребные на то, чтобы временно «ослепить»
нужные камеры видеонаблюдения, тоже умолчим. Но теперь нам
нужно проникнуть в вагон, не приведя никого за собой. Нам нужно
поговорить с Машенькой. А лишние свидетели не нужны. Ася и
Марина стоят рядом. Марина прижимает к себе Машеньку. То, что от
нее осталось. Я стою сзади. Мягко обнимаю обеих за плечи, Марина
берет дочку за руку. И я толкаю их вперед на закрытую вагонную
дверь.
***
Нет, все же это судьба. Ну, как еще назвать ситуацию, когда твоя
машина напрочь отказывается ехать напротив входа на станцию
метро, мобильник и бумажник ты забыл в офисе, а рассованной по
карманам мелочи хватает лишь на разовую поездку в этом самом
метро?
Судьба. Ее маму так!
Глеб выругался.
Смачно, сочно, но совершенно бесполезно. Вот уж подстава, так
подстава.
Красная буква «М» отражалась в стекле, стояла в глазах. И почему
эти красные указатели выглядят так зловеще?
Или это только ему так кажется?
Ладно. Вариантов у него нет. Машину заберет эвакуатор, как только
он позвонит из дома в автосалон. Но до дома еще нужно добраться.
Глубоко вздохнув, Глеб запер машину и побрел в сторону входа на
станцию, пытаясь двигаться как можно медленнее.
Чем ближе он подходил к обычному на первый взгляд подземному
переходу, тем тревожнее становилось внутри. Даже тени,
отбрасываемые парапетом и стойками навеса, как будто вдруг
почернели и потянулись ему навстречу. Глеб помотал головой. Вот
только глюков ему сейчас не хватало. Лестница вниз, вытертая
множеством торопливых ног. Шершавые, даже сквозь подошвы
ботинок неприятные наощупь ступени. Шаг, еще шаг. Подозрительный
взгляд милиционера. Вереница стеклянных кабинок-киосков.
«Электроника», «Пресса», «Цветы», «Сувениры», «Чебуреки»...
Тяжелые, болтающиеся в обоих направлениях алюминиевые двери.
Касса.
Очередь
в
маленькое
окошко.
Горстка
мелочи.
Неодобрительный взгляд кассирши. Плотный квадрат одноразовой
карточки.
Хищные турникеты. Эскалатор. Платформа. Толпа.
Глеб вспотел. Стараясь держаться подальше от края платформы,
прошел на середину зала.
***
Как же, оказывается, трудно протаскивать сквозь материальные
двери вагона троих таких же материальных людей, пусть даже один из
них - одна - маленькая пятилетняя девочка. Если бы у меня была
возможность, я бы вспотел.
Но возможности у меня не было, а потому я просто присел на
ближайшее сиденье. Ася, Марина и Машенька оглядывались по
сторонам. Вернее, оглядывались только Марина и Ася, а Машенька,
как на автопилоте направилась к своей забытой половинке и присела
рядом. Половинка повернула голову и удивленно посмотрела на
Машеньку. А потом - на меня.
***
А он уже и забыл, как агрессивна толпа пассажиров метро. Когда его
толкнули в спину, и довольно сильно, он не ожидал этого. Ну, никак не
ожидал. Опомниться не успел, как оказался внутри пустого вагона. А
ведь двери его были закрыты, это Глеб помнил точно. Что же
случилось, как он попал внутрь? Состав зашипел дверьми. Вагон
дернулся и тронулся с места.
Глеб осмотрелся и понял, что в вагоне он не один. В дальнем конце
вагона находилась довольно странная компания. Две женщины,
девочка и два каких-то непонятных... существа. Одно - большое,
ростом со взрослого мужчину, другое - маленькое такое же, как
замершая на сидении девочка.
Глеб не был от природы любопытным, но уж тут-то сработали
рефлексы. Он начал осторожно приближаться к странной группке
пассажиров, стараясь рассмотреть их подробнее.
И странное дело... Чем ближе Глеб подходил к ним, тем меньше и
незначительней становился его страх. Большое прозрачное тело
стояло к нему «спиной», если это была именно спина. Глеб еще
заметил, что одежда существа очень похожа на его собственную,
только выглядит полупрозрачной... Что же тут такое происходит?
И тут они заметили его и как-то все разом обернулись в его сторону.
Глеб разглядел, что одна из женщин, та, что постарше, блондинка с
испуганным лицом, вторая - миниатюрная брюнетка в громадных
очках, а вот крупное полупрозрачное существо...
Глеб даже подумал сначала, что это его собственное отражение в
стекле вагона, но присмотревшись, увидел. А увидев - осознал....
***
Ася резко дернула меня за рукав. Как у нее это получилось, сам не
понимаю, ведь я все еще был в режиме проникновения, а значит,
воздействия материальных тел ощущать был не должен.
Но Ася тоже кое-что умела, все-таки пять лет общения с
подземниками давали о себе знать.
Я обернулся. Почувствовав мое движение, обернулась и Марина, и
только обе Машеньки продолжали пристально изучать друг друга,
сидя рядом.
Ну, здравствуй, здравствуй, тот, кем мог бы быть я, если бы все
сложилось иначе...
Он стоял напротив меня, бледный, растрепанный, растерянный. И
очень удивленный. Он же о моем существовании и не подозревал
даже, а тут вдруг - лицом к лицу. И что делать - не знает. А я знаю.
Вот только надо ли? И вроде бы все складывается одно к одному. И
ключевой поток налицо, чужой, правда, но сойдет и нам, и носитель
присутствует. И оболочка информационная тут же рядом трется.
Кажется, сделай шаг, и все хорошо будет. А зачем? Ему и без меня
неплохо, судя по одежде, машине и количеству баб. Я-то о нем все
знаю...
За моей спиной коротко вздохнула Ася. Я почувствовал этот ее
вздох, не мог я его услышать в гуле и грохоте вагона. Только
почувствовать.
А он сделал шаг ко мне, потом еще... шел, как ходят зомби из так
любимых им американских боевиков, шел, вытянув вперед руки. Шел,
как идет к воде человек, отбившийся в пустыне от каравана и
проведший несколько дней под палящим солнцем. И когда между
нами оставался только один шаг, я все увидел. А увидев - осознал.
***
Они сами не понимали, что случилось. Нет, честное слово, не
понимали.
А она читала все, что можно было достать из сети, закрытой сети, к
которой только у диспетчеров-пультовых был доступ, все, что было
известно о подземниках. Она-то сразу поняла, что происходит сейчас
у нее на глазах. И решила про себя, что как только увидит Светку,
сразу же ее расцелует. И что простит ей все ее выкрутасы. Потому
что теперь, если Глеб сделает все правильно... и пусть даже она сама
потом будет совсем ни при чем... Нет... Так не будет. Не будет, не
будет никогда!.. И что она может сейчас сделать? Что? Подтолкнуть
его в спину? Нет. Он должен сделать все сам... Он - чистая
информация, и он же - носитель... Кукла без души. Только бы
получилось, ведь шансов больше не будет. На глазах Аси выступили
слезы. Внутри что-то сжалось. Ася коротко вздохнула и до боли в
оцарапанных ногтями ладонях сжала кулаки.
***
...Скамья у колонны. На ней - мальчик. Голодный. Уставший.
Напуганный.
И рядом милиционер. Массивный усатый дядька с хитроватой
улыбкой и неожиданно добрыми глазами. Он берет мальчика за руку и
говорит:
- Пойдем со мной, Глеб. Тебя Папка уж заждался.
И мальчик встает со ставшей уже почти родной скамейки.
Мальчик встает. Встает. Встает и повисает на руках у милиционера
безвольной куклой.
Милиционер качает головой и на лице его, как в раскрытой книге
видны мысли: «это ж надо так довести ребенка».
Милиционер уходит, почти неся мальчишку на руках, а со скамьи за
ними наблюдают внимательные глаза... Мои внимательные глаза. Я.
Не захотел. Уйти. Сам.
***
Глаза... Глаза... Доли секунды, и я все увидел в его глазах.
Равнодушие отца. И страх. Постоянный страх перед подземкой, где
он, ни в чем, в сущности, не виноватый пятилетний пацан, оставил
часть себя. Не большую. Не лучшую. Но так ему необходимую. Меня.
Я посмотрел ему в глаза. Себе в глаза. А потом просто протянул ему
руку. Себе протянул.
***
Гудит вагон. Стучит колесами на стыках. А я стою и не могу поверить
в то, что случилось. Смотрю на свои руки. Они теперь непрозрачные.
Я смотрю на пол вагона. Он чист. Исчезли информационные оболочки
забытых здесь когда-то предметов. Нет. Не исчезли. Я их просто не
вижу. А вижу я, как стремительно бросается ко мне и виснет на груди
Ася. Прижимается ко мне так крепко, что слетевшие с ее носа очки
переламываются пополам и падают на пол вагона. И я обнимаю ее,
четко осознавая: без нее ничего бы не было. Совсем.
Мы стоим в проходе, вцепившись друг в друга, на нас круглыми
глазами смотрят Марина и... Машенька. Все правильно. Скоро вагон
выйдет из ключевого потока, а я потерял возможность видеть чистую
информацию. И ни я, ни Ася не представляем, что делать.
Усилием воли я заставляю себя думать.
- Ася! - кричу я. - Девочка! Поток! Я ее не вижу!
Все-таки Ася умница. Она все понимает мгновенно, отталкивает меня
и кидается к... Машеньке. Обычной девчонке пяти лет. Личико
розовое. Глаза - голубые! Голубые, голубые, честное слово!
Получилось! Да!
***
Марина ничего не могла понять. Она просто не успевала
осмысливать происходящее. Вот она смотрит, как ее Машенька
садится на сиденье рядом со своей полупрозрачной копией. Как они
начинают присматриваться друг к другу. А потом девочка-оператор
вдруг резко оборачивается, дергает за рукав своего... коллегу, такого
же полупрозрачного, как Машенька номер два. Она видит, как
навстречу им движется бледный и встрепанный молодой человек, как
он и его полупрозрачная копия, а то, что это копия, никаких сомнений
нет, протягивают друг другу руки...
И как по вагону проходит волна вибрации, ничего общего с
движением состава не имеющая... Как девочка-оператор, сверкая
совершенно безумными глазами из-под некрасивых очков, кидается
на грудь стоящему в проходе парню. Парень что-то кричит, и девочкаоператор - кажется, ее зовут Ася - вдруг резким движением
оборачивается. Марина оборачивается тоже и видит, видит, как две
сидящие рядом девочки, одна - полупрозрачная, другая почти
обычная - придвигаются друг к другу и...
***
Состав дернулся и начал тормозить. Гудение его становилось все
более низким, стук колес все более редким. Все, находящиеся в
вагоне, резко качнулись и начали хвататься, кто за что успел. Марина
схватилась за поручень у сиденья Машеньки, я - за один из верхних,
Ася, за неимением лучшей точки опоры, ухватилась за меня. Я был не
против. И даже очень не против, ведь я только сейчас сообразил, что
теперь Ася может прикасаться ко мне без боязни, что я узнаю о ней
все. Нет, не так. Она и раньше этого не боялась. Но я намеренно
никогда не прикасался к ней. Зачем? Она и так рассказывала мне о
себе больше, чем любой подруге, если бы таковые у нее имелись...
Ася рванула из сумочки мобильник. Да, все правильно, надо дать
знать в диспетчерскую, что нас уже можно выпускать из вагона. Или
нельзя? Краем глаза я увидел, как Марина пытается взять дочку за
руку и потянуть за собой к выходу из вагона. А дочка вцепилась в
поручень и старается вырвать руку из цепкой материнской ладони. И
получается у нее весьма неплохо, учитывая, что ей всего пять лет... Я
выхватываю у Аси трубку и кричу, стараясь перекрыть гул колес:
- Света! Еще один перегон!
Голос в трубке отвечает чем-то невнятно-матерным, и связь
прерывается.
Ася смотрит на меня непонимающе, но, когда я киваю в сторону
Марины с дочкой, кивает мне в ответ и бросается к ним. Я иду
следом.
Состав уже на станции. С перрона и из торцов соседних вагонов на
нас глазеет недоуменная толпа.
***
И снова, прошипев дверями, тронулся состав. К тому времени, как
вагон набрал скорость, мне стало ясно, в чем именно состоит наша
проблема. Девочка категорически не хотела покидать вагон вместе с
матерью.
- Не пойду! Не пойду! - кричала она, размазывая по щекам обильную
слезу. - Ты сама говорила, что я тебе не нужна! Думала, я сплю, а я
все-все слышала!
Марина аж лицом посерела и начала что-то бормотать про подругу,
про то, что отметили вместе «международный женский», про то, что
думали - девочка спит, а так бы - никогда, никогда...
- Милая моя, любимая, я же твоя мама, ты, наверное, что-то
неправильно поняла! - Попытки Марины оправдаться выглядели
жалкими, даже на мой неискушенный взгляд. А уж на взгляд
пятилетнего человечка, который все-все-все чувствует и понимает... Я тебя люблю. Очень!
Машенька подняла на мать зареванные глаза и совершенно повзрослому, так, что я даже вздрогнул, сказала:
- А я тебе не верю.
Марина опустилась на пол вагона и закрыла руками лицо. Ей больше
нечего было сказать дочери, ведь все ее аргументы сводились к
одному: я - твоя мать, и ты обязана меня любить!
А вот не обязана. Любовь любого, а уж тем более своего ребенка
нужно суметь заслужить. И поддерживать, как маленький, едва
разгоревшийся костер. Это даже я понимаю, хоть своих детей у меня
и нет. А эта «мать» - не понимает. И искренне уверена в том, что
дочка неправа, и вообще, мелкая еще, чтобы маму осуждать.
Заниматься надо было ребенком, а не с подружками выпивать по
праздникам!
И вот, когда ситуация, казалось, совсем вышла из-под контроля, к
Машеньке придвинулась Ася. Она присела перед девочкой на
корточки, взяла ее за руку и, глядя ей прямо в глаза, начала что-то
говорить. Негромко, так, чтобы слышала только девочка. Я деликатно
отодвинулся. Марине было наплевать, она была в шоке и
окружающую действительность не воспринимала.
Слов я слышать не мог, но отчетливо видел Машенькино лицо.
Сначала
оно
было
недоуменно-недоверчивым,
потом
сомневающимся, а под конец стало удовлетворенным.
Машенька кивнула, отвечая Асе на какой-то ее вопрос. Ася тут же
поднялась на ноги и переместилась к Марине. Приобняла ее за плечи.
И начала что-то говорить. Я почувствовал себя совершенно ненужным
и, чтобы хоть как-то оправдать свое присутствие здесь, присел рядом
с Машенькой.
Девочка бесцеремонно дернула меня за рукав:
- Глеб, а Глеб, а ты, правда, все про всех знаешь?
Я чуть языком не подавился.
А что ей ответить? Семь минут назад я мог бы взять ее за руку и
рассказать ей такое, чего она сама о себе не знает... А сейчас?
- Давай руку.
Она протянула мне ладошку, я взял ее в свою руку, и... ничего не
почувствовал, как ни напрягался!
Тогда я прикрыл глаза и изобразил, как умел, на лице бурную
мыслительную деятельность.
- Тебя зовут Маша, - объявил я торжественно - Тебе пять лет, три
месяца и восемь дней. Ты очень веселая и любознательная. А сейчас
мы приедем на станцию, и ты выйдешь из вагона со мной!
Она посмотрела на меня. Наклонила голову и сказала:
- С тобой - выйду!
***
Я на всю жизнь запомню лица тех, кто на платформе видел, как из
аномально пустого в час пик вагона на платформу вышли четыре
человека. Я с Машенькой, крепко ухватившей меня за руку, а за нами Ася с повисшей у нее на руке Мариной. Я уже было приготовился
пробиваться сквозь плотные ряды жаждущих уехать, но люди были
ошарашены настолько, что расступались перед нами.
По пути к эскалатору мы с Асей поменялись сопровождаемыми. Я
почувствовал, что ей тяжело буквально тащить на себе Марину,
которая была на голову ее выше и, по моим прикидкам, кило на
десять тяжелее...
К эскалаторам я не подходил уже лет пять. С тех пор, как двадцать
лет назад они все как один отказались поднимать меня к поверхности,
я совершенно по-детски сначала пытался головой пробить невидимую
стенку, а потом по-детски же обиделся на неодушевленные железяки.
Вот и сейчас, подходя к эскалатору, я испытывал страх. А вдруг - не
выпустит опять. Вдруг - все зря?
Взойдя на широкую металлическую ступеньку, я вцепился в резинку
перил. Марина висела на мне, как висел бы мешок с картошкой, умей
он отрастить руки, чтобы цепляться за окружающих.
А ступенькой ниже стояла Ася. И я спиной чувствовал, как
прижимается к ней Машенька.
Середина эскалатора. Я весь внутренне сжался, ожидая, что
ступенька начнет ускользать из-под ног и придется, балансируя с
повисшей на руках Мариной, спускаться вниз.
Свет вертикальных цилиндрических ламп вдруг стал нестерпимо
ярким, резиновые перила заскользили в потной ладони, и... И ничего
не произошло! Вестибюль станции становился все ближе. Со стенок
эскалаторного тоннеля на нас смотрели рекламные щиты.
Метро отпускает меня! И это значит, что я сам захотел выйти, ведь
против воли метро никого не держит - это закон.
Я весь обмяк, и если бы Марина не вцепилась в меня мертвой
хваткой, точно бы упала.
За моей спиной выдохнула Ася. Уж кто-кто, а она знала, какие
напряженные складывались у меня отношения с эскалаторами
последние два десятка лет.
***
На улице шел снег. Густыми влажными хлопьями старался укрыть
площадку перед выходом из станции. Но ничего не получалось. Толпы
людей немедленно превращали чистое белое покрывало в серую
кашу, неприятно хлюпающую под ногами.
Мы шли по улице, держась за руки, как школьники. Я и Ася. А еще я
держал за руку Машеньку.
Я никогда не смогу понять, каким образом Асе удалось убедить
Марину, уговорить ее, что хотя бы эту ночь девочка должна провести
у Аси. И как Марина могла доверить дочку незнакомым, в сущности,
людям? Но ведь как-то же убедила. И я не спрашивал ее, как именно.
Сразу, как мы покинули вестибюль станции, Ася захотела
отзвониться Светке и предупредить, что ей теперь уже точно придется
дорабатывать свою смену.
Но, как выяснилось, Асин мобильник я умудрился забыть в вагоне.
Она, даже не расстроилась. Так прямо и сказала, что сил
расстраиваться у нее сейчас нет. А я подумал, этот мобильник станет
последним из того, что я забыл в метро. Ведь есть же на свете
множество гораздо более важных вещей, о которых забывать не
следует. В метро и не только.
***
Отловив на загруженной улице частного извозчика, мы дружно
оккупировали заднее сиденье. Нам необходимо было о многом
переговорить. Утомленная Машенька мирно посапывала у меня на
коленях, которые с каждой минутой все больше немели. Но мне, если
честно, было плевать. Даже в машине Ася не выпускала мою руку из
своей, а это дорогого стоило. И ради этого я готов был терпеть и куда
более серьезные неудобства.
Слова не шли. Да и не нужны они были здесь, на тесном матерчатом
диванчике случайного такси. Все, что мы могли бы сказать друг другу,
звучало бы фальшиво, неточно, а главное - ничего можно было не
говорить, и мы оба понимали это.
Это понимание было самым важным, что только могло быть. И
потому мы просто молча держались за руки.
- Девочку я у нее заберу, чего бы мне это ни стоило, - сказала Ася
шепотом.
Я никогда не думал, что Ася, тихая и мягкая Ася, способна столь
категорично заявить о своих намерениях. И заявить так, что я сразу
понял: она права, и ничего хорошего рядом с матерью девочке не
светит. Да, мамаша теперь ни за что не забудет ее в метро, но любить
ее от этого сильнее не станет. И никогда не простит дочке того, что та
слышала и поняла ее полупьяный разговор с подругой. Пусть она
даже тысячу раз себе поклялась, что вот с завтрашнего утра все
будет по-другому, - ничего не изменится. А вот мы с Асей можем чтото изменить. В ней я уверена сам... Постараюсь соответствовать...
- Мы.
- Что, «мы»? - Ася встрепенулась, и, неловко повозившись на
диванчике, заглянула мне в глаза. - Что «мы»?
- Мы заберем, - сказал я.
И крепче сжал Асину руку.
КОНСТАНТИН КРАПИВКО
Нечисть
Рассказ
И ты можешь лгать, и можешь блудить,
И друзей предавать гуртом...
А. Галич. «еще раз о черте»
Мразь. Гнида болтливая.
Мало мне, что кикимора кони двинула, пару недель погодить не
могла...
Болтливая гнида Волков закинул ногу на ногу и покачивал ногой,
рассматривая новую туфлю. Хорошая была туфля, красивая, надо
себе похожие взять. Волков рассказывал, и, как водится у
вернувшихся с похорон, рассказывал глупости. Про то, что все там
будем, про ах, как рано, и про как же так. Утупок.
Я подошел к окну, взял сигарету. За окном было пекло, и воздух
дрожал над раскаленным асфальтом.
Люсиновка, однако, едет. Пробка будет попозже, часа через два.
- Вы только подумайте, Роман Михайлович, - говорил Волков. - Ведь
во вторник еще, а? Веселая, про таксиста этого странного все
удивлялась...
- Про какого таксиста? - спросил я.
- Ну как же? Юбилей отмечали, в нашей кафешке. Засиделись,
бармен такси вызвал. Но таксист денег у покойной не взял, когда
приехали: это ваше последнее такси, говорит, сударыня, извините.
Она все смеялась, что побольше бы таких такси последних... И ведь
действительно последнее - вот что странно!
- Ладно, - сказал я. Остановился напротив него и принялся
разглядывать, я это умею.
Волков, понятно, потупился и сел прямо.
- Хватит. Хорошо, что на поминки не остался, ты мне нужен. С
таможней проблема.
- Роман Михайлович, но ведь странно, правда?
- Ничего странного, - проворчал я. - Баба немолодая, курила как
паровоз, а тут жара - инсульт и хватил. Кого вместо думаешь?
- Белкину.
- Полозову, - отрезал я. - Готовь приказ. И если у тебя никаких
последних такси не было...
- Такси-то не было... - криво усмехнулся Волков.
- Говори, - велел я.
- Помнишь, я тебе девчонку показывал? Веру, в соседней башне
работает?
Я кивнул - он показывал, ловеласик тамбовский. Говорил,
познакомиться стесняется. Тощая, ничего особенного.
- Вчера у нее в гостях был, - похвастался ловеласик. - Так там на
ягодице татуировка. Красным и синим: «последняя». Я так и обмер!
- Ай-яй-яй, - сказал я тревожно и ласково. - Беда-то какая!
Таинственные письмена на жопе, любой бы забеспокоился! И денег
она у тебя не взяла?.. Совсем беда. Бафомета на соседней половинке
не заметил? Пятен кровавых на луне не видал, нет? Снов вещих?
Конь под тобой уж не спотыкался ли?
А потом рявкнул:
- Трахни другую, придурок, и успокойся! Голову тут морочит!
Волков понял, что увертюра закончена, встал и вытянулся.
- Сейчас поскачешь в Карго. На цырлах. Проси, ругайся, топай
ногами, умоляй... Одну коробку растаможить не способны, дожили!
Отзвонишься оттуда. Я попробую напрямую с Питером порешать,
через свои каналы. Вопросы?
- Патриархия мешается, черти... их сфера... - заныл было Волков, но
спохватился и отрапортовал: - сделаем, Роман Михайлович! В
крайнем случае, неустойку нам заплатят!
- Волков, у тебя голова в порядке? Клал я на неустойку - товар нужен.
Делай!
Волков изобразил поклон и выскользнул, мягко прикрыв за собой
дверь.
Патриархия, патриархия... Подвинется патриархия. Я налил
минералки, закурил и потребовал соединить с Питером. Но разговора
не получилось, не успел - снаружи, перекрывая все звуки, завизжали
тормоза, и сразу вслед за этим раздался глухой удар.
Я выскочил в жару первым. У бордюра грустно приткнулся новенький
форд с помятым капотом. У капота стояли изящные туфли. Аккуратно
так, только левая на бок упала. Рядом с туфлями сидел трясущийся
водитель. В десяти шагах лежал отброшенный ударом Волков.
- Ну? - рыкнул я на водителя.
- «Скорую» я уже... - промямлил он. - Так хорошо ехал, волна
зеленая... а этот сперва по тротуару шел...
«Скорую» он! Тут не «скорую», тут труповозку надо... Ладно, без меня
разберутся, вон, народ уже собрался, наши в основном. Белкина
ручонки заламывает, дура, даже дорогу мне не уступила. Теперь
вместо работы будет валерьянку лакать да охать. Обошел, чего уж.
У себя я с отвращением выплеснул степлившуюся минералку и
напился свежей, прямо из бутылки... Связался первым делом,
конечно, с полковником, велел водилу фордового проверить, но ясно,
что ничего это не даст... Надо же как! В одну неделю - и главбуха, и
коммерческого! Мистика, мать ее!.. Справлюсь, конечно, но помощь
понадобится.
И я позвонил Хозяину. Не без злорадства позвонил: придется
поднимать ему чресла из шезлонга и скакать к нам со своих
Калифорний. Хозяин отнесся спокойно, сказал, что завтра будет.
Мужик быстрый, но завтра, понятно, его не будет; к понедельнику
хорошо бы. Стало полегче малость.
Потом поговорил с Карго. Я на них нажал, и нате - оказывается,
сейчас в Питере Ваньку Лешего поставили, он и буянит, у всех дело
стоит. Как будто сразу сказать нельзя было!.. Вот теперь жизнь
действительно начала налаживаться, тут меня совсем отпустило: гора
с плеч.
Хотя с Лешим покумекать надо, тут с кондачка не стоит. Да и
надраться вдруг захотелось...
Махнул я рукой, обошел отделы со строгим видом, Белкину
рыдающую не отпустил - как хочет, а чтобы отчет мне завтра был.
Полозову поздравил с назначением, глаза у девки так и заблестели,
далеко пойдет. Осадил малость: еще хоть раз опоздает... С
охранником новым поговорил, если он мне опять на ночь
кондиционеры выключит, пусть не обижается. Так он про инструкцию,
и что завтра утром первым делом включит. Быдло тупое. Менять.
Волкова и форд уже убрали, а Люсиновка, слава Богу, еще ехала.
Пока шел к машине, от земли так и пыхало. И тут она мне навстречу
из-за башни к автобусу бежит, тощая эта, Вера с наколкой красносиней. Остановился на минуту, стало интересно, я суеверный... Если
уедет, то и пусть. Не уехала. Автобус из-под носа укатил.
Поплелся к ней. Господи! Солнце в затылок лупит! И ветерок такой...
противный ветерок, душный... Тощая стояла на остановке, в зубах
сигарета, и расстроенно рылась в сумочке.
- Гадюка, - сказал я про автобус и дал ей прикурить.
- Да, не подождал, - вздохнула она.
Про аварию, похоже, не знала. Хорошо. Скверная тема для
знакомства -любовник издохший.
- А и пес с автобусом, все к лучшему. Давайте представимся. Вас,
случайно знаю, Вера зовут, а я Роман. Вот этой лавчонкой, - я показал
за спину, - рулю.
- А по отчеству? - спросила она.
- Детка, у меня был знакомый, - сказал я. - Давно еще, в
семидесятых, физруком в школе работал. И признался однажды, что
таки да, было у него пару раз с выпускницами. Но он навсегда
зарекся.
- Почему?
- А они его по имени и отчеству называли. Вот ты смеешься, детка, а
у человека травма психическая на всю жизнь и проблемы с бабами. Я
с машиной, пошли, подвезу...
Короче, подвез, конечно, тощую Веру, я это умею. Она в Митино
хотела, но я ее в Ясенево подвез, мне у себя привычнее.
Покочевряжилась для виду, мол, не сегодня, мол праздники у нее как
раз, да мне-то чего? Есть, говорю, Вера, много способов - я тебя
полюбил, я тебя и научу... Зря старался, все чисто. Нету там никаких
наколок, и клянется, что не было никогда. Придумал усопший... Их
бармен в забегаловке нашей познакомил; тощая Вера с барменом
вместе училась, а Волков поболтать с ним любил, трепло.
Я про аварию рассказал, про мистику, посмеялись, ну и надрался,
чего там, раз решил. С ней и надрался. Пустой человечишка Волков
был, но дело кое-как делал, теперь замену ищи товарищу...
Выставил тощую Веру уже утром, денег, понятно, дал - «на дорогу», я
это умею, да и спокойнее так. А сам еще чуток прикорнул.
Проспал в итоге до часу, на работу после обеда пришел. А в
кабинете у меня, надо же, уже Хозяин сидит, как и не уезжал никуда. В
шлепанцах на босу ногу, в семейных с цветочками, майке
нетрадиционной... Грузный, сутулый, печальный.
- Господин Мороз, - говорит, - не напомните, со скольких мы
работаем? Знаете?
- Чего? - спрашиваю. - Чего-чего?
- Понимаю, - печально говорит. - Ты был на встрече. Важные
переговоры. Но это был должен озвучить не я?
- Важнейшие, - сказал я, пожимая ему лапу. - Здравствуй, Хозяин! Как
долетел?
- Привет, привет. Кряхтя долетел.
- Слушай, дай мне десять минут, а? Текучку кое-какую разгребу, и все
обговорим. Лады?
- Зря мы в это дело полезли, - вздохнул Хозяин. - Там у попов
испокон все схвачено. Не будет товару. Знаешь, какие у них черти на
подхвате?
- Подвинутся, - проворчал я. - Хозяин, десять минут, всего десять!
- Я кушать очень хочу, - сказал хозяин совсем уж грустно.
- Ну и отлично! У нас в доме кабачок открыли. Дешевка стеклянная,
но кормят пока сносно. Ты иди, а я к тебе чуть погодя присоединюсь.
- Не заработайся только, •- сказал Хозяин, поднимаясь. - Не
перетрудись. Жду. Да, ты водителей проверил?
- Проверяю... Почему водителей? Водителя! Одного, - я для
убедительности показал палец.
- Таксиста тоже проверь, - буркнул Хозяин, выходя. - Понимаешь, я,
если кого еще из наших молния убьет, тучи трясти стану. Мне не до
шуток.
Я даже сплюнул от досады - и этот туда же! Сдает старик. Черти
чужие мерещатся... Да я один сотни их чертей стою, а я не один у
него! Съедят старика с такими настроениями, надо подумать, к кому
перейти, если чего... сам тогда и съем. Но это не сейчас, это погодит.
Я сосредоточился и сел за письмо к Ваньке Лешему. Друг по оружию,
так сказать, по кинжалу с плащом... Таких друзей - да в музей! Всегда
он был туповат и сентиментален, потому и поднялся. Это хорошо.
Только надо помягче ему, той зимой скверно вышло, припомнит мне
еще мальчиков кровавых... да и заломит втрое, гад.
Может быть, и впрямь дураки и дороги - беды, но они меня не
напрягают. Дураков доить надо, а по дорогам мой хаммер уж
проползет как-нибудь. Но вот как отцам нашим родным, благодетелям
и кормильцам, так предложить, чтобы и не обидеть, и не
переплачивать... Вот это - всем бедам беда!
Сделал, конечно, я это умею, но не за десять минут, все тридцать
угробил. Теперь вечером надо быть готовым - его секретарша
позвонит, после такого письма - точно позвонит!
Побежал к Хозяину хвастаться. Даже жара мне теперь нипочем:
будет товар! У меня и покупатели расписаны - а там такие люди...
хорошо все будет теперь!
Хозяин стоял на лесенке у входа в кафе. Рассматривал чек.
- Что, дядя Миша! - крикнул я ему весело. - Проверяешь, не
обсчитали ли часом бедного человека? С каких это пор ты в чеки
смотришь?
- С младенчества, - грустно сказал Хозяин. - Понимаешь, там у них
мальчишка. Бармен, заодно и за кассира. Странный какой-то.
- Ахтунг? - спросил я, смеясь.
- Этого не скажу, не знаю. Понимаешь, я ему пятитысячную дал, он
мне сдачу в книжечке. Я не посчитал, но, кажется, там пять бумажек
было. Тысячных. Странно. И листик этот - тоже странный какой-то.
- Дай поглядеть, - я отобрал у него листик. На листике было
написано:
СЧЕТ (ПОСЛЕДНИЙ)
И снизу нули, много нулей - и за греческий нули, и за мясо, и за морс,
и даже скидка - нуль-нуль руб. нуль-нуль коп.
А вот тут я разозлился... до белых пятен в глазах, зубами
заскрежетал, я это умею. Хозяин в сторону шагнул, почуял... Нельзя
меня сердить! Опасно для жизни.
Бармен. Копперфилд сраный! Тварь. Сопля. Я тебе покажу мистику...
- Бери ключи, - прорычал я, протягивая Хозяину свои. - Медленно иди
к машине, глядя по сторонам, садись и жди. Заведись и кондей вруби.
У меня - дело!
Хозяин, умница, молча взял ключи, а я через три ступеньки зашагал в
кабак. Внутри официанточка на пути попалась - так ее как ветром
унесло.
- Стеллы, - приказал я бармену, с грохотом отшвырнув табуретку,
мешавшую стать у стойки.
Оперся локтями, уставился на него. В упор.
Бармен, щенок щенком, тоже уставился на меня. Доброжелательно, с
любопытством. То ли жизни не видел, то ли из динозавров. Из
динозавров - это которым я голову уже откусил, а у них нервная
система длинная, они еще не понимают, разговаривают, шутить
пытаются, как равные себя ведут. Большая редкость.
Потом бармен взял кружку, повернул ручку крана и начал наливать
пиво. И руки у него были щенячьи, тощие, в черненькой шерстке... Я
расслабил мышцы и прикинул, как лучше прыгнуть через стойку,
чтобы сразу кадык гаду разбить, я это умею. Чтобы пивные краны не
задеть, их там пять штук было - три справа, два слева...
А вот это он понял - отшатнулся, кружку недолитую уронил - не
разбилась, прогрохотала по кафелю:
- Вы что, вы что?!
Нет, даже не щенок... Мордочка со скошенным подбородком,
кучерявенький, бакенбардики жиденькие, носик картошечкой...
ножонки тощие, как у кузнечика, в джинсиках назад выгибаются.
Козленок он был. И даже не козленок - козленыш.
- Мое пиво, - напомнил я.
Козленыш, глядя в пол, труся, взял другую кружку, подошел, открыл
кран, и пиво тоненькой струйкой потекло по стеклу.
Слишком близко подошел.
Я поймал козленыша левой за загривок и притянул вплотную.
- Мальчик, - дохнул я нежно и страстно ему на ушко, я это умею. Мальчик, если старичок, которому ты счетик клоунский сунул, ходит в
тапочках и без охраны... он потому так ходит, мальчик, что от него
другим охрана нужна. Скажи, мальчик с тоненькой шейкой, как ты
думаешь: если я тебя к себе еще чуть притяну и в лобик ладошкой
толкну, что будет?
- Какой счетик? - в панике проблеял козленыш; пиво переливалось у
него через край, но он не замечал, короткие толстые пальчикикопытца тряслись. - Не знаю счетиков, что вы хотите...
Козленыш теперь был гадкий, потный от ужаса, вонючий, того гляди -
обделается. А я наоборот - успокоился малость.
- Вот такой, - я положил на стойку «последний» счет.
Козленыш близоруко сощурился, и тогда я пригнул его к стойке почти
вплотную, с трудом удержавшись, чтобы не приложить прыщавым
лбом.
Дал время проникнуться, а потом обхватил ладонью скошенную
мордочку и толкнул, другой рукой приняв у него наполненную кружку.
И кран текущий закрыл.
Козленыш заелозил на мокром кафельном полу, пуская кровавые
пузыри разбитым носиком.
- Встать! - приказал я.
Козленыш встал, плача и хлюпая.
- Я человек простой, как видишь! - проорал я во всю глотку, суеверный! И если таксист, которого ты вызовешь, скажет, что его
такси последнее, я сверну ему шею - я умею! - чтобы не ошибался! А
сам уеду на другом! И если я увижу надпись «последняя» на бабе, с
которой ты меня познакомишь, - тогда я сделаю так, что ни один
мужик ее больше не захочет, а сам поимею следующую!., и очень
быстро, будь это хоть в пустыне ! А когда я вижу счет, который ты дал
Хозяину, то либо ты его перебиваешь, либо я сам, сидя на твоем
трупе!
Козленыш молчал. Козленыш проникся до селезенок, бздел сказать не то, нехорошо было козленышу.
- Быстро! - каркнул я.
Козленыш сгреб трясущимся копытцем счет со стойки и сделал на
подгибающихся ножках два шага к кассе - та стояла тут же, в баре,
совсем рядом.
- Вы не понимаете... - проблеял он. - Я ни в чем... я все могу...
- Заткнись, - приказал я. - И не забудь включить в счет и мое пиво.
А сам полез за мобилой. Найдя номер, ткнул кнопку, ну и припал к
кружке, пока соединялось. На вчерашние дрожжи хорошо пошло, в
семь глотков кружечка в меня ухнула.... Подняли бы сегодня на мне
бабки гаишники, да что-то последние годы тормозить стесняются.
Как раз и в мобиле ответили.
- Полковник, - распорядился я в трубку. - Возьми кого посмышленей и
дуй ко мне. Надо. Денежку отработаешь, хорошую денежку!
И тут снаружи оглушительно грохнули выстрелы, судя по звуку штуцер: тррах!.. тррах!..
Хозяин! Я было вскинулся, но...
Хозяин...
Тогда я просто склонил голову, прямо над выпитой кружкой.
На дне ее были выпуклые циферки «05». Вокруг них, полукружьями,
слова - слово «ГОСТ» и слово «ПОСЛЕДНЯЯ».
- Еще одну, быстро! - гаркнул я козленышу, но от того толку было -
как, сами понимаете...
Забился он на своем стульчике у кассы в угол, в кассовый аппарат не
глядя копытцем тычет, лужа под ним натекает, хвост голый поджат,
рожки крохотные черные - и те трясутся; только глазками красными на
меня посверкивает. Правильно посверкивает, смерть свою видит...
Но смерть подождет минуту, смерти не к спеху...
- Черт!
Я швырнул в черта квакающей тревожно мобилой, а сам перегнулся
через стойку, схватил другую кружку, без проклятой мистики на дне, и
ребром ладони свернул рукоятку ближайшего пивного крана. Тугая
черная струя хлынула из крана, я сунул кружку, пиво ударилось о дно
и выплеснулось пеной. Тогда я наклонил кружку, и она мигом
наполнилась...
Врете, врете! Я успею, всегда первым успевал, уж это-то я умею!
Я уже поднес кружку ко рту, я уже почувствовал на губах влагу - но
щелкнуло, звонко треснула за спиной стеклянная стена кабака, мне
обожгло щеку горячим, а кружку у рта разнесло вдребезги.
Только ручка в кулаке осталась - сжимаю ее, как лох.
И тогда я зарычал.... нет, не зарычал. Даже не завыл.
Тогда - оказалось, что и это умею! - тогда и я проскулил:
- Суукииии...
ИЛЬЯ КУЗЬМИНОВ
Персональный наказыватель
Рассказ
Родители сказали, что могут купить мне персональный наказыватель
«Эппл». Папа у меня много зарабатывает, так что мы стопроцентно
можем себе это позволить.
Сначала мне было страшно вот так взять и согласиться, ведь первые
полгода наказыватель невозможно снять. Я же не дура, я понимала,
почему так сделано. Кому понравится вдруг становиться паинькой?
Например, мне родители говорят вымыть посуду, а я им: «Да пошли
вы». И все нормально. А тут мне будет плохо от наказывателя, пока я
не послушаюсь. Не слушаться его нельзя, потому что чем ты больше
сопротивляешься, тем сильнее наказание. То есть подключить к себе
наказыватель - стопроцентная гарантия успеха в жизни, но
результаты начинаются не сразу; вначале приходится тупо слушаться.
И вот, чтобы люди все-таки слушались, а не бросали в самом начале,
наказыватель первые полгода не дает отключить себя. Наказывает за
одну мысль об этом так сильно, что ну никак от него не избавиться.
Может стать плохо аж до потери сознания. То же самое и с
самоубийством. Но за мысль о самоубийстве он всегда наказывает, и
через год, и через два, неважно, так что если подключиться к
наказывателю, то это стопроцентная защита от самоубийства. На
сайте написано, что исключений не бывает, потому что кто
подключился, через полгода ни за что не захочет отключаться. Я
думала, это просто реклама, не верила, а потом сама попробовала и
убедилась.
Когда меня везли в клинику подключать наказыватель, у меня
тряслись руки, и я даже хотела сбежать. Но все оказалось не так
страшно. Я зря боялась, что наказыватель будет меня мучить насчет
родителей, посуды, порядка в комнате, оценок в школе. Оказалось до
этого ему нет дела. То есть успех в жизни вообще от другого зависит.
Еще я боялась боли, потому что на сайте написано «наказыватель
делает плохо», но все вышло по-другому. На самом деле ты просто
начинаешь чувствовать тошноту. Тебе становится противно, и ты
понимаешь, что делаешь что-то неправильно.
В первый раз я даже и не сообразила, что это от него, я думала,
просто переела сладкого. Я же раньше много жрала, и в результате
была ну не толстая, но полноватая, и мои одноклассницы, не все,
конечно, а некоторые, привлекали мальчиков гораздо больше. А со
мной мальчики разговаривали как-то презрительно и безразлично. Я
им всегда улыбалась и поддакивала, потому что думала, они тогда
станут ко мне лучше относиться. Какой же я была дурой!
Так вот, в первый раз все было так. Я купила себе эклеры, села у
телевизора, ем, кофе пью, каналы щелкаю. Доела первый, начала
второй и вдруг чувствую - тошнит. Думаю, ну все, переела я эклеров,
больше смотреть на них не смогу. И перестала есть. А на следующий
день папа принес торт - и опять меня затошнило. А потом я пошла
гулять на школьный двор. Там один парень - он мне всегда нравился принес коробку эклеров, просто так. Я подумала: «Вот черт!». Но как
только я сказала, что не буду, меня сразу же затошнило, и я поняла,
что надо наоборот. И съела. Всем досталось тогда по одному эклеру,
так что на моей фигуре это никак не отразилось.
Кстати, я стала намного чаще ходить гулять, на школьный двор, и
вообще. Раньше, бывало, думаешь, домашнее задание большое, не
успею. Меня зовут на улицу, а я не иду. Или передача по телеку
интересная. Ну или просто влом. А теперь каждый раз, как мне
позвонят, и я захочу сказать «нет», мне сразу становится тошно. Я
вначале думала, что не смогу больше хорошо учиться, запаниковала
и хотела избавиться от наказывателя, но он вправил мне мозги, и я
успокоилась. Я решила так: будь что будет, если что, свалю всё на
родителей. Скажу: «Вы мне сами это купили, я-то чем виновата?».
Но я зря так думала, что не смогу учиться. Наказыватель оказался
хитрый. Прихожу после гулянки; думаю: сейчас в душ и спать. И
только легла в кровать, тошнить начинает; никак не уснуть. Дай,
думаю, раз не спится, уроки поделаю, и только мысль пришла, как
тошнить фазу меньше стало. Как села делать, так вообще все
прошло. Когда все сделала, смотрю: два часа ночи. Ну, думаю, все
равно не высплюсь, можно и в чате посидеть; я раньше любила
сидеть во взрослом чате и всем обещать, что сейчас приеду и с ними
пересплю. Но только я решила в чате посидеть, меня затошнило. Я,
не будь дурой, легла. Сразу хорошо стало, и я уснула. В общем,
оказалось, можно и гулять постоянно, и со всеми дружить, и учиться
хорошо.
Быть отличницей, оказывается, намного проще, чем я думала. У
меня раньше не получалось, как я ни старалась. Обязательно по
какой-нибудь геометрии четверка выйдет за год. А я просто фишку не
секла. Дело-то ведь не в том, как ты хорошо знаешь, а чтобы никогда
не опаздывать, выглядеть прилично, писать домашки аккуратным
почерком - это самое главное - и тянуть руку, когда просят отвечать.
Но руку не всегда можно тянуть, а только если этим никого против
себя не настроишь, иначе станешь изгоем, как тупые зубрилы.
Персональный наказыватель меня, если что, поправляет. Например,
однажды учительница задала вопрос, а мне так неохота было
отвечать... вставать, чтобы все на меня пялились, говорить чего-то.
Но вдруг так мерзко стало, аж сдохнуть захотелось. Ну я подняла
руку, и тут же тошнота прошла. Меня спросили, и я ответила на
отлично. А в другой раз я потянула руку, когда еще лучше ответ знала,
и со мной вместе потянула руку моя подруга, а я сильнее потянула,
чтобы ее не спросили, а спросили меня. Но тут меня как затошнит! Я
тут же руку опускаю, учительница меня все-таки спрашивает, а я
говорю, что передумала и не уверена. Она спрашивает подругу, та
отвечает всё супер, и ей ставят пять. А потом на перемене она всю
меня расцеловала. Ей эта оценка очень важна была, чтобы четверть
сдать на пять, а без пятерки в четверти ей медаль бы не дали, и, в
общем, с тех пор она считает, что у меня в долгу. Так что и с учебой у
меня стало всё стопроцентно, и с подругами.
И с парнями тоже. Я раньше плакала много, завидовала подругам. От
нервов ногти грызла, и еще страшнее становилась. И прыщей
боялась. Чуть увижу какой бугорок, даже самый маленький и не
красный совсем, сразу расковыриваю, а потом доковыряю до крови и
реву. Намажу зеленкой и еще сильней реву. Потом в школу не иду,
чтобы с такой рожей не светиться. Наказыватель меня от всего этого
отвадил. Но главное - я похудела. Парням-то нужна у девушки талия
узкая и грудь, чтобы выпирала, а у меня с грудью все нормально
всегда было, но от полноты она не смотрелась. Я раньше пыталась
на диету садиться, но мне силы воли не хватало, и я в конце концов
обжиралась. А с наказывателем всё влегкую прокатило, он
стопроцентно силу воли заменяет. Я за три месяца так вес сбросила,
что мне новая одежда понадобилась. Сказала родителям, чтобы они
сами выбрали мне, что хотят, но тут снова наказыватель вмешался, и
я сказала им: «Не надо, я сама поеду. Просто денег дайте, и все».
Позвала с собой подругу, а она говорит: у тебя деньги есть, возьми
стилиста, пусть подберет тебе что-нибудь чисто твоё, а я с тобой
поеду, может, и мне посоветует. Я начала протестовать: зачем мне
стилист, я и сама всё знаю, но тут меня как накроет, и я фазу же
согласилась. В результате, все выходные со стилистом по магазинам
ходили. Я одежды накупила - море. Подруга купила брюки, туфли и
блузочку, как ей стилист сказал. С тех пор она тоже думает, что у
меня в долгу. За бесплатного стилиста.
А я как пришла в школу в новом, так меня не узнали. Парни подходят,
говорят: ты такая красивая; всерьез так, все ошеломленные, и
никакого презрения. Я начала было улыбаться во всю рожу, но
наказыватель меня остановил. Как только я улыбалась чуть больше,
чем уголками губ, сразу тошно делалось. А если совсем не улыбалась
- опять тошно. Наказыватель за пять минут выучил меня такой
улыбке, какая всегда была у самых наших популярных девчонок. Я им
завидовала и пробовала тренироваться перед зеркалом, но сколько
ни тренировалась, как доходило до дела, начинала лыбиться, как
дурочка. А наказыватель сразу меня в рамки поставил. Я теперь
просто не могу улыбаться по-другому, даже если бы захотела.
Мои одноклассницы, как поняли, что я теперь мальчикам больше
всех нравлюсь, попытались меня затравить. Ленка, которая самой
главной была, со своими подругами зажала меня в туалете и говорит:
лезь головой в унитаз, а то сейчас схватим и прямо туда тебе ершик
вгоним, и никогда детей рожать не сможешь. И одна из них, с краю, с
такой свинячьей улыбкой, смотрит на меня злобно, а в руке у нее
фотик. И я понимаю: хотят меня ославить, что я головой в унитаз
залезла. А я как-то струсила. Я всегда трусила, когда до драки
доходило с девчонками. С парнями дралась, одному даже глаз так
подбила, что потом родителей в школу вызывали. А с девчонками боялась. Но тут меня так скрутило, что аж перед глазами поплыло.
Эти девчонки никогда бы не смогли мне сделать так плохо. И как-то
мысль мелькнула: мне теперь все равно, сейчас Ленке тыкну пальцем
в глаз со всей силы, чтобы не только мне плохо было, а ей тоже. И как
я это подумала, сразу полегчало. Ну я медлить не стала: я
наказывателю тогда уже стопроцентно верила, знала, что он меня в
обиду не даст. Тыкнула ей пальцем в глаз, а потом коленкой между
ног. Она согнулась, завизжала, а ее подруги стоят как истуканки и
смотрят на меня во все глаза. Я подошла к крайней, вырвала у нее
фотик и об затылок Ленке - хрясь! и еще раз, а потом - об кафель, так
что объектив вдребезги. И говорю: «Валите отсюда! А то убью!» И они
убежали, а на следующий день Ленка подошла ко мне после школы
одна и мириться предложила, я хотела начать издеваться над ней, но
тут меня опять затошнило, и я согласилась, хотя не хотела.
А потом однажды Ленка меня от парней спасла. Меня ведь начали на
всякие тусы звать и не только гулять, а на квартирники тоже. И парни
стали меня лапать пытаться. Раньше ко мне только самые
опущенные, всякие зубрилы с грязными ногтями подходили, и я их
посылала, и никто меня не трогал. А тут все одноклассники, даже
самые понтовые: подходят поздороваться и в щечку целуют, как всех
красивых девчонок, а еще пытаются при этом на бедра тебе руку
положить. Пообниматься на перемене хотят, по волосам погладить. А
тут однажды мы с Ленкой на тусовку попали, и там были старшие, уже
студенты, и все пили много. Я пила, пока мне наказыватель позволял,
- выпила два стаканчика вина. Ленка больше меня пила, но не
пьянела. Потом ко мне начали подкатывать. Один студент посадил
меня на колени, обхватил руками мой живот, ладонями стал по ногам
водить, а мне нравилось, и я не сопротивлялась. Потом он сказал, что
хочет поговорить наедине, отвел меня в другую комнату, а там был
другой парень, они заперли дверь и стали гладить меня, говорить, что
я хорошая, и были пьяные уже. И тут меня как затошнит, и я говорю:
«Я хочу выйти!», а они: «Ты что! Здесь так хорошо! Мы тебя в обиду
не дадим»; я снова говорю; они: «Не надо!»; я опять то же самое
говорю и иду к двери, тут они меня хватают, и один мне в ухо, так
злобно: «Никуда не пойдешь! И молчи, ясно?!», а другой - я чувствую ремень у меня на штанах пытается расстегнуть, и дышат мне в лицо
так мерзко. Я завизжала. Один из них мне рот зажал, но Ленка
услышала, стала ногой в дверь бить и кричать: «Отпустите ее! Я
ментов вызываю!». Эти уроды испугались, один ответил, так
сладенько: «Хорошо, хорошо, идет она! Мы просто шутили!».
Выпустили меня, я к ней на шею и реветь, а она: «Пойдем отсюда
быстрее!». Они все нас окружили, стали чего-то уговаривать, а
подруга говорит: скажи им, кто твой папа. Я сказала. Вспомнила, что у
него знакомый - генерал криминальной милиции, и тоже сказала. Они
все сразу присмирели, извиняться стали, просить: «Девчонки, вы
только, это, не надо милиции, мы же ничего не сделали, ну,
понимаете». Мы когда вышли, Ленка мне говорит: «Может, стукнуть
ментам, пусть попугают их?». Я говорю - давай, и в тот же вечер
пожаловалась папе. Он поднял своего друга, и, короче, этих уродов
прижали. Я так поняла, они были просто лохами, но папин друг нашел
что на них повесить. Мне, конечно, папа сказал, что они реально были
преступниками, но потом он однажды напился - с ним бывает раза два
в неделю - и проговорился, уж не помню к чему: «Виновен, не
виновен, уж лучше пусть в тюрьме сидит. Тобой нельзя рисковать».
Их обвинили, в общем, что они вступили в сговор и совращали
малолетних. Брали с собой пару сверстниц для прикрытия, типа,
чтобы казалось, что много девчонок в тусовке, а значит, бояться
нечего. Знакомились со школьными парнями и обещали им
бесплатный секс со шлюхами, чтобы те приводили девчонок, типа
нас. Устраивали «тусовки», напаивали девчонок до беспамятства и
насиловали. Тех двоих, которые меня лапали, вот-вот должны
посадить. Это так здорово!
Теперь благодаря этой истории нас с Ленкой все в школе знают,
стопроцентно. О нас даже слухи ходят, что мы отбились от
насильников, связали их и притащили в ментовку. И парни со мной
стали очень порядочно себя вести. С одной стороны, это приятно, а с
другой я даже испугалась, типа не видать мне секса, теперь любой ко
мне подкатывать испугается. И я даже пару месяцев очень
переживала, потому что две мои подруги рассказывали, что уже этим
занимаются.
А потом, в одну пятницу, папа сказал мне: «Пойдем со мной на
вечеринку». А я так не хотела, я собиралась с одноклассниками в кино
идти, но наказыватель мне четко дал понять, что я не права. Я пошла,
а там были и взрослые, друзья папины, и всякие парни и девчонки
немного постарше меня. И они как-то стали общаться со мной
наравне. Один из них сказал, что у меня «обворожительная,
гипнотическая улыбка». Мы с ним разговорились, оказалось, что его
родители давно дружат с моим папой, у них тоже бизнес по цветным
металлам, только они чем-то другим занимаются и с моим папой не
конкуренты. Сам он на третьем курсе МГИМО, поступил туда сам, без
помощи родителей. Работает у своего отца четыре дня в неделю. Все
заработанные деньги долго откладывал, так что уже купил себе
машину, иномарку. Поставил на нее спортивные кресла с какими-то
перекрестными ремнями. В общем, очень крутой мальчик. Когда он
отошел к бару взять нам колы, папа быстренько подошел ко мне и
сказал: «Можешь поехать с ним на машине покататься, я разрешаю».
И я поехала. Машина оказалась классная. Хотя похуже, конечно, чем
у папы; у папы места полно, и салон кожаный, и все такое мягкое,
теплое, а здесь все-таки чуть пожестче. Но все равно здорово! Не то
что «девятка» нашего физрука, на которой он меня однажды до дома
довез, когда я коленкой стукнулась (ну, притворилась больше, на
самом деле; я просто хотела узнать, каково это наедине с физруком;
подруги рассказывали, что он их за сиськи хватал).
Так вот, поехали мы кататься, он сначала рассказывал, как их
команда заняла первое место по волейболу в институте, а потом
опять машиной стал хвастаться. Сказал, что стекла меняют
прозрачность, и можно так сделать, чтобы вообще ничего видно не
было, а кресла назад отъезжают и спинки откидываются. Я все понять
хотела, к чему это он рассказывает? Сначала думала, ему машина
очень нравится, и он наговориться не может. А потом он заехал кудато в парк, остановился, и все вдруг стало ясно. Я решила, что буду
сейчас орать, когда он попытается меня лапать, но при этой мысли
сработал персональный наказыватель, и я поняла, что пришел час
Икс. В общем, я дала ему. Он оказался очень нежным, и мне почти не
было больно.
Несколько раз у нас это было в машине, и он потом отвозил меня
домой. А через месяц я в первый раз осталась у него на ночь.
Оказалось, он живет отдельно от родителей, в двухкомнатной
квартире. Потом я ночевала у него все чаще, и ни разу не было, чтобы
папа мне хоть слово сказал, как будто только одного и хочет, чтобы я
с этим парнем встречалась. И, в общем, все так и есть, потому что
папа однажды по пьяни брякнул: «Ничего не бойся. Он никуда не
денется, договоренность есть».
Короче, у меня теперь есть классный парень, и все в шоколаде; он
часто заезжает за мной вечером, когда я гуляю на школьном дворе.
Сразу после школы он не может: учится и работает, но оно и к
лучшему. Вечером больше народу видит, как за мной приезжает
взрослый мальчик на иномарке, и как я целую его в губы, когда сажусь
к нему в машину. Мои подружки на меня молятся, а мои
одноклассники меня прям боятся и готовы для меня все, что угодно,
сделать. Стоит мне только вздохнуть чуть громче обычного, все сразу
замолкают, потому что думают, что я сейчас что-то скажу важное.
В общем, меньше чем за год я стала стопроцентно успешной, и все
благодаря персональному наказывателю. Теперь я только одного
боюсь: как бы он не сломался, ведь без него я могу начать делать
ошибки и стану менее успешной. Так что я попросила родителей
купить мне запасной, даже два запасных, чтобы один сразу
подсоединить к телу как резервный, а другой носить в сумочке.
Родители мне, разумеется, не отказали. Мой папа хорошо
зарабатывает, так что я стопроцентно могу себе это позволить.
СВЕТЛАНА СЕЛИХОВА
Суперщетка: метаморфозы бытия
История отношений
Мой мир - ванная комната. Шум воды. Белый кафель. Чистота и
порядок во всём.
Я - Щётка. Вишу на гвозде, между зеркалом и полотенцами, выше
всех! Правда, есть ещё лампочка под потолком - наше Солнце. Но её
жизнь хрупка и недолговечна - не перегорит, так разобьётся, и на
смену ей мужчина ввернёт другое солнце, ярче прежнего - в
семьдесят пять, а то и в сто ватт.
Так что лампочка - всего лишь прислужница. Именно ей позволено
освещать труды моих дней.
В нашем мирке без окон - всё конечно и взаимозаменяемо. Жизнь
мыла, шампуней и гелей - недолговечна, дней десять, не более.
Вечна лишь я. Моя голубая ручка удобна и надёжна, щетинистое
тело упруго и ершисто. Я - Суперщётка! Шик-щик - и грязи как не
бывало.
Разница между мною и стоящими под зеркалом флакончиками и
баночками причудливых форм огромна: ибо я - поборница чистоты, а
они лишь средства гигиены. Шик-щик, щетинка к щетинке, шик-щик,
вместе - мы сила!
Мир спасёт стерильность. Чистюля и педант, я вычищу из вашей
головы все мысли.
Под ванной скрывается чудовище, похожее на подтаявший студень
из курицы. По ночам оно выползает из своего укрытия, тяжело
взбирается по дверному косяку, чтобы шлёпнуться в ванну и собрать
желейным телом драгоценную влагу. Напившись хлорной воды,
чудовище счастливо засыпает, нервно вздрагивая, причмокивая и
присвистывая.
За зеркалом есть трещина в стене, там живёт мой враг, царевич лже-
Махаон, паук. В молодости он был обычным флегматичным паучком,
без затей, по имени Куделька.
Но однажды у нас появилась коробка из-под торта «Махаон», с
огромной, червлёной по золоту бабочкой на крышке.
Женщина высыпала в неё ракушки и разноцветные камешки,
привезённые с моря, задвинула сокровища под ванну, да и забыла.
И Куделька сошел с ума - без отдыха опутывал коробку километрами
и килограммами тенет, пока та не слилась по цвету с половой тряпкой.
Бедняга работал день и ночь и чуть не умер от истощения. От
головокружения Куделька решил, что бабочка на крышке - его
портрет. Вот так, ни много ни мало: она - это он. От долгого ползания
под ванной у одних кровь остывает, у других - голубеет.
А никто с ним и не спорил. В нашем мирке равнодушных каждый
сходит с ума согласно своей фантазии.
Цель убогой жизни лже-Махаона - затянуть липкой и мерзкой
паутиной мир. Серый мир мохноногого царевича... Но я зеваю,
слишком скучная получается картинка.
Благодаря моим стараниям Куделька голодает.
Хотя пару раз, когда женщина, живущая за стеной, оставляла дверь в
наш мир распахнутой, к нам (о, ужас!) влетели две жужжащие
шизоидные твари. Брр-рр-р!!! У паука был пир... и несварение, как
следствие обжорства.
***
У женщины за стеной странно изогнутый нос, длинные прозрачные
пальцы и огромные когти, покрытые бордовым лаком. Думаю, она
орёл.
Мне не даёт покоя их настоящий цвет, который она зачем-то
скрывает. Но придёт время, и эту тайну я раскрою.
А недавно в нашем мирке появился мужчина. Красавчик.
Он, словно большой ребёнок, ежедневно по-мелкому пакостит:
пачкает зубной пастой зеркало, оставляет в раковине свои игрушки,
дурно пахнет носками, роняет полотенца...
Женщина сердится и выговаривает ему, но это не мешает ей
забывать расческу с клочьями крашеной пакли на моей зеркальной
полочке.
Только я привыкла и не ропщу, шик-щик - и мир снова чист и
прекрасен.
Мне знакомы разные вкусы нечистот: ржавчина, известковый налёт,
плесень, рвота... И всё это приправлено - пемолюксами, санокс
гелями, в зависимости от наличия доживающего свой век тюбика на
полке.
А недавно я познала новый вкус и почти сошла с ума от цвета.
Красавчик брился и случайно порезался.
На белом кафеле расцвели алые маки, и я познала их вкус - он
незабываем!
Я даже сопротивлялась, когда меня мыли, и уколола щетинкой палец
с орлиным когтем.
И тогда женщина, вскрикнув, злобно отшвырнула меня в сторону и
выбежала вон, а красные капли её четвёртой группы стекали по
стенкам ванны, и я скользила по ним пьянея и жадно собирала их
щетинками своего иссохшего в борьбе за чистоту тела, и они из белых
становились розовыми. И это было прекрасно, шик-щик, шик-щик,
пук...
После пира, впервые за многие годы, мне удалось уснуть среди бела
дня всеми щетинками сразу.
***
Я проснулась от тревожного шепота шампуней и мыла, они
сплетничали обо мне.
Дескать, я - диктатор и возомнила о себе невесть что...
А зеркало сказало, что я подросла.
Я распрямила щетинки потягиваясь, шик-щик, вот она я, смотрите,
поборница чистоты, Суперщётка!
***
Ещё вчера я думала, что мир ограничен стенами ванной комнаты, и
всё было надёжно и просто. Строгая иерархия во всём. Зеркальное
отражение выстроенных по ранжиру тюбиков и флаконов.
Скукоженные тела сохнущих полотенец. Блеск кафеля.
Но сегодня мне открылось, что есть ещё и кухня, где мои принципы
бездейственны.
На кухне женщина метит территорию. Она источник хаоса: пачкает
кастрюли и тарелки, льет воду на пол, гадит убежавшим кофе на
плиту, и при этом как ни в чём не бывало напевает гнусавым голосом
о другом красавчике...
И самое комичное и непонятное для меня, что мужчина называет эту
неряху Хозяюшкой.
Когда я впервые услышала это его интимное и нежное Хозяюшка в
её адрес, то от смеха чуть не лишилась половины щетинок, я даже
свалилась со стола, потеряв над собой контроль.
А потом, уже вися привычно на гвозде, долго думала, что же он
нашёл в этой нечёсаной лахудре?
Красавчик глуп и слеп - вот что я поняла.
Нужно, чтобы он обратил на меня внимание, увидел мою
незаменимость и полезность, оценил голубизну ручки. Вот только как
это сделать? Будет над чем поразмыслить сегодняшней ночью.
***
Я грущу. Оказывается, мир огромен. Помимо кухни есть ещё и
комната, в которой работы непочатый край.
Недавно я познакомилась с Ковром.
Тело его огромно и ворсисто. Ни в ванной, ни на кухне он бы не
поместился. Он перс. Что это такое, я не совсем поняла. Может, это
его видовая принадлежность? Есть же: щетки, мужчины, женщины,
пауки, чудовища... Значит, могут быть и персы. Ну, конечно, это так. Я
же гений!
Так вот, Ковёр геометричен. У него сложный светлый орнамент, но
лахудра уже успела всю его красоту и сложность загадить.
Она ползала по Ковру со мною в руке битый час, проклиная себя,
несчастную, дурацкий ковёр и Красавчика.
Потом, когда щетинки выбились из сил, со злостью зашвырнула меня
под диван, в темноту и пыль, где я, обессиленная и забытая, валяюсь
второй день.
У людей это зовётся отдыхом, они тоже любят поваляться в самых
неожиданных местах.
Но я - не они. У меня миссия! Шик-щик, шик-щик!..
***
Это даже хорошо, что женщина забросила меня под диван. Именно
там, в укрытии, я стала свидетельницей ужасной сцены между ней и
Красавчиком.
Но каково! Оказывается, она ему изменяет. Приличия ей не знакомы,
ничего не отрицая, она лишь швырнула в зеркало кофейную чашку.
Стёкла я замела под плинтус, спрятав парочку осколков между
щетинками, так, на всякий случай.
Женщина ушла, хлопнув дверью, а бедный Красавчик совсем раскис:
пил из горлышка гадость, плакал и разговаривал со своим
отражением, глядя в разбитое зеркало.
От возмущения я даже поцарапала паркет.
И тогда пришло неожиданное решение: неряхе нет места в моей
квартире!
Удивительно, но отдых под диваном меня ослабил. Щетинки
скукожились и потемнели. Хотелось домой, в ванную комнату, на
любимый гвоздь...
Всю ночь я шуршала и вздыхала, пытаясь обратить на себя
внимание, но всё напрасно - ведь по ночам Красавчик с Хозяюшкой
выбивают зачем-то из дивана пыль.
На утро дня четвёртого меня наконец-то обнаружили, спасибо
закатившемуся под диван жёлтенькому колечку.
И вот я вернулась домой, где меня дожидались нечищенная
раковина, заляпанное зеркало и мой названый друг, мастер
опутывания предметов, тишайший лже-Махаон, Куделька.
Им-то я и позавтракала. Шик-щик-щик, шик-щик-щик, э-эээ! - и от
потерявшего бдительность великого прядильщика осталось лишь
мокрое место.
Щетинки распрямились и повеселели.
Правду говорят: съешь соседа - станет легче.
***
Сегодня Красавчик поставил на полочку новый порошок для чистки
сантехники, и Хозяюшка долго чихала, разбрызгивая на кафель сопли
и слёзы аллергика, ругала своего друга за скаредность, а тот злился и
кричал, что не мужское это дело ходить в торговую лавку за всякой
ерундой.
Красавчик нравится мне всё больше и больше, и спасибо ему за этот
чудо-порошок. Это благодаря его термоядерности у меня словно
выросли крылья: шики-шики-щик, шики-шики-щик, хоро-оо-шо-о! Я
даже впервые самостоятельно спрыгнула с гвоздя.
Зеркало чуть не треснуло от зависти, глядя на мои пируэты по
стенам и потолку.
На шум из-под ванны выползло в неурочный час чудовище и тут же
поплатилось за любопытство: шики-щик-щик-щик, - и от аморфного
страшилища ничего не осталось.
Это был фейерверк всеобщих эмоций: шампуни, выплюнув крышки,
разинули рты, зубные щётки аплодировали, выпрыгивая из
стаканчиков, мочалки завязались в узел, чтобы не лопнуть от смеха.
Все обитатели нашего мирка - лестью ли, злостью ли, глупостью ли выразили мне свою признательность.
***
Я расту и крепну.
Зеркало окривело от ужаса, разглядывая мои зубья, которые ещё
вчера были безобидными щетинками.
С их помощью я самостоятельно передвигаюсь и по ночам совершаю
экскурсии по квартире.
Женщина, похоже, тоже заметила изменения во мне. Сегодня она
долго с сомнением рассматривала меня, словно неведому зверушку, а
потом позвала Красавчика, но тот высмеял свою Хозяюшку, сказав,
что почаще нужно гонять по квартире пыль. Они снова ссорились.
Мне постоянно хочется есть, я стала разборчива во вкусах, думаю,
это заслуга чудо-порошка, непонятно, как я раньше без него
обходилась?.. Он, словно сказочный джинн, превращает клетку
ванной комнаты - в сказочный дворец, а меня - в наследную
принцессу.
Вечером мои сожители проверяли кофейный сервиз на прочность.
Было весело.
Женщина была более меткой и подвижной.
Я не удержалась - швырнула с полочки шампунь и ковш, грохоту
было много, но всё цело.
Смотрю на осиротевший кофейник. Что за дерьмовый сервиз?! И
понимаю - это не пластмасса.
Красавчик, потирая ушибленные плечи и лоб, ушёл, хлопнув дверью,
и не ночевал дома.
Женщина плакала, и мне её, несчастную и беспомощную, стало даже
немного жаль. Такими мужчинами, как Красавчик, не разбрасываются.
Я подползла к дивану и ждала, когда игрунья успокоится, но плач был
всё горше и горше.
И тогда мои нервы сдали: цепляясь щетинками за обивку дивана, я
стала карабкаться вверх. Это было не просто, но я справилась.
Решение погладить плаксу по вздрагивающему плечу пришло
внезапно, но, видимо, я не рассчитала коэффициент силы трения и
шаркнула слишком сильно, а она, глупая, не поняла, что это была
лишь невинная ласка щётки, и завопила так, что прибежал сосед,
живущий за стеной.
Клочья её разорванного голубого халата намокли и стали
бордовыми. О, вожделенная четвёртая группа крови, как ты вкусна!
Старый пердун по-соседски успокоил Хозяюшку. Они долго выбивали
пыль из дивана, пока я делала отчаянные попытки выбраться из
мусорного ведра.
Каких только нечистот я там не наглоталась: и селёдочных костей, и
картофельных очистков, но, переварив всю эту гнусность, я заметно
уплотнилась и стала ещё сильнее и выносливее, и пусть
пылевыбивальщики не надеются, что прощу им моё унижение никогда!
А к обеду (о счастье!) вернулся Красавчик, заблевал ванну, и я
работала, как проклятая, возвращая вверенному мне сантехническому
мирку первозданную свежесть.
***
для меня
Вот и настали чёрные
дни. Кончился купленный
Красавчиком чудо-порошок.
Женщина принесла новую баночку импортного чистящего средства.
Но оно не вставляет!!!
А то, что пятна и грязь его не выносят, - мне по ручке - и без
помощников справляюсь! Щики-щик, я в бешенстве! Плюнула синькой
в зеркало, порвала в клочья сохнущее постельное бельё, разбила
любимый одеколон Красавчика и, нырнув в унитаз, сделала засор.
Пусть знают, на что способна обиженная, голодная Щётка! Я не раба!
Сколько лет шики-щикаю на этих господ круглосуточно, а они для
меня коробочку порошка пожалели! Он же мне для тонуса нужен!
Неужели не ясно?! Никто меня не ценит! Только я не какая-нибудь
кустарная поделка - я фабричная! Мой номер тысяча триста
семьдесят девять!
Я этим беспринципным грязнулям и жадинам покажу, на что способна
Щётка с идейными убеждениями! Щик! Щик! Щик! Война объявлена! И
никаких фамильярностей! Отныне вы для меня не Красавчик (пардон,
забылась), отныне вы для меня не мужчина и женщина, а всего лишь
М и Ж! Я вас сотру, как пыль за унитазом! И не таких одолевала! Я,
Суперщётка, победительница Чудовища, уничтожающая на своём
пути всех врагов и несогласных - одним взмахом! Щик-щик-шиии...
Но прочь волнения! Так и до инфаркта недолго. Нужно себя беречь.
Я ещё нужна щетинкам, шики-ши-ши, я у них одна. Ах, сколько всего
навалилось на мою бедную голубую ручку!
Я вползаю по стене, туда, где ржавеет в одиночестве мой старый,
надёжный гвоздь. Вот я и на месте. А сейчас - спать. Буду висеть,
пока кто-нибудь не вспомнит обо мне. Ши-и-и, ши-и-и, харрр!!!
***
М и Ж решили, что у них завёлся барабашка. Ха-ха-ха! Это только
начало. Кстати, сегодня под утро я залезла в холодильник и погрызла
курицу, не из-за голода, а из интереса, но, увы, курятина тоже не
вставляет.
***
И как это я не догадалась раньше?! У Ж, оказывается, отличный вкус.
Сколько лет она собирает зелёных ежей - десять? пятнадцать?.. Судя
по их количеству и вытянутым шеям - давно.
Правда, вчера я переусердствовала и уронила зелёное чудо прямо
на клавиатуру ноутбука.
Горшок треснул. Земля рассыпалась...
М так орал, что я, прячась под столом, решила: бедняга не в реале:
ночные бродилки с аркадами подорвали его и без того ослабленную
психику.
И всё же, что ни говори, - он Красавчик, хоть и м....!
Зелёные ежи - мои дальние родственники. Только их щетинки от
редкого полива и пыли превратились в шипы. Вероятно, одна из моих
прабабок, щеток, согрешила когда-то с огурцом.
***
Я теперь всё время пою и прыгаю по стене.
Вчера
решила
почистись
люстру в зале, но немного
переусердствовала...
Ах, сколько было у меня работы! Всё блестело от хрустальных
осколков. Даже пришлось воспользоваться услугами Веника.
Бедняжка Ж порезала ногу и плакала, но я ей помогла остановить
кровотечение. Бинты и йод - не нужны, когда под рукой СуперщёткаАйболит!
Кстати, Веник - галантный кавалер, по-моему, он меня обметает. Но
мы из разных социальных слоев, к тому же он стар и грязен, и все его
ухаживания вызывают у меня жалость. Но на безрыбье, как говорится,
и рак - рыба.
***
На меня жалобы. Я вампир. М решил, что Ж сходит с ума.
Он пригласил друга, специалиста по летающим тарелкам, и они
вдвоём до утра пили и спорили на уфологические темы, потом
смотрели порнуху, а под утро грязные тарелки, действительно, летали
- их метала Ж, целясь в осоловевших бражников.
Мат. Драка. Угрозы соседей вызвать милицию...
В итоге, я два часа делала шики-шик. Вот она, горькая судьба
Золушки, пенсионерки, так и не дождавшейся принца!
Кстати, о принце.
Ночью Веник сделал попытку пробраться из угла прихожей (места
своего многолетнего стояния) ко мне, в ванную комнату, но у старика
ничего не получилось. Он с грохотом свалился на полпути, и, получив
от М пинка под грязную задницу, рассыпался, а утром Ж унесла его
куда-то из дома.
Все жители ванной шептались в ужасе, предполагая, что живой ещё
Веник унесли на кладбище предметов, в мусорный контейнер.
Мусорный контейнер - это подросшее помойное ведро, место, куда
люди отправляют надоевших им или сломавшихся ветеранов и
поборников чистоты вроде меня.
***
Я продолжаю расти.
Сегодня М с удивлением рассматривал мою красоту и мощь, а потом
долго шептался о чём-то с Ж.
Меня боятся уже все обитатели квартиры!!!
Ж заходит в ванную с опаской, оставляя дверь приоткрытой.
М тоже не отличается особой храбростью: моется, а сам косит карим
глазом в мою сторону.
Они ведут себя, словно дети. Но страх объединил их усилия, и
сегодня ночью, вместо того чтобы выбивать из дивана пыль,
любовники строили план по моей ликвидации.
В отместку я развернула в вазе все конфеты, а фантики замела в
ботинки М. Затем высыпала из банок кофе, песок и муку и на кухонном
полу воспроизвела аннотацию польского шампуня для окрашенных
волос в зеркальном отражении.
Ночевала на кухне, лёжа на холодильнике и слушая его монотонную,
равнодушную мантру.
Утром, когда заспанная Ж увидела мои художества, с ней случилась
истерика.
М бил её по щекам, поил кефиром и валерьянкой, а потом побежал
за веником. Только Веника в нашем доме больше нет!
И тогда они, наконец, вспомнили, что есть я, в панике переглянулись,
- мысль об истинной хозяйке дома пришла в их головы одновременно.
Моя голубая ручка легонько пихнула под оранжевый бочок забытый
на тарелке, одинокий апельсин. Он спрыгнул с холодильника и весело
покатился им под ноги.
Моё присутствие на кухне было рассекречено... и проигнорировано?..
Как дети в песочнице пекут куличики, так и мои «хозяева» ползали по
полу, сгребая кофейно-сахарную смесь, пригоршнями ссыпая её в
мусорное ведро, боясь посмотреть друг другу в глаза, а я, с видом
победительницы равнодушно взирала сверху.
А когда мои щетинки устали наблюдать за их мышиной, бестолковой
вознёй, спрыгнула на пол и показала неумехам мастер-класс, - щикщик-щик! - и пол стал стерильно-чистым.
То не лягушонка в коробчонке скачет, то ни чучуля вылез из трубы
погулять - то М и Ж, мчатся с пеной у рта строить баррикады.
Глупые, несуразные люди, живущие без идеи и без цели. Моё вам
презрение! Не могу взять в толк, в чём их предназначение?.. Пожалуй,
буду ими питаться... Должна же от них быть хоть какая-то польза!
***
Они не выходят из комнаты третий день.
Мне скучно. Я уже обследовала все закрома Хозяюшки: банки,
коробки, шкафы и полки. Навела чистоту во всех углах - что дальше?
Очень хочется подкрепиться чем-то существенным.
Их состояние внушает опасение: М и Ж орут друг на друга, постоянно
шепчутся с кем-то по телефону, сочиняя небылицы: дескать, щётка
подросла и хочет их убить... Что им отвечают - не знаю, но, видимо,
что-то нелицеприятное, потому как М выражает своё несогласие
нецензурными воплями и грозит собеседнику вычеркнуть его из
списка друзей.
Ха-ха-ха!..
***
Я скребусь к ним, а они затаились, я стучу в косяк изо всех сил, а они
визжат... Скучно. Соседство с ними раздражает. Опасаюсь, не
сожрали бы они моих зелёных ежей. И даже страшно представить,
какую грязь они там развели. О, бедный, бедный Перс! Ну, ничего,
придёт время, и я спасу твой ворс от этих ходячих, пыльных мешков!
***
Шики-ши, ши, ши, шики, ши... - звучи, моя песня, в ночи. Настроение
отличное! Ручка - из голубой стала синей. Щетинки подросли почти в
два раза. Да и работаю я, как ни странно, намного больше. А всё
оттого, что появилась цель!
М и Ж уже почти неделю не выходят из комнаты - впали в спячку?
Я читала, некоторые виды животных переносят так голод и холод.
Делаю вывод - мои «пресмыкающиеся» тоже рассчитывают
проснуться, а меня нет - то был кошмар, навеянный метелью.
Пока их не трогаю.
Некогда.
У меня новый проект.
Вот, решила начать работу по расширению квартиры на восток.
Задача ясна - убрать одну из стен.
Её-то и тру, не жалея щетинок, с утра и до ночи, с ночи до утра...
Щик! Щик! Щи-и-и-к!..
Интересно, есть ли там, за стеной, новый веник?
***
Сегодня произошло знаменательное событие. Среди бела дня кто-то
отпер входную дверь. Это был друг М, главный по летающим
тарелкам, уфолог, кажется.
Я вскарабкалась на коробку звонка в коридоре и затаилась.
Как оказался у Лысого чужой ключ? Одно из двух - либо он домушник
и шёл меня грабить, либо М сбросил ему ключ с балкона.
Полудурки, наконец, разобрали баррикады и прервали добровольное
заточение.
На них страшно смотреть.
Из путаных речей я поняла, что заготовкам на зиму, хранящимся в
шкафу на лоджии, пришёл конец. Пили они талый снег, собранный на
балконе. Уроды!
А «...если..., - как поётся в песне, - ...завтра война, если завтра в
поход»? В окопах будут отсиживаться? Трусы! Трусы! Трусы!!! Щик!
Щик! Щик!!! От возмущения я, кажется, стёрла телефонный провод.
Лысый принёс продукты.
М и Ж отправились в душ, а гость врубил шансон, подвязал бабий
фартук, вооружился ножом, и понеслось: радостно пыхтела газовая
плита, то и дело выпуская из закопчённых конфорок огненных
драконов, звенела посуда, летели мимо мусорного ведра очистки и
шелуха...
И был пир на весь мир - с песнями, плясками, мордобоем, битьём
посуды. Приходили и уходили какие-то люди. Мой храм чистоты был
порушен за один вечер.
Чтобы не видеть и не слышать, я, закрыв плотнее дверь, заползла
под ванну, предварительно вывернув лампочку из плафона. Я устала.
Щетинки поникли. Ручка стала горячей. Видимо, я заболеваю. Не
иначе, Лысый принёс в дом инфекцию.
***
Ночью, когда оргия закончилась, я вылезла из укрытия и поползла на
кухню, испить водицы. С трудом вскарабкалась в раковину, а она
оказалась забита грязной посудой.
Жажда мучила. Спрыгнув на пол, где сгрудились вокруг мусорного
ведра бутылки всех калибров, сунулась щетинками в горлышко
каждой - пусто! Уроды не оставили мне ни глоточка. Щики-и-и-и-!!! Ну и
ладно. Это у кошек девять жизней, а у щёток жизней столько, сколько
щетинок на мускулистом теле.
Ползу в маленькую комнату.
Лысый валяется на полу, в обнимку с какой-то девицей.
Щики-щик, с кого начать - с разносчика инфекций, пузатого уфолога
или с его подружки, длинноногой худосочной красотки? Думаю, всё же
с виновника содома, Лысого.
Цепляясь щетинками, лезу по мятым брючинам, по рукаву рубашки, к
выпирающему кадыку, пристраиваюсь за ухом и одной из щетинок
делаю осторожный прокол.
Лысый вздрагивает и поворачивается на другой бок. Ну вот, все мои
старания насмарку.
Начинаю всё сначала. Срезаю щетинками пуговицы с рубашки - одну,
вторую, третью... Поднимаюсь по волосатой груди, всё выше и выше...
Лысый недовольно что-то бурчит, хватает меня за ручку и швыряет в
другой конец комнаты.
Я больно стукаюсь о стекло книжного шкафа и с грохотом
приземляюсь на пол.
Лысый мычит.
Девица стонет.
Я в бешенстве. Ах, ты так?! Ну что же, не хочешь по-хорошему - буду
пить тебя без анестезии. Шики-щик! Кто к нам придёт незваный, в час
мочалки... О май лайф! Что за вкус! Первая группа! Резус минус!
Лысый, выпучив глаза, дёргается в конвульсиях. Но мои силы с
каждой секундой удесятеряются. Я захлёбываюсь от жадности, не в
силах насытиться. Жизнь прекрасна, когда рядом донор!
Внутри моей ручки что-то булькает и перекатывается, это,
потрескивая, растут щетинки.
Я изменила цвет. Ручка стала нежно-розовой, как пасхальное яйцо, а
щетинки бордово-коричневыми.
Не в силах пошевелиться, я засыпаю, на месте недавнего пира,
прислонившись горячей ручкой к ледяному плечу вздрагивающей во
сне худосочной девицы.
Её спутанная грива по цвету напоминает мои щетинки. Стоит,
пожалуй, причесать шишигу, вот только отдохну немножко...
С этими мыслями я засыпаю, и снится мне сияющий белый кафель с
торчащими из него растрёпанными вениками.
***
Едва забрезжил рассвет, я вскочила и со свежими силами принялась
наводить порядок: шик-щик, шик-щик - и посуда сияет; щики-щик-щикщик - и следы надоедливых гостей заметены.
Вот только что делать с Лысым - непонятно. Спрячу-ка я его на время
под ванну.
Щики-щи-щи-щи, щики-щи-и-и... Тяжелый, гад, хоть и пустой.
А красавица всё спит. Тушь размазана по лицу, на голове колтун. .. И
дружка из-под бока утащили, а ей хоть бы что!
Щетинки так и чешутся подправить её макияж. Ши-ши-ши, какой
простор для творчества!
Ох уж эти нимфетки! На любом флаконе изломы ваших агрессивных
профилей!
Почему бы не изобразить чистюлю и аккуратницу Щётку с голубой
ручкой, у которой всегда всё шики-щик?! Нет, вам подавай худосочные
тела выросших из детских колготок безмозглых дурочек! Ши-ши-ши!..
Итак, начну с волос.
Тише! Что ты орёшь, как оглашенная?! Куда?! Постой, говорю! На
балконе полно снега, простудишься, накинь хотя бы куртку!
Пыхтя и переваливаясь, ползу за беглянкой к балконной двери.
На крики гостьи выскочили из своей комнаты М и Ж.
Эко меня распёрло! Пытаюсь просунуть пузатое тело в разорванную
на форточке сетку.
Девушка в истерике мечется по балкону.
М и Ж застыли посреди комнаты.
Щик-щик, ура! - праздную победу, спрыгивая с оконной рамы на
бетонный пол, в то время как обезумевшая жертва перекидывает
через перила ногу.
«Не делай этого, глупая, остановись!» Едва успеваю вцепиться,
всеми щетинками сразу, в огненный колтун на бестолковой голове
лолитки, пытаясь задержать самоубийцу.
Щиик! Щиик! Щик! И я падаю, больно ударившись ручкой о бетонную
плиту, а от лысой дурочки, возомнившей себя птицей, лишь вопль
предсмертного ужаса...
М и Ж онемели? Как два привидения, они, шатаясь, скрылись в
ванной комнате и закрыли дверь на задвижку. Не хотят со мной
общаться - ну и не надо! Мне до их завихрений нет дела!
Сижу на ковре и пытаюсь избавить своё тело от чужих волос. Они
всюду. Щетинки тошнит от мёртвой рыжей пакли. Снова я
поплатилась за свою доброту.
***
Звонок в дверь.
Но М и Ж не торопятся открывать. Разве сделать это самой? Нет,
всё же, думаю, не стоит.
Звонок становится назойливым.
Подпрыгиваю и, повиснув на дверной ручке, смотрю в глазок. Ба!
Ряженые. Ожившая лубочная картинка! «На нём защитна
гимнастёрка, она с ума меня сведёт»... Что за богатыри рвутся в мою
хижину? В фуражках с кокардой... А вот мак за ухо воткнуть забыли!
Хлопнула
железная
дверь,
это
козёл,
из
семидесятой,
любопытствует. Как же без него?!
А незваные гости, похоже, хотят выломать дверь.
Вопль из ванной, перекрывающий шум воды. Ну, что, что случилось
на этот раз - кран сорвали, зеркало разбили?! Нет, они хотят моей
смерти! Я и так потеряла сегодня три щетинки, когда выдирала из
своего тела мёртвые волосы рыжей гостьи!
Чудненько. Готовый кадр к фильму ужасов. В главных ролях М и Ж,
квартира номер шестьдесят девять. Вот, теряя тапки, эти шреки бегут
к входной двери, лица зелёные, глазоньки на лбу...
Кажется, я поняла, их напугал лысый урод, которого я
неосмотрительно запихнула под ванну.
Тю-тю-тю, что такое?.. Не узнали свою рабу?
Вот М шарахнулся в сторону, а в Ж словно вселился бес: она хватает
меня, с силой швыряет на пол и начинает топтать и пинать, злорадно
выкрикивая проклятья!
***
Хорошо, что у нас нет железной двери.
Ряженые на лестничной клетке, услышав мои предсмертные стоны,
одним пинком выбивают дряхлую фанеру. Сильны, ничего не
скажешь! И фактура, и голос - всё при них! От мыла и до пива...
Беспроигрышный вариант для любой рекламы. Но отбросим лирику.
Не разуваясь, толпа гостей шлёпает в зал, а козёл из семидесятой
семенит следом, словно его кто приглашал.
Дюжина грязных ботинок из кожзаменителя топчет Перса. -Убила бы!
Что за театр? В толк не возьму.
Пришли незваные, а как разговаривают!
Хозяева от страха обделались: Ж зубами стучит и заикается. М на
меня карим глазом косит и мычит что-то.
А ребятушки тем временем вызывают какую-то бригаду...
Ремонт, что ли, решили затеять? Везде нос сунули, даже в мусорном
ведре покопаться не побрезговали.
А козла-соседа и ещё какую-то бабку, с завязанным вокруг поясницы
пуховым платком (момент её появления я упустила), называют
понятыми.
Сколько новых слов, щетинки дыбом!
Среди ряженых женщина, она вполголоса убеждает одного из
добрых молодцев вызвать санитаров.
Санитары, санитары...
Порошок санитарный - знаю, перчатки санитарные - видела, а вот
санитаров - не приходилось, может, это специальные ножницы,
которые отрезают всё лишнее, или какая-нибудь супертряпка? - Мне
что, подыскивают замену?! Ручка плавится от мыслей!
***
Через два часа всё закончилось.
Тело Лысого сначала сфотографировали, а потом засунули в
большой чёрный пакет на молнии и куда-то унесли.
На заснеженном балконе долго любовались моими отпечатками, всё
гадали, что это за китайские иероглифы.
Следы малолетки, так и не научившейся летать, ряженых совсем не
заинтересовали. Зато её волосы положили в целлофановый пакет и
забрали, а мусорное ведро и бутылки прихватить поленились. Вот
тебе и санитары!
***
Похоже, меня похоронили заживо в пустой квартире. Сколько прошло
дней - три, пять?.. Я потеряла им счёт.
С тех пор, как люди покинули жилище, мне не хватает драйва. Я
лишилась аппетита, но продолжаю бороться с восточной стеной. Это
серьёзно. Стереть её в порошок и увеличить метраж квартиры, - моя
задача!
Представляю радость Красавчика. Вот уж будет сюрприз так
сюрприз!
Работа идёт споро. Мои щетинки превратились в зубья, а внутри
ручки словно работает батарейка. Пыль стоит столбом, но, считаю,
овчинка стоит выделки. К тому же, щекочет мысль о Венике.
Если вдруг окажется, что никакого Веника за стеною нет... А что там
есть - другая щётка? Значит, будем искать бабая на пару.
***
Сегодня в полночь зацвёл зелёный ёжик.
Огненно-красный цветок пах лекарством.
Такой красоты я не видела никогда! Может, это знак?
Я так разволновалась, что и сама не заметила, как съела его вместе
с глиняным горшком. Так, ничего особенного, но глиняные осколки до
сих пор торчат поперёк щетинок.
Вот и у прежней Хозяюшки всегда что-нибудь или кто-нибудь да
стоял поперёк горла.
***
Чувствую, работа идёт к концу, стенка истончилась, но людских
голосов по ту сторону не слышно. Куда подевались двуногие?..
***
Я удивлена. Знаете детские секретики? Ну, те самые, что ещё прячут
под стёклышко, а сверху присыпают землицей, чтобы флёр
таинственности витал над местом ребячьего клада.
Так вот, сегодня я случайно обнаружила нечто подобное за стеной,
которая истончилась настолько, что, если прижаться щетинками и
сосредоточиться, то можно увидеть тени. Они шепчутся.
Нет, я всё ещё в здравом уме. Поэт, конечно, во мне умер... и не
один. От одиночества я стала сентиментальной. Там за стеной, куда
рвётся моя душа, ничего нет, только прихваченные морозом кроны
вековых лип скрипят на ветру.
***
Вы думаете, я прекратила работы? Смирилась? - Дудки! Я своих
решений не меняю! Перепланировке быть! И шики-шик всем вам!
Мебель в квартире, стены, потолки - всё словно присыпано мукой, это цементная пыль. И самое удивительное, я перестала на неё
реагировать, попросту, не замечаю.
Нынешней ночью, когда я медитировала на лунный свет, что-то
случилось с домом - девятиэтажку тряхнуло? Дом словно горько
вздохнул, но отчего тогда запели фужеры в буфете?
Утром обнаружила - по стене пошла трещина, она как рваная рана на
теле зажившегося старика, не кровит, но сквозь неё зияет смерть.
***
Сквозь трещину в стене я вижу больших чёрных птиц.
Горько осознавать - вместе с теплом из нашего дома уходит жизнь.
К вечеру в комнату слетелись любопытные снежинки. Приземлились
на листья прихваченного морозом фикуса.
Думала, растают. Нет.
Обои отсырели.
На окнах вытканы причудливые узоры - иней.
***
Я созерцаю. Знаю, конец близок. Но будет ли он началом? Холод
убил эмоции. Я теперь Щётка-философ. Что дальше? Мусорный
контейнер, свалка, жизнь на дне?.. Так ли уж она плоха? Что я знаю о
ней? Ничего, чтобы терять от паники щетинки. Что она принесёт?
Новые вкусы, новые запахи, новые встречи...
***
...Всё, что угодно, - только не забвение.
***
Я падаю в бездну.
Пыль.
Грохот.
Темнота.
***
Больно терять своих близких.
Я умею плакать... оказывается.
Щетинки побелели. Это не пыль и не страх. Просто я поседела.
Все чудесные флакончики, что соседствовали со мною в ванной,
разбились. Все, до единого. Несправедливо. Но не стоит бояться
полётов, потому что смерти нет. Теперь я знаю это точно.
Из чудесных осколков друзей я сделаю свой маленький секретик. И
когда-нибудь, кто-нибудь, возможно, его раскопает. И узнает правду о
нас.
***
Из сводки вечерних новостей
города Карманова от 28 февраля сего года:
Сегодня, в шесть тридцать утра, обрушился девятиэтажный жилой
дом
на
улице
Роз.
Ведутся
спасательные
работы.
Предположительные причины трагедии - утечка бытового газа, не
исключена версия теракта...
***
Шики-ши, ши, ши.
Шики, ши...
- Звучи, моя песня, в ночи.
Личности
Идеи
Мысли
АНТОН ПЕРВУШИН
Кто полетит на Марс?
(Очерк из цикла «Угрозы будущего»)
Россияне, далекие от реальной космонавтики, черпают информацию
о ней преимущественно из средств массовой информации - например,
из программы телевизионных новостей. Журналисты же, которые в
большинстве своем имеют весьма поверхностные знания в этой
области, склонны к гиперболизации достижений и замалчиванию
проблем. Их энтузиазм проистекает даже не из того, что в ракетнокосмической отрасли не принято выносить сор из избы, а из того, что
величественность самого дела (освоение Вселенной - что может быть
величественнее?!) зачастую подавляет здоровую критичность
мышления. В итоге любой успех преподносится как событие
всемирного масштаба (и это действительно так!), а любой провал как
незначительный частный случай, связанный с трудностями
финансирования (а вот это требует осмысления).
Возьмем, к примеру, межпланетные полеты. В июле 2009 года,
включив телевизор, гражданин России мог в очередной раз
преисполниться гордостью за свою великую державу, некогда
запустившую в космос спутник и Гагарина: закончился 105-дневный
полет международной экспедиции на Марс, проведенный под эгидой
Роскосмоса и РАН, шесть космических путешественников вернулись
на Землю и чувствуют себя хорошо. Фантастика? Нет, реальность! И
телезритель ощущает себя удовлетворенным, ведь получается: мы
опять впереди планеты всей, делаем что-то уникальное,
ориентированное на будущее.
Но достаточно вслушаться в это сообщение, чтобы понять: здесь
далеко не всё так чисто и красиво, как вещают нам с телеэкрана. На
Марс, разумеется, никто не летал. Речь идет о почти
четырехмесячном
заключении
в
изолированном
макете
межпланетного корабля, которому подвергли группу добровольцев
специалисты Института медико-биологических проблем (ИМБП РАН).
Ученые провели на испытуемых массу экспериментов с целью
приобретения практического опыта для подготовки к реальному
полету на Марс. На следующем этапе программы исследований,
получившей название «Марс-500», добровольцев предполагается
посадить в макет на более длительный срок - на 520 суток, что точно
соответствует продолжительности реальной экспедиции на красную
планету, разработанной Российской академией космонавтики имени
Циолковского под патронажем Федерального космического агентства
(Роскосмоса). При этом сами представители космической отрасли
довольно высоко оценивают результаты даже завершившегося
сокращенного
эксперимента.
Так,
начальник
Управления
пилотируемых программ «Роскосмос» Алексей Краснов прямо заявил
журналистам: «Эта программа позволяет приподнять промышленные
мощности российской космонавтики, перевооружиться и начать
заниматься перспективами». Но так ли это? Неужели для того, чтобы
начать межпланетную навигацию, России достаточно посадить шесть
человек в герметичный контейнер? Действительно ли программа
«Марс-500» способна «перевооружить» отечественную космонавтику?
Сюрпризы космоса
Начнем издалека.
Столь ресурсоемкая область человеческой деятельности, как
космонавтика, не может развиваться наобум. Она всегда ставит перед
собой конкретные задачи, детали которых определяют наши знания о
Вселенной. А эти взгляды имеют свойство меняться с течением
времени.
Например, в начале XX века большинство астрономов сходились во
мнении, что Венера и Марс .во многом подобны Земле и отличаются
от нее лишь климатическими условиями: Венера - молодой, горячий
мир, Марс - старый, холодный мир. На Венере предполагалось найти
динозавров и редкие элементы. На Марсе собирались встретить
«братьев по разуму» - более мудрых и культурно развитых строителей
сети «каналов». Астероиды и спутники планет-гигантов мало
интересовали теоретиков космонавтики, а Луна рассматривалась
только в качестве промежуточной цели. Кроме того, считалось, что в
космосе всего две опасности: метеорные тела и холод. Невесомость
же представлялась даже полезной для организма: Константин
Циолковский уверял, что она приятная и способствует укреплению
здоровья, а более поздние авторы предлагали даже отправлять на
орбиту стариков, чтобы продлить им жизнь.
Под данную картину мира «затачивалась» вся космонавтика
докосмической эры. Варианты космической экспансии того периода
мало отличаются друг от друга - споры в основном сводились к тому,
откуда лучше стартовать к чужим планетам: с околоземной орбиты
или с Луны.
С первых же реальных шагов в космос картина начала плавно
меняться. Сначала выяснили, что вокруг Земли имеется
радиационный пояс - область магнитосферы, в которой
накапливаются заряженные частицы высоких энергий, прилетающих к
нам в потоке солнечного света. Находиться в этом поясе человек
способен очень короткое время - если он не защищен мощным
экраном, то очень быстро получит лучевую болезнь. Подавляющее
большинство орбит выше 500 километров и ниже 20 000 километров
закрыты для космонавтов и обитаемых станций. При этом забросить
выше тяжело и дорого, а ниже космические аппараты тормозятся в
слоях атмосферы (которая, кстати, имеет дурную привычку разбухать
под воздействием солнечных вспышек), сходят с орбиты и падают.
Метеорная угроза сразу поблекла на фоне возможности
подвергнуться ионизирующему облучению - ведь заряженные частицы
встречаются не только в радиационных поясах. Кроме того,
оказалось, что в космосе, на солнечной «стороне», куда больше
шансов перегреться, чем замерзнуть, ведь в пустоте нет
конвективного теплообмена и нагреваемый объект сбрасывает
избыточное тепло тоже через излучение, а организовать
соответствующую систему на маленьком корабле не так-то просто.
Поскольку проблема сброса избыточного тепла далека от
разрешения, конструкторы космической техники были вынуждены
отказаться от атомных двигателей, на которые некогда возлагались
большие надежды.
Главные же сюрпризы преподнесла невесомость. Если первые
кратковременные полеты космонавтов, несмотря на единичные
случаи индивидуальной «непереносимости», внушали оптимизм, то
после полета «Союза-9», состоявшегося в июне 1970 года и
продолжавшегося 18 суток, выяснилось, что она способна убить.
Из космоса тогда вернулись Андриян Николаев и Виталий
Севастьянов. Вот что об этом рассказывает Севастьянов: «Когда
приземлились, нам было очень тяжело. Встретила нас поисковая
группа быстро. Андрияна вытащили на руках, а я вылез сам и сел на
обрез люка, но спуститься не могу. Еле дотерпел, пока и меня сняли.
Андриян сидит и утирает лицо землей, а по пыльным щекам стекают
слезы. Встать мы не могли. На носилках нас занесли в вертолет.
Андрияна положили на лавку, а меня на пол около керосинового бака.
Летим. И вдруг врачи к Андрияну кинулись и что-то суетятся. Я на
четвереньках подполз, посмотрел - а он без сознания. Еле откачали...
Так нас на носилках из вертолета и вынесли...»
Обследование показало, что космонавты находились в тяжелейшем
состоянии: сердце по площади уменьшилось на 12%, а по объему - на
20%, периметр бедра уменьшился на 7,5 сантиметра, периметр
голени - на 3,5 сантиметра. Космонавты испытывали мышечные боли,
к вечеру у них поднялась высокая температура и участился пульс.
На следующий день экипаж «Союза-9» самолетом был доставлен из
Караганды на аэродром Чкаловский, а оттуда в профилакторий
Звездного городка под неусыпное внимание лучших врачей страны.
Период острой реадаптации у космонавтов продолжался более двух
суток. Более шести суток они не могли встать и самостоятельно
ходить, но благодаря усилиям врачей постепенно восстановили свое
здоровье.
Дальнейшие исследования влияния невесомости да человеческий
организм выявили ее коварство. Длительное нахождение в
невесомости приводит к серьезным изменениям в организме,
приводящим к появлению тошноты, дезориентации и вызывающим
снижение двигательной активности, потерю мускульной массы,
вымывание кальция из костей, уменьшение объема крови, снижение
работоспособности и иммунитета к инфекционным заболеваниям.
Тело человека вытягивается, увеличивается его рост (в среднем на
три сантиметра), но при этом становится дряблым и чрезвычайно
уязвимым при травмах. Сами травмы заживают медленнее. В
невесомости
развиваются
анемия
(малокровие),
учащенное
сердцебиение, сопровождающееся аритмией; из-за перетока крови от
ног к голове ухудшается работа мозга, что может привести к
психическим расстройствам.
В ходе многолетних наблюдений и экспериментов был разработан
целый комплекс профилактических средств (бегущая дорожка,
велоэргометр,
эспандеры,
нагрузочный
костюм
«Пингвин»,
пневмовакуумный костюм «Чибис», минеральные пищевые добавки и
другие средства), которыми стали оснащать все орбитальные
станции. Предложенные мероприятия оказались эффективными: хотя
длительность
полетов
экипажей
впоследствии
регулярно
увеличивалась, космонавты по возвращении на Землю чувствовали
себя вполне нормально. Ярким примером тому служит рекордный
полет врача-космонавта Валерия Полякова - без ощутимых
последствий для здоровья он прожил в космосе 437 суток, на практике
доказав, что полет человека к другим планетам возможен и не
причинит ему существенного ущерба.
На основе исследований, проведенных Поляковым в условиях,
приближенных к «боевым», определили тренировочный цикл,
позволяющий космонавтам оставаться в хорошей физической форме.
Цикл состоит из четырех дней: первые три дня космонавты
тренируются с возрастающей нагрузкой, на четвертый отдыхают. При
этом ежедневно космонавты «пробегают» до пяти километров на
дорожке и «проезжают» до десяти километров на велоэргометре.
Необходимо также постоянно носить костюмы «Пингвин» (от 8 до 12
часов в сутки), которые за счет натянутых эластичных амортизаторов
создают нагрузку на мышцы, достигающую 30% земного веса
космонавта. Вакуумный костюм «Чибис» предполагается применять
сразу после старта, перед высадкой на другую планету и перед
возвращением на Землю - своим воздействием он перераспределяет
движение крови в сосудах, обеспечивая ее приток к ногам.
Казалось бы, проблема невесомости решена, однако она подбросила
новые сюрпризы.
Коварная невесомость
Основоположник
теоретической
космонавтики
Константин
Циолковский полагал, что межпланетные корабли будущего будут
снабжены
оранжереями,
которые
снабдят
экипажи
всем
необходимым. То есть в космосе будет воссоздан «кусочек Земли» замкнутая биосфера, в миниатюре повторяющая жизненный цикл и
подпитываемая энергией Солнца и естественными выделениями
человека.
Вот что Циолковский писал по этому поводу в своей научнофантастической повести «Вне Земли» (1918): «Выделения легких,
кожи, почек и т.д. поглощались особыми сосудами и составляли
прекрасную пищу для растений. Семена их были посажены в ящики с
почвой, удобренной этими выделениями. Когда семена пустили
ростки, сосуды с ними были выставлены на свет <...>.
Необыкновенная сила солнечного света, не ослабленного толстым
слоем земной атмосферы, непрерывное его действие, вертикальные
лучи, отсутствие вредителей, наиболее благоприятные условия
влажности и атмосферы сделали чудеса: не прошло и месяца, как
маленькие растения были сплошь увешаны сочными, питательными и
ароматическими плодами. Цветение было роскошно, оплодотворение
искусственно.
Тяжести
не
было,
веточки
свободно
распространялись, и плоды их не отягчали и не гнули. <...> Клубника,
земляника, разнообразные овощи и фрукты росли не по дням, а по
часам. Множество плодов давало урожай через каждые десять,
пятнадцать дней. Сажали карликовые яблони, груши и другие
небольшие плодовые кусты и деревья. Эти без перерыва цвели и
давали изумительно большие и вкусные плоды. Одни деревья
зацветали, другие имели уже спелые ягоды. Особенно удавались
арбузы, дыни, ананасы, вишни, сливы. Но приходилось постоянно
подрезывать подрастающие кусты и деревца. Плоды всякого сорта
собирались непрерывно во всякое время, так как времени года не
было: был один непрерывный, неизменный климат. <...> Вот почему
можно было разводить растения всех стран...»
Первые исследования, проведенные на «Союзе-9», «Зонде-8»,
«Союзе-12» со всходами пшеницы, картофеля, гороха, подтверждали
предвидения ученого. Освободившись от тяжести, растения и вправду
росли подчас быстрее, чем на Земле.
Весьма обнадеживающими выглядели и результаты, полученные на
орбитальной станции «Салют-4» в миниатюрной оранжерее «Оазис1». Горох и лук, посаженные в ней, проросли до нормальных
размеров.
Неприятности начались позже. У опытных растений, по сравнению с
контрольными, замедлялся рост стеблей и образование первых
настоящих листочков, затем многие из них хирели и вяли, так и не дав
плодов и семян. Космонавт Валерий Рюмин, который провел 175 дней
на орбитальной станции «Салют-6», показывая Земле увядшие ростки
огуречной рассады, комментировал: «Второй раз сажаем семена, и
опять та же история: как только кончается то, что заложено природой
в семени, рост прекращается и растение погибает». Позднее на
«Салюте-6» побывала установка «Лютик» с тюльпанами - они были
выращены на Земле, и им оставалось только распуститься в космосе,
но делать это они категорически не захотели. Тогда ученые
предприняли попытку обмануть невесомость, послав на орбиту блок
«Малахит-2» с уже распустившимися орхидеями. Цветы опали почти
сразу же, но сами растения дали прирост, у них образовались не
только новые листья, но и воздушные корни. Что примечательно,
вернувшись на Землю, орхидеи обильно зацвели.
Отчаянные попытки добиться цветения в условиях невесомости
обернулись курьезом. 30 июля 1980 года Рюмин в телерепортаже
сказал: «У нас есть система с растениями "Малахит". Так вот, к
прилету нашего друга Фам Туана из Вьетнама в ней даже цветок
вырос». И он показал этот цветок. Сообщение вызвало настоящую
сенсацию, ученые потребовали немедленно доставить образец на
Землю. И получили. В спускаемом аппарате в одном из пеналов среди
листьев обнаружился красивый бледно-розовый цветок. Он был...
сделан космонавтами из бумаги.
Эксперименты с растениями были продолжены в оранжерее «Фитон3» на станции «Салют-7». 2 августа 1982 года космонавт Валентин
Лебедев сообщил, что невзрачный сорняк арабидопсис (родственник
горчицы и капусты) наконец-то зацвел. Прибывшей на станцию
Светлане Савицкой экипаж вручил небольшой букетик из цветов
арабидопсиса. Она тщательно зарисовала его. На историческом
рисунке запечатлены семь цветущих растений высотой до 10
сантиметров, на них 27 стручков. При подсчете на Земле в стручках
обнаружили 200 семян.
Этот опыт опроверг крепнущее в научном мире мнение о
невозможности прохождения растениями в невесомости всех стадий
развития - от семени до семени. Правда, арабидопсис самоопылитель, оплодотворение у него происходит еще до раскрытия
бутона.
Так или иначе, но стало очевидным, что растения нуждаются в
особом внимании и уходе - недостаточно их высадить и обеспечить
светом, как это делали персонажи фантастической повести
Циолковского.
Для орбитальной станции «Мир» была создана оранжерея нового
поколения - «Свет». Она проработала в космосе с 1989 по 2001 годы.
Эксперименты доказали возможность образования корнеплодов у
редиса, а также прохождения полного цикла роста и получения в
нормальные сроки жизнеспособных семян у сурепки, арабидопсиса и
пшеницы.
К примеру, в ноябре 1998 года на «Мире» проводился эксперимент
«Оранжерея-4». Космонавты пытались прорастить пшеницу сорта
«Апогей». К 15 января 1999 года началось колошение пшеницы, 27
января - в колосьях появились семена. У всех растений были зерна.
22 февраля за день до спуска на Землю срезали 29 колосьев и
уложили их в специальную тару. На орбите оставили 12 зерен,
которые были посеяны 9 марта 1999 года и дали всходы. В ходе
эксперимента было получено в общей сложности 508 зерен.
Полным успехом завершился и эксперимент «Оранжерея-6», в
рамках которого экипаж «Мира» выращивал листовые культуры:
мизуну, пекинскую капусту, брокколи рааб и красную гигантскую
горчицу. 21 мая 2000 года состоялся посев, уже через неделю все
растения взошли, а еще через несколько дней космонавты смогли
оценить вкус нежных листочков.
Свои космические огороды были заведены и на Международной
космической станции. В период с марта 2003 года по апрель 2005 года
в оранжерее «Лада» было проведено пять экспериментов по
культивированию генетически маркированных растений карликового
гороха. Результаты проведенной работы показали, что космический
горох в течение полного цикла выращивания практически не
отличается от контрольных образцов на Земле.
Понятно, что эксперименты будут продолжены в дальнейшем.
Однако и тех данных, которые удалось накопить ученым, достаточно,
чтобы прийти к малоутешительным выводам. Хотя высшие растения
могут жить и размножаться в условиях космического полета, они не
дают каких-то особенных всходов и урожаев, на которые рассчитывал
Циолковский. Исследования также показали, что в третьем поколении
снижается продуктивность орбитальных оранжерей - это обусловлено
истощением питательных веществ и накоплением продуктов
метаболизма
растений
в
корневом
модуле
оранжереи.
Следовательно, модули придется регулярно менять на новые - а как
это сделать в условиях продолжительного космического полета?
Брать с собой запас? Такой вариант возможен, однако он натыкается
на серьезное препятствие: согласно расчетам, космическая
оранжерея способна регенерировать до 5% кислорода, до 3,6% воды
и около 1% основных элементов питания в общем балансе
экспедиции. При этом она очень зависима от условий окружающей
среды, нуждается в непрерывном контроле и особом уходе. При
любом раскладе получается, что выгоднее захватить провиант с
собой в виде консервов, а с оранжереей лучше не связываться.
Впрочем, позитивный психологический эффект от присутствия
растений на борту межпланетного корабля трудно переоценить космонавтам очень нравится работать с ними и пользоваться
результатами своего труда.
В любом случае необходимы еще многолетние и кропотливые
исследования, которые позволят окончательно ответить на вопрос,
какие из земных растений имеет смысл брать в длительный
космический полет, а какие нет. Пока же ботанические опыты
проводят от случая к случаю - нет даже серьезной генетической
экспертизы, которая позволила бы выявить изменения, вносимые в
генетику тех или иных растений факторами космического полета.
Птицеферма на орбите
Еще больше проблем выявили первые опыты с птицами, которых
предполагалось взять в полет для пополнения рациона космонавтов.
Прежде всего исследователей интересовало, способны ли птенцы к
росту в условиях невесомости. Для экспериментов были выбраны
японские перепела. Несмотря на то, что они значительно меньше кур
по своей массе (взрослая особь весит всего-то около 100 граммов), их
масса, приходящаяся на единицу корма, значительно выше куриной.
Яйца же перепелиные маленькие, но очень вкусные, по питательной
ценности не уступают куриным и содержат лизоцим - вещество,
укрепляющее иммунную систему. Кроме того, перепел не болеет
(температура тела птицы около 41° С, а сальмонелла гибнет при
температуре 38° С). Очень важно и то, что японским перепелам не
требуется для развития много времени: птенец появляется на свет на
17-21-е сутки после закладки яйца в инкубатор. Перепела начинают
нестись гораздо раньше кур, в возрасте 35-40 суток, и некоторые
особи выдают по два яйца в день.
Первый опыт с перепелиными яйцами в условиях космического
полета был проведен в 1979 году на борту биоспутника «Космос1129» в установке «Инкубатор-1». Целью его было установить, могут
ли в условиях невесомости развиваться эмбрионы птенцов.
Исследования показали, что развитие эмбрионов шло вполне
успешно, на основании чего был сделан вывод: невесомость не
препятствует развитию живых организмов.
Опыт был учтен при создании новой установки «Инкубатор-2» для
экспериментов на станции «Мир». Первым живым существом,
родившимся в космосе, стал перепеленок, пробивший скорлупу 22
марта 1990 года в специальном космическом инкубаторе. За первым
цыпленком появился второй, третий. Однако перепелята не смогли
адаптироваться к условиям невесомости. Они хаотически летали
внутри каюты, не умея зацепиться за решетку. Из-за отсутствия
фиксации тела в пространстве они не смогли самостоятельно
кормиться и вскоре погибли.
В 1992 году на орбиту было отправлено 40 яиц и специальные
мешки-фиксаторы для имитации гравитационного воздействия. Тогда
вывелось шесть птенцов, которые были зафиксированы и доставлены
на Землю, став ценным научным материалом для биологов.
В 1999 году на «Мире» продолжили эксперимент, который получил
название «Перепел СК-6». На этот раз планировалось изучить
поведение птенцов в первые сутки жизни в условиях искусственной
гравитации, для чего использовалась специально изготовленная
центрифуга, работавшая в диапазоне от 0,3 g до 0,8 g. Однако в ходе
эксперимента центрифуга сломалась, проработав всего 15 часов, и
его пришлось остановить. По рекомендациям ученых, десять птенцов
разместили в спускаемом аппарате и отправили на Землю. Из них
выжили только трое.
Как видите, результат этих экспериментов неоднозначен. Зародыши
внутри яиц развиваются нормально, однако птенцы не могут
приспособиться к условиям невесомости и погибают без специальных
фиксаторов - их развитие затруднено. Очевидно, что и здесь
требуются продолжительные исследования, которые позволят
сделать окончательные выводы о приспособляемости новорожденных
организмов к условиям невесомости.
Космонавтика имени Кориолиса
Наверное, многие проблемы можно было бы решить, создав на
корабле искусственную силу тяжести. Первый космический корабль,
на котором планировалось испытать такого рода систему, мог
отправиться на орбиту еще в рамках программы «Восход». Запуск
«Восхода-3» с двумя космонавтами на борту (был назначен на ноябрь
1965 года - корабль в космосе должна были сопровождать третья
ступень ракеты-носителя (блок И), соединенная с ним 50-метровым
тросом. После выхода на орбиту предполагалось развести их и
раскрутить вокруг центра масс, получив искусственную силу тяжести
за счет центробежной силы. Однако этот очень интересный
эксперимент так и не состоялся.
Теоретики космонавтики считают, что никаких противопоказаний для
замены силы тяжести центробежной силой нет. Уже подсчитано, что
оптимальной скоростью вращения должна быть скорость 10 град/с с
оптимальным радиусом вращения 90 метров - в этом случае
искусственная сила тяжести приобретет величину, равную 0,25-0,35 g,
чего вполне достаточно для того, чтобы снять вредоносное
воздействие невесомости на экипаж.
Однако те, кто видит панацею в раскрутке корабля, обычно забывают
о силе Кориолиса, которая проявляет себя именно в раскрученных
системах. Проявления эти весьма неприятны: брошенный предмет
относит вбок, вытянутая рука сама отклоняется в сторону. Что если
адаптация к такой среде окажется еще труднее, чем адаптация к
невесомости? Может ли система искусственной гравитации
гарантировать, что космонавты в этих условиях будут точно и быстро
выполнять все необходимые операции?
На эти непростые вопросы попытались ответить ученые
американского космического агентства НАСА. В 2004 году они начали
серию экспериментов, чтобы понять, как мозг адаптируется к этой
странной среде.
Поль Дизио и Джеймс Лакнер из Лаборатории пространственной
ориентации Эштона Грейбиля наблюдают за добровольцами,
работающими в специальной вращающейся комнате. Практически
сразу было отмечено, что когда перед человеком, манипулирующим
различными предметами и нажимающим на всевозможные кнопки,
поставлена четкая задача, мозг мобилизуется и начинает
компенсировать «неправильную» плывущую обстановку. Чем больше
упражнений и усилий делает человек, тем быстрее он
приспосабливается к новым условиям жизни. Причем после
некоторого времени, проведенного во вращающейся комнате, люди
вообще
переставали
чувствовать
силу
Кориолиса.
Мозг
автоматически, незаметно для сознания, вводил поправки в движения
тела. И наоборот, после возвращения в нормальный мир некоторое
время человеку казалось, что кто-то тянет его руки в сторону - он не
мог действовать нормально, словно эффект Кориолиса появлялся для
испытуемого вновь, хотя тут-то его и не было. Но стоило только
совершить десятка два попыток какого-нибудь целенаправленного
движения, как мозг приходил в норму, и «фантом Кориолиса» исчезал
без всякого следа.
Дизио и Лакнер установили, что человек хорошо приспосабливается
к вращению своего жилища со скоростью до 25 оборотов в минуту,
чего должно с избытком хватить для создания вращающихся
орбитальных станций и кораблей с искусственной гравитацией. То
есть результат обнадеживающий, однако опять же никто не может
сказать, как всё это будет выглядеть в условиях реального космоса. А
следовательно, раньше или позже придется проводить эксперимент.
Магнитный щит
Следует также отметить, что до сих пор ни одно живое существо
(микроорганизмы не в счет) не побывало за орбитой Луны. Это тоже
может оказаться принципиально важным, ведь мы, например, совсем
ничего не знаем о том, как повлияет на наши организмы длительное
нахождение вне геомагнитного поля.
На Земле все организмы подвергаются воздействию постоянного
магнитного поля - мы появились и эволюционировали в нем. Наши
жизненные ритмы напрямую связаны с его естественными
колебаниями и наложенными на них переменными магнитными
полями, обусловленными изменениями в ионосфере и магнитосфере.
Величина магнитного поля в межпланетном пространстве и на Марсе
будет соответственно в 10-4 и 10-3 раз меньше, чем на Земле. Уже
имеются данные о неблагоприятном влиянии пониженного магнитного
поля на жизнедеятельность человека: в частности, выявлены
неблагоприятные функциональные сдвиги в нервной, сердечнососудистой и иммунной системах.
Очевидно, придется спроектировать и испытать некую систему,
которая создавала бы на межпланетном корабле магнитное поле,
близкое по напряженности полю Земли. Такие работы ведутся. К
примеру, международная группа ученых во главе с Рут Бамфорд из
британской Лаборатории Резерфорда и Эплтона трудится над
проектом «Мини-магнитосферы» («Mini Magnetosphere»), которая
могла бы не только имитировать земное магнитное поле, но и
подобно ему защищать корабль от вредоносных космических лучей.
Марсианский тупик
Таким образом, на сегодня перед практической космонавтикой стоит
целый ряд задач, которые далеки от разрешения. Мы пока не знаем,
как будет выглядеть биосфера межпланетного корабля. Мы пока не
знаем, какое влияние на экипаж окажет искусственная сила тяжести
(если она будет применена). Мы пока не знаем, сколь велико будет
воздействие межпланетного пространства на живые организмы.
В данной ситуации куда более логичным выглядит не заниматься
многомесячными наземными экспериментами, посадив добровольцев
в изолированную бочку, а сосредоточиться на получении ответов на
вышеперечисленные вопросы. Для начала - отправив в
межпланетный полет несколько аппаратов с биологическими
образцами.
К сожалению, у России есть только один такой аппарат. Это «ФобосГрунт», который должен был стартовать к Марсу в октябре 2009 года,
но запуск которого уже перенесен на 2011 год. Вроде бы, с
конструкторами аппарата достигнута договоренность провести
эксперимент «БиоФобос», разместив на нем 60 герметичных пакетов с
бактериями, плесневыми грибами, рачками, рыбками и африканскими
комарами-хирономидами. Все эти существа показали хорошую
выживаемость в открытом космосе на орбите Земли (эксперименты
«Биориск» и «Биориск-МСН») - теперь было бы интересно взглянуть
на них по пути на Марс.
А почему, кстати, Марс? Что привлекательного в этой планете?
Выше я уже отмечал, что в докосмическую эру там предполагали
обнаружить некое подобие Земли и «братьев по разуму». Однако
время
шло,
методы
астрономических
наблюдений
совершенствовались, а разочарование росло. Уже к началу 1960-х
годов стало ясно, что, скорее всего, на красной планете нет никакой
цивилизации, но еще теплилась надежда найти там достаточно
развитую биосферу. Надежду похоронил американский аппарат
«Mariner-9» - 2 января 1972 года он начал картографирование красной
планеты с близкого расстояния, и перед глазами исследователей
предстал вымороженный, искалеченный ударами метеоритов мир со
слабенькой атмосферой, давление которой не позволяет марсианской
воде долго оставаться в жидкой фазе. Сегодня мы знаем, что если
где-то на Марсе имеется жизнь, то она примитивна и прячется глубоко
под слоями грунта. Поиск ее оправдан только с позиций расширения
научного знания, но расширять это знание способны и дистанционно
управляемые роботы.
Существует и еще один важный момент - техническое обеспечение.
Лететь сегодня на Марс, не отработав технологию посадки на другую
планету, - это самоубийственное безумие. Полигоном в данном
случае может служить Луна, однако чтобы добраться до Луны,
необходимы соответствующие средства или программа их создания.
Например, у США такая программа есть - до конца следующего
десятилетия американцы собираются запустить в серийное
производство новый корабль «Orion», а к нему две ракеты-носителя:
тяжелую «Ares I» и сверхтяжелую «Ares V». С нашей стороны похожие
инициативы пока сводятся к разговорам о необходимости поменять
корабли «Союз» на нечто более совершенное и построить новый
космодром на Дальнем Востоке. Вероятнее всего, руководство
отечественной ракетно-космической отрасли рассчитывает на
широкую международную кооперацию в проекте марсианской
экспедиции: дескать, американцы дадут технику, а мы поделимся
итогами многолетних экспериментов. Но в таком случае
отечественные руководители, очевидно, не понимают, что между
ракетой нового поколения и бочкой на Земле есть существенная
разница: американцы вполне могут воспроизвести программу «Марс500» после того, как решат более важные задачи, а мы сегодня снова
ставим телегу впереди лошади и, тратя нищенские подачки из
бюджета на заведомо вторичный проект, отнимаем у своей страны и
без того весьма призрачный шанс сохранить ракетно-космический
потенциал.
О перспективах же полета российского экипажа на Марс лучше всех
сказал космонавт Валерий Поляков (тот самый, который установил
мировой рекорд по непрерывному пребыванию в космосе). Выступая
перед коллегами, собравшимися на международном симпозиуме
«Humans in Space» в Москве, он заявил: «Вы знаете, вместе с вами я
ощущаю себя в роли "обманутых вкладчиков". Кризис в мозгах
руководства наступил раньше, чем мировой экономический. Все мы
надеялись при жизни провожать экипаж к Марсу и получить
интересные научные результаты. Но я открываю Федеральную
космическую программу и вижу, что мы не сможем полететь к Марсу
даже в 2030 году».
Список использованных источников и литературы
12 апреля - День космонавтики // Здоровье. - 1985. - № 4.
«Большое космическое путешествие» экипажа «Марс-500»
проходит нормально [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://
www.amic.ru/news/103387/
Бугреев Н. Таежный тупик / Н. Бугреев [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://geroy.ntv.ru/subject.jsp7sid=5720
Бушев А. В Москве приземлились марсиане. Участники имитации
полета к Красной планете провели в специальном модуле 105 дней /
А.Л Бушев [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://svpressa.
ru/issue/news.php?id=11331
В Москве стартовал 105-суточный «полет на Марс» [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/prin,t/630185.html
Гапонов В. Станция «Мир»: от триумфа до... / В. ^ Гапонов, А.
Железняков. - СПб.: Изд-во «Система», 2006.
Глухих О. «Марс-500» приземлился в Москве / О. Глухих
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://nnm.ru/blogs/a92/ mars500_prizemlilsya_v_moskve/
Грибы, комары и бактерии первыми приблизятся к Марсу
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.pravda.ru/news/
science/03-02-2009/300808-fobos-0
Давлетшин Г. Законы биологии и межзвездные полеты / Г.
Давлетшин // Независимая газета - Наука. - 2007. - 10 янв.
Дегерменджи А. Биосферные модели - путь экспериментов и
поисков / А. Дегерменджи // Наука в Сибири. - 1998. - № 22.
Животные штурмуют космос // Советская Сибирь. - 2005. - 9 июня.
Камин А. «Оазис» снова на орбите. -Техника-молодежи. -1977. - №
4.
Колесов Ю. 175 дней на орбите. Что можно сделать в космосе за
полгода / Ю. Колесов // Знание - сила. 1980. - № 1.
Карпов М. Когда же к Марсу? / М. Карпов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.computerra.ru/science/453412/
Карпов М. Марс на Земле / М. Карпов [Электронный ресурс]. - Режим
доступа: http://www.computerra.ru/seience/415101/
Космонавтика Кориолиса: корабль закручивает мозги экипажа
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.membrana.ru/
articles/global/2004/08/05/225600.html
Магнит на столе доказал реальность лучевого щита для
звездолетов [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.
membrana.ru/articles/technic/2008/ll/06/171600.html
Машинский А. Рождение космического растениеводства / А.
Машинский, Г. Нечитайло // Техника - молодежи. - 1983. - № 4.
Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди. /
И. Афанасьев, Ю. Батурин, А. Белозерский, И. Иванов, А. Лазуткин, К.
Лантратов, И. Лисов, В. Лукашевич, И. Маринин, А. Марков, Т.
Прыгичев, Б. Черток, С. Шамсутдинов. - М.: Изд-во «РТСофт», 2005.
На МКС в рамках проекта «Растение-2» начали засаживать огород
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.daily.com.ua/
news/9/2009-04-86748.html
Научные исследования на российском сегменте МКС.
Эксперимент «Растения» [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http:// www.energia.ru/rus/iss/researches/medic-80.html
Пилотируемая экспедиция на Марс под ред. А.С. Коротеева. - М.:
Российская академия космонавтики им. К.Э. Циолковского, 2006.
Побединская М. На космическом огороде зреет урожай.
Эксперимент «Оранжерея-6» / М. Побединская. // Новости
космонавтики. - 2000. - № 7.
Побединская М. Хлеб и космос, или На орбите заколосилась
пшеница / М. Побединская // Новости космонавтики. - 1999. - № 2.
Поляков Ю. Длительные полеты человека в космос / Ю. Поляков //
Земля и Вселенная. - 1998. - № 4.
Проект «Марс-500». Имитация пилотируемого полета на Красную
планету
[Электронный
ресурс].
Режим
доступа:
http://mars500.imbp.ru/index_r.html
Серова Л. Невесомость и онтогенез млекопитающих / Л. Серова
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.imbp.ru/
WebPages/winl251/Science/UchSov/Docl/2002/Serova_actsp.html
Сложности имитации: «Марс-500», этап второй [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://www.popmech.ru/article/ 5235slozhnosti-imitatsii/
Сычев Владимир Николаевич [Электронный ресурс]. - Режим
доступа: http://www.imbp.ru/webpages/WIN1251/bio_r/Sychev_r.html
Уманский С. Человек на космической орбите / С. Уманский. - М.:
Машиностроение, 1974.
Ученые изобрели «магнитный щит» от Солнца для космических
кораблей: можно будет летать хоть на Марс [Электронный ресурс].
- Режим доступа: http://www.newsru.org/world/05nov2008/schit.html
Запуск станции «Фобос-Грунт» к спутнику Марса отложен на 2011
год [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.gazeta.ru/
news/science/2009/09/21/n_1406018.shtml
Хачатурьянц Л. Побеждая невесомость // Л. Хачатурьянц, Е.
Хрунов. - М.: Знание, 1985.
Шаров П. Международный симпозиум «Humans in Space» в
Москве / П. Шаров // Новости космонавтики. - 2009. - № 8.
Шаров П. Россия сделала первый шаг к Марсу! В ИМБП стартовал
проект «Марс-500» / П. Шаров // Новости космонавтики. - 2008. - № 1.
Шарп М. Человек в космосе / М. Шарп; пер. с англ. М. Рохлина, Л.
Сливко. - М.: Мир, 1970.
Шибанов Г. Обитаемость космоса и безопасность пребывания в
нем человека / Г. Шибанов. - М.: Машиностроение, 2007.
Циолковский К. Путь к звездам (сборник научно-фантастических
произведений) / К. Циолковский. - М.: Изд-во Академии наук СССР,
1960.
Эксперимент «Марс-500» стимулирует развитие российской
космонавтики, считают в Роскосмосе [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://mars500.imbp.ru/smi/2009-107.html
Ячменникова Н. Нашествие землян. 6 тысяч добровольцев из 30
стран хотят полететь на Марс / Н. Ячменникова // Российская газета. 2008. - 9 апр.
КОНСТАНТИН ФРУМКИН
Быстрое возвращение из параллельной реальности
Весь XX век русская фантастика (как, впрочем и мировая) летала в
Космос. Научная фантастика этого периода - в первую очередь
фантастика космическая. В воображении осваивались все более
отдаленные уголки вселенной. Космические поселения и колонии на
далеких планетах становились привычными до обыденности и
литературных штампов. Те, кто желал видеть в фантастике какие-то
общественно-полезные функции, говорили, что она подготавливает
человеческое сознание к космическому будущему - чтобы, когда
придет время межпланетной экспансии, человечество не испытало
шока.
Сегодня космическая фантастика никуда не делась, но вряд ли кто-то
мог бы назвать ее доминирующим направлением. Одна из причин
этой метаморфозы - разочарование человечества в темпах реальной,
не выдуманной космической экспансии, которая, в сущности,
охватывает только надземные орбиты, а до других планет дотянулась
исключительно исследовательскими зондами.
Вторая и еще более важная причина заключается в том, что
писателями было совершено важное открытие: для того, чтобы
создавать для действия романа обстановку, совершенно не похожую
на земную, совсем не обязательно отправлять героев на другую
планету. Есть и другие «фантастические» обоснования иномирности.
Например - не совсем ясная, но от этого не менее действенная
концепция «параллельных миров». Или - некое мифологическое
прошлое. Выяснилось, что можно вообще ничего не объяснять
читателю - где происходит дело, и почему этот мир совсем не похож
на Землю. Просто дело происходит «в некотором царстве, некотором
государстве». Большая часть авторов фэнтези без всяких проблем
пользуется этой «литературной технологией».
Когда стороннему критику приходится задумываться, где же именно
происходит действие фэнтезийного романа - ну хотя бы того же «мира
диска» Терри Пратчет, - он очень часто вынужден говорить о
«параллельном» мире. Сами авторы фэнтези таких слов не
произносят, и никакой псевданаучной риторикой о физике
параллельных измерений себя не обременяют. Но как иначе назвать
мир, похожий на наш, иногда очень похожий, но все же совершенно
другой и никаких контактов с нашим миром не поддерживающий?
Разумеется, это реальность, «параллельная» нашей. Параллельная то есть не пересекающаяся, но похожая и находящаяся рядом.
Над фантастикой последних десятилетий «нависает» идея
параллельных миров. Идея это не настолько ясная, как более старая
идея других планет, но не менее эффектная и столь же сюжетно
продуктивная.
Не менее важно, что современные писатели очень часто стараются
изобразить в своих произведениях сразу множество параллельных
миров, путешествия между которыми легко двигают действие романа.
Быть может, самым ранним из написанных на русском языке
произведений,
живописующих
изумительное
разнообразие
параллельных реальностей и прелести захватывающих путешествий
между ними, был роман Владимира Савченко «Пятое измерение». В
нем группе советских физиков удалось открыть способ путешествия
по «параллельным мирам», каждый из которых представлял собою
легкую вариацию на тему нашего мира: в нем все было похожее, но
были какие-то отличия, объясняющиеся тем, что в истории
обладающие свободой воли люди в разных мирах принимали разные
решения - а эти решения, по принципу «бабочки Бредбери»
порождали разное течение событий. В итоге путешествие по
параллельным мирам часто внешне напоминает путешествия во
времени - просто потому, что разные решения, принимаемые разными
людьми, порождают в разных мирах ускорения или замедления
общественного развития. Наблюдение над этим заставляют автора дитя эпохи исторического материализма - в общем тяготеть к тому,
чтобы разделять все параллельные миры на те, что лучше или хуже
«исходного».
К этому же приему уже в XXI веке прибегнул Андрей Валентинов в
романе «Омега», действие в котором осуществляется в трех мирах,
условно называемых автором «Ад», «Рай» и «Чистилище»: в «Аду»
главный герой ведет партизанскую войну против натовских
оккупантов,
в
«Раю»
занимается
своими
любимыми
археологическими раскопками, в «Чистилище» - тихо спивается в
качестве провинциального доцента. Статус мира как «лучшего» или
«худшего» обосновывается теологически - качество параллельной
реальности зависит от его близости к теярдешарденовской «точке
Омега», являющейся конечной целью мировой, истории. Впрочем, как
и у Савченко, у Валентинова новые миры образуются оттого, что в
некой «точке развилки» один из людей принимает альтернативное
решение, что и создает альтернативную реальность.
Миры, созданные в «Омеге» и «Пятом измерении», можно назвать
упорядоченными - поскольку их спектр четко укладывается в некую
моральную иерархию и поскольку само их отличие от нашего мира
порождается человеческими поступками.
«Упорядоченным мирам» можно противопоставить «свободные
миры» - те, что несравнимы друг с другом и чьи свойства совершенно
не зависят от человеческой воли. «Свободные миры» возникают в
случае, если фантасту не приходит в голову рассуждать ни о том,
какие из миров лучше других, ни о том, почему именно вселенные
параллельных измерений стали отличаться от нашей. В этом случае
«параллельные
реальности»
становятся
«игрой
природы»,
превращаются в пестрый и беспорядочный конгломерат экзотических
стран, отдаленно напоминающих нашу исходную реальность, однако
образующих из элементов нашего мира самые прихотливые
вариации.
Именно так устроено бытие в «Солдатах Вавилона» Андрея
Лазарчука и в дилогии Сергея Лукьяненко «Черновик» - «Чистовик». В
принципе,
примерно
такая
же
картина
«раблезианского»
разнообразия миров наблюдается и в романе Луьяненко «Спектр» хотя, формально говоря, там речь идет не о параллельных
реальностях, а о других планетах. Но путешествие по мирам Спектра
происходит не на космических кораблях, а, как и в «Чистовике», через
двери таинственных «таможен». Свободное миротворчество
позволяет писателю целиком продемонстрировать возможности своей
фантазии: у Лукьяненко мы видим и исламскую Россию, в которой
христиане играют роль агрессивной экстремистской секты, и паровые
полицейские машины атакующие выброшенного на берег спрута, и
разумных кенгуру, и даже «мир Полдня», сошедший со страниц
произведений Стругацких.
У Лукьяненко мы видим свободную «игру миров», в которой читатель
не успевает привыкнуть к одной непривычной обстановке одной
«страны чудес», как ему уже предлагают другую. Этому «буйству
красок» противостоит более строгая проза, в которой писатель
ограничивается созданием одного параллельного мира и именно на
нем концентрирует внимание читателя. Таков роман Андрея
Лазарчука «Транквилиум», где изображена одна «параллельная
планета», доступ на которую обеспечивают «лазы», имеющиеся на
территории России и США, и в силу этого населенная исключительно
выходцами из России и англоязычных стран. Таков же роман
Лазарчука «Штурмфогель», где над нашей обычной реальностью
пролагается еще и магический «верхний мир», и если «внизу» идет
Вторая мировая война, то «вверху» державы пока стараются
соблюдать мир.
Другой пример - роман Вячеслава Рыбакова «Гравилет
"Цесаревич"», в котором уменьшенная копия планеты Земля
выращена в «реторте» некими злобными алхимиками для того, чтобы
сделать ее полигоном для мировой революции.
У Рыбакова параллельный мир рукотворен - и это чрезвычайно
характерно для российской фантастики. Действительно свободные,
независимые от нашего, равноправные с нашим миром параллельные
миры могут себе позволить создавать лишь немногие писатели. В
большинстве случаев «иная реальность» оказывается не совсем иной
- она производна от нашей, и не просто от нашего космоса, а от
человеческой воли и человеческого сознания, иногда параллельные
вселенные попросту рукотворны. У Вячеслава Рыбакова «иномир»
выращивают в ретортах. Часто он является попросту виртуальной
реальностью внутри компьютерных сетей - как в трилогии Сергея
Лукьянеко «Лабиринт отражений» или в «Цифровом» Марины и
Сергея Дяченко. В «Лабиринте отражений» идет речь о сочетании
возможностей интернета, компьютерных игр и системы особых
гипнотических воздействий на сознание - «Дип-технологии»,
позволяющей человеку почувствовать себя находящимся внутри
виртуального
мира.
Эти
лукьяненковские
«Дип-технологии»
упоминаются в романе Дяченко «Цифровой», также посвященном
проблеме виртуальности компьютерных игр и постепенному
вытеснению реальности виртуальностью из человеческого кругозора.
В свое время большое впечатление на меня произвел роман
Святослава Логинова «Свет в окошке», в нем изображается загробное
царство, порожденное желаниями усопших душ и воспоминаниями
живых. Впрочем, хотя мир мертвых и порожден фантазией, в нем есть
компьютеры, есть компьютерные игры и даже изображена ситуация,
когда спящий человек смотрит на экран компьютера, благодаря чему
ему снится мир компьютерной игры - с рыцарями, драконами и
красавицами. Эта сложная, комбинированная виртуальность - сны,
модерируемые компьютером, - легла в основу романа Андрея
Валентинова «Сфера». Каждый человек способен создавать во сне
свой собственный мир, а если подключить мир снов к компьютерам,
то возможны и вовсе чудеса - встреча разных людей в одном сне,
создание «сонных миров» по заказу, сонная виртуальность может
даже стать приютом для души умершего человека. Наконец, в романе
Дяченко «Казнь» изображается «спектр» параллельных миров,
созданных неким гением, любителем моделей и моделирования.
Технические принципы, с помощью которых эти миры стали
реальностью, в романе не проговариваются, да и вправду незачем
делать вид, что техника тут имеет значение.
Космическую фантастику породили те надежды, которые внушали
нарождавшиеся космические технологии. Технологический контекст
литературы о параллельных мирах более сложен. Из технических
новинок последних десятилетий наибольшее впечатление на
писателей произвело бурное развитие интернета и компьютерной
виртуальности. Одновременно мощный импульс писательской
фантазии придал поток данных о чудесах, связанных с человеческим
сознанием, гипнозом, управляемыми сновидениями и внетелесными
путешествиями, - короче, все то, что относится к сфере так
называемой трансперсональной психологии. На Западе интерес к
этой стороне реальности вспыхнул еще в 1960-е годы, а в России
люди смогли познакомиться с окружающей трансперсональную
психологию субкультурой только в «лихие 90-е». Одновременный
интерес к изнанке сознания и миру компьютеров породил странные
гибриды - вроде управляемых компьютерными программами
сновидений.
Над всем этим высится главная литературная сенсация середины 90х - «Чапаев и Пустота» Виктора Пелевина, в котором обитателю
психбольницы снится, что он соратник Чапаева, а соратнику Чапаева что он обитатель психбольницы.
Романы о параллельных мирах несомненно порождены важнейшей
человеческой потребностью - потребностью выйти за горизонт,
покинуть надоевшую повседневность и увидеть иные, не
предоставляемые нашей реальностью возможности.
Что в человеке есть потребность в смене обстановки, что почти в
каждом живет желание увидеть разнообразные чудеса окружающего
мира, - не подлежит никакому сомнению. На эксплуатации этой
потребности держится индустрия путешествий. Туристы тратят много
времени, денег и сил, чтобы с помощью самолета или корабля
добраться до какого-нибудь далекого тихоокеанского острова. Но
туристическая поездка, как правило, дает возможность посмотреть
лишь на одну чужую страну, а «лазы» и «таможни» в романах о пятом
измерении позволяют легко заглянуть сразу в десяток краев
«прекрасного далека».
Если верно, что фантастика пытается подготовить человеческое
сознание к чудесам будущего, то страшно представить, к какому
именно грядущему готовят нас эта фантастика, фантастика
«Мультиверсума» - так философ Михаил Эпштейн вслед за
эзотериком А. Р. Гонсалесом называл систему параллельных
вселенных. В свое время литература о межпланетных путешествиях
казалась преддверием космической экспансии человечества.
Впрочем, на бумаге эту экспансию оказалось проводить намного
проще, чем в жизни, реальное освоение космоса еще и на сотую долю
не приобрело обещанные литературой масштабы, а сама космическая
фантастика уже многим надоела. Поборники фантастического ищут
новых идей - в том числе и экспансии в другие миры, вплоть до
колонизации загробного царства (как в «Танатонавтах» Бернарда
Вербера). Какую же экспансию обещает такая фантастика, каких
прорывов она ожидает? Очевидно, что наша реальность
представляется нам тесной и недостаточной, она слишком
однообразна - мы хотим еще чего-нибудь другого. В этой комнате
тесно, дайте заглянуть в другие комнаты. И в городе тоже тесно, в
стране тоже скучно, и планета наша довольно маленькая - да и
Вселенная, если говорить откровенно... Впечатление тесноты нашего
мира как раз и усиливается из-за того, что с комическими полетами
пока что дело не клеится. Если с нашей изъезженной вдоль и поперек
и давно надоевшей Земли нельзя улететь к туманности Андромеда давайте попробуем с нее улизнуть в пятое измерение.
Проблема, однако, в том, что эскапистскую функцию заглядывания за
горизонт литература о параллельных мирах выполняет не очень
качественно.
Для того, чтобы расширить нашу повседневную реальность, надо к
ней прибавить как минимум еще одну - другую, новую, чужую. Между
тем, уходя в другие миры, мы не ищем там ничего, кроме новых
аргументов в наших домашних политических и моральных диспутах.
Поэтому, действительно чужие миры, которым нет дела до нашего,
нам не нужны. Нам нужны альтернативные реальности,
представляющие собой тщательно выверенные вариации нашего
мира, служащие для него моделью и кривым зеркалом. Это наше
желание столь сильно, что мы даже не стремимся его скрывать, поэтому в литературе о параллельных мирах мало «настоящих»,
«свободных» миров, зато много миров иллюзорных, виртуальных и
рукотворных моделей. Чужие планеты должны иллюстрировать наши
же культурные схемы - поэтому в «Спектре» Лукьяненко имеется
планета, «случайно» воплощающая реальность «мира Полдня»
братьев Стругацких.
На подавляющем большинстве миров, создаваемом российскими
фантастами, лежит печать искусственности, ненастоящности,
рукотворности. Именно в «фантастике параллельных миров» с особой
рельефностью проявляются характерные свойства «наивного
фантастического», которое прекрасно описано в книге психолога,
профессора Ланкастерского университета Е. В. Субботского
«Строящееся сознание». Его теория строится на разделении
«обыденной реальности» и «необыденной реальности». «Обыденная
реальность» - это отношение к миру, характерное для повседневной
жизни в состоянии бодрствования. К «необыденной реальности»
относятся пространства сновидений, психоделических состояний,
игры, фантазии и т. п. - сферы, где мы позволяем предметам
приобретать необычные свойства, превращаться друг в друга. Для
того, чтобы понять, чем «необыденная реальность» отличается от
обыденной автор вводит еще одно разделение - между «зависимой» и
«независимой»
реальностью.
«Независимой
реальностью»
называется такая, чье существование и изменения не зависят, по
мнению человека, от его воли. Соответственно, «зависимая
реальность» является в наших глазах проявлением нашей
собственной психики.
Именно способность точно провести границу между «зависимыми» и
«независимыми» реальностями создает важнейшее отличие между
«обыденными» и «необыденными» мирами. Как пишет Субботский, в
основе всех странных и многоликих чудес, которые мы допускаем в
«необыденной реальности» - во сне, в воображении, в галлюцинации,
-лежит одна и та же причина: «ослабление грани между зависимой и
независимой реальностью». Иными словами, мы «представляем», что
предметы, которые в обычной жизни неподвластны нашей воле,
оказываются ею все-таки как-то преобразованы. В литературе о
параллельных измерениях такому преобразованию подвергаются
целые Вселенные. Новые миры, создаваемые фантастами, в
большинстве случаев оказываются «зависимыми реальностями».
Чужие планеты в космической фантастике хотя бы иногда
действительно были «чужими» мирами. Современные российские
фантасты предпочитают миры, порожденные или хотя бы
преобразованные человеческими желаниями и потому легко
сопоставимые с культурным контекстом писателя и читателя.
Все, что есть в загробном царстве в «Свете в окошке» Логинова,
порождено желаниями его обитателей-усопших, а сами желания
исполняются потому, что мертвых помнят живые.
«Мир в реторте» в «Гравилете "Цесеревиче"» Рыбакова выращен
людьми специально для того, чтобы отрабатывать на нем
революционные идеи.
Миры «Сферы» Валентинова, как и положено снам, порождены
человеческим подсознанием и несут на себе все черты спящих, даже
люди, появляющиеся в этих мирах, - лишь проекции личности
спящего.
Миры, созданные гениальным моделистом в «Казни» Дяченко,
спроектированы им сознательно в рамках исследований по
«экспериментальной социологии»: в этих мирах проверяются
некоторые идеи о преступлении и наказании.
Романы Лукьяненко о «мире глубины», равно как и «Цифровой»
Дяченко,
написаны
под
влиянием
восхищения
активно
развивающимися компьютерными играми и интернетом, но всякую
игру кто-то придумал, а в «Цифровом» человек может сам
превратиться в компьютерную игру.
Параллельные миры в «Чапаеве и Пустоте» Виктора Пелевина
отчасти представляют собой видения галлюцинирующего сознания, а
отчасти собраны из ошметков советской культуры - таких, как
анекдоты и кинофильмы.
Параллельные миры в «Транквилиуме» и «Штурмфогеле» Андрея
Лазарчука неотделимы от практикуемой людьми магии и ведущихся
людьми войн.
Миры «Омеги» Андрея Валентинова, равно как и «Пятого измерения»
Владимира Савченко, хотя формально существуют и независимо от
человеческой воли, фактически являются результатом морального
проектирования - это этически положительные или отрицательные
миры, и герои именно так к ним и относятся. Кроме того,
параллельные реальности в «Сфере» и «Пятом измерении»
отличаются от нашей не потому, что они онтологически другие, а
потому, что другими их сделал свободный выбор людей - можно
сказать, инаковость этих миров носит антропогенный характер.
Все это свидетельствует об одном: параллельные миры во многих
смыслах являются частью нашего мира.
Фактически
фантастика
стоит
перед
важной
дилеммой.
Неудовлетворенность повседневностью, тяга к разнообразию, к
иному, к пространству за горизонтом заставляет ее создавать в
воображении чужие миры - но озабоченность делами человеческими
тут же заставляет в этих мирах видеть лишь «духовную
инфраструктуру» своего собственного, столь надоевшего уже родного
дома. Убегая в параллельное измерение, герой застает там лишь
гигантское кривое зеркало, отражающее оставленную за спиной
родину.
Фантастика еще не решила - служит ли она эскапизму или
социальному активизму, стремлению уйти или стремлению остаться и
разобраться.
Как говорит Пелевин в романе «Ампир V», ваша тюремная камера не
станет больше, если вы будете рассматривать каждую пылинку на ее
стенах в микроскоп и обнаружите, что эти пылинки - отдельные
планеты. Фантасты не столько увеличивают разнообразие и
обширность реальности, в которой мы живем, сколько создают
иллюзию такого увеличения за счет зеркал, окружающих нашу
повседневность и возвращающих ей ее же искаженные образы.
В общем, ничего нового: повторяются те же самые коллизии, которые
в XX веке отыграла космическая фантастика. И раньше инопланетные
цивилизации создавались писателями, чтобы бороться в далеких
галактиках с земными проблемами - скажем, фашизмом или
расизмом.
Новаторство современных российских фантастов, повторимся,
заключается не в самом литературном приеме - «маскировке» своего
под чужое - приеме, сочетающем в себе «одомашнивание» экзотики и
«остранение» привычной рутины. Новшество в предельной
откровенности применения этого приема. Новые миры оказываются
производными не просто от личности автора, не просто от
культурного и социального контекста, в котором писался роман, но
даже от сознания и личности персонажей романа. Зачастую не только
читатели, но и герои не питают иллюзии, что параллельный мир
является независимой, объективной реальностью.
Информаторий
«БлинКом»- 2009
12-13 декабря 2009 года в Санкт-Петербурге прошел конвент
ролевых игр и творческих проектов «БлинКом».
Изначально задуманный как место встречи тех, кому интересны
ролевые игры, «БлинКом» постепенно стал настоящей творческой
мастерской: ежегодно там собираются, общаются, обмениваются
опытом и просто хорошо проводят время около тысячи участников из
Санкт-Петербурга, Москвы и всего Северо-Запада России.
В рамках юбилейного, десятого конвента прошли семинары,
посвященные игровым разработкам, были показаны красочные
презентации и спектакли, на большой сцене выступили популярные
фолк-группы. Напомнил о временах рыцарей Круглого Стола
зрелищный турнир, где сражались на мечах закованные в латы воины.
Дань творчеству Профессора отдали участники конкурса переводов
секции толкинистики. Коридоры клуба «Арктика», приютившего
«БлинКом», украшали фантастические рисунки, на лестницах звучали
песни менестрелей. На ярмарке, разместившейся в фойе, можно
было купить изделия известных мастеров: от мыла ручной работы до
пластинчатых доспехов и средневековых платьев.
В деятельности литературной секции конвента принимали участие
Святослав Логинов, Николай Романецкий, Вера Камша, Елена
Хаецкая, Иар Эльтеррус и Александр Тестов. Наибольшей
популярностью пользовался семинар «Мир, по которому интересно
играть», собравший за одним столом ролевых мастеров и писателей.
Состоялась
презентация
«Ленинградского
издательства»,
проведенная главным редактором Александром Сидоровичем, и
знаменитого конвента «Интер-пресскон». На мастер-классах Елены
Первушиной и Надежды Каменевой разбирались тексты начинающих
прозаиков и поэтов. Лучших ожидали призы: кубки с дарственной
надписью, почетные грамоты и книги.
Завершился конвент великолепным балом.
Ответственные за работу литсекции «БлинКома»
«Роскон» - 2010
Как стало известно редакции альманаха «Полдень, XXI век»,
юбилейный, десятый «Роскон» состоится с 1 по 4 апреля 2010 года в
подмосковном пансионате «Лесные дали» - там же, где конвент
проходил и в предыдущие годы.
Оргвзнос за аккредитацию сохраняется на уровне 2009 года, причем
дается скидка тем, кто участвовал в «Росконе-2009»: за место в
двухместном номере они будут платить не 9800 руб., а 9000.
В ближайшее время заработает форма онлайн-регистрации, а также
появится возможность оплачивать участие при помощи кредитных
карт прямо через Интернет. Оргкомитет надеется, что эта форма
оплаты, в виду ее удобства, станет основной.
Формирование программы конвента уже началось.
Информация
получена
с
http://community.livejournal.com/roscon/181333.html
сайта
Наши авторы
Ника Батхен (род. в 1974 г. в Ленинграде). Училась в Литинституте
на факультете прозы (заочно, два курса), публиковалась в различных
журналах и сборниках. В нашем альманахе произведения печатались
неоднократно. Живет в Москве.
Илья Каплан (род. в 1984 г. в Казани). Там же закончил школу и
строительный университет. В настоящее время живет и работает в
Москве по специальности, архитектором в строительном холдинге.
Писать начал в конце 2006 года. В нашем издании печатался
неоднократно.
Сергей Карлик (род. в 1972 г. в Москве). Образование среднее.
Живёт и работает в Москве. На данный момент является начальником
отдела продаж в небольшой фирме по обслуживанию копировальномножительной техники. Публиковался в различных газетах и журналах
России, Украины и США. В интернете имеет свою литературную
страничку в библиотеке Мошкова http://zhurnal.lib.ra/k/karlik_s_g/ В
нашем альманахе печатался неоднократно.
Константин Крапивко (37 лет, род. в Москве) .Учился в МИТХТ и
Бауманском училище. Работает системным администратором.
В нашем альманахе печатался неоднократно.
Илья Кузьминов (род. в 1986 г.). Закончил географический
факультет МГУ, учится в аспирантуре Института географии РАН.
Занимается
проблемами
устойчивости
рассредоточенных
промышленных систем. В числе интересов, наряду с литературой,
английский язык и информационная безопасность.
Антон Первушин (род. в 1970 г. в Иваново). Выпускник санктпетербургского государственного политехнического университета.
Член семинара Бориса Стругацкого и литературной студии Андрея
Балабухи. Публикуется с 1990 сода. Автор остросюжетных романов и
документально-исторических книг. Лауреат нескольких литературных
премий. В нашем альманахе печатался неоднократно. Адрес
персональной страницы: http://apervushin.narod.ru
Светлана Селихова родилась в селе Хохлома Горьковской обл.
Училась в Нижегородском университете, окончила Московский
институт культуры по специальности библиотекарь-библиограф.
Живет в Нижнем Новгороде. Работает в сфере косметики.
Сергей Соловьев (род. в 1956 г. в Ленинграде). По профессии математик, в данное время профессор в университете г. Тулуза
(Франция). В 1985-1991 гг. член семинара Бориса Стругацкого. В
литературе дебютировал в 1990 г. (рассказ «У гробового входа»). В
1993 г. вышел в свет роман «День ангела». Публиковался ряд
рассказов (в ж. «Литературная учеба», «Lettres Russes» и др.),
повесть «Меньшее из зол» (альманах «Подвиг», 2008) поэма
«Фантом» (1991), перевод поэмы «The Waste Land» T.C. Элиота
(«Urbi», XXIV, 2000), научно-популярные статьи (в ж. «Химия и жизнь»,
«Новое литературное обозрение»). В нашем альманахе печатался
неоднократно.
Константин Фрумкин (род. в 1970 г.). По образованию - экономист,
работает журналистом, редактор отдела журнала «Компания».
Кандидат культурологии. Автор нескольких десятков философских и
культурологических публикаций, в том числе книги «Философия и
психология
фантастики».
Сопредседатель
клуба
любителей
философии ОФИР (http://www.nounivers.narod.ru/ofir/release.htm). В
нашем издании печатался неоднократно. Живет в Москве.
Содержание
КОЛОНКА ДЕЖУРНОГО ПО НОМЕРУ
Александр Житинский..................................3
ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ
Сергей Соловьев «ЭХО В ТЕМНОТЕ». Повесть, окончание.........8
Ника Батхен «НЕ СТРЕЛЯЙ!». Рассказ.............................................43
Сергей Карлик «КОСМОСУ НАПЛЕВАТЬ». Рассказ.........................61
Илья Каплан «ЗАБЫТЫЕ ВЕЩИ». Повесть.....................................77
Константин Крапивко «НЕЧИСТЬ». Рассказ.................................105
Илья
Кузьминов
«ПЕРСОНАЛЬНЫЙ
НАКАЗЫВАТЕЛЬ».
Рассказ....115
Светлана Селихова «СУПЕРЩЁТКА: МЕТАМОРФОЗЫ БЫТИЯ».
История отношений.........................123
ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ
Антон Первушин «КТО ПОЛЕТИТ НА МАРС?»...........................143
Константин
Фрумкин
«БЫСТРОЕ
ВОЗВРАЩЕНИЕ
ИЗ
ПАРАЛЛЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ»............................................159
ИНФОРМАТОРИЙ
«БлинКом» - 2009........................................................................171
«Роскон» - 2010............................................................................173
Наши авторы.................................................................................174
Борис Стругацкий
представляет альманах фантастики
ПОЛДЕНЬ
XXI ВЕК
Читайте в мартовском номере:
Повесть Павла Амнуэля «Библиотекарь»
а также произведения
Майка Гелприна
Елены Галиновской
Станислава Бескаравайного
и других авторов
ВОКРУГ СВЕТА
www.vokrugsveta.ru
Сканирование, распознавание, вычитка - Глюк Файнридера
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа