close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Павло Арие
В начале и в конце времён
Посвящается сотням людей бросившим вызов страшной катастрофе, государственной
системе, вернувшимся домой, патриотам родной земли, последним носителям культуры
украинского Полесья.
Действующие лица:
БАБА ФРОСЯ
ВОВИК
тощий.
- 86 лет, плотного телосложения, но не толстая.
— Её внук, лет 30-ти, возраст определяется с трудом, умственно отсталый,
СЛАВА — Его мать, 59 лет, плотного телосложения, болезненного вида.
ОТЕЦ — Её муж, около от 30-ти до 40-ка лет, жилистый, широкоплечий.
УЧАСТКОВЫЙ — 40 лет, круглолицый.
Действие происходит в тридцати-километровой зоне отчуждения вокруг Чернобыльской
Атомной Электростанции, в брошенном селе, неподалёку от реки Припять - маленький
хутор, тупик ... дальше ехать некуда. Вокруг леса и болота.
СЦЕНА 1 Сталкеры
Сельский дом, наше время. На авансцене - задняя стена дома и внутренний двор перед ней. В
1
центре стены дверь, ведущая со двора в дом, слева и справа от нее окна. Слева, внутри
дома, дверь в комнату, интерьер которой зрителю не виден, а немного правее, внутри дома,
пространство, обозначающее сельскую кухню. У стены дома пара старых, обшарпанных
стульев, между ними такой же убитый временем стол. Во дворе слева сарай, дверь
которого подпирает лопата. Кладка дров и пластиковая бочка, накрытая деревянной
крышкой, что позволяет использовать в качестве тумбы, справа деревянная калитка и
собранный из разного хлама высокий забор. Впритык к забору растёт несколько сосен, во
дворе имеется колодец и колода с воткнутым в неё топором. В стороне на почетном
месте, стоит двухметровый, православный, железный крест, подножье креста уходит в
массивную каменную глыбу, одна из сторон которой отшлифована на ней высечена надпись:
"Люди добрі! Поклоніться тим, хто в радості і горі жив тут і більше ніколи сюди не
повернеться". Кое-где на глыбе видны остатки выгоревших свечей.
Слава чистит картофель, сильно кашляет и смотрит на пустые силки в руках Бабы Фроси.
БАБА ФРОСЯ
Знаешь, шо это всё значит?
СЛАВА
.... ты зосталась сегодня без очередной порции гадостей.
БАБА ФРОСЯ
Без порции мяса.
СЛАВА
Без порции гидоты, мамо.
БАБА ФРОСЯ
Ни, я зосталась без мяса! Сучье отребье! Порезал все мои силки.
СЛАВА
У нас есть правило: Дичь, рыбу и грибы — мы не ловим, не собираем и не едим.
БАБА ФРОСЯ
Вы ни, а от я да!
СЛАВА
Тебе 86 лет, а ты как дитя малое.
2
БАБА ФРОСЯ
Да, мне 86 и уже всё равно, шо, сколько и от куда я ем. Скажи своему сыну хай зотставыть
моё мясо в покое!
СЛАВА
Тю, так может - это не он.
БАБА ФРОСЯ
Святый дух снизошел и порезал мои силки, что б ему леший ноги и руки повыдёргивал за
пакости йоные.
СЛАВА
Да, то ж может участковый, выследил тебя и порезал, шоб знала, як ото закон нарушать. Ведь
нельзя ж за законом на зверьё в наших лесах охотиться, заразу усиляку жрать.
БАБА ФРОСЯ
Ох ты ж, боже мой! З яких это пор ты законы выполнять стала? Тут то не то шо охотится, тут
и жить неможна. А ты живёшь и сына, пакостника сюда притащила.
СЛАВА
Та шо ж ты от меня хочешь?! Сама разбирайся, он твой внук.
БАБА ФРОСЯ
Ниии, у первую очередь он твой сын.
СЛАВА
Ну и шо? Он взрослый.
БАБА ФРОСЯ
Никогда он взрослым не будет! Будет всегда, у лучшем случае восьмилетним дитём, а у
худшем — придурком.
СЛАВА
Твоим внуком, он тоже будет всегда.
БАБА ФРОСЯ
Ой наугала, я скоро помру.
3
СЛАВА
(кашляет) Я тоже помру.
Пауза. Баба Фрося, бросает свои силки на стол, сама садится на стул, достаёт из-за пояса
нож, колупается ним в силках.
БАБА ФРОСЯ
Не можно тебе, (шепотом) без тебя он не выживет. Шла бы в город к дохтору.
СЛАВА
Шо я у него забыла? Если, что страшное - лучше не знать, а если нет, то и так сойдёт
(плачет).
БАБА ФРОСЯ
Дурочка, ты же на медсестру училася, а глупости говоришь.
СЛАВА
Шо с того, лекарств и так никаких нет. А пойти купить нема грошей.
БАБА ФРОСЯ
Да уж третью неделю, пенсию не привозят. Забыли чи шо?
СЛАВА
По соседним деревням, тоже не возят. Говорят, правительство там у них очень плохое,
бандиты одни.
БАБА ФРОСЯ
От не любила я советскую власть, но при них хоть что-то понятно было, а теперь, ничего не
понятно.
СЛАВА
Та, шо там понимать, ненавидят они нас.
БАБА ФРОСЯ
Ничего, ничего, не плакай, доченька, жили без их денег и дальше проживём. Я тебе травки
наварю, целебной, всё пройдёт, без химии.
4
СЛАВА
Один чёрт знает, где ты той травы нарвала (идет в дом).
БАБА ФРОСЯ
(в сторону дверей) Где-где, в лесу, в поле, на болоте. Природа, она всему главная, ей твоя
зараза нипочём. А Вовику, так и знай, надо всыпать по первое число, я даже не знаю, шо я с
ним учиню.
СЛАВА
Не трогай его, он о нас заботится.
БАБА ФРОСЯ
Это я тут о всём забочусь, приняла вас в свой дом, житья теперь нет.
СЛАВА
С силками твоими, он так потому шо, за тебя переживает, не дал ему бог много ума, но того
чого дал достаточно, шобы понять - это опасно.
БАБА ФРОСЯ
Да уж, грамотей.
СЛАВА
Да.. так и есть.
Из калитки во двор проскальзывает Вовик. В замызганой сельской одежде на ногах видавшие
виды кирзовые сапоги.
СЛАВА
А шапка дэ?
ВОВИК
(достаёт шапку из кармана) Ось.
СЛАВА
Я тебе шапку дала шоб ты её на голове носил а не в кармане.
5
ВОВИК
Жарко ж в ней, лето.
СЛАВА
Весна еще. Продует, будет тебе лето. Одень, я сказала!
Вовик неохотно натягивает шапку.
БАБА ФРОСЯ
Вовик, внучек иди ка сюды, к бабе на ручки.
СЛАВА
Ты чого, мать?
ВОВИК
(смотрит на маму, обращается к бабушке) Мама говорит, я слишком взрослый шобы на
ручки.
БАБА ФРОСЯ
(смотрит на Славу, обращается к Вовику) Правильно мама говорит. Тогда давай бабушка
тебе на ручки сядет.
СЛАВА
Ты, вообше уже, чи шо?
ВОВИК
Ты бабушка тоже взрослая, нельзя тебе на ручки ходить.
БАБА ФРОСЯ
От как, так шож нам теперь делать?
ВОВИК
Эх, ладно давай я тебе на ручки сяду, так правильнее будет, ты ж взрослее чем я (садится
бабушке на колени).
Слава в досаде кидает с силой картошку в ведро.
6
БАБА ФРОСЯ
(показывает силки) Твоя работа?
ВОВИК
Я так и знал, будешь знову ругаться.
БАБА ФРОСЯ
А и нет, не буду, просто поспрашиваю.
ВОВИК
Правда?
БАБА ФРОСЯ
Правда.
ВОВИК
Правда-праправда?
БАБА ФРОСЯ
Правда-праправда.
ВОВИК
(обнимает бабушку) Хорошо, шо не ругаешься, а то мама сказала, шо ты будешь орать.
БАБА ФРОСЯ
(грозно смотрит на Славу) Так и сказала?
ВОВИК
Ну, да.
БАБА ФРОСЯ
Так она оказывается знала, знала?
ВОВИК
7
Да, я у неё разрешение спросил, она сказала шо ты будешь орать, но всё равно разрешила. Но
ты же не будешь орать?
БАБА ФРОСЯ
Нет, на тебя не буду. Ты же про бабушку думал, волновался шобы вона не заболела, но ты
только одного не учёл, бабушки радиации не боятся, наоборот радиация очень сильно
опасается бабушек и всегда убегает от них.
ВОВИК
Ты это уже говорила и не раз.
БАБА ФРОСЯ
Так зачем же ты тогда оставил бабулю без вкусного и такого полезного для неё мясного
обеда?
ВОВИК
В этот раз я поволновался не о бабушке, а бедных зайчиках и косулях которых бабушка
собралась слопать.
БАБА ФРОСЯ
(в крик) А ну слазь с меня, пошел вон, шоб тебя черти на куски порвали, байстрюк,
проклятый!
Баба Фрося лупит убегающего в дом Вовика кулаками по спине. Швыряет ему в след чашку.
БАБА ФРОСЯ
Будешь за мной следить, к русалкам заведу, они тебя камнями до смерти забьют... Зайчиков
ему жалко, меня кто, старуху пожалеет.
СЛАВА
(в сторону дома) Я говорила, шо бабка орать будет!
Свет на сцене угасает, прожектор высвечивает вход в дом. Из дома выходит Вовик. Слава
и баба Фрося, делают перерыв в своей перепалке и внимательно слушают Вовика.
ВОВИК
Так и живём. Бабушка, мама и я. Был еще папа, но его уже давно нет, однажды он тихо
собрал вещички и исчез навсегда, в неизвестном направлении. Честно говоря без него нам
8
стало жить лучше. Но мама с бабушкой так этого и не поняли. Мама горюет за мужиком в её
жизни, а бабушка за мужиком в её хозяйстве, с меня, по её мнению, никакого толку нет и не
будет. Не понимаю, с чего она вбила себе в голову, что я восьмилетний ребёнок, на самом-то
деле мне уже 28 . Но бабушку, уж если она себе что-то втемяшила в голову, не переубедишь.
Поэтому её отношения с мамой не всегда дружественные. Иногда кажется, что они готовы
подраться, но потом всё налаживается. Конечно, мама уж очень волнуется за меня, заставляет
носить дурацкую шапку, спать в носках и без конца мыть руки. Её ужасно коробит, когда я
расспрашиваю её о других местах, о людях, живущих в городах, о телевизорах, самолётах и о
том, почему мы живём в зоне, а другие люди живут там, «НЕ В ЗОНЕ». Что больше зона или
«не зона». У мамы всегда один ответ - «потому что так надо», разве это ответ? По моему это
не ответ, настоящий ответ мама от меня прячет, но я всё равно рано или поздно найду его.
Кое что я уже успел разузнать, совсем недавно я подружился со сталкерами, показывал им
наши места, а они прокатили меня на машине, дали 50 гривен, так что теперь я побогаче
бабушки буду. Сталкеры сказали, что мы живём в эпоху интернета, но когда я попросил
объяснить, что это такое, никто ничего понятного сказать не смог. Рано или поздно мне
придётся выбраться из зоны наружу и разузнать всё самому. Когда-то, я уже был там, тогда
еще был папа. Когда то, нас переселили в Крым, те времена, я почти не помню.
СЦЕНА 2 Бег на месте
27 Апреля 1986 (день после аварии)
То же место, только дом и люди выглядят поновее. Слава держит в руках годовалого
Вовика, из дома выходит отец, в его руках сумка и радио.
БАБА ФРОСЯ
До сраки мне ваша радиация?! Никуды я не поеду.
ОТЕЦ
Послушайте, мама, нас никто и не спрашивает. Принудительная эвакуация, на сборы 15
минут, всё.
СЛАВА
Мам, не выдумывай, это приказ.
БАБА ФРОСЯ
Никто мне тут не приказчик!
СЛАВА
Участковый сказал - через три дня сможем вернуться. Ничего кроме документов и денег
9
брать не нужно.
БАБА ФРОСЯ
Так, тем более, чего тоди ехать?
СЛАВА
На станции учения какие-то проводят.
БАБА ФРОСЯ
Я тут причём? Я в войну немцев здесь пережила и учения ихние переживу.
ОТЕЦ
Объявлена радиационная тревога. Солдаты и менты в намордниках бегают, не думаю что это
учения.
БАБА ФРОСЯ
Тьфу ты, снова ты со своей радиацией! Где где она твоя радиация? Покажи мне где?
СЛАВА
Просто, на всякий случай нужно уехать.
БАБА ФРОСЯ
Здрасте! У меня корова, поросята, коза, куры. За ними уход нужен. Никуды не поеду.
СЛАВА
Ты понимаешь, шо это не безопасно? Нас из-за тебя накажуть.
ОТЕЦ
Менты дом за домом шмонают, каждую щель. Так что мать, не чудите. (берет Фросю за
плечи тянет к дому) Партия сказа, мы выполняем, пойдем собираться. Берём только самое
необходимое, документы, деньги...
Баба Фрося поначалу просто упирается, но когда становится понятно, что силы не равны,
выворачивается из рук зятя.
БАБА ФРОСЯ
10
Да пусти ж, ты меня, чёрт проклятый! Не поеду я! Что б ты сдох окаянный!
СЛАВА
Щас, подожди. Милиция тебя силой выведет, позорище на всё село будет.
Баба Фрося набрасывает платок на голову, ковыляет к калитке.
БАБА ФРОСЯ
Пусть они меня в зад целуют! (выходя в калитку оборачивается к Славе) я в болота пойду,
есть там у меня местечко заветное. (к зятю) А ты, чёрт вбогий, меня еще раз тронешь, я тебе
голову отрежу, ей богу. (возвращается выдирает у зятя из рук радио) Это моё, кажется.
Баба Фрося выходит, громко хлопнув за собой калиткой.
СЛАВА
Не трогал бы ты ее лучше.
Отец нежно обнимает жену, которая держит на руках спящего малыша.
СЦЕНА 3 Открывающие врата
День. Слава в переднике выходит из дома.
СЛАВА
Ну, где тебя там носит! Вовик!
Из сарая выходит Вовик.
ВОВИК
Та иду, иду.
СЛАВА
Шо-то ты в последнее время не вылазишь из того сарая, чем ты там занимаешься?
ВОВИК
Да, ничем. Сама же укропу сушенного хотела. На, (кидает Славе свёрток газеты) вот, пока
нашел. У бабушки там много всего.
СЛАВА
Смотри мне, рукоблудием не занимайся, от этого у тебя рога повыростают.
ВОВИК
11
Да, нечо я не занимаюсь!
СЛАВА
Ладно, но руки иди помой, про всяк случай.
ВОВИК
Чё, их мыть? Я ж ничем не занимался.
СЛАВА
Обедать будем, вот баба вернётся и начнём (уходит в дом).
ВОВИК
(ощупывает руками голову) Не растёт ничего.
Слышен звук подъезжающего мотора.
ВОВИК
Ма! Там кто-то приехал.
Слава выходит из дома, в калитку громыхают «Хозяева дома?» Калитка распахивается
входит участковый, одет в летний вариант милицейской формы. Рубашка наполовину
торчит из штанов.
УЧАСТКОВЫЙ
Живы еще?!
СЛАВА
Еще не повыздыхли, не дождёшься.
УЧАСТКОВЫЙ
Я шучу. (осматривается)А бабка где?
СЛАВА
Тоже жива, не волнуйся. В Малые Клещи пошла, там автолавка сегодня, может хоть хлеба
достанет.
УЧАСТКОВЫЙ
Та видел я её, идёт там по дороге, мешок тащит. Скоро прилезет.
СЛАВА
Мог бы и подвести, раз к нам ехал.
УЧАСТКОВЫЙ
Та ну её, она грязная какая-то, чё её в чистый салон пускать.
СЛАВА
Чего это она грязная?!
12
УЧАСТКОВЫЙ
У вас же ни воды, ни канализации.
СЛАВА
Это не значит, што мы грязные, почище ваших будем.
УЧАСКОВЫЙ
Да ладно тебе, она совсем рядом, скоро дойдёт, а я с тобой пообщаться хотел.
СЛАВА
Если ты всё о том же, то общение твое безрезультатным будет.
УЧАСТКОВЫЙ
Слава, сама подумай - не надоело вам тут как дикарям жить? Ни света, ни автолавки, ни
соседей, случись шо, до вас и врач никакой не дойдёт. Едьте вы отсюда, морока мне с вами
одна. Начальство мне голову уже за вас проело.
СЛАВА
Автолавка приезжала раньше. И свет был, пока сволочи какие-то провода не украли.
УЧАСТКОВЫЙ
Так, то когда было-то!
СЛАВА
Вот именно, вторую зиму без электричества пережили. А ты до сих пор провода ищешь и
воров ловишь.
УЧАСТКОВЫЙ
Про это, Слава ты и думать забудь, никто сюда вам новых проводов тянуть не будет. Вас тут
всего трое, да и если бы и не трое - вы тут нахер никому не здались. Уезжай и бабку с сыном
бери - единственное решение. По-хорошему говорю.
Калитку входит Баба Фрося. За спиной у неё мешок.
БАБА ФРОСЯ
Супостат тут как тут.
УЧАСТКОВЫЙ
Чего это супостат? Я вон батарейки тебе, бабуля принёс (протягивает упаковку с
батарейками).
БАБА ФРОСЯ
Так ведь не задаром же. (идёт в сарай).
СЛАВА
Сдались тебе мама те батарейки. Он нас снова выселять собрался.
БАБА ФРОСЯ
Зажды, доченька, я разберусь.
13
УЧАСТКОВЫЙ
Я просить пришел, по человечески. Выселять то совсем другие люди придут.
СЛАВА
Бандиты, слыхали мы уже, ездют тут на машинах здоровенных, с ружьями и пистолетами,
пакостят. Вон в Малых Клещах, пасеку разгромили, а там старики только с неё и живут.
Выносит из сарая бутылочку с тёмной жидкостью, даёт участковому.
БАБА ФРОСЯ
Чайную ложку со смальцем смешиваешь, на голову мажешь, (показывает сначала на голову
потом на его ноги) не на эту, а на ту. Три часа держишь, тряпкой потом вытираешь. Залетит
от тебя, как миленькая, мажь, пока всё не кончится. Потом снова придёшь, с батарейками.
Понял?
УЧАСТКОВЫЙ
Да. Ух если забеременеем, брошу ментярню, уедем подальше от сюда, я ей обещал.
БАБА ФРОСЯ
Обещал, значит будет, я в воду дывылвсь, сын у тебя будет.
УЧАСТКОВЫЙ
Если получится, век тебя, бабка, не забуду.
БАБА ФРОСЯ
А теперь, о главном, ты же, Вася — милиция, чего ты бандюков отсюда не гонишь? Мне шо
самой у тебя пистолет забрать и порядок понавести?
УЧАСТКОВЫЙ
Это они десять лет назад бандитами были, а теперь они - власть, теперь это депутаты и
бизнесмены и начальство моё тоже. И если кого погонят отсюда, так это меня с вами. У них
тут свои интересы появились, развлекательные туры устраивать будут для туристов,
экстремалов херовых. С Европы уже табунами ездят, скучно им там, видите ли.
СЛАВА
Здрасте, ёперный театр, у нас тут закрытая зона, радиация, нечего к нам соваться.
УЧАСТКОВЫЙ
Они тут день два порезвятся, на тачках поганяють, дичь постреляють и домой. С них не
убудет.
БАБА ФРОСЯ
А я говорю, никакой радиации нет. Это всё Горбачёв, собака выдумал, что бы людей отсюды
повыгонять. Планы у него абсолютно сумасшедшие на наши земли были.
СЛАВА
Мамо, опять ты со своими розказнями.
БАБА ФРОСЯ
14
Это не розказни, молчи коле не знаешь.
УЧАСТКОВЫЙ
Истории я слышал разные, да только радиация то она родимая всё равно есть.
ВОВИК
А что за история, баб?
БАБА ФРОСЯ
Та как шо? Хиба ты не знаешь?
ВОВИК
Нет, вроде.
БАБА ФРОСЯ
О, так это же очень секретная история, за неё одразу голову к ебеням отрывают.
ВОВИК
Огоооо...
СЛАВА
Мамо, давайте потом про истории.
УЧАСТКОВЫЙ
А я с удовольствием послушал бы, туристы такое любят слушать, давай баб Фрося.
Баба Фрося окинув победным взглядом Славу, отодвигает её и тем самым оказывается в
центре внимания.
БАБА ФРОСЯ
Значит у нас тут еще с давних времён, всякие необычности происходили. Русаки, Мавки,
духи полевые и прочее и прочее. А кровь наших землях человеческая лилась всегда реками,
во все времена. Ляхи тут нас, украинцев мучали, потом Хмельницкий помстился ляхам и
повырезал всех здешних гевреях, залил всё во-круге ихней кровью по самэ «нехочу», затем
Хмельницкий подарил нас кацапам московским, и они нас гноили как рабов безмолвных,
потом красные пришли, вот тут прям возле нас девятьсот украинских хлопцев молоденьких
замучили, после этого - голодомор, после — немчура, потом снова советы. Ну, ужас короче.
А уже после войны сюда начали залетать, ну эти как их... тарелки... летательные. Всякие там
синие человечки. Шо тут только военные наши не вытворяли что бы их спиймать, но ничего
у них не получалось. И вот вдруг,в 1985 году, те самые тарелки пошли с нашими властями на
контакт. (к участковому, который слушает с открытым ртом)Ты понимаешь к чему я
клоню?
УЧАСТКОВЫЙ
Ну, да инопланетяне и всё такое.
БАБА ФРОСЯ
Нихера ты не понимаешь! А вот Горбачёв, быстренько понял, что это егойный шанс
перегнать Америку и Европу в развитии. Вот, что он гадина выдумал, хотя сам бы он такого
выдумать бы не смог, скорее всего ему подсказала жена его, Раиса Максимовна, умная была
15
женщина, ох, (крестится) царствие ей небесное. Значит решил он тут базу для приземлений,
тех самых летательных тарелок устроить. И что бы никто ничего не прознал, решено было,
значит это... - всех людей в радиусе тридцати километров отселить. В восемьдесят шестом
устроили тут аварию на чернобыльской, людей, значит, разогнали и будь здоров. А из самого
Киева до Чернобыля секретную ветку метро выкопали, которая до сих пор действует. Но тут
как на зло неожиданно рухнул Советский Союз. И все планы Горбачёва как говорится,
накрылись медным тазиком. Тарелки дальше летают, но теперь только по ночам и с
выключенным светом. Поговаривают, что через ту самую засекреченную ветку метро синие
человечки, переодевшись в нормальных людей просочились в правительство и парламент. (к
УЧАСТКОВОМУ). Ну, а теперь-то понимаешь, о чём я?
УЧАСТКОВЫЙ
(Испуганно) Неее не очень...
БАБА ФРОСЯ
(хлопает громко в ладоши) Вот! Тут-то и весь фокус! Синие человечки, спланировали всё
заранее и аварию, отселение людей, метро они тоже построили, крах Советского Союза — их
работа, Горбачова от дел отвели, ему конечно пригрозили, чтобы язык за зубами держал, а
Раиса Максимовна, жена его, была самым первым на земле синим человечком, (крестится)
царствие ей небесное. Короче, значит, они теперь захватили власть на Украине и начинают
проводить свои эксперыменты над нашим населением, с целью полного его уничтожения.
Тока, ты Вася никому нини, поняв?
УЧАСТКОВЫЙ
(неуверенно) Угу.
БАБА ФРОСЯ
Ты не угукай, сыночек, это страшный секрет, они если узнают, что ты знаешь, вставят тебе в
хребет свои трубочки и высосут весь спинной мозг, то у них большой деликатес, как
оказывается. Меня они не трогают, пока, я их зайцами и сомами прикармливаю. А пожрать
они люблять.
ВОВИК
Так, вот зачем тебе зайцы нужны?
УЧАСТКОВЫЙ
(глупо улыбаясь) Пойду, я, работы куча.
СЛАВА
Мы обедать собрались, поешь с нами.
БАБА ФРОСЯ
Ну, да. У нас всё своё, всё домашнее.
УЧАСТКОВЫЙ
Нет, нет, ешьте «своё домашнее» без моего участия.
Участковый, идет к калитке открывает её что бы выйти.
БАБА ФРОСЯ
16
Эй! (хитро щурится и шаркает ботинком по земле) А ось ты знаешь, шоо это у тебя под
ногами?
Участковый наклонившись ищет, что же у него под ногами.
БАБА ФРОСЯ
У тебя под ногами, то самое стратегическое метро, которое построили в восемьдесят шестом
году, Горбачёв с человечками.
Указательный палец правой руки бабушки Фроси многозначительно тычет в небо. Сбитый с
толку участковый, ретируется, слышен шум отъезжающего автомобиля.
СЛАВА
Он скоро вернётся.
ВОВИК
Как попасть, в это метро?
СЛАВА
Никак, нэма никакого метра.
ВОВИК
Нет, есть! Баа, как туды попасть?
БАБА ФРОСЯ
Очень просто, внучек, я тебя потом навчу, если слушаться будешь. (показывает Вовику на
мешок) Снеси, осьо в дом.
Вовик и Слава заглядывают в мешок.
ВОВИК
Ооооо! Целая купа хлеба.
СЛАВА
Надолго хватит.
БАБА ФРОСЯ
В самом низу сгущенка и сало, половина мне половина вам.
СЛАВА
Надо бы на троих делить.
ВОВИК
Да!
БАБА ФРОСЯ
Вот, когда в следующем месяце пойдёте сами автолавку ловить, поделите на троих. А теперь
есть давай, проголодалась, я шо-то, як волк.
ВОВИК
17
А я як комбайн.
Вовик уносит мешок в дом. Слава и Фрося отодвигают стол от стены дома,Слава уходит в
дом. Баба Фрося достаёт из кармана светящийся голубой гриб, завороженно смотрит на
него. Возвращается Слава в её руках тарелки и ложки, она ставит их на стол.
БАБА ФРОСЯ
Слава, смотри то мне Мавка на хлеб выменяла.
СЛАВА
Ты шо, мать, совсем вже?! Какая еще Мавка?
БАБА ФРОСЯ
Обыкновенная, я ж напрямик через лес пошла. Иду слышу, как она стонет, хлеб
выпрашивает. То я и зоставила ей на пенёчке, буханочку. А потом, прошла метров сто и ось грибочки знашла.
СЛАВА
Не видишь разве, это ж поганка якась, яких не бывает, вона аж светится, носишь тут в дом
погибель.
Слава выбивает гриб у бабы Фроси из рук и ногой топчет его, берёт лопату и выбрасывает
гриб за забор.
БАБА ФРОСЯ
Дурна, ты Слава. О этих грибах мне еще бабка моя рассказувала. Они только раз в сто лет
виростають и называются — открывающие врата.
СЛАВА
В дом эту мерзость не тягны, ты не одна отут живёшь (уходит в дом).
Баба Фрося достаёт из кармана другой гриб, отламывает кусочек и съедает его,
оставшееся снова прячет в карман. Уходит в дом. Возвращаются Слава и Вовик, Слава
выносит Кастрюлю с наваристым супом, Вовик несёт хлеб и нож. Возвращается бабушка,
она приносит старое,допотопное радио. Пока Слава разливает по тарелкам суп, а Вовик
нарезает ломти хлеба, Фрося вставляет в радио принесённые участковым батарейки. Все
молча садятся и начинают есть. Бабушка меж делом крутит настройку, радио шипит и
свистит.
ВЕДУЩИЙ
Тема сегодняшнего обсуждения - принятый провластным большинством закон о
принудительной трансплантации. У нас в гостях председатель комитета по вопросам
здравоохранения Тамара Денисовна Кохтеева. И сразу же к вам вопрос, вчера вспыхнул
скандал в связи с загадочной гибелью студента одного из столичных вузов. Приехавшим из
глубинки родителям стало известно, что у их сына изъяли все пригодные к пересадке органы,
почки, печень, сердце и даже глазные яблоки...
СЛАВА
...Господь всемогущий (крестится).
18
ВЕДУЩИЙ
...шокированным родителям объяснили - выпотрошили, их сына, вполне законно.
КОХТЕЕВА
Так и есть, все мероприятии в этом случае прошли в соответствии с недавно вступившим в
действие законом , в соответствии с нормами которого – в случае трупной трансплантологии
для изъятия органов у мертвецов согласие близких погибшего уже не требуется...
БАБА ФРОСЯ
(бросает ложку в суп) Вурдалаки там у них до власти дорвалися...
КОХТЕЕВА
… и это большой прорыв в сфере здравоохранения...
БАБА ФРОСЯ
...(в радио) Будь, ты трижды проклята, тварь...
ВЕДУЩИЙ
...у свеже-погибшего студента изъяли органы – для трансплантации, это значит - спасти чьюто жизнь? Или заработать немного денег?
Все за столом окончательно перестают есть.
КОХТЕЕВА
(смеётся) Конечно же спасти чью-то жизнь, в первую очередь. Кроме этого, это удар по
чёрной трансплантологии.
ВЕДУЩИЙ
То есть, проводят распил еще живого, тепленького, тела, те-же самые врачи, только теперь
официально и деньги идут не к ним в карман...
КОХТЕЕВА
...а наполняют бюджет и способствуют всеобщему улучшению в стране...
СЛАВА
(обнимает сына) Хорошо, что мы в зоне живём, им до на не добраться со своим
покращенням. И тебе говорю, сыночка, осторожней з людьми, среди них одна гадость.
ВОВИК
А мы шо не люди? Мы ж тоже...
СЛАВА
19
Они прийдешние, и в зону приходят потому, шо у них там сплошная пакость и бида.
БАБА ФРОСЯ
Бтда тебя и тут найдет, если ей надо. От неё не ховаться надо, а жить с нею навчиться.
СЛАВА
А сама то из зоны ни шагу.
БАБА ФРОСЯ
Да, я тут всегда, была и никуда не ездила, зачем мне? Тут мой лес, болото, шо мне ще надо?
Разве, шо батерейки для радио.
СЛАВА
Ты еще про русалок своих забула и сомов говорящих.
ВЕДУЩИЙ
… оказалось, что тело граждан Украины находится в собственности отнюдь не их, даже не их
родственников…
ВОВИК
… Я, в Киев хочу, поывыться на метро и на макдональс, и на итернет и ще я хочу кока-колу.
СЛАВА
(прикладывает руку ко рту Вовы) Мовчи, сыночка, мовчи, видишь какие ужасы там
происходят. Они тебя быстренько как свинью разрежуть и выпотрошать, як мама без тебя
жить будет?
БАБА ФРОСЯ
Чернобыльских вряд ли тронут, мы для них зараза радиационная, ну разве, шо их зовсим там
прижмёт.
СЛАВА
На дешевые органы охочих много, по всему свету за ними гоняются.
БАБА ФРОСЯ
Бог з тобою, дочка.
20
КОХТЕЕВА
...при самом рациональном, экономном использовании человеческого материала, мы сможем
выйти на рынки некоторых стран Европейского Союза.
ВОВИК
Все равно, в Киев пиду!
БАБА ФРОСЯ
Пешком долго идти будешь, а на транспорт тебя такого замараху никто не пустит, да и денег
у тебя нэма.
СЛАВА
Слушай, шо баба говорит.
БАБА ФРОСЯ
Но если ты будешь бабу слушаться, а не пакостить, то може быть когда-то, бабуля отмоет
тебя почище и асть немного деньжат.
ВОВИК
Ооооооооооо!
СЛАВА
Мама! (громыхает кулаками по столу) Та шо ж такое, га?
КОХТЕЕВА
… к сожалению среди наших граждан много самых разных людей – старых, малых, больных,
алкоголиков, наркоманов и заразных, такой матерьял использовать можно только на
внутреннем рынке....
Слава выключает радио.
СЛАВА
(к Вовику) Бери миску, идём есть в хату...
Слава и Вовик уходят в дом, баба Фрося не дожидаясь их ухода включает радио
КОХТЕЕВА
...обеспеченным людям предоставили формальную возможность без особых растрат обойти
очередь...
ВЕДУЩИЙ
..Не так уж и сложно среди тысяч украинцев найти подходящего донора – безо всяких
противопоказаний, спокойно расчленить на органы, попросту подстроив несчастный
случай...
Баба Фрося ищет новую волну.
РАДИО
Якобы имеющие место массовые фальсификации на выборах и преследование политических
оппонентов, никоим образом не помешают Европейскому союзу вести диалог с властями
21
Украины. Мало ли что говорит пресса, у нас свобода слова, на прессу уже давно никто
внимания не обращает, пусть гавкают, а оппозиция только и делает, что поливает свой народ
грязью....
Из дома выбегает, Вовик за ним Слава. Вовик бежит к калитке Слава ему наперерез,
успевает раньше него, перекрывает выход.
СЛАВА
Куды собрался!
ВОВИК
В Припять, там ребята сегодня опять будут.
СЛАВА
Никуды не пойдёшь!
ВОВИК
А вот и пойду.
СЛАВА
(сквозь кашель) Смерти моей хочешь. Знаешь як там опасно, люди тебя изуродують, когда ты
был маленьким, другие дети захотели увидеть шо у тебя в голове, ты знаешь шо потом
случилось. Помни и о том, што произошло с твоим батьком, чужие выкрали его, теперь он в
рабстве.
ВОВИК
Сталкеры сказали — твои истории — голими враки, люди хорошие.
СЛАВА
Так прямо и сказали?
ВОВИК
Ну, да.
СЛАВА
Раз так сказали значить сволочи. Запрещаю тебе к ним и близко подходить.
ВОВИК
Еще сказали, шо я взрослый хлопец и мне не мамку слушать надо, а баб трахать.
Баба Фрося бурно реагирует, у Славы растягивается лицо.
СЛАВА
( к Фросе) Ты слышала? Раньше он так не говорил, пообщался з чужими и ось.
БАБА ФРОСЯ
Внучек, где ж, мы баб, тебе в глуши-то нашей найдём?
ВОВИК
Где хотите там и берите.
22
СЛАВА
Мне стыдно за тебя!
ВОВИК
А шо?! Я тоже человек и тоже хочу трахаться, не хочу дрочить! Сталкеры сказали, что
привезут мне на день рожденья шлюху, и я буду её трахать, а не дрочить.
Славу коробит, бабушку просто прёт.
СЛАВА
Тебе кто дороже мать родная чы эти сталкеры твои вонючи?
ВОВИК
Мне?... Мне нужна шлюха, которую я буду ТРАХАТЬ!
Воспользовавшись невменяемым состоянием матери, Вовик отодвигает одну из деревянных
досок в заборе и вылазит сквозь образовавшуюся щель со двора. Мать и бабушка проводят
его ошарашенным взглядом.
БАБА ФРОСЯ
Я думала, шо эта проблема выскочит гораздо раньше.
СЛАВА
Господи, мама! Вин же больной, яки ему бабы?!
Слава в слезах идёт в дом.
БАБА ФРОСЯ
Нормальные бабы, вин тоже НОРМАЛЬНЫЙ... Просто - не такой як уси.
Включается радио.
РАДИО
Альберт Эйнштейн, тоже был необычным ребёнком. Многие считали его умственноотсталым, доходягой...
БАБА ФРОСЯ
Эйнштейн?.. Не знаю такого, хто такий?
РАДИО
А, ты баба вытяни батарейки, ну, давай же.... вытягивай блядь!
Баба Фрося спешно вытягивает из радио батарейки.
РАДИО
Вытащила?
БАБА ФРОСЯ
Ну, да (показывает радио батарейки), от.
23
РАДИО
Видишь, я всё равно работаю, - теория относительности — это и есть - Альберт Эйнштейн.
СЦЕНА 4 На моих руках кровь твоего сына.
1993 год где-то в степях Крыма
Отец в семейных трусах и майке, жрёт сало, квашенную капусту пьёт водку. По нему видно,
что он в запое.
СЛАВА
(показывает мужу свои руки) Тебе, всё равно? Тебе всё равно! На моих руках кровь твоего
сына?!
ОТЕЦ
(сжав кулаки рыпит как зверь).
СЛАВА
В этот раз они его не просто избили, они размозжили ему голову, камнем, хотели поиграть,
якобы. А ты просто заливаешся водкой. Они убиваю твоего сына, а ты бухой с утра до вечера.
Ты просто жрёшь и пьёшь и срёшь и спишь, пока твоего сына убивают.
ОТЕЦ
Шо я могу, сделать? Шо!? Пойти и разбить этим детям головы? А может, поубивать их нахер?
Так, на их место придут другие дети и еще и еще и еще много других ёбаных детей, а потом
ёбаных подростков, и еще чуть попозже ёбаных взрослых...
СЛАВА
Пойди поговори с ними, с родителями, в милицию сходи, я не знаю куда, но пойди зробы
шось.
ОТЕЦ
Так ты ж, ходила! И шо, помогло?
СЛАВА
Ты мужик, тебя будут слушать.
ОТЕЦ
24
Нихера не послушают. Всем насрать на нас. Семь лет мы живём в этой дыре, семь лет! И хто
мы для них? Мы прокаженные, они так нас и называют «чернобыльцы». Не Слава не Вова не
Петя и не семья Шеремет, какое там — Шеремет! Они просто говорят «чернобыльцы», и все
сразу понимают, о ком идёт речь. И срут они с высокой горы на нас, наши чувства и
переживания, на твоего сына и на его кровь на твоих руках.
СЛАВА
Это и твой сын...
Хватает со стола бутылку с водкой, но у отца хорошая реакция и он успевает тоже
схватить бутылку идёт борьба.
СЛАВА
… твой сын, твой сын, твой сын, твой сын, твой сын, твой сын...
Отец высвобождает, бутылку из рук Славы.
ОТЕЦ
хорошо, мой, шо дальше?
СЛАВА
ему только восемь лет, ему нужна твоя защита, хватит бухать, сделай хоть что-то...
ОТЕЦ
Ты родила мне урода, я не могу защитить урода, он урод, я ничого не можу зробыть с этим,
он урод.
Отец наливает себе трясущимися руками в рюмку.
СЛАВА
Это же наш, НАШ сын, как ты так можешь? Он не урод, он больной он просто больной, а
родился нормальным, заболел из-за аварии. Я РОДИЛА ТЕБЕ НОРМАЛЬНОГО...
Отец с силой бросает рюмку об пол, рыдает, Слава бросается его обнимать и целовать по
всюду, из её глаз текут слёзы.
СЛАВА
Давай уедем от сюда. Туда где до нас никому нет дела. Нельзя больше здесь...
ОТЕЦ
Везде, одна и та же херь.
25
СЛАВА
Знаю, знаю, куда бы мы не поехали, это будет преследовать нас по пятам. А, вот если
вернёмся домой, тогда всё будет хорошо, а?.. Там мамо, там лучше чем здесь. Я слышала
люди туда возвращаются, хто как умеет, хто взятку на пропускном пункте даёт, хто по
звериным тропам путь знаходит, самое главное - это возможно. Боятся нам больше нечего,
свою дозу радиации и ненависти мы уже получили, чего нам еще бояться? Хуже уже быть не
может.
Слава забывает о плачущем муже, будто его нет рядом.
СЛАВА
Я искренне верила и верю сейчас, в то, что это единственно возможный выход из
произошедшей в нашей жизни катастрофы. Всё мы спустя семь лет скитаний, начали себя
убивать. Муж убивал себя водочной депрессией, я убивала себя скандалами с мужем, а Вовик
убивал себя руками других детей. Хуже быть уже не могло.
СЦЕНА 5 Печальное зрелище
1996 год в чернобыльской зоне на родном хуторе.
Отец, вытаскивает Славу в одной ночнужке во двор, тягает её за волосы, хватает за лицо,
орёт на неё, обхватывает полотенцем её лицо и так разговаривает с ней, обхватывает за
горло и как собаку тягает её по двору.
Полумёртвую водой из ведра обливает. Топит её в ведре. Бабушка вступается за дочь. В
проёме дверей, двенадцатилетний Вова печально наблюдает за происходящим.
СЛАВА
Хуже быть уже не могло.
СЦЕНА 6 Русальное приданное
Слава моет в ведре миски тарелки чашки и прочую посуду и кухонные принадлежности, в
другом ведре выполаскивает. Вовик помогает ей вытирает куском материи всё что она
моет относит и ставит на стол.
ВОВИК
Мааа, так тут места больше нет, хватит мыть.
СЛАВА
Как же хватит, лето почти, весной нужно было всё вымыть, вычистить до прихода Пасхи, я
болела, вот и всё затянулось, сами вы с бабой ничего не можете, то хоть теперь. Сюда вот
ставь (показывает на бочку), тут место кончится сноси в дом.
ВОВИК
Тепло, слава богу, наконец-то, почти как летом. Погулять хочу.
СЛАВА
26
Сходишь как-нибудь, здесь домоем, за окна возьмёмся. В огороде работы полно еще.
ВОВИК
Так как же полно, картоплю посадили, моркву посеяли и квасолю тоже...
СЛАВА
Гарбузы сеять надо, они у нас хорошо родятся.
ВОВИК
Так, места уже нету.
СЛАВА
Вот и сделаешь новую грядку, а я засею.
ВОВА
Так то ж я пока, всё это сделаю, не то шо сегодня, так и вообше не знаю когда гулять пойду.
СЛАВА
Летом нагуляешся.
ВОВИК
Баба, значит пусть по лесам ходит, разгуливает, а Вовик, пускай пашет в рабстве у мамы.
СЛАВА
У бабы своя работа, в лесу, травку собирать, корешки, шишки прошлогодние нам на костёр.
ВОВИК
Вона меня с собой звала.
СЛАВА
Вот и пойдёшь, когда свою работу сделаешь. Если конечно следующей зимой голодать не
хочешь.
ВОВИК
Так мы и этой зимой не обжирались.
СЛАВА
Ну, и не голодали.
ВОВИК
Ну, и не обжирались.
СЛАВА
Лично, я не голодала.
ВОВИК
Лично, я не обжирался.
СЛАВА
Вот и хорошо, что не обжирался, а то б лопнув.
27
ВОВИК
Вот и плохо, шо не лопнув. Так бы гулял, сколько хочу и где хочу, и в Киев жить бы поехал.
Плохо, шо не лопнув, плохо, шо не лопнув, плохо, шо не...
СЛАВА
Ладно, пойдёшь, вот только тут помоги управиться, грядку завтра начнем копать.
ВОВИК
(потирает руки) Оооооо
В калитку вваливается баба Фрося, за спиной у неё большой узел, который она сразуже
сбрасывает на землю. Вид у Фроси встревоженный.
ВОВИК
Навыгулювалась и повернулась.
БАБА ФРОСЯ
Черемши море-океан.
СЛАВА
Место проверила?
БАБА ФРОСЯ
А как же (достаёт из кармана портативный дозиметр). Семьдесят.
СЛАВА
Многовато...
БАБА ФРОСЯ
Как и везде. Тут дела посерьёзнее. Я тут такое видела, прости Господи. (к Вовику) Внучек,
помоги бабушке, я крапивки молодой набрала, поди поразвешай на солнышке, что б присохла
как следует.
ВОВИК
Ладно поразвишую.
Вовик покорно выполняет просьбу но сам крутится неподалёку, прислушивается.
БАБА ФРОСЯ
(помогает Славе мыть посуду) Я тут в полдень за сомами в заводь пошла, и такое увидела жуть просто.
СЛАВА
Ой, ну мамо якого дитька, ты к заводям ходишь? Там же зашкаливает, нельзя там ходить.
БАБА ФРОСЯ
Я в тех местах каждый кустик, каждую колдобину знаю. Сама всё повемеривала, так что
знаю, где можно, а где нет и Вовчика научила, провсяк случай, мало ли.
28
СЛАВА
Никому туда ходить не надо - ни в болото, ни в заводь. Там всегда опасно было, во все
времена, а сейчас так то точно.
БАБА ФРОСЯ
Те места, доченька, мне не раз в войну жизнь спасли, и не только мне. Тех мест хорошим
людям бояться не следует. Меня не станет, имей это в виду — Вовик те места хорошо ведает
и знает, где и что можно взять, а и где нельзя знает, доверься ему. У него есть дар к лесу, от
меня. А умру, дар только усилится.
СЛАВА
Грех это! Ведовство твоё, как бы в ад не попасть.
БАБА ФРОСЯ
Вовсе, нет. Это - наше родное, от матери Земли к нам перешедшее от предков наших
ЗНАНИЕ... Доченька, я скоро умру...
СЛАВА
Да, ну тебя, (шутливо толкает Фросю) ты нас всех перескачешь.
БАБА ФРОСЯ
Ну, дай же сказать, не перебивай. В заводях у меня видение было... я русалку повстречала...
ну, не видение, конечно... что-то между видением и реальностью, не каждый то видеть
может... я тут всю жизнь живу, вижу всё, замечаю всё, и у меня знамение есть, что к тому, кто
русалку днём, а не ночью, как то полагается, повстречал, в дом смерть постучится, и
произойдёт — это очень скоро.
СЛАВА
Мамо, ну шо ты мелешь (обнимает мать)?!
БАБА ФРОСЯ
Ты и хлопца нашего не пускай никуда. Пусть дома отсидится. Мало ли...
СЛАВА
Тьху тоби, бабка на язык, совсем с ума сьехала.
БАБА ФРОСЯ
Шось случится, так было у меня однажды. Хочешь верь, а хочешь – не верь.
СЛАВА
Может, и было, а, может, и не было. Мама, не пугай меня, пожалуйста, а то я сейчас сама со
страху помру.
Слава начинает заносить в дом посуду и прочую вымытую утварь.
БАБА ФРОСЯ
Ко всему в нашей жизни нужно быть готовым, не прятать голову в песок, судьба всё равно
мимо не пройдёт.
ВОВИК
29
А та русалка тебя камнем не грохнула?
БАБА ФРОСЯ
Русалки, они не плохие, они могут быть опасными, но если ты им споёшь, веночек сплетёшь,
рушнычок белый подаришь, они тебя нивжизнь не тронуть, напротив, о любой беде
предупредят, от врагов спрячут. О них почти уже никто ничего не знает. Я тебе сейчас
расскажу, и ты скоро станешь последним, хто знает про наших полеских русалочкек.
ВОВИК
А есть и другие?
БАБА ФРОСЯ
Наверное, есть. Но повстречать их можно только у нас и только живя ото як мы. Весь мир
давно живёт по прямому времени, у них нет ни дня ни ночи, каждый спит и работает когда
хочет, а у нас время круглое - встаём с восходом, лягаем с заходом. У нас, зима, весна, лето,
осень, а у них дитько знае шо, клубника зимой, рождество летом. Весь мир спешит куда-то и
повсюду опаздывает, у них же там время прямое, у нас здесь спешить некуда, у нас время —
круглое, всему свой час. Мы живём на начале и конце времён.
ВОВИК
(немного подумав) Почему?
БАБА ФРОСЯ
Шо почему?
ВЛВИК
У них так, а у нас по другому?
БАБА ФРОСЯ
Ну, я же говорю у них линия.... у нас круг.
ВОВИК
Понятно, они уже там, а мы еще здесь.
БАБА ФРОСЯ
Ну ты у меня прям как Альберт Эйнштейн.
ВОВИК
Это хто?
БАБА ФРОСЯ
А, есть один, в заводях, разговаривающий сом, очень умный, потом познакомлю.
ВОВА
Ладно... Русалки, сомы говорящие, они только здесь живуть?
БАБА ФРОСЯ
Ага, там для них места не зосталось.
ВОВИК
30
А то правда, что у каждой русалки по камню имеется?
БАБА ФРОСЯ
Тю, да то ж не камни. То хлеб. У нас, в старину если девчина молодая умирала, ей в руки
хлебушек житный клали. Там в могиле той хлеб то и превращался в камень. У нас те
девчата, что до венчания умирают, превращаются в русалок. Так шо нэма у них никаких
камней, это хлеб — русалочье приданное.
Поёт:
Ой біжить біжить мале дитятко,
А за ним та русалочка:
Та послухай мене мале дитятко,
Загадаю тобі три загадочки,
Як у гадаєш — до матусі пущу,
Не угадаєш — до себе возьму.
А що грає — голос має?
А що плаче сліз не має?
А що біжить без пригону?
А що світить в ясну пору?
А що в'ється круг деревця?
А що горить без полум'я?
А що росте без кореня?
Хіба би я не дитятко,
Щоб я того не вгадати:
Скрипка грає — голос має,
Сокіл плаче — сліз немає,
Час біжить без пригону,
Місяць світить в ясну пору,
А хміль в'ється круг деревця,
Сонце горить без полум'я,
Камінь росте без кореня.
ВОВИК
Ба, а я тоже русалку видел, вчора.
Посудина, которую Фрося вытирает, падает на землю.
БАБА ФРОСЯ
Не шути так с бабой.
ВОВИК
Я и не шучу. На заводях, я вчера после полудня разгуливал там. Сидела там одна на в
камышах.
Фрося оседает, на ней лица нет.
БАБА ФРОСЯ
Ты видишь, як я волнуюсь, видишь як переживаю? Зачем обманываешь?
31
ВОВИК
Я не обманываю.
БАБА ФРОСЯ
Так, и кажи правду.
ВОВИК
Чего мне брехать? Красивая очень, волосы белые как кувшинки и длинные очень. Глаза
чёрные как уголёк.
Баба Фрося держась за руки внука оседает на землю, Вовик присаживается вместе с ней.
БАБА ФРОСЯ
Ту ж з самую и я зустрила.
ВОВИК
От видишь, не брешу я. Вона ещё со мной разговаривала.
Фрося хватается за горло у неё пропадает дар речи.
ВОВИК
Вона мне: «буль-буль» я ий «буль-буль», вона мне - «буль-буль, буль-буль-буль» и я ий «буль-буль, буль-буль-буль».
Из хаты в очередной раз выходит Слава.
СЛАВА
Чего вы там расселись? Я шо сама всё делать буду?
Вовик подхватывается с земли бежит помогать матери.
БАБА ФРОСЯ
Буль-буль, буль-буль-буль... Кто русалку днём встретит и заговорит с нею, за тем смерть
охотится наглая, смерть от насилия. Буль-буль, буль-буль.
32
СЦЕНА 7 Смерть
Дело к вечеру, Слава забивает гвоздями лаз в который удрал Вовик. Баба Фрося вяжет
разложенные по столу травы в пучки. Слава перестаёт стучать молотком. Где-то, не
совсем далеко слышны выстрелы.
БАБА ФРОСЯ
В лесу опять не спокойно, браконьеры проклятущие. Вчера лося годовалого подстрелили и
бросили гнить на поляне.
СЛАВА
Лишь бы нас не трогали. Вовка, вон, снова сбежал «выгуливаться». Не знаю, что на него
нашло.
БАБА ФРОСЯ
Баба, ему нужна, мается хлопец.
СЛАВА
Ну где, я ему её возьму? Рожу чы шо?
БАБА ФРОСЯ
Может и в самом деле, поехали б вы куда, где людей побольше. Он парень хороший, девка
хороша его быстро к себе приберёт.
СЛАВА
Ты вообще понимаешь, што ты говоришь? Не те, мать, времена сейчас. То мы тут как у Бога
за пазухой, а там люди осатанели давно. Не умеет он с людьми, они его изничтожат.
БАБА ФРОСЯ
Да прям, уже. Люди есть разные, говорят там сейчас и церкви поотстраивали, вот при церкви
где-то и жили бы.
СЛАВА
Ох, не знаю как быть, в церквях те же люди, шо и повсюду.
33
БАБА ФРОСЯ
Не надо было вам сюда возвращаться. Перетерпели бы там, привыкли бы к той жизни, а
теперь, от ни туды ни сюды. И мужа б зберегла...
СЛАВА
Ой, мать, шо сделано, то сделано, назад не повернэшься. Не можем мы к никакой жизни
привыкнуть. Катастрофа на атомной станции раскатастрофила нас у пух и прах.
БАБА ФРОСЯ
Дочэчко мени дуже жаль.
Снова слышны выстрелы.
СЛАВА
Да шо ж цэ таке!
БАБА ФРОСЯ
Зимой, вон, на кладбище нашем по звёздочкам на могилах стреляли, теперь всё звёздочки в
дырочках.
В обоих женщинах чувствуется тревога, которую они бояться озвучить.
СЛАВА
Вечерю хто будет готовить, я или ты.
БАБА ФРОСЯ
Ты, наверное.
СЛАВА
Обленилася, ты мать.
БАБА ФРОСЯ
Стара, я, тяжко мени.
СЛАВА
А я больна.
34
БАБА ФРОСЯ
Больна, да не понятно на шо.
СЛАВА
Точно не як ото ты, от лени я не страдаю.
Баба Фрося не выдерживает первая. Идёт к калитке выглядывает наружу.
БАБА ФРОСЯ
Хочешь, я пойду поищу го?
СЛАВА
Где ты будешь го шукать? Сиди вже. Сам придёт.
Баба Фрося возвращается, усаживается на стул. Обе женщины молча ждут.
Пауза — 180 секунд.
Слышен приближающийся топот бегущих ног. Во двор врывается Вовик, всё левое лечо
разворочено в кровавое месиво, руки и лицо в крови.
ВОВИК
Я увидел людей и закричал «им эй, привет!» Наверное, они подумали, что я дикое животное,
лось или кабан. И пальнули в мою стороу. Тогда я начал кричать... кричать что я человек - «Я
ЧЕЛОВЕК! НЕ СТРЕЛЯЙТЕ! Я ЧЕЛОВЕК!» Они почему то засмеялись. И начали стрелять
еще сильнеё, прямо у меня над головой. У них было две машины и они, кружили вокруг меня
и стреляли, как я уже сказал у меня над головой, хоть я и кричал им: «не надо стрелять, я
человек». Похоже - им было весело. Потом я прыгнул в кусты, притаился. Люди начали
стрелять по кустам, именно в этот момент, от страху, я написал в штаны. Мне пришлось
приподняться, чтобы осмотреть штаны... И вдруг меня обдало сильным жаром, и стало так
больно, я просто рухнул на землю. Изо всех сил я искал хоть какую то дырку в земле что бы
забиться в неё, спрятаться. Вся земля была вымазана кровью, я не мог понять — от куда
взялась эта кровь. Может быть здесь и в самом деле есть какое то подстреленное животное.
Я осмотрелся по сторонам, но возле меня никого не было - это моя кровь! Это я
подстреленное животное! Я облизал свою кровь, но её было слишком много, СЛИШКОМ
много, я не смог зализать свои раны, тогда я вскочил и побежал. Так быстро, как я еще
никогда не бегал, я бежал быстрее чем их машины, быстрее чем картечь и пули, которые
неслись вслед за мной, за мной гналась смерть...
СЦЕНА 8 Молитва
35
Слава и Фрося, сидят так же как в конце предыдущей сцены, Вовика, на его месте стоит
участковый.
УЧАСТКОВЫЙ
Кого у нас интересуют чужие проблемы? Кого беспокоит чужая беда? Можешь жить – живи.
Есть проблемы? Это твои проблемы – хоть бы и сдыхай.
БАБА ФРОСЯ
Что значит сдыхай?! Ты у нас участковый чы хто?!
СЛАВА
Это и твои проблемы, ты закон защищать должен...
УЧАСТКОВЫЙ
Нет никакого закона! Есть люди, конкретные люди. В данном случае — это такие люди, от
которых я защитить не могу, депутаты, прокуроры, для них законы - это пердёж.
СЛАВА
Як же это? Они в моего сына стреляли! Я этого так не оставлю, я в Киев поеду, к начальству
твоему и в газету пойду.
БАБА ФРОСЯ
И в радио тоже, хай знають люди, шо ты з бандитами заодно.
УЧАСТКОВЫЙ
Вот этого я вам не советую. Еще хуже сделаете, ничего не добьётесь, всем навредите. Да и по
закону, вас здесь быть не должно, это зона обязательного, безусловного отселения. Я глаза на
вас закрывал, по закону — ВАС НЕТ.
БАБА ФРОСЯ
Как нет? Вот же мы...
СЛАВА
Вася, ты бы доктора хоть привёз.
УЧАСТКОВЫЙ
Не один врач к вам не пойдёт, потому что, ему прийдётся фиксировать огнестрел, а это опять
36
таки конфликт с властью. Да и не пущу я к вам никого. Ты, Слава на медсестру вчилась вот
сама и лечи сына.
СЛАВА
У меня не лекарств нет, вообще ничего, нет.
УЧАСТКОВЫЙ
Ты, бабка травница у нас знаменитая от и лечите, вдвоем. Если тихо сидеть будете, лекарства
какие надо, я привезу,. И съехать пообещайете... До осени, шоб ваш тут и след простыл.
БАБА ФРОСЯ
Куды, куды ж нам ще?
УЧАСТКОВЫЙ
Куда угодно, не хотите из зоны уезжать, переселяйтесь в Чернобыль. Там и людей побольше
и медицина есть, магазин. Все условия для нормального существования. Согласитесь, вам
там якусь хибарку подыщут, жить будете як люди.
СЛАВА
А негодяи безнаказанно будуть разгулювать?
УЧАСТКОВЫЙ
Напугать, его только хотели, надавить на вас, шобы съехали поскорее. Он сам на них
бросился, ранили нечаянно. Ось, (берёт с земли сумку, достаёт продукты) вам тут продукты
передали, гречка, тушенка, шоколад для пострадавшего, нормальни люды, хороши. Ты только
скажи, лекарства яки надо передадут.
СЛАВА
Шо ж ты, Васю за человек? (уходит в слезах в дом).
БАБА ФРОСЯ
А, я то забыла когда тушенку в последний раз ела. Давай, сумочку то сюды поставим
(забирает у участкового сумку и ставит на стул на котором сидела). Гречки могли и
побольше передать, а то шо нам этого и на месяц не хватит.
УЧАСТКОВЫЙ
Будэ гречка и сало будэ.
БАБА ФРОСЯ
37
Хорошо, хоть в людей совести хватило, хоть якуюсь помощь оказать, видать и впрямь не
хотели Вовика нашего покалечить.
УЧАСТКОВЫЙ
Нет конечно, пьяни вси булы, с дуру делов наробылы. Теперь сожалеют.
БАБА ФРОСЯ
Ты в Бога вирыш, сыночок?
УЧАСТКОВЫЙ
Каждое воскресенье в церкову с женой ходим.
БАБА ФРОСЯ
От и добрэ, давай ка помолимося за здравие наше и ваше.
УЧАСТКОВЫЙ
Та ты чё, баб Фрося? В церкви молыться надо.
БАБА ФРОСЯ
(достаёт две церковные свечки) Та, ладно, молится можно где завгодно. Давай.
УЧАСТКОВЫЙ
Да, я же при исполнении...
БАБА ФРОСЯ
(всучает участковому в руки свечку) Ну и я при исполнении, давай сыночок, ты мне должен,
а мне помолиться ни з кым.
Баба Фрося зажигает спичкой свечу участкового, от его свечи зажигает свою.
Во ім'я Отця і Сина і Святого Духа, (Фрося и участковый крестятся)
Благослови Ти, Господь, Господи, Боже наш, Цар Небесний,
Створює світло і наводить пітьму
Встановлює мир і творить все суще.
Прошу, зверни погляд свій на нас, рабів твоїх нещасних.
Сиріт твоїх пригноблених.
І на мерзенних грішників, шо нас гублять.
Помилуй нас і захисти від них, супостатів,
Зведи гнів свій на сучіних дітей цих і придай їх анафемі,
Занеси руку свою над лиходіями, а так само над тими, хто їм служить, і переламай їм всі
кістки їхні, калістратам отим.
Участковый меняется в лице, косится на бабку.
...Нехай ті, хто їх породив, в пеклі горять на повільному вогні, а могили їхні дикі тварини
нехай розриють і кістки порозтягують по всій землі.
Нехай з тих, хто нам шкодить, шкура злізе,
38
І повії-шалави підзаборнії нехай з тієї шкури підстилки собі зроблять.
Из рук участкового выпадет свеча.
Нехай з очей і вух їхніх ллється чорна кров, і нехай захлинуться вони тою кров'ю і ніхто не
захоче їх поховати.
Нехай в їхніх будинках, всі плачуть від горя, вседенно і щохвилинно.
Нехай їхні машини б'ються, а літаки падають.
Нехай жони їхні народжують попіл упереміш з глистами і отруйними обєзянами, а жони
прислужників їхніх, особливо жони продажних ментів,
Участковый с перекошенным лицом пятится к калитке.
…нехай народжують кусючих, смердючих, двоголових собак-мутантів, з рогами замість очей
і зі сракою на голові.
Участковый вываливается через калитку прочь. Фрося вытряхивает подарки из сумки на
землю и лопатой перебрасывает через забор в след за участковым.
А добрим людям, зроби так, шоб вони спокійно могли жити,
шоб одного разу вони проснулися, і у них все було б добре.
Прости, Господи, бабусю, якшо шось не так сказала,
серце моє розривається від безсилля.
І буде так, в ім'я Отця і Сина, і Святого Духа, амінь.
СЦЕНА 9 Жертвоприношение
Баба Фрося чистит рыбу. В небе пролетает вертолёт, Баба Фрося защищаясь ладонью
смотрит в небо, глубоко вздыхает. Слышно как к дому подъезжает машина, баба
накрывает рыбу листьями лопуха, вытирает окровавленный нож о подол, прячет нож себе
за пояс. Деревянная калитка с силой распахивается, входит участковый, он взволнован, в
руках у него кожаная папка.
УЧАСТКОВЫЙ
Где он? Где цэй выродок?!
БАБА ФРОСЯ
Ты про себя, чы шо?
УЧАСТКОВЫЙ
Пошути мне, ще. Всё хватит, дошутились, блядь.
39
Участковый вынимает пистолет и врывается в дом, вскоре возвращается. Прячет
пистолет в кобуру.
УЧАСТКОВЫЙ
Парень то совсем плох.
БАБА ФРОСЯ
Не смогла Славка зберечь сына, а так прятала, так прятала. И тут нас нечисть дистала.
УЧАСТКОВЫЙ
(сплёвывает) А я то дурэнь, подумал не он ли, таво, вендету тут встроил (закуривает).
БАБА ФРОСЯ
Прыгости старушку сигареткою.
Участковый хмурясь угощает бабу Фросю сигаретой, дает прикурить.
БАБА ФРОСЯ
А шо то за виндета така?
УЧАСТКОВЫЙ
(внимательно разглядывает двор, заглядывает по всем углам, но так что бы и баба всегда в
поле зрения оставалась) Видела, вертолёты? Сегодня по всей зоне рыскают.
БАБА ФРОСЯ
Разлеталися, черти. Голова вид ных кругом идёт.
УЧАСТКОВЫЙ
Утром на роздорожье джип знашлы, а людей в нём нэма. От ищут.
БАБА ФРОСЯ
Та браконьеры якись, заблукали. В нас же здесь леса та болота.
УЧАСТКОВЫЙ
(находит рыбу под лопухами) Да браконьеров в нас тут много развелося, модно стало
охотится в наших краях. Только воны ж - просто охотятся, а не жруть заразу усяку.
40
БАБА ФРОСЯ
Развлекаются, значит зверьё убивають.
УЧАСТКОВЫЙ
Это як спорт, скучно им в столице, жопа ищет приключений.
БАБА ФРОСЯ
На людей охотиться, тоже спорт значыть?
УЧАСТКОВЫЙ
Послушай, бабка. С парнем вашим... то вин сам вынуват, ничого було им на очи лезть,
попадать в ихнее поле зрения. Тем более они выпивши булы.
БАБА ФРОСЯ
То им не оправдание. На людей палювать неможна.
ПЕЛЬМЕНЬ
А такие как вы, то для них тоже зверьё, грязнэ, тупэ, одичалэ.
БАБА ФРОСЯ
Хай будуть вони прокляты, хай у пэкли горять.
УЧАСТКОВЫЙ
Согласен. Только не дай бог з цымы пропавшими шо-то случилось. Пиздарики нам тогда.
Депутат с сыном пропали. Ты понимаешь?
БАБА ФРОСЯ
Шо нам до них?
УЧАСТКОВЫЙ
Дура старая! То ж те самые которые (машет в сторону дома)
БАБА ФРОСЯ
Которые шо, внучка моего фигакнулы?
41
УЧАСТКОВЫЙ
Ну, да. И ехали они вроде к вам, шо бы дело замять.
БАБА ФРОСЯ
Суки проклятые! Здесь их мне не надо! Пусть парню здоровье повернуть, гадины.
УЧАСТКОВЫЙ
Так и не доехали ж, вас тут чертасдва найдёшь, заблукалы.
БАБА ФРОСЯ
Поделом им, шоб им пропасть.
УЧАСТКОВЫЙ
Да, только не пропадают люди просто так, без следа, даже в нас. Я от подумал, грешным
делом, может то Вовик ваш вычухався и мстить пошел. С такими то генами, грех не пойти,
так сказать, по бабушкиным стопам, подумал - может он партизаном себэ вообразил, умом
он хоть и слаб, но воображение у него дай боже. Та тут, как я вижу, всё не так просто. Всё
сложнее. Всей семьёй партизаните?
БАБА ФРОСЯ
Партизанов тут с войны уже нет. И я давно об этом забула.
УЧАСТКОВЫЙ
А я нет, не забув, помню, шо тебя все тут партизанчихой называли, боялись тебя местные.
БАБА ФРОСЯ
Та тю, чого меня бояться то! Я ж стара колода, господы, насмешил. Во время войны я
обыкновенной связной була, ничого особенного.
УЧАСТКОВЫЙ
(вытягивает из своей папки несколько пожелтевших листков) Я в архив сходил, не
поленился. (тычет бабаке в лицо бумагами) ёбани папуасы, (читает с бумаги) «наградить
орденом красной звезды Чумак Ефросинию» ты бабка, в нас герой оказывается, и за шо ж это
нас наградили? (ищет в бумагах) ось воно: «самоличная ликвидация немецко-фашистского
карательного отряда состоящего из 10-ти солдат и 2-х офицеров 28 октября 1942 года в селе
Звиздаль». Далее перескажу своими словами. Значится ты запустила на ночивлю кучу
здоровезных мужиков и за ночь всех их перерезала як свиней.
БАБА ФРОСЯ
42
Не всех, кого зарубала... топором, а кого вилами заколола, то ж всё от ситуации зависело, та
й лопата у меня, вон, в ход шла.
УЧАСТКОВЫЙ
Я о таких геройствованиях, ей богу еще никогда не слышал. Но самое то интересное було
потом, правда? Шо ты с их трупами сделала?
БАБА ФРОСЯ
С чьими?
УЧАСТКОВЫЙ
Як с чьими? Немецкими... чы булы ще?
БАБА ФРОСЯ
Бог з тобою! А немчуру я порубала на куски и в болото знесла. Так нихто их и не знайшов.
УЧАСТКОВЫЙ
От-от, и в этот раз люди к тебе ехали и так же пропали, ниХто Знайты не може. Ух если не
знайдутся. Я вас изнечтожу, в хате запру, усих, и нафиг спалю заживо. Терять мне здесь
ничого.
БАБА ФРОСЯ
Етить твою ж мать! Так ты на нас думаешь?
УЧАСТКОВЫЙ
Лично на тебя, бабка, нет, хотя всё у твою сторону указывает. Но ты ж......... (оценивает
Фросю взглядом) а то два здоровых бугая, с оружием. Нет, не знаю. Может и впрямь забрели
куда то, водки нажрались, и спят пьяные... А мамаша где?
БАБА ФРОСЯ
Слава? Слава в район поехала, Вовику вон антибиотики нужны и еще там что-то. Врачи к
нам ехать оказываются. Вот Слава сама лечит, как никак медсестра, хоть и не состоявшаяся.
УЧАСТКОВЫЙ
Ты бабка прости, но в хате вашей такой вонизм стоить, боюся, ничого пацану уже не
поможет.
БАБА ФРОСЯ
43
Та знаю я (закрывает лицо руками горько плачет) знаю я, знаю.
УЧАСТКОВЫЙ
Прости мать (отворачивается в смущении от бабы), прости если можешь.
Баба Фрося достаёт из за пояса нож и изящно прицелившись, кидает его в участкового.
БАБА ФРОСЯ
Бог простит...
Нож вонзается в шею участкового. Из его рта хлещет кровь, держась за шею он выпучив
глаза озирается на старушку.
БАБА ФРОСЯ
… а я не прощаю, никогда.
Участковый замертво падает на землю.
БАБА ФРОСЯ
Шоб вы вси в пекли горилы изверги проклятущи, тьху.
Пробует оттащить тело в сторону сарай, но оно слишком тяжелое для пожилой
женщины. Баба Фрося идёт в сарай приносит от туда топор и пилу, вынимает из его шеи
окровавленный нож вытирает его о подол, прячет за пояс. Участковый кашляя приходит в
себя, таращится на бабу Фросю.
БАБА ФРОСЯ
Да, милок.
Взмах топора. Black.
СЦЕНА 10 Ты жертвуешь или другими или собой.
Повсюду во дворе расставлены свечи. Баба Фрося рубит топором сома. У калитки стоит
Слава у нее в руках небольшая дорожная сумка.
БАБА Фрося
(Продолжая рубить рыбу) Быстро, ты донечко обернулась.
44
СЛАВА
Та ну шо ты, мать, та яке там, у меня ж на руках 432 гривны, а курс антибиотиков стоит гдето 800 плюс шприцы, плюс перевязка, не знаю шо и робыть.
БАБА Фрося
И ты вернулася порожняком, без ничого ...
СЛАВА
(Оглядывается по двору) Святый Юда, мать зачем так много свечей?
БАБА Фрося
Службу божью проведу, за здравие раба божьего Владимира, знаешь такого? ... Или за
упокой. Все потому шо, ты как всегда с пустыми руками в дом пришла.
СЛАВА
На почте денег не дали, выплаты по всем районам задерживаются, в райсобезе без справки от
доктора, тоже отказ. Я всю Припять вдоль и поперек пройшла, и не знаю, шо я еще могу
зробыть, да, я не знаю.
БАБА Фрося
Так чого ж ты самэ сюды вернулась? Ты не можешь так возвращаться.
СЛАВА
Куда мне идти то без денег?
БАБА Фрося
Здесь денег тошно нэма.
СЛАВА
(Слава направляется в дом) Як вин?
БАБА Фрося
Накачала його ширкою, спить, наш дытятко, спить как каминчык на дни риченьки.
СЛАВА
(Направляется к двери) Сыночок мий.
БАБА Фрося
Стоять! (Оттягивает Славау от дома) В хату с пустыми руками ты не войдешь, биду за
собою водишь.
СЛАВА
Ты шо это придумала? Пусти! (Рвётся из рук Приси) Я к сыну хочу.
Фрося крепко хватает Славу за одежду и ее отбрасывает от дома.
БАБА Фрося
Вон з моеи хаты! И не возвращайся.
45
СЛАВА
Мамо, ты чого?
БАБА Фрося
А ты чого? Как тебя только ноги твои назад в хату принесли? З бидою в руках!
Слава заламывает руки рвет волосы на себе, бьется в истерике, кричит.
СЛАВА
Ненавижу тебя ... ненавижу ... (Хватает Фросю за ноги) мамо, помоги мне, мамо, прошу
тебя, помоги ...
БАБА Фрося
Никто тебе не поможет, яко не ты сама, помоги себе, Слава сама.
СЛАВА
Я не могу ...
БАБА Фрося
Не бреши! Ты можешь, ты можешь.
СЛАВА
Шо? Ну шо, скажи мне, шо могу?
БАБА Фрося
Да, что угодно, это твой сын. Твой! Другого сына у тебя нет.
СЛАВА
Ничего не могу сделать (ревет вовсю).
БАБА Фрося
(Бьет Славу)
Можешь! Можешь! Для сына можно все сделать, на что угодно пойти, якшо надо можно
украсть, даже убить можно, самой погибнут, дитятко свое спасая. Бездействие — самый
страшный грех.
Фрося отворачивается от Славы.
БАБА Фрося
Иди, иди дочка, гэть, и без лекарства не возвращайся.
Слава молча собирает свои вещи, встает, идет к воротам.
БАБА Фрося
Стой, доця, мать тебя еще не богословила.
Фрося скручивает с кителя орден, на месте ордена остается белое пятно в форме звезды,
кладет орден Славе в руку.
46
БАБА Фрося
Меньше чем за тысячу не продавай, в нем тридцать три грамма серебра и двенадцать
немецких жизней. Всю свою жизнь человек приносит жертвы, ты жертвуешь или другими
или собой. Теперь иди, Бог тобы у помичь, давай иди донэчко, иди, иди, иди, иди.
Фрося выпроваживает Славу прочь. Закрывает за ней калитку, прижимая голову к забору
прислушивается.
БАБА Фрося
Иди, донэчко моя, иди подальше от сюда.
Фрося спешно бежит в дом.
СЦЕНА 11 Наркотический дурман - побег в метро.
Двор. Ранний вечер, смеркается. Полнолуние.
По всему двору на столе, на бочке и земле горят свечи. Перед домом горит костёр на костре
в котелке кипит варево, вокруг костра на земле разложены свёртки с сушенными травами,
кореньями и грибами. Баба Фрося одета нарядно, волосы акуратно уложены, на плечи
напрошен красивый украинский платок, поверх платья накинут парадный китель, на нем
орден красной звезды, медаль за отвагу и несколько юбилейных медалей. Баба копырсается в
свёртках, вынюхивает, кое-что пробует на вкус, сплёвывает, чихает, чертыхаясь
отбрасывает, что есть силы подальше ненужное от костра, а нужное понемногу крошит
или просто подкидывает в котелок, бубнит себе под нос заклятья, подвывает по-шамански,
Часть от того что вбрасывается в котелок, бросает в огонь, причетает «ешь, ешь
«красноротый», «краснорукий», «красноглазый», «красноязыкий», «красноухий» - что нам
то и тебе». Помешивает зелье деревянной ложкой, озабоченно рассматривает
консистенцию и цвет. Наконец, что-то вспомнив бросает ложку на землю, озирается по
сторонам, недалеко от входа в дом роет руками землю, достаёт от туда завёрнутую в
тряпки банку, аккуратно открывает крышку, принюхивается, посмеивается, чихает.
Вытряхивает из банки себе в подол несколько, дивного голубого цвета грибов, снова бубнит
себе под нос заклинания, крошит руками грибы в котелок. Немного подумав, несколько раз
откусывает от последнего гриба, что осталось бросает в огонь: «ешь, ешь, красноглазый
что нам то и тебе, я не жлобиха». Накрывает котелок сосновой веткой. Поднимет с земли
деревянную ложку. Ходит от дерева к дереву стучит ложкой по их стволам,
прислушивается. Наконец, от куда-то из далека слышен стук в ответ, баба Фрося
радостно стучит еще раз, слышен стук в ответ. Хихикакет как ребёнок, перестукивается с
лесом. Возвращается к котелку с зельем, аккуратно снимет с него сосновую ветку, набирает
в ложку варево, очень внимательно изучает его, подносит ложку ближе к огню чтобы лучше
разглядеть, макает в ложку палец, принюхивается. Кладёт ложку на землю. Достаёт из
кармана помаду ярко красного цвета, тщательно накрашивает губы, повязывает голову
платком.
БАБА ФРОСЯ
(встаёт в центре двора кланяется на всё четыре стороны света, крестится) Господы
просты мэнэ гришную, Господы просты мэнэ гришную, Господы просты мэнэ гришную,
Господы просты ….. гришную.
47
Баба Фрося уходит в дом, слышно как в доме падают предметы, что-то бьётся. Не
переставая повторять: «Господы просты мэнэ гришную» На себе она тащит обвёрнутого
в одеяло и в окровавленные тряпки Вовика. Вовик в полусознательном состоянии репит от
боли, но ни пошевелится ни даже глаз открыть он не в силах, Фрося рипит от тяжести её
ноши. Она падает и тащит его по земле, дотаскивает куда надо, аккуратно укладывает,
кутает его в одеяло, возвращается в дом, выносит большую подушку, подкладывает её под
внука.
Набирает из котелка в большую железную кружку варево.
Читает расставляя вокруг Вовика свечи:
Небо і земля, вогонь і вода,
Відкрийтесь ворота від туди сюда!
Червона ріка — жива вода.
Чорна ріка — печаль і біда,
не течи сюди, а течи в море чорне, у великий океан
внука Володимира, кровинку мою, тобі не віддам!
Берёт в руки кружку с варивом, становится в центр круга.
Вогонь ясний, полум'я пекуче!
Спали рану прокляту, зігрій кров червону.
Вир глибокий, водичка студена!
Дай пожити душеньці безневинній, відмий від зарази гнійної.
По мере чтения заклинания природа вокруг оживает. Деревья начинают скрипеть и
шелестеть листвой, ветер в поле свистеть, вода шуметь и болото хлюпать. Русалки
заводят свою песню "гу", "у", "уй", "и" , волки завывают, ночные птицы кричат, включается
радио.
Земля матір!
Ліс батько!
Поле — лоно зелене!
Болото дрімуче Заповітне!
Гроза гучна!
Луну заволакивает туча, с неба бьёт молния, гремит гром.
Вітер сильний!
На землю обрушивается ветер с дождём.
Встаньте мені на допомогу!
Осушіть слізоньки мої гіркії.
Допоможіть в годину люту, підніміться зі спокою вічного.
Всё звуки природы сливаются в одну какофонию будто всё живое и не живое что есть в
этом мире закричало одновременно. Бабушке приходится перейти на крик.
Послужить тій, хто служив вам, допоможіть бабусі!
48
Владою Святого Воскресіння та тілом Спасителя світу, ім'ям всіх духів стародавніх, що
розставляють зорі на небосхилі і відокремлюють день від ночі.
Наказую ВАМ, заклинаю ВАС, наказую ВАМ!
Нехай баба залізна — смерть страшна, що в полі нашому урожай збирає, мені перед очі
постане і нехай почує мене... нехай почує мене...
Непогода, ветер и лес, всё вокруг в раз смолкает, вокруг тишина. Небо становится ясным,
видно луну и звёзды, земля и наполняется внутренним свечением.
...нехай почує мене ....
Садится возле Вовика, пьёт из кружки, поит зельем Вовика, но большую часть съедает
сама. Ждёт чего-то, прислушивается.
БАБА ФРОСЯ
Ты здесь?... Я знаю — ты пришла... Вот тебе мой заповет:
К бабушке Фросе приходит смерть смерть. С каждым словом смерть проникает в неё всё
глубже и глубже.
Ось тобі мій заповіт:
Слухай, смерть нещадна, слухай, баба залізна.
Вічна твоя могутність, смерте, велична володарко,
Що грізні діла на землі твориш.
Прошу тебе, благаю: як встає від смерті смерть,
Так під смерть нехай буде взята жертва моя спокутна.
Прийми в лоно своє не душу чисту невинну,
А жертву, мною взамін дану.
Залиш плоть, і душу (показует пальцем на внука) його в спокої,
І встань во славі перед обличчям моїм.
Нехай буде договір наш непорушним!
Бабу Фросю подкашивает, силы оставляют её, ноги отказывают, горло её будто кто-то
душит. Доползает до внука, укладывается неподалеку. Руками укладывает отказавшие ноги
ровно, ложится на спину, тяжело дышит, затихает. Сцена погружается в темноту.
Слышен звук приближающейся электрички.
СЦЕНА 12 Кино для визуалов
Вовик и баба Фрося оказываются в движущемся вагоне метро.
ВОВИК
И всё таки вона существует, секретная ветка метро.
БАБА ФРОСЯ
Конечно, и проходит прямо пид нашою хатою..
49
ВОВИК
О, я по всей зоне искал.
БАБА ФРОСЯ
Вот, доискался, сидим, едем.
ВОВИК
А куды?
БАБА ФРОСЯ
Та куды кому надо.
ВОВИК
Я в Киев смотаюсь, пока мать не вернулась.
БАБА ФРОСЯ
Сьезди, внучок, посмотри.
Открываются двери метро заходит Участковый.
УЧАСТКОВЫЙ
После того как меня так и не находят, выясняется, шо моя жена наконец-то беременна. Она
спешит к моему брату гинекологу, чтобы сделать аборт. Но в последний момент, мой брат
трусит. У жены рождается сын, Андрийчик. Моё дело живёт.
Двери вагона открываются входит бомж-алкоголик,это отец.
ОТЕЦ
Для того чтобы прожить еще четыре года, сменить трех женщин, бухать с утра до ночи, спать
не понятно в чьих квартирах, дачах, подвалах опускаясь до вокзального бомжа, я бросаю
жену и больного ребёнка, бегу от них и себя, от Чернобыля. В зоне мне кажется, что я живу
на кладбище среди бесконечных тысяч могил из прошлого, из настоящего и из будущего...
Январь, канун православного рождества, утро, трансформаторная будка на железнодорожном
перегоне, переохлаждение, я умираю.
Двери вагона открываются входит, нищего и болезненного вида женщина. достаёт из
сумки упаковки лекарств.
50
СЛАВА
Достала лекарства, везу домой, только бы поздно не было.. Подворье на хуторе. Утро 7:32
На земле лежит мать, одета причёсана, рот и ноги подвязаны, руки сложены в руках свеча
горит. По земле разбросаны одеяла и окровавленное тряпьё... на голой земле лежит мой сын,
мой Володя руки и ноги разбросаны, будто он бежит от кого-то, весь в грязи измотанный. Я
кричу, обнимаю, «Воик!, Вовик! Вова!» а он закляк уже. В ужасе ползаю, по подворью, как
змея которой только что отрубили пол туловища. Ем из котла, выедаю, высёрбываю до
последнего кусочка, последней капли. Через 180 секунд, мне становится очень красиво,
через час, я танцую, танцую, танцую и вдруг нахожу, по среди двора вход на секретную
станцию стратегического метро, мой пульс замирает, я лечу вниз головой в холодную
пустоту.
ВОВИК
И всё таки вона существует, секретная ветка метро.
БАБА ФРОСЯ
Конечно, и проходит прямо пид нашою хатою.
ВОВИК
О, я по всей зоне искал.
БАБА ФРОСЯ
Вот, доискался, сидим, едем.
ВОВИК
А куды?
Black
ЛЬВОВ 2013
51
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа