close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Федеральное агентство по образованию.
Государственное образовательное учреждение высшего
профессионального образования
ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Кафедра русского языка
РЕФЕРАТ
Граффити как компенсаторное
коммуникативное поведение.
Выполнил студент I курса группы ХХХХХХ
Ф.И.О.
Проверил доцент кафедры русского языка,
кандидат педагогических наук
Зяблева Е. В.
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение .……………………....................………………………………………с.3
Основная часть……………………………………………………………………с.4
1. История развития граффити………………………………………………с.4
1.1. за рубежом………………………………………………………………с.4
1.2. в нашей стране……………………………………………….…………с.8
2. Современное значение граффити………………………….….…………с.10
3. Роль граффити в жизни молодежи…………………..……………….….с.15
Заключение………………………………………………………………………с.19
Список литературы……………………………………………………………...с.20
3
ВВЕДЕНИЕ
В настоящее время в России получила широкое распространение
субкультура граффити. Это направление зародилось в США в конце 60-х как
способ самовыражения местных тинэйджеров. Оно начиналось с
разрисовывания подростками всех доступных поверхностей, и поэтому в те
времена отношение правительства к такому роду занятий было негативным и
граффити приравнивалось к хулиганству. На данный момент эта субкультура
претерпела значительные изменения и практически полностью переродилась.
Сейчас творения подлинных мастеров граффити имеют полное право
называться произведениями искусства. Но, несмотря на это, отношение
общества к данной субкультуре за эти годы так и не изменилось, и
разрисованная стена сейчас считается больше актом вандализма, нежели
попыткой облагородить окружающую среду. Жильцы «пострадавших» от
граффити домов закрашивают уникальные произведения молодежного
искусства, не подозревая, что в эту работу автор вложил какой-то особенный
смысл, а не просто ночью впопыхах водил баллончиком по стене. Целью
данной работы является привлечение внимания к проблеме понимания той
роли, которую эта субкультура играет в жизни молодежи и объяснение
нецелесообразности и абсурдности применяемых карательных санкций и
угнетения последователей культуры граффити. Ввиду практически полного
отсутствия научных работ по данной теме, при написании реферата
использовались материалы тематических сайтов и периодических изданий,
посвященных граффити, что позволило рассмотреть проблему «изнутри», то
есть, от лица представителей этой субкультуры.
4
История граффити за рубежом.
Первые примеры граффити были обнаружены уже в древнеримской
культуре. Правда, нечто подобное встречается и в пещерах древних людей, а
также в Древних Египте и Греции. Американские индейцы и племена Майя
также увлекались росписью плоских поверхностей.
Слово "граффити" происходит от итальянского "graffito", то есть
“нацарапанный”. Но уличным художникам такая этимология явно не нравится.
Что ни говори, между "неофициальными" надписями вроде "куплю-продам",
обнаруженными при раскопках на стенах римского форума (вот они итальянские корни) и современным искусством граффити "дистанция
огромного размера". Дистанция не столько даже временная, сколько
стилистическая. Да и "царапать" среди серьезных мастеров граффити не
принято: наждачная бумага или скажем, сверло с алмазным наконечником
уместны в руках вандала, но не художника. И все же граффити pодом именно
оттуда - из выведенных неумелой рукой надписей типа: "Здесь был Киса,
Килрой…" Или лорд Байрон. Да-да, тот самый. Так что, если вдруг доведется
кому, к примеру, попасть в Шильонский замок, то знайте: вам непременно
покажут, на какой именно колонне мрачного каземата оставил свой автограф
мятежный гений. Конечно, не все надписи были столь бесхитростными.
Попадались среди них и проникновенные посвящения, и магические формулы.
В течение многих столетий безымянные авторы изливали на стенах душу,
признавались в вечной любви даме сердца и кляли последними словами
неугодных правителей. Иной раз граффити становилось даже источником
вдохновения. Принято думать, что граффити появились на свет в Нью-Йорке
конца 60-х, когда тинэйджер по имени Деметривс впервые начал выводить свой
творческий псевдоним TAKI и номер своей улицы 183 на стенах и станциях
подземки по всему Манхеттену. Вскоре другие тинэйджеры заприметили TAKI
и стали спрэить собственные имена. Ранние "райтеры" ни черта не заботились о
том, поймут ли их каракули уличные зеваки. Однако, с появлением сотен
"голодных" писателей, читаемость отдельного наскального хита стала
приобретать особую важность и все с одной единственной целью - привлечь
внимание прохожих. На этом этапе стиль письма и выбор места также играли
заметную роль. Каждому хотелось выделится из общей массы и получить
признание себе подобных. Слово “рок” (в смысле, “судьба”), начертанное погречески на стене Собора Парижской богоматери, подвигло Виктора Гюго на
написание знаменитого романа. До 70-х годов нынешнего столетия граффито
воспринималось как исключительно словесная форма самовыражения.
Специалистов волновало “Что и зачем пишут люди на стенах?” (название
одного капитального “граффитоведческого” труда). Вопрос “как” ученые умы
занимал мало по той простой причине, что сами граффитисты на “как”
внимания практически не обращали. “И слова пророков написаны на стенах
подземки” - поется в известной песне Саймона и Гарфанкела конца 60-х годов.
Но новые пророки Нью-Йоркских улиц были еще и художниками, они
говорили не одним словом, но и цветом, и линией тоже. Граффити, каким мы
5
знаем его сегодня, зародилось в Нью-Йорке как часть хип-хоп культуры.
Отсюда, кстати, и обилие хип-хоповских словечек в сленге нынешних
граффитистов, а люди, желающие заполучить граффити-сувенир, давно
усвоили, куда надо держать путь. В магазины, торгующие хип-хоповской
всячиной, хотя исконное граффити, то есть произведение масштабное,
индивидуальное и сотворенное не ради денег, а для души, там попадается куда
реже растиражированного ширпотреба. Родоначальники жанра использовали
самые обычные маркеры и аэрозоли, которые нередко “заимствовали” у
зазевавшихся продавцов в магазине. Немало рабочих инструментов
изготавливалось собственноручно. В ход шло буквально все: от специальных
составов для подкраски обуви до штемпельной краски. В качестве корпуса для
“начинки” обычно использовался отслуживший свое баллончик из-под
дезодоранта.
Есть, конечно, среди граффитистов и “чистые” художники, черпающие
вдохновение буквально во всем: от библейских сюжетов до комиксов и
телепостановок. Но большинство уличных мастеров обозначают свое амплуа
по-другому: “писатель” или “шрифтовик”. Исторически это писательство
развилось из так называемых “тэгов” - стилизованных “автографов” или
авторских логотипов. По нынешним меркам, довольно простеньких по форме и
- соответственно - исполнению. Так что сейчас всякий начинающий писатель
именно в качестве “тэггера” постигает азы мастерства. Идеальными объектами
для художеств нью-йоркских подростков стали поезда подземки. Юные творцы
забирались в отстойники, и наутро поезда выходили оттуда “обновленными”.
Граффити обрело скорость. Оно стало мобильным и отныне не ограничивалось
стенами школ и туалетов. Послание, начертанное на вагоне подземки, могли
увидеть в разных районах многомиллионного города. В 1975 году глазам
удивленной публики предстало “полотно” размером в целый вагон, а год спустя
- с состав. Особой любовью у граффитистов пользовались плоские вагоны
старого образца и белые поезда - самыми же “неподходящими” считались
бруклинские вагоны из гофрированной стали. Впрочем, для особо настойчивых
и это оказалось не препятствием. Властям все это пришлось не по нутру. Дело
не только в извечном начальничьем “не положено” - немало граффитистов, и в
самом деле, не столько творили, сколько хулиганили, лихостью компенсируя
отсутствие мастерства и вкуса. В середине 80-х “подземное” начальство
выжило-таки граффитистов из своих владений. “Есть множество юных умов,
которым есть что поведать миру. Но все, что они сотворили, затирается
машинами-монстрами МТА” - подвел горестный итог в одном из своих
поэтических опусов известный рэппер и уличный художник Футура-2000. Уже
в наши дни в “городе желтого дьявола” видимо-невидимо развелось так
называемых “граффити-туристов”. По признанию одного из них, “это такой
кайф - вернуться к себе и рассказать всем знакомым, как ты изобразил что-то на
стене дома в самом Нью-Йорке!” И пусть тот не считается больше мировой
столицей граффити - года три назад этот титул “отобрал” у него Лос-Анджелес.
Но Нью-Йорк по-прежнему почитается как “колыбель” граффити. Именно там
родился мир уличного искусства - со своей техникой, стилем и сленгом.
6
Вообще-то, точнее было бы сказать - стилями. Ведь граффити - это множество
направлений и течений.
От считающихся ныне уже немодными “надувных” букв-мастеров “старой
школы” до невероятно изощренного, требующего немалого мастерства и
сноровки “wild style”, в котором причудливые письмена сплетаются по прихоти
автора в невероятно сложные узоры. Не говоря уж об индивидуальной манере.
"Wild style" Именно так назывался и "граффити"- фильм (1982 г.) независимого
кинорежиссера Чарли Ахерна, главный герой которого “расписывал” поезда в
Южном Бронксе. Лента, по отзывам критики, получилась “интересной
социологически, но наивной драматургически”. Дни года спустя вышла более
достоверная вариация на ту же тему режиссера Стэни Латана под названием
“Beat Street”, ставшая культовым хип-хоповским фильмом. “Стиль,- замечает
Генри Чэлфант, автор книги “Subway Art”, считающейся своего рода Библией
среди граффитистов, для всякого “писателя” - понятие вполне конкретное.
Определяется оно прежде всего формой самих букв и тем, как они
соединяются”. А техническое мастерство и индивидуальный стиль достигаются
бесконечными часами упорнейших тренировок. “Не существует легких
способов для освоения сложного стиля, и время, которое ты тратишь на учебу,
не заменишь ничем,- пишет Чэлфант. - Лучшая учеба здесь - это повторение.
Ты должен еще раз пройти всю историю искусства граффити. От простого к
сложному”. Как, впрочем, и “черновик”, куда заносятся и где потом бесконечно
шлифуются все новые идеи. Символично название одного документального
фильма, посвященного граффити, - “Война стилей”. На заре современного
уличного искусства основное средство в этой войне было простым и
незамысловатым: поверх работы конкурента наносилась собственная картинка
или надпись.
Иногда - за неимением времени, средств или таланта - поступали еще проще:
неугодное граффити жирно перечеркивали крест-накрест. Одно время в НьюЙорке была даже команда ТСО, то есть “the cross outs” (англ. “cross out” “вычеркивать”), которая, судя по названию, решила объявить войну всем без
исключения. Сейчас подобная манера считается ребячеством, непростительным
для настоящего мастера. Есть два более цивилизованных способа выяснения
отношений. В одном случае конфликтующие стороны должны за определенное
время (от нескольких часов до дня) “заполнить” часть стены. Выигрывает тот,
чья работа будет признана лучшей. При другой форме разрешения спора
решающим оказывается не качество, а количество. Творцам отводится
определенный участок в городе.
Оговаривается время - обычно где-то от недели до месяца. Кто сумеет
“освоить” большую площадь, провозглашается победителем. И в том, и в
другом случае в качестве арбитра приглашается третий граффитист или
“команда”. О вознаграждении договариваются заранее. Чаще всего
проигравший расплачивается с победителем красками и прочими материалами.
Иногда он лишается права писать свое имя или подвергается физическому
наказанию - почти символическому. Ритуал здесь важнее собственно насилия.
Еще одно напоминание об извечном споре “кто кого?” - названия-аббревиатуры
7
команд (состоящие, как правило, из трех букв), которые нередко заканчиваются
“К” - “kings”. Это могут быть короли определенного стиля или жанра,
городского района или линии метро и т.д. Былая непримиримая борьба с
властями и друг с другом наложила свой отпечаток и на “писательский” стиль.
К примеру, так называемые “blockbusters” - огромные, “квадратные” буквы,
слегка наклоненные вперед или назад и исполняющиеся обычно в двух цветах вполне подходящее оружие, будь то борьба с чужим граффити или чистым
вагоном муниципальной подземки. К тому же огромные буквы как нельзя
лучше соответствовали самой сути граффити эпохи первоначального
накопления опыта - “тэггинга”. История граффити как искусства, как стиля
началась с того самого момента, когда “первописатели” осознали одну очень
простую вещь: вывести свое имя “увесистыми” буквами может, в принципе,
любой, это всего лишь вопрос времени, но не мастерства и индивидуальности.
Сколько существует граффити, столько оно подвергается гонениям.
Стоящие на страже закона и порядка твердят одно: роспись муниципального
имущества - при всей (эстетической) ценности этой самой росписи представляет серьезную угрозу обществу. Нотациями дело не ограничивается.
Немало американских граффитистов поплатились за свое творчество
внушительными штрафами, кое-кто угодил за решетку. Во многих мегаполисах
граффитистам в свое время отвели так называемые “законные стены и дворы”.
Но официально разрешенных площадей на всех желающих не хватает.
Власти Лос-Анджелеса, в конце концов, постановили, что неплохо бы
провозгласить и “зоны нетерпимости”, их примеру собираются последовать и в
некоторых других городах. В борьбе лос-анджелесская полиция полагается не
только на чудо-технику. Несколько лет назад переодетые “копы”, под видом
британской съемочной группы, делающей фильм уличном искусстве,
арендовали студию и расклеили всюду объявления, приглашающие
граффитистов поучаствовать в съемках. Откликнулось более шестидесяти
человек, снабдившие полицейских подробнейшей информацией о своих
любленных “объектах” и поставщиках краски, также образцами собственных
творений. В Филадельфии решили навалиться на крамольников всем миром.
Составлен список десяти “самых опасных” граффитистов. В кампанию активно
включились и фирмы-производители всевозможных красителей,
обеспокоенные тем, что незаконное уличное искусство подрывает их престиж.
Престиж самого граффити в Америке заметно портят две вещи. Во-первых,
хип-хоп в целом , а значит, и граффити - там воспринимается как часть
"гангстерской культуры". Во-вторых, по подсчетам самих граффитистов,
примерно к десятой части уличных художеств в буквальном смысле приложили
руку "крутые" парни, которые таким образом "метят" свою территорию каковой цели вполне соответствуют и малохудожественные средства. Отчасти
из-за бесконечных гонений многие нью-йоркские подземщики в свое время
перебрались в Европу.
Уникальную эволюцию претерпело завезенное из-за океана граффити в
Великобритании, где оно стало заметной частью поп-культуры. В то время как
британские полицейские представляют себе типичного уличного художника
8
как "потерянного” подростка из малоимущей семьи, которому ничего в этой
жизни не светит, все больше этих самых подростков находят себя в рекламе,
компьютерном дизайне, музыке. Оно и понятно: чисто стилистическая разница
между "легальным" и уличным граффити неуловима. А посему что такое
хорошо (а значит, расценивается как искусство) и что такое плохо (и стало
быть, преследуется по закону против вандализма), определяется, исходя из
совсем иных критериев. И не все попавшиеся под тяжелую руку закона
отделываются курьезными наказаниями, вроде запрета приближаться к любому
железнодорожному мосту или появляться в лондонской подземке. Один
граффитист из Шеффилда недавно получил пять лет тюрьмы. Но, как заметил
один его земляк и соратник, это вряд ли кого остановит. Европа за последние
годы заметно "ограффитилась". Уже говорят об итальянском и французском
граффити. Вовсю красятся Польша и Чехия. В Берлине есть даже специальный
граффити-салон, куда могут обратиться и потенциальные заказчики, и
художники с образцами своего творчества. А всякий проезжающий по
территории Финляндии или Швеции может прямо из окна вагона полюбоваться
на работы местных граффитистов, украшающих скупой скандинавский пейзаж.
"Существует масса возможностей приложения твоего стиля,- говорит Чу,
британский мастер граффити, нашедший себя в дизайне компьютерных игр. Главное, чтоб он был сделан искренне и со вкусом”.
История граффити в нашей стране.
Как не обидно, но мы уже смирились с тем, что в Россию все приходит с
запозданием, так что в то время, как в Америке и Европе после бурных
бомбежек, граффити начало принимать цивилизованный оборот, в России оно
только зарождалось. И не удивительно то, что все это было (и во многом
остается) нелегально - можно себе представить что бы сделали в СССР с
человеком, расписывающим автобус в доперестроечные времена.
В Россию граффити попало в конце 80-х годов, но лишь спустя более 10 лет,
заполнила умы разно слоняющихся масс и, перехлестнув через край, вылилась
в доселе невиданным причудливым узором на серые улицы.
История советского граффити началась в 1985 году - одновременно с модой
на брейк-данс. Что вполне закономерно, ведь и то и другое - часть культуры
хип-хоп. "В середине 80-х,- вспоминает один из основоположников
российского граффити, калининградец Макс-Навигатор, - по стране волной
прокатились break-фестивали. Началось все с Прибалтики: Шауляй, Паланга,
Огре. И потом лет пять в разных городах СССР - от Калининграда до Горького
и Донецка - продолжались грандиозные молодежные шоу". Первые
граффитисты оформляли фестивальные декорации, которые - при всей их
незрелости - потрясали воображение публики не меньше, чем
головокружительные пируэты танцоров. "Через знакомых моряков, бывавших в
Америке, - говорит Макс,- мы буквально по клочку выцарапывали все, что
имело хоть какое-то отношение к нашему увлечению”. Он был просто
шокирован, когда в первый раз увидел на фотографиях разрисованные поезда
9
нью-йоркской подземки. Не меньший шок поджидал его в Риге при виде
“живого” граффити, выполненного Крысом. “В тот момент я многое для себя
решил. Рисовать бросился тут же, "одолжив" в рижском магазине десяток
баллончиков с аэрозольной эмалью (спасибо Латвбытхиму” - он единственный
в стране помогал нам краской в аэрозоли)". Довольно скоро яркие рисунки
появились на улицах Калининграда и Питера. В северной столице граффити
тогда активно занимались Баскет и Бармалей (Баскет со временем перебрался в
Москву, сейчас он дизайнер - по отзывам специалистов, дизайнер
высококлассный). Спустя почти десять лет подключилась и Москва. То, что в
Риге и Калининграде граффити прижилось почти сразу же (не в пример в
Москве), - не только огромная личная заслуга Крыса, популяризировавшего
хип-хоп на Балтийском побережье. Есть тут и иная причина, куда более
прозаичная. Необходимая для настенной росписи краска аэрозоль в Прибалтике
стоит намного дешевле, чем в "континентальной" России (для граффитиста
немаловажно не только количество исходного материала, но и его качество и
цветовое разнообразие). Еще один больной вопрос - взаимоотношения с
городскими властями. Разрисовывать ночные клубы или делать декорации для
видеоклипов - это, конечно, неплохо. Но место всякого настоящего мастера
граффити - прежде всего, на улице. Макс в свое время пришел в
калининградскую мэрию с фотографиями. На одних были его собственные
работы, на других - стены домов с выведенными на них общеизвестными
ругательствами. После этого Навигатору отвели несколько мест в городе, чтобы
хоть как-то облагородить "визуальную среду". Так что Максу, по его
собственному признанию, куда больше проблем доставляют простые
сограждане. "Раз какая-то бабушка разглядела в моей букве "К" свастику и
полгода ходила по инстанциям с требованием уничтожить рисунок. Или иногда
тинейджеры считают, что мои работы “недоделаны” и пытаются подкрасить
их". Ну, так то Калининград - вздыхают московские граффитисты. В столичную
мэрию поди достучись! Тут другой масштаб и другой менталитет. Хотя
индустриальной Москве, как верно замечают приезжие мастера, "явно не
хватает свежих, ярких граффити, которые радовали бы глаз и грели душу".
В последнее время наше граффити заметно помолодело. Рядом с
тридцатилетними художниками "первого призыва", которым практически до
всего приходилось доходить собственным умом, все чаще можно увидеть
начинающих, которые моложе их ровно в два раза. Правда, при этом, по
мнению Матраса, на всю Россию отыщется лишь три-четыре человека, которые
очень активно занимаются граффити, еще человек 15-20 творят время от
времени. Для большинства же это просто дань моде, которая, как и всякая иная
мода, преходяща. Но, по словам "стариков", мода - модой, а все же многие
наши молодые граффитисты рисуют "даже поинтересней художников из
соседней, уже изрядно "подкрашенной" Польши".
Прошли времена, когда практически о каждом новом рисунке можно было
узнать от самих авторов задолго до его появления. Сегодня можно просто
гулять по улицам и все время встречать все новые и новые работы. Надо
признать: граффити в России перестало быть забавой немногих. Пришло время
10
наглухо закрашенных кварталов, дерзких налетов - бомбингов, эрейзов, войны
стен и подростковых "гангстерских" разборок... На данный момент, в России
существует порядка 100 команд, хорошо занимающихся граффити (из них
около 70 в Москве и Питере). Назовем несколько, на наш взгляд, самых
известных команд: Moby Crew, BFG Team, Uptown Moscow Crew, Depict Crew,
SPP Crew, STC, GZ Crew и наша кировская комманда "Solid Line"
Современное значение граффити.
Термин "граффити" применяется для классификации, как правило,
запрещенного законом вида искусств, в рамках которого предпринимаются
попытки установить разновидность связанной композиции посредством
рисунков и надписей, создаваемых индивидуально либо группами на стенах
или других поверхностях, визуально доступных публике. Авторами граффити
чаще всего выступают непрофессиональные художники. Но сегодня граффити
ассоциируется в первую очередь с альтернативной формой городской
культуры. Граффити могут представлять собой простейшие рисунки или
надписи, но обычно это довольно сложные монохромные либо мультицветные
композиции. Авторов граффити называют "писателями".
Почему не художниками? Дело в том, что корни граффити кроются именно
в написании слов на поверхностях, да и не все граффити выполнены красками.
Первоначально в ход шли все подручные средства, начиная от дорогих красок и
заканчивая карандашами, мелками, ручками, ножами... Даже пальцем руки
можно было написать граффити на грязном окне. Мотивациями для занятия
такого рода деятельностью могут быть понятное желание прославиться либо
потребность в выражении самих себя или своего отношения к различным
предметам, историческим фактам, конкретным или абстрактным группам
людей и личностям. Писатели граффити для создания своих шедевров
используют стены гаражей, домов, складов, метрополитенов, железнодорожные
вагоны, автобусы, трамваи, заборы и ограждения. Даже на Луне американские
астронавты оставили о себе память в виде граффити. В большинстве стран
граффити запрещено законом, но, тем не менее, существуют понятия
"легальной" и "нелегальной" стен. К первым относятся те стены, которые
городские власти предоставляют на "растерзание" писателям граффити,
руководствуясь стремлением украсить ту или иную часть города и показать
свою демократичность и терпимость по отношению к свободному искусству
(пример - забор на Октябрьской площади в Минске). Но запретный плод
сладок, и поэтому глубокой ночью либо ранним утром писатели выходят на
"работу" и полностью отдаются своим фантазиям, расписывая "нелегальные"
стены.
Идеальным орудием самовыражения является обычный баллончик с
краской, действующий по принципу дезодоранта. Он транспортабелен,
полностью удовлетворяет потребностям в скорости и удобстве рисования,
визуальной эффективности, краска из него отлично ложится на большинство из
существующих поверхностей. Различные по размеру насадки и выпускные
11
отверстия баллончиков способствуют достижению всевозможных
спецэффектов, созданию мощных графических элементов и иллюзии
подвижности изображения. Сочетающий в себе технику кубизма и
абстрактного графического искусства, зачастую трудночитаемый, стиль
граффити придает композициям некоторую загадочность.
Граффити, в принципе, невозможно контролировать или искоренить путем
наложения на него запретов. Поэтому как форма искусства и средство
выражения взглядов оно гибко, всеохватывающе и свободно от цензуры. Это
своего рода анонимный визуальный диалог писателя с другими членами
общества. Авторы граффити, как правило, скрываются за псевдонимами,
прозвищами, кодами и символами. Содержанием граффити может стать
признание в любви, забавные подписи и комментарии к различным событиям,
реклама, политические, социально направленные высказывания. Политические
граффити часто оформлены в виде острых памфлетов, лозунгов или
стилизованных под газетные полосы сюжетов. Здесь писателями выступают
члены политических партий и групп, радикальных студенческих движений или
же просто неудовлетворенные жизнью граждане. Другая разновидность
граффити - гангстерское граффити, которое встречается только в крупных
городах. По форме и содержанию оно сильно отличается от прочих и
заключается в зашифрованных кодах, инициалах, жестко стилизованных при
помощи специальной каллиграфии. Члены банд используют граффити, чтобы
обозначить границы своей группировки территориально и идеологически, а
также чтобы предупредить врагов о последствиях проникновения последних в
их владения. Данное граффити, очень близко соприкасаясь с такими формами
искусства, как тату и дизайн одежды, образовало даже некую закрытую
урбанистическую систему. Третью, наиболее распространенную разновидность
граффити, называют "Нью-Йоркским с тилем" или "хип-хопом". Произошло
оно из традиций граффити, зародившихся в Нью-Йоркском метро в 1970-м
году.
В принципе, "хип-хоп" - это более широкое движение, появившееся на базе
рэп-музыки, брейкдэнса и граффити. Этими граффити покрыты огромные
площади в городах США. Собственно, из Америки граффити перекочевало в
Европу, Австралию и даже Японию, где оно отличается очень мрачными,
фантастическими и порой жестокими сюжетами. Стиль и техника граффити
постоянно развиваются и совершенствуются. Каждая страна вносила нечто
новое и свежее в это искусство. Но после того, как рисунки со стен города
переместились на стены музеев, галерей и памятников архитектуры, встал
вопрос о вандализме и провокационной сути граффити. В это же время
отдельные работы писателей начинают выставляться в тех же музеях и
становятся предметом повышенного спроса среди богатых коллекционеров.
Сегодня граффити - это мировое движение, о котором не перестают
дискутировать, снимают фильмы (например, "Subway Art" (1984) и "Spray-can
Art" (1987)). Среди писателей граффити есть и женщины, но их немного. Самые
известные - Lady Pink, Omega и Reminisce.
12
Кто может стать писателем граффити? Практически любой желающий, но
следует понимать, что граффити, как и любое другое искусство, требует многих
часов практики и упорного труда. Иначе можно заработать обидное прозвище
"toy" ("игрушка"). Так называют неопытного писателя, который не испытывает
интереса к изучению этики граффити и не очень-то стремится овладеть
необходимыми для росписи стен навыками. Подводя итог вышесказанному,
можно утверждать, что граффити является культурным феноменом, в той или
иной форме встречаемым в любом обществе. Граффити можно рассматривать
как конкретный манифест персональной и общественной идеологий, очень
эффективный в плане визуального воздействия на людей.
Этим парижским граффити удается экспериментировать со средой - с
энвайронментом. Все происходит в игре отчетливо прорисованных образов с
поверхностями зданий, на которых они размещаются. Hекоторые парижские
граффитисты проявляли свой артистизм, сталкивая контрастные образы или
размещая их в необычной перспективе; другие дораскрашивали изображения,
выполненные по шаблону. Зритель должен быть заинтригован тем, что
находится на стене, он реагирует на эти фигуры, присматривается к ним, чтобы
их идентифицировать. Разумеется, парижане не изучают граффити с усердием
ученых, это лишь знаки, которые привлекают внимание прохожего, заставляя
его замедлить шаг. То же можно сказать и о тщательно разработанных affiches,
расклеенных на стенах Парижа; они также создают стены, на которые смотрят,
стены, на которых совмещаются изображения вещей, а не метки враждующих
Я.
У любого, кто долгое время прожил в Нью-Йорке, легко вспыхивает гнев
при виде того, как бесполезно растрачивается здесь человеческая энергия.
Возможно, именно поэтому, как ни странно, парижские граффити у ньюйоркского зрителя вызывают некий род оптимизма. Они вселяют уверенность,
что отпечатки самости на домах могли бы обрести более независимую,
объективную форму. Эта трансформация затронула небольшое число тех, кто
делал граффити в 70-х. Например, Мэлвин Сэмюелс был участником Death
Squad writing group в южном Бронксе, он подписывался как NOC 167.
Родившись в 1961 году, он стал рисовать на холсте в возрасте девятнадцати лет.
В таких работах как "The Letter" он - NOC 167, использовал каллиграфические
образцы букв из разрисованных вагонов подземки, но на самом деле это уже
настоящее постграффити. Голубые и розовые края холстов, обработанные
спреями, образуют нечто вроде красочной стены; коричневые и зеленые линии,
проведенные маркером и полосы от красящих аэрозолей на этой стене
мыслятся в терминах контраста, надписи черным маркером заботливо
помещаются в область, закрашенную желтым. Надписи представляет собой два
фрагмента, оба закавыченные; один - "letter" - анонсирует название картины,
другой - "сны о холокосте" - столь неожиданно возникает на мирном фоне
цвета охры, что начинаешь искать ответ, почему эта надпись здесь, и
обнаруживаешь свастику, наполовину погребенную в одной из коричневозеленых полос. На самом деле на картине, созданной OC 167, три надписи, а не
две. Третья - это его подпись, но ее легко пропустить, так как она незаметно
13
разместилась в правой нижней части картины. Это и есть история, которую
стремится рассказать граффити, история о том, как одна метка, бывшая
поначалу декларацией агрессивного Я, становится знаком, исследуемым ради
его собственной материальности...
А вот стиль письма, как способ узнать, кто это нарисовал, исчерпал себя. И
писатели устремились приручать цвет и размер. Некто Stey и кое-кто еще стали
выписывать свои имена на внешности поездов тонкими вытянутыми белыми
буквами. И - что делало их непохожими - во всю длину и ширину вагона.
Открытие толстых колпачков привело к созданию подлинных шедевров. Так
парень, СуперКуль заметил, что замена узеньких колпачков спрэющих
баллонов на пузатые позволят ему "накрывать" больше поверхности широкими
размашистыми "мазками". И вот, значит, этот Супер с баллоном желтого и
розового и фэткэпом на конце вступил на территорию парка подвижных
составов и выписал свой нэйм. Получились жирные розовые буковки в розовом
окаймлении. Работа была так себе, но в то же самое время это был самый
цветной и выразительный кусок в мире граффити, созданный в рамках "субвей
систем". А писатель фразы из бронкса был первым, кто развил успех
СуперКуля и помог дизайну вырасти в буквах и сформироваться окончательно.
Цвет и выделение буковок теперь стали аккуратными, и стили писателя из
Бронкса получил название Бабле.
Следующая революция в стиле произошла, когда Пистол - уже Бруклинский
мастер - впервые нарисовал 3D. Работа состояла из самого имени в краснобелом с голубой окантовкой, что давало трехмерное настроение. Писатели со
всего Нью-Йорка стекались, чтобы заценить этот пьес. Город бредил
повторением подвига, но и думать не смел о состоятельности выполнения
задуманного. Но время спустя люди добились своего, каждый делал 3D со
своими штрихами - начались "стилевые войны". Как только культура заявила о
себе в полный голос, был снят документальный фильм
"Cтиль", написаны книги. Многие молодые люди стали извергать свои
псевдонимы на улицах своих городов. Кто-то спрэил из-за моды и
популярности, но еще больше тинов подошли к этому серьезно. Скоро мода
прошла, и остались те, кто реально двигал культуру граффити много-много лет.
Пожалуйста, не называйте их «граффити». Мои уличные «учителя»
неоднократно просили меня об этом. У них не было необходимости убеждать
меня в этом, потому что мне хорошо известно истинное значение слова
«граффити». Я всегда питал большую страсть к ДПИ, а граффити является
одной из наиболее интересных форм. Это- тип настенного гравирования,
существовавший ещё на заре человечества. Тому, кто заинтересуется этой
проблемой, я советую внимательнее всматриваться на стены оград, странные
знаки, выгравированные на них, и есть настоящие граффити.
Хотелось бы, чтобы поклонники райтинга понимали, что этот поспешно
навязанный в первой половине 60-ых годов термин для этого искусства не
является порочащим и оскорбительным, как иногда принято считать.
Часто у критиков искусства или социологов возникают затруднения в
определении абсолютно нового течения, и в результате они прибегают к
14
помощи известных терминов. Вот почему по отношению к феномену райтинга
стали употреблять определение граффити. Слово восходит к корню «царапать»
и имеет негативный оттенок. Царапание – это действие, оставляющее след,
который проявляется, даже если закрасить его краской. Среди представителей
аэрозольной культуры существует термин, который воспринимается более
позитивно – «райтинг». В целом моя работа посвящена райтингу, а не граффити
и основной проблематике этого искусства.
Райтинг не является искусством, снисходительно защищённым стенами
галерей. В современном мире ни одно нетрадиционное направление не
вызывало столько ненависти и отвращения, как райтинг, что зачастую
приводило к решению истреблять его.
I.Райтинг…уже история
История райтинга – это история, связанная с улицей. Поэтому в ней совсем
немного художников, принимаемых обществом. Течение родилось не в НьюЙорке, а в западной части Америки, в Калифорнии. Считывается, что
происхождения райтинга связано с принятой у чистильщиков обуви практикой.
Чтобы оградить свое место работы от посягательств конкурентов, они
клеймили территорию надписью с собственным именем. Позже стало принято
писать только инициалы или символ. Впоследствии банды зоны East L.A.
воспримут обычай обозначать территорию. Аршинные буквы символа
группировки они будут вывод кисточками. Большая надпись на границе
определенного района сообщала о его хозяевах.
Для того чтобы выделится, и сохранить собственную неповторимость, банды
развивали различные графические стили. Разработка первого стиля была
связана с готическим алфавитом, выбор которого был продиктован, главным
образом, сильным мексиканским влиянием с его религиозным и монастырским
культурным прошлым. Гигантские и агрессивные разновидности современных
«блоков» создавались не ради красоты, а ради угрозы. Их назначения
заключалось в расстановке границ территории. Другая история имела место в
Нью-Йорке несколькими годами позже. Здесь важную роль сыграла
инициатива молодого пуэрториканца Джулио 204, который нарушил закон,
написав собственное имя и номер своей улицы так же, как сингл банды.
Сначала Джулио спровоцировал враждебность шаек, потому что работал,
нарушая «установленные» границы территории, но вскоре приобрел
восхищение и уважение группы, поскольку выдержал испытание на смелость.
Шел конец шестидесятых. Вокруг Джулио 204 объединились другие ребята,
которые начали подписываться собственными синглами. Среди них следует
упомянуть Тейки 183, молодого грека, впервые вписавшего свой таг внутрь
вагона нью-йоркского метрополитена. С другой стороны, был Стейиг 149,
пионер надписи на внешней металлической поверхности. В то время Райтинг
существовал в виде «Stick letters» быстро разбрызгиваемых букв, выполненных
в скромном и, по большей части, монохромном стиле. Цвет ввели две женщины
– Барбара 62 и Ева 62. Они впервые написали свой таг двойной чертой, сближая
различные цвета. Все они – открыватели шестидесятых, когда движение
базировалось не столько на качестве, сколько на количестве изображений.
15
Действительно, тогда важно было обозначить как можно большую территорию.
Практика тагов эволюционировала довольно специфичным и индивидуальным
образом. В эти годы были заложены основы аэрозольной культуры с личным
вкладом очень известных и анонимных райтеров. В 1972 году Суперкул 223
произвел переворот в культуре, ставшей после этого аэрозольной. Он выполнил
«произведение на звание мастера» - большой пис – на внешней стороне вагонов
метрополитены с помощью трех различных спрей-красок, компонуя
трехмерные буквы и создавая впечатление глубины. Тому, кто стремился
оставить как можно больше следов, должно было показаться невообразимым
использовать так много красок, чтобы лишь один раз написать собственное
имя. Но ситуация менялась с невероятной скоростью. Появился феномен войны
стилей. Всех стало волновать настоящее качество спреинга. В конце
восьмидесятых Райтинг продолжает эволюционировать, создавая базу для
различных современных стилей. Это были годы больших репрессий, арестов и
определенного общественного интереса, что способствовало активному
употреблению термина «граффити». В эту эпоху аэрозольное искусство широко
распространилось во всем мире как одна из форм культуры хип-хоп.
В первой половине восьмидесятых движение райтинга стало частью
итальянской культуры с центром в Милане. Оно вошло в состав нового
молодежного экспрессионизма.
Роль граффити в жизни молодежи.
Много граффитчиков (райтеров) поднимают тему о том, что граффити
якобы умирает - старые его ценности, что касаются оригинальности и уважения
потерянные. Это не правда. Просто проблемы осложнились вместе с самой
культурой. Граффити стало более широким и страдает на шок от собственного
культурного развития. Ранее граффитчикам приходилось советовать себе с
массой тех людей, которые говорили: "но разве это искусство?" Сегодня,
бросив глазом на какую-нибудь коллекцию современного граффити (такую как
Art Crimes), кто-либо, за исключением разве наиболее консервативного зрителя,
поймет, что граффити - это искусство. Во многом такое положение вещей
благодарит мировому буму на легально санкционированные пространства для
граффити на протяжении последних десяти лет.
Если кое-кто еще не видит в нелегальном графите искусства, то немногие могут
отрицать ценность легально санкционированных работ. Граффитчики подняли
возможности спрея до уровня, равнозначного кисти. Граффити, с его
безграничными креативными возможностями, должно сейчас ответить на более
важные вопросы. Что делает ту или другую работу качественной, исходя из
ценностей граффити? Вне того, в чем заключается ответственность художника
перед этой культурой и как это вяжется с понятием о доброй работе?
Что делает граффити "качественным"?
Чтобы ответить на этот вопрос, нужно поставить себя на место художника.
Почему ты осложняешь себе жизнь рисованием? Почему отдаешься форме и
совершенствованию? Наиболее очевидным ответом на эти вопросы является
16
потребность человека в самовыражении. Однако это далеко не достаточный
ответ. Художники, танцоры, актеры, фотографы - все выражают себя в том, что
делают. Потребность в самовыражении объясняет искусство в целом, но не
граффити конкретно.
Для многих рисование граффити означает самовыражение и, вместе с тем,
выход за рамки нормы. Как артистическая работа, даже если она создана
легально, какое-нибудь граффити всегда будет питать в себе определенную
слабость к мятежному ренегатству, наработанными годами нелегальных работ.
В создании этих публичных продуктов граффитчик сталкивается с опытом
определенного риска и приключения (в художественном плане и в таком,
который не предоставляется для объяснения людям, не заангажированным к
нашей культуре). Это также незаурядная утеха. Но, все равно, это вряд ли
описывает то, чем является граффити для более-менее серьезного райтера.
Люди начинают заниматься граффити потому, что это делает их другими от
общественности. Однако, когда они ангажируются к этой сфере на более
серьезном уровне, чем подростковая диверсия на протяжении выходных, они
говорят, что они далеко не одни в этом деле. Вокруг тебя тысячи очень
отданных райтеров по всему миру. Будучи локальным граффитчком, можно
получить имидж искусствоведа в своей округе, но на глобальном уровне
граффити-культуры такая "крутизна" является стандартной. Нет ничего
особенного в том, что ты райтер в комнате по завязку набитой райтерами!
Каким образом поддерживать тогда настоящую, оригинальную
привлекательность граффити? Как отличаться и быть собой?
Ответ лежит в постижении стиля, единственного ключа к пониманию
граффити. Хоть существует целая куча словесных определений того, чем
является стиль, - наилучше, что я слышал, есть то, что это то, что у доброго
райтера действительно свое. Для тех, кто не принадлежит этой культуре, это
мало что дает. На попытке распространения лучшего понимания
художественной формы, как внутри культуры, так и извне, нужно немного
остановиться.
Для большинства последователей граффити является поиском идентичности.
С точки зрения психологии - это понятно, ведь попытка оставить какое-то
упоминание о себе всегда ассоциировалась с самоутверждением. Однако, ввиду
того, что сейчас так много людей это делают, - каждый участник движения
стремится иметь что-то особенное в способе написание своего имени и быть,
таким образом, замеченным.
Не чуть ли не самая главная цель граффити - создания оформленного узору с
букв у кого то имени, настолько персонально скроенного, что дает возможность
выразить какое-то обращение, мысль, эмоцию, в конце концов - душу.
Поскольку комбинация букв, которую пишет райтер, в большинстве случаев
является неизменной, единственным, что имеет значение - это тот или другой
способ выполнения надписи. Например, я всегда буду писать S, О, N, И, К. Но
каждый раз я имею другое послание, которое надеюсь донести. Если через
рисование я хочу показать что-то личное - мне нужно рисовать в стиле,
который будет вполне личным. Если я буду рисовать в стиле, который является
17
действительно моим собственным, то я буду иметь действительно свой
собственный голос. Потому что лишь своим голосом я могу донести что-то, что
свойственное только мне, не искривляя, при этом, смысл.
Стиль, сам по себе, не придаст серьезного значения продукту граффити,
однако эти единственные орудия, благодаря которому происходит эффективное
донесение определенного значения через леттеринг. Стиль - это то, как
выражается идея. Это способ творения, форма и основа всего в работе. Вне
того, это единственный правдивый голос, что существует в каждом из нас,
голос, который так часто игнорируется в попытке быть "как все". Форма твоего
стиля - это форма тебя самого. Стиль - это художественный эквивалент
просвещения. Это означает знать самого себя.
Для тех, кто достиг стиля, развитие букв наполняется новым значением.
Дизайн и форма означают уже больше, чем просто красивый вид. Все стрелки и
переходы приобретают определенный смысл и играют совсем другую роль, чем
просто призыв: "Посмотри на это!!" Вместе с сильным личным стилем можно
экспериментировать и постигать новые методы рисования без впадения в
тривиальность.
Важно сразу выяснить разницу между техникой и стилем. Техника имеет
значение, далеко не последнее. Это "молотки" и "пилочки", с помощью
которых строят дом. Но это не заменит сам дом. Техника позволяет чисто
смешивать цвета, рисовать в согласовании с законами классической
перспективы или обводить без потеков. Беда техники в том, что она, при
желании, дает возможность точно воспроизводить чужие работы.
Техника - это то, почему можно научиться. Стиль нужно найти самому.
Техника - универсальна, стиль - персонален. Поскольку техника и стиль - вещи,
в известной мере, разные, - часто возникает вопрос:"Что же, учить сначала?"
Техникой, без сомнения, легче овладеть, чем приобрести стиль. Она может
прийти сама, если много рисовать и постоянно пробовать что-то новое.
Многие райтеры делают ошибку, изучая сначала технику, чтобы придать
своим работам красивого вида, и считают, что стиль может "подождать", пока
они будут совершенствоваться технически красивым способом. Это роковая
ошибка. Самая первая вещь, которую райтер должен сделать - развить свой
собственный стиль.
Конечно, каждый копирует чей-то стиль в начале. Это нормально. В
граффити, как и в других видах искусства, есть свои азы, которые нужны
освоить. Многие выдающиеся райтеры начинали с того, что перенимали свой
стиль у своих локальных героев. Но потом, после усвоения, после более
глубокого привлечения они начинали искать свой стиль. Очень интересно
наблюдать за райтерами с индивидуальными чертами, которые прогрессируют,
развивая свой стиль на основе достижений своих предшественников. Однако,
очень часто райтеры делают ошибку, когда думают, что достигнут успеха на
коллаже из чужих стилей. Такие люди рассчитывают на дураков, которые
ничего не понимают, или им все равно. Классический трюк райтера без стиля подобрать шрифт одного из своих любимых героев, и переделать стиль под
свое имя так, чтобы выглядело якобы он и есть тот герой, который так много
18
работал над собой, чтобы достичь индивидуальности. Это подавляет работы на
многих уровнях. Это подавляет того, кто копирует. Это подавляет того, кого
копируют также. Копирование чужого стиля обобщает индивидуальные
достижения и лишает их особенности. Этого не должен желать настоящий
художник своему герою.
Каждый райтер обязан граффити-культуре, которая позволила им выражать
себя в этой форме и дала возможность делать это в способ, ранее не
слыханный. Плохо быть почему-то обязанным, однако каждый может сделать
что-то, чтобы вернуть этот долг. Наилучший способ отплатить культуре посвятить ей что-то индивидуальное и уникальное.
Опять все возвращается к стилю. Настоящий уникальный и личный стиль
райтера - отплата культуре, которая его удерживает. Это тяжелый и одинокий
путь. И если ты не идешь по нему и довольный красивыми картинками,
которые ты делаешь, используя чужие стили, считай себя культурным
паразитом. Тебе незачем делать в этом жизненном виде искусства, если ты не
делаешь ничего, что делает его жизненным.
Но есть райтеры, которые, плюнув на все, пытаются быть, прежде всего,
оригинальными. Через тяжелый труд они развили в себе особенный голос, с
помощью которого можно донести что-то, что будет длиться долго. Эти люди единственны, кто верно воспринимает граффити-культуру. Не важно пользуются популярностью в наших кругах эти райтеры или нет, но они
единственны, кто действительно заслуживают уважения, которого мы все так
хотим.
19
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проведя анализ собранного материала, можно сделать выводы: граффити стало
полноценной составляющей современной молодежной культуры и является ее
неотъемлемой частью. Стиль и техника граффити постоянно развиваются и
совершенствуются. Каждая страна вносила нечто новое и свежее в это
искусство. Но после того, как рисунки со стен города переместились на стены
музеев, галерей и памятников архитектуры, встал вопрос о вандализме и
провокационной сути граффити. В это же время отдельные работы писателей
начинают выставляться в тех же музеях и становятся предметом повышенного
спроса среди богатых коллекционеров. Граффити, в принципе, невозможно
контролировать или искоренить путем наложения на него запретов. Поэтому
как форма искусства и средство выражения взглядов оно гибко,
всеохватывающе и свободно от цензуры. Это своего рода анонимный
визуальный диалог писателя с другими членами общества и является не актом
вандализма, а способом самовыражения и попыткой человека найти ответы на
вопросы своего внутреннего мира.
20
Список литературы:
1. R. Sennet. The Consience of the Eye, W.W. Norton & Company, New York London, 1990
2. Nathan Glaser. On Subway Graffity in New York. - "Publik Interest", Winter
1979
3. Александр Холодников. Граффити, как оно есть. – «Хулиган», Май 2005
4. Александр Смирнов. Технология граффити. – «Digital Creative Arts», Август
2005
5. www.artgraffity.narod.ru
6. www.corsar-art.nm.ru
7. www.graff.hut.ru
8. www.graffiti.obninsk.org
9. www.igraffiti.narod.ru
10.www.rpgazeta.ru
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа