close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Елена Друговская
Сергей Телевной
ШАНС
Пьеса в пьесе
По мотивам рассказов «Зачем поливать деревья и сорную траву»,
«Украсть… для себя дочь» Сергея Телевного
Действующие лица пьесы «Украсть… для себя дочь»:
Ада - за 40 лет
Глухонемой – 30 лет
Он - за 40 лет
Таня старшая -33 года
Таня маленькая - ее дочь, 5 лет
Лолита -25 лет
Вера - ее дочь, 5 лет
Солдаты в дембельской форме – 1-й, 2-й.
Остальные действующие лица:
Владимир Доброскоков – служащий в бумаготворческой конторе
Саня Гончар – беспробудный выпивоха, местный 50-летний поэт,
непризнанный гений, сотоварищ Доброскокова
Бригадирша дворников
Почетный ветеран
Художественный руководитель театра – внешне напоминает
Почетного ветерана
Заведующая литературной частью театра – внешне напоминает
Бригадиршу дворников
Мечников – очередной режиссер театра, он же Глухонемой
В спектакле может быть использован видео экран
Действие первое
Картина первая
Кабинет Доброскокова. На столе кипы бумаг и папок, компьютер.
Доброскоков сидит за столом, методично рвет бумаги, бросая в
мусорную корзину. С громким стуком входит Гончар.
ГОНЧАР. Представь, Вован, приезжает участковый ко мне,
вежливо здоровается… извини – Владимир Иваныч…
ДОБРОСКОКОВ. Александр, мне некогда тебя выслушивать. Я
здесь работаю последний день, увольняюсь.
ГОНЧАР. Иваныч, помнишь, я тебе говорил: не поливай сухие
деревья и сорную траву. Ты не слушал Гончара…. Вот сухостой с
чертополохом и подвели тебя под монастырь. Я же знаю, с каким
вдохновением они строчили на тебя пасквили во все инстанции.
ДОБРОСКОКОВ. Всезнающий ты наш…. И ты туда же – учить
меня…
ГОНЧАР. А теперь скажи, что вдруг участковый ко мне воспылал?
ДОБРОСКОКОВ. Ну, рассказывай про участкового…
ГОНЧАР. Иваныч, оторвись от нервно-истощяющего занятия –
уничтожения многочисленных шедевров бюрократического
творчества. Посмотри на свою пресытившуюся урну. Так вот.
Приезжает участковый, вежливый такой. Я думал, им опять надо
план выполнять. Он в прошлый раз ко мне домой приехал – поедем,
говорит, в отдел. Я говорю - с какого перепуга? Разберемся,
отвечает. А я трезвый, как стеклышко – сам удивляюсь, что это со
мной случилось? Короче, привез…
ДОБРОСКОКОВ. Можешь излагать быстрее?
ГОНЧАР. …Привез в отдел, а там еще таких, как
он, деятелей человек пять сидят и говорят мне – распишись в
протоколе, что ты задержан за распитие пива в общественном
месте. Отвечаю им: я дрянь всякую не пью – только водку. Они
: распишись, уплати штраф и свободен, а то в обезьянник закроем.
Дали мне купюру, уплатил я штраф, принес им квитанцию – все
по-честному. Они пояснили: нам надо план по административным
протоколам выполнить, чтобы премию получить. И на этот раз я
думал, опять на мне план решили выполнить. Участковый мне
говорит: «ты в “горячих “ точках был»? Был, отвечаю. «Смерти в
глаза смотрел»? Ну, смотрел, говорю, а сам соображаю, что за
ерунду они затеяли…. Киллера ищут что ли?
ДОБРОСКОКОВ. Ты зачем мне это рассказываешь? Саня, говорю
же – увольняюсь я… не до твоих россказней…
ГОНЧАР. Иваныч, не волнуйся…. Я этих работ знаешь, столько
поменял…. И ничего! Все еще живой и всегда нахожу, на что
выпить, а тебе, трезвеннику, много ли надо?
ДОБРОСКОКОВ. Саня, трезвеннику всегда много надо. Дело не в
этом. Я знал, что меня попросят…. Но это случилось раньше, чем
думал. Предложили по «собственному» и взамен - ничего….
ГОНЧАР. Ты сказал «готов», хотя и не был готов… Владимир
Иваныч, возвращаю тебя в реальность, слушай дальше.
ДОБРОСКОКОВ. Бессовестный ты, Саня…
ГОНЧАР. Соглашаюсь. Но ты слушай... Участковый мне и говорит
–в
дренажном канале обнаружен труп. Сначала я решил, на меня
хотят этот труп повесить. Но нет, слава богу. Короче, говорит, надо
труп вытащить, магарыч будет. Поехал его вытаскивать. Не
магарыч – труп. Дали мне ОЗК. Знаешь что такое ОЗК?
ДОБРОСКОКОВ. (раздраженно) Общевойсковой защитный
комплект – что я в армии не служил?
ГОНЧАР. Не волнуйся ты так…. Ну вот, понаехало к дренажному
каналу человек двадцать: прокуратура, мукуратура, пожарные,
вояки…. А труп, вижу, в камуфляже плавает, лицом вниз. Я в воду
полез…. Вытащил с грехом пополам –пожарный один помог. И что
ты думаешь? Это оказалась девушка, контрактница из местной
воинской части.
ДОБРОСКОКОВ. Долго тебя еще слушать?
ГОНЧАР. Представь, звали это утопленницу Лолита. Военный
билет при ней был. Фамилию забыл…
ДОБРОСКОКОВ. Только не придумывай, что – Набокова… Ладно,
дальше.
ГОНЧАР. Не оригинально остришь…. Помнишь, года два назад за
мостом на переезде произошла авария? Поезд врезался в скотовоз, а
потом еще километр тянул перевернутый трейлер с несчастными
животными. Их так и не довезли до мясокомбината…
ДОБРОСКОКОВ. Помню. Дикая история. А при чем здесь
утопленница?
ГОНЧАР. В поезде ехала наша Лолита со своей пятилетней дочкой.
После столкновения была страшная неразбериха, и мать потеряла
своего ребенка. Но что странно, потом, когда все кончилось,
девчонку не нашли ни живой, ни мертвой. Как сквозь землю
провалилась. Будто черт ее унес. Врачи «скорой помощи»
говорили, якобы видели похожую по описанию девочку с
женщиной. Или с мужчиной…. Вот еще одна странность.
Животные, искалеченные в аварии, были зарезаны. Из жалости что
ли - чтоб не мучились…. Темная, в общем, история…
ДОБРОСКОКОВ. (достает из кармана деньги) Саня, вот тебе
деньги на водку (кладет на стол), иди отсюда. Что ты еще хочешь
от меня?
ГОНЧАР. (берет деньги) Иваныч, ты знаешь, я теперь дворником
работаю…
ДОБРОСКОКОВ. О, господи!!!
ГОНЧАР. …в кампании «Чистые улицы». Платят нормально.
Времени свободного – масса, на стихи хватает…. Вот и ты приходи
к нам работать, будешь заниматься сочинительством.
ДОБРОСКОКОВ. Ты что, предлагаешь мне к вам в дворники
идти?.. Ну, ты наглец!..
ГОНЧАР. А что…. Напишешь пьесу о том, куда исчезла дочка
Лолиты, кто ножом орудовал…. О тебе забочусь, деньги-то
нужны, верно?
ДОБРОСКОКОВ. Верно.
ГОНЧАР. Ты же настоящий литератор. Помнишь, ты когда-то
сочинил пьесу, а местный театр ее поставил? Сценарии к
общегородским праздникам сочиняешь…
ДОБРОСКОКОВ. Сочиняешь, Саня, и ты хорошо…. Вот сам
утопленницу вытащи, сам и пиши про нее.
ГОНЧАР. У меня стихи как-то лучше получаются. Однако,
«продукт» моего творчества не востребован. Видишь ли,
нормальные люди считают поэтов или шутами или психами.
ДОБРОСКОКОВ. Особенно, когда слышат твои скабрезные
стишки.
ГОНЧАР. Кстати, из последнего…
ДОБРОСКОКОВ. Саня…
ГОНЧАР. (декламирует):
Как из нашего окна
Дама в неглиже видна,
А из вашего - простите, Владимир Иванович, - окошка
Только барышни немножко.
Пальни в нахалок двух из дула,
Чтобы обеих нах…
Доброскоков с силой бьет по столу папкой, заглушая
голос Гончара
ГОНЧАР. …сдуло.
С балкона урони бревно,
Когда рисую я г…
Доброскоков снова с силой бьет папкой по столу
ДОБРОСКОКОВ. Саня, прекрати!..
ГОНЧАР. У меня и пристойная лирика имеется (декламирует):
Шарманщик,
Продай, прошу, ты мне свою шарманку,
Иначе…
ДОБРОСКОКОВ. Хватит!
ГОНЧАР. Как хочешь. Ну, Иваныч, (машет деньгами) благодарю за
подпитку. Обращайся, если надумаешь поработать (декламирует):
Тебе метла всегда найдется,
И вдохновение вернется!
Иваныч, сам Андрей Платонов дворником был.
ДОБРОСКОКОВ. Платонов, что б ты знал, дворником никогда не
работал. Этот анекдот он сочинил о себе сам.
ГОНЧАР. Был он дворником, был. И Астафьев на мясокомбинате
работал, а Бродский – в морге.
ДОБРОСКОКОВ. Слушай, ты мне надоел.
ГОНЧАР. Владимир Иваныч, обращайся, в случае чего –
обращайся за помощью…. Деньги беру исключительно из уважения
к тебе.
Уходит
Доброскоков закрывает лицо руками
Затемнение
Картина вторая
Прошло два месяца. Квартира Доброскокова, раздается телефонный
звонок. Доброскоков берет трубку, слышен голос Гончара (здесь
может работать его видео изображение).
ГОНЧАР. Иваныч, выручай!
ДОБРОСКОКОВ. Что случилось?
ГОНЧАР. Представь себе, моя жена Катерина выставила в
интернете запись моих старых песенок. Тебе еще нравилась
песенка о звезде (напевает) «с высокой сферы в заурядность дней,/
не умещаясь, неуместная, в орбите…»
ДОБРОСКОКОВ. Ближе к теме…
ГОНЧАР. Какой-то Малкин из Израиля заинтересовался ими,
сделал аранжировку и сейчас в местных ресторанах - это хиты. В
итоге Малкин зовет нас с Катькой в Израиль.
ДОБРОСКОКОВ. А я причем?
ГОНЧАР. На работе подменить надо, выручай…
ДОБРОСКОКОВ. Кого? Катерину в маникюрном кабинете?
ГОНЧАР. Ты что – издеваешься? Меня, Иваныч, меня! Прошу,
выручай. Вдруг в Израиле еще хуже, чем здесь? Вернусь работать
дворником. Место сохранить надо, понимаешь? Ты что молчишь?
ДОБРОСКОКОВ. Место дворника такое ценное?
ГОНЧАР. Для меня - да.
ДОБРОСКОКОВ. Саня, ехать, конечно, надо. Это для тебя
отличный шанс заняться делом. А для меня не слишком лестное
предложение - наняться в дворники.
ГОНЧАР. Ну, ты подумай, я перезвоню.
ДОБРОСКОКОВ. Подожди-подожди…. Может, и правда, в
дворники пойти?.. Бросить вызов обществу…
ГОНЧАР. Ха-ха. Кому нужен твой вызов? Доброжелатели только
порадуются. Вызов самому себе – вот что! Спрыгни на грешную
землю со своей болотной кочки, покопайся-побарахтайся в
мусоре!..
Доброскоков кладет трубку,
экран гаснет
Картина третья
Улица. К Доброскокову подходят Гончар и Бригадирша дворников
с метлой в руках.
ГОНЧАР. (Бригадирше, указывая на Доброскокова) Вот,
договорился.
БРИГАДИРША. (Доброскокову) Так, драматург, поработаешь
месячишко без оформления вместо композитора, пока тот по
израилям будет ездить. Основная работа обычно выполняется
часам к восьми утра. На дворе осень, снега нет, объем работы
сокращен – лопатой махать не надо. Переодеваться будешь в
коморке для дворников, покажу где (осматривает пристальным
взглядом Доброскокова и Гончара). Если бы не кадровый голод, на
пушечный выстрел не подпустила бы вас к метле, интеллигенцию.
Вы же руками ничего путного не умеете делать!
Сует метлу в руки Доброскокову, уходит.
ГОНЧАР. Вот и уладилось все! Работаешь до восьми утра,
максимум – до девяти, и домой – заниматься сочинительством.
ДОБРОСКОКОВ. Не представляю себе, как покажусь с метлой на
улице…
ГОНЧАР. Что-то смущает?
ДОБРОСКОКОВ. Меня полгорода знает, кошмар…
ГОНЧАР. Иваныч, не будь чистоплюем. Твой участок находится в
микрорайоне, где в основном живут работники швейной фабрики.
На нового дворника никто не обратит внимания, зачем ты им
нужен? Но главное – ты сам удивишься, как обстоятельства
заставят мобилизовать весь твой писательский талант. Ну, Иваныч!
Жмут друг другу руки: Гончар с энтузиазмом,
Доброскоков – вяло. Гончар уходит.
Картина четвертая
Доброскоков начинает мести улицу. Метет долго и меланхолично.
Звучит песня Гончара «Наблюдая за звездным небом»:
С высокой сферы в заурядность дней,
Не умещаясь, неуместная, в орбите,
Сошла звезда, (рискнула быть разбитой,
Та светоносная посланница извне),
Чтоб, вспыхнув с безрассудством, мне завидным,
Погаснуть. Я ж вменял другим в вину
Факт гаснущих светил. Сам пребывал в плену
Рефлексов безусловных, потому – постыдных.
В урочные часы, не отойдя ко сну,
Лишь соискателем был на сиянье чье-то,
Доверясь не звезде, а звездочетам.
Тем подтверждая истину одну,
Что в вечной мерзлоте догм сам
прилежно добыл:
Не всякий человек звездоподобен….»
Медленно идет Почетный ветеран в распахнутом плаще, с
колодкой юбилейных медалей на лацкане пиджака; подслеповато
всматривается в Доброскокова.
ПОЧЕТНЫЙ ВЕТЕРАН. О, Доброскоков, это ты?.. Докатился,
алкаш…
Уходит.
ДОБРОСКОКОВ. (в сторону Почетного ветерана) Я не алкаш и
вовсе не докатился! Старик, ты обознался, иди своей дорогой.
С силой отбрасывает метлу в сторону.
Музыка резко обрывается.
Дома Доброскоков садится за компьютер, печатает:
Владимир Доброскоков
«Украсть для себя дочь» пьеса в одном действии,
основана на реальных событиях
Текст высвечивается на экране,
Затемнение
УКРАСТЬ ДЛЯ СЕБЯ ДОЧЬ
Ввиду того, что найти актрис на роли пятилетних девочек крайне
сложно, дети могут проецироваться на видеоэкран и таким образом
вести диалоги с актерами, находящимися на игровой площадке.
Сцена столкновения поезда со скотовозом так же может
Отображаться на экране.
Картина первая
Купейный вагон, дверь которого открыта. Видна часть коридора.
В купе – Ада. Мимо двери по коридору проходит Глухонемой
разносчик глянцевой продукции для весьма непритязательных
умов. Глухонемой задерживает взгляд на Аде – эта женщина не
простая пассажирка. Что-то странное есть в ее резких, дерганых
движениях.
АДА. (встречается взглядом с Глухонемым) Мне не нужны газеты
и кулинарные календари.
Глухонемой, не отрывая взгляда, смотрит на Аду
АДА. Оставь меня в покое…. Ты читаешь по губам?.. Ты мне
мешаешь…. Пошел вон, животное….
«Животное» быстро пишет на листе бумаги, отдает его Аде,
медленно удаляется.
Текст гласит следующее: «Я глухонемой, а ты – воровка».
АДА. Да, я воровка. Но не постельного белья и легкодоступных
дамских сумочек. Сегодня исполнилось ровно пять лет, как не
стало моей дочки Леры…. Я хочу украсть для себя дочь.
Картина вторая
То же самое купе. Ада на верхней полке, внизу Таня старшая, Таня
маленькая, Лолита, Вера, Он. Лолита, выдав дочери на скорую руку
два пакета с игрушками, удаляется в тамбур. Он выходит в
коридор.
Вера тихо наблюдает за обучением маленькой Тани Таней старшей.
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. (смотрит в книгу) Здесь арбуз и барабан
(начинает разукрашивать арбуз простым карандашом).
ВЕРА. Какой унылый карандаш.
ТАНЯ СТАРШАЯ. (Тане маленькой) Не вылезай за черточки,
возьми желтый фломастер.
ВЕРА. (спешно) Арбуз должен быть красным, так правильно.
ТАНЯ СТАРШАЯ. Девочка, пусть тебе показывает твоя мама как
правильно.
Картина третья
Из темноты возникает Глухонемой, его никто не видит
и не слышит, кроме Ады.
ГЛУХОНЕМОЙ. (Аде) Запретная мысль, АДА. Впрочем, здесь
никто не догадывается о твоих криминальных намерениях.
Посмотри, какие милые девочки. У тебя даже есть выбор, а это –
Знак Судьбы.
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. (водит пальцем в книге, как будто читает)
Таня учит буквы, мама учит Таню.
АДА. Какая глупость написана в букваре.
ГЛУХОНЕМОЙ. Разумеется, не написана, это фантазии юной
букваристки.
АДА. Таня учит читать свою дочурку – тоже, оказывается, Таню.
Судя по невыразительности мамаши ребенок, очевидно, похож на
отца (рассматривает девочку). Интересно знать: кто он? Что за
наследственность у девочки?
ГЛУХОНЕМОЙ. Наследственность обыкновенная, ничего
особенного. Маленькая подробность - он ушел из семьи к женщине
в возрасте, преподавателю философии.
АДА. Значит, глупая баба надоела.
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. (возится с карандашами) А маме 33 года.
ГЛУХОНЕМОЙ. Какая непосредственность – так легко выдала
женскую тайну.
АДА. Еще успеет родить второго.
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. Мама, я икаю.
ТАНЯ СТАРШАЯ. (радуясь аппетиту дочки) Еще бы! Ты одна
целую коробку печенья съела!
АДА. Ничего-ничего. Отучу девочку есть всякую дрянь.
ТАНЯ СТАРШАЯ. (дочери) Держи карандаш крепче. И бумагу не
мни. Буквы у тебя получаются жирные и неуклюжие. Закругляй
вверх и в сторону, старайся!
Ада хочет вмешаться в процесс обучения.
ГЛУХОНЕМОЙ. Не делись педагогическими тайнами с мамой
Таней. Они ей ни к чему.
ВЕРА. Хочу поделиться. Сообщить. Мама тоже купит мне книжки.
(Тане маленькой) Давай играть!
АДА. Ребенок хочет, чтобы ему купили книги, а не играть. Лера
тоже любила книги…любила…
Вдруг как очнувшись ото сна
Кто ты? Где ты? Где ты?
ГЛУХОНЕМОЙ. У тебя в голове.
Глухонемой исчезает в темноте
Затемнение
Картина четвертая
ТАНЯ СТАРШАЯ. (Вере) А где твоя мама, которая купит книжки?
ВЕРА. Она в тамбуре курит.
ТАНЯ СТАРШАЯ. А кто твоя мама? Кем она работает?
ВЕРА. Она в тамбуре. Курит.
ТАНЯ СТАРШАЯ. Это она на вокзале с солдатами заигрывала.
В дверях появляется Лолита, через секунду – Он.
Ада и Таня старшая оценивают Лолиту – каждая по-своему.
ЛОЛИТА. Надо ребенка покормить. (сует Ему недопитую бутылку
пива) Дед, подержи, зря не стой. Верка!
ВЕРА. Я не хочу есть. (ему) Вы мне книжку обещали купить и не
купили.
ОН. Когда обещал?
ВЕРА. Тогда, на вокзале. Мама ходила курить, а вы сторожили
наши вещи и меня.
ОН. Ладно, куплю.
ВЕРА. А вы будете моим папой?
ЛОЛИТА. Дедушка будет нашим спонсором. Кстати, меня зовут
Лолита (забирает у Него бутылку).
ТАНЯ СТАРШАЯ. (Ему с легкой ревностью) Так и засватают вас
за… прости господи. Везет всяким охламонкам на солидных
дяденек.
ОН. Все может быть – может и засватают (смотрит на Аду, которая
замечает его взгляд).
Поезд останавливается
ОН. Стоянка 15 минут, я узнавал!
Все быстро выходят из купе, кроме Ады.
Картина пятая
Из темноты возникает Глухонемой.
ГЛУХОНЕМОЙ. Обратила внимание, как этот старый потаскун на
тебя пялился?
АДА. А вот это сейчас не надо. Я должна быть не заметна. У меня
другая миссия.
ГЛУХОНЕМОЙ. Хороший материал – Верка. Мамаша ее сложена
пропорционально, густые волосы и зубы хорошие. Можно сказать,
породистая самка.
АДА. В оценку женщины вкладываешь животноводческий смысл?
ГЛУХОНЕМОЙ. Да. А девчонку надо вырвать из этого бедлама.
Если поместить ее в нормальную среду, толк будет. Она и теперь
умненькая, самостоятельная… к книгам опять же тянется.
«Спонсор» приобрел-таки ей на станции книжонку... Ну, много
ребенок видит хорошего с этой шалавой Лолитой?
АДА. У меня внутри какое-то животное предчувствие катастрофы.
ГЛУХОНЕМОЙ. А мама Таня ничего не чувствует. Она деревянная
по ж…
АДА. (обрывает на полуслове) Дальше не продолжай!
Затемнение
Картина шестая
Первой в купе появляется Вера, имитируя плывущую рыбину,
зажав между ладоней вяленого леща. Затем следуют Лолита с
пакетом и глянцевым журналом в руках, Таня старшая, Таня
маленькая, Он.
ВЕРА. Это мы плывем по реке (падает с лещом на постель)
ЛОЛИТА. Верка, куда с такой вонючкой? (бросает рядом журнал и
пакет)
ВЕРА. (отвлекается от рыбы, листает журнал) Это что?
ЛОЛИТА. А ну брысь отсюда, тебе нельзя (отбирает журнал,
раскрывает пакет). Угости лучше рыбкой бабусю на верхней полке.
АДА. Вот нахалка!
Лолита подмигивает Аде
ВЕРА. (начинает рыться в пакете) Подарю маленькую золотую
рыбку...
ЛОЛИТА. Какую «золотую»? Здесь одни лещи (достает банку с
пивом). Верка, а почему маленькую?
ВЕРА. А золотая рыбка большой не бывает (прекращает копаться в
пакете). Уф, не нашла. (Аде) Я в другой раз вам что-нибудь подарю
(переключается на «Тань»).
«Тани» пакуют в чемодан дары привокзального сервиса
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. А бабушке дадим рыбку?
ТАНЯ СТАРШАЯ. Конечно, вот эту маленькую (показывает леща
размером с ладонь). Ей много соленого нельзя. Танюша, садись
учить буквы.
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. Мама, я устала…
ТАНЯ СТАРШАЯ. Тогда поищи свой старый фломастер.
Картина седьмая
В купе вваливаются двое солдат в дембельской форме с
пакетами в руках.
1-Й. (а как?) Соседи, доброе утро! (Лолите) Мадам! Разрешите
составить вам компанию!
2-й пушит аксельбанты, кланяется присутствующим
1-Й. (толкает в бок 2-го) Что молчишь-то?
2-Й. Я икаю.
1-Й. Ну, икай дальше, а мы с Лолитой пойдем, прогуляемся.
ЛОЛИТА. Верка, сиди здесь. Скоро вернусь.
Уходят
ОН. Десять утра, а ты уже икаешь.
2-Й. Вообще-то я не пью.
ОН. (иронично) Товарищ накачал?
2-Й. Я сам себя накачал.
Он смотрит в окно. За стеклом лирически проплывает
березовая роща.
ОН. Сколько березовых веников можно было бы навязать…
2-Й. Зачем? Ешь рыбу, пива хлебни, и веники покажутся тебе
излишеством.
ТАНЯ СТАРШАЯ. Танюша, я скоро приду (выскальзывает из купе
с пакетом).
ТАНЯ МАЛЕНЬКАЯ. Ладно.
ОН. Веники хороший бизнес. В столице веник шесть долларов
стоит.
2-Й. Это четыре банки пива получается? Тогда, конечно!.. Сам-то
куда едешь?
ОН. В село, поведать мать и сестру.
2-Й. Теплится еще жизнь в деревне?
ОН. Устал я в городе. В школе, где я работаю учителем истории –
бардак. Уважения – никакого. Жена пилит-пилит, пилит-пилит….
Откуда только женщина силы берет? Надо бы еще
С Нюркой сельсоветской поганкой, разобраться. Сестра как-то
писала, зажралась эта самая Нюрка. У местных старух землю по
дешевке скупает и продает за хорошие деньги какому-то
закрытому акционерному обществу. Может, останусь в селе,
построю суверенную демократию…
2-Й. Отец, ты либо веники вяжи, либо демократию строй.
(цитирует) «Выбирай-ка ты, дружок, какой-нибудь один кружок».
Картина восьмая
Возвращается Таня старшая. Она преобразилась. На ней
обтягивающие лосины, полупрозрачная блуза. Лицо намазано
толстым слоем косметики. Женщина смотрит на Него, однако,
очень скоро понимает, что не производит никакого впечатления.
Обращается к Вере.
ТАНЯ СТАРШАЯ. (ложно-ласково) Девочка, ты не брала желтый
фломастер?
В купе вваливается Лолита
ВЕРА. У меня книжка-раскраска есть (показывает книжку). Не
нужен мне ваш фломастер.
ТАНЯ СТАРШАЯ. (вкрадчиво) А чем ты собираешься
раскрашивать свою книжку?
ЛОЛИТА. Женщина, вы что пристали к ребенку?
2-Й. (Тане старшей) Слушай, подруга, ерунды тебе этой жалко?
ТАНЯ СТАРШАЯ. (солдату) А ты свой нос не суй!
ЛОЛИТА. (солдату) Не лезь, сама разберусь!
ТАНЯ СТАРШАЯ. (Лолите) Протрезвей сначала, лахудра, потом
рот свой раскрывай!
ЛОЛИТА. Ха! Спирохета бледная! Еще один звук изтебя вылетит,
эти пуговицы бесцветные (тянется руками к ее глазам) вырву!
2-Й. А ну молчать! Что детей пугаете, мамаши драные!
Пауза.
ЛОЛИТА. (Тане старшей) Выйдем?
ТАНЯ СТАРШАЯ. Выйдем. Куда?
ЛОЛИТА. Туда (кивает в сторону двери).
ТАНЯ СТАРШАЯ. Зачем?
ЛОЛИТА. Там узнаешь.
ТАНЯ СТАРШАЯ. Идем!
Выходят. Вслед за ними выбегают Вера и Таня маленькая
с криками «Мама! Мама!»
2-Й. Пойду разни… (икает) ...мать.
Уходит
ОН. (Аде) Я бы хотел, чтобы бабскую свору пресекли именно вы….
Мне кажется, вы сильная и волевая женщина… И… очень
красивая женщина…
Ада не отвечает
ОН. Не желаете разговаривать? Может назовете ваше имя?
АДА. Аделаида. Или Адель. Или просто Ада.
ОН. Это библейское имя (пауза). Посмотрю, что творится в
коридоре.
Уходит
Картина девятая
Из темноты появляется Глухонемой
ГЛУХОНЕМОЙ. Эта невыразительная мама Таня молчала бы.
Сказала бы лучше «спасибо», что не ее дочку крадут. Я прав? Не ее
дочку крадут?
АДА. Счастливая мамаша, которая потеряет фломастер, а не
ребенка… Какая-то непонятная тревога…
ГЛУХОНЕМОЙ. (понизив голос) Слушай меня внимательно. Поезд
скоро въедет на мост, потом будет переезд. Приготовься, используй
шанс.
Ада медленно сползает с полки,
Затемнение
Картина десятая
В купе проходит Вера, начинает рассматривать книжки-игрушки
Тани маленькой, лежащие на ее постели. Неожиданно Вера
обнаруживает игрушечную шарманку. Начинает крутить ручку,
поет:
Шарманщик,
Продай, прошу, ты мне свою шарманку,
Иначе,
С печалью давней я один не справлюсь.
Обманчив
Чужой веселый смех под всплески танго.
Я прячу
В песок иллюзий голову, как страус.
Оплачен
За перья радужные странный страус.
Без сдачи
Билет куплю на танцы ради танго.
Растратчик,
С грошами я своими так расправлюсь.
Как мальчик
В игрушки я хочу твою шарманку,
Шарманщик,
Так уступи же мне свою шарманку!
В купе влетают Он и 2-й.
2-Й. Ну, тетки дают! Я думал, они за волосы начнут таскать друг
друга, нет! Обнялись, так и пошли в ресторан, девчонка маленькая
за ними помчалась вприпрыжку. Хохочут, радуются чему-то
(крутит у виска). Дружок мой за ними увязался.
ОН. Меня к черту послали, даже маленькая!
2-Й. (бросает взгляд в окно) Мост проезжаем…. Пойми этих
женщин – никакой логики.
ВЕРА. Ой! Вот он, желтый фломастер! (показывает фломастер) Она
думает, что я взяла (смотрит на Аду)…
АДА. (успокаивает Веру) Нет, миленькая, она так не думает. Она
вообще не умеет думать.
Картина одиннадцатая
Жуткий гудок электровоза буквально взрывает вечерние сумерки.
Слышен чудовищный скрежет тормозов. Весь состав сотрясает
удар. Поезд какое-то время ползет на тугих тормозах.
… Как
выяснилось позже, локомотив столкнулся с заглохшим на
переезде скотовозом.
2-й. (быстро трезвея) Это авария…. Авария…
В поезде начинается паника.
2-й разбивает оконное стекло, спрыгивает под насыпь.
2-й. (Ему) Отец, спускай девчонку!
В окне появляется Ада
АДА. Я возьму ребенка…
2-Й помогает ей вылезти из проема.
2-Й. Шевелись быстрее, чертова баба! (Ему в окно) Девчонка где?
ОН подает 2-му Веру, потерявшую сознание. 2-й берет девочку
на руки, передает ее Аде и мчится к другим вагонам.
Ада перехватывает Веру и бежит к трассе.
Картина одиннадцатая
АДА. Девочка моя, ты жива?
Аду и Веру догоняет Он.
ОН. Давай понесу ее.
АДА. Не дам! Что с ней? Кто ты? Что тебе от нас надо?
ОН. Ничего мне от вас не надо. Помогаю тебе, дуре одинокой. У
ребенка обморок, скоро придет в себя, не бойся…. Деньги,
документы взяла?
АДА. Взяла, взяла!.. Там… много раненых… и животные…
ОН. Дорезать надо… чтоб не мучились…
Вера шевелится, открывает глаза
ВЕРА. А где мама?
АДА. Я здесь, доченька, здесь. Я твоя мама…
Вера улыбается Аде и Ему.
Он что-то пишет в записной книжке.
ОН. Это адрес моей сестры, не могу до нее дозвониться, связи
нет…
ВЕРА. А где мои золотые рыбки?
АДА. Пропали. Но ты не жалей. Я… (смотрит на Него) …мы тебе
других подарим. Живых, настоящих. (Ему) А документы мы
сделаем…
ОН. Сделаем, все сделаем… Бери (подает Аде лист из
записной книжки с адресом), я
найду вас… скоро… (достает из кармана выкидной нож) …там…
дорезать надо…чтоб не мучились… (направляется к месту аварии).
Мелькает тень глухонемого,
Затемнение.
Действие второе
Картина первая
Доброскоков и Гончар разговаривают по телефону или скайпу
(возможно применение экрана)
ГОНЧАР. Иваныч, привет! Ну, спрашивай как мои дела?
ДОБРОСКОКОВ. Здоров, Саня! Как твои дела? Чувствую, все
отлично.
ГОНЧАР. Да! Не скажу, что весь Израиль слушает мои песни, но
Малкин работает над этим. Я и сам пою в одном русском
ресторане в Хайфе.
ДОБРОСКОКОВ. Собираешься возвращаться?
ГОНЧАР. Только за Катериной. Правда, Малкин говорит, пока это
нецелесообразно, надо мне самому закрепиться. Ну, а ты как?
Опять поливаешь сухие деревья и сорную траву?
ДОБРОСКОКОВ. Почему ты так решил?
ГОНЧАР. Знаю твою натуру. …Как продвигаются твои дела с
пьесой?
ДОБРОСКОКОВ. (открывает компьютер) Сделал веерную
рассылку по почте в театры – имеются кое-какие результаты.
ГОНЧАР. Какие?
ДОБРОСКОКОВ. В чудо не верю, но, по крайней мере, пьесу
читают. Сегодня пришло несколько ответов – послушай
(зачитывает с монитора компьютера):
«Мы ознакомились с Вашей пьесой. И надо сказать, что у Вас
добротная драматургия. Современная тема, подача материала – все
сделано рукой мастера. Но по финансовым причинам в этом году у
нас запланирована всего одна постановка, работа над которой уже
идет. Творческих успехов Вам!» Еще: «Тексты хорошие.
Попробуйте отправить в “Школу современной пьесы”. У нас другой
формат.
Спасибо большое». «Тексты я посмотрел, они неплохи, но нам не
подойдут. У художественного руководства театра свои взгляды на
то, что ставить. Сожалею. Заведующий литературной
частью». Пришел ответ из одного румынского театра,
послушай: «Благодаря вашему тексту»… точка. «Наш театр
программы сделал в течение следующих двух
лет» восклицательный знак. «Имейте большой день» восклицательный знак.
ГОНЧАР. (воодушевленно) Следует понимать так: благодаря
вашему тексту, наш театр сделал программу на следующие два
года?
ДОБРОСКОКОВ. Скорее, так – благодарим за ваши тексты, но наш
театр уже сделал программу на два года вперед…. Саня, а помнишь
ту девушку?
ГОНЧАР. Какую?
ДОБРОСКОКОВ. Которую ты вытаскивал из дренажного канала?
ГОНЧАР. Нет.
ДОБРОСКОКОВ. Помнишь, Саня, помнишь…. Я уже знаю…
Напишу историю об этой девушке… что с ней случилось после
аварии. И не важно какие там факты по ее делу накопает
следственный комитет (задумывается).
ГОНЧАР. Иваныч, вернись к истории, которая уже написана.
Конкретных результатов нет, честно скажу. Но тебе отвечают
профессионалы, им верить стоит. Они могли бы вообще ничего не
ответить. Тебе же пишут – один спектакль в сезон…. Найдется и
твой режиссер, надо уметь ждать…. Есть еще отзывы?
ДОБРОСКОКОВ. (смотрит в монитор) Да, только что пришло из
города – знаешь, как называется город? Золотые Ворота. Слышал о
таком?
ГОНЧАР. Не слышал, читай!
ДОБРОСКОКОВ. (читает) «прочла вашу пьесу “залпом“. Страшно.
Ярко. Спасибо. Показала нашему художественному руководителю.
Он одобрил. За то, что вы появились ‘на нашем горизонте’ –
благодарю. И самое главное! Художественный совет театра вынес
решение: пьесу принять к постановке. Поздравляю. Ждите
официального сообщения. С уважением, Ларина Татьяна
Николаевна, заведующая литературно-драматургическим отделом
театра».
Гремит гром
ДОБРОСКОКОВ. (повторяет как во сне) …Пьесу… принять… к
постановке… Золотые Ворота… Золотые Ворота… Золотые
Ворота…
ГОНЧАР. Иваныч, не слышу тебя… Ты куда пропал? Иваныч!..
Затемнение
Картина вторая
Фойе театра города Золотых Ворот. Доброскоков и Ларина. У
Лариной в руках папка и связка ключей.
ЛАРИНА. Ну, театр я вам показала…
ДОБРОСКОКОВ. Спасибо. (смотрит на часы) Два с половиной часа
гуляли по театру…
ЛАРИНА. Будут вопросы, обращайтесь ко мне.
ДОБРОСКОКОВ. Д-да, есть один вопрос…
ЛАРИНА. Какой?
ДОБРОСКОКОВ. Относительно моего контракта с театром…
ЛАРИНА. Контракт надо подписать – и все.
ДОБРОСКОКОВ. Я не совсем понимаю некоторые пункты.
ЛАРИНА. Какие?
ДОБРОСКОКОВ. (достает из кармана несколько бумажных листов
– это
контракт) Пожалуйста. В контракте слишком часто
встречается фраза «Автор не имеет права».Например, автор не
имеет права передавать свою пьесу в театры Москвы и московской
области. Автор не имеет права передавать свою пьесу в театры
Санкт-Петербурга и ленинградской области. Автор не имеет права
передавать свою пьесу в другие театры городов Российской
Федерации… итаких пунктов, где «автор не имеет права» двадцать
четыре. Вотпункт 36 неожиданно разнообразил монотонный ход
документа. Пункт начинается словами «Автор
обязуется». Итак, «Автор обязуется безоговорочно в кратчайшие
сроки производить в пьесеизменения, установленные режиссером-
постановщиком входе репетиций спектакля». Пункт 37 гласит:
автор обязуется нетребовать дополнительной оплаты за
выполненную работу, указанную в пункте 36. В пункте первом
после слова «оплата» - красуется пустое место.
Пауза
ЛАРИНА. Ах, деньги, деньги…. Вселенское зло эти деньги….
Только о деньгах и думаем… о душе подумать времени нет…
ДОБРОСКОКОВ. За последнее время я как-то отвык слушать
подобные сентенции.
ЛАРИНА. Вот репертуар на следующий месяц (достает из папки
репертуарный план). Читайте фамилии авторов, их пьесы идут в
нашем театре. Шекспир«Буря», Эсхил «Прометей прикованный»,
Сенека «Октавия», Гоцци «Король-олень»,
Островский «Снегурочка»,Уильямс «Внезапно прошлым
летом», Андреев «Собачий вальс» и вы– Доброскоков. В этом
сезоне у нас запланирована одна- единственная премьера и та по
вашей пьесе. Деньги, деньги…. У меня денег нет итак без них
спокойно. У меня даже карманов нет, куда можно былобы их
положить, ключи от кабинета в руках ношу…. Милый мой,
подписывайте контракт, в накладе не останетесь. Не забудьте –
завтра вас ждет в своем кабинете художественный руководитель.
Ларина уходит,
Затемнение
Картина третья
Доброскоков разговаривает с Гончаром по телефону.
ГОНЧАР. Прочел я твой договор…. Это кабала какая-то…
ДОБРОСКОКОВ. (мрачно) Много ты понимаешь в театральном
деле…
ГОНЧАР. Помимо того, что ты все время «обязуешься» или «не
имеешь права», но еще и денег театру должен. В 28-й пункте
черным по белому прописано – деньги, выплаченные тебе сразу же
после подписания контракта, являются авансом, который ты
обязуешься погасить из первых же спектаклей….
ДОБРОСКОКОВ. В кабинете директора театра на стене висит
гравюра с изображением Торквемады…
ГОНЧАР. (перебивает Доброскокова) Великий Инквизитор! Это
Торквемада у них идейный вдохновитель? Это он контракты
сочиняет?
ДОБРОСКОКОВ. Ты – мой Великий Инквизитор! Я ничего не
подписывал. Всего доброго!
Связь прекращается,
Затемнение
Картина четвертая
Кабинет художественного руководителя театра. Худ.рук кормит в
аквариуме рыбок. Доброскоков буквально влетает в кабинет.
ХУД.РУК. А-а-а, голубчик! Добро пожаловать! Присаживайтесь,
присаживайтесь, дорогой…. Ну-с, как поживаете?
ДОБРОСКОКОВ. Спасибо, все в порядке.
ХУД.РУК. Вот и прекрасно…. Голубчик мой, вы, наверное,
догадались, зачем я вас позвал? Совершенно верно, обсудить наши
дальнейшие планы.
Раздается телефонный звонок, Худ.рук. берет трубку.
ХУД.РУК. (Доброскокову) Извините… (в трубку) Слушаю…. Да….
Да… Да… Именно так… Здесь надо разработать план
наступательных действий. Именно наступательных, а не
оборонительных. Сделаем ход конем, пусть знают там наверху у
себя в кабинетах – старая гвардия не сдается!.. Да, встречаемся
завтра (кладет трубку, обращается к Доброскокову). Ну-с,
приступим…. Я прочел вашу пьесу… голубчик, давайте-ка «с места
в карьер»…. У васв окне мелькают березовые рощи. Мило, не
спорю… а пусть электровоз идет в южном направлении – и вот уже
за окномпроплывают южные тополя. Помните серию полотен
Клода Моне,изображающих тополя? Какие у него тополя…
ДОБРОСКОКОВ. Помню, но в общих чертах, я не большой знаток
живописи.
ХУД.РУК. Ничего-ничего, еще успеете им стать. А березы на
тополявсе-таки поменять надо…
Доброскоков хочет возрастить, Худ.рук. мягко перебивает.
ХУД.РУК. Далее – ваш герой режет бедных животных, напрасно.
Лужи крови – зачем они..?
ДОБРОСКОКОВ. Но он должен был их умертвить. В его
понимании - это акт милосердия.
ХУД.РУК. И очень хорошо! Пусть он их задушит.
ДОБРОСКОКОВ. Простите, я не понимаю…. Как «задушит»? Чем?
ХУД.РУК. Веревкой.
ДОБРОСКОКОВ. Он что – с веревкой ходит?
ХУД.РУК. Веревка отыщется на месте аварии. Или цепь какаянибудь.
ДОБРОСКОКОВ. Видите ли… все это звучит довольно странно…
эта история с удушением…. Действие пьесы разворачивается в
наше время, у него мог быть и пистолет…
ХУД.РУК. Выстрелы! Эт-того еще не хватало!.. Есть у нас в театре
некий Петя Мечников – очередной режиссер. Странный человек –
не от мира сего. За глаза его зовут Апостол Петр. Трижды из театра
уходил – потом, конечно, возвращался.
ДОБРОСКОКОВ. Куда уходил?
ХУД.РУК. В люди. Окунуться, как он сам выразился, в сочные
реалии… Так вот, стрельба…. Несколько лет назад он где-то достал
постмодернистскую пьесочку о жизни Владимира Дубровского в
шайке разбойников… Понимаете, что произошло? Один умник
перекроил Пушкина, другой, еще больший умник,
из перекроенногоклассика поставил спектакль – на сцене творился
ужас. Пьяныедраки, ругань страшными голосами, пальба, взрывы,
артистки свистели в два пальца. Я думал, оглохну и ослепну, а
Мечников спалит театр дотла. Да, спектакль был отмечен на какомто международном фестивале, но что теперь понимают в настоящем
искусстве?.. Голубчик, вы подобрали хороший материал, теперь его
следует несколько облагородить.
ДОБРОСКОКОВ. То есть?
ХУД.РУК. К примеру, героиня делится планами со своей матерью.
ДОБРОСКОКОВ. Откуда возьмется мать?
ХУД.РУК. Она едет в одном купе с дочерью. Голубчик, написать
роль
матери очень легко. Это сначала кажется трудно. Следует вывести
психологический портрет немолодой женщины, которая отвергает
намерения дочери с одной стороны, но с другой – не может ее
предать. И все-таки в финале препятствует краже ребенка.
ДОБРОСКОКОВ. Тогда зачем нужен Он?
ХУД.РУК. Он совсем не нужен.
ДОБРОСКОКОВ. В таком случае вылетает целая роль.
ХУД.РУК. Но другая-то появляется!
ДОБРОСКОКОВ. У меня такое чувство, что пьесы нет, и надо
сочинять все заново.
ХУД.РУК. Вы сочините пьесу о судьбе артистки…. Живет хорошая
артистка, а враги строят ей и ее мужу-режиссеру всякие козни. Но
она – чистая душа – только и делает, что молится за своих
недругов.
ДОБРОСКОКОВ. Когда же она работает, если только молится?
ХУД.РУК. Вы упрямый человек.
ДОБРОСКОКОВ. Я плохо знаю театр изнутри.
ХУД.РУК. Изучайте! Посидите в служебном буфете часа два и
таких персонажей увидите, таких речей наслушаетесь – сразу будет
готова пьеса в трех(!) действиях!.. Вам не интересно?
В кабинет тихо вплывает Ларина, в руках - журнал.
Кладет журнал на стол Худ.руку, так же тихо выплывает. На
протяжении всей сцены Худ.рук умиленно смотрит на Ларину.
ХУД.РУК. (берет в руки журнал) «Вязание и жизнь»…. В этом
номере – давно его искал – поэтапно написано, как связать скатерть
крючком…. А вы женаты?
ДОБРОСКОКОВ. В разводе.
ХУД.РУК. Вам надо жениться на какой-нибудь приятной женщине.
(вздыхая, смотрит на дверь) Скоро юбилей будем праздновать, а
все еще в девицах ходим.
ДОБРОСКОКОВ. Это ужасно…
ХУД.РУК. Вас трудно увлечь. Скажу честно, ваша пьеса хорошая,
но ее следует переписать.
Доброскоков поднимается из-за стола,
Затемнение
Картина пятая
Доброскоков и Гончар говорят по телефону.
ГОНЧАР. …Иваныч, ну пусть будут тополя, какая тебе разница?
Что ты пристал к этим березам?
ДОБРОСКОКОВ. Без них пропадает целый диалог.
ГОНЧАР. Надо благодарить старикашку, что в его воображении
поезд не поменялся на самолет, и в грузовом отсеке не летят
саженцы тополей вместе с носорогами и китами.
ДОБРОСКОКОВ. Ну и шуточки у тебя…
ГОНЧАР. Я в уме прикидываю, как будет выглядеть его спектакль.
ДОБРОСКОКОВ. Режиссером-постановщиком назначен Мечников.
ГОНЧАР. Как? Когда?!
ДОБРОСКОКОВ. Час назад звонила Ларина. Долго говорила о
своей забывчивости и, наконец, буквально выпалила эту новость.
Для меня – новость. Оказывается, Мечников был запланирован с
самого начала.
ГОНЧАР. Странно, что запамятовала Таня самое главное…
ДОБРОСКОКОВ. Как бы там ни было, встреча с Мечниковым
назначена… (смотрит на часы) Саня, мне пора идти, договорим
завтра.
ГОНЧАР. Иваныч, я рад, что ты будешь работать с молодым
режиссером.
ДОБРОСКОКОВ. Может, в самом деле, изменить финал пьесы?
Слишком Ада… дерзкая… безнаказанная что ли…
ГОНЧАР. Я о твоих сомнениях песню напишу.
ДОБРОСКОКОВ. Напиши, Саня.
Затемнение
Картина шестая
Театр. Доброскоков и Мечников.
МЕЧНИКОВ. Вы, наверное, огорчены?
ДОБРОСКОКОВ. Чем?
МЕЧНИКОВ. Вашу пьесу ставит не и-ме-ни-тый театральный
деятель, обладатель всех мыслимых и немыслимых
государственных наград в сфере искусства. Я не заслужил громкого
имени, оно известно только в пределах Золотых Ворот, не более.
ДОБРОСКОКОВ. А как же международный фестиваль, где вы…
МЕЧНИКОВ. (перебивает) Дело не в наградах. Важно было
рассказать историю о… пусть и благородном, но все-таки
разбойнике. Именно это стало целью. Спецэффекты – ну, да,
красиво, впечатляет. Это все так – мишура. Но ее как раз и оценило
жюри на фестивале…. Доброскоков, признайтесь, в какой-то
момент вы были в шаге, что бы переписать пьесу в
угоду «именитому».
ДОБРОСКОКОВ. Ему нужны тополя, мать-старушка…
МЕЧНИКОВ. (продолжает) И никакой крови, вместо ножа –
веревка. А еще лучше сочинить историю об артистке и ее мужережиссере, которых буквально сживают со свету недруги.
ДОБРОСКОКОВ. Откуда вы знаете? Вы говорили
с… «именитым»?
МЕЧНИКОВ. Нет, зачем? Все проще. Я знаю его потребности и
читал вашу пьесу. Хорошо еще, что он не догадался заменить
двух дембелей на старую гвардию, которая не сдается.
ДОБРОСКОКОВ. Д-да, я слышал в телефонном разговоре, он
упоминал…
МЕЧНИКОВ. Гвардию, которая борется с врагами, что мешают
жить ему и его супруге-артистке. Кстати, именно она играла бы
роль матушки. И тополя предназначались тоже в угоду супруге. Ну,
любит женщина этот вид деревьев, особенно на полотнах Моне.
ДОБРОСКОКОВ. Может, заодно вы мне объясните, почему
животных следует душить? Это что за причуда?
МЕЧНИКОВ. В молодости «именитый» решил подражать
писателю Астафьеву, они были знакомы. Устроился работать на
мясокомбинат. Отработал день, с тех пор крови не выносит.
ДОБРОСКОКОВ. (язвительно) А в морге, следуя примеру
Бродского, он не работал?
МЕЧНИКОВ. Работал, но не в пример Бродскому. По первому
образованию Худ.рук медик. Одно время занимал должность
в ленинградском морге. А юный Бродский устроился позднее
работать в этот самый морг.
ДОБРОСКОКОВ. Сумасшедший дом какой-то…. Даже спросить
боюсь… Худ.рук с таким трепетом держал в руках
журнал «Вязание и жизнь»… не удивлюсь, если окажется…
МЕЧНИКОВ. Вяжет его супруга, которую он обожает, а журнал
приволокла Ларина. Их общая дочка. Не смотрите на меня
так. «Ларина» - псевдоним. Кстати, «именитый» наверняка
спрашивал вас, женаты ли вы?
ДОБРОСКОКОВ. Да, но я не придал этому значение.
МЕЧНИКОВ. Зря. Ей скоро пятьдесят, а все в девках сидит.
ДОБРОСКОКОВ. В такие годы и за козла замуж пойдешь…
МЕЧНИКОВ. Ну, за козла не за козла, а любой приличный
мужчина не старше семидесяти лет является для нее
потенциальным женихом.
Пауза
ДОБРОСКОКОВ. Еще вопрос. «Именитый» откровенно не хочет
ставить пьесу, но по условиям контракта мне запрещено ее
передавать в другие театры. Где же логика?
МЕЧНИКОВ. Обыкновенная ревность.
ДОБРОСКОКОВ. Не понимаю.
МЕЧНИКОВ. Ему не интересно, чтобы другой театр ставил новую
– понимаете
вы – новую пьесу, которая, вероятно, будет иметь
успех. Он по своей природе лев. Старый, облезлый, но лев. Падаль
не подбирает. Пьеса ему понравилась. Так понравилась, что
испугала… оттого и не решился ставить сам. Боится, духу не
хватит. Ну, и драгоценная женушка без роли осталась… опять.
ДОБРОСКОКОВ. Она не актриса. На днях видел ее в спектакле,
старуху играла.
МЕЧНИКОВ. В каком спектакле?
ДОБРОСКОКОВ. «Снегурочка».
МЕЧНИКОВ. И как?
ДОБРОСКОКОВ. Никак. Два часа изображала на сцене удивление,
радость, беспокойство, горе… Она даже старость умудрялась
изображать.
МЕЧНИКОВ. Однако!
ДОБРОСКОКОВ. Ради такой артистки было бы смешно
переписывать целую пьесу.
МЕЧНИКОВ. Режиссером спектакля назначен я. Изменений в пьесе
не будет, обещаю вам. Доброскоков, подпишите контракт
(неизвестно откуда достает папку с контрактом).
ДОБРОСКОКОВ. Может, вы и хороший режиссер, но, простите,
разве это повод запрещать ставить пьесу в других театрах?
МЕЧНИКОВ. Условия контракта изменились. Теперь вы не имеете
права передавать пьесу в другие театры в течение трех лет.
ДОБРОСКОКОВ. Может быть, за такое время кто-то еще захочет
поставить…
МЕЧНИКОВ. В контракте с другим театром вы поменяете название
пьесы, только и всего.
Пауза
ДОБРОСКОКОВ. Так просто?
МЕЧНИКОВ. Да, так просто. Пьеса одна и та же, названия разные.
Пауза
ДОБРОСКОКОВ. Почему вы думаете, что «именитый» не заставит
вас переделать пьесу «в ходе репетиций»?
МЕЧНИКОВ. Потому что я, черт возьми, хороший режиссер и еще
по совместительству внук«именитого». Да, да, да. Таня Ларина моя
мать.
ДОБРОСКОКОВ. Так она же… в девках…
МЕЧНИКОВ. Она никогда не была замужем, это правда. Мой отец
живет в Израиле (подает Доброскокову папку с контрактом). Мне
долго вас еще уговаривать? Ничего плохого с вашей пьесой не
случится.
Доброскоков машинально подписывает бумаги.
ДОБРОСКОКОВ. Может, это единственный шанс.
МЕЧНИКОВ. Взгляните на сумму, которую вам заплатят.
ДОБРОСКОКОВ. Не хочу. Мне осточертела ваша семейка и
Золотые Ворота тоже. Делайте что хотите, я возвращаюсь домой.
Звучит песня Гончара «Звукопись»:
Где мха изысканная замша
В развалинах воздушных замков,
Там круг воспоминаний замкнут.
И вспоминаю я
Свою таинственную заводь.
Меня там покидала зависть,
И, сотворяя мысли завязь,
Здесь очищался я.
Мечтой делился я на завтра
С зеленою водой и залпом
Вдыхал я дух речной и запахТак причащался я.
Еще чуть-чуть был бледен запад,
А звезд разбрызганную закипь
Сметал уж месяц в тайный закром –
Так вдохновлялся я.
…Где
памятных находок залежь,
Практичное сегодня застит.
Забыв закончить эту запись,
И сам забылся я…
Доброскоков и Мечников уходят в разные стороны
На сцене появляется декорация спектакля «Украсть для себя дочь»
Экран высвечивает премьерную афишу спектакля
Занавес
Март, 2015 год
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа