close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Информация по многоквартирным домам, находящихся;pdf

код для вставкиСкачать
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Т. А. Алексеева
Государственный комплекс
«Дворец конгрессов»
«В те счастливые времена...»
К 100-летию бракосочетания
князя императорской крови Иоанна Константиновича
и королевны Сербской Елены Петровны
История Константиновского дворца в Стрельне (ныне —
Государственный комплекс «Дворец конгрессов») неразрывно связана с судьбами Российского Императорского Дома. Во
второй половине XIX — начале ХХ в. Стрельна была известна как одна из самых изысканных великокняжеских усадеб
в окрестностях Санкт-Петербурга, «восхитительное загородное
местопребывание»1 великого князя Константина Николаевича
и его потомков. По традиции семья проводила в Стрельне дачный
сезон (с мая по октябрь), иногда отправляясь в Павловск — вторую летнюю резиденцию2. К началу ХХ в. почти все помещения
Стрельнинского дворца (за исключением парадных залов) были
заняты жилыми покоями владельца усадьбы великого князя
Дмитрия Константиновича3, его сестры королевы эллинов Ольги
Гейрот А. Ф. Описание Петергофа. СПб., 1868. С. 130.
См.: Гавриил Константинович, великий князь. В Мраморном дворце: воспоминания. М., 2005. С. 17.
3
Великий князь Дмитрий Константинович (1860—1919), родившийся
в Стрельне, унаследовал резиденцию после смерти отца в 1892 г. и подолгу жил
здесь, часто вместе с матерью — великой княгиней Александрой Иосифовной
(1829—1911), за которой также сохранялось право управления усадьбой.
1
2
111
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Великий князь Константин Константинович,
великая княгиня Елизавета Маврикиевна и их дети.
Слева направо: Георгий, Игорь, Олег, Константин,
Татьяна, Гавриил, Иоанн. 1905
Константиновны4 и многочисленного семейства поэта К. Р. — великого князя Константина Константиновича5.
4
Королева эллинов Ольга Константиновна (1851—1926), старшая дочь
Константина Николаевича и Александры Иосифовны, не только часто гостила
в Стрельне, но и пользовалась услугами бальнеологических курортов в Сергиево.
5
В семье великого князя Константина Константиновича (1858—1915) и его
супруги великой княгини Елизаветы Маврикиевны, урожденной принцессы
Саксен-Альтенбургской (1865—1927), родилось девять детей: Иоанн (1886—
1918), Гавриил (1887—1955), Татьяна (1890—1979), Константин (1890—1918),
Олег (1892—1914), Игорь (1894—1918), Георгий (1903—1938), Наталья (1905),
Вера (1906 — 2001). В Стрельне прошли их детские годы, а «дяденька» Дмитрий
Константинович, не имевший своей семьи, принимал деятельное участие в их
воспитании. Комнаты семейства находились в восточной половине дворца.
112
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
1911 год в семье Константиновичей был богат событиями — и печальными, и радостными. 23 июня скончалась «Анмама» — великая княгиня Александра Иосифовна. «С ней ушла
в вечность целая эпоха», — напишет впоследствии о бабушке,
современнице четырех русских императоров, ее внук Гавриил
Константинович6. Всего на полтора месяца пережил свою покровительницу бесконечно преданный ей генерал Павел Егорович
Кеппен (1846—1911) — адъютант великого князя Константина
Николаевича и управляющий его двором, горячо любимый всеми
Константиновичами «Павка». Но траур в великокняжеской семье
не был долгим. В конце августа заупокойные молитвы сменились
свадебными торжествами: 21 августа венчались первенец Константина Константиновича князь императорской крови Иоанн
и королевна Елена Сербская, а 24 августа сочетались браком старшая дочь семьи княжна Татьяна и потомок грузинского царского
рода князь Константин Багратион-Мухранский. В предлагаемой
статье на основе архивных документов, хранящихся в РГИА, материалов периодики, мемуарных и эпистолярных источников будет рассказано о первом из этих событий — свадьбе князя Иоанна
и королевны Елены.
Князь императорской крови Иоанн Константинович родился
в Мраморном дворце 23 июня 1886 г. и получил имя в честь пророка Иоанна Крестителя. Спустя двадцать лет поэт К. Р. так характеризует сына: «Милый юноша, совсем еще мальчик, благочестивый, любящий, вежливый, скромный, немного разиня, не обладающий даром слова, не сообразительный, но вовсе не глупый
и бесконечно добрый»7. Действительно, Иоанн Константинович
отличался редкостным духовно-религиозным настроем, сострадательностью к несчастным и обездоленным, чуткостью и простотой. Все близкие, в том числе и Царская Семья, называли его
Иоанчиком.
6 января 1908 г. князь Иоанн приносит присягу в церкви
Большого дворца в Царском Селе и вскоре становится флигельадъютантом и штабс-ротмистром лейб-гвардии Конного полка,
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 122.
Константин Романов, великий князь. Дневники. Воспоминания. Стихи.
Письма. М., 1998. С. 297.
6
7
113
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
считавшегося в семье Константиновичей родным (к этому времени он уже закончил учебу в Первом кадетском корпусе и Николаевском артиллерийском училище). В этом полку он прослужил
десять лет, до самой революции; в последние годы, как в свое время отец и дед, его назначали ассистентом к штандартам на Благовещенском параде8.
Исполнение воинского долга Иоанн Константинович сочетал с частым, а порой и ежедневным посещением богослужений.
Характерной чертой его личности была особая склонность ко всему церковному: он хорошо знал структуру православного богослужения, любил церковную музыку и даже имел свой маленький
хор-квартет.
Выбор невесты для Иоанчика был долгим. Юноша эмоциональный и порывистый, он постоянно влюблялся и всерьез задумывался о женитьбе с 15 лет — с 1900 года9. В 1909 г. он признавался отцу: «Ты пойми, что мне нужно для души чуткое женское сердечко, которое бы меня пригрело <...> мне жить одному, без жены,
тяжело. <...> Мое несчастье, что я слишком открытый и доверчивый. Кто мало-мальски мне сочувствует, тому я готов открыть
душу»10. Его «первой мечтой» была старшая дочь государя великая княжна Ольга, однако эти матримониальные планы («я просил у Бога <...> больше всего женитьбу на Ольге»11) не встретили
понимания в семье. Затем, судя по его собственным эпистолярным откровениям, молодой князь «был влюблен в Мари, Марину
Пален, Фифи и Таню»12 и, наконец, в «Любочку» — Любовь Александровну Нарышкину, впоследствии в 1914 г. вышедшую замуж
за князя С. А. Оболенского13. Иоанн встречался с ней в обществе,
катался на коньках, и, когда государь дал разрешение на неравно См.: Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 36.
См.: Письмо князя Иоанна Константиновича великому князю Константину Константиновичу (2 ноября 1909 г.) // Российский Архив: История Отечества
в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. Т. XV. М., 2007. С. 417.
10
Там же. С. 415—416.
11
Там же. С. 418.
12
Там же. С. 417.
13
Лобашкова Т. А. Примечания: Письма князя Иоанна Константиновича
великому князю Константину Константиновичу и великой княгине Елизавете
Маврикиевне, 1900—1914 гг. // Российский Архив... С. 425.
8
9
114
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
родный брак Татьяны и Багратиона, он был готов сделать предложение Нарышкиной, мотивируя это тем, что «род Нарышкиных не ниже нашего и Багратионовского» и вообще «Нарышкины
древнее Романовых»14.
Но Константин Константинович и Елизавета Маврикиевна,
смирившиеся с выбором дочери, всеми силами стремились к тому,
чтобы их первенец вступил не просто в равнородный, но в безупречный союз, конечно, желая ему при этом семейного счастья
и любви. Мать князя Иоанна предложила в качестве кандидатуры дочь короля Сербии Петра — королевну Елену. В свою очередь
король, ориентировавшийся во внешней политике на Российскую
империю и считавшийся другом России, воспринял предложение
с энтузиазмом15. Возможно, одним из решающих доводов при выборе невесты стало ее православное вероисповедание: это было
исключительно важно как для Иоанна, так и для его отца, тяжело
переживавшего нежелание своей супруги перейти из лютеранства
в православие.
Елена была двумя годами старше Иоанна. Она родилась 23 октября (4 ноября) 1884 г. в семье короля Сербского Петра I (Карагеоргиевича) и княгини Зорки Черногорской (Негош) — родной
сестры печально известных в России «черногорок», великих княгинь Милицы и Анастасии (Станы), при посредничестве которых в окружение Царской Семьи проникли спириты, медиумы,
«чудотворцы» и, наконец, Распутин. Елена, получившая имя
в честь святой Елены, королевы Сербской (†1306), была старшей
из пяти детей; ее младший брат Александр I Карагеоргиевич впоследствии прославился как король-объединитель Югославии
и покровитель русской эмиграции.
14
Письмо князя Иоанна Константиновича великому князю Константину
Константиновичу (3 декабря 1910 г.) // Российский Архив… С. 420.
15
Годом ранее предпринимались попытки выдать замуж княжну Татьяну
Константиновну за наследника сербского престола Александра, однако Константин Константинович «противился этому браку ввиду того, что сербская династия недостаточно утвердилась на своем шатком престоле». См.: Константин
Романов, великий князь. Указ. соч. С. 325 (запись от 10 марта 1910 г.). К тому же
романтические чувства княжны к князю Багратиону взяли верх, и от матримониальных планов было решено отказаться.
115
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Раннее детство Елена провела
в Черногории у деда, князя Николы Негоша, а после смерти матери
в 1890 г. часто и подолгу жила в России, где одно время училась в Смольном институте, благодаря чему совершенно свободно говорила на
русском языке и хорошо понимала
русскую жизнь. В Петербурге Елена впервые увидела своего будущего
мужа: ее братья Александр и Георгий
учились в Пажеском корпусе и часто
гостили в семье Константина Константиновича16.
За годы учебы девушка овладела всеми основными европейскими
языками, а также научилась хорошо
разбираться в искусстве и археологии, чему способствовали поездки по
Европе и частое пребывание в ШвейЕлена Петровна,
царии, где жил в изгнании до восшекоролевна Сербская. 1911
ствия на сербский престол в 1903 г. ее
отец, и в Италии у еще одной тетки по матери — королевы Елены
Савойской (Монтенегро), супруги короля Италии и Албании Виктора Эммануила III17. По свидетельствам современников, королевна Елена была решительной, целеустремленной, но в то же время
в ее характере отмечали удивительный такт, нежную кротость,
отзывчивость, ласковость, доброту, «драгоценную способностью
ободрять самых робких людей» и «простоту в обхождении», благодаря чему девушку называли «тихая Елена»18. Гувернантка царских дочерей Маргарет Игер вспоминала: «В том году (1902 г.—
Т. А.) в Крыму мы очень часто встречались с принцессой Еленой,
ныне Сербской. Она была очень миловидная девушка, хотя и бледная, с прекрасными темными глазами, чрезвычайно спокойная
См.: Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3.
Там же.
18
Новое время. 1911 г. 16 июля. Цит. по: РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 3.
16
17
116
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
и любезная. Юная великая княжна Ольга была от нее в восторге,
и принцесса Елена часто приходила на чай в детскую со своей молодой теткой, Верой Черногорской, и юными кузенами, с которыми она живет большую часть времени. Принцессе Елене было
около семнадцати лет. Ее мать умерла много лет назад, и она жила
по большей части то у одной, то у другой тетки в России. Какая
перемена в ее жизни! Я часто думаю о ней с глубоким сочувствием
и сожалением. Она никогда не знала спокойной минуты, окруженная убийцами последнего короля и королевы19. Бедная, нежная,
милая девочка! Какая судьба ждет ее?»20.
В сербском народе Елена была очень популярна благодаря
многочисленным делам милосердия21. Русская пресса особенно
отмечала активную помощь, которую королевна оказала пострадавшим от разлива рек Савы и Дрины22. Впоследствии Елена продолжит благотворительную деятельность в России, где в годы Великой войны создаст передвижной санитарный поезд «Летучий
лазарет Мраморного дворца» — сказался интерес к медицине, который Елена обнаруживала уже в юности, заботливо ухаживая за
болевшими близкими.
Русская «малая пресса», предшественница современных таблоидов, отмечала и такие любопытные факты: принцесса увлекается верховым спортом, любит путешествия, а одевается «просто,
19
Петр I Карагеоргиевич воцарился на сербском престоле в результате государственного переворота и убийства своего предшественника короля Александра Обреновича (1876—1903) и его жены королевы Драги (1866—1903) группой офицеров Белградского корпуса (прим. Т. А.).
20
“That year in the Crimea we saw a great deal of Princess Ellen, now of Servia.
She was a very sweet-faced though plain girl, with beautiful dark eyes, very quiet and
amiable in manner. The little Grand Duchess Olga was very fond of her, and Princess
Ellen would often come to tea in the nurseries, her young aunt, Princess Vera of
Montenegro, and the young cousins with whom she lived most of the time. Princess
Ellen was about seventeen years of age. Her mother had been dead for many years and
she lived chiefly with one or other of the aunts in Russia. What a change has come into
her life! I often think of her with deep pity and compassion. She can never know an easy
moment, surrounded as she is by the assassins of the late king and queen. Poor, gentle,
amiable girl! What will be her fate?” // Eagar, Margaret. Six Years at the Russian Court.
Цит. по: http://www.alexanderpalace.org/eagar/XIX.html (перевод мой. — Т. А).
21
См.: Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3.
22
См.: Новое время. 1911. 16 июля.
117
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
преимущественно в белое, что прекрасно оттеняет нежное личико
брюнетки»23.
В начале июля 1911 г. Иоанн Константинович отправляется
в Италию в сопровождении Стюкера — библиотекаря греческого
короля и бывшего воспитателя своих двоюродных братьев, греческих королевичей Андрея и Христофора24. В замке Ракониджи
близ Турина, резиденции Савойского королевского дома, где Елена гостила у тетки, Иоанн сделал принцессе предложение, которое было благосклонно принято. Молодые люди были знакомы
с детства, их нынешнее увлечение друг другом было взаимным.
Однако для многих членов Русского Императорского Дома их помолвка стала неожиданностью: скромного застенчивого Иоанчика подозревали в желании стать монахом, что было предметом
шуток даже в благочестивой Царской Семье25. Между тем Иоанн
не мыслил жизни вне супружества, давно мечтал о женитьбе, но,
будучи благочестивым православным христианином («Я верю,
что без Бога жить нельзя, а я в него сильно верую»), он хранил
себя для венчанного брака. «...Я никогда не был в половой связи
ни с одной женщиной и дал обет Богу, что и не буду до свадьбы.
Я целовал женщин, приводил их, убеждал к нравственной жизни,
но дальше не шел»26, — признавался он отцу за полтора года до
описываемых событий. Невеста также была очень религиозна, что
отмечалось даже в газетных публикациях, любила паломничества
и молитвенное уединение27. Словом, нежная симпатия быстро
сменилась искренней влюбленностью, чувства молодых совпали
с планами родителей и политическими расчетами, и очень скоро
«Иоанчик» и «тихая Елена» были «помолвлены с соизволения государя императора и с согласия сербского короля, великого князя Константина Константиновича и великой княгини Елизаветы
Маврикиевны», как гласили официальные документы.
Там же.
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 103, 122.
25
См.: Zeepvat, Charlotte. The Camera and The Tsars: A Romanov Family Album. 2004. Р. 56.
26
Письмо князя Иоанна Константиновича великому князю Константину
Константиновичу (2 ноября 1909 г.) // Российский Архив… С. 418.
27
Новое время. 1911 г. 16 июля.
23
24
118
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Сразу же после объявления помолвки вечером 13 июля 1911 г.
в Мраморном дворце по исконно русскому обычаю был отслужен
молебен, на который была принесена из Казанского собора чудотворная икона Казанской Божией Матери. О «высоконареченных женихе и невесте» молились их родители, королева эллинов
Ольга Константиновна, великий князь Дмитрий Константинович,
представители сербской миссии, служащие двора и др.28. Молебны были отслужены также в Павловской придворной Мариинской церкви (14 июля)29 и в соборной церкви Белграда (17 июля)30.
20 июля Иоанн Константинович вернулся в Россию и сразу же
отправился в Стрельну, в Константиновский дворец, куда накануне уже переехали из Мраморного дворца его отец и королева
эл­линов31.
27 июля 1911 г. император назначил бракосочетание Иоанна
и Елены на воскресенье 21 августа, определив для совершения
таинства церковь Большого Петергофского дворца, о чем сообщил министр императорского двора генерал-адъютант барон
В. Б. Фредерикс32. Выбор не был случайным: с 1830-х гг. Петергоф являлся летней резиденцией Императорской фамилии, которая проводила во дворцах Александрии (Коттедже, Фермерском
дворце, Нижней даче) «дачный сезон», а Большой дворец — местом официальных дипломатических приемов и торжеств33. В это
время, когда «Петергоф превращался в своеобразную „загородную столицу“ империи, придворная церковь становилась центром
религиозной жизни русского двора»34. В роскошном храме, богато
Петербургская газета. 1911. № 191 (15 июля). С. 2.
См.: РГИА. Ф. 493. Оп. 3. Д. 18875. Л. 8.
30
Петербургская газета. 1911. № 194 (18 июля). С. 3.
31
Петербургская газета. 1911. № 195 (19 июля). С. 3; № 196 (20 июля). С. 3.
32
См.: РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 2.
33
«Государь Император и Государыня Императрица, имея летнее пребывание с Августейшим семейством своим в Александрии, приезжают в Петергофский дворец более для Высочайших выходов и при особых случаях. Государь Император во время летнего пребывания в Петергофе приезжает во дворец также
и для занятий в своем кабинете, и для приема иностранных лиц дипломатического корпуса» // Гейрот А. Указ. соч. С. 88.
34
Буланая Н. Б. Церковь Большого Петергофского дворца: страницы истории // История Петербурга. 2010. № 1 (53). С. 115.
28
29
119
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
и изящно отделанном Растрелли и освященном во имя Святых
апостолов Петра и Павла, неоднократно совершались великокняжеские венчания (традиция зародилась летом 1846 г., когда здесь
сочетались браком великая княжна Ольга Николаевна и наследный принц Карл Вюртембергский)35. Наконец, Петергоф находился неподалеку от загородной великокняжеской резиденции Константиновичей — Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля.
Началась подготовка к свадьбе. В конце июля был составлен
брачный договор, в котором оговаривалось содержание, отпускаемое Иоанну, принадлежащий ему капитал, а также другие вопросы имущества князя (денежные средства и недвижимость)36.
Министерство императорского двора (МИДв) занялось разработкой церемониала и рассылкой приглашений. «Учреждение об Императорской фамилии», принятое в царствование Александра III
2 июля 1886 г., изменило статус правнуков императора, которые
становились князьями императорской крови, что отразилось
в том числе и на ритуалах, оформлявших главные этапы их жизни: крещение, вступление в брак, погребение. Первым подпал под
действие нового закона Иоанн, что сказалось уже при его крещении37. Соответственно, и церемониал бракосочетания несколько
отличался от традиционного для великих князей. Поскольку это
было первое в Доме Романовых венчание князя императорской
крови, МИДв полагало, что разработанный для Иоанна церемониал станет образцом для подобных торжеств в будущем38.
На высочайшее рассмотрение было представлено два проекта церемониала39. Государь, как свидетельствуют его собственноручные пометки синим карандашом, изначально вычеркнул из
числа участников торжества свою супругу, императрицу Александру Федоровну (вероятнее всего, по причине ее болезни)40, а также цесаревича Алексея — последнее решение в результате было
См.: Там же. С. 116—118.
См.: РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 4, 6.
37
Подробнее см.: Гузанов А. Н. Рождение и крещение первенца в семье великого князя Константина Константиновича // Константиновский дворцовопарковый ансамбль и его художественные коллекции. СПб., 2009. С. 86—101.
38
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 6.
39
Там же. Л. 6—19, 21—25об.
40
Там же. Л. 10об, 17.
35
36
120
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
изменено, и наследник присутствовал на торжестве; распоряжением Николая в церемониал были внесены все четыре царевны
и другие юные великие княжны41.
Вечером 1 августа Иоанн Константинович выехал в Белград42.
Его сопровождали адъютант отца полковник Н. Н. Ермолинский
и камердинер Данила Анисимов43. 3 августа столица Сербии приветствовала князя-жениха флагами. На вокзале его встречали
королевская семья, министры, сановники и члены русской миссии, а «все улицы празднично убранного города были буквально
запружены народом»44. Появление любимой народом принцессы
с князем-женихом, представителем царствующей династии из
великой России, повсюду вызывало бурю восторгов и бесконечные овации45. Сербская принцесса входила в Дом Романовых, что
упрочивало и положение королевской фамилии в самой Сербии.
11 августа Иоанн Константинович возвратился в Петербург46.
В России в это время спешно готовились к приему высоконареченной невесты и ее семьи. Важным этапом стало обновление интерьеров Большого Петергофского дворца, о чем
свидетельствует «Расчетная тетрадь по приготовлению помещений ко дню бракосочетания Иоанна Константиновича»47. Ремонтом и отделкой комнат руководил «придворный архитектор
Миняев»48 — очевидно, архитектор Петергофского дворцового
управления Александр Константинович Миняев. В начале августа в комнатах, предназначенных для временного пребывания
королевны Сербской, были произведены обойные работы (на
общую сумму 593 р. 85½ к., С. В. Резцов и мебельно-обойный
мастер Г. Р. Гендриксон), изготовлены занавеси (70 р. 96¾ к., мануфактурная торговля А. А. Коровина), в магазине Ярнушкевича
и Кº (Невский, 47) была заказана кровать для принцессы (115 р.)
и подготовлены пружинный и французский матрацы (185 р.
Там же. Л. 18—19.
Петербургская газета. 1911. № 209 (2 августа). С. 4.
43
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 22. Л. 7, 9.
44
Петербургская газета. 1911. № 211 (4 августа). С. 5.
45
Петербургская газета. 1911. № 212 (5 августа). С. 4; № 215 (8 августа). С. 3.
46
Петербургская газета. 1911. № 219 (12 августа). С. 3.
47
РГИА. Ф. 490. Оп. 4. Д. 2087.
48
Там же. Л. 2об.
41
42
121
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
93 к., Резцов). У Ярнушкевича была приобретена и кровать для
наследника королевича Александра Сербского (151 р.). В туалетной комнате принцессы установили умывальную посуду (19 р.
50 к., Демин), умывальные столы (300 р., Сан-Галли), эмалированную ванну (100 р., Сан-Галли), а также «бедэ» (54 р., магазин
Ярнушкевича). В помещениях для высоких гостей были устроены электрические звонки (228 р. 70 к., П. А. Медведев). Новыми
обоями оклеили и некоторые комнаты, предназначенные для свиты принцессы. По сложившейся с XIX в. традиции, апартаменты
для невесты и ее близких были отведены в корпусе «Под Гербом»
(западный павильон Большого дворца, симметричный восточному, Церковному) и в бывших комнатах великой княгини Ольги
Николаевны, королевы Вюртембергской49.
Специально готовили к совершению таинства дворец и его
храм. В церкви было устроено венчальное возвышение (26 р. 60 к.,
Громов и Кº), подправлена масляная окраска и позолота, а также
поновлена окраска и позолота на лестницах, в подъездах, на балконе, в ванных и проходах50. Для оформления подъезда Большого
дворца был куплен ковер (65 р., мануфактурная торговля Коровина) и устроен тамбур. Сукно для него было приобретено также
в магазине Коровина (45 р.), тик, полотно и бахрома — в магазине
Соколова (152 р. 35 к.). Ковры и салфетки частично позаимствовали в прачечном заведении Зимнего дворца51.
В услужение к королевне Сербской на время подготовки
ее к венчанию (19—21 августа) назначили бывшую камер-фрау
покойной Александры Иосифовны М. Г. Гарфельд, портних
О. Н. Булбенкову и А. К. Суворову, а также «комнатного мужика
Мраморного дворца Ивана Сергеева Шубина»52.
МИДв обнародовало «Высочайше утвержденный порядок
приезда Его Величества Короля Сербского, Наследного Королевича Александра и Королевны Елены Сербских в Петергоф»53. 18 августа, в 12 ч. 30 м. дня экстренный поезд с сербской семьей в сопро Там же. Л. 1об—6об.
Там же. Л. 6об.
51
Там же. Л. 2об., 3об.
52
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 55.
53
Петербургская газета. 1911. № 226 (19 августа). С. 2.
49
50
122
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
вождении свиты прибыл в Варшаву, где им был предоставлен для
путешествия по России императорский поезд54. Иоанн Константинович выехал в Варшаву заранее (16 августа)55, чтобы встретить
невесту с семьей и вместе с ними прибыть в Петергоф (в поезде
Иоанчик обучал будущего тестя тонкостям русского военного
церемониала)56. Кроме него в Варшаве королевский поезд встречали варшавский генерал-губернатор и командующий войсками
Варшавского военного округа генерал-адъютант Г. А. Скалон с сопровождающими лицами и почетный караул. При короле были
назначены состоять генерал-адъютант К. К. Максимович и флигель-адъютант князь В. Н. Оболенский, а при королевиче — флигель-адъютант ротмистр П. М. Дараган57. В состав сербской делегации входили: министр-президент и министр иностранных дел
Милован Милованович, председатель Скупщины Андрей Николич, адъютанты короля полковник Павел Юришич, подполковник
Пашич, подполковник Петр Попович, майор Драгомир Николаевич, начальник кабинета короля Драгомир Янкович, в должности
гофмаршала майор Георгий Осипович, городской голова Белграда
Любомир Давидович, лейб-медик короля Николаевич, ординарец
капитан Ненарадович, секретарь Министерства иностранных дел
Шаинович, состоящие при королевне Елене княгиня Паловандова
и госпожа Николич, две горничные и девять человек прислуги58.
В пятницу 19 августа Петергоф встречал высоких гостей
цветами и флагами59. Императорские комнаты Петергофского
вокзала и подъезд были убраны тропическими растениями. В городе чувствовалось особенное оживление. Толпы публики в летних костюмах сгруппировались по аллеям, ведущим к вокзалу.
В 12 ч. 15 м. экстренным поездом в Петергоф из Цетинье
прибыл князь Петр Черногорский — дядя Елены, младший брат
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 31.
Петербургская газета. 1911. № 224 (17 августа 1911 г.). С. 3.
56
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 125.
57
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 31.
58
Там же. Л. 32, 35.
59
Описание встречи сербской королевской семьи см.: Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3; Правительственный вестник. 1911. № 180 (20 августа). С. 2.
54
55
123
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Петергофский вокзал. С открытки начала ХХ в.
ее покойной матери60. Его сопровождали генерал Мартынович
и секретарь Миушкович. Флигель-адъютантом при князе был назначен капитан лейб-гвардии 4-го Стрелкового Императорской
фамилии полка А. Н. Мандрыка61. Встречать Петра Черногорского император поручил великому князю Константину Константиновичу, которого сопровождал сын Гавриил. Он вспоминал:
«На станции собрались лица свиты и был выстроен почетный
караул62. Принц Петр был небольшого роста, с черными усиками
и довольно красивый. Он очень скромно себя держал. Отец, вместе с принцем и мною, поехал к государю во дворец, в Александрию. Они поднялись к государю, а я остался ждать внизу. Прием
Гавриил Константинович (Указ. соч. С. 125) ошибочно называет младшего сына Николы Негоша Петра Черногорского (1889—1932) «двоюродным братом невесты».
61
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 37.
62
От 148-го пехотного Каспийского полка, расквартированного в Петергофе (прим. Т. А.).
60
124
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
у государя продолжался недолго, и мы вдвоем с отцом вернулись
обратно в Стрельну»63.
В это время на Петергофском вокзале готовились к главному
событию дня — прибытию высоконареченной невесты с семьей.
В третьем часу на дебаркадере выстроился почетный караул от
148-го пехотного Каспийского полка, со знаменем и хором музыкантов. На правом фланге стало военное начальство: командир
1-го армейского корпуса генерал-лейтенант Л. К. Артамонов с начальником штаба генерал-майором С. П. Ловцовым, начальник
37-й пехотной дивизии генерал-лейтенант В. Е. Флуг, бригадный
командир генерал-майор И. И. Вальберг, командир 148-го пехотного Каспийского полка полковник П. А. Кордюков. Почетный
караул обходил, здороваясь, помощник августейшего главно­
командующего войсками гвардии и Петербургского военного
округа генерал от инфантерии М. А. Газенкампф.
В императорских покоях собрались чины сербской миссии, представители русского генералитета, флигель-адъютанты, служащие МИД и МИДв, свитные фрейлины, гофмейстерины и др. Военным было предписано быть в городской парадной,
а гражданским — в праздничной форме, дамам — в коротких
платьях и шляпах; «имеющим Сербские ленты быть в оных»64.
Для прибывших на церемонию подали два экстренных поезда: «С.-Петербург — Новый Петергоф 1 ч. 45 м., обратно — по
встрече»65. На вокзале находилась также депутация от города Петергофа: бургомистр Егоров, ратманы Адарич и Матюшин, купеческий староста Баулин и мещанский староста Барсуков.
Вскоре прибыли представители Царствующего Дома: королева эллинов Ольга Константиновна, великие княгини Мария Павловна и Елена Владимировна, княжна Татьяна Константиновна,
королевичи Петр Черногорский и Николай Греческий, великие
князья Борис Владимирович, Андрей Владимирович, Дмитрий
Павлович, Константин Константинович, Дмитрий Константинович, Александр Михайлович, Сергей Михайлович, князья Гавриил, Олег и Игорь Константиновичи и герцог Михаил Георгиевич
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 125.
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 33, 39.
65
Там же. Л. 39.
63
64
125
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Мекленбург-Стрелицкий. В 2 ч. 20 мин. к вокзалу подъехала императорская чета, причем государь был в форме лейб-гвардии
Измайловского полка66 и в сербской ленте Карагеоргиевичей
с бриллиантовой звездой67, а Александра Федоровна — в светлом
платье.
Наконец в 2 ч. 30 м. дня показался императорский поезд. Из
салон-вагона вышли король сербский Петр (в Андреевской ленте), королевна Елена и наследный королевич Александр, князь
Иоанн Константинович и встречавшие королевскую семью в Гатчине Елизавета Маврикиевна и брат жениха Константин. «Кас­
пийцы» заиграли сербский гимн, под звуки которого сербского
короля приветствовали русский император и члены династии.
Августейшие особы прошли по фронту почетного караула. После
взаимного представления свит депутация от города Петергофа
поднесла королю хлеб-соль на серебряном блюде68, а королевне
Елене Петровне бургомистр Егоров преподнес букет из роз.
После взаимных приветствий и представлений высокие особы направились в царскую резиденцию. Император и король, возглавлявшие процессию, ехали в первом экипаже в сопровождении
казаков Собственного Его Величества конвоя в синих черкесках
и черных папахах; у правого колеса царского выезда на белом коне
их сопровождал командир конвоя генерал-майор князь Г. И. Трубецкой с вынутой шашкой69.
Следом в открытой двухместной коляске (т. наз. «визави а-ля
Домон»), запряженной четверкой лошадей цугом, с жокеями и пикером впереди и камер-казаками на запятках, ехали императрица
Александра Федоровна с королевной Еленой. Их сопровождал на
коне шталмейстер граф В. В. Гудович. Замыкал царский кортеж
взвод казаков Собственного Его Величества конвоя с винтовками
«на руку».
66
Великий князь Константин Константинович с рождения был записан
в лейб-гвардии Измайловский полк; в 1883 г. он стал командиром Государевой
роты полка, где учредил знаменитый литературно-театральный кружок «Измайловские досуги». В 1910 г. в Измайловский полк был зачислен третий сын великого князя — Константин.
67
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 125.
68
РГИА. Ф. 472. Оп. 45. Д. 40. Л. 42, 44.
69
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 126.
126
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Далее следовали жених и остальные августейшие особы,
но не в экипажах, а в своих автомобилях, что, по мнению князя
Гавриила, «было некрасиво и нарушало торжественную картину
въезда»70. На встречу не прибыл великий князь Михаил Александрович, который должен был ехать в экипаже с королевичем
Сербским сразу за конвоем, и Александр Сербский оказался в автомобиле великого князя Бориса Владимировича, среди великих
князей и княгинь71. По всему пути следования кортежа «шпалерами» стояли нижние чины конвоя Собственного Его Величества
Сводного пехотного полка и Петергофского гарнизона, без оружия. Восторженное «ура» сопровождало процессию до Большого
Петергофского дворца.
Во дворце на Большом подъезде в Верхнем саду царский кортеж встречали министр императорского двора барон В. Б. Фредерикс, гофмаршал генерал-адъютант граф П. К. Бенкендорф,
обер-церемониймейстер граф В. А. Гендриков, начальник Петергофского дворцового управления генерал-майор М. А. Лермонтов. Ко времени прибытия процессии во дворце уже находились
великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, а в Верхнем
саду — наследник цесаревич. Свита императрицы и великих княгинь, а также сопровождающие сербской королевской семьи входили во дворец с Самсониевского подъезда. По прибытии в дворцовой церкви был отслужен благодарственный молебен72, который совершило придворное духовенство во главе с духовником
их величеств протоиереем Николаем Григорьевичем Кедринским.
Затем государь проводил сербского короля в его апартаменты,
а императрица — королевну Елену Петровну в ее комнаты, после
чего Царская Семья отбыла из дворца.
Там же.
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 3.
72
По воспоминаниям Гавриила Константиновича, процессия направилась
для молебна в Готическую капеллу в Александрии (Указ. соч. С. 126.), однако мемуаристу изменяет память. В распоряжении МИДв подробно расписывается церемония встречи в Большом Петергофском дворце, включая молебен в дворцовой церкви. См.: РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 33об. Кроме того, на полях одного
из вариантов церемониала в день приезда короля Сербского Николай II написал
синим карандашом: «Молебен в соборе Большого дворца» (РГИА. Ф. 473. Оп. 2.
Д. 1571. Л. 15). См. также: Правительственный вестник. 1911. № 180 (20 августа).
С. 2; Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3.
70
71
127
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
В 8 ч. вечера в Большом Петергофском дворце состоялся парадный обед в честь сербского короля, сервированный на 180 кувертов в Петровском (Тронном) и Купеческом залах. Для гостей
были поданы два экстренных поезда: «из С.-Петербурга по Балтийской железной дороге в 6 ч. 30 м. вечера и обратно из Нового
Петергофа в 10 ч. 45 м. вечера»73. Петергофские парки были иллюминированы. Император и король вышли из внутренних покоев
дворца в предшествии гофмаршала графа Бенкендорфа и оберцеремониймейстера графа Гендрикова и в сопровождении барона
Фредерикса и дежурных офицеров. На обеде присутствовали иностранные августейшие особы, русские великие князья и князья
императорской крови, дипломатический и министерский корпусы, сенаторы, главно­управляющие, лица свиты74.
На обеде император Николай II назначил короля Сербского
шефом 14-го пехотного Олонецкого полка Русской армии. Король
Петр пожаловал орден Карагеоргиевичей 1-й степени великому
князю Дмитрию Константиновичу и братьям жениха Константину
и Гавриилу. Последний описывает происходившее так: «Как всегда
в таких случаях, стол, стоящий покоем, был замечательно красиво
накрыт; играл придворный оркестр. Государь и король обменялись речами. Мне кажется, что государь говорил по-русски, — как
всегда очень просто, без всякой позы, но с громадным достоинством. Он упомянул в своей речи Иоанчика75, что мне было очень
приятно. За каждым членом Семейства стоял паж»76.
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 38.
Между прочим, этот обед, на котором присутствовала мужская часть Императорской фамилии, едва не нарушил планы Матильды Кшесинской: в этот вечер она праздновала на своей стрельнинской вилле день рождения и ждала в гости
некоторых великих князей. См.: Кшесинская М. Воспоминания. М., 2005. С. 185.
75
«Я приветствую прибытие ваше в Россию и не могу не выразить вам моей
радости по поводу предстоящего бракосочетания дочери вашей с князем Иоанном Константиновичем. Это счастливое семейное событие несомненно послужит
к дальнейшему укреплению уз близкой и тесной дружбы, соединяющей наши
единоплеменные народы, и явится ценным и лучшим залогом мирного развития
и процветания сербского королевства в единении с братской Россией». В свою
очередь сербский король выразил надежду, что «семейное событие, ныне празднуемое, будет содействовать к большему скреплению тесной дружбы с великой
братской Россией. В единении же со мной сербский народ в этой дружбе усматривает самый драгоценный залог своего мирного преуспеяния и своей будущности». Цит. по: Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3 (прим. Т. А.).
76
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 126.
73
74
128
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Высоконареченной невесты и представительниц женской половины Дома Романовых в этот вечер в Петергофе не было. Для
Елены Петровны ее будущая свекровь, великая княгиня Елизавета Маврикиевна, устроила фамильный (т. е. семейный) обед
в Стрельнинском дворце77.
На следующий день, в субботу 20 августа, Елена снова посетила Стрельну — вместе с отцом, братом и королевичем Петром
Черногорским. За Божественной литургией в церкви Стрельнинского дворца она причастилась Св. Христовых Таин. На богослужении, а затем на фамильном завтраке присутствовала вся ее
новая семья (кроме Гавриила, который в этот день был дежурным
флигель-адъютантом у государя и находился на Нижней даче).
После завтрака король Петр с принцем Александром и королевичем Черногорским отправились с визитами в другие императорские и великокняжеские резиденции Петергофской дороги:
в Михайловку, Александрию, усадьбу Ольденбургских в Старом
Петергофе, Сергиевку и Ораниенбаум, а в пятом часу вечера вернулись в Большой Петергофский дворец, где были приглашены
на фамильный обед у императора и императрицы78. Елена, очевидно, провела этот день в Стрельне, знакомясь с будущими родственниками.
Именно из Стрельны Иоанн Константинович с семьей и отправился на следующий день, в воскресенье 21 августа, в Петергофский дворец. Об этом свидетельствует ведомость по буфету
Стрельнинского дворца: утром 21 августа 1911 г. здесь завтракали
Дмитрий Константинович, королева эллинов Ольга Константиновна, Константин Константинович и Елизавета Маврикиевна со
всеми детьми — Иоанном, Гавриилом, Татьяной, Константином,
Олегом, Игорем, Георгием, Верой, а также заведующий шталмейстерской частью Р. Ю. Минкельде, камер-фрау Елизаветы Маврикиевны Эмма Шадовиц, баронессы Луиза и София Корф, духовенство, певчие и дворцовые служители (гоффурьер, камердинеры,
77
Правительственный вестник. 1911. № 180 (20 августа). С. 2; Петербургская газета. 1911. № 227 (20 августа). С. 3.
78
Правительственный вестник. 1911. № 181 (21 августа). С. 2; Петербургская газета. 1911. № 228 (21 августа). С. 4.
129
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Константиновский дворец в Стрельне.
Южный фасад. Начало ХХ в.
рейткнехты79, мотористы (т. е. шоферы), экономка, лакеи, горничные, швейцар и др.)80. Любопытные факты: на завтрак в этот день
подавали яйца, гренки, бутерброды, холодные и горячие закуски,
квас, а маленькой княжне Вере — «кашку». Упоминание в буфетной росписи духовенства (два человека) и певчих (шесть человек)
указывает на то, что утром в дворцовой церкви была отслужена
Божественная литургия: во-первых, это было воскресенье; вовторых, благочестивый жених Иоанн Константинович перед венчанием должен был причаститься Св. Таин. Сербская семья молилась в этот день за Божественной литургией в церкви Большого
Петергофского дворца81.
Венчание было назначено на 3 ч. дня. Но уже в 9 утра пятью
пушечными выстрелами, произведенными из Петропавловской
крепости и Петергофской военной гавани, столице и Петергофу
79
Рейткнехт (военн.) — нижний чин, назначенный для ухода за офицерскими лошадьми.
80
РГИА. Ф. 532. О. 1. Д. 114. Л. 8—8об.
81
Петербургская газета. 1911. № 229 (22 августа). С. 3.
130
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
было возвещено, что в Царствующем Доме состоится торжество
браковенчания82.
Гости начали съезжаться в Большой Петергофский дворец
к 2½ ч. пополудни. Экстренные поезда для приглашенных отправлялись в Петергоф из Петербурга в 1 ч. 30 м. дня, из Красного Села (места летних лагерных сборов гвардии и военных учений) — в 1 ч. 10 м. дня83. На торжестве должны были присутствовать, в соответствии с «Высочайше утвержденным церемониалом
бракосочетания Его Высочества князя императорской крови Иоанна Константиновича с Ея Королевским Высочеством королевной Еленой Сербской»84: члены Святейшего Синода85; председатель
Совета министров П. А. Столыпин, временно управляющий МИД
камергер А. А. Нератов, председатель Государственного Совета
М. Г. Акимов, председатель Государственной Думы М. В. Родзянко, губернатор Петербурга А. В. Адлерберг, первоприсутствующие
члены Правительствующего Сената, статс-секретари; сербский
посланник Попович, сербский военный агент полковник Сарманов, российский посланник в Белграде гофмейстер Н. Г. Гартвиг;
генерал-адъютанты, свиты Его Величества генерал-майоры, флигель-адъютанты и дежурные адъютанты великих князей; петербургский предводитель дворянства И. Н. Салтыков, петергофский предводитель дворянства; 1-е и 2-е чины двора и кавалеры
великокняжеских дворов в придворном звании; гофмейстерина
Высочайшего двора Е. А. Нарышкина, статс-дамы, камер-фрейлины и фрейлины обеих императриц, гофмейстерины и фрейлины великих княгинь; свита иностранных августейших особ;
а также командиры, штаб- и обер-офицеры частей лейб-гвардии
Конного полка, в котором состоял князь Иоанн Константинович,
82
Прибавление к № 181 Правительственного вестника (22 августа 1911 г.);
Петербургская газета. 1911. № 229 (22 августа). С. 3.
83
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 43.
84
Там же. Л. 71—73.
85
В это время во главе Святейшего Синода стоял обер-прокурор В. К. Саблер; в состав Синода входили митрополит Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий Флавиан (Городецкий), архиепископ
Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский).
131
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
и старшие над ними начальники86. Кроме того, отец жениха, великий князь Константин Константинович, ходатайствовал перед
гофмаршалом П. К. Бенкендорфом о разрешении присутствовать
на высокой церемонии87:
← корнету Кавалергардского полка князю К. А. БагратионМух­
ранскому (жениху княжны Татьяны Константиновны, чья
свадьба состоялась через три дня после свадьбы Иоанна и Елены),
морскому министру адмиралу И. К. Григоровичу, управляющему
г. Павловском полковнику Э. Э. Герингу, камергеру Ф. М. Валуеву,
почетному лейб-хирургу Н. А. Тимме, лейб-хирургу Д. А. Муринову (домашнему врачу), профессору доктору медицины педиатру
Д. А. Соколову (детскому врачу семьи), бывшей няне Иоанчика
Ате (Анне Александровне Беляевой, в то время уже монахине Лесненского монастыря Гаврииле);
← состоящим при Константине Константиновиче как генерал-инспекторе военно-учебных заведений генералу от инфантерии Г. М. Лаймингу, генерал-лейтенанту А. Д. Бутовскому, генерал-лейтенанту С. Н. Лаврову, полковнику А. В. Полторацкому,
адъютанту князю В. А. Шаховскому; депутации от Первого Кадетского корпуса и от Николаевского Кавалерийского училища, где
учился Иоанн Константинович;
← представителям духовенства: насельникам АлександроНевской лавры архимандриту Макарию (Воскресенскому), духовнику князя Иоанна, и иеродиакону Павлину (Гончару); насельникам Троице-Сергиевой Приморской пустыни в Стрельне иеромонаху Сергию (Дружинину) и архимандриту Михаилу (Горелышеву); псаломщику Спасо-Преображенского всея гвардии собора
Клавдию Антоновичу Кедринскому (для духовных лиц Иоанн
Константинович испросил разрешение стоять во время таинства
в алтаре придворной церкви88);
← адъютанту великого князя Константина Константиновича
полковнику Н. Н. Ермолинскому, служащим двора великой княгини Александры Иосифовны — секретарю штаб-ротмистру барону Э. Ф. Менду и управляющему конторой двора Д. С. Зернину,
унтер-шталмейстеру барону П. А. Рауш фон Траутенбергу;
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 40.
См.: Там же. Л. 48—48об, 53.
88
Там же. Л. 51.
86
87
132
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
← начальнику школы Александра II полковнику Р. П. Сульменеву (бывшему воспитателю королевича Александра Сербского) и бывшему воспитателю Иоанна Константиновича статскому
советнику М. К. Мухину.
В соответствии с установленным придворным церемониалом
дамам надлежало быть в русском платье89, кавалерам военным
в городской парадной, а гражданским в парадной форме и в русских лентах; имеющим орден Св. Андрея Первозванного иметь
на себе цепь ордена90. Организационные обязанности были возложены на обер-церемониймейстера барона П. П. Корфа, церемониймейстеров И. А. Ромейко-Гурко, барона А. А. Буксгевдена, А. А. Савинского, И. П. Мятлева, барона Н. К. Штакельберга,
К. Н. Гирса, графа А. С. Замойского, князя Н. Д. Кропоткина, графа В. А. Мусина-Пушкина, камергера барона К. А. Рамзая и камер-юнкера И. Г. Теплова91.
Перед началом торжества в Штандартной комнате Большого дворца был выстроен караул от лейб-гвардии Конного полка,
а внутренний караул у дворца был от 148-го пехотного Каспийского
полка, у входа в галерею перед церковью стали парные часовые от
лейб-гвардии Конного полка. «Высочайше утвержденный церемониал» предписывал гостям, собравшимся во дворец к 3 ч. дня, располагаться в помещениях дворца следующим образом. В галерее
перед церковью по традиции92 размещались приглашенные военные чины — прежде всего командиры, штаб- и обер-офицеры частей войск, в которых числился жених, и старшие над ними начальники; в Китайских кабинетах, Куропаточной гостиной, Портретном
зале — придворные дамы и кавалеры; в Туалетной, Кабинете императрицы, Кавалерской — военные чины; в Секретарской — Петербургский губернатор, Петербургский губернский и Петергофский
уездный предводители дворянства, приглашенные знатные особы;
89
«Дамы, имеющие приезд ко двору, надевают сарафаны со шлейфами из золотого или серебряного глазета с роскошными кружевными или меховыми отделками. Головной убор состоит из кокошника одноцветного с платьем. Обувь обязательно белая. Если у кого из дам есть какой-либо орден или шифр, то его надевают для приезда ко двору» // Жизнь в свете, дома и при дворе. СПб., 1890. С. 135.
90
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 40.
91
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 423—425.
92
См.: Гейрот А. Указ. соч. С. 88.
133
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
в Голубой столовой — приглашенные знатные дамы. В самом храме собрались министры во главе со Столыпиным, сановники,
сенаторы, дипломаты, сербский посланник и чины сербской миссии с супругами. Архиереи Святейшего Синода во главе с митрополитом Владимиром, придворное духовенство во главе с протоиереем Петром Афанасьевичем Благовещенским, настоятелем церкви при Сербском подворье в Москве архимандритом Михаилом
и духовником Их Величеств протоиереем Николаем Григорьевичем
Кедринским, а также приглашенные священнослужители ожидали
начала таинства в алтаре дворцовой церкви93.
Вся императорская семья собралась в 2 ч. 30 м. в Белом зале.
Тогда же завершались последние приготовления новобрачных.
По русской традиции жених в день свадьбы видел невесту только
перед венчанием. Иоанн Константинович с отцом и братом Гавриилом подъехали ко дворцу и вошли со стороны Верхнего сада.
В это время в Статс-Дамской комнате, куда был принесен туа­
летный прибор императрицы Анны Иоанновны, перед которым
готовились к венцу все августейшие невесты Дома Романовых,
придворные дамы одевали высоконареченную невесту. К началу
обряда прибыла императрица Александра Федоровна. На Елену надели русское шитое серебром глазетовое платье декольте
с длинным шлейфом и ленту ордена Св. Екатерины (накануне ей
были пожалованы знаки ордена). Платье было настолько тяжелым, что невеста с трудом перенесла церемонию94: по воспоминаниям Гавриила, в конце венчания, во время пения благодарственного гимна «Тебе, Бога, хвалим» «у Елены Петровны очень
93
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 71об. Полный список присутствовавших
см.: Прибавление к № 181 Правительственного вестника (22 августа 1911 г.).
94
Подобное чувство испытывали и другие августейшие невесты. Великая
княгиня Ксения Александровна «не могла дождаться минуты, когда можно будет
освободиться от этого дурацкого платья», по ее ощущениям «оно весило прямо пуды» (Александр Михайлович, великий князь. Книга воспоминаний. Цит.
по: http://militera.lib.ru/memo/russian/a-m/08.html). Ср. в мемуарах великой княгини Марии Павловны: «Я была разнаряжена, как идол, вес всего, что было на
мне надето, казалось, раздавит меня. Я едва могла двигаться <...> У меня болела
голова, а от тяжелого свадебного платья на плечах остались глубокие покрасневшие вмятины» (цит. по: http://www.zakharov.ru/component/option,com_books/
task,book_details/id,310/Itemid,56/) (прим. Т. А.).
134
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
сильно заболела спина, должно быть, от тяжелого подвенечного
убора. Она даже вся скривилась. Я боялся, что ей станет дурно, но
все сошло благополучно»95. Однако, поскольку Иоанн Константинович был лишь князем императорской крови, Елене, в отличие
от других августейших невест, не суждено было надеть венчальную корону Императорской фамилии России, усыпанную бриллиантами Екатерины Великой96. «Не понимаю, почему надо было
делать такую разницу», — досадовал Гавриил Константинович97.
В результате Елене надели головной убор с княжеской короной
и историческую фату Дома Карагеоргиевичей.
В 2 ч. 40 м. из Александрии прибыл император в форме полковника лейб-гвардии Конного полка, где проходил службу жених, в цепи ордена Св. Андрея Первозванного и в Александровской ленте, а также все царские дети. Рядом с Белым залом император и королева эллинов Ольга Константиновна благословили
коленопреклоненных жениха и невесту иконой, а затем командир
и офицеры лейб-гвардии 4-го стрелкового Императорской фамилии полка поднесли Иоанну Константиновичу усыпанную драгоценными камнями икону Иоанна Крестителя — его небесного
покровителя. На благословении была и императрица Александра
Федоровна, однако состояние здоровья не позволило ей присутствовать при венчании. Не было на торжестве и находившихся за
границей вдовствующей императрицы Марии Федоровны98, Ксении Александровны с княжной Ириной99, Павла Александровича100, Георгия Михайловича и Марии Георгиевны101, Кирилла Владимировича и Виктории Федоровны102, а также великой княгини
Елизаветы Федоровны103, срочно отбывшего на Кавказ Николая
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 128.
Эта корона, которую надевали в день свадьбы все великие княжны Дома
Романовых, в 1927 г. была продана на аукционе «Christie’s» и ныне хранится в собрании частного музея в поместье Хилвуд в США.
97
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 128.
98
Там же. С. 127.
99
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 353.
100
Там же. Л. 349.
101
Там же. Л. 351.
102
Там же. Л. 354.
103
Там же. Л. 342.
95
96
135
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Михайловича104, принца Петра Александровича Ольденбургского и великой княгини Ольги Александровны105. По политическим
причинам, не желая встречаться с королем Сербским, на торжестве отсутствовали великий князь Николай Николаевич Младший, его брат Петр и их жены — «черногорки» Милица и Стана,
родные тетки невесты106. Более того: Николай Николаевич, как
Главнокомандующий войсками гвардии и Санкт-Петербургского
военного округа, запретил начальникам частей отлучаться с маневров, поэтому офицеров на церемонии было гораздо меньше,
чем обычно бывало на придворных венчаниях.
Торжественная церемония началась с Высочайшего выхода — шествия государя и прочих августейших особ из внутренних
покоев в дворцовую церковь и обратно107. Ровно в 3 ч. дня первыми показались гоф- и камер-фурьеры (по два в ряд) в красных
с золотым шитьем мундирах, за которыми шли два церемониймейстера — князь Н. Д. Кропоткин и граф В. А. Мусин-Пушкин,
обер-церемониймейстер граф В. А. Гендриков, кавалеры великокняжеских дворов. Затем попарно шли вторые чины Высочайшего
двора, гофмаршал П. К. Бенкендорф и обер-егермейстер Н. П. Балашев. За ними следовали император Николай II и королева эллинов Ольга Константиновна, наследник цесаревич Алексей
(в форме лейб-гвардии 4-го Императорской фамилии стрелкового полка и Александровской ленте) и великая княжна Анастасия
Николаевна108. За государем шли министр двора барон Фредерикс
и дежурные (генерал-адъютант барон Ф. Е. Мейендорф, свиты
Его Величества генерал-майор Г. Хан Нахичеванский и флигель Там же. Л. 350.
Там же. Л. 348.
106
Там же. Л. 344.
107
См.: РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 71—73об.; Прибавление к № 181 Правительственного вестника (22 августа 1911 г.); Петербургская газета. 1911. № 229
(22 августа). С. 3.
108
«Семилетний наследник Алексей Николаевич был в этот день в первый
раз в офицерском мундире. Он был прелестен в форме стрелков Императорской
фамилии. Младшие великие княжны, также в первый раз надевшие русские придворные платья — белые с розовыми цветочками, но без шлейфов, и розовые
кокошники, — были очаровательны» // Гавриил Константинович, великий князь.
Указ. соч. С. 127—128.
104
105
136
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
адъютант граф Ф. М. Нирод), за королевой эллинов — обер-егермейстер П. П. Голенищев-Кутузов-Толстой. Шествие государя сопровождалось 21 пушечным выстрелом из Петергофской военной
гавани.
Далее следовали попарно:
←король Сербский Петр (в Андреевской ленте) и великая
княгиня Елена Владимировна с дочерью Ольгой;
← королевич Сербский Александр и великая княгиня Мария
Павловна с внучкой Елизаветой;
← родители жениха — великий князь Константин Константинович и великая княгиня Елизавета Маврикиевна;
← принц Сиамский Чакрабон и великая княжна Ольга Николаевна;
←королевич Греческий Николай и великая княжна Татьяна
Николаевна;
←королевич Черногорский Петр и великая княжна Мария
Николаевна;
← принц Артур Коннаутский и княжна императорской крови
Татьяна Константиновна.
Наконец появились жених и невеста. За ними шли великие
князья: Михаил Александрович, Борис и Андрей Владимировичи,
Дмитрий Павлович, Дмитрий Константинович, Александр и Сергей Михайловичи; князья императорской крови Гавриил, Константин, Олег и Игорь Константиновичи; князь Александр Георгиевич Романовский, герцог Лейхтенбергский и герцог Михаил
Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий109. Завершали шествие статсдамы и придворные дамы, имеющие приезд ко двору городские
дамы, свита и прочие знатные особы.
При входе в церковь навстречу процессии вышли митрополит
Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), члены
Святейшего Синода и придворного духовенства с крестом и святой водой. Император и высочайшая процессия, приняв окропление и приложившись ко кресту, проследовали в церковь. Перед
109
Порядок шествия августейших особ отличался от «Высочайше утвержденного церемониала» и не совпадал с порядком старшинства членов Императорского Дома, что вызвало впоследствии замечания барона Фредерикса. См.:
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 4.
137
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Царскими вратами уже был установлен аналой со Св. Евангелием
и крестом. Государь сам проводил жениха и невесту на приготовленное посреди церкви возвышение и затем встал на свое место
слева у окон, а родители жениха — справа. Не желая нарушать
правила благочестия, Иоанн Константинович (с разрешения государя) снял свой палаш, хотя на придворных свадьбах снимать
оружие не было принято110.
Таинство совершал духовник их императорских величеств
протоиерей Николай Григорьевич Кедринский111. Началось обручение. Придворные протоиереи Петр Афанасьевич Благовещенский и Александр Петрович Васильев вынесли из алтаря на
золотых блюдах обручальные перстни, заранее доставленные церемониймейстером графом Мусиным-Пушкиным (в предшествии
скорохода и гоффурьера)112 и положенные на престоле, и протоиерей Кедринский с молитвой возложил обручальные кольца на
руки князя Иоанна и королевны Елены.
Затем началось венчание. К «венчальному месту» подошли
«Августейшие Особы, назначенные для ношения венцов над главами высокобракосочетающихся». Шаферами Иоанна были великие князья Михаил Александрович, Дмитрий Павлович, Сергей Михайлович, Александр (Сандро) Лейхтенбергский и Гавриил Константинович; шаферами Елены — королевич Александр
Сербский, принц Петр Черногорский и три ее будущих младших
деверя: Константин, Олег, Игорь. На ектениях провозглашались
молитвенные прошения «о благоверном князе Иоанне Константиновиче и супруге его, благоверной княгине Елене Петровне».
По окончании священнодействия новобрачные принесли благодарение императору и родителям, а затем вернулись на свое место. Начался благодарственный молебен с коленопреклонением,
который совершил митрополит Владимир с сослужившим ему духовенством. Когда после возгласа предстоятеля «Слава Тебе, Боже,
во веки» придворные певчие во всю мощь запели торжественный
гимн «Тебе, Бога, хвалим» Д. Бортнянского, в Петергофской военной гавани грянул 31 пушечный выстрел.
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 128.
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. Л. 357.
112
Там же. Л. 413.
110
111
138
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Таинство совершилось. Первыми поздравили государя и высокобракосочетавшихся митрополит Владимир с членами Синода
и духовенством. По окончании поздравлений процессия тем же
порядком возвратилась во внутренние покои дворца. Около 5 ч.
дня государь с императрицей и детьми отбыли из Большого дворца, восторженно приветствуемые народом криками «ура». Экст­
ренные поезда для гостей отправились с Петергофского вокзала
в Петербург в 5 ч. 10 м., в Красное Село — в 5 ч. 25 м. пополудни113.
Свадьба Иоанна и Елены была скромнее многих других великокняжеских свадеб: не было ни парадного высочайшего обеда, ни бала (возможно, по причине того, что прошло лишь два
месяца со дня кончины бабушки жениха). Однако в этот день по
всем церквам империи совершались благодарственные молебны
с колокольным звоном. Вечером столица и Петергоф были иллюминированы, причем на украшение огнями Петергофа было потрачено 3500 руб.114.
Свадебный обед состоялся вечером того же дня в Константиновском дворце в Стрельне. Это было семейное торжество:
присутствовали только ближайшие родственники новобрачных,
сербские король и королевич, принц Черногорский и шаферы115.
Справка по кухне Стрельнинского дворца от 21 августа 1911 г.
свидетельствует, что в этот день обедали за «собственным столом» 45 персон, за «кавалерским столом» — 15 персон; всего обедали и ужинали 151 человек (включая прислугу)116. Из ведомости
по буфету за этот день117 мы узнаем, что гостей за собственным
столом было 29 человек (сербская сторона и шаферы), а членов
семьи — 16 человек; присутствовали также двое представителей
духовенства118.
Обед проходил в Стрельнинском дворце, в одном из парадных залов, который князь Гавриил в воспоминаниях называет
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 43.
РГИА. Ф. 472. Оп. 45. Д. 40. Л. 12.
115
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 128; Прибавление
к № 181 Правительственного вестника (22 августа 1911 г.); Петербургская газета.
1911. № 229 (22 августа). С. 3.
116
РГИА. Ф. 532. Оп. 1. Д. 114. Л. 24об.
117
Там же. Л. 8.
118
Там же.
113
114
139
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
«Турецким». Современные исследователи указывают на Голубой
(в прошлом Военный) зал119. Однако вполне возможно, что речь
идет о «Мраморном зало», где, как известно из описаний, находился турецкий гарнитур, в котором «вся мебель обита парчовой (красной с золотом) материей, поднесенной в дар Ея Высочеству (великой княгине Александре Иосифовне. — Т. А.) турецким султаном Абдул-Меджидом, в бытность Их Высочеств
в Константинополе»120. Торжество было омрачено происшествием, о котором сообщает князь Гавриил и которое ныне всегда
упоминается в работах, посвященных Иоанну Константиновичу и мученикам Алапаевской шахты: «В Стрельне не было электричества, и потому в люстры, висевшие в зале, были вставлены
свечи. Во время обеда свечи стали падать на пол, одна за другой.
Нам это было очень неприятно. Попадало много свечей. Теперь,
после того, как произошла революция и Иоанчик пал одной из ее
многочисленных жертв, можно считать падение свечей плохим
предзнаменованием, но вряд ли тогда это приходило кому-нибудь
в голову»121.
Вечером после обеда все семейство отправилось в Павловск,
где должны были поселиться молодые супруги122. Торжественная
встреча была назначена на «8½ вечера», о чем сообщалось в распоряжении управляющего г. Павловском123. На большом подъезде Павловского дворца собралось множество народу, в том
числе протоиерей Виктор Максимович Страхов и священник
Александр Федорович Воскресенский, полицеймейстер полковник А. И. Сабуров, доктор В. П. Верекундов, архитектор Павловского городского правления Д. Д. Зайцев, инспектор садоводства
Ф. К. Катцер, помощник инспектора Р. Ф. Катцер, садовый мастер
Константиновский дворец: альбом (автор текста В. Герасимов). СПб.,
2005. С. 48.
120
Верландер А. П. По Балтийской дороге. Ч. I. СПб., 1883. С. 89.
121
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 128.
122
Туда же на следующий день было отправлено приданое Елены Петровны, перевозкой вещей (на лошадях) руководил ездовой Придворной конюшенной части Франц Капровский (всего было 22 места). См.: РГИА. Ф. 434. Оп. 1.
Д. 22. Л. 7. Однако не обошлось без курьезов: во время перевозки багажа был
утерян ящик с книгами принцессы (Там же. Л. 5).
123
РГИА. Ф. 493. Оп. 3. Д. 18875. Л. 18—18об.
119
140
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
Константиновский дворец. Мраморный зал. Начало ХХ в.
Э. А. Боде124. Управляющий Павловском генерал Геринг поднес
молодоженам хлеб-соль. «Во втором этаже, в ротонде, был красиво накрыт чай. Он продолжался недолго, и вскоре мы разошлись
по своим комнатам. Молодым отвели помещение в одной из двух
квартир под куполом»125,— заканчивает воспоминания об этом
торжественном дне князь Гавриил Константинович. По традиции,
начало которой положила императрица Мария Федоровна, в Семейной роще Павловского парка был посажен памятный клен126.
Сразу после совершения венчания государь издал Именной
высочайший указ № 1518 «О бракосочетании Его Высочества
князя Иоанна Константиновича с Ея Королевским Высочеством
королевною Еленою Сербскою», который гласил: «Сего 21-го августа, с согласия Нашего и Великого Князя Константина Константиновича и Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, совершено в церкви Большого Петергофского Дворца, по Уставу Нашей
Православной Церкви, бракосочетание Сына Их Императорских Высочеств Его Высочества Князя Иоанна Константиновича
с Дочерью Его Величества Короля Сербского, Ея Королевским
Высочеством Королевною Еленою Петровною. Вследствие сего
Там же.
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 129.
126
РГИА. Ф. 493. Оп. 3. Д. 18875. Л. 44.
124
125
141
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
повелеваем Супругу Князя Иоанна
Константиновича именовать Ея Королевским Высочеством Княгинею Еленою Петровною»127.
По прошению великого князя
Константина Константиновича128 ко
дню свадьбы его первенца служителям
при князе Иоанне были всемилостивейше пожалованы награды: камердинеру Даниле Анисимову (служил при
князе с 1890 г.) — звание потомственного почетного гражданина и 60 р.;
кучеру Карлу Озолу (с 1906 г.) — золотая медаль для ношения на груди на
Аннинской ленте и 50 р.; наезднику
Максиму Абраменко — золотая меКнязь
даль для ношения на груди на АнИоанн Константинович
нинской ленте и 35 р.; рейткнехту при
и княгиня Елена Петровна. комнатах Его Высочества Григорию
1911
Зуеву (с 1905 г.) — серебряная медаль
для ношения на груди на Станиславской ленте и 27 р.; швейцару при подъезде Его Высочества Константину Скачкову (с 1907 г.) — серебряная медаль для ношения
на груди на Станиславской ленте и 27 р. (интересно, что спустя
месяц после свадьбы, 27 сентября 1911 г., серебряная медаль была
заменена золотой на Аннинской ленте)129; конюху Трофиму Сотникову (с 1906 г.) — серебряная медаль для ношения на груди на
Станиславской ленте; шоферу Демьянову (с 1911 г.) — 65 р.; конюхам И. Фроликову, Иванчуку и М. Назарову — по 20 р.; конюху
Фирсанову — 18 р. Награды получили все, кто служил при князе
более трех лет; остальным были выписаны денежные премии130.
Кроме того, всем вышеперечисленным комнатным и конюшенным служащим князя Иоанна, а также камердинеру Багайки Там же. Л. 19.
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. Л. 9—10.
129
Там же. Л. 89.
130
См.: Там же. Л. 11—13, 15, 16, 21—22.
127
128
142
История Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля
ну и рейткнехту Дунаеву были пожалованы королем Сербским
золотые и серебряные сербские медали131 (всего 4 серебряные медали с короной и 9 серебряных медалей без короны132). Накануне
торжества указом № 1655 от 19 августа 1911 г. государь объявил
«высочайшее благоволение к предстоящему дню бракосочетания
Его Высочества» бывшему воспитателю князя статскому советнику Михаилу Константиновичу Мухину133. Наконец, по прошению
князя Иоанна, 26 августа государь наградил иеромонаха ТроицеСергиевой пустыни Сергия (Дружинина) «за отлично-усердное
исполнение им обязанностей духовника Его Высочества» золотым наперсным крестом134.
Всего через три дня вся Императорская фамилия во главе
с Царской Семьей собрались в Павловске на еще одном свадебном
торжестве Константиновичей: княжна Татьяна выходила замуж
за князя Багратион-Мухранского. После венчания в придворной
Мариинской церкви в Греческом зале состоялся семейный обед.
«Редко приходилось, даже в те счастливые времена, обедать в такой обстановке. Такого красивого дворца, каким был Павловский,
я никогда не видел»,— писал много лет спустя Гавриил Константинович135.
Счастья обеим молодым парам было отпущено совсем немного: Великая война и последовавшая за ней гибель империи
принесет в семью Константиновичей, как и в жизнь всей России,
горе, изгнание и смерть. До Алапаевской шахты оставалось всего семь лет. Однако эти события должны быть темой отдельного
исследования. Надеемся, что в обозримом будущем появятся новые глубокие, основанные на тщательном изучении исторических
документов работы, посвященные судьбам князя императорской
крови Иоанна Константиновича и его супруги княгини Елены
Петровны. Предлагаемая статья, в которой предпринята попытка
реконструкции событий 100-летней давности, — один из шагов
на пути к детальному воссозданию подлинного образа исторической России.
Там же. Л. 86.
Там же. Л. 87.
133
Там же. Л. 28.
134
Там же. Л. 82.
135
Гавриил Константинович, великий князь. Указ. соч. С. 130.
131
132
143
Константиновский дворцово-парковый ансамбль: исследования и материалы
Источники
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 30. О помолвке и бракосочетании Его Высочества князя Иоанна Константиновича (1911).
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 22. О поездке князя Иоанна Константиновича за границу (1911).
РГИА. Ф. 434. Оп. 1. Д. 113. Переписка по делам княгини Елены
Петровны (1911).
РГИА. Ф. 472. Оп. 45. Д. 40. О приезде Его Величества Короля
Сербского и Королевича Александра на бракосочетание Его
Высочества князя Иоанна Константиновича с королевной
Еленой Сербской (1911).
РГИА. Ф. 473. Оп. 2. Д. 1571. О бракосочетании Его Высочества
Князя Императорской Крови Иоанна Константиновича с Ея
Королевским Высочеством Королевною Еленою Сербскою
(1911).
РГИА. Ф. 490. Оп. 4. Д. 2087. Расчетная тетрадь по приготовлению
помещений ко дню бракосочетания Иоанна Константиновича
(1911).
РГИА. Ф. 493. Оп. 3. Д. 18875. Дело Павловского городового правления о помолвке Их Высочеств Княжны Татианы Константиновны с Князем Багратион-Мухранским и Князя Иоанна Константиновича с Королевной Еленой Сербской (1911).
РГИА. Ф. 532. Оп. 1. Д. 114. Ведомости и справки о расходах по
кухне Стрельнинского дворца и др. (1911).
Петербургская газета. 1911. № 191, 194—196, 204, 209, 211—212,
214, 215—216, 219—220, 224, 227—231.
Правительственный вестник. 1911. № 180—181. Приложение
к № 181.
Весь Петербург на 1911 год. СПб., 1911.
Придворный календарь на 1911 год. СПб., 1911.
Гавриил Константинович, великий князь. В Мраморном дворце:
воспоминания. М., 2005.
Материалы сайта «Alexander Palace Time Machine: Russian History
Websites»: http://www.alexanderpalace.org.
144
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа