close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Горбунова Екатерина Валериевна
Учитель истории и географии
ГБОУ СОШ №3 г. Новокуйбышевска
1
СЕКЦИЯ «История»
Отношения Литвы и Москвы с древнейших времен до нашего времени.
Автор: Кузнецова Мария
Ученица 10 «Б» класса
ГБОУ СОШ № 3 г.о. Новокуйбышевск
Научный руководитель:
Горбунова Екатерина Валериевна
Учитель истории и географии
Тема данной работы – «Отношения Литвы и Москвы с древнейших времен до нашего
времени». Хотелось бы отметить, что не смотря на сложные отношения между Москвой и
Литвой эти два государства на протяжении ни одного столетия стремились прийти к
согласию. Благодаря политике проводимой московскими и литовскими правителями,
удалось прийти к компромиссу по многим вопросам, но и сегодня эти два государства
связаны не простыми отношениями.
Цель: Проанализировать взаимоотношения между Москвой и Литвой в древности;
объяснить какие отношения складываются между этими государствами сегодня.
Основными задачами своей работы я ставила изучить:
1. Появление и развитие взаимоотношений между Москвой и Литвой
2. Расстановку политических сил в 14-16 веках.
Актуальность работы заключается не только в изучении отношений между Литвой и
Москвой, но и рассмотреть каждое княжество в отдельность, проследить не только
внутреннее развитие, но и становление княжеств как сильнейших лидеров во внешней
политике. Важны не только отношения двух княжеств, но и взаимодействия их с другими
княжествами которые порой выступали не только в роли союзников, но и злейших врагов.
Большое значение в развитие этих крупнейших княжеств так же сыграло их выгодное
расположение так же плюс ко всему очень мудрые князья которые не уступали друг другу
и благодаря которым произошло политическое, экономическое становление княжеств и
как следствие этого укрепление межнациональных отношений.
Для того, чтобы разобрать политику московских князей я обратилась не только к
описаниям событий того времени, но постаралась учесть различные факторы повлиявшие
в дальнейшем не только на возвышение Московского княжества, но и становление его как
сильного централизованного государства.
О литовском княжестве к сожалению нельзя говорить «уверенно» как о московском
многие учёные сообщают в своих трудах, что к сожалению источников о политике и
экономике великого княжества Литовского сохранилось не так уж много. Но всё таки мы
можем провести анализ отношений Литвы и Москвы во многом это возможно благодаря
военным столкновениям которые и то время не являлись редкостью мы узнаём о них из
договорных грамот, «докончаний» и мирных договоров. В работе также рассматривается
и современный период взаимоотношений двух государств.
2
План:
Глава 1: Внешняя и внутренняя политика Москвы…………………………
§ 1. Причины возвышение Московского княжества…..……………………..
§ 2. Заселение Москвы в 14 веке…………………..………………………….
§ 3. Древнейшие пути сообщения………………...……………………………
§ 4. Политика и экономика Москвы в 14 веке..……………………………...
§ 5. Отношения с Литвой при Василии Тёмном…..…………………………
§ 6. Возникновение основных задач московской внешней политики.
(60 – 70-ее гг. 15века)………………………………
§ 7. Укрепление западной границы Руси при Иване 3...……………………
Глава 2: Внешняя и внутренняя политика Литвы…………………………..
А) Сельское население Литовского государства……………………………
Глава 3: Пограничная война с великим княжеством Литовским.
(1487 – 1494 годы)……………………………………
Глава 4: Внешняя и внутренняя политика Литвы 17-20 века
§ 1. «Государство обоих народов».
§ 2. В составе Российской империи.
§ 3. Первая мировая война.
§4. Литва между мировыми войнами.
§5. В составе СССР (1940-1991).
§6. Современная Литва.
3
Глава 1. Внешняя и внутренняя политика Москвы.
До татаро-монгольского нашествия Москва, впервые упоминается в летописи под 1147г.,
была сравнительно небольшим городом. Почему же именно Московское княжество стало
тем центром, вокруг которого объединились русские земли? Почему Москва стала
основой и инициатором создания единого, централизованного Русского государства?
На территории Московского княжества издавна существовало развитое земледелие. После
разорения её Батыем Москва сравнительно быстро оправилась и постепенно превратилась
в один из главных центров ремесленного производства и торговли, чему способствовало
выгодное географическое положение на пересечение торговых путей. Московское
княжество находилось в центре основной территории формирования русской народности.
Москва лежала в стороне от основных путей передвижения татаро-монгольских отрядов,
сюда стекались крестьяне и ремесленники из разорённых окраин Русской земли.
Возвышение Москвы объясняется, прежде всего, социально-экономическими
причинами. На территории Москвы уже в 14 веке бурно развивались производительные
силы в сельском хозяйстве и ремесле.
Рост народонаселения способствовал усилению Московского княжества. Москва
находилась в центре расселения русской народности. Этот факт также сыграл важную
роль в возвышении Москвы. Уже в первой половине 14 века, когда закладывались основы
централизованного государства на Руси, Москва являлась стольным городом одного из
сильнейших княжеств северо-восточной Руси.
Заселение Москвы в 14 веке.
Поселения человека, согласно археологическим данным, известны в Москве с
незапамятных времён. Возвышение Москвы, явившейся основой объединения русских
земель в единое государство, способствовало приливу населения в Москву. Но заселение
первоначальной территории Московского княжества, происходило не равномерно. Раньше
были заселены местности на север от Москвы, находившиеся за рекой Москвой. Это –
бассейны верхнего течения Клязьмы и левых притоков Москвы – Истры, Веходни и Яузы.
Здесь количество болот и неудобных для земледельческой культуры низменностей было
невелико. Менее благоприятными для земледельческой культуры низменностей было не
велико. Менее благоприятными для земледелия были местности, лежавшие на восток и
юго-восток от нынешнего города. В этом районе левые притоки Москвы почти не имеют
водораздела от правых притоков Клязьмы, и огромные массивы лесов перемежались
сырыми низинами, озёрами, мелкими речками и торфяными болотами.
Природные условия на юг от Москвы были не хуже, чем в бассейнах Истры и Клязьмы,
но обстоятельства политического свойства замедлили здесь процесс заселения. В
начальном периоде роста Московского княжества бассейн Пахры был его южной
окраиной. Нижнее течение реки Москвы, Хотунь и Лопасня принадлежали рязанским
князьям. Таруса и Оболенск на Протве были владениями тарусских князей, а на западе
Можайск принадлежал смоленским князьям. С этой стороны Московское княжество в 14
веке не раз подвергалось нападениям Литвы. Территория Москвы была освоена трудом
русских крестьян. Однако плодами этого труда воспользовались феодалы и прежде всего
князья, их бояре и ратные слуги, захватившие в 14 веке огромные земельные владения.
Монастыри как крупные землевладельцы выступают позже. Князья, чтобы привлечь к
себе соратников и слуг, щедро раздавали земли старым и пришлым слугам и давали им
различные льготы. В результате такой политики князей, тесно связанной с процессом
образования централизованного государства и укреплением великокняжеской власти,
окрестности Москвы оказались окружёнными множеством боярских владений, иногда
весьма крупных.
Древнейшие пути сообщения.
Яузский волок существовал с незапамятных времён, и для охраны этого торгового пути
был поставлен городок – небольшое укрепление. Здесь-то и поселился ханский баскак, о
4
чём и осталась память в названии селенья. Злоупотребление баскаков и частые восстания
русских убедили ханов в нецелесообразности непосредственного управления и сбора
даней, и они сделали князей ответственными за сбор и уплату даней. Система баскачества,
принесшая много горя русскому народу, в начале 14 века была ликвидирована.
По дошедшим до нас памятникам письменности известно, что во второй половине 14
века на Яузе было несколько запруд и стояли мельницы – верный знак того, что
судоходство по Яузе уже было остановлено. Дело в том, что в начале этого века
Московские князья оттягали у рязанских князей Коломну, и москвичи стали пользоваться
для перехода из бассейна Москвы в Клязьму другим путём, более удобным, в переделах
Коломенского уезда через реку Нерскую. Спустившись по Москве до устья Нерской,
поднимались по этой речке и через короткий волок – не более километра – попадали в
Ушну, небольшой, но полноводный приток Клязьмы. На устье Нерской был знаменитый в
своё время Усмерский мыт, дававший княжеской казне хороший доход.
Московские князья использовали плоды народного труда и борьбы в интересах
объединения русских земель под своей властью.
Уже в первых десятилетиях 14 в. Московское княжество постепенно выдвинулось на одно
из первых мест среди русских княжеств, а в дальнейшем Москва стала политическим
центром Руси. Московские князья присоединили к своим землям территорию
Владимирского великого княжества, расширили свои владения за счёт соседних княжеств.
Это создало условия для превращения Москвы в опорный пункт и сосредоточение
народных сил в борьбе против татаро-монгольских захватчиков.
Большое значение имело приобретение московскими князьями в начале 14в. Коломны,
которая была присоединена в 1300 году Даниилом Московским, в дальнейшем были
присоединены Переяславль и Можайск. Коломна открывала свободный выход к Оке;
Переяславская земля непосредственно граничила с территорией великого княжества
Владимирского; Можайск был сильным по тем временам укреплением на западном
рубеже Московского княжества.
Соперником Москвы было Тверское княжество. Тверские князья были богаты и сильны.
Они долго боролись с московскими князьями за великокняжеский престол. Если в начале
14в. тверской князь Михаил опирался на крупное владимирское и тверское боярство, то
московские князья вели более дальновидную политику. Опорой их власти явилось
местное служилое боярство, кроме того, наметился союз московской княжеской власти с
городами. К тому же Михаил вскоре потерял поддержку феодальной церкви, которая
сочла более выгодным для себя вступить в союз с московским князем. Золотоордынские
ханы, видя усиление Москвы и стремясь помешать объединению Руси, поддерживали то
Тверь против Москвы, то московских князей против тверских, а иной раз передавали
великокняжеский престол и каким-нибудь иным князьям – рязанскому или
нижегородскими. Ордынские ханы намеренно раздували соперничество и вражду
отдельных князей, рассчитывая ослабить их всех и тем самым укрепить свою власть над
русскими землями.
Политика и экономика Москвы в 14 веке.
В 14 веке усиливается политическое и экономическое значение Москвы. Особенно
возросла её роль после победы над татаро-монгольскими полчищами в 1380 году. Рост
производительных сил в конце 14 века сопровождался и изменениями форм эксплуатации
феодального крестьянства.
Московское княжество уже в 14 веке начало выделять среди других княжеств развитием
ремесла и торговли общим уровнем экономической жизни. Поэтому оно, естественно,
первым могло возобновить чеканку собственной монеты. Во всяком случае, во второй
половине 14 века восстанавливается самостоятельная чеканка монеты – показатель
начавшегося хозяйственного оживления, в частности роста торговли.
Во второй половине 14 века после длительного перерыва на Руси началась широкая
чеканка собственной монеты из серебра и меди почти в каждом удельном княжестве.
5
Монета чеканилась в Москве, Твери, Новгороде, Пскове, Смоленске, Рязани, Нижнем
Новгороде, Суздале, Ярославле, Чернигове, Серпухове, Угличе, Ростове, Можайске,
Дмитрове, Кашине, Новом Торге и др. Размер и внешний вид монеты периода феодальной
раздробленности были различны. Так, новгородский и московский рубли имели разный
вес
Отношения с Литвой при Василии Тёмном.
До нас дошли сведения, что после ослепления Василия Тёмного. Князья Василий
Ярославич и Семен Оболенский отказались от присяги и бежали
зарубеж в
Литву. Король Казимир принял беглецов охотно. Слепого, заточённого Василия он не
боялся, а междоусобицу на Руси готов был поддержать с радостью. Василию Ярославичу
он дал несколько городов. Здесь и стали собираться сторонники Василия. Одним из них
был сын боярский Фёдор Басенок.
4 июня сын Василия, Иван женился на дочери князя Бориса Александровича Тверского
княгине Марии Тверской.
Новый договор подтвердил равенство между Московским и тверским князем. Прочный
мир между Москвой и Тверью стал важным фактором политической стабильности. Тверь
и Москва заключили договоры с Литвой. Тверь ставилась под защиту Казимира. Более
того: Василий Васильевич в случае своей смерти поручал Казимиру заботиться о его жене
и детях. Казимир мог стать опекуном великого князя Ивана. Пришлось официально
признать переход Смоленска в руки Литвы.
Возникновение основных задач
Московской внешней политики
(60-70-ее. гг. 15в.)
Содержание грамот с Новгородом, Тверью, Рязанью значительно отличается от обычного
формуляра «докончательных» грамот о военно-политическом союзе. Оба рязанских князя
обращались в вассальных «служебных князей» Витовта и лишались самостоятельности в
области внешней политики. Особого внимания заслуживают условия, определявшие
отношения Рязани к Москве. По условиям договора Витовт мог в любое время приказать
своим рязанским вассалам напасть на московских князей. В договоре с Борисом
Александровичем тверским, хотя московский князь и не был назван, но договорная
формула – «быти ми с нами заодин, при его стороне, и пособяти ми ему на всякого, не
вынимая», несомненно, имела в виду прежде всего московское княжество.
Эти договоры, направленные по существу против Москвы, были заключены ещё в то
время, когда отношения между, дедом и внуком, Витовтом и Василием Васильевичем,
были самыми благожелательными. В 1430 году Василий Васильевич вместе с
митрополитом Фотием ездили в Троки на несостоявшуюся коронацию Витовта. Тем не
менее Витовт охватывал, как клещами московскую «отчину» своего внука, зажимая её
между Тверью и Рязанью. Действия Витовта в 1426 – 1428 годах направленные против
Пскова, Новгорода, Твери и Рязани, то есть по существу против всей западной окраины
русских земель нельзя поэтому рассматривать вне взаимной связи. Они являлись началом
осуществления больших политических планов, прерванных неожиданной смертью
Витовта. Вспыхнувшая после смерть Витовта династическая и политическая борьба в
Литве, продолжавшаяся более десятилетия, препятствовала его приемникам продолжать
активную политику в отношении русских земель, которые в это время были схвачены
затяжной феодальной войной.
После смерти Витовта Новгород заключил «вечный мир» с Свидригайло Ольгердовичем,
условия которого изложены в сохранившейся, правда, в очень плохом состоянии,
подлинной грамоте. Обращает внимание то обстоятельство, что Витовт умер 27 октября
1430 года, а договорная грамота Своидригайла с Новгородом дотирована 25 января
1435года. Такая поспешность с заключением «вечного мира» с новоизбранным литовским
великим князем. Известным своим благожелательным отношением к русскому населению,
на поддержку которого он главным образом и рассчитывал в Литве, позволяет
6
предполагать, что новгородцы постарались использовать благоприятный момент для
разрешения спорных вопросов и укрепления своей независимости. В договоре нет ни
каких обязательств, которые могли бы которые могли бы поставить Новгород в
неравноправное положение по отношению к великому княжеству литовскому. Основное
внимание в договоре направлена охрану свободной торговли и урегулирование
пограничных вопросов, являющихся предметом многолетнего спора между Новгородом и
литовскими князьями. Граница между обеими сторонами устанавливалась «по старому
рубежу». Точно были установлены размеры дани, которую великий князь литовский имел
право собирать в пограничных новгородских волостях и погостах. Отсутствие
предыдущей договорной грамоты с Витовтом не позволяет произвести между условий
обоих «докончаний». Однако некоторые грамоты Свидригайла, как нам представляется,
имеют в виду ограничение в пользу Новгорода ранее существовавших прав литовского
князя на получение доходов с отдельных новгородских волостей. «Так, особо
оговариваются что в новгородской волости не надобе ништо иное Литве; ни на Демьяни
ни на Сне, ни на Полонове ненадобе братии чёрные «куны ни иное ничто же». Характерно
так же отсутствие каких – либо упоминаний о соглашении с Витовном.
Казимир 4 Ягайлович, избранный в 1440 году великим князем литовским, в первые годы
стремился поддерживать мирные отношения с соседними русскими землями к этому
времени относятся его договорные с Псковом и Новгородом. Договорная грамота с
Псковом 30 декабря 1440 года проникнута стремлением предать забвению старую вражду
и ущерб, нанесённый друг другу до смерти Витовта: «А котории будут пени вчынили
перьво великого князя Витоътовы смерти, или пожжено, или сильно пограблено, или
головы побиты, и иныи как дела: то есмо так все на обе стороне вчынили, отложили, того
ненадобе искати ни нашим на псковичах, ни псковтичом на наших». Договор признавал,
полную самостоятельность Пскова от Москвы и Новгорода. Были установлены условия
свободной торговли для обеих сторон, очень напоминавшие соглашение Свидригайла с
Новгородом.
В сентябре 1444 года Новгород принимает на кормление литовского князя Ивана
Владимировича, которому были отданы те же пригороды, в которых сидел СимеонЛугвений и его сын Юрий. Обращение к литовской помощи было, по – видимому,
вызвано затруднительным положением Новгорода: осенью этого года Борис
Александрович разорил Бежецкий Верх, Заборовье и Новоторжские волости;
одновременно немцы сожгли посад у Яма и опустошили морское побережье.
Неприязненно, вследствие поддержки Шемяки, складывались у Новгорода отношения с
великим князем Василием Васильевичем. Казимир сделал попытку воспользоваться этими
обстоятельствами для усиления своего влияния в Новгороде. В этом же году Казимир
обратился к новгородцам с предложением принять его наместника: «возьмите моих
наместников на Городище, а яз вас хочу боронити; а с князем есмь с московским миру не
взял вас деле». Однако новгородцы «не ялися».
К этому времени, то есть к 1444 – 1445 годам следует отнести «докончание» Казимира с
Новгородом «вечного мира», условия которого почти текстуально воспроизвели договор
Свидригайла 1431 года. После избрания Казимира польским королём его положение в
Литве сильно пошатнулось литовское панство было крайне недовольно возобновлением
династической унии с Польшей и упрекало Казимира в том, что интересы «великого
княжества» принёс в жертву «короне польской». Эти обвинения побудили Казимира к
действиям, которые должны были рассеять опасения у руководящей части литовского
панства. Известный привилей 1447 года сыгравший большую роль в развитии крепостного
права, удовлетворил основные требования крупных землевладельцев. В этот же период
(1447 – 1449 годы) Казимир активизирует свою восточную политику, в духе принципов
Витовта. В 1449 году произошло «размирье» Казимира с Борисом Александровичем
Тверским, сообщение о котором отсутствует в летописях, но сохранилось в «слове
похвальном» инока Фомы. К Борису Александровичу, находившемуся в Твери, пришла
7
весть, что «король великопольский и краковский и великий князь литовский Казимир со
всеми силами, и ещё же многих земель с ним люди, идет на дом святого спаса». Когда
люди услышали «невесёлые те вести», то которые хотели уходить в другие города, а
другие – «на бег готовляхуся». Но Борис Александрович начал собирать ратные силы.
Когда Казимир услышал, что Тверской князь готовился выступить на встречу ему, то
велел своим воеводам начать переговоры с порубежными воеводами Бориса
Александровича. Последний направил послов к королю и заключил с ним мир. Условия
заключения мира сохранились в договорной грамоте 1449 года Бориса Александровича с
королём Казимиром. Король отступался от Ржева, Который он взял у Бориса
Александровича, когда находился с ним «не в любви». В основном договор повторял
соответствующие условия «докончания» 1427 года Витовта с Борисом Александровичем.
Тверской князь давал обещание Казимиру «стояти заодно противу всех сторон, никого не
выймуючи, хто бы коли не мирен был» ограничение допускалось только в отношении
немцев, по причине их отдалённости («занеж земля далече»): в случае «размирья»
Казимира с Орденом Борис Александрович мог не посылать королю помощи, если ему
будут «недосуг», это было ему «не в измену». Таким образом, Казимиру, по крайней мере
формально, удалось восстановить вассальное подчинение Тверского княжества, которое
оставалось основным объектом литовского великокняжеской политики на Востоке.
По-видимому в связи с этими активными действиями Казимира стоит новая вспышка
враждебности между ним и великим князем Василием Васильевичем. В 1446 году великий
князь посылал двух татарских царевичей (Касима и Якуба?) на Вязьму, Брянск и другие
города. Татары захватили большой полон и дошли почти до Смоленска. Казимир в свою
очередь послал к Можайску «своих панов и рать свою», которые разграбили пять городов,
причинив большие убытки населению. Весной 1448 года в Москву приезжал литовский
посол Сенен Седиголдов. По-видимому, результатом этого посольства было заключенное
в 1449 году «вечное докончанье» о братстве и любви от имени великого князя Василия и
его «братьи молодшей». Обе стороны обещали иметь общих друзей и недругов: «А хто
будет ему друг, то и мне друг; а хто будет ему недруг, то и мне недруг». Король Казимир
довал обязательство не принимать к себе «недруга» князя Дмитрия Шемяку и быть с
великим князем на него «заодин». В свою очередь Василий Васильевич обещал не
принимать к себе «недруга» короля – князя Михаила, сына Сигизмунда Кейстутовича, и
так же быть на него с королём «заодин». В договор было включено условие о совместной
обороне против татар «украинных мест», то есть южной порубежной территории. Союз о
«братстве и любви» был достигнут ценою значительных политических преимуществ
короля Казимира. Великий князь Тверской Борис Александрович «со своею братьею и з
братаничи объявлялся в стороне короля и только в любви и в докончаньи с великим
князем московским». В случае желания рязанского князя Ивана Федоровича служить
Казимиру Василий Васильевич обещал «про то на него не гневаться, ни мстити ему»
Признал особое отношение короля с Тверью и Рязанью, Василий Васильевич решительно
отводил его притязания на Псков и Новгород: «Тако ж в Новгород Василий и во Псков и
во всеи новгородские и во псковские места, тобе королю и великому князю не
вступатисяи не обидети их; а ищут лестися новгородцы и псковичи давати, и тобе королю
их их не прыймати». Король не должен вступаться за Новгород и Псков, если бы великий
князь решил их «показнити». Король обязывался иметь отдельный мир с немцами,
отдельный – «опришный» - с Новгородоми отдельный - с Псковом; корольне должен
Был вмешиваться в случае войны между ними. Последние условия, несомненно, имели в
виду попытки Витовта, и отчасти Казимира, включить Новгород и Псков в свою
внешнеполитическую систему в интересах великого княжества Литовского. Иван 3 имел в
последствии полное основание упрекать короля Казимира в невыполнении условий
«докончания». Когда внутренняя феодальная война закончилась победой Василия
Васильевича, Казимир, стал охотно принимать потерпевших поражение «удельных
князей» и испомещать их на свей порубежной территории. В 1454 году в Литву сбежал с
8
женою и с детьми Иван Андреевич Мажайский. В том же году в Литве оказался и сын
Дмитрия Шемяки – Иван Шимячич. В 1456 году во время « пожегания» Василия
Ярославича сын его Иван бежал из Боровска в Литву. Иван Андреевич Мажайский
получил от короля Стародуб и Гомель. По соседству с ним в Новгороде Северском и
Рйльске устроились Шемячичи. Таким образом, из соседства Чернигово – Северской
земли были образованы два крупных княжества: Стародибское и Новгород-Северское.
Начавшаяся вскоре тринадцатилетняя война Польши с Тивтонским орденом (1453 – 1466
году) надолго отвлекла Казимира от Литовских и русских дел. Положение его в Литве
вновь пошатнулось, В середине пятидесятых годов была сделана попытка свержения
Казимира, взамен которого великое княжение предполагалось передать Семену
Олельковичу. В 1461 году на Сейме в Петрокове литовские паны открыто требовали, от
Казимира – либо жить в Литве, либо предоставить ей отдельного князя; при этом опять
называлось имя Семёна Олельковича не смотря на династическую унию, отношения
между Польшей и Литвой всё это время были напряжёнными. В 1463 году на Сейме в
Петрокове литовцы требовали возвращения Подолии и Волыни и даже угрожали войной.
Поэтому договоры заключенные Казимиром в 1449 году с Тверью и Москвой, не имели
каких – либо заметных политических последствий.
Одержав полную победу над Шемякой и его союзниками и окончательно укрепившись на
Московском великом княжении, Василий Васильевич в пятидесятых годах решительно
изменил свои отношения с Новгородом, Тверью и Рязанью.
После смерти Витовта мы не наблюдаем какой – либо зависимости Рязани от Литвы. В то
же время всё более и более крепли её связи с Москвой, как с общерусским
государственным центром. Во время феодальной войны при Василии Тёмном Иван
Федорович рязанский был всегда на стороне того, кто кто фактически владел Москвой.
Сначала он «целовал крест». Василию Васильевичу, потом, когда Юрий Дмитриевич
временно занял Москву, Иван Федорович сложил «целованье» к Василию Васильевичу и
обязался быть заодно с Юрием. Наконец, после окончательного занятия Москвы Василий
Васильевич в 1447 году заключил новый договор с Иваном Фёдоровичем, в котором
последний признавал его «братом старейшим» и обещал быть с ним «везде за один без
хитрости». Особое внимание в этом договоре было обращено на отношения Рязани к
Литве: «А не пристати ти к татарам и к Литве никоторою хитростью». Иван Федорович
только в том случае мог заключить мир с Литвой, если в мире с ней находился великий
князь Василий. В случае, если бы литовский князь захотел с Иваном Федоровичем
«любви», последний мог взять с ним «любовь», но только «по думе с Василием
Васильевичем. При этом в докончательной грамоте следовало оговорить, что Иван
Фёдорович «с великим князем с Василием Васильевичем один человек».
Хотя Казимир, судя по его договору с великим князем Василием собирался заключить
договор с Иваном Федоровичем на основе его «докончания» с Витовтом, но успеха в этом
не имел. Иван Федорович не только не «бил челом»ему на службу, но занял резко
враждебную позицию по отношению к литовским владениям в верховьях Оки. В 1456
году король Казимир отправил в Рязань посла Василия Хребтовича с жалобами на
«кривды и шкоды великия», которые производили рязанцы в приокских рубежных местах.
Вестной этого года люди Ивана Федоровича приходили «безвестно» под Мценск, сожгли
его, повоевали окрестности города и увели много пленных.
Длинные колебания Рязани между Литвой и Москвой кончились, Рязань решительно
стала на сторону Москвы, ибо с ней были связаны её экономические, военнополитические и национальные интересы. Перед смертью в 1456 году Иван Фёдорович
передал своё княжение и восьмилетнего сына Василия «на согблюдение» великому князю
Василию. В Рязань и рязанские города были посланы великокняжеские наместники.
Одновременно с Рязанью оторвалась от Литвы и Тверь. В середине пятидесятых годов
Василий Васильевич и Борис Александрович Тверской заключили между собой
9
«докончание» по которому на будущие времена устанавливали единую внешнюю
политику.
Порывая с традициями отца и деда, которые в литовских связях искали опоры для
противодействия усиливавшемуся влиянию Москвы, Борис Александрович обязывался
совместно с великим князем Василием выступать против татар, Литвы ляхов (поляков) и
немцев.
Укрепление западной границы Руси при Иване 3.
А. Пресняков: «События 1480 года имели не только то значение, что покончили с
зависимостью Великороссии от власти хана и сделали великое княжение всея Руси
суверенно-самодержавным, в исконном смысле слова, государством; они в то же время
усилили и ускорили ликвидацию удельно-вотчинного дробления власти в пользу
государственного единодержавия».
А. Пресняков: обратил внимание на произведённый в восьмидесятых годах пересмотр
старых договорных и духовных грамот. Эти наблюдения полностью подтвердились в
результате новейшего исследования Л.В. Черепнина. После этой работы становится
ясным, что 1481-1482 годах происходил общий пересмотр княжеских «докончаний» с
целью выработки нового формуляра грамот в сторону большего подчинения удельных
князей великокняжеской власти.
Из помет на обороте грамот (1473 года) устанавливается, что Иван 3 потребовал от своих
братьев возвращения старых «докончаний», причём Андрей Васильевич предоставил свой
«противень», а Борис Васильевич заявил, что старая грамота «подрана и сожжена».
Главное внимание при разработке текстов новых договорных грамот было уделено
территориальным вопросам, которые были разрешены в интересах великого князя. За
последним остался и весь спорный удел Юрия Васильевича, и вся новгородская земля,
присоединённая к «великому княжению». Как по «докончанию» 1473 года удельные
князья были лишены какой-либо самостоятельности в отношении внешних сношений.
В апреле 1482 года был перезаключен договор с договор с Михаилом Андреевичем
Вирейским и с его сыном Василием. По новому «докончанию» Михаил Андреевич
передал великому князю свою отчину Белоозеро, сохранив только её в пожизненном
владении.
Л.В.Черепнин, изучая процесс переработки княжеских «докончаний» в восьмидесятых
годах пришёл к заключению, что «частный вопрос о Белоозере получил большое
принципиальное политическое значение, поскольку речь шла вообще о переходе
удельных князей на положение прекарных пожизненных или наследственных держателей.
Для них стиралась грань между службой великому князю с собственной вотчины или с
великокняжеского пожалования.
Польский историк Фредерик Папэ, изучая положение в 1483-1486 году на литовскорусской границе, пришёл к заключению, что «созыв под оружие смоленской заставы…
вновь окружил литовскими симпатиями государство Ивана 3 на целой линии границ».
Смоленская застава, которой Иван 3 немедленно противопоставил сильную заставу во
Ржеве и в Новгороде, не могла сама по себе служить проявлением литовских симпатий
среди русского населения; она свидетельствовала лишь о военной предосторожности,
принятой обеими сторонами после нападения Менглы-Гирея на Киев.
Одновременно с поднятой в Новгороде церковной «смутой» был раскрыт заговор среди
боярства и житьих людей. Сущность этого заговора, как и состав его участников, мало
известны. По-видимому, главное обвинение, предъявленное новгородцами, заключалось в
посылке людей в Литву к королю Казимиру. Не ясно так же, существовала ли связь между
этим движением и делом архиепископа Сергия. Заговор был раскрыт самими
новгородцами. Около 30 человек «больших и житьих людей» были схвачены и
подверглись строгому допросу. Великий князь велел их «вметати» в тюрьму, а жён и
детей – послать в заточение. Тогда же в Новгороде Иван 3 велел схватить «славную
богатую Настасию».
10
Социальная реформа Ивана 3 не только уничтожила для литовского господаря
возможность использовать в борьбе с Москвой защитников новгородской «старины», но и
создала боеспособную военную организацию в лице переселённых московских
помещиков. Так же был создан московско-тверской оборонительный и наступательный
союз против литовских князей. В целом же оговор 1485 года означал полную потерю
великим князем тверским самостоятельности в области внешней политики, руководство
которой от ныне принадлежало только великому князю московскому.
Во второй половине 1480 года Михаил Борисович завёл снова сношения с Литвой. Посол
с грамотами из Твери к Казимиру был перехвачен и грамоты попали в руки великого
князя. Иван 3 «вельми поношал» своего шурина и не принял повторного челобитья, с
которым в Москву приезжали тверской епископ Вассиан и князь Михаил Холмский.
21 августа 1485 года Иван 3 выступил «со многими силами» к Твери против Михаила
Борисовича «за его неправду, что посылал грамоты к королю литовскому Казимиру, а
подъимал его войском на великого князя Ивана Васильевича всея Руси». Михаил
Борисович не в состоянии был оказать да же слабого сопротивления; на третий день после
того, как великокняжеские полки «обступили» Тверь, Михаил Борисович ночью бежал в
Литву, «видя своё изнеможение». Король Казимир и на этот раз не поддержал своего
союзника. В Москву было отправлено посольство с наместником новгородским и
слонимским паном Салтаном Александровичем и писаре Петрашкой, которое известило
великого князя о прибытии тверского князя в Литву. Несколько позже, 25 сентября 1468
года из Трок с этим же поручением был отправлен в Москву посланец. Король сообщал,
что он принял Михаила Борисовича, так как последний был с ним «в докончании
хъресном целованьи». Однако он отказал ему в предоставлении военной помощи:
«Осмыслили есмо о том, как бы он к отчине своей пришёл добрым концем без
кровопролития, а посмотрели есмо в доконьчаньи отъца твоего, как есмо с ним
доконьчали, ино (на) вас помочи есьмо не дали ему, а хлеба и соли есмо ему не
боронили». Далее король указывает, что тверской князь «как к нам у наши землю
добровольно приехал, так есмо его добровольно отпустили». По-видимому, выезд
Михаила Борисовича из пределов великого княжества Литовского послужил причиной
присылки в Москву специального гонца с этим успокоительным для Ивана 3 известием.
Всё это указывает на весьма осторожную позицию, занятую Казимиром в отношении
Москвы, и на желание избежать военных осложнений.
Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что ряд мелких заговоров и побегов
в Литву, имевших место в Новгороде, Твери и Вирее, произошёл почти в одно и то же
время (1483-1485 годы). Им предшествовало энергичное наступление Ивана 3 на
самостоятельность отдельных земель и «удельных» князей из состава московской
великокняжеской семьи. Присоединение Новгорода с его обширными владениями и
тверского княжества – только наиболее яркие проявления этой систематически
проводившейся политики. Как было отмечено выше, в 1482-1483 годах производился
общий пересмотр взаимоотношений между великим князем и «удельными» князьями.
Реакция защитников феодального иммунитета оказалась весьма слабой, а попытка
опереться на чужеземную помощь – совершенно не удачной. Обнаружившееся в начале
восьмидесятых годов тяготение удельных князей к союзу с королём вызвало со стороны
Ивана 3, как мы видели, энергичные предупредительные меры.
Большое значение в Москве в рассматриваемое время придавали вопросу о руссколитовских отношениях, показывает составление особого сборника княжеских
«докончаний», в который вошли договорные грамоты с Тверью, Рязанью и удельными
князьями московского дома. Как установил Л.В. Черепнин, этот сборник был составлен в
1485-1486 годах в период подготовки присоединения Твери или вскоре после этого
события, и весьма возможно, что именно он и лёг в основу «докончательных грамот»
Ивана 3 с его братьями Андреем и Борисом, оформленных в 1486 году «в обстановке
политической настороженности, - пишет Л.В. Черепнин, - московское правительство
11
опасалось антимосковского блока удельных князей московского дома, Твери и Рязани,
подразумевая их общую литовскую ориентацию. Поэтому оно внимательно
присматривалось к документам недавнего прошлого и использовало их в текущей
политике».
Договорные грамоты 1486 года лишали удельных князей какой-либо самостоятельности в
области внешних отношений, которые должны были полностью находиться в руках
одного великого князя. Однако договор с Борисом Васильевичем содержит ряд
дополнений, которых не было в «докончаниях» 1481 года и которые отсутствуют в новом
«докончании» Ивана 3 с Андреем Большим. В нём указывается, что Борис Васильевич не
должен ссылаться «ни человеком, ни грамотами, никакими делы, никоторую хитростию»
с «нашим недругом» королём Казимиром, с великим князем Михаилом Борисовичем, а
так же с другими князьями и панами Литовской земли. Если бы они прислали к нему «с
какими речами или с грамотами», то следовало этих людей и присланные с ними грамоты
отправлять к великим князьям. Эти мероприятия преследовали задачу усиления внешней
безопасности, в особенности на западной границе, с великим княжеством Литовским.
Глава 2. Внешняя и внутренняя политика Литвы.
Сельское население Литовского государства.
1) В Литовском государстве жила огромная масса русского крестьянства, история
которого не может быть выключена из исследования о русском крестьянстве вообще;
2) Нам важно проследить судьбы крестьян под властью литовских великих князей и
убедиться в том, что не смотря на разницу политических режимов правовое и
экономическое положение крестьян в разных частях Восточной Европы в основных своих
чертах развивается в одном и том же направлении;
3) Поскольку Новгород, Псков и Литва, заключая между собой договоры находили общий
язык по отношению к различным категориям сельского населения, мы вправе
предполагать здесь в положении этого населения аналогию.
Ф.И. Леонтович: выводит происхождение «непохожих людей» из задолжности крестьян.
М.Ф. Владимирский – Буданов: говорил о «бытовом прикреплении крестьян», как
неизбежном следствии экономических причин, он ставит возникновение крестьянской
крепости в связи с расширением шляхетских прав и с воздействием немецкого права в
форме валочной системы в сельском хозяйстве.
В.Б. Антонович: выводит происхождение непохожих людей из «невольной челяди», то
есть из холопства.
И. Новицкий: видит начало процесса закрепления крестьян в предоставлении
землевладельцам права суда над крестьянами в переходе к ним налогового права.
Д.И. Иловайский: объяснял возникновение крепостного права в Литовском государстве
законодательной деятельностью литовского правительства, в частности ссылался на
привилей Казимира Ягеллончика 1457 год.
М.К. Любавский: крепостные отношения появились на почве бытовых условий и были
оформлены законом позднее.
М.К. Любавский: обращается к этим условиям и вспоминает смердов. Уже в начале
создания великого княжества Литовского имелись на лицо и княжеские, и боярские
земельные владения, в которых жили на своих земельных участках зависимые смерды.
Они обязаны были платить подать государству и в то же время платить оброки и
выполнять барщинные повинности своим хозяевам. При такой постановке вопроса автору
неизбежно надо было обратиться к «Русской правде», где он замечает в крупных имениях
не только рабский труд, но и труд зависимых смердов, вытеснивших рабский труд в 14
веке этих сидящих на частновладельческих землях смердов и признало и признало
государство лишёнными права покидать свои участки, а введение немецкого права в
жизнь литовской деревни освободило владельческих крестьян от государственных
12
повинностей и юрисдикции государства, заменив её юрисдикцией владельцев, и таким
образом, и таким образом, «превратило крестьян в подданных панов, бояр, шляхты и
других владельцев.»
В.И. Пичета: он признал феодальные отношения на Руси и в частности Белоруссии, но и
понял феодализм как систему производственных отношений.
Очутившись в итоге внеэкономического принуждения, освящённого авторитетом
государственной власти, в положении зависимых от крупных землевладельцев людей,
смерды в большей своей части оказались в категории людей glebae adscripti. В 14 веке,
они как правило, сидят на своих хозяйствах и платят своим хозяевам оброк, неся в то же
время и государственное тягло. В состав тяглых обоброченных смердов – селян –
подданных попадали не только свободные смерды, но и посаженные на землю холопы.
В течении 14 века как мы могли убедиться землевладение бояр укреплялось за счёт
крестьянских земель, с согласия власти попавших в руки бояр, дружинников, церковных
учреждений. На этих землях новые землевладельцы не имели возможности и нужды
заводить свои хозяйства, а довольствовались крестьянским оброком.
В жалованных грамотах Литовского великого князя Александра Черниговского
наместнику Князю Ивану Глинскому от 24 февраля 1494 года и 22 января 1498 года
имеются по этому предмету очень интересные разъяснения. Князь Иван Борисович
Глинский просил у великого князя Александра в Черниговском повете сельцо Смолино с
сидевшим там «данником» Бутовичем. Великий князь Александр на земле Бутовича уже
успел посадить «люд вольный прихожий». По просьбе князя Глинского, великий князь
Александр отдал ему это сельцо. В грамоте «князю Ивану Глинскому на данника и сельцо
Смолино в Черниговском повете», между прочим написано: «И мы ему того нашего
данника Бутовича и сельцо Смолино дали з ласки нашое за его службу со всем тым, што
здавна к тому слушало. Нижли тым люди вольныи, што князь Александр посадил на той
земли, восхотят, ему служат, и он мает их отпустить добровольно со всеми их статками».
Вторая грамота от 22 января 1498 года великого князя Ивана Борисовича Глинского,
предъявившего великому князю Александру грамоту выданную отцом великого князя
Александра, королём Казимиром, в которой значилось, что король Казимир Глинскому
«дал…четыри человеки в Стародубском повете»: двух братьев Вручковичей, Холеевича и
Кондратовича, людей , которых до этого «держал Васко Брык». Глинский просил
подтвердить его права на этих четырёх человек. Великий князь дал свою грамоту, где
написано: «Ино мы з ласки нашое, для его службы, тые чотыри человеки вышей
писанные, и з их землями пашными и бортными и з сеножатыми, и з реками и з
бобровыми гоны, и со всем што с давна к тым их землям прислухало и со всеми их входы,
князю Ивану Борисовичу, и его княгини и их детям, подтверждаем вечно сим нашим
листом: волен он тые люди и з их землями продати, и отдати, и заменити, и к своему
лепшому обернути». Хочу обратить внимание на то, что здесь разумеется под термином
«люди», подразумеваются не холопы, а несомненно крестьяне, но конечно крепостные: у
них не только свои орудия производства, но и земли, борти, сеножати, бобровые гоны и
реки. Это замечание, хотя оно относится к Литве, очень полезно иметь в виду и при
рассмотрении аналогичных явлений новгородских. Тут перед нами человек «данный»,
«люди вольные прихожие» и «вечные» (непохожие).
В грамоте от 24 февраля 1496 года «данный» Бутович, вероятно, непохожий, потому что
грамота говорит о праве выхода только людей, посаженных князем Александром, ни слова
ни упоминания о самом Бутовиче «вольные» и «вечные» как будто не возбуждают особых
сомнений. Относительно «данных» в литературе существует большое и, как я думаю,
неизбежное разногласие.
Ф.И. Леонтович считает, что «данники» и «люди данные» занимали особое положение,
отличающие их от слуг и «тяглых людей». «Данники» несли повинности, плотили оброк.
13
В.Б. Антонович полагает, что данники, «платя по условию с владельцем известные дани,
были свободны оставить земли, когда хотели перейти к другому владельцу,
предварительно рассчитавшись с первым».
М.Ф. Владимирский-Буданов. Возражает.
Ф.И. Леонтович видит разницу между «людьми данными» и «данниками». Первых он
считает людьми, выданными по суду, по гражданским искам или за преступление.
В.И. Пичета отказывается давать точное определение «данников», ссылаясь на отсутствие
ясной терминологии в актах. Тем не менее, возражая Владимирскому-Буданову он всё же
говорит, что «люди данные» - это пожалованные великим князем, права на которых
определяются жалованной грамотой. Он утверждает, что имеется достаточно источников,
говорящих, что «люди данные» на частновладельческих землях в отношении к
государственным повинностям ничем от «данников» не отличались. Иначе говоря, В.И.
Пичета «данников» считает людьми, обязанными выплачивать дань – подать.
В Польше закон «Русской правды» и тождественный с ним закон «Польской Правды»
были отменены Казимиром Великим. Как было в Литве нам известно. Однако можно
высказать предположение, что и здесь, как и везде в Европе старое право мёртвой руки
было отменено в своё время. Литовский статут до некоторой степени его восстанавливает,
руководствуясь уже новыми условиями сельского хозяйства.
Этот небольшой очерк по истории сельского населения в Литовском государстве имеет
чисто служебное, подсобное значение.
Мне хотелось показать, что в Литве действовали те же причины и давали те же следствия,
какие мы могли наблюдать и в Новгородском государстве, и что эта справка помогает нам
более конкретно понимать содержание договоров Новгорода с Литвой.
В Литве 14 века мы видим:
1) Русская часть сельского населения Литовского государства в своё время прекрасно
знала «Русскую Правду», нормы которой были для неё обязательными.
2) Смерды сидят по преимуществу на оброке.
3) «Вольные похожие» - это лишённые средств производства крестьяне, нашедшие себе
пристанище у богатых землевладельцев на условиях, определённых договором.
4) Увеличивается количество оторванных от средств производства людей, ищущих
пристанища.
Глава 3. Пограничная война с великим княжеством Литовским.
(1487-1494 годы).
Столкновение по вопросу о правах обеих сторон на Ржевские волости вызвали
многочисленные представления и жалобы со стороны Казимира, несмотря на совершенно
явный смысл договора 1449 года утверждал, что Великие Луки, Ржев и Чернокунство
(Холмский погост) принадлежали к числу волостей великого княжества Литовского.
Жалуясь на то, что московские наместники не дают его людям собирать дань, он требовал
возвращения к тем порядкам, которые действовали во времена самостоятельности
Новгорода: «Казимир король и великий князь всказам: а то сядля того делает, иж
наместников от себя там посылаеш на Великие Луки таких, какии наместники перед тым
не бывали там здавна от Великого Новгорода: а для того данником нашим шкодно и дани
нашие за тым нам ни сполняют и доходов, которы ж и предком нашим хаживали и нам
самим». Далее король сообщал, что московский наместник в Великих Луках не пустил
туда наместника короля пана Сенька Григорьевича «дел наших смотреть и дани нашие
брать». Жалобы переданные через Войтко Клочко, король Казимир заканчивал
требованием полного удовлетворения, «абы для таких дел нежи нас нежиться не было» но
эта формула, повторявшаяся уже третьим посольством, не производила впечатления в
14
Москве. Было ясно, что король не собирался воевать за литовские пограничные земли и
готов был идти на мирное «докончание». На этот раз ответное посольство с Иваном
Никитичем Берсенем – Беклевитевым было отправлено к королю вслед за отпуском
Войтко Клочко. Никите Беклемишеву не удалось выполнить посольские поручения: узнав
по дороге о смерти короля Казимира, умершего 7 июня 1492 года в Городне, он вернулся
обратно. Данная Никите Беклемишеву «память», содержавшая полный текст речи,
которую он должен был произнести в качестве ответа великого князя на все
предшествовавшие жалобы короля, ясно определяло позицию, занятую в данное время
Иваном 3 ко всем основным спорным вопросам. Те обвинения в захвате чужой
территории, которые король предъявил московскому государю, Иван 3 возвращал своему
противнику: «ино мы не ведаем, которые бы кривды от нас з наших земель тобе и твоим
землям делалися, и где бы наши люди почали твоим людем лихо чинити; а волостей и
земель и вод твоих за собою не дръжим, а з божиею волею дръжим земли и воды свои,
которые нам дал бог». Не московский князь, а король владеет не принадлежащей ему
землёй: «и ты бы наших городов и волостей, наших земель и вод, которые дръжим за
собою, нам поступимся, а тем бы еси всем обидным делом управу учинил, а лихих бы еси
велел казнити, а за то бы сам с нами нежиться не хотел».Это была , конечно, слихком
широкая и не определённая формула для того, чтобы она могла стать основой мирного
соглашения Иван 3 предвидел, что его послу будет задан вопрос: какие города и волости
имеет в виду великий князь? В ответе следовало назвать город Хлепень с волостями,
Рогачёв и «иные волости». В отношении остальной территории Иван 3 стоял на принципе
«uti possidetis». Луки Великие, Ржев и Холмский погост составляли неотъемлемую часть
Новгородской земли и поэтому являлись вотчиной московского государя. Земли которые
«отсели» на московскую сторону бывшие вассалы короля, князья Одоевские,
Воротынские и Белевские, должны были остаться под властью Ивана 3, так как эти князья
служили прежде «на обе стороны» и их переход к Москве являлся возвращением к
прежнему государю.
Таким образом, Иван 3 в несостоявшемся посольстве Ивана Берсена-Беклемишева
впервые в общем виде определял объём своих территориальных требований. Это является
важным указанием на то, что в данный момент он отказывался от более широких
политических целей и ограничившись существенными преимуществами, достигнутыми в
порубежной полосе, готов был переговоры о прекращении враждебных действий.
Неожиданная смерть короля Казимира создавала новую ситуацию.
«Государство обоих народов». В соответствии с Люблинской унией Польша и Литва
становились двуединым государством во главе с общим королем, избираемым общим
сеймом польских и литовских феодалов, единой внешней политикой. Литва имела свою
территорию и границы, свой управленческий аппарат, свою правовую систему, финансы,
войско. Польские дворяне получили право свободно приобретать земли в Литве,
литовские – в Польше. После смерти последнего потомка Гедиминаса – Сигизмунда
Августа во главе государства стояли избираемые короли, многие из которых мало
интересовались делами страны. Фактически вся власть была сосредоточена в руках Сейма,
состоявшего из посольской избы (нижней палаты шляхты) и сената (верхней палаты
магнатов). Первый избранный сеймом король – Генрих Французский (1573), через
несколько месяцев тайно сбежал в Париж.
После ожесточенных споров, едва не переросших в вооруженное столкновение, новым
королем шляхтой был избран Стефан Баторий (1576–1586). В годы его правления был
основан Вильнюсский университет (1587), вышла первая напечатанная в типографии
история Литвы – Хроника М.Стрыйковского. Ливонская война закончилась тем, что Иван
IV признал за Литвой Ливонию и Полоцк. Затем новый король Сигизмунд Ваза (1586–
1632) вовлек страну в продолжительные войны со Швецией (1600–1629) и Россией (1609–
15
1618). В 1610 русско-шведское войско было разбито у Клушина, в Москве произошел
переворот, в результате которого Василий Шуйский был отстранен от власти, царем же
избран сын Сигизмунда Владислав. Польско-литовское войско захватило в Москву,
однако вскоре было заперто в Кремле, а затем изгнано оттуда народным ополчением
Минина и Пожарского (1612). В 1613 Земский собор избрал нового царя – Михаила
Романова. Однако война с Россией закончилась лишь в 1618: по Деулинскому перемирию
(1619) к Литве отошел Смоленск, к Польше – Новгород-Северский и Чернигов. Однако
королевич Владислав не отказался от своих притязаний на русский престол. Война со
Швецией закончилась для Речи Посполитой плохо: потеряла Ригу, Дерпт, крепости в
Пруссии.
В период правления избранного после смерти Владислава королем его младшего брата –
Яна Казимира (1648–1668) внутреннее и внешнеполитическое положение государства
было тяжелым. В Сейме впервые на практике был применен ранее лишь теоретически
признаваемый принцип либерум вето (свободного вето). Отныне любой шляхтич мог в
Сейме крикнуть «запрещаю!» и закон не принимался, что значительно парализовало
работу Сейма. В 1648 началось казацко-крестьянское восстание на Украине,
возглавляемое Богданом Хмельницким. В 1652 Переяславская рада провозгласила акт
воссоединения Украины с Россией и в том же году русская армия начала военные
действия против Речи Посполитой, заняв большую часть Литвы. В 1655 русские войска
вошли в Вильнюс и находилась там шесть лет. Одновременно польские и литовские земли
заняли шведы, в течение нескольких месяцев им удалось занять почти всю территорию
Речи Посполитой, в том числе и столицу – Варшаву. В Кедайняй 1134 литовских вельмож
и бояр подписали унию со Швецией, провозгласив шведского короля великим князем
Литовским. Однако часть литовского войска продолжала борьбу, не согласившись с
унией. Весной 1656 Русское государство, опасаясь усиления шведов, приостановило
военные действия против Речи Посполитой и также вступило в войну со шведами. Мир
между Швецией и Польско-Литовским королевством был подписан в 1660: довоенные
границы между двумя государствами сохранились, но Яну Казимиру пришлось отказаться
от унаследованных от своего отца претензий на шведский престол. С Русским
государством было подписано Андрусовское перемирие (1667), на основе условий
которого в 1686 был заключен «Вечный мир». Речь Посполита теряла часть Левобережной
Украины и Киев и с тех пор ее граница с Россией не менялась до 1772.
В результате войн государство серьезно ослабло. От военных действий, голода и
эпидемий население Литвы сократилось на 40%, многие деревни совершенно опустели.
Речь Посполита потеряла лидирующее положение в Европе. За экономическим кризисом
последовал внутриполитический. Ян Казимир отказался от трона и на престол был избран
мало способный к государственным делам Михаил Вишневецкий (1669–1673). В годы его
правления Речь Посполита чуть было не попала в вассальную зависимость от Турции. Его
преемник Ян Собесский (1674–1696) в союзе с Габсбургами разгромил Турцию и положил
конец ее экспансии в Европу. В битве при Вене раскрылся полководческий талант
Собесского. Однако и ему не удалось преодолеть внутригосударственного кризиса. Из-за
применения либерум вето участились срывы Сеймов. В 1688 впервые работу Сейма даже
не удалось начать.
Только через год после смерти Собесского был созван Сейм, на котором предстояло
избрать нового короля. Сейм уравнял в правах литовских и польских министров,
существенно ограничив роль канцлера Литвы. В судопроизводстве Литвы был введен
польский язык. Решения Сейма еще больше ускорили политическую и культурную
интеграцию Литвы и Польши. Королем под именем Августа II был избран австрийский и
российский ставленник – саксонский курфюрст Фридрих Август (1697–1733).
16
В 1700 Речь Посполита снова оказалась втянута в войну со Швецией (1700–1721).
Литовское общество раскололось: одни поддерживали Августа II и Россию, другие,
возглавляемые бывшим гетманом К.Сапегой – Швецию. Литовские города и земли
переходили из рук в руки, бояре Литвы воевали между собой. В 1708–1711 к
непрекращающимся военным действиям добавились неурожай и чума. Литва потеряла
треть населения. Вновь обострились отношения между королем и шляхтой. Улаживать
конфликт вызвался Петр I, который ввел на территорию Польско-Литовского государства
русские войска. Под его давлением в 1717 состоялся «немой» сейм, на котором никому не
было дано слова для дискуссий. Постановлением сейма была ограничена численность
армии, подтвержден запрет королю самому начинать войну, одновременно ограничена
роль местных сеймиков, но сохранилось либерум вето. Поскольку Петр I стал гарантом
выполнения решений Сейма, Россия смогла влиять на положение дел в Речи Посполитой.
В 1733 сейм избрал королем Станислава Лещинского, провозгласившего курс на
проведение реформ. Однако этого не могли допустить Австрия и Россия. 30-тысячная
русская армия вошла в Польшу, Лещинский бежал из страны, а новый сейм избрал на
престол сына Августа II – Августа III (1734–1763). Так как большую часть времени новый
король проводил в Саксонии, в Польше и Литве усилилась власть магнатов и шляхты.
Лишь один сейм из 14 закончился принятием решения, остальные были сорваны.
В 1764 с благословения русской императрицы Екатерины II королем стал Станислав
Август Понятовский (1764–1795). Хорошо знакомый с идеями Просвещения,
Понятовский попытался провести в жизнь политику «просвещенного абсолютизма». Он
покровительствовал искусству, поддерживал строительство мануфактур, начал проводить
реформы, способствующие укреплению королевской власти. Это противоречило
интересам Екатерины II, и под предлогом защиты православной шляхты в страну были
введены российские войска (1767). В 1770 прусский король предложил Екатерине
разделить земли Речи Посполитой между тремя соседними государствами. В 1772, 1793 и
1795 Россия, Пруссия и Австрия разделили Польско-Литовское государство. Большая
часть Литвы отошла к России, меньшая – к Пруссии. Актом от 15 января 1797,
подписанным в Петербурге представителями трех держав, Речь Посполита была
окончательно ликвидирована.
В составе Российской империи. Литовские земли, вошедшие в состав Российской
империи, в 1801 были поделены на Вильнюсскую и Гродненскую губернии, которыми
управлял из Вильнюса генерал-губернатор Литвы. После победы над Наполеоном,
согласно решениям Венского (1815) конгресса, к России отошла и большая часть
польских земель вместе с литовским Занеманьем. На этой территории продолжал
действовать Гражданский кодекс Наполеона, царем Александром I Польше была дарована
конституция.
В 1817 в Вильнюсе было основано патриотическое студенческое общество филоматов и
филаретов, в деятельности которого принимал участие известный поэт Адам Мицкевич. В
1822 это общество наряду с другими студенческими организациями было запрещено,
многие студенты высланы из Литвы. В 1830–1831 на Литву распространилось
антироссийское восстание, начавшееся в Варшаве. Целью восставших было
восстановление Польско-Литовского государства. После подавления восстания польская
конституция была отменена, сейм распущен, закрыты Варшавский и Вильнюсский
университеты. Литовские земли получили название «Северо-Западный край». Стремясь
деполонизировать Литву, царское правительство разрешило при жемайтийском
епископстве создавать начальные литовские школы. К середине 19 века таких школ было
около 200. В 1858–1864 под руководством епископа Матеюса Валанчюса стали
17
создаваться общества трезвости, получившие широкую популярность среди крестьянства
и способствующие зарождению национального самосознания литовского народа. Поэтому
царской властью эти общества были запрещены.
В январе 1863 в Польше и Литве началось почти целый год до этого готовившееся
восстание, перекинувшееся и на белорусские земли. В Литве руководителями восстания
были ксендз Антанас Мацкявичюс, Константин Калиновский и Зигмунд Сераковский. На
подавление восстания был направлены войска, назначенный генерал-губернатором Литвы
Михаил Муравьев получил чрезвычайные полномочия. С восставшими он расправлялся с
такой жестокостью, что получил прозвище «вешатель». После подавления восстания
(1864) его руководители были казнены, многие участники отправлены в Сибирь. В 1864
было запрещено печатать литовские книги латинским шрифтом.
В 1867–1870 в Восточной Пруссии формируется целая сеть типографий, где печатаются
книги на литовском языке латиницей. Отсюда их нелегально распространяют по всей
Литве. В 1883–1886 выходил первый нелегальный журнал на литовском языке – «Аушра»
(«Заря»). Один из его издателей и вдохновителей Йонас Басанавичюс писал статьи о
литовском языке, истории и культуре литовского народа. Журнал способствовал развитию
национального самосознания и становлению национальной литовской интеллигенции. С
этого момента уже можно говорить о начале национально-освободительного движения в
Литве. В 1889 стал издаваться нелегальный журнал либерального направления «Варпас»
(«Колокол»). Идеологом его был известный врач и поэт, издатель литовских народных
песен Винцас Кудирка, Национальная песнь которого стала гимном независимой Литвы.
Экономика Литвы в 19 – начале 20 вв. носила аграрный характер. Хотя большая часть
земель принадлежала дворянам (преимущественно польским), развивалось и крестьянское
землевладение, чему способствовали царские указы об отмене ограничений на покупку
земельных участков крестьянами-католиками (1905) и об отмене выкупных платежей
(1907). Столыпинская аграрная политика ускорила расселение крестьян из деревень на
хутора. Реформы способствовали техническому переоснащению крупных и средних
хозяйств и росту сельскохозяйственного производства. Развивалось мясное и молочное
животноводство, продукция которого шла на экспорт. Основными промышленными
центрами были Вильнюс, Каунас, Шауляй; ведущими отраслями – пищевая и
металлообрабатывающая, в Клайпедском крае – деревообрабатывающая и целлюлознобумажная. Именно в этих отраслях стали создаваться первые акционерные общества,
которые, как правило, были филиалами немецких, польских или российских фирм. Из-за
избытка свободной рабочей силы и нехватки рабочих мест десятки тысяч литовцев
эмигрировали в США, Южную Америку, Англию.
В конце 19 – начале 20 вв. в Литве появились политические партии и организации:
социал-демократические (Социал-демократическая партия Литвы, Социал-демократия
Королевства Польского и Литвы, Виленская группа РСДРП, Бунд), либеральнодемократические (Литовская демократическая партия, «Сантара» – Партия
демократического единения народной свободы), народно-демократические (ляудининки),
консервативные (христианские демократы) и националистические (таутининки). Вплоть
до 1917 только ЛДП в качестве конечной цели своей деятельности выдвигала требование
независимости Литвы, остальные партии выступали за автономию Литвы в составе
России.
В 1904 царское правительство отменило действовавший около 40 лет запрет на литовскую
печать (запрет печатать литовские книги латиницей), что способствовало подъему
национального самосознания. Появились многочисленные объединения, ставившие целью
18
сохранение и развитие самобытной литовской культуры. В 1907 были созданы Литовское
научное общество и Литовское художественное общество; возникали общества любителей
песни, музыки и театра, а также самодеятельные хоры, которыми руководили известные
композиторы М.К.Чюрленис, Ю.Науялис и др. Ежегодно, начиная с 1907, проводились
литературно-художественные выставки. Национально-культурные объединения
действовали и на территории Клайпедского края – их деятельность координировалась
обществом «Сантара» во главе с известным писателем и философом Видунасом.
Первая мировая война. С самого начала Первой мировой войны Литва стала ареной
боевых действий армий Германии и России, а с осени 1915 была почти полностью
оккупирована немецкими войсками. Страна управлялась немецкой оккупационной
администрацией, входившей в систему Ober – Ost. В соответствии с планом Людендорфа
(нач. штаба Восточного фронта) литовские земли подлежали немецкой колонизации. При
этом видные политические деятели Литвы во главе с А.Сметоной начали ориентироваться
на вхождение в Германию. 21 сентября 1917 с согласия немецких оккупационных властей,
была создана Литовская Тариба (Совет Литвы), которая 11 декабря 1917 приняла решение
о восстановлении Литовского государства и затем объединении Литвы с Германией в
форме государственного союза. 16 февраля 1918 Тариба провозгласила независимость
Литвы.
Литва между мировыми войнами. Литва в 1918–1940 была страной с аграрной
экономикой. В 1922 был принят закон о земельной реформе, по которому устанавливался
максимум неотчуждаемой земли в 80 га (с 1929 – 150 га). Излишки земли за плату
распределялись между безземельными и малоземельными крестьянами. Экономика Литвы
была ориентирована на внешний рынок: в соответствии с его требованиями в 1919–1929 в
Литве преимущественно развивались молочное животноводство, производство зерна,
льноводство, птицеводство. С начала 1930-х на первое место выходит разведение свиней
на бекон. Основными торговыми партнерами Литвы становятся Англия и Германия. В
1919–1922 государственную власть в Литве осуществляли Тариба, ее президиум (с 4
апреля 1919 – президент) и правительство. Первым президентом Литвы стал А.Сметона. В
мае 1919 состоялись выборы в Учредительный сейм, который после долгих дебатов в 1922
принял конституцию нового государства. В соответствии с конституцией Литва была
объявлена демократической республикой. Высшим органом власти стал сейм,
исполнительная власть осуществлялась президентом и кабинетом министров. Широкие
права получила католическая церковь. Клайпедский край, входивший в состав Литвы в
1923–1939, обладал широкими правами автономии в области законодательства,
судопроизводства, администрации, просвещения. После государственного переворота в
декабре 1926 в стране установился авторитарный президентский режим. Конституции
1928 и 1938 существенно расширили права президента. Президент стал избираться сроком
на 7 лет в ходе двухстепенных выборов; он получил право утверждать законы и бюджет, в
промежутках между сессиями декретировать законы, объявлять «исключительное
положение».
Ведущей политической партией в сейме до 1926 была партия христианских демократов
(крикдемов). Ее лидер – М.Стульгинскис в 1920–1922 исполнял обязанности президента, в
1922–1926 был президентом Литвы. Для работы среди населения крикдемы создали
многочисленные организации: католические, хозяйственно-кооперативные, молодежные,
просветительские. В 1931 общее число членов организаций, находившихся под влиянием
ХДП, составляло 95 543 человек. Основным конкурентом крикдемов среди населения
были ляудининки, создавшие в 1922 Союз крестьян-ляудинков Литвы. Лидер этой партии
– М.Слежявичюс возглавлял кабинет министров в 1918–1919 и 1926. Меньшим влиянием
пользовались Социал-демократическая партия Литвы и Литовский союз таутининков
19
(бывш. «Пажанга»). В подполье действовала Коммунистическая партия. Основными
вопросами партийно-политической борьбы были вопросы конституции, земельной
реформы, внешней политики. Ляудининки и социал-демократы, победившие на выборах в
сейм в мае 1926, сформировали коалиционное правительство. Президентом Литвы стал
представитель ляудининков К.Гринюс. Однако уже в декабре 1926 правые таутининки
при поддержке христианских демократов осуществили государственный переворот, а с
мая 1927 до 1936 правительство таутининков правило без сейма. Президентом Литвы в
1927–1940 был лидер таутининков А.Сметона. В 1936 все остальные партии были
запрещены.
Одним из основных вопросов внешней политики Литвы был Вильнюсский вопрос. В
октябре 1919 войска польского генерала Желиговского захватили Вильнюс и все попытки
литовского правительства вернуть столицу, апеллируя к Лиге наций, закончились
неудачей. В 1920 решением польского сейма Вильнюсский край был присоединен к
Польше. В 1923 Лига Наций признала захват Вильнюса Польшей и только в 1939 СССР
вновь отдал этот город Литве. Первым государством, признавшим независимость Литвы
была РСФСР. В 1926 правительство ляудининков подписало с СССР договор о
ненападении и нейтралитете. 10 октября 1939 был заключен советско-литовский договор о
взаимопомощи, в соответствии с которым на территории Литвы для ее защиты от
внешней агрессии располагались части Красной Армии. Народный Сейм, выборы в
который состоялись 14 и 15 июля 1940, провозгласил установление в Литве советской
власти и обратился в Верховный Совет СССР с просьбой принять республику в состав
Советского Союза.
В составе СССР (1940-1991). 3 августа 1940 в соответствии с решением Верховного
Совета СССР Литва стала частью Советского Союза. В сентябре-октябре 1940 была
проведена земельная реформа, по которой землю получили около 75 000 безземельных и
малоземельных крестьян, была установлена максимальная норма землепользования – 30
га на семью. Школы стали государственными, светскими. В начале 1941 была создана
Академия Наук Литовской ССР.
Однако уже в первую неделю Великой Отечественной войны (июнь 1941) Литва была
оккупирована фашистской Германий, а ее земли вошли в так называемый «Восточный
край» Германии. Часть литовского населения поддержала Фронт литовских активистов
(сформирован в ноябре 1940 в Берлине), сотрудничавший с немецкими оккупационными
властями. При генеральном комиссаре Литвы А.фон Рентельне было создано т.н.
Литовское самоуправление. В то же время партизанское движение Литвы активно
сотрудничало с советскими войсками. 7 литовских партизан получили звание Героя
Советского Союза, в рядах Красной Армии сражалась 16-я литовская дивизия. После
освобождения Литвы от немецкой оккупации антисоветское подполье продолжили
вооруженную борьбу против властей, которая к середине 50-х годов была подавлена.
Из аграрной страны к середине 70-х Литовская ССР превратилась в индустриальноаграрную республику. Ведущими отраслями промышленности стали машиностроение и
металлообработка, пищевая и легкая промышленность не утратили своего значения. Были
созданы новые отрасли- химическая, микробиологическая и нефтеперерабатывающая.
Построены крупные предприятия, среди которых – станкостроительный завод
«Жальгирис», Клайпедский судостроительный завод «Балтия», Паневежский «Экранас»,
Шауляйский телевизионный, завод «Азотас» в Йонаве, Клайпедский домостроительный
комбинат, Утенская трикотажная фабрика, Алитусский мясокомбинат и др. Их продукция
имела в качестве рынка сбыта огромную страну, СССР, и проблем с реализацией не было.
В 1959 была пущена Каунасская ГЭС, а в 1983 первый блок Игналинской АЭС.
20
Значительные изменения произошли в сельском хозяйстве. К 1952 была завершена
коллективизация, большинство сельских жителей переселились в колхозы и совхозные
поселки. Осуществлялась механизация и специализация сельского хозяйства, были
установлены твердые планы закупок продукции. Наиболее быстрыми темпами
развивалось мясное и молочное животноводство.
Государственный строй Литовской ССР был аналогичен государственному строю других
союзных республик, законы республики соответствовали законам СССР. Литва имела
свою конституцию (1940 и 1978 гг.), согласно которой высшим органом власти являлся
Верховный Совет Литовской ССР (состоявший из 350 депутатов), постоянно
действующим органом – Президиум Верховного Совета. Высшим исполнительным и
распорядительным органом власти был Совет Министров Литовской ССР. Представители
Литвы участвовали и в работе высших органов власти СССР: в Совет Союза Верховного
Совета СССР избиралось 9 литовских депутатов, в Совет Национальностей – 32.
Национальная культура Литвы развивалась в относительно благоприятных условиях.
Литовское кино- и фотоискусство, искусство театра, архитектура, фольклор стали
всемирно известны. Фильмы Литовской киностудии (реж. В.Жалакявичюс, А.Жебрюнас,
М.Гедрис и др.) неоднократно удостаивались премий на международных кинофестивалях,
работы актеров Д.Баниониса, Р.Адомайтиса, Ю.Будрайтиса и др.получали высокую
оценку. Замечательные творческие коллективы создали режиссеры Ю.Мильтинис
(Паневежский драматический театр) и Э.Някрошюс (Молодежный театр в Вильнюсе).
Большое число зрителей привлекали постановки Государственного академического театра
оперы и балета и Каунасского музыкального театра. Широкой популярностью
пользовался народный ансамбль «Лиетува». Каждые 5 лет устраивались республиканские
праздники песни и танца. В изобразительном искусстве выделялись работы графиков,
прежде всего – С.Красаускаса. Далеко за пределами республики стали известны
литературные произведения писателей М.Слуцкиса, Ю.Грушаса, К.Боруты и мн.др.,
поэтов Э.Межелайтиса и Ю.Марцинкявичюса.
Новый этап национально-освободительного движения в Литве начинается с горбачевской
«перестройкой», в конце 80-х. В октябре 1988 состоялся Учредительный съезд Литовского
движения за перестройку («Саюдис»). С февраля 1989 «Саюдис» взял курс на достижение
Литвой государственной независимости. Активизировалась также деятельность Лиги
Свободы Литвы – антикоммунистической организации, возникшей еще в 1978. КПЛ,
возглавляемая А.Бразаускасом вышла из состава КПСС. В марте 1990 победу на выборах
в Верховный Совет одержали сторонники независимости. Председателем ВС стал лидер
«Саюдиса» В.Ландсбергис. 11 марта был принят Акт о восстановлении независимости
Литовского государства – Литовской Республики, а в сентябре 1991 независимости Литвы
была признана Советским Союзом.
Современная Литва. Литовская республика, добившись независимости, приступила к
проведению экономических реформ, в основе которых лежала программа приватизации
промышленных предприятий, аграрного сектора, связи. Был создан Литовский банк,
проведена либерализация цен, введена национальная валюта – лит. В результате
реструктуризации часть предприятий была закрыта, часть («Вильняус Вингис», «Экранас»
и др.) переориентирована на мировой рынок.
25 октября 1992 был избран Сейм независимой Литвы и принята Конституция, в
соотвествиии с которой Литва является «независимой демократической республикой».
Первым президентом Литвы был избран Альгирдас Бразаускас (1993–1998). На выборах
21
2004 победил гражданин США литовского происхождения Валдас Адамкус. Премьерминистром Литвы является Гедиминас Киркилас (с 2006).
С восстановлением независимости Литвы литовская культура получила новый импульс
для своего развития. В 1994 вильнюсский Старый город был включен в Список
Всемирного наследия ЮНЕСКО. В городе организуются международные фестивали
«Звучат, звучат канклес», «Изобразительный пленэр» и др. Далеко за пределами Литвы
известны Камерный оркестр С.Сондецкиса, Камерный хор Вильнюса «Яуна Музика».
Новейшая литовская литература, переводимая преимущественно на английский язык,
мало известна широкому читателю.
В Конгресс-центре в Праге 21 ноября 2002 состоялось официальное открытие саммита
НАТО. На нем было объявлено о приглашении в НАТО семи европейских стран: Литвы,
Латвии, Эстонии, Словении, Словакии и Болгарии. В 2004 Литва официально стала
членом НАТО.
22
Сноски.
Герберштейн. С. Записки о Московии стр. 156-157.
Карышковский. П. Куликовская битва стр. 50-60.
Хромов. А.П. Экономическая история СССР. Первобытно – общинный и феодальный
способ производства в России. Стр. 145-146, 205-207.
Рассказы русских летописей. Стр. 137-140.
Греков. Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времён до 17 века. Стр. 426-438.
Базилевич. К.В. Внешняя политика русского государства. Стр. 258-261.
ПСРЛ. Т5. стр. 42.
ПСРЛ. Т6. стр. 236.
ПСРЛ. Т5. стр. 44-45.
РИБ. Т28. стр.508.
АЗР. Т1. №89.
АЗР. Т1. №218.
Черепнин. А.В. Сочинения. Стр. 199-200.
Сборник Рус. истории общества. Т35. стр.15.
СРио. Т35. стр.61-66.
По восстановленному тексту.
ПСРЛ. Т4. ч1, стр. 439.
Лихачёв Н. Инока Фомы слово похвальное. Стр. 35-36.
АЗР. Т1 №51.
ПСРЛ. Т4. стр.440.
ПСРЛ. Т8. стр.121.
АЗР. Т1. №50.
Псковские летописи вып. 1. стр.52.
ПСРЛ. Т8. стр. 123.
АЗР. Т1. №56.
ПСРЛ. Т8. стр.147.
ПСРЛ. Т12. стр.112.
ПСРЛ. Т4. стр. 439.
Гильдебрант. Г. Отчёты о розысканиях произведённых в Рижском и Ремельском архивах
по части русской истории. № 222, 224.
23
Список литературы:
1. Алексеев. Государь всея Руси.
2.
Базилевич.
К.В.
Внешняя
политика
русского
государства.
М. 2001 год.
3. Герберштейн С. Записки о Московии С.п.б. 1898 год.
4. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времён до 17 века. М. 1954 год. Книга 2.
5.Г.
Гильдебранд.
Отчёты
о
разысканиях
произведённых
в
Рижском и Ремельском архивах по части русской истории. С.п.б. 1877 год.
6. Карышковский П. Куликовская битва. М. 1959 год.
7. Карамзин. Н. История государства Российского. С.п.б. 1819 год.
8. Лихачёв. Н. Икона Фомы слово похвальное. С.п.б. 1908 год.
9. Орешников. А.В. Русские монеты до 1547 года. М. 1896 год.
10. Рассказы русских летописей. М. 1993 год.
11. Творогов О.В. Древняя Русь события и люди. С.п.б. 1994 год.
12. Хромов А.П. Экономическая история СССР. Первобытно-общинный и феодальный
способ Производства в России. М. 1988 год.
13. Черепнин А.В. Сочинения.
24
25
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа