close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Ð Ñ Ð·Ñ ÐºÐ°Ð»Ñ Ð½Ð¾-Ð¿Ð¾Ñ Ñ Ð¸Ñ ÐµÑ ÐºÐ¸Ð¹ Ð²ÐµÑ ÐµÑ

код для вставкиСкачать
Музыкально-поэтический вечер
"... Эпоха петь нас подбивала..."
(по мотивам военных стихов и песен Б.Окуджавы и В.Высоцкого)
1 Ведущий. В преддверии 70-летия Великой Победы предлагаем вашему вниманию
музыкально-поэтический вечер, посвященный военным стихам и песням известных бардов
Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого.
2 Ведущий. Высоцкий говорил: “Это единственная страна — Россия, где поэзия на таком
не то что высоким уровне — это само собой, — поэзия великая у нас, величайшая, лучшая
поэзия. И мне кажется — не из-за того, что наши поэты были только большими
стихотворцами, писали прекрасные стихи, — а из-за того, что они себя достойно вели в
жизни — и по отношению к властям, и по отношению к друзьям, по отношению друг к другу
и, конечно, к своему творчеству. И из-за этого поэзия всегда была как-то во главе
литературы, хотя у нас литература великая, величайшая в мире…”[2]
1 Ведущий. “И до сих пор — повесьте где-нибудь в стороне маленький листочек, вырванный
из тетради, и напишите четыре фамилии — да одну даже — Евтушенко, Вознесенский,
Ахмадулина, Булат Окуджава — и будет заполнен стадион через два дня, и не достанете
билета. Почему это так, — это именно из-за того, что люди тянутся не только к стихам,
но – к нескольким поэтам у нас, которые пишут прекрасные стихи…”[2]
2 Ведущий. Первая зарисовка.
1 Ведущий.
Евгений Евтушенко. “Простая песенка Булата”
Простая песенка Булата всегда со мной.
Она ни в чем не виновата перед страной.
Поставлю старенькую запись и ощущу
К надеждам юношеским зависть и загрущу.
Где в пыльных шлемах комиссары, нет ничего,
И что-то в нас под корень самый подсечено.
Все изменилось — жизнь и люди, любимой взгляд,
И лишь оскомина иллюзий внутри, как яд.
Нас эта песенка будила, открыв глаза.
Она по проволке ходила, и даже — за.
Эпоха петь нас подбивала.
Толкала вспять.
Не запевалы-подпевалы нужны опять.
Но ты, мой сын, в пыли архивов иной Руси
Найди тот голос, чуть охриплый, и воскреси.
Он зазвучит из дальней дали сквозь все пласты,
И ты пойми, как мы страдали, и нас прости.
1 Ведущий. Евгений Евтушенко писал 16 июня 1997:
2 Ведущий: “Это стихотворение написано в 1971 году, а напечатано впервые лишь через
семнадцать лет. Сейчас всем ясно, что Окуджава — классик русской поэзии, но тогда его
обзывали пошляком, запрещали его концерты, отменяли его поездки за границу по причине
неблагонадежности. Но стихотворение это оказалось написанным наперед. Что удивляет
меня самого — через двадцать шесть лет после написания этого стихотворения мне не
хочется менять ни одной запятой, как будто оно написано сейчас, под впечатлением
потери Советского Союза — Атлантиды нашего детства и потери одного из лучших
поэтов этой Атлантиды”. [4]
1 Ведущий. В поэзии ХХ века бесспорное лидерство по части “крылатых слов” принадлежит
Булату Окуджаве. Мы все знаем его стихи, а некоторые песни уже считаем народными. В
отличие от прочих стихотворцев, стремившихся вписаться в воздух эпохи, Окуджава этот
воздух творил подобно тому, как творил его раз и навсегда избранный недосягаемым
ориентиром Пушкин. Это нам по сей день кажется, что он лишь подслушал, озвучил, уловил
нечто носящееся в воздухе. Ныне в стране не то что дня – часа не проходит без того, чтобы
где-нибудь в газетном заголовке, по радио или на ТВ не прозвучала (пусть искаженная, либо
неосознанная) цитата из Окуджавы.
Звучит песня “Бери шинель, пошли домой”.
2 Ведущий. Булат Шалвович Окуджава прошел фронт, был тяжело ранен, навсегда в душе
поэта поселилось воспоминание о войне, но также всегда “его стихам были присущи какието странные, как мы теперь догадываемся, музыкальные паузы. Они как будто ждали от
кого-то мелодии. По счастливой случайности природы Булат обладал высоким
музыкальным талантом и сам окрылял свои стихи чарующей мелодией”. [1]
“Песенка веселого солдата” (чтение)
Возьму шинель, и вещмешок, и каску,
В защитную окрашенные краску,
Ударю шаг по улицам горбатым...
Как просто быть солдатом, солдатом.
Забуду все домашние заботы.
Не надо ни зарплаты, ни работы.
Иду себе, играю автоматом...
Как просто быть солдатом, солдатом.
А если что не так — не наше дело:
как говорится, родина велела.
Как славно быть ни в чём не виноватым
Совсем простым солдатом, солдатом.
1 Ведущий. “Окуджава был первый в нашей стране поэт, взявший в руки гитару, но его
гитара была беременна будущими песнями Галича, Высоцкого и многих других “бардов”, при
несвободе печати все-таки отвоевавших право на “магнитофонную гласность.”
Гражданский протест, не меньший, чем в громовых раскатах Тринадцатой симфонии
Шостаковича, звучал и в гитарных аккордах.” [1]
2 Ведущий. “На Булата обрушивался гнев начальства, случались и другие жизненные
неурядицы. Но никогда я не слышал от него ни одной жалобы на жизнь или людей. В нем
была какая-то особая деликатная гордость.”[1]
Звучит песня “Старая солдатская песня”
1 Ведущий. Он испытал все странности эпохи: его отец, коммунист, был расстрелян, его
мать была арестована дважды. Но никогда он не хотел уехать из России, писал прекрасные
стихи и запоминающуюся музыку.
“До свидания, мальчики!”
(первая часть текста – чтения, вторая – песня)
Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли —
Повзрослели они до поры,
На пороге едва помаячили
И ушли, за солдатом — солдат...
До свидания, мальчики!
Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад.
Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат
И себя не щадите,
И всё-таки
Постарайтесь вернуться назад.
Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым,
Наши девочки платьица белы
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги — ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон...
Вы наплюйте на сплетников, девочки.
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад...
До свидания, девочки!
Девочки, постарайтесь вернуться назад.
2 Ведущий. “Печаль в искусстве, которая понимает и отражает нашу жизненную печаль,
есть бодрящая печаль. В этом смысле Булат Окуджава был нашим великим общенародным
утешителем. Цель искусства в конечном итоге – утешение”. [1]
1 Ведущий. Еще один фронтовик режиссер Петр Тодоровский вспоминал: “Булат вообще
был человеком совсем не простым: с годами все больше любил одиночество… Писал только
ручкой, никаких машинок не признавал, как часто не признавал и столов: на диване,
полулежа, в кресле… А как заразительно смеялся! Мне в нем это очень нравилось!..” [1]
****
Ах, война, она не год еще протянет — на то она и война.
Еще много километров портянок выкроят из полотна.
Встанет, встанет над землей радуга, будет мир тишиной богат,
Но еще многих всяких дураков радует бравое пенье солдат.
И потому, знать, за щедро пролитые за жизнь и за радость живых
Трехлинеечки, четырежды проклятые, бережем, как законных своих.
2 Ведущий. Стихи и песни Окуджавы навсегда останутся в сердцах людей. “Смерть Булата
Окуджавы для меня, - писал Фазиль Искандер,- самая большая потеря за всю мою
литературную жизнь. Его высокая, стройная фигура везде выделалась выражением
необычайного одиночества и одновременно силы, преодолевающей это одиночество. Теперь
ясно, что он для нас, для страны был ледоколом, пробивающим полярные льды
одиночества…”[1]
Звучит песня из кинофильма “Белорусский вокзал”.
1 Ведущий. Смерть Окуджавы потрясла страну. Он всегда был, и навсегда должен был
остаться. Евгений Евтушенко так писал на смерть поэта в июне – июле 1997 года.
“Похороны Окуджавы” (чтение)
Сколько б жизнь меня ни ухудшала,
я из тех,
В ком вечен Окуджава.
Отвергая жирную державность,
Худенькая совесть удержалась
Акробаткой-девочкой в стране
На гитарной тоненькой струне.
Попрощаться шел с тобой,Булат,
Весь в шестидесятниках Арбат…
…И притихший кроха-девяностик,
Розовый, как поросячий хвостик,
На Арбат смотрел, как на Лицей,
Поднят над стотысячной толпою
Над усталым веком, над собою
Бабушкой-шестидесятницей.
Нет, не бессловесный гимн державы –
Она пела песни Окуджавы
Потихоньку внуку своему,
И поверх попсовщины бездарной
По струне гитарной, легендарной
Девочка-надежда шла к нему.
Научили горькие уроки —
Есть в своем отечестве пророки.
Смелость их берет все города, —
Правда, запоздало иногда.
Как же я в России разуверюсь,
Если в ней поруганная ересь
Классикой становится всегда?
Поколенья целого потерю
В поколеньях возместит иных твой,
Россия, вечный, млечный стих.
В девятидесятников не верю.
Верю в девяностиков твоих!
2 Ведущий. Зарисовка вторая.
1 Ведущий. Окуджава пережил своего младшего товарища по перу Владимира Высоцкого,
которого глубоко уважал и любил и так писал “О ВОЛОДЕ ВЫСОЦКОМ”. (песня в исп. Б.
Окуджавы)
О Володе Высоцком я песню придумать решил:
Вот еще одному не вернуться домой из похода.
Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил...
Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.
Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом
Отправляться и нам по следам по его по горячим.
Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон,
Ну а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.
О Володе Высоцком я песню придумать хотел,
Но дрожала рука и мотив со стихом не сходился...
Белый аист московский на белое небо взлетел,
Черный аист московский на черную землю спустился.
2 Ведущий. Сам поэт в своем интервью говорил: “Меня спрашивают: “Ну почему ты так
иного пишешь о войне? Ведь ты же не мог воевать, ты же молодой еще человек”. Я говорю
— да, это правда. Но моей семьи война коснулась, у нас и смерти есть — и погибшие, и те,
которых — вот я рассказываю — догнали старые раны: в прошлом году умер мой дядька —
это единственный мой родственник... И когда несли его тело, впереди шли семнадцать
летчиков и на семнадцати красных сафьяновых подушках несли семнадцать его орденов, а
медали даже некуда было класть. Такой вот был парень, человек...” [2]
1 Ведущий. “Так что тут говорить нечего — конечно, всегда будем возвращаться мыслями
к войне. Но я-то пишу о войне не только потому, что у меня военная семья, — всех людей,
которые живут у нас в стране, она коснулась.” [2]
“МЫ ВРАЩАЕМ ЗЕМЛЮ”, 1972 г.
(песня)
От границы мы Землю вертели назад —
Было дело сначала, —
Но обратно ее закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.
Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи, —
Но мы помним, как солнце отправилось вспять
И едва не зашло на востоке.
Мы не меряем Землю шагами,
Понапрасну цветы теребя, —
Мы толкаем ее сапогами —
От себя, от себя!
И от ветра с востока пригнулись стога,
Жмется к скалам отара.
Ось земную мы сдвинули без рычага,
Изменив направленье удара.
Не пугайтесь, когда не на месте закат, —
Судный день — это сказки для старших,Просто Землю вращают куда захотят
Наши сменные роты на марше.
Мы ползем, бугорки обнимаем,
Кочки тискаем — зло, не любя,
И коленями Землю толкаем —
От себя, от себя!
Здесь никто б не нашел, даже если б хотел,
Руки кверху поднявших.
Всем живым ощутимая польза от тел:
Как прикрытье используем павших.
Этот глупый свинец всех ли сразу найдет,
Где настигнет — в упор или с тыла?
Кто-то там впереди навалился на дот —
И Земля на мгновенье застыла.
Я ступни свои сзади оставил,
Мимоходом по мертвым скорбя, —
Шар земной я вращаю локтями —
От себя, от себя!
Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,
Принял пулю на вдохе, —
Но на запад, на запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на востоке.
Животом — по грязи, дышим смрадом болот,
Но глаза закрываем на запах.
Нынче по небу солнце нормально идет,
Потому что мы рвемся на запад.
Руки, ноги — на месте ли, нет ли, —
Как на свадьбе росу пригубя,
Землю тянем зубами за стебли —
На себя! От себя!
2 Ведущий. Ему выпала еще одна удача-судьба: быть актером Таганки, лучшим ее сыном.
Без Таганки он немыслим, как немыслим (сам говорил это) без зачина Окуджавы, без
общения с Шукшиным и многими нашими художниками, писателями, музыкантами. Сейчас
стихи и песни Высоцкого знакомы всем.
Звучит песня “Он не вернулся из боя”, 1969 г.
(возможно чтение и песня).
1 Ведущий. Почти каждую свою песню пел он на предельном пределе сил человеческих. А
сколько у него таких песен и сколько раз он их так пел! И если уж одно это исполнение
производит такое потрясающее впечатление, то какой ценой, нервами какими и кровью они
создавались? Какой за этим труд?.. [2]
“СЫНОВЬЯ УХОДЯТ В БОЙ”, 1969 г.
(песня)
Сегодня не слышно биенье сердец —
Оно для аллей и беседок.
Я падаю, грудью хватая свинец,
Подумать успев напоследок:
“На этот раз мне не вернуться,
Я ухожу — придет другой”.
Мы не успели оглянуться —
А сыновья уходят в бой!
Вот кто-то, решив: после нас — хоть потоп,
Как в пропасть шагнул из окопа.
А я для того свой покинул окоп,
Чтоб не было вовсе потопа.
Сейчас глаза мои сомкнутся,
Я крепко обнимусь с землей.
Мы не успели оглянуться —
А сыновья уходят в бой!
Кто сменит меня, кто в атаку пойдет?
Кто выйдет к заветному мосту?
И мне захотелось — пусть будет вон тот,
Одетый во все не по росту.
Я успеваю улыбнуться,
Я видел, кто придет за мной.
Мы не успели оглянуться —
А сыновья уходят в бой!
Разрывы глушили биенье сердец,
Мое же — мне громко стучало,
Что все же конец мой — еще не конец:
Конец — это чье-то начало.
Сейчас глаза мои сомкнутся,
Я крепко обнимусь с землей.
Мы не успели оглянуться –
А сыновья уходят в бой!
2 Ведущий. Высоцкий о войне писал как никто много. Да так писал, что слушателю и
читателю даже не придет в голову мысль о том, что сам Высоцкий родился в 1940 году и
никогда не был на войне.
Звучит “Песня о Земле”, 1969 г.
1 Ведущий. Ни один из современников Высоцкого не поднимал столько и так тему войны.
Люди воевавшие были уверены, что он их боевой товарищ: такая правда, такая ободранная
до крови правда лезла из его военных песен…
2 Ведущий. Он был мужчина, если хотите. По природе своей, героическому нутру он должен
был, вероятно, пойти в моряки, в летчики, в солдаты. Но для этого надо было иметь
несколько жизней. Поэтому он в песнях проживал то, что хотел бы прожить в жизни…
“ВЫСОТА”,1965г. чтение и песня
Вцепились они в высоту как в свое.
Огонь минометный, шквальный...
А мы всё лезли толпой на нее,
Как на буфет вокзальный.
И крики “ура” застывали во рту,
Когда мы пули глотали.
Семь раз занимали мы ту высоту —
Семь раз мы ее оставляли.
И снова в атаку не хочется всем,
Земля — как горелая каша...
В восьмой раз возьмем мы ее насовсем —
Свое возьмем, кровное, наше!
А можно ее стороной обойти, —
И что мы к ней прицепились?!
Но, видно, уж точно — все судьбы-пути
На этой высотке скрестились.
1 Ведущий. Гете говорил, что если перед вами человек, в чем-то превосходящий вас, то
полюбите его за это. Иначе грозит болезнь, иначе изойдете от зависти. Но попробуйте
позавидовать Высоцкому. Как, например, завидовать человеку, который, жизнью своей
рискуя, бросается в омут бурлящий или в огонь, чтобы спасти другого? Вся зависть, все
тщеславие утонут в этом омуте или сгорят дотла в этом огне…[2]
“БРАТСКИЕ МОГИЛЫ”, 1964 г.
На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают, К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.
Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы
Все судьбы в единую слиты.
А в Вечном огне — видишь вспыхнувший танк.
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.
У братских могил нет заплаканных вдов Сюда ходят люди покрепче,
На братских могилах не ставят крестов...
Но разве от этого легче?!
2 Ведущий. После войны не кричали и даже рассказывать о войне перестали, хоть память
саднила. И вдруг — голос, песни Владимира Высоцкого. За нас за всех — крик. Так
удивительно ли, что народ (не одно, не только молодое поколение!) признал своим и
Высоцкого, и голос его? Да как еще признал!
“ВСЕ УШЛИ НА ФРОНТ”, 1964 г. (песня)
1 Ведущий. Он бьет, бьет в набат: у каждого человека свой голос, своя песня, но как люди
вяло знают, как смутно помнят об этом, как хитроумно и упорно “откладывают себя” и как
панически, ненадежно, ненадолго спохватываются. В этом-то и состоит, быть может, самая
первичная трагедия…
“ПРО СЕРЕЖКУ ФОМИНА”, 1964 г.(чтение)
Я рос как вся дворовая шпана —
Мы пили водку, пели песни ночью, —
И не любили мы Сережку Фомина
За то, что он всегда сосредоточен.
Сидим раз у Сережки Фомина —
Мы у него справляли наши встречи, —
И вот о том, что началась война,
Сказал нам Молотов в своей известной речи.
В военкомате мне сказали: “Старина,
Тебе броню дает родной завод “Компрессор”!”
Я отказался, — а Сережку Фомина
Спасал от армии отец его, профессор.
Кровь лью я за тебя, моя страна,
И все же мое сердце негодует:
Кровь лью я за Сережку Фомина —
А он сидит и в ус себе не дует!
Теперь небось он ходит по кинам —
Там хроника про нас перед сеансом, —
Сюда б сейчас Сережку Фомина —
Чтоб побыл он на фронте на германском!
...Но наконец закончилась война —
С плеч сбросили мы словно тонны груза,
Встречаю я Сережку Фомина —
А он Герой Советского Союза...
2 Ведущий. От песен Высоцкого каждый, наверное, ну хоть на миг, становится тревожнее,
умнее, красивее, каждый очеловечивается – тоже прямо на глазах. Его песни очень часто
ранят, и ранят больно, но ведь в них никогда нет злобы, злорадства по поводу наших бед, они
всегда добры.
“ПЕСНЯ О ЗВЕЗДАХ”, 1964 г.( песня)
Мне этот бой не забыть нипочем —
Смертью пропитан воздух, —
\А с небосклона бесшумным дождем
Падали звезды.
Снова упала — и я загадал:
Выйти живым из боя, —
Так свою жизнь я поспешно связал
С глупой звездою.
Я уж решил: миновала беда
И удалось отвертеться, —
С неба свалилась шальная звезда —
Прямо под сердце.
Нам говорили: “Нужна высота!”
И “Не жалеть патроны!”...
Вон покатилась вторая звезда —
Вам на погоны.
Звезд этих в небе — как рыбы в прудах, Хватит на всех с лихвою.
Если б не насмерть, ходил бы тогда
Тоже — Героем.
Я бы Звезду эту сыну отдал,
Просто — на намять...
В небе висит, пропадает звезда —
Некуда падать.
1 Ведущий. Мы закончили повествование о двух гениальных поэтах 20 века, почти наших
современников. Они были из той категории людей, которых называют хулиганами.
Валентин Гафт. “ХУЛИГАНЫ. В. Высоцкому”
(чтение)
Мамаша, успокойтесь, он не хулиган,
Он не пристанет к вам на полустанке,
В войну Малахов помните курган?
С гранатами такие шли под танки.
Такие строили дороги и мосты,
Каналы рыли, шахты и траншеи.
Всегда в грязи, но души их чисты,
Навеки жилы напряглись на шее.
Что за манера — сразу за наган,
Что за привычка — сразу на колени.
Ушел из жизни Маяковский-хулиган,
Ушел из жизни хулиган Есенин.
Чтоб мы не унижались за гроши,
Чтоб мы не жили, мать, по-идиотски,
Ушел из жизни хулиган Шукшин,
Ушел из жизни хулиган Высоцкий.
Мы живы, а они ушли туда,
Взяв на себя все боли наши, раны…
Горит на небе новая Звезда,
Ее зажги, конечно, хулиганы.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа