close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...и Ð¾Ð¿Ñ ÐµÐ´ÐµÐ»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ , Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ñ Ð·Ñ ÐµÐ¼Ñ Ñ Ð´Ð»Ñ Ñ ÐµÐ»ÐµÐ¹ Ñ Ð¿Ñ Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ Ð¸Ñ ÐºÐ°Ð¼Ð¸

код для вставкиСкачать
О терминах и определениях,
используемых для целей управления
рисками в Таможенном союзе
Содержание
1.
Тематика статьи.............................................................. 3
2.
Основные выводы.......................................................... 7
Источник публикации
Рыльская М.А. О терминах
и определениях, используемых
для целей управления рисками
в Таможенном союзе /
М.А. Рыльская, Н.В. Морозов //
Правовые риски в системе
публичного управления: моногр. /
под науч. ред. В.И. Авдийского,
М.А. Лапиной. - Москва: Изд-во
«От и До», 2014. - С. 98-103.
Сведения об авторах
Марина Рыльская – доктор юридических наук,
доцент ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при
Правительстве Российской Федерации»,
заместитель директора Института проблем
эффективного государства и гражданского общества.
Николай Морозов – эксперт компании «Прогноз» в
вопросах создания и развития управления рисками в
таможенных органах. Профессиональные
компетенции: построение организационной
структуры управления рисками, создание ITинфраструктуры управления рисками, управление
рисками в системах «Единого окна» (Single Window),
реинжиниринг процессов таможенного контроля,
анализ и оценка рисков.
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
2 (8)
1. Тематика статьи
Проблема терминологии в
юриспруденции достаточно актуальна, и
чем совершеннее законодательство, тем
глубже оно регулирует общественные
отношения и большее значение
приобретает точность терминологии. Без
терминов, имеющих хорошо очерченный
смысл, невозможно добиться
максимальной ясности изложения
законодательства.
Степень ясности и прозрачности
таможенного законодательства (включая
используемые термины и определения)
практически напрямую влияет на позиции
России в вопросе соответствия
общепринятым международным
стандартам таможенной деятельности и
на восприятие нашей страны как члена
мирового торгово-экономического
сообщества и члена WTO и WCO1.
Вопрос систематизации и анализа
таможенных рисков на пространстве
Таможенного союза, на наш взгляд,
должен начинаться с закрепления
используемого понятийного аппарата.
Понятиям и их определениям в системе
управления рисками (далее – СУР) всегда
отводилось отдельное место. Изначально
понятийный аппарат управления
таможенными рисками был
предусмотрен в Концепции системы
управления рисками в таможенной
службе Российской Федерации,
утвержденной приказом ГТК России от
26.09.2003 № 1069. Указанный документ
действует по настоящее время.
Позднее свод понятий, используемых в
СУР, стал частью приказа ФТС России от
11.01.2008 № 11 «Об утверждении
Инструкции о действиях должностных лиц
таможенных органов при подготовке и
рассмотрении проектов профилей рисков,
применении профилей рисков при
таможенном контроле, их актуализации и
отмене» (Приложение № 1 «Понятия,
используемые при реализации
Инструкции»). Наконец, сегодня
«наследным» носителем понятийного
аппарата системы управления рисками в
таможенных органах является
Таможенный кодекс Таможенного союза.
Таким образом, понятия, используемые
при применении системы управления
рисками, получили закрепление на
законодательном уровне. Таможенный
кодекс Таможенного союза (далее –
Кодекс) посвятил этому вопросу
отдельную статью 127 «Термины,
используемые в настоящей главе» в главе
18 «Система управления рисками».
Упомянутая глава 18 Кодекса полностью
посвящена концептуальным положениям
о системе управления рисками. Такое
немалое внимание законодателя к
современному подходу к организации
таможенного контроля было уделено
впервые. Таможенный кодекс Российской
Федерации 2003 года отвел системе
управления рисками всего одну статью за
номером 358 «Принципы проведения
таможенного контроля». Столь же
лаконичен и Федеральный закон
Российской Федерации от 27.11.2010 №
311-ФЗ «О таможенном регулировании в
Российской Федерации», который говорит
о системе управления рисками в
одноименной статье 162.
1
WTO (World Trade Organization) – Всемирная торговая
организация; WCO (World Customs Organization) –
Всемирная таможенная организация
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
3 (8)
Итак, ныне действующая глава 18
Кодекса, помимо терминов и
определений, содержит также положения
о целях применения системы управления
рисками (ст. 128 Кодекса), объектах
анализа риска (ст. 129 Кодекса),
характеристике деятельности таможенных
органов по оценке и управлению рисками
(ст. 130 Кодекса).
Для целей настоящей статьи остановимся
более подробно и проведем анализ
терминов и определений, содержащихся
в статье 127 Кодекса. Рассмотрим их в
порядке значимости, начиная с основного
термина – «риск».
«Риск – степень вероятности
несоблюдения таможенного
законодательства таможенного союза и
(или) законодательства государств-членов
таможенного союза».
Такую формулировку дает Кодекс.
Первое, на что обратит внимание
профессионал в области управления
рисками в области таможенного дела –
это использование слова «степень». Если
мы обратимся к ранее действовавшему
Таможенному кодексу Российской
Федерации 2003 года, то видим, что в нем
законодатель определил понятие «риск»
как «вероятность несоблюдения
таможенного законодательства
Российской Федерации». По своему
содержанию – это буквальный перевод
определения, которое дает понятию
«риск» Международная конвенция об
упрощении и гармонизации таможенных
процедур 1973 года (Киотская конвенция):
«Risk is the potential for non-compliance
with Customs laws».
Таким образом, и Таможенный кодекс
2003 года, и Киотская конвенция
определяют термин «риск» через
ближайшее родовое понятие
«вероятность». Таможенный кодекс
Таможенного союза определил «риск»
как «степень вероятности».
На наш взгляд, законодатель при
разработке Кодекса допустил ошибку,
дополнив понятие «риск» словом
«степень». Все-таки степень – это
измеряемая категория. Когда мы говорим
о степени вероятности события, то
предполагаем получить какую-то
количественную оценку этой вероятности,
а она не может быть дана при
определении понятия «риск» – для этого
существуют другие, специализированные
понятия и процессы, о которых мы
скажем ниже.
В итоге такое определение риска по
меньшей мере вызывает вопросы,
связанные с необходимостью
количественной оценки вероятности
несоблюдения таможенного
законодательства, а также с
противоречием с другим термином, о
который мы также рассмотрим далее.
Следующие термины – «анализ риска» и
«оценка риска», по нашему мнению,
также имеют недостатки в определении. В
частности, их определения по
содержанию практически идентичны.
«Анализ риска – систематическое
использование имеющейся у таможенных
органов информации для определения
обстоятельств и условий возникновения
рисков, их идентификации и оценки
вероятных последствий несоблюдения
таможенного законодательства
Таможенного союза».
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
4 (8)
«Оценка риска – систематическое
определение возможности
возникновения риска и последствий
нарушений таможенного
законодательства таможенного союза в
случае его возникновения».
«Риск – степень вероятности
несоблюдения таможенного
законодательства таможенного союза
и (или) законодательства государствчленов таможенного союза».
По сути, законодатель привел два очень
близких по содержанию определения
двум разным терминам. Если исключить
факультативную фразу «систематическое
использование имеющейся у таможенных
органов информации», то термин «анализ
риска» становится по смыслу практически
неотличимым от термина «оценка риска».
Факультативной указанная фраза нами
названа потому, что она не наполняет
понятие «анализ риска» уникальными
отличительными характеристиками. В
процессе оценки риска будет также,
безусловно, использоваться
определенная информация, имеющаяся в
распоряжении таможенных органов.
Термину «оценка риска» в его
определении не хватает той самой
специфики, которая характеризует сам
процесс оценки риска. Термин «оценка
риска» следует понимать как
определение степени риска в
соответствии с используемыми
стандартами, уровнями риска или иными
критериями.
Как видим, при таком определении
оценки риска мы используем понятие
«степень риска», применяя его как
результат измерения, установления
соответствия риска некоторой шкале –
уровням, стандартам, иным критериям.
Далее, законодатель после определения
термина «анализ риска» дает пояснение о
том, что риски разделяются на два типа:
выявленный и потенциальный. На наш
взгляд, это уточнение несколько излишне
и содержит в себе теоретическую
неточность. Дело в том, что риск – это
вероятность (или степень вероятности, как
решил Кодекс), то есть явление,
обращенное в будущее. В этой связи
представляется, что говорить о
выявленных рисках – неправильно. После
выявления, то есть после наступления
события, с которым был связан риск,
вероятность становится свершившимся
фактом. Таким образом, указанное
уточнение законодателя к определению
термина «анализ риска» является
неточным и излишним, а определение
термина «выявленный риск»,
приведенное в пункте 2 рассматриваемой
статьи Кодекса, противоречит смыслу
термина «риск». Риск всегда должен быть
потенциальным (это заложено в самом
определении термина «риск»), а
выявленными будут факты, с которыми
эти риски связаны (факты нарушения
таможенного законодательства).
Проанализируем следующий термин –
«уровень риска». Кодекс сформулировал
пункт 12 статьи 127 следующим образом:
«Уровень риска определяется в
зависимости от вероятности
возникновения риска и возможных
последствий риска».
К указанному определению есть сразу
несколько вопросов. Во-первых, сразу
бросается в глаза отсутствие ближайшего
рода данного термина. Определение
начинается с глагола «определяется», что
противоречит правилам логики при
определении понятий (определения
через ближайший род и видовое
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
5 (8)
отличие2). В итоге законодатель не дал
термину определения как такового, а дал
пояснения, набор связанных с ним
характеристик.
Во-вторых, термин «уровень риска»
входит в противоречие с термином
«риск», который Кодекс определил как
«степень вероятности несоблюдения
таможенного законодательства…».
Значит, уровень риска есть то же самое,
что и уровень степени вероятности.
Налицо одна из классических ошибок
логики – тавтология, то есть повторение
одних и тех же или близких по смыслу
слов. В нашем случае – слов «уровень» и
«степень». В этом раскрывается вторая из
упомянутых выше проблем с
определением термина «риск» в Кодексе.
Наконец, третье подтверждение
небрежного обращения законодателя с
термином «уровень риска» связано с тем,
что ему в принципе не нашлось место в
положениях главы 18. Суть в том, что
статья 127 Кодекса начинается с
преамбулы следующего вида: «В
настоящей главе используются
следующие термины и их определения».
Однако термин «уровень риска» не
используется далее ни в одной из статей
главы 18 Кодекса.
Таким образом, законодатель дал
определение термину (надо признать,
весьма неудачно), но никак не использует
его в главе 18 Кодекса, хотя и анонсирует
это в преамбуле статьи.
Аналогичная судьба бессмысленного
определения постигла еще два термина:
«товары риска» и «товары прикрытия». В
их отношении допущена та же грубая
технико-юридическая ошибка – они не
используются в главе 18 Кодекса.
Пожалуй, на этом можно завершить наш
краткий обзор определенной Кодексом
терминологии системы управления
рисками. Сделаем одно небольшое
дополнение. На наш взгляд, Кодекс
напрасно оставил без внимания понятие
«система управления рисками». Его тоже
следует включить в число определяемых
терминов хотя бы потому, что в самом
Кодексе (начиная с наименования главы
18), иных источниках таможенного
законодательства России и государствчленов Таможенного союза, а также в
практике организации таможенного
контроля в Таможенном союзе именно
понятие «система управления рисками»
является устоявшимся и широко
употребляемым.
2
Например, см.: Е.А. Иванов. Логика. Учебник,
М., 2002, изд. «Бек», с. 108.
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
6 (8)
Основные выводы
Проанализировав характеристики деятельности таможенных органов по управлению рисками,
применению системы управления рисками, мы бы предложили дать термину «система управления
рисками» следующее современное определение:
«Система управления рисками – это комплекс инструментов и процедур организации выборочного
таможенного контроля, предназначенных для принятия управленческих решений в установленном
порядке на основе информации и с использованием современных информационных технологий».
В настоящее время Евразийская экономическая комиссия и государства-члены Таможенного союза
работают над согласованием проекта Протокола о внесении изменений и дополнений в договор о
Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 года. Полагаем, что результаты
проведенного в настоящей статье анализа терминологии статьи 127 Кодекса следует использовать в
деятельности Рабочей группы по совершенствованию таможенного законодательства при
Евразийской экономической комиссии (создана в соответствии с Решением Совета ЕЭК от
09.10.2013 № 61).
Уточнение понятийного аппарата системы управления рисками, снятие заложенных в нем
противоречий, безусловно, пойдет на пользу прозрачности таможенного законодательства
Таможенного союза, что положительно скажется на движении России к реализации и развитию
общепринятых международных стандартов таможенной деятельности, транслируемых с уровня
WTO и WCO.
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
7 (8)
Источники и литература
1.
«Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1973 г.,
в ред. 1999 г. (Киотская конвенция).
2.
Таможенный кодекс Таможенного союза, приложение к Договору о Таможенном кодексе
Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета Евразийского
экономического сообщества (высшего органа Таможенного союза) на уровне глав государств
от 27 ноября 2009 года № 17.
3.
Федеральный закон Российской Федерации от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном
регулировании в Российской Федерации».
4.
Приказ ГТК России от 26 сентября 2003 г. № 1069 «Об утверждении Концепции системы
управления рисками в таможенной службе Российской Федерации».
5.
Приказ ФТС России от 6 июня 2011 г. № 1200 «Об утверждении Инструкции о действиях
должностных лиц таможенных органов при подготовке и рассмотрении проектов профилей
рисков, применении профилей рисков при таможенном контроле, их актуализации и отмене».
6.
Е.А. Иванов. Логика. Учебник, М., 2002, изд. «Бек».
О терминах и определениях, используемых для целей управления рисками в Таможенном союзе
8 (8)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа