close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Журналистика,
по
упрощенной
аналогии,
напоминает
большое
общественное зеркало, которое не должно лукавить, украшать или искажать,
мужчину показывать женщиной, а старого - молодым ... Однако не всегда
журналистике достаточно усилий, чтобы честно и авторитетно выполнять
такую
важную
общественную
функцию
-
отражать
(контролируя,
стимулируя, формируя, воспитывая т.п.). Это возможно не каждый раз, даже
когда все заинтересованы в полной осведомленности.
А когда много тех, кто заинтересован в чем-то другом, когда
субъективные факторы (непредоставление информации СМИ, финансовый
«пояс»
и
«пряник»,
неквалифицированность
авторов,
непонимание
издателями значимой общественной миссии прессы и ее примитивизация
вроде: «Не влиятельность и авторитетность, а рейтинги-тиражи-доходы - наш
бог») не учитывают объективные вещи (слишком велико желание у очень
многих использовать зеркало для демонстрации того, что в нем отсутствуют
многие лиц, событий, явлений), имеем то, что мягко говоря можно назвать
«королевством кривых зеркал».
Важное значение для журналиста и СМИ имеет публичность, которая,
с
одной
стороны,
предусматривает
зрительские
(слушательские,
читательские) ожидания, т.е. некоего типичного потребителя информации, с
другой - наличие различных взглядов и отношения к ним.
Еще
один
фактор,
который
влияет
на
работу
автора,
-
самоидентификация журналиста с различными социальными субъектами.
Многое зависит от того, представляет ли автор конкретное СМИ, является ли
независимым. Ценностно автор может стремиться в НАТО, Европейский
Союз или Единое экономическое пространство, любить-ненавидеть Путина,
Обаму... То есть журналисту крайне трудно взломать сложившуюся
идентификационную роль, которая фактически формирует его позицию и
авторскую платформу.
Журналистская свобода (журналист считает себя свободным), что
следует из посреднической миссии (посредник - тот, кто выше всяких
2
принципов и правил, кто сегодня за одних, завтра – за других, тот, кто не
создает ничего принципиально нового, но паразитирует на чужом), тоже не
является абсолютной ценностью. С одной стороны, считать себя свободным не значит быть таковым. С другой стороны, свободными считают себя
цыгане. Однако как не входят в ни одной социальной структуры цыгане, так
и современные свободные журналисты очень часто (речь не обо всех, но
многих) считают себя совершенно свободными людьми.
Свобода журналистской деятельности позволяет малоподготовленным
и неглубоким авторам трактовать сложные явления и процессы чрезвычайно
упрощенно и примитивно, притуплять внимание общества, отвлекать или
заговаривать важные темы. Свобода позволяет целыми полосами писать о
честности выборов 2012, иронизировать по поводу недостатков кандидатов в
Президенты,
ведущим
информационных
программ
(выборы
в
Государственную Думу 2011) заявлять в прямом эфире о том, кого из
политиков ненавидишь ... Такая свобода не имеет ничего общего с
профессиональной журналистикой. Это - виртуальная свобода, нелегитимна,
потому неморальная и - временная.
Свои предположения заключаем, исходя и из других явлений в массмедийном секторе 2011-2012 гг. Так, после избрания Президентом России В.
Путина СМИ ощутили свободу, но не сумели ею достойно распорядиться.
Свобода действий авторов, которую общество не всегда разделяло, позволяла
этим авторам пренебрегать мнением носителей общественных ценностей.
Мы наблюдали равнодушную игру словами и текстами и самовлюбленность.
Свобода
стала
синонимом
хаоса,
безответственности,
вседозволенности. Демонстрация непонимания сложных общественных
процессов, пренебрежение интересов большинства граждан, спекуляция на
болезненных и провокационных темах (религия, НАТО), «ноу-хау» в
трактовке информационного баланса (слово получали преимущественно
политики,
преимущественно
одни
и
те
же,
преимущественно
антагонистически настроенные ко всему чужому, которые преимущественно
3
не стремились договориться, а чаще ссорились, постоянно усиливая и так
довольно
значительный
деструктив),
во-первых,
способствовали
превращению СМИ в сплошные шоу и комедии, во-вторых, стимулировали
использование СМИ как пропагандистско-манипуляционной трибуны, втретьих, подорвали доверие к СМИ.
Как следствие, произвольное и безответственное отношение к свободе
журналистской деятельности, некое посредничество между теми, кто
борется,
нормирование
лжи
виртуализировало
и
релятивизировало
действительность, клонированную свободой посредственностей.
В большинстве случаев журналист зависим, ведь получает зарплату,
гонорар,
имеет
начальников-редакторов.
Исключение
-
независимые
журналисты. Журналист зависим даже от того, что его материалы возникают
в пространстве других текстов - и журналистских, и нежурналистских
(например политических). Журналист не может поставить себя вне того, что
в каком-то конкретном момент современный читатель-слушатель-зритель
имеет доступ к другим, не его, текстам, ознакомлен с другими
интерпретациями,
то
есть
необходимо
учитывать
пространство
коммуникации.
Исключение - П. Чаадаев, который в 1836 г. в журнале Надеждина
«Телескоп» попытался стать самим собой. Как следствие, «Первое
философское письмо» стало последней прижизненной публикацией на
родине,
журнал
закрыли,
а
П.
Чаадаева
объявили
сумасшедшим.
Контраргумент вроде «была же цензура» скорее символический, чем
объективный, ведь средства и методы ограничения, сдерживания и
нивеляции авторского «Я» постоянно совершенствуются. Например с
помощью технологии масс-медиа. Новости настолько унифицированы и
типизированные, что роль автора минимизирована.
Определенного
рода
проблемы
в
свободе
распространения
информации возникают и в связи с монополизацией средств массовой
информации исполнительными органами местной власти и определенными
4
финансовыми
кругами.
Среди
всех
нарушений
прав
журналистов
ограничение доступа к информации составляет третью часть. Здесь имеются
в виду лишение некоторых журналистов возможности посещения прессконференций,
присутствия
на
определенных
объектах,
отказ
в
предоставлении информации со стороны некоторых чиновников. Следствием
этого является угроза реальному осуществлению свободы выражения
мнения,
получения
и
распространения
информации
работниками
телевидения и СМИ в целом. Наблюдается вмешательство в деятельность
СМИ, оказание финансового давления со стороны государственных органов.
Некоторой угрозой для реализации в нашей стране свободы
журналистской деятельности является проблема роста числа преступлений,
связанных с посягательством на здоровье и даже жизнь журналистов.
В их числе – нанесение тяжких телесных повреждений, незаконное
задержание и лишение свободы, соединенные с насилием над личностью
журналиста, захват в заложники и, наиболее тяжкие преступления – убийства
журналистов.
Профессия журналиста в последнее время относится к числу опасных.
За прошедший год 119 журналистов погибли, исполняя свои служебные
обязанности. Громкий скандал вызвало убийство журналиста Эльмара
Гусейнова, которое до сих пор полностью не раскрыто. Кроме того имеют
место нарушения,
связанные с ограничением, воспрепятствованием
распространению информации – изъятие, уничтожение или повреждение
съемочной
и
передающей
аппаратуры,
необоснованное
ограничение
телерадиовещания и др.
Усиленная эксплуатация технических возможностей деформирует
деятельность журналиста с помощью ряда параметров. Как следствие - не
важно, кто автор. Важно другое: когда получено сообщение, соблюдены
определенные требования и стандартов журналистского текста, можно ли
сообщение перепродать?
5
Поэтому есть смысл в том, что журналист действительно «создает
особую реальность, которая существенно отличается как от научного
описания
действительности,
так
и
от
других
журналистских
и
нежурналистских версий реальности»1. Событием становится то, что
зафиксировано (описано) и обнародовано, часто событием не являясь. М.
Розин называет эту особую действительность виртуальной, чтобы обратить
внимание на творческий, конструктивный и одновременно символический
смысл поданной реальности.
Эта реальность - определенная проекция личности журналиста, не
всегда влияет на объективность получаемых знаний, - формирует особый мир
событий. То есть читатель-слушатель-зритель, получая такой журналистский
текст и погружаясь в события соответствующей виртуальной реальности,
живет не событиями той ситуации, в которой находится в конкретный
момент в конкретном месте, например с чашкой чая перед телевизором, а
начинает жить жизнью Израиля или Палестины, Чечни или Грузии, России
или США. Получатель информации начинает тяготиться фактами и
явлениями целой страны, событиями большой политики. Автор превращает
адресата в совершенно иного человека, идентифицируясь с другими, или их
поддерживает,
или
им
противостоит,
углубляется
в
другую
пространственную ситуацию, отличную от предыдущей.
Розин М. В. Журналистика: создание виртуальных реальностей // Электронная библиотека Центра
экстремальной журналистики.
1
6
Список литературы
1. Ахмадулин Е. В. Краткий курс теории журналистики: Учеб. пособ. —
М.; Р. н/Д., 2006. — С. 94, 139.
2. К вопросу о свободе печати и журналистской деятельности.
Т.В.Науменко. http://credonew.ru/content/view/201/25/
3. Прохоров Е. П. Исследуя журналистику. — М., 2006.
4. Розин М. В. Журналистика: создание виртуальных реальностей // Электронная библиотека Центра экстремальной журналистики.
5. Янковский С. Концепции общей теории информации // www.nt.ru/tp/ng/oti03.htm.
7
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа