close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Муниципальное общеобразовательное учреждение Лицей №1
Доклад на тему:
«Восприятие информации об объективном мире и
о субъективном восприятии этого мира И. К.
Айвазовским»
Выполнил ученик 8 Б класса:
Лепетков Даниил
Руководитель: В. Е.
Тула 2012
Одним из самых интересных фактов является то, что мы не имеем никакого
представления об объективном мире вокруг нас, и даже не можем уверенно
говорить о том, существует ли мир вокруг нас или нет. Объективным можно
назвать только мир или явления, не зависящие от нашего восприятия, в силу
этого объективное является чем-то непостижимым.
Для человека не существует реальности вне его восприятия. Вся наша
реальность – это то, что мы сумели воспринять своими органами чувств.
Существует некое воздействие, улавливаемое нашими органами чувств и
затем интерпретация нашим мозгом полученных ощущений.
Единообразие образов, воспринимаемых человеком может говорить лишь об
единообразии органов восприятия и интерпретации поступающих ощущений.
Отделить воспринимающего от воспринимаемого невозможно. С точки
зрения восприятия человека человек с его органами чувств и
воспринимаемый им мир нечто единое и неразрывное.
Маринизм дался по-настоящему очень немногим большим живописцам, ибо,
чтобы изобразить стихию моря, надо быть и вдохновенным поэтом. Так
написать душу моря, чтобы стать как бы частью этой красоты.
Среди самых крупных и виртуозных певцов моря был наш соотечественник
Иван Константинович Айвазовский.
Айвазовский — виртуоз кисти, постигший все тонкости изображения марин и
достигший вершин славы. Его шедевры украшают лучшие собрания мира и
являются гордостью нашей отечественной школы живописи. Художник,
создавший этот поток шедевров, обязан не только своему таланту и
трудолюбию. Прежде всего, создание мира его образов определено родиной
- Феодосией, где с детства он привык видеть, и научился любить море.
В основе таланта Айвазовского лежало романтическое восприятие мира. И
это особенно характерно для его творчества 40 – 60-х гг. Художник всегда
стремился и в жизни, и в явлениях природы выделять не типическое, а
исключительное, необычное, редкое. В эти годы им созданы картины,
отличающиеся особой звучностью, мажорностью цветового решения. В них с
большим мастерством изображены ликующее в солнечных лучах море,
сверкающие всеми красками закаты, тихие лунные ночи. Среди работ этой
поры особенно выделяются: «Георгиевский монастырь» (1846 г.), «Вечер в
Крыму, Ялта» (1848 г.), «Венеция» (1849 г.), «Суда на рейде» (1851 г.),
«Севастопольский рейд» (1851 г.), «Море» (1853 г.), «Море» (1864 г.), «Буря
в Северном море» (1865 г.). И все эти картины находятся в Феодосийской
картинной галерее.
Суда на рейде
Буря в Северном море
Севастопольский рейд
Венеция
Романтическая патетика стала у Айвазовского основополагающей и в
создании картин, посвященных русскому военно-морскому флоту. «Каждая
победа наших войск на суше или на море радует меня как русского в душе и
дает мысль как художнику изображать ее на полотне», – писал маринист.
Айвазовский был подготовлен к выполнению батальных картин и в учебных
классах Академии художеств, и благодаря его непосредственному участию в
военных действиях русского флота у берегов Кавказа в 1839 г. Батальные
полотна создавались художником не на каком-то определенном этапе
творчества, а в течение всей жизни.
Воссоздание в полотнах стихии сражения, когда рвутся ядра, соединяются
воедино день и ночь, кажется, горят не только корабли, но вода и небо,
вызывало в самом художнике накал чувств. Интерес к изображению
событий, выходящих за пределы обыденного, состояние природы во время
бурь и штормов – это проявление романтического восприятия мира,
природы.
К семидесятым годам XIX столетия в творчестве выдающегося мариниста
наметился перелом. На смену раннему романтизму с его эффектными
бурями и молниями, красивыми восходами и закатами приходит более
объективный взгляд на природу. Определенную роль в этом сыграл общий
рост демократических тенденций в русской пейзажной живописи. В первую
очередь это было связано с деятельностью Товарищества передвижных
художественных выставок. Передвижники в своем творчестве утверждали
демократические идеалы, реализм изображения жизни народа и родной
природы, стремились к разнообразию и свободе композиции картин. В
русском изобразительном искусстве они достигли вершин критического
реализма.
После отчетной выставки в Петербурге в 1840 году Айвазовский
отправляется в творческую поездку за границу. Изучение в музеях
Флоренции, Венеции, Неаполя, Рима произведений старых итальянских
мастеров во многом способствовало окончательному формированию
творческого метода художника. Великолепная зрительная память, запас
наблюдений, творческая фантазия позволили ему постепенно отойти от
натуры, писать по воображению. Характеризуя свой взгляд на творчество,
Айвазовский впоследствии писал: «Живописец, только копирующий природу,
становится ее рабом, связанным по рукам и ногам. Человек, не одаренный
памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным
копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным
художником — никогда. Движения живых стихий неуловимы для кисти:
писать молнию, порыв ветра, всплеск воды — немыслимо с натуры. Мое
воображение сильнее восприимчивости действительных впечатлений...»
В Италии Айвазовский быстро выдвинулся в ряд лучших живописцев
Европы. Картины молодого мариниста, появлявшиеся на выставках в Риме,
Париже, Лондоне, Амстердаме, были высоко оценены и зрителями и
печатью.
В 1843 году Айвазовскому была присуждена во Франции золотая медаль; в
Голландии ему присвоили звание академика, что само по себе
знаменательно, поскольку Голландия считалась родиной маринистической
живописи.
В 1844 году И. К. Айвазовский возвратился в Россию признанным мастером.
Решением совета Петербургской Академии художеств ему было присвоено
звание академика. Тогда же он был причислен к Главному морскому штабу
со званием живописца штаба и с правом ношения мундира Морского
министерства.
В 1845 году художник навсегда поселился в Феодосии. В этом, для многих
неожиданном, поступке сказалась его всегдашняя привязанность к городу,
где он родился и провел детство, любовь к Черному морю. Подтверждением
служат слова самого живописца: «Это чувство или привычка — моя вторая
натура. Зиму я охотно провожу в Петербурге... но чуть повеет весной, и на
меня нападает тоска по родине — меня тянет в Крым, к Черному морю».
Художник, так блестяще начавший свой путь в искусстве, пышности и
великолепию Петербурга предпочел независимую трудовую жизнь в
маленькой провинциальной Феодосии.
Вернувшись в родной город, он с упоением начал работать над
пейзажами, главной темой который оставалось море. Он умел
бесконечно разнообразить сюжеты своих марин: то это ночь на южном
берегу, то буря у генуэзских развалин, то вид Севастополя с военными
кораблями,
и,
наконец, вид
Феодосии,
любовно
изображенной
художником почти с топографической точностью. В картине хорошо
узнаваемы характерные очертания гор, башня Константина у самого
берега и дом губернатора. Воодушевленный встречей с родными краями,
Айвазовский писал в Петербург Томилову: «Сколько перемены в моих
понятиях о природе, сколько новых прелестей добился и сколько
предстоит впереди».
Если ранние работы Айвазовского связаны с романтизмом М. Н. Воробьева,
непосредственностью восприятия природы у С. Ф. Щедрина, то в 70-х годах
камерные лирические пейзажи такого рода, как «Венеция» (1849), «Утро на
берегу залива» (1853), «Суда на рейде» (1859), уступают место
произведениям, в которых утверждается красота повседневного в природе.
Лучшими среди этих полотен считаются «Радуга» (1873, Государственная
Третьяковская
галерея),
«Буря
у
мыса
Айя»
(1875,
ГРМ),
«Кораблекрушение» (1876) и другие. Но, как и работы ранней поры,
произведения последнего двадцатилетия были исполнены художником
импровизационным методом.
Такой своеобразный творческий метод соответствовал характеру дарования
замечательного мариниста, но отличался от метода С. Щедрина, А. Иванова,
а позднее И. Шишкина, А. Куинджи, основанного на скрупулезном изучении
натуры, работе с этюдным материалом.
Романтическое пламя колорита картин первой поры его искусства
значительно угасло. На смену ему все чаще приходят прекрасные работы,
написанные в сдержанной красочной гамме, очень тонкой по цветовому
решению». Такова картина «Черное море» (1881)
Черное море
Торжественно-молчаливые волны строгой, равномерной чередой уходят от
переднего плана картины к горизонту. В этом образе свободного,
непокоренного моря передана первозданная мощь природы с ее вечным
движением и обновлением. Если ранним работам Айвазовского были
свойственны некоторая описательность, «многословие», то в этой картине
создан обобщенный, лаконичный образ моря. Эпический настрой ее
невольно
ассоциируется
с
величаво-торжественными
аккордами
симфонической поэмы Римского-Корсакова «Море». Картину Айвазовского
высоко оценила художественная критика того времени. Идеолог
передвижников И. Н. Крамской писал: «Это одна из самых грандиозных
картин, какие я только знаю». Работа, явившаяся одним из лучших
произведений 80-х годов, стала этапной вехой в творчестве уже далеко не
молодого художника.
Для себя Айвазовский раз и навсегда сделал вывод, что особенности его
восприятия природы,
зрительной
памяти,
воображения, наконец,
темперамента не совмещаются с характером работы на натуре. Он не мог
сидеть с мольбертом и кистями у берега моря и, часами наблюдая
изменчивость освещения, движение волн, кропотливо переносить это на
холст. Его феноменальная память удерживала множественные состояния
атмосферы, эффектные, единственные в своем роде мгновения жизни
природы, а выработанная годами, отточенная техника, филигранное
профессиональное мастерство позволяли безошибочно и убедительно
воспроизводить созданную воображением картину природы.
Айвазовский выработал свою теорию. Он был убежден, что «движение
живых стихий неуловимо для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск
волн – немыслимо с натуры. Для этого художник должен запомнить их, и с
этими случайностями, равно как и эффектами света и теней, составлять
свою картину». Способ его работы был очень индивидуален. Он начинал
писать картину с изображения неба или, как он любил говорить, - воздуха. И
как бы ни был велик холст, он заканчивал эту часть картины в один сеанс,
не отходя от холста иногда по двенадцать часов кряду. Этим
достигалось ощущение особого единства цвета, воздушной атмосферы,
убедительности и правдивости в ее передаче.
С удовольствием работая над разнообразием морских пейзажей,
стремясь не повторяться в их сюжетах, Айвазовский всякий раз искал
новых оттенков освещения морской воды или
облаков,
состояния
атмосферы.
Апофеоза талант И. К. Айвазовского достиг в картине «Среди волн»,
созданной маринистом в 1898 году. В ней отражено стремление к
лаконичности цвета, конкретизации образа. Со страстной напряженностью, в
повышенно-эмоциональной и предельно обобщенной гамме красок
выражены красота и мощь бушующего моря. С большим мастерством
изображен необозримый морской простор, ослепительно сверкающие
белизной пены крутые волны, насыщенный влагой, пронизанный
солнечными лучами воздух. Этот одухотворенный образ моря — один из
шедевров русской и мировой маринистической живописи.
Работы его, то проникновенно-лирические, то мудро-эпические, отличаются
высокой художественной культурой, удивительным колористическим
богатством. Никто с такой покоряющей силой и вдохновением не показал
величия и красоты моря, как это сделал в своих замечательных полотнах
Иван Константинович Айвазовский.
До последних дней жизни Иван Константинович Айвазовский сохранил
ясность мыслей и чувств, святую веру в искусство, способность к творчеству,
без которого он не мог жить. Принадлежащие ему слова: «Для меня жить —
значит работать» — могли бы стать девизом всей жизни художника.
Умер Айвазовский в ночь на 19 апреля (2 мая) 1900 года. Созданные им
произведения принесли ему громкую славу при жизни, необычайно широкую
популярность в наши дни.
В историю русского и мирового искусства он вошел как талантливый мастер
морского пейзажа. В своих картинах он выразил представление о море как о
вечно прекрасной, свободной, непокоренной стихии. В этом их
непреходящая ценность.
Айвазовский оставил о себе светлую память. За свою жизнь Иван
Константинович успел создать около 6000 полотен. Он был романтиком,
которого создала Таврия, остро чувствовавшим величие гор и красоту моря.
Последней, недописанной работой мастера стала картина «Взрыв корабля».
Казалось бы, художник достиг полной славы, материального
благополучия. Он был немолод, но так же, как и в ранней юности,
продолжал неустанно трудиться. Без творчества, ежедневной работы он не
мыслил жизни.
На склоне лет, словно подводя итог своей жизни, Айвазовский
сказал собеседнику: «Счастье улыбнулось мне». Его большая жизнь,
охватившая почти весь XIX век, от его начала до самого конца, была
прожита спокойно и достойно. В ней не было бурь и катаклизмов, столь
частых на картинах мастера. Он ни разу не усомнился в правильности
избранного пути и до конца столетия донес заветы романтического
искусства, с которого начинался его творческий
путь,
стремясь
сочетать
повышенную
изображением природы.
эмоциональность
с реалистическим
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа