close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Младший лейтенант Белоусов Павел Сергеевич (1925-2004)
Выпуск 1954 года
- В начале войны, - вспоминает Павел Сергеевич, - оказался я на
Урале – туда был эвакуирован наш Кировский завод. Делали мы
на нём танковые моторы. Была у меня рабочая бронь. Но очень
хотелось попасть на фронт. Во-первых, в тылу было очень
голодно. Сварят на обед в столовой какую-нибудь баланду из
капусты. Да получишь хлеб по карточкам – вот и вся еда. А ещё
сильно было развито в нас чувство патриотизма. В то время
очень хорошо было поставлено патриотическое и военное воспитание среди
молодёжи. Например, если у тебя не было значка ПТО или ГТО, то ты
считался совсем никуда не годным человеком. Книги и фильмы воспитывали
нас настоящими патриотами. Многие мои сверстники ходили в яхт-клуб,
который находился на берегу Финского залива. Там мы изучили азбуку
Морзе, строевую подготовку, учились вязать морские узлы разных видов.
И вот правдами и неправдами выпросился я на фронт. Образование у меня
было 7 классов, поэтому вначале определили меня в пехотно-пулемётное
училище в Златоуст. Через год его закончил, и присвоили мне звание
младшего лейтенанта. Направили меня в Ярославскую коммунистическую
дивизию в офицерский резерв. Была середина 1944 года, и дивизия воевала на
1-м Белорусском фронте. Вскоре я был назначен командиром взвода
пулемётчиков.
После взятия Варшавы мы стали готовиться к обороне Вислы.
Расположились на правом берегу и стали копать землянки. Это только в
песне поётся – моя землянка в три наката. Какое там! Яма, прикрытая
веточками – такими были наши землянки, в которых мы держали оборону и
днём, и ночью. Стояли мы в обороне два или три месяца. И вот началось
наступление наших войск на Берлин. Поступил приказ – форсировать Вислу.
Хоть и стоял январь, но лёд на реке был очень хрупок. Для форсирования
использовали всевозможные подручные средства. Много наших солдат ушло
на дно этой довольно широкой (метров 800) реки. Мы со своим пулемётом
«Максим» перебирались последними. Ведь мы в атаки не ходили, пулемёт,
как известно, весит килограммов 60, а поддерживали атаки нашей пехоты,
подавляли огневые точки на левом берегу Вислы, когда наши захватывали
там плацдармы. Только позднее мне стало известно, что к прорыву обороны
немцев мы готовы не были. Но союзники наши при форсировании Ла-Манша
потерпели поражение, и немцы прогнали их. И вот, чтобы помочь
американцам, наши войска послали на прорыв обороны на Висле. Оборону мы
прорвали. Давление союзников ослабло. Но плата была велика – много наших
бойцов полегло. Я тоже был тяжело ранен – остался без одного плеча – но
позднее, на Одере. 3 месяца провалялся в госпитале в Польше, а потом нас,
тяжелораненых, погрузили в медэшелон и отправили в Красноярск, куда
добирались 17 суток. По дороге рана загнила, и в ней даже завелись жирные
опарыши, которых санитары при перевязках вытаскивали из ран. День
Победы
я
встретил
уже
в
госпитале
г.
Красноярска.
Родился в 1925 году в селе Золоторучье Угличского района. В 1930 году его
семья переехала под Ленинград. До войны закончил 7 классов, работал в
Ленинграде на заводе им. Кирова фрезеровщиком. В сентябре 1941 г. был
эвакуирован вместе с заводом под Свердловск. В 1943 году добровольцем
ушёл на фронт. Демобилизовался в сентябре 1945 года и приехал в Углич.
Работал на часовом заводе мастером, старшим мастером, был награждён
орденом Трудового Красного Знамени.
Награды:
Орден Красной Звезды, медаль «За победу над Германией».
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа