close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ЗАКОН
Михаил Дурненков
по рассказу Алексея Саморядова и Петра Луцика «Сказка о том, что мы можем, а чего
нет»
1.
Слышен клекот, щелчки, треск и переговоры по рации – это
переговариваются Дежурные, сидя каждый за своим монитором.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Все готово? Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Гости приехали, все сотрудники в сборе?
ДЕЖУРНЫЙ 3. Все на местах можно начинать церемонию.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ждем хозяина только, он в кабинете, сейчас выйдет и
начнем.
ДЕЖУРНЫЙ 1. В общем, у меня все готово. Отбой.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Жду отмашки. Отбой.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Отбой.
В кабинете Махмудов вынимает из бара бутылку коньяка, наливает гостю в
рюмку.
МАХМУДОВ. Как?
ПОП. Потихоньку. Что-то сегодня прямо закидало всяким говном, как встал
в шесть так и бегаю, как олень, задрав рясу.
МАХМУДОВ. А я тебе говорил, иди к нам.
ПОП (с иронией). У вас типа говна поменьше.
МАХМУДОВ. Ну не поменьше. Столько же. Просто всегда есть на кого
перекинуть. Ладно, хватит трепаться. Давай быстренько все сделаем и
разбежимся. У меня тоже дел по горло.
1
ПОП. Сейчас все будет. Кстати. Махмудов. У тебя же фамилия какая-то….
МАХМУДОВ. В смысле?
ПОП. Какая-то…. Ты, вообще, в какого Бога веруешь, Махмудов? А то мне
однажды таких пиздюлей накидали, когда я одному такому машину освящал,
что я теперь их за километр обходить буду.
МАХМУДОВ. Какому такому? Да какая тебе разница? Начинай уже.
ПОП. Да иди ты! «Какая тебе разница…». Я же говорю, у нас с этим строго.
В какого Бога веришь, Махмудов? В которого?
МАХМУДОВ. Да ни в которого.
ПОП. То есть как это? Совсем ни в какого?
МАХМУДОВ. Ни в какого не верю.
ПОП. Точно?
МАХМУДОВ (раздражаясь). Да бля! Я же сказал!
Пауза, поп чешет в затылке, думая как поступить в таком случае. Потом
машет рукой.
ПОП. Ну тогда ладно. Ни в какого, так ни в какого. Начинаем.
МАХМУДОВ (облегченно). Ну и слава тебе Господи.
ПОП (внезапно поет). Господу нашему сла-а-ава-а-а….
Все заливает светом, на Махмудова под песнопения водружают золоченый
сверкающий кафтан, в котором он похож на обклеенный зеркалом дискошар, Поп окропляет Махмудова и его кабинет, появляются девочкигимнастки исполняющие номер с дымящимися кадилами. Милиционеры
присягают Махмудову на царствование, снимая фуражки и целуя край его
халата. Все как обычно.
МАХМУДОВ (читает по книжке). Я Махмудов, Олег Григорьевич, в третий
срок, принимая на себя обязанности инспектора Яузского микрорайона,
2
обязуюсь быть своим подчиненным во всем заботливым начальником,
исполнять свои обязанности с усердием и по службе проводить такую
крепкую вертикаль, каковая только сыщется во мне, и в законе.
ПОП. Аминь.
Свет тут же гаснет.
МАХМУДОВ. Подкинуть куда может? Скажу сейчас кому надо….
ПОП (отмахиваясь). Да я на машине, сам доеду. Счет-фактуру потом
курьером пришлете.
Щелкает брелком, где-то отвечает сигнализация.
МАХМУДОВ. Ну давай. Заезжай если что. Спасибо.
ПОП. Давай. Не за что.
2.
Появляется Яшка Писецкий. Бежит, придерживая на голове огромную, не по
размеру фуражку.
ПИСЕЦКИЙ. Воровство! Воровство открыл, Олег Григорьевич!
МАХМУДОВ. Чего орешь-то?
ПИСЕЦКИЙ. Так ведь воровство! У нас же, под нашим же носом воровство!
МАХМУДОВ. Не ори!
Махмудов бьет его в нос. Писецкий падает. Встает, вытирая кровь из носа,
говорит уже тише.
ПИСЕЦКИЙ. Я, как только разузнал, так сразу к вам. Яшка Писецкий, вы
3
меня помнить должны я у вас участковым на сорок восьмом работаю….
МАХМУДОВ. Ну, рассказывай, Яшка Писецкий.
ПИСЕЦКИЙ. Вдова, Марина Калашникова.
МАХМУДОВ. Вдова говоришь?
ПИСЕЦКИЙ. Очень видная и привлекательная. (показывает на себе) Тут у
нее все есть и тут у нее все на месте. Ходит вот так, вот так вот когда
наклоняется, то, в общем…, видная девка.
МАХМУДОВ (одобрительно). Интересная, чувствую, история складывается.
ПИСЕЦКИЙ. А самое-то главное! Дом у нее каменный, двухэтажный с
двором и садом, прям рядом с Яузой.
МАХМУДОВ. Третий срок начальником тут стою, не слыхал что-то….
ПИСЕЦКИЙ. Так там глухомань! Со всех сторон лес да овраги, не поверишь,
что Москва кругом. Ну и, в общем, она держит там ресторан ну что-то
типа…. Что-то типа ресторана.
МАХУМДОВ. Не понятно.
ПИСЕЦКИЙ (с жаром). Так никому не понятно! Клиенты вроде как к ней не
ездят, а как солнце садится, так там окна горят, музыка, крики, будто там
человек по сто гуляют.
МАХМУДОВ (подытоживая). Короче на лицо, малый и, так сказать,
неучтенный бизнес.
ПИСЕЦКИЙ. Я и говорю – воровство! Налогов не платят, лицензии не
имеют….
МАХМУДОВ. Десятую долю получишь, Яшка, если не ошибся.
ПИСЕЦКИЙ. Служу закону!
МАХМУДОВ. Сам поеду. Посмотрю на нее.
ПИСЕЦКИЙ. Сдобная! Сочная! Рыжая! Огонь!
МАХМУДОВ. Опергруппу, машину, дежурных на патрулирование. Поехали!
3
4
Слышны щелчки, скрип и треск раций. Дальнейший разговор по рации.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Прием. Прием. При-ем.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Что заладил как дятел. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Сам ты дятел. Дятел. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ну что у вас там?
ДЕЖУРНЫЙ 1. Да это все муть.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Прием. (Пауза) Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Секунду. (в сторону) Ты куда, мать твою прешься?! Обойти
не можешь?! Глаза разуй! Долбоклюй! (в рацию) Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Я говорю, как там у вас?
ДЕЖУРНЫЙ 1. Да я тебе говорю муть. Приехали к воротам, стучали,
стучали, никого.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Это ты мне про первый раз рассказываешь? Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Ну да.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ты реально дятел, я же их после этого видел, Махмудов злой
как собака был. Я спрашиваю второй раз, когда они к вдове поехали что
было?
ДЕЖУРНЫЙ 1. А…
ДЕЖУРНЫЙ 2. Вот тебе и «ааа». Дятел.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Сам дятел. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ну? Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Второй раз тоже приехали. Стучали, стучали, вышел мужик.
Типа управляющий ее. Рябов. Здоровый черт, как два Васенковых.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Да ладно….
ДЕЖУРНЫЙ 1. Да я тебе отвечаю. Короче бычара такая. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ну и чего?
ДЕЖУРНЫЙ 3 (вмешиваясь). Да вы оба дятлы! Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Кто тут дятел, ты, дятел!
ДЕЖУРНЫЙ 2. Сам ты дятел! Прием!
5
ДЕЖУРНЫЙ 3. Его ж там не было, а ты уши развесил.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Как не было, прием?
ДЕЖУРНЫЙ 1. У меня тогда смена кончилась, мне Колян рассказывал.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ага, этот дятел тебе расскажет, как же….
ДЕЖУРНЫЙ 3. Да он дятел! Я тогда на дежурстве был, прием.
ДЕЖРНЫЙ 2. Ну? Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Вышел, значит, этот Рябов и бумаги выносит. А там и
лицензия и прочая нужная бумага. Прикинь, прием?
ДЕЖУРНЫЙ 2. А кто лицензию выдавал?
ДЕЖУРНЫЙ 3. Так по бумагам получилось, что сам Махмудов и выдавал.
ДЕЖУРНЫЙ 2 (восхищенно). Приееем….
ДЕЖУРНЫЙ 1. Да, так все Колян и рассказывал.
ДЕЖУРНЫЙ 2. И что?
ДЕЖУРНЫЙ 3. Поехали назад в управу, смотреть, откуда бумага такая
пришла. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Так они сюда едут? Ну ты дятел! Что ж ты сразу не сказал,
что они сюда едут! Дятел ты!
ДЕЖУРНЫЙ 3. Сам ты дятел!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Кто дятел? Я дятел?!
ДЕЖУРНЫЙ 2. Махмудов вернулся! Отбой!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Отбой!
ДЕЖУРНЫЙ 3. Отбой. (Пауза) Вот дятел….
4
Глобальная зачистка всех кабинетов – ящики вытаскиваются, потрошатся,
бумаги летают туда-сюда, туда-сюда бегают люди в форме с пачками бумаги
и выпученными глазами. Посередине всего этого багровый от бешенства
Махмудов.
6
МАХМУДОВ. Где эта бумага?!!
ПИСЕЦКИЙ. Ищем!
МАХМУДОВ. Все бумаги, всё перерыть, найти кто за меня подписал, от кого
прошение, на чье имя, какого числа, кто ответственный, бутылку ему в зад!
ВАСЕНКОВ. Ищем Олег Григорьевич!
ПИСЕЦКИЙ. Ищем!
НИКОЛЕНКО. Найдем Олег Григорьевич!
МАХМУДОВ. Поднять все архивы, все дела, за этот год за прошлый, за все
время пока я тут наместником!
ПИСЕЦКИЙ. Ищем Олег Григорьевич!
ВАСЕНКОВ. Найдем обязательно Олег Григорьевич!
НИКОЛЕНКО. Найдем и накажем!
МАХМУДОВ. Всех писарей, всех бухгалтеров, всех нотариусов найти и
допросить – кто из них и когда получал от меня бумагу с такой подписью!
ВАСЕНКОВ. Расспросим, Олег Григорьевич!
ПИСЕЦКИЙ. Узнаем, Олег Григорьевич, все узнаем!
НИКОЛЕНКО. Кишку им вытащим, Олег Григорьевич, если не скажут!
МАХМУДОВ. Кто мог это сделать? Почему подпись моя стоит на бумаге? Я
не мог этого сделать, я бухой не мог, во сне не мог, никак не мог!
ВАСЕНКОВ. Не мог, Олег Григорьевич!
ПИСЕЦКИЙ. Никак не мог, Олег Григорьевич!
НИКОЛЕНКО. Олег Григорьевич….
Все смотрят на Николенко, замерев. Тот рассматривает бумагу у себя в
руках.
МАХМУДОВ. Что?!
НИКОЛЕНКО. Я нашел, Олег Григорьевич….
МАХМУДОВ. Показывай! (смотрит на бумагу) Что это?!
НИКОЛЕНКО. Это… это подпись ваша, Олег Григорьевич….
7
МАХМУДОВ. Васенков!
Все, включая Васенкова, подходят, заглядывают через плечо Николенко.
ВАСЕНКОВ (подтверждая). Так и есть Олег Григорьевич…. Ваша
подпись….
ПИСЕЦКИЙ (соглашаясь). Она это, Олег Григорьевич….
Пауза. Махмудов расстегивает пуговицу на воротничке. Все делают шаг
назад – это плохой признак.
МАХМУДОВ. Так. Так, так, так, так. Васенков!
ВАСЕНКОВ (вытягиваясь во фрунт). Тут, Олег Григорьевич.
МАХМУДОВ. А ну-ка Васенков, пристрели Николенко.
ВАСЕНКОВ (потрясенно). Олег Григорьевич….
НИКОЛЕНКО. Как же так Олег Григорьевич?!
МАХМУДОВ. Я что сказал?! Ты что слышал меня плохо, морррда?!
ВАСЕНКОВ. Олег Григорьевич, подсудное дело, Олег Григорьевич….
НИКОЛЕНКО (падая на колени). За что?!!
Махмудов разворачивается к Писецкому.
МАХМУДОВ. Писецкий!
ПИСЕЦКИЙ. Олег Григорьевич….
МАХМУДОВ. Оружие есть, Писецкий?
ПИСЕЦКИЙ. Не п-положено, по чину иметь, Олег Григорьевич….
МАХМУДОВ. Бери у Васенкова. Бери же, твою мать!!!
Все замирают. В тишине Писецкий берет из вялых рук оружие у Васенкова.
8
ПИСЕЦКИЙ. Есть…. Взял….
МАХМУДОВ (сквозь зубы). Обоих. В лоб. Прямо тут. Мне. Положи.
Писецкий направляет пистолет на Николенко и Васенкова. У Васенкова
подкашиваются ноги, и он тоже падает на колени, рядом с Николенко.
Писецкий плачет, пистолет пляшет в его руках туда-сюда.
Внезапно в полной тишине начинает стрекотать факс. Махмудов подходит и
смотрит на выползающий листок. Берет листок в руки, читает.
Писецкий тем временем зажмуривается и стреляет. Васенков и Николенко
пригибаются, стукнувшись лбами, пуля не задела их. Махмудов с бумагой в
руке подходит к Писецкому и ударом кулака сбивает его с ног.
МАХМУДОВ. Совсем с ума сошел?!! Идиот! (Васенкову и Николенко) Что
тут разлеглись? Делать больше нечего?!
Бросает на пол перед ними факс.
МАХМУДОВ. Проверить бумагу. Тут написано, что я сам, единолично
лицензию вдове подписал. Верил бы в нечистую силу, так и остановился бы.
(Внезапно расцветает в улыбке) Так я ж не верю.
Писецкий, в очередной раз, размазывая кровь по лицу, привстает с пола.
ПИСЕЦКИЙ. Так это точно нечистая, Олег Григорьевич! По всем
отчетностям выходит, что у вдовы в ресторане от силы десять человек в день
бывает, да и то одну воду пьют. А я сам слыхал, там такая пьянка-гулянка,
что хоть святых выноси!
МАХМУДОВ. Чтобы отчетность подмарать, нечистая не нужна. Да и если
9
нечистая, как ты говоришь….
Махмудов, окончательно успокаиваясь, садится за свой стол.
МАХМУДОВ (задумчиво). Да я сам таким чертом могу для стать…. Такое ей
тут пекло устроить…. что она в ад от меня вприпрыжку побежит, чтоб там от
меня прятаться…. Еще посмотрим кто кого. И точка на этом.
ЗТМ.
5
Махмудов один в кабинете, задумчиво сидит, глядя перед собой.
Вбегает Писецкий, держась за глаз.
ПИСЕЦКИЙ. Пострадал! За службу пострадал!
Махмудов делает угрожающий жест и Писецкий сразу же начинает говорить
тише, не дожидаясь, когда его стукнут в очередной раз в нос.
ПИСЕЦКИЙ. Пострадал за службу, но задание выполнил!
МАХУДОВ. Говори.
ПИСЕЦКИЙ. Ходил у забора вдовы и в щелку подглядывал до тех пор, пока
оттудова соломинкой прямо в глаз не ткнули.
МАХМУДОВ. Писецкий, ты что полагаешь, собачья душа, мне делать
больше нечего как про твой глаз выслушивать?
ПИСЕЦКИЙ. Так я ж не договорил, Олег Григорьевич!
МАХМУДОВ (раздражаясь). Так говори уже, мать твою.
ПИСЕЦКИЙ. Я тогда, за глаз схватился и в щель кричу – что, мол,
Калашниковой велено к вам явится. Мне тогда в ответ смех женский, а еще
1
0
через минуту было сказано, что придет сама.
МАХМУДОВ. Когда?
Слышен женский смех. Дальнейшая сцена происходит так, что Махмудов не
может понять – видит ли он Марину, или она в соседнем кабинете стоит и с
ним разговаривает. Какой-то морок - вроде же с человеком разговариваешь,
вроде же и край платья видать, а все оказывается, что один посреди комнаты
стоишь и сам с собой разговор ведешь.
МАРИНА. Странное дело. Столько людей хотят, чтобы ты их защитил,
чтобы ты их спас, а ты всего себя тратишь, чтобы бедную вдову разорить.
МАХМУДОВ (негромко). Писецкий, пошел вон. (громче) У нас нет такого,
чтобы вдова была меньше любого другого человека, нам каждый член
общества важен.
МАРИНА. А дела твои за тебя совсем про другое рассказывают.
МАХМУДОВ (усмехаясь). Так ты меня еще и в деле то не видела.
МАРИНА. Это шутка сейчас была? Если и шутка, то совсем неудачная.
МАХМУДОВ (серьезнея). Так и без шуток могу. Только тебе не понравится.
МАРИНА. А мне уже и так не нравится. И если ты думаешь, что тебе власть
заменит все, чем природа обделила, так это ведь не правда. В кровать ты
ложишься, небось, в исподнем, китель, то, небось, на вешалку вешаешь?
МАХМУДОВ. Это ты к чему? (игриво) Или намекаешь на что?
МАРИНА. Я вообще не умею намеками разговаривать. Я тебе говорю, что
без своего кабинета, да без кителя, ты такой же как вон твой Яшка Писецкий,
только у тебя в отличие от него пупочная грыжа, мочекаменная болезнь, и
поджелудочная барахлит, особенно как объешься.
МАХМУДОВ. Глупости говоришь про китель. Китель тут не причем. До
кабинетов поднялись те, кто могут подняться. Ты наверху, а я сверху, значит,
я по жизни сильнее хватку в кулаке имею.
МАРИНА. Воздух ты своими кулаками хватаешь, Махмудов.
1
1
МАХМУДОВ. И тебя схвачу.
МАРИНА. Эх, Махмудов…. То, что ты во мне поймать хочешь, руками не
удерживается.
МАХМУДОВ. Еще как удерживается!
МАРИНА. Ну, значит, придется тебе долгой дорожкой идти, а по дороге
соображать, о чем это я с тобой тут разговаривала. А ведь это такие простые
вещи, которые еще ребенком понять можно. Видно что-то упустил ты в
детстве, Махмудов.
МАХМУДОВ. Давай уже действительно без этого! Без детского этого…
базара.
МАРИНА. Давай. Да только ты от того маленьким быть не перестанешь,
Махмудов. Злой и капризный мальчик, который над животными издевается,
почему я с тобой по-другому должна разговаривать?
МАХМУДОВ. Цену себе набиваешь? Так уже и так хороша. Давно о такой
мечтал, всё мне сивые да пегие достаются, а рыжих, как ты, не было….
МАРИНА (с иронией). Вижу я, ты и вправду, как взрослый заговорил.
МАХМУДОВ (игнорируя иронию). Будешь ко мне ласковая, удивишь меня
чем-нибудь, я с тебя денег меньше всех брать буду, а дом твой люди мои
обходить стороной будут. А если нет….
МАРИНА (с жалостью). Говорила я тебе про долгую дорожку, а ты меня не
послушал. Любишь ты баб, Махмудов.
МАХМУДОВ. Люблю. Люблю аж сил нету, хоть каждый час заводи, мне всё
мало! И сил уж нет, так я и глазами готов смотреть, не насытюсь! Видать,
болезнь у меня такая.
Марина опять смеется.
МАРИНА. Ладно, вылечу тебя, а то совсем износишься, кто нами править
будет?
1
2
Пауза. Махмудов ждет продолжения.
МАХМУДОВ. Эй?! Эй, ты где?! А ну вернись!!! Хуже будет!!! Где ты?!
6
Большую безвольную куклу, изображающую Махмудова, всячески пытаются
возбудить проститутки, которые меняются перед ней каждую минуту. Сам
Махмудов напряженно наблюдает за этим со стороны, вцепившись руками в
подлокотники кресла. Все это сопровождается очередным обсуждением по
рации.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Это уже которая сегодня, прием?
ДЕЖУРНЫЙ 2. А я их считаю? Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Не ладятся дела у Махмудова видать. Со всех вокзалов
проституток понагнали.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Ты это…, осторожнее в эфире, дятел.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Сам ты дятел. А вчера приходил китаец с иголками, утыкал
его как ежа….
ДЕЖУРНЫЙ 2. И что?
ДЕЖУРНЫЙ 3. Да все то же.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Что-то тут не ладно, прием.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Да чего не ладно, полтос ему уже.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Полтос не полтос, но еще два дня назад все работало.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Отыгрался начальничек. Сглазили его. Все об этом говорят –
баба его сглазила.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Тихо ты, дятел.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Сам ты дятел!
ДЕЖУРНЫЙ 3. Ворота открывай, не видишь гости опять. Прием.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Да открываю, открываю….
1
3
Напротив Махмудова присаживается уже знакомый нам поп.
ПОП (повторяя). Сказала «излечу от баб» и ушла?
МАХМУДОВ. Да.
ПОП. Какой хороший коньяк. Это кто такой подогнал?
Пауза.
МАХМУДОВ. Самое-то главное – хотеть я хочу, еще больше хочу, а вот
мочь… не получается.
ПОП. Говорят лапку кроличью на трусы от такого сглаза пришивать надо.
МАХМУДОВ. Да пошел ты!
ПОП. Я серьезно говорю - лапку кролика забитого в китайский Новый Год.
МАХМУДОВ. Я в сглаз не верю. Я вообще ни во что не верю.
ПОП. А что тогда с тобой происходит?
Пауза.
МАХМУДОВ. Говорят исповедаться надо.
ПОП. Надо?
МАХМУДОВ. Ну, так говорят.
ПОП. Ну, давай.
МАХМУДОВ. Что давать?
ПОП. Давай, исповедуйся.
МАХМУДОВ. Что делать то надо?
ПОП. Сознавайся в грехах.
МАХМУДОВ. А если их нет?
ПОП. То есть, нет?
МАХМУДОВ. А если нет у меня грехов? Я думаешь, что? Зло хочу в мир
1
4
нести? Да бред это собачий! Брал всю жизнь то, что лежало, то, что кричало
само – возьми меня! Так мир устроен, если ты не возьмешь, кто-то другой
возьмет. И неизвестно что еще хуже будет. Я возьму, да в гараж отнесу к
себе, пусть лежит себе мирно. А кто-то другой кричит – «я мир изменю! я
его улучшу!» - и уже смотришь, атомную бомбу придумал.
Встает, начинает ходить туда-сюда, распаляясь.
МАХМУДОВ. Говорят я жестокий. Да разве я жестокий? Я такой, какой
людям надо! Вот не буду я Яшке Писецкому морду чистить, так он первым
делом перестанет на работу ходить, потом запьет дома, потом соседу голову
лопатой с тоски проломит. Вымогаю я? Нет! Я людям жизнь облегчаю! Ведь
это ж как я им время экономлю и нервы! Он так пойдет по всем инстанциям,
да и сгинет где-нибудь в коридоре, так и не открыв своей парикмахерской! А
ко мне придет, на стол конверт положит и у него лицензия уже через полчаса
в кармане. Я же к нему потом приду и побреюсь, вместо пожалуйста. Так что
не в чем мне признаваться, все верно я делаю. Или не так? Где я не прав? В
чем мне каяться?
Пауза.
ПОП (дипломатично). Ну… и как? То есть… полегчало?
Пауза.
МАХМУДОВ. Пошел отсюда.
ПОП. Сейчас только рюмочку….
МАХМУДОВ. Пошел отсюда немедленно! Вон отсюда!!! Вон!!!
Поп убегает, потому что Махмудов начинает рвать и ломать кабинет.
1
5
Проститутки, тем временем, раздевают куклу, и, обнаружив у нее отсутствие
члена, хохочут. Махмудов отбивает куклу, бросая в убегающих визжащих
проституток всем, что попадется под руку.
МАХМУДОВ (в воздух). Снимай сглаз ведьма! Снимай свой сглаз, я
сказал!!! Я! Тебя!! Уничтожу!!!!
Пытается поднять и кинуть стол, но не справляется, упав, и утащив за собой
стол. Некоторое время лежит неподвижно, придавленный столом.
МАХМУДОВ (спокойно и четко). Я тебя уничтожу. Но только сначала ты
моей станешь и вся мне покоришься. Слышишь? Вся.
ЗТМ.
7
Включается магнитофон. На записи народный плач, бабки воют по
покойнику.
Махмудов, который слушает запись, поднимает глаза на Яшку Писецкого,
который стоит возле магнитофона.
ПИСЕЦКИЙ. Это не то, сейчас, перемотаю. А. Вот оно.
Новая запись довольно странная – металлический скрежет, какие-то
завывания.
МАХМУДОВ (ровным голосом). Писецкий, что это.
ПИСЕЦКИЙ. Изъято у вдовы при облаве. Более ничего противозаконного
обнаружено не было. Сама же Калашникова говорит, что на этой пленке
1
6
народная свадьба в Рязанской области записана, и что, мол, ее она включает
по ночам, чтобы вас, Олег Георгиевич поддразнить.
МАХМУДОВ (без интонации). Народная свадьба.
ПИСЕЦКИЙ. Да, так и было вот сказано. И в протоколе написано, что, мол,
звуки гулянки, которые народ в окрестных оврагах тревожили, есть ничто
иное, как….
МАХМУДОВ (ревет). Васенков!!!
ВАСЕНКОВ. Тут!
МАХМУДОВ. Что-нибудь по моему приказу уже сделано?
ВАСЕНКОВ. Сделано, Олег Григорьевич! Николенко его сюда ведет.
Большой специалист, Николай Смагин. Ещё мальчишкой, за особую
злобность, был привезён из Саратова, чтобы столицу от бандитов стеречь,
потом уже такую силу в себе заимел, что от злости отошел.
СМАГИН (появляясь). Ровно, как и от добра. Настоящему войну любая
эмоция злейший враг.
НИКОЛЕНКО (гордясь собой). Вот! Привел! Полдня уговаривал!
МАХМУДОВ. Знаешь, зачем тебя позвали?
СМАГИН. Меня всегда зовут, если вдруг у кого на участке фэн-шуй
неверный или Дао по податям неправильно изливается. Но по фиолетовому в
ауре ясно вижу, что тут как раз оба варианта.
МАХМУДОВ. Если ты только языком ворочать мастер, то мне такой не
нужен.
СМАГИН. Видишь эту гирьку фунтовую? Все святые в этом городе ее
отведали. Да от нее энергия прет такая, что Волжскую ГЭС перешибет по
киловаттам.
ВАСЕНКОВ. А еще он ею так крутит, что глаз не оторвать!
НИКОЛЕНКО. Чистый геликоптер! Сам видел!
СМАГИН (скромно). А еще мебель могу об голову ломать, и ничего мне не
будет.
МАХМУДОВ. Годится. Давай, Смагин, разнеси все это гнездо осиное по
1
7
сотам.
СМАГИН. Вы мне главное направление задайте, а то у меня проблемы с
поворотами, я когда в раж войду, могу только прямо ходить.
ПИСЕЦКИЙ. Я покажу, это вот сюда….
Не успевает договорить, потому что Смагин выходит сквозь стену в
указанном направлении. Все подходят к дыре в стене, смотрят сквозь дыру
вслед ушедшему Смагину.
МАХМУДОВ. Дежурные! Докладывать обо всем! О каждом щаге!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Объект подошел к забору дома Калашниковой, прошел забор
насквозь.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Объект высадил оконную раму и скрылся в доме.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Ничего.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Ничего.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Ничего.
Пауза.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Внимание! В районе дома активность! Из дома выходит
Рябов, управляющий, в руках у него… не могу разобрать….
ДЕЖУРНЫЙ 2. Я вижу! В руках у него доски. Начинает ремонтировать
забор.
Махмудов растерянно смотрит на своих подчиненных.
МАХМУДОВ. Да что же это такое творится?!! Васенков! Николенко!
ВАСЕНКОВ. Есть еще вариант! Сейчас будет, Олег Григорьевич!
Выбегает.
1
8
МАХМУДОВ. Что же это такое, разве нет на них никакой управы?!!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Внимание!
ДЕЖУРНЫЙ 3. Объект вышел из дверей, и бежит сюда.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Объект бежит очень быстро!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Объект приближается!
СМАГИН (появляясь в проломе). Ну вас к черту! Я от этого дела
отказываюсь! Как есть отказываюсь!
Все бросаются к нему.
ПИСЕЦКИЙ. Живой!
НИКОЛЕНКО. Сам вернулся!
МАХМУДОВ. А ну рассказывай, что там было?!
Смагин машет на них руками.
СМАГИН. Водки мне дайте.
Ему дают бутылку водки. Он ее выпивает. Переводит дух.
СМАГИН. Все.
МАХМУДОВ. Что «все»?!
СМАГИН. К черту все это! (смотрит на свои ладони) Руки до сих пор
трусятся….
МАХМУДОВ. Ты окно высадил, а потом? А дальше-то что?
СМАГИН. За водку спасибо. Пошел.
МАХМУДОВ. Стоять собака! Ты на службе! Стоять, я сказал!
Смагин возвращается с полпути и вплотную подходит к Махмудову,
1
9
возвышаясь над ним горой. Махмудов, не теряя спокойствия, вынимает
пистолет и прикладывает к виску Смагина. Тот отрицательно качает головой.
СМАГИН. Плевать я хотел на вашу службу. Мне жизнь дороже.
Отворачивается и выходит сквозь пролом в стене.
МАХМУДОВ. Николенко, возьмешь Васенкова и растопку для гриля и
сожжешь ее дом и весь ее ресторан ко всем чертям.
НИКОЛЕНКО. Как скажете, Олег Григорьевич. Погоды нынче сухие стоят, а
проводка по-прежнему спустя рукава делается.
МАХМУДОВ. Правильно меня понимаешь, Николенко.
ПИСЕЦКИЙ. Меня возьмите, я тоже хочу в чем-нибудь хорошем отличиться.
ВАСЕНКОВ (появляясь). Есть еще вариант, Олег Григорьевич! Я как будто
заранее знал, навел справки. Опытнейший человек, в разведке тридцать лет
пробыл, в семи странах, на самом что ни есть секретном фронте, под пыткой
наших разведчиков не выдал, готов вам служить верой и правдой. Козухин,
его последняя фамилия была.
МАХМУДОВ. Веди Козухина.
Васенков отходит в сторону, впуская в кабинет Козухина.
КОЗУХИН. Тут я. Не надо меня вести.
МАХМУДОВ. Писецкий, объясни товарищу Козухину путь к дому вдовы….
КОЗУХИН. Это лишнее. Меня этот путь не интересует, у меня свой путь.
МАХМУДОВ. Это вы, товарищ Козухин, в каком смысле?
КОЗУХИН. Вдову грубой силой не возьмешь, тут иной подкоп надо вести.
Из иной реальности.
МАХМУДОВ. Это мне все равно, лишь бы сработало.
КОЗУХИН. Зеркала нужны. И чтоб ваши милиционеры пентаграммой
2
0
встали.
МАХМУДОВ. Слышите, идиоты, встали, мать вашу пентаграммой!
КОЗУХИН. Надо голову очистить от мыслей…. Впрочем, и так пойдет. И
сосредоточиться на чем-нибудь самом главном в жизни, что дарит
спокойствие и умиротворение. Это ваш амулет и моя защита. Все встали?
Все приготовились? Начали!
НИКОЛЕНКО. Мотоцикл Хонда. Зверь. Стоит в гараже уже десять лет,
почти ему двигатель собрал, еще коробку перебрать, сальники поменять
опять же, клапана сука стучат, ну ничего, главное, что моща прет звериная….
ВАСЕНКОВ. Окрошка. Когда теща готовит окрошку, я обо всем забываю.
Прощаю ей все – ее дочь, мою жизнь, всё…. Соображать начинаю только
после третьей тарелки – только тогда замечаю, кто еще за столом сидит, в
чем я одет, и вообще одет ли….
КОЗУХИН. Врата открываются, я чувствую, продолжаем товарищи!
ПИСЕЦКИЙ. Лобзик и выжигание, лобзик и выжигание, лобзик и
выжигание, лобзик и выжигание….
КОЗУХИН. Поднажмите товарищи, а то дверь мистическая заржавела чутьчуть, плохо идет!
МАХМУДОВ. Все боятся, когда им в глаза смотришь. Меня еще в армейке
научили – кто первым глаза отвел, тот и проиграл. А я всегда в глаза смотрю
и все ножичек представляю, что у меня в руках этот ножичек. Я его
смастерила еще в каблухе. Хотел им отчима резать, а он сука рвотой
захлебнулся раньше, чем я до дома на каникулы добрался. А то бы нарисовал
этим ножичком ему от уха до уха…. И вот я смотрю людям в глаза – а глазато все разные, у кого цветом как ореховая скорлупа, у кого-то как изумруд
порченный, а чаще черные глаза, радужки не видно, от страха, потому что
они в моих глазах видят, что я с ножичком перед ними стою, тем самым из
напильника ножичком… И всегда он в моей руке, невидимый до поры до
времени….
КОЗУХИН. Вот братцы энергия-то поперла! Дверка-то широко
2
1
распахивается, сейчас я увижу через нее куда мне…. (Внезапно) Стоп!
Все смотрят на Козухина.
КОЗУХИН. Отбой, товарищи.
МАХМУДОВ. Это что за на хрен такой, что отбой?!
КОЗУХИН. Я вам так скажу, товарищи – я через эту дверь заглянул и мне
туда совсем не хочется.
МАХМУДОВ. Как это не хочется! Что это значит, не хочется?!
КОЗУХИН. Я в такие игры не играю. Стар я для таких фокусов.
Выходит.
Махмудов молчит, расстегивая пуговицу на воротнике.
Николенко берет Васенкова за руку.
НИКОЛЕНКО. Пойдем, Васенков, у нас с тобой еще дело одно есть.
Вытаскивает его из кабинета.
ПИСЕЦКИЙ. Я с вами!
Не успевает дойти до выхода, потому что Махмудов сбивает его с ног и
начинает молотить лежачего ногами.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Забьет ведь. Долбит его как этот…
ДЕЖУРНЫЙ 2 (подсказывает). Как дятел.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Точно. Как дятел.
Махмудов устает, садится рядом с Писецким на пол.
2
2
МАХМУДОВ. Живой?
ПИСЕЦКИЙ (боязливо). Можно разгибаться, Олег Григорьевич?
МАХМУДОВ. Можно. Устал я, Писецкий. Совсем устал. А как подумаю про
Калашникову, так сразу силы приливают во все вены. Что это такое со мной
происходит? А? Никогда такого со мной не было…. И самое главное, не хочу
я, чтобы это у меня проходило, хочу, чтобы всегда так меня всего
выкручивало, как сейчас.
Писецкий садится рядом.
ПИСЕЦКИЙ. Кофе может сделать, или водки принести, Олег Григорьевич?
МАХМУДОВ (с тоской). Не знаю я….
Внутрь заглядывают Николенко и Васенков – оба чумазые, обгорелые.
НИКОЛЕНКО. Ты говори.
ВАСЕНКОВ. Сам говори.
НИКОЛЕНКО. Мы, в общем, пошли, Олег Григорьевич и спалили все.
Вчистую.
ВАСЕНКОВ. То есть мы хотели вдову конечно, но вышло так, что соседний
лес.
НИКОЛЕНКО. Вчистую.
ВАСЕНКОВ. Морок какой-то. Мы ж хотели к вдове идти. А пошли в
соседний лес. И спалили там все.
НИКОЛЕНКО. Вчистую.
ВАСЕНКОВ. Не знаем, как все это вышло.
НИКОЛЕНКО. Само собой так получилось. Вроде же не собирались….
МАХМУДОВ (устало). Пошли вон все отсюда.
ПИСЕЦКИЙ. И я?
МАХМУДОВ. И ты.
2
3
Все на цыпочках выходят из кабинета. Махмудов садится за стол и роняет
голову на руки.
Долгая пауза.
В кабинет заходит Костя Некрасов.
8
КОСТЯ. Раньше говорят, при правительстве, было такое специальное
подразделение. Если где вдруг что непонятное, волк ли в женщину
обращался, или шумы какие посторонние, или огни необычные, их и
посылали….
Махмудов поднимает голову.
МАХМУДОВ. Ты кто такой?
КОСТЯ. Костя Некрасов.
МАХМУДОВ. Откуда?
КОСТЯ. Из Самары.
МАХМУДОВ. Дежурные! Кого ко мне пропустили?!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Никого, Олег Григорьевич!
ДЕЖУРНЫЙ 2. Чисто, Олег Григорьевич!
ДЕЖУРНЫЙ 3. Посторонних объектов на территории не обнаружено, Олег
Григорьевич!
МАХМУДОВ. Да? Тогда отбой, орлы.
Махмудов встает из-за стола, вынимает ту самую бутылку драгоценного
коньяка, наливает рюмку и подносит Косте. Тот выпивает, занюхивает
рукавом.
2
4
КОСТЯ. В самый раз с дорожки. Спасибо.
МАХМУДОВ. Что ты там про это подразделение говорил? Где, говоришь,
искать этих специалистов?
КОСТЯ. Теперь их уже и нет. Время теперь смутное, не до них стало, вот и
распустили команду. Ходят теперь по одиночке, деньгу там и сям сшибают.
Иногда и в Москву на гастроль заезжают.
МАХМУДОВ. Сколько берут?
КОСТЯ. Сколько им дают, столько они и берут. Они и нужны то, только
когда клиент последнюю рубашку с себя отдать готов.
МАХМУДОВ. Я могу быть щедрым.
КОСТЯ (равнодушно). Это радостно слышать.
МАХМУДОВ. Васенков, Николенко, Писецкий!
Вся команда, которая стояла за дверями, вваливается в кабинет.
МАХМУДОВ. Материально снарядить товарища требуется. (Косте) Что тебе
нужно, говори.
КОСТЯ. Там немного - два нагана с серебряными пулями, нож из
бериллиевой стали да наручников десяток.
МАХМУДОВ (команде). Слыхали? Достать немедленно! (Косте) И все? Если
что, так у меня генерал знакомый, может и танк подогнать.
КОСТЯ. Да зачем понапрасну танк туда-сюда гонять? Мне и пистолет-то на
совсем крайний случай нужен.
МАХМУДОВ. Ну смотри, боец. Если еще чего?
КОСТЯ (показывая на коньяк). Да разве что рюмку вот этого самого напитка.
Уж больно вкусный, будто духи пьешь с ферромонами.
Махмудов дает ему всю бутылку. Костя делает глоток из горлышка, льет на
ладони и похлопывает себя по шее, как одеколоном.
2
5
КОСТЯ. Скоро назад буду.
Выходит.
МАХМУДОВ. Если кто мне сможет рассказать мне, что он там творить будет
и как с вдовой управится, того назначу своим приемником в срок после себя.
Команда разом выбегает из дверей вслед за Костей.
ЗТМ.
9
Из ЗТМ.
По развалинам старого дома ходит Костя, весело насвистывая. Поднимает из
кучи мусора обломок виниловой пластинки, рассматривает, что на нем
написано.
КОСТЯ. В детстве у меня такой диск был. На барахолке купил. А на конверте
напротив каждой песни, кто-то ручкой шариковой русские названия написал.
Чтоб понятно было, о чем в песне поется.
МАРИНА. Ну и о чем там пелось?
КОСТЯ (весело). Все песни как одна - про любовь.
МАРИНА. А ты сюда зачем пришел? Что ты тут ищешь?
КОСТЯ. Ну это как сказать. Мне один дядька сказал – все люди любовь
ищут. Кто умер, тот, значит, нашел, а кто еще шевелится, ходит, значит, еще
не угомонился, ищет.
МАРИНА. Какой ты игривый, Некрасов…. А, правда, про тебя люди говорят,
что когда в детстве на вашем берегу неизвестно кто стал по ночам людей
2
6
топить, ты взял ножик в зубы и сам поплыл в такую вот лунную ночь? И
когда стали тебя за ноги под воду тащить, сам туда нырнул?
КОСТЯ (соглашаясь). Люди разное говорят.
МАРИНА. И что там под водой было, говорят, неизвестно, но только люди с
той поры топнуть перестали.
КОСТЯ (усмехаясь). Ну почему же? Кто плавать не умеет, те до сих пор
топнут.
МАРИНА. А правду про тебя говорят….
КОСТЯ (перебивая). Прости, но теперь моя очередь спрашивать. А почему
мне сказали, тут ресторан богатый на сто человек, а я хожу вот, хожу и
ничего кроме горелого дома не вижу. Да и горел он лет десять назад, судя по
плесени.
МАРИНА. Огорчаешься, что никто тебе не нальет? А ты посмотри тут в куче
мусора коньяк лежит, точно такой, как у Махмудова.
Костя наклоняется, поднимает с пола бутылку.
КОСТЯ. И правда, точно такой же. Только я уж сегодня выпил порядочно,
воздержусь.
МАРИНА. А за мое здоровье?
Пауза.
КОСТЯ (серьезно). Ну, только если попросишь по-настоящему. Сама.
И тут впервые видит он Марину, которая стоит через горелый оконный
проем в дальней комнате, рукой ему машет и улыбается. Костя не может
отвести от нее взгляда.
МАРИНА. Выпей Костя, за мое здоровье да удачу. Рука у тебя легкая, вдруг
2
7
повезет мне.
КОСТЯ (не отрывая взгляд от Марины). За тебя, Марина Калашникова.
Пусть тебе повезет.
Поднимает бутылку в приветственном жесте и выпивает.
ЗТМ.
10.
Махмудов смотрит слайды, которые ему с проектора демонстрируют
Васенков и Николенко, сопровождая их объяснениями.
ВАСЕНКОВ. …Что там было, неизвестно, только видели Некрасова
висящим на крыше высотного здания посредине Москвы. Чуть было не
сорвался Костя, но подтянулся в последний момент, а уже через две минуты
выбежал снизу с подъезда, поймал такси и прямиком обратно к вдовьему
дому. Зашел и сгинул….
НИКОЛЕНКО (подхватывая). Два часа от него ни слуху ни духу, затем
видели его в хирургической, в госпитале на Земляном Валу.
МАХМУДОВ. В госпитале? Как он там оказался?
НИКОЛЕНКО. Никто не знает, но только лежал он там, на операционном
столе, вместо пациента с трепанацией черепа. Со стола вскочил, всех
хирургов разметал и через час уже обратно в ресторан к вдове входил.
МАХМУДОВ. И опять пропал?
НИКОЛЕНКО. Совершенно верно. И опять пропал, до случая в метро.
МАХМУДОВ. Что за случай в метро?
ВАСЕНКОВ. На камерах наблюдения видно было, что бежит из тоннеля наш
Некрасов, а сзади поезд мчится. До платформы добежал и в последнюю
секунду успел на нее запрыгнуть. А еще через секунду поезд мимо
2
8
промчался.
НИКОЛЕНКО. И к вдове опять.
Пауза. Махмудов впервые за долгое время улыбается.
МАХМУДОВ. Вот ведь какую торпеду я во вдову запустил. Ничто моего пса
цепного не удержит. Доволен я Некрасовым. До получения новой
информации все свободны и могут делать….
КОСТЯ (появляясь). Олег Григорьевич, помощь нужна, срочная.
Махмудов вскакивает.
МАХМУДОВ. Костя! Ну наконец-то! Рассказывай, дорогой, что там у тебя?
КОСТЯ. Некогда, Олег Григорьевич, помогите, да побегу я опять. Немного
осталось, чтобы вдову дожать.
МАХМУДОВ. Что тебе нужно?
КОСТЯ. Дайте мне бумагу с четырьмя красными печатями по углам.
МАХМУДОВ. Зачем?
КОСТЯ. Потому как против бумаги с государственными печатями никакая
сила не устоит.
МАХМУДОВ. А если вдруг отряд ОМОНа потребуется….
КОСТЯ (кричит). Нет времени, говорю тебе, дай мне эту бумагу чертову, да
пойду я!!!
Пауза. Махмудов расстегивает пуговицу на воротнике. Потом подумав,
застегивает ее обратно. Подчиненные, все кроме Некрасова незнакомого с
этой приметой, с ужасом смотрят на него.
МАХМУДОВ. Не кричи на меня, пацан. Сейчас будет тебе бумага.
2
9
Достает из сейфа и дает Косте бумагу.
МАХМУДОВ. Все?
Костя, не отвечая, берет бумагу и выходит. Махмудов смотрит ему вслед.
МАХМУДОВ (задумчиво). Сколько лет такому мальчишке? А? С виду и не
понятно. Небось, такие бабам нравится….
НИКОЛЕНКО. Так уж это как посмотреть, Олег Григорьевич! У вас и стать
грозная и власть в руках крепкая….
МАХМУДОВ ( внезапно со злобой). Я что, его с собой приказывал
сравнивать?
НИКОЛЕНКО (испуганно). Нет….
МАХМУДОВ. Тогда завали пасть! И не разевай ее, пока я приказа такого не
давал! Понял?!!! Молчать!!!
И, не выдержав, подбегает почему-то к Писецкому, который все это время
смирно стоял в сторонке, и начинает его бить.
ЗТМ.
11.
Из ЗТМ.
Костя крепит бумагу на стену скотчем.
МАРИНА. Что это?
КОСТЯ (не оборачиваясь). Отныне приказом тут назначено всем паспорта
иметь, налоги платить и шабаши не устраивать. (заканчивает крепить,
3
0
поворачивается от стены) Собирайся со мной, в префектуру поедешь.
МАРИНА (с грустью). А я думала, ты мне добра желаешь.
КОСТЯ (страдая). Не могу я тебе добра желать, мне этого по службе не
полагается.
МАРИНА. Да может ну ее, эту службу?
КОСТЯ. Не могу. Я еще никогда заказчика не подводил, на том и стою.
МАРИНА. А если твой заказчик зверь самый настоящий? Он хоть и
мучается, но по-звериному ведь, души у него совсем нет.
КОСТЯ. Зверь или не зверь, да хоть енот лесной, мне все равно, долг у меня
такой. Так что собирай вещички и поедем. И кончено.
МАРИНА. Хорошо. Как скажешь. У меня только одна к тебе просьба,
последняя. Выполнишь?
Пауза. Костя думает.
КОСТЯ. Смотря какая.
МАРИНА. Скажи, ты мне насос для полива в саду не починишь?
КОСТЯ. А в чем проблема?
МАРИНА. Не знаю, давление совсем не держит. Рябова просила, так он в них
ничего не соображает…. А цветы сохнут уже второй день, полить нечем.
Пауза. Костя мрачно обдумывает сказанное.
КОСТЯ. Показывай свой насос. Но потом все! Сказано!
МАРИНА (радостно). Спасибо, Костенька!
КОСТЯ (сурово). После благодарить будешь….
В ЗТМ.
12.
3
1
ПИСЕЦКИЙ. Это правда, что я наместником буду, если скажу все, что видел
про Некрасова?
МАХМУДОВ (с угрозой). Хочешь в морду опять получить, Писецкий?
ПИСЕЦКИЙ. Я Олег Григорьевич на лицо тугой, могу и в морду получить,
могу и в ухо, и по ребрам, если захотите, и ничего мне почти не будет.
Только на свой вопрос хочу я прежде ответ знать.
МАХМУДОВ (удивленно). Ты меня что, шантажировать собрался?
ПИСЕЦКИЙ. Хочу подтверждения – правда ли, что того, кто вам всю
информацию предоставит, ждет повышение и после конца вашей службы
кресло наместника в этом кабинете.
МАХМУДОВ. Говори.
ПИСЕЦКИЙ. Олег Григорьевич….
МАХМУДОВ. Говори!!!
ПИСЕЦКИЙ. Не буду, Олег Григорьевич, поскольку такая удача золотая, она
раз в жизни приходит. Я ее сейчас упущу, потом второго раза не будет
никогда. (показывает кулаки) Вот так я ее держу и ничто меня не заставит
кулаки разжать. Кровью буду захлебываться, но не отпущу сейчас такого
шанса.
Пауза. Махмудов думает.
МАХМУДОВ. Да.
ПИСЕЦКИЙ. Это значит…?
МАХМУДОВ. Да! Обещаю! Да говори уже, что ты жилы из меня тянешь?!
ПИСЕЦКИЙ. Вы этого Некрасова, Олег Григорьевич, зря на груди
пригорели. Видел я его во дворе вдовьего дома. Он там позавчера насос для
поливки чинил. А потом для вдовы дров порубил целую поленницу. А потом
он чай с ней пил и они смеялись в беседке, а потом вечер настал и он ушел от
нее.
3
2
МАХМУДОВ. Ты сам все это видел?
ПИСЕЦКИЙ. Я к нему все эти дни как приклеенный был. Он от вдовы
вышел и пошел, и пошел и пошел куда-то, как пьяный. И на Лосиный остров
мы с ним зашли и там сидел он всю ночь на пне и чему-то все улыбался.
МАХМУДОВ. Позавчера это было?
ПИСЕЦКИЙ. А вчера он пришел к ней, она его покормила, и спал он во
дворе почти до вечера. А вечером была у них гулянка, столы во дворе
понаставили и Некрасов там тоже был. За столом сидел молча, и только
когда совсем стемнело, подрался с каким-то красавчиком, который за
Калашниковой ухаживал и на ухо ей что-то шептать пытался.
МАХМУДОВ. Говори сразу, где они сейчас.
ПИСЕЦКИЙ. Я их сейчас на каруселях оставил в парке. Они туда сразу
после кино пошли.
МАХМУДОВ. Они там сейчас?
ПИСЕЦКИЙ. Там были. Все к тому идет, Олег Григорьевич, что заночует он
у нее сегодня.
МАХМУДОВ (спокойно). Понятно.
ПИСЕЦКИЙ. Что насчет награды моей? Письменный приказ будет или как?
Махмудов встает и медленно подходит к Писецкому, глядя ему в глаза. Тот
боязливо пятится.
МАХМУДОВ (ласково). Ты не пяться, Яшка, видишь, у меня в руках-то
ничего нет, пустые руки у меня….
Писецкий зачарованно останавливается. Махмудов подходит к нему
вплотную, демонстрируя поднятые вверх руки и не спуская с него глаз.
Потом он так же медленно складывает правую ладонь, будто держит в руке
невидимый нож и медленно вставляет лезвие невидимого ножа в грудь
Писецкому.
3
3
МАХМУДОВ. Что чувствуешь, Яшка?
ПИСЕЦКИЙ (оседая). Холод чувствую…. Ножом вы меня, Олег
Григорьевич…. Такой он острый у вас, аж мороз… по всем внутренностям….
МАХМУДОВ. Из чего этот нож сделан?
ПИСЕЦКИЙ (задыхаясь). Из напильника сделан… заточен… острый… как
смерть… Олег... Григорьевич….
МАХМУДОВ. Правильно Яшка, все ты правильно чувствуешь….
Укладывает Писецкого на пол.
МАХМУДОВ. Дежурные! Я сейчас отлучусь ненадолго, а пока меня не
будет, скорую вызовите. Лейтенанту Писецкому плохо стало с сердцем. А я
скоро вернусь…
Уходит.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Лейтенант Писецкий Яков Анатольевич скончался в
реанимобиле по дороге в госпиталь.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Сердце перезапустить не удалось, диагностировали разрыв
сердечной мышцы.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Всем моргом пробовали пальцы на руках разжать, но не
смогли, как ни пытались.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Так и похоронили со сжатыми кулаками.
13.
К сидящему на лавочке Косте подходит Махмудов, садится рядом.
МАХМУДОВ. Где она? Там или вон там? В той толпе затерялась, или на том
3
4
аттракционе катается? Сейчас уже придет или есть у нас время с тобой
пообщаться?
Костя чувствует себя виноватым и оттого в глаза Махмудову не смотрит. А
если бы смотрел, может и по-другому говорил бы. Потому что Махмудов
выглядит спокойно и весело, будто и вправду отдых у него, и в парк он
пришел, только чтобы на каруселях кататься.
КОСТЯ. Не получилось у нас с вами ничего, Олег Григорьевич.
МАХМУДОВ. А ты не говори «гоп», Некрасов. Я в тебя еще веры не
потерял. Подумаешь, баба охомутала! Так то не беда! Как запрягли, так и
распряжем!
КОСТЯ. Нет, Олег Григорьевич. Я над этим делом, не работаю, и даже не
просите.
МАХМУДОВ. А ты что, Некрасов, думаешь, ты сейчас с Махмудовым
разговариваешь? Думаешь, он тебя о чем-то просить пришел? Нееет, дружок.
Я к тебе не как Махмудов пришел, я к тебе как закон пришел. Как власть,
как всё, что тебя вырастило, одело, обуло, человеком сделало. Я теперь как
Родина твоя, Некрасов, и нет кроме меня никого тебе ближе.
КОСТЯ. Олег Григорьевич, не могу я. Я же пробовал, ничего у меня не
получилось.
МАХМУДОВ. Получится. Костя, получится. Ты же специалист. А не
получится, так ведь крайние меры придется применять.
Костя смеется.
КОСТЯ. Можно и крайние. Я ведь ничего не боюсь, Олег Григорьевич. Я и
на работу эту пошел, потому что у меня страх в детстве отрубило. Сосед
пьяный с топором пришел в наш дом, где моя семья обедала и с тех пор мне
совсем все не страшно. Как сквозь стекло смотрю на все, будто и не со мной
3
5
происходит…. (Задумался) Почему вот только меня одного убивать не стал
он тогда, это мне непонятно. Так это и осталось загадкой. Вот и я хожу по
свету после того случая и все какие-нибудь загадки разгадываю… .
(встряхнувшись, смотрит на Махмудова) Так что, Олег Григорьевич, все
равно мне, что со мной творится.
МАХМУДОВ. А я тебе ничего делать не буду, Некрасов. Просто пожгу
вдову, а дом порушу, если она лично мне не покорится. Я уже и солдат
вызвал вдову жечь. Это тебе не Николенко с Васенковым, эти ребята всю
Яузу, как напалмом выжгут.
КОСТЯ. Не надо этого делать, Олег Григорьевич.
МАХМУДОВ. А ты меня останови, Некрасов.
Пауза, смотрят друг другу в глаза. Некрасов первым отводит взгляд.
Махмудов усмехается и встает с лавочки.
МАХМУДОВ. До ночи тебе и ей срок. Хватит. И так уже времени потратили
предостаточно.
Уходит. Долгая пауза.
КОСТЯ. А я тебе сахарной ваты хотел купить, а там очередь была большая и
я стоять не стал. Зря, наверное?
Пауза.
МАРИНА. Ну и что сказал тебе Махмудов?
КОСТЯ. Покорись наместнику, Марина, или пожгут вас завтра солдаты.
МАРИНА. Пусть пожгут. Или ты хочешь, чтобы я к Махмудову пошла?
КОСТЯ. Я этого не хочу.
МАРИНА. Чего же ты хочешь, Костя?
3
6
КОСТЯ. Марина, я не за себя волнуюсь….
МАРИНА. А я за себя, представляешь? Только, дружок мой, все
предложения у тебя какие-то… неинтересные. А как будто интересно все
начиналось.
КОСТЯ. Не надо так со мной!
МАРИНА. А ты другого заслуживаешь?
КОСТЯ (горячо и сбивчиво). Марина, послушай, оставь все это! Всех этих
людей, которые к тебе ходят, ты их не приваживай, а я тебя Махмудову не
выдам, ничего он тебе не сделает, вот увидишь, будешь жить спокойно.
Вместе жить будем!
МАРИНА (вздыхая). Что ж у нас за страна такая, что одни только женщины
понимают, что им по жизни надо. Костя, ты-то чего хочешь?
КОСТЯ. Марина, я с тобой буду до последнего, только ты уж решение сама
прими, не могу я тебя силой заставлять, не Махмудов же я, в конце концов!
МАРИНА (насмешливо). Зря ты все-таки сахарной ваты не купил…, хоть
чем-то подсластил бы….
КОСТЯ (в отчаянии). Марина!
МАРИНА. Хорошо. Будь по-твоему. Иди к своему Махмудову и скажи, что
покоримся мы ему и налоги платить будем. Так ты хочешь?
КОСТЯ. Так!
МАРИНА. И сама я покорюсь ему, согрею его. Так ты хочешь?
Костя вскакивает с лавки.
КОСТЯ. Не говори так про себя, а то убью я его сам.
МАРИНА (улыбаясь). Ладно, беги, шучу я.
КОСТЯ. А потом жить будем вместе. Да?
МАРИНА. Да.
КОСТЯ. Долго, долго и умрем в один день. Да?
МАРИНА. Беги уже.
3
7
Костя уходит. К Марине подъезжает мужчина с тележкой, и откуда-то из
недр тележки вынимает и дает ей на палочке сахарную вату.
МУЖЧИНА. Возьми. Последняя.
14.
Костя заходит в кабинет Махмудову.
МАХМУДОВ. Что?
КОСТЯ. Вот, пришел сказать, что… всё.
МАХМУДОВ. То есть? Что значит все?
КОСТЯ. Покорится вам вдова. Как и было обещано. Только вы уж не жгите
ее, Олег Григорьевич.
МАХМУДОВ. Ты, правда, это сделал, Некрасов? Уговорил ее мне
покориться?
КОСТЯ. На том с ней и расстались.
Махмудов выглядит растерянным.
МАХМУДОВ. Я не понимаю. Я этого никак не понимаю….
КОСТЯ. Вы о чем, Олег Григорьевич?
МАХМУДОВ. Как ты мог? Как ты мог это сделать?!
КОСТЯ. Сделать что? Вы же сами….
МАХМУДОВ. Я не понимаю, я совсем не понимаю…. Почему она выбрала
тебя, ты же ее пальца не стоишь, ты же… ты же ничто! Я тебе пригрозил, и
ты мне ее в зубах принес, как подачку, как собака палку! Почему она до тебя,
червя снизошла, а ко мне, ко мне ни на вот столько не приблизилась?! Да
если бы она выбрала меня сама, без моей силы, да разве бы я ее тогда предал
3
8
как ты? Разве я бы ей не подарил себя всего, всего, полностью!
КОСТЯ. Олег Григорьевич….
МАХМУДОВ. Пошел вон, мразь! Она придет сейчас сюда, и я не хочу,
чтобы ты ее пачкал одним своим присутствием.
КОСТЯ. Олег Григорьевич!
МАХМУДОВ. Пошел вон, говорю. Ты мне больше не нужен. Конец твоей
службы. Всё!
ДЕЖУРНЫЙ 1 (внезапно). Внимание! По последним данным, пожар у
Калашниковой в овраге.
КОСТЯ. Марина!
ДЕЖУРНЫЙ 1. Огонь такой, что до неба, будто там керосином все
пропитано. Пожарные только руками разводят, говорят, тут нам делать
нечего.
КОСТЯ. Марина, нет!
Костя выбегает из кабинета.
Махмудов, оставшись один, начинает переодеваться. Он снимает китель,
рубашку и надевает все новое, как на свадьбу. Сверху надевает золотой халат
патриарха, который был на нем на коронации в самом начале.
МАХМУДОВ. Дежурные! Запомните этот день, он у меня самый радостный
в жизни. Снимайте охрану, отправляйтесь домой, к семьям, скажите всем
кого встретите, что Махмудов самый счастливый человек на свете.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Олег Григорьевич, вы уверены?
ДЕЖУРНЫЙ 3 (дежурному 2). Ты чего спросил, дятел? Тебе же ясно
сказали. (Махмудову) Слушаемся, Олег Григорьевич! Спасибо вам! Отбой.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Снимаю охрану с территории. Спокойной ночи, Олег
Григорьевич и дай вам Бог здоровьичка! Отбой.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Отбой.
3
9
Махмудов заканчивает переодеваться и выходит из кабинета, навстречу
Марине.
МАХМУДОВ. Любовь моя как серп, а руки мои как наждачная бумага.
Поцелуи мои вырывают куски мяса, а объятья мои срезают кожу и пускают
кровь. Мои свадебные подарки это пытки и мучения, но все что у меня есть,
любимая, все это твое. Для тебя я настигну и загоню любого, ради тебя
переломаю кости, раздавлю, уничтожу, сотру в пыль. Хочешь, я задушу
солнце и утоплю луну? Я знаю, что для тебя это не так уж и много, но я с
радостью все положу к твоим ногам, весь этот мир, и всю его смерть, до
последней капли. Я такой счастливый, оттого что, наконец, ты пришла ко
мне… любимая….
Он обнимает Марину и минуту стоит так неподвижно. Внезапно с ревом
отбрасывает ее в сторону, на пол.
МАХМУДОВ. Обманула…. Обманула меня, ведьма. Ведьма моя…,
ведьма….
Махмудов бросается на нее, разрывая одежду, и мы уже понимаем, что это не
Марина, а всего лишь ее кукла. Во все стороны летят куски поролона и
папье-маше, Махмудов в ярости, рыча, раздирает ее на части.
ДЕЖУРНЫЙ 1. Говорят, что сотрудникам в тот вечер посчастливилось, что
Махмудов отпустил их домой. Иначе сгинули бы все, как один, со своим
начальником.
ДЕЖУРНЫЙ 2. Рассказывают, префектура горела точно так же, как и дом
Калашниковой – разом, вся, со всех сторон, с огнем до самого неба. Так, что
и потушить было невозможно.
4
0
ДЕЖУРНЫЙ 1. Говорят, что новый наместник округа, по фамилии то ли
Васенков то ли Николенко, обвинить во всем хотел Костю Некрасова, но тот
был признан невменяемым и вместо тюрьмы угодил в лечебницу.
ДЕЖУРНЫЙ 3. Рассказывают также, что перед самым пожаром в доме
вдовы, оттуда из ворот вышла какая-то женщина с чемоданом.
ДЕЖУРНЫЙ 1. А куда она направилась, да и кто она была на самом деле –
об этом уже и не говорят совсем.
Наконец от куклы не остается ничего кроме жалких останков. Махмудов
внезапно останавливается, прижимает к груди эти жалкие тряпки, и вдруг,
подняв голову долго и протяжно, по-волчьи, воет.
ЗАНАВЕС.
4
1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа