close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
НЕКРОФИЛЫ
трагифарс
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
пустырь
НЕКТО В ПАРИКЕ И ЧЁРНЫХ ОЧКАХ (один, говорит по телефону):
Я понял. Значит так: эксперимент,
личинки, рабство, женщины и дети,
свобода, как весомый аргумент
для психики раба, за всё в ответе
диктатор (гад, подлец, палач страны,
противней скунса, кобры ядовитей),
есть слабости – со стороны жены
возможно брешь пробить в его защите.
Понятно в целом. Выполню заказ.
Сеансы связи – как договорились.
Оплата – прежняя. Да, всё как в прошлый раз.
Мои счета с тех пор не изменились.
КАРТИНА ВТОРАЯ
штаб рыцарей
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы здесь не молимся тиранам и деньгам.
И слов, здесь сказанных, мы не берём в обратку.
За Родину я – кровь свою отдам.
А вы – что можете? Скажите по порядку.
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Я – сердце жертвую.
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Я – жертвую лицо.
А, было б два, пожертвовал бы оба!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Для Родины – не жалко мать с отцом
сложить в двуспальное пространство гроба.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Для Родины – я всё село спалю
к чертям собачьим. Всех селян – повешу.
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Я Родину неистово люблю,
я для неё жену с детьми зарежу.
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я всем, кто Родине не хочет послужить,
залью свинец в бесстыжие глазницы.
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я помогу тебе. Я буду их душить,
и с хрустом загонять под ногти спицы.
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Для Родины я пол могу сменить.
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я – заразиться газовой гангреной.
ОДИННАДЦАТЫЙ РАЦАРЬ:
Я буду жрать говно и ссаку пить.
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
А я употреблять их внутривенно.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Другого я не ожидал от вас!
Большая честь – быть равным среди первых.
Пробьёт однажды долгожданный час,
и Родиной востребуются жертвы.
Давайте все, плечом к плечу, споём
Гимн Родины. Гимн матери-Отчизны.
Мы никогда её не подведём.
Навек принадлежат ей наши жизни.
РЫЦАРИ (поют):
Ой, ты Родина – краса, милая зазноба.
Полюбили мы тебя преданно до гроба.
Расплели твою косу, гребнем расчесали.
Солнца блики в волосах весело плясали.
На колени встали мы, Богу помолились.
И ещё сильней в тебя, Родина, влюбились.
Целовались мы с тобой на лесной опушке.
В губы спелые твои заряжали пушки.
Груди сочные твои гладили и мяли.
Птицы пели вокруг нас, бабочки летали.
Сняли белый сарафан, тело в речке мыли.
В сена свежего стогу нежно разложили.
Потаённые места сладко облизали.
Покусали мы тебя, и пощекотали.
Вставили свои мечи в трепетные ножны.
Ах, какая у тебя масляная кожа.
Двигались туда-сюда, ухали-стонали.
Но пришла лиха беда. Нас враги прогнали.
Ой ты, Родина-краса! Дева – наше счастье!
Потеряли мы тебя от лихой напасти.
Мы попрятались в лесу, плакали, смотрели,
Как жестокие враги Родину имели.
Унижали, как могли, били-издевались.
Флаги вражеские ей глубоко вставляли.
Груди сочные её кобелям скормили.
Тело нежное огнём мучили-палили.
Срезали косу до пят, высосали очи.
Заставляли волком выть каждой лунной ночью.
Зубы выбили долой кистенём-кастетом.
Спать велели на земле и зимой, и летом.
Ой, ты Родина-краса! Как мы виноваты,
Что оставили тебя ворогам проклятым!
Мы оружие возьмём, и пойдем сражаться.
Лучше мы в бою умрём, чем всю жизнь бояться.
Мы готовы жизнь отдать за тебя, зазноба,
Чтобы вновь тебя лобзать, и любить до гроба.
РЫЦАРИ обнимаются и плачут.
Входит РАЗВЕДЧИК.
РАЗВЕДЧИК: Навеки слава Родине, друзья!
РЫЦАРИ: Навеки слава Рыцарям, дружище!
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты опоздал. Разволновался я.
Нет за тобой хвоста? Тебя не ищут?
РАЗВЕДЧИК:
Я проскользнул неслышно, как вампир.
Я видел всё. Я всё сумел подслушать.
Теперь мы сможем этот подлый мир
до самого фундамента разрушить.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Что видел ты? Что слышал? Говори!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Да! Не томи!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Горим от нетерпенья!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
От предвкушенья мщения горим!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
От предвкушения освобожденья!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
От ненависти к бешеным врагам!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
От ненависти к управленцам подлым!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Мы не остынем до тех пор, пока
не уничтожим вражескую кодлу!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы им устроим аутодафе!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы их втолкнём живьём в ворота ада!
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Чтоб черти их сварили в малафье!
ДВЕННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Да! Непременно в малафье! Так надо!
РАЗВЕДЧИК:
Я проскользнул в роскошный их чертог,
и не поверил собственному зренью –
там столько золота, что вывезти его
оттуда не сумеют поколенья.
Там даже хлеб на блюдах золотой,
но этого им оказалось мало –
в отхожем месте кучею большой
лежат колбасы золотого кала.
За круглым бриллиантовым столом
они своё злодейство обсуждали,
и говорили меж собой о том,
что мы – рабы. И громко хохотали.
От злости затуманился мой мозг,
и я не помню многие моменты,
но суть усвоил.
Помоги нам Бог!
Они планируют эксперименты
над нашим человеческим нутром
и над национальным генофондом,
чтоб мы уже не вспомнили потом,
что значит – быть свободным, смелым, гордым.
Из наших женщин сделают блядей,
и из детей – блядей, ну, а мужчинам
придётся превратиться из людей
в каких-то перламутровых личинок.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
В личинок? Нет! Постой! Не может быть!
Ведь это же уму непостижимо!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
О! Как же я хочу их всех убить!
Желанье убивать неудержимо!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
И я хочу убить!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
И я!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
И я!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
И мною овладел инстинкт убийства!
ВОСТМОЙ РЫЦАРЬ:
Я так убью, что задрожит земля!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
А я, друзья, сознаюсь без витийства,
Готов их голыми руками разорвать!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
А я в перчатках, чтоб не пачкать руки!
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я предпочту их замариновать
Сожрать и высрать – чтобы знали, суки!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Убить! Убить! Стереть с лица земли!
Развеять ветром прах! Предать забвенью!
Чтоб даже в память твари не могли
Пробраться к нам!
РАЗВЕДЧИК:
Минуточку терпенья.
Я вам ещё не рассказал о том,
Что было дальше. Это важно, братцы.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы слушаем тебя с закрытым ртом.
И не посмеем впредь в рассказ вмешаться.
РАЗВЕДЧИК:
Средь них есть самый главный фигурант –
огромный великан по кличке Жопа.
Он мощен, как смертельный ураган,
и мрачен, как дремучая трущоба.
Он по образованью – винодел,
а по призванью – хитрая каналья.
Во многих махинациях сумел
огромное состряпать состоянье.
Он может кулаком сломать хребет,
а челюстями раскусить подкову.
Он – основной источник наших бед.
Тиран – первопричина катастрофы.
Он лично выдумал весь изуверский план
по проведению экспериментов.
Он все решенья принимает сам,
ничьих, подлец, не слушает советов.
При нём министры – фикция одна,
марионетки, дутая структура.
О, бедная несчастная страна!
Ты вся во власти Жопы – самодура!
Оцепенев, я молча наблюдал
за страшным совещанием злодеев,
И вдруг, неслышно в комнату вошла…
Боюсь, что и сказать-то не сумею…
Короче – воплощённая Мечта,
Сама Любовь, пьянящее Блаженство,
Невиданная в мире Красота,
Непревзойдённое под небом Совершенство.
В её глазах такая глубина,
что, оступившись, падать будешь вечность.
Она так безупречно сложена…
Мне раньше не встречалась Безупречность,
и я под Безупречностью имел
в виду то статность, то смазливость…
А тут увидел и остолбенел!
И по скуле моей слеза скатилась…
Так вот, в её присутствии злодей,
чудовище с одутловатой мордой,
становится милейшим из людей –
покладистым, радушным, тихим, добрым.
Он смотрит на неё, как лишь щенок
смотреть в глаза хозяина умеет.
Он ей целует каждый ноготок
и слова поперёк сказать не смеет.
Она росла в приюте сиротой.
Его моложе где-то на полвека.
Когда при нём она, он сам не свой.
И нет счастливей Жопы человека.
Я вам клянусь – век с места не сойти,
возможность эту упускать негоже!
От катастрофы чтобы Родину спасти,
должны мы с вами очень осторожно
к жене прощупать путь, найти подход,
тогда и к мужу подберём мы ключик…
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Для этого нам нужен Ланцелот.
Никто не сведущ в этом деле лучше.
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Не надо Ланцелота! Лучше мне
доверьте столь рискованное дело.
Сперва жену я утоплю в вине,
а после доберусь до винодела.
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
А я пощекочу её копьём,
забравшись ночью по верёвке в спальню.
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я их верёвкой этою вдвоём
свяжу и положу на наковальню.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я буду письма слать и угрожать!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Я ей косу на трактор намотаю!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я кокаин ей буду продавать!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Нечистой силой бабу запугаю!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я ей навру с три короба!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я – с пять!
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я – с десять! Нет, не с десять – с тыщу!
ДВЕННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я буду на пути её стоять,
и делать вид, что я – смиренный нищий.
Когда ж она мне милостыню даст,
я в благодарность ей открою тайну,
что будто муж её – маньяк и педераст,
и может быть опасен чрезвычайно.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Сыны Отечества! Вы – Родины броня!
Вы Родине – надежда и прикрытье!
Я вам скажу. Послушайте меня.
Нам надо избежать кровопролитья,
а так же шантажа и прочих мер,
которые добычу испугают.
Сейчас не револьвер, а адюльтер
нам пригодится, так я полагаю.
Угомоните пламенную кровь.
Себя для дел поберегите ратных.
Здесь не война нужна. Нужна любовь.
И в этом Ланцелоту нету равных.
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
кабинет министров
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Все в сборе. Время – деньги, господа,
поэтому начнём без промедлений.
Сегодня на повестке три вопроса.
Во-первых, информационная беда:
везде и всюду распускают сплетни,
и это – ощутимая угроза.
Их авторы – когорта подлецов,
придумывают новости такие,
что создаётся дьявольский контент.
С их слов, мы – клан бессовестных дельцов,
уворовавших горы золотые,
и замышляющих экс-пе-ри-мент.
Да, да! Эксперимент по превращению
людей - в опарышей!
ВТОРОЙ МИНИСТР:
Поверить невозможно!
ТРЕТИЙ МИНИСТР:
Воистину – бред сивой кобылицы.
ЧЕТВЁТРЫЙ МИНИСТР:
Чушь. Вызывает смех и отвращение.
ПЯТЫЙ МИНИСТР:
Тут не до смеха. Мы неосторожно
возможность дали им объединиться.
Поэтому находимся теперь
В преддверье революционных потрясений.
ШЕСТОЙ МИНИСТР:
Глупцы не могут делать революций.
СЕДЬМОЙ МИНИСТР:
Упрутся в бронированную дверь!
ВОСЬМОЙ МИНИСТР:
Не надо сеять лишних опасений!
ДЕВЯТЫЙ МИНИСТР:
Не хватит им ни сил, ни средств, ни функций.
ДЕСЯТЫЙ МИНИСТР:
Мне кажется, что пятый прав министр.
Нам надо быть готовыми к пожару.
ОДИННАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
Разумно будет всем насторожиться.
ДВЕННАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
Нам надо завести большой регистр
всех неблагонадёжных. И ударить,
однажды ночью, бросив их в темницу.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Услышав ваши мненья, господа,
я полагаю, что согласен с теми,
кто призывает к мерам и шагам.
Иначе мы рискуем навсегда
всё потерять. И, вставши на колени,
бунтовщикам молиться, как богам.
Ведь, кроме лживых слухов, есть ещё
наклеивание ярлыков и кличек,
порочащих наш имидж и наружность.
К примеру, ваше прозвище – сучок.
Вы трое – конь, засада и кавычка…
Что до меня, то обо мне не нужно.
Второй вопрос из первого течёт,
как реки из морей, как кровь из раны.
Секретный я имею документ –
с Чужбины возвратился Ланцелот
для совершенья подлого обмана.
Он в этом дока. Равных ему нет.
В чём суть обмана – неизвестно мне.
Есть так же сложность в том, что Ланцелота
в лицо никто нигде не узнаёт.
Его пластический хирург в Чужой Стране
прекрасно делает свою работу
примерно раза три-четыре в год.
Что нам предпринимать?
ВТОРОЙ МИНИСТР:
Я бы убил.
ТРЕТИЙ МИНИСТР:
Кого убил?
ВТОРОЙ МИНИСТР:
Попавших под сомненье.
ТРЕТИЙ МИНИСТР:
Мы так поубиваем полстраны.
ЧЕТВЁРТЫЙТМИНИСТР:
И правильно. Каждый второй – дебил.
ПЯТЫЙ МИНИСТР:
Без промедленья и без сожаленья.
ШЕСТОЙ МИНИСТР:
Согласен. Да. По правилам войны.
СЕДЬМОЙ МИНИСТР:
Я тоже за убийство, господа.
ВОСЬМОЙ МИНИСТР:
Мой голос в ту же попадает лузу.
ДЕВЯТЫЙ МИНИСТР:
И сбросим с плеч ненужную заботу.
ДЕСЯТЫЙ МИНИСТР:
Убить немного лишних – не беда.
ОДИННАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
Избавимся от тянущего груза.
ДВЕННАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
И станет легче жить, любить, работать.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Последний, третий, пункт повестки дня.
Текущие дела. Прошу быть кратким.
ВТОРОЙ МИНИСТР:
Всё хорошо и всё идёт по плану.
С тех пор, как Вы назначили меня
руководить надзором и порядком
Я Вам служу с упорством пса Полкана.
ТРЕТИЙ МИНИСТР:
Спасибо Вам – у нас всё тихо-гладко.
Врачи работают, больные, если мрут,
места на кладбище бесплатно получают.
ЧЕТВЁРТЫЙ МИНИСТР:
Меня Вы знаете, я на слова не падкий,
Но тут скажу! Спасибо Вам за труд!
В Вас наша молодёжь души не чает.
ПЯТЫЙ МИНИСТР:
Я буду честен. Если бы не Вы,
образование давно пришло б в упадок.
Вы прозорливо дали указанье всем тем, кто прыгал выше головы
вдолбить во лбы, что главное – порядок,
законность, поведенье, прилежанье.
ШЕСТОЙ МИНИСТР:
Вы в прошлый раз велели рассмотреть
вопрос об изменении тарифов.
Я рассмотрел. Повысить втрое можно.
СЕДЬМОЙ МИНИСТР:
Приказ был – из истории стереть
все вредные бессмысленные мифы,
полезные – взрастить и преумножить.
Я уничтожил всех бунтовщиков,
смутьянов, богоборцев, гомосеков.
Правителей же строгих превознёс
для блага наступающих веков.
ВОСЬМОЙ МИНИСТР:
Я произвёл тотальную проверку
художников, писателей, поп-звёзд,
артистов драматических театров,
балета, оперы, кино и прочих всех
богемных подозрительных субъектов.
Вы были правы – с ними строго надо.
Все смыслы их сомнительных утех
наполнены обилием подтекстов.
ДЕВЯТЫЙ МИНИСТР:
Я, в соответствии с графой,
упорно занимаюсь разработкой
закона генетических вторжений.
ДЕСЯТЫЙ МИНИСТР:
Я увеличил впятеро конвой,
и разобрался с той подводной лодкой,
которая ввела Вас в раздраженье.
ОДИННАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
Я занят подготовкой к юбилею.
Вы будете довольны, я ручаюсь.
Такое миру даже и не снилось.
ДВЕНАДЦАТЫЙ МИНИСТР:
Я заморозил счёт тому злодею,
который, якобы, без умысла, случайно,
платил не так, как Вы распорядились.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Что ж, господа, спасибо за работу.
Скажу лишь парочку соображений.
Второй, организуйте агентуру:
шпиков, филёров, прочую пехоту –
для слежки за общественным броженьем.
Министр три, создайте мне структуру
по сокращению количества врачей.
Демографический понизим показатель.
Не надо нам так много населенья.
Четвёртый, я всерьёз прошу учесть,
что молодёжи нужен воспитатель,
а не знаток общественного мненья.
Пора создать систему лагерей,
где молодь будет жить и развиваться
в достойных граждан собственной страны.
Министру пять велю: учителей
учить маршировать. Пусть будут обижаться,
но строй держать уметь они должны.
Шестой, раскиньте-ка ещё чуть-чуть мозгами.
Седьмому – благодарность и почёт.
Восьмой, бросайте эту чёртову богему.
Они давно уже не властны над умами,
не будем брать их ни в какой расчёт,
влиять они не могут на систему.
Девятый, гены – это актуально.
Сегодня гены – наш приоритет.
На гены выделим ассигнованья.
Десятый, это было гениально.
Одиннадцатый, дам один совет –
не надо демонстрировать старанья.
Двенадцатый, спасибо. Не забуду.
Обманщика, что денег не платил
примерно наказать и выгнать вон.
Пытать его и мучить я не буду,
когда-то с ним недолго дружен был,
кто мог предположить, что он – гондон….
Простите за фривольное словечко,
но как иначе мне сказать о том,
что мир наполнен подлостью и ложью?
Едва лишь только чуть поверишь человечку,
как он не только въедет к тебе в дом,
но так и норовит залезть под кожу.
Входит ЛОЛИТА (жена ПЕРВОГО МИНИСТРА), с нею – ЛАНЦЕЛОТ.
ЛОЛИТА (мужу):
Родной мой, милый ёжик,
смотри – я умираю.
Как лист трясутся ножки,
потрогай грудь – трепещет.
С подругой в штосс играли,
вдруг, опустился вечер.
Подруга говорила,не надо на ночь глядя
идти домой. Просила
остаться до рассвета,
мол, - я в таком наряде
замёрзну, ведь не лето.
А я не по погоде
была и впрямь одета,
но очень, очень модно,
как на показе Fendi –
всё золотого цвета,
короче – писк последний.
На улице стояла
осенняя прохлада,
на небо забиралась
луна в туманной маске.
Но я сказала, - надо,
ведь муж захочет ласки.
– О! это так опасно!
Я б умерла с испугу!
– Со мной моя охрана,
сверх-профессионалы.
Так, убедив подругу,
в дорогу стартовала.
Я шла туманным лесом,
луна светила в лужи,
мне было интересно,
я вовсе не боялась,
на небе – пыль жемчужин
салютом рассыпалась.
Я, взяв в партнёры буки,
разучивала танцы,
их ветви, словно руки,
меня приобнимали,
а за кустами зайцы
друг друга целовали.
Вдруг – гвалт, столпотворенье,
злодеи в полумасках!
Застыв в оцепененье,
тому я ужасалась,
как, потерпев фиаско,
охрана разбежалась.
Злодеи привязали
меня к стволу осины.
Советоваться стали,
что им со мною делать.
Решили, как мужчины,
воспользоваться телом.
Все кругом обступили,
и трогали, и мяли,
мгновенно возбудились,
достали свои члены.
Удавами вздувались
на этих членах вены.
С меня одежду сняли,
оттуда и отсюда
пристраиваться стали,
ещё б совсем немного…
Но тут случилось чудо!
Он (указывает на ЛАНЕЦЛОТА) вышел на дорогу.
Всех негодяев наземь
повергнул в одночасье.
Верёвки срезал сразу,
плащом меня прикрыл он,
спасая от ненастья,
как Ангел белокрылый.
И, проводив к чертогу,
хотел уйти обратно.
но я сказала строго,
что уходить не надо.
За подвиг его ратный
Положена награда.
ЛАНЦЕЛОТ:
Послушайте, отстаньте вы с наградой.
Я сделал то, что сделал бы любой.
Мне ничегошеньки от вас не надо.
Отдайте плащ. Пойду домой.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
пустырь
НЕКТО В ПАРИКЕ И ЧЁРНЫХ ОЧКАХ (один, говорит по телефону):
Задание понятно: пусть война
разрушит, обескровит, обезвредит
страну до остова, а ваша сторона
не заинтересована ни в чьей победе.
Что говорите?... Да, об этом здесь
все знают, думают, и этого боятся;
он – сумасшедший, но надежда есть,
что нам его купировать удастся
и он не сможет в ход пустить… Что? Да, агент
к нему под самый бок внедрён успешно
и, если что, в критический момент
сумеет… Что? Не слышу…. Да, конечно,
я деньги получил, но в этот раз,
прошу удвоить сумму,… понимаю…
опять не слышу… Грёбаная связь!
О! Слышу! Да… Отлично! Выполняю.
КАРТИНА ВТОРАЯ
кабинет министров
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Уж месяц, как в провинциях восстанье.
Бунтовщики всерьёз близки к победе.
Их агитаторы работали в войсках
и разложили комсостав до основанья.
Грядёт осада. Помощь от Соседей –
последний шанс спастись от тесака
или петли на площади под хохот
толпы уродов. Хуже нет сюжета.
ЛАНЦЕЛОТ:
Ну, так бегите, коль опасен враг.
ПЕРВЙ МИНИСТР:
И наблюдать, как плавится эпоха,
А я, как трус, скрываюсь у Соседа?
Благодарю. Я поступлю не так.
Когда пойму, что помощи не будет,
и смерть неотвратимо наступает,
взорву к чертям весь ядерный запас –
введу сто цифр ключа. Пусть мир осудит,
но мне то что? Скажи-ка, впечатляет?
ЛАНЦЕЛОТ:
Я, видит Бог, не понимаю Вас.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Тебе по молодости лет, он не доступен –
тот уровень блаженства, на котором
могущество рвёт ткань небес величьем.
И то, что всё умрёт со мною вкупе,
меня возносит в звёздные просторы –
они мне будут вотчиною личной.
На крайний случай эта эскапада.
Ну, а пока – грызёт меня забота,
занозой в сером веществе пылает.
Объявлена огромная награда
за голову мерзавца Ланцелота.
Голов мне ежедневно присылают
по сорок штук. А подтвержденья – нету.
ЛАНЦЕЛОТ:
Какого подтвержденья ждёте Вы?
Скажите верную одну примету
Головы?
Вы говорили, что генетики в пролёте,
Нигде он не оставил ДНК.
Как Вы тогда его найдете?
Как?
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Вопрос мы рассечём, как кожу розгой –
пусть нейрофизиологи изучат
все прошлые дела и разберутся.
Должны присутствовать особенности мозга,
из-за которых он в работе – лучший
из лучших. Извлечём на блюдца
мозги из всех доставленных голов,
изучим, и коль будет совпаденье
с предположеньями специалистов,
награду выдадим без лишних слов.
А если нет – продолжим наблюдение
за головами прочих экстремистов.
ЛАНЦЕЛОТ:
Я восхищаюсь Вашей головою.
Какая точность мысленной канвы!
Нигде такой не видел я, не скрою,
Головы!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Я взял тебя в секретари не за спасение
жены, а за пытливость и смекалку.
Ты смел и прозорлив, не терпишь фальши.
То, что сказал тебе, прими, как поученье
о смысле жизни – никого не жалко,
ничто не вечно, ни за что не платишь.
Теперь ступай. Сегодня нет заданий.
ЛАНЦЕЛОТ уходит.
Мне одиночество – бальзам и утешение
растерзанного бремени величия.
У смерти три лица. Одно – желание.
Другое – ненависть и отвращение.
А третье – в чистом виде безразличие.
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
покои Лолиты
ЛОЛИТА:
Ты молчалив и скрытен,
как солнце в серых тучах.
А после тех событий
мне страшно интересно
узнать тебя получше.
Что мне сейчас известно?
Пожалуй, только имя,
да то, что ты скитался.
Приехал со своими
родными повидаться,
к несчастью оказалось –
родные в эмиграции.
Скажи, во что ты веришь?
Что думаешь, чем дышишь?
Ведь ты меня от смерти
собою спас рискуя,
как дух, пришедший свыше,
закрыл своею грудью.
ЛАНЦЕЛОТ:
Не надо делать из меня святого,
от смерти вас я сроду не спасал.
Всё было абсолютно по-другому –
грозил анал.
ЛОЛИТА:
Какой, однако, смелый.
Не перейди границу.
Те, кто дерзить мне смели
платили головою.
Изволь-ка извиниться,
а то в тюрьму закрою.
ЛАНЦЕЛОТ:
Я вас обидеть не желал речами.
Простить меня покорнейше молю.
Вину мою лишь то смягчает,
что вас люблю.
ЛОЛИТА:
Ты что, умом поехал?
Или шутить надумал?
Ой, будет не до смеха,
забудешь, как смеяться,
и вообще про юмор,
когда засунут в карцер,
и врубят холодильник,
и пить давать не будут,
и бритвой сухожилия
на сгибах перепилят,
и, словно куклу-вуду,
к стене иглой пришпилят.
ЛАНЦЕЛОТ:
Я не шучу. Поверьте – это правда.
Хотите – убивайте. Буду рад.
Я в вас влюбился с первого же взгляда
до самых пят.
Я понимаю – никакой надежды
нет у меня ни завтра, ни сейчас,
но в тот момент, когда я без одежды
увидел вас,
в душе взорвался ядерный коллектор,
с тех пор она у ваших ног лежит.
Не верите? Где тут у вас детектор
лжи?
Я вас люблю до колик, до припадка,
до судорог, судьбу свою кляня,
хоть понимаю, вы – аристократка,
а я…
Я взял от жизни многое и многих,
я исходил весь мир вперёд-назад,
я даже видел окончание дороги
в ад.
Я трижды был проглоченным акулой,
семнадцать раз попробовал петлю,
а тут – словно мальчишку перемкнуло –
люблю!
Любовь – это удар по переносью.
Проломлен череп, всё лицо в крови,
а сердце не стучит, а только просит, люби!
Я знаю светлую тоску в пшеничном поле,
я знаю гордость и слепую злость.
А тут пришла любовь и встала в горле,
как кость.
Её не уберёшь в мешок за спину,
она - в костях, словно зимой мороз.
Она разит, как радиоактивность –
насквозь.
Вгрызаясь в миокард зубастой пастью,
она там остаётся навсегда.
Любовь горит пожаром в нижней части
живота.
За это счастье можно мать зарезать,
и кровь спустить – она уже не в счёт.
Теперь по венам жидкое железо
течёт.
Всё в мире существует, как в рапиде,
и ангелы поют на облаках,
с тех пор, как треугольный твой увидел
пах.
С тех пор, как лес сковал нас неразрывно,
ты – моя цель и боль, и высший смысл.
Я сердцем лёг на лезвие обрыва
без крыл.
Я пью тебя, как воздух после боя,
глотаю, как горячий красный снег,
ты стала для меня теперь – святое
навек.
Я твёрд, как глыба серого гранита,
я буен, как могучий океан.
Я брошу всё к ногам твоим, Лолита!
И брошусь сам!
В глазах моих цветёт пожар желания!
Смотри в них, не моргая, я тебя
сожгу, испепелю до основания,
любя!
ЛАНЦЕЛОТ привлекает ЛОЛИТУ к себе
Сними одежду, ляг со мной к камину
на покрывало из тигровых шкур!
Вот так! Сильнее! Разорви мне спину!
ЛОЛИТА:
Артур!
ЛОЛИТА отдаётся ЛАНЦЕЛОТУ
КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
конспиративная квартира
РАЗВЕДЧИК:
Насколько я могу тебя понять,
сошёл с ума от страха старый Жопа –
задумал ядерной зимой пугать.
Как нам расстроить планы мизантропа?
ЛАНЦЕЛОТ:
Все боги в помощь мне, а так же – черти.
Программы разгадать хочу секрет,
которая за детонацию в ответе
ракет.
А вам неплохо бы коней попридержать,
и в наступлении сделать остановку,
а то он может сдуру-то нажать
на кнопку.
Хоть кнопки там по сути-то и нет,
а есть сто цифр в программе – кодировка,
из-за которой, вдруг, в один момент
боеголовки
бабахнут, и тогда – всему конец.
Страна умрёт в течение минуты.
Ты знаешь, я во многих штуках спец,
а вот компьютер
с защитой в сотни тысяч этажей…
Его взломать – не писю мять в овраге.
Тут нужен бы не я, а помощней
хакер.
К компьютеру сажусь я по ночам,
и мозг насилую до самого рассвета ищу сто цифр нужного ключа.
Непросто это.
Поэтому, прошу лишь об одном –
пока я ковыряюсь в этой схеме,
не наступайте вы в сверхскоростном
темпе.
РАЗВЕДЧИК:
Дух боевой высок у нас в войсках.
Его студить – неправильное дело.
Ты действуй максимально быстро - так,
как ты умеешь – смело и умело.
Я с рыцарями буду говорить.
Все вместе будем думать над решеньем,
и постараемся слегка притормозить
лавину революционного движенья.
А ты прямее будь в своих шагах.
Иди упорно, как за плугом пахарь.
Как обстоят дела на тех фронтах,
где ты всегда – наипервейший хакер?
ЛАНЦЕЛОТ:
Что так бывает в жизни, я не знал,
хоть и немало женщин тараканил,
но у неё...
РАЗВЕДЧИК:
Я б тоже подержал
такую рыбу на своём кукане.
Мы все, кто были ночью в деле том,
после победы, поклялись друг другу
отправить чашу с этаким вином
по нашему напрягшемуся кругу.
Пока же, пользуйся, но дело разумей!
Вино пусть лишь для дела пузырится.
Раскрой, как взрыв предотвратить скорей,
и мы тогда зажмём в тиски столицу.
КАРТИНА ПЯТАЯ
покои Лолиты
ЛОЛИТА:
Есть у меня тебе сюрприз –
я нанесла визит в больницу.
Врач, глядя из очковых линз,
промолвил, что во мне стучится
жизнь.
Была я не в своём уме
от счастья и от страха вместе.
Теперь – или сгорать в тюрьме,
на дыбе в муках и бесчестье,
или – к тебе.
С тобой бежать из этих стен,
исчезнуть, раствориться в эхе,
лишь только б тела каждый член
с твоих не поднимать вовеки
колен.
До самых гробовых седин
я всё тебе бы посвятила.
Взяв соки наших половин,
во мне накапливал бы силу
твой сын.
Не сомневайся – это твой
ребёнок. Муж бесплоден.
Бежим! Любимый, будь со мной,
и мы получим на свободе
покой.
Ты слышишь, как я говорю?
Почти, как ты. Мне это ново.
Я, будто новый мир творю.
Я, будто бы – в грозу без крова
горю.
ЛАНЦЕЛОТ:
Я должен быть с тобой предельно честным.
Возможно всё в любви и на войне.
Тебе, признаюсь я, не всё известно
Обо мне.
Всего сказать я права не имею.
Бежать нельзя мне – это лишь скажу.
Я не себе на самом деле
принадлежу.
ЛОЛИТА:
Какой нежданный поворот.
Слова меня насторожили,
но я люблю тебя, будь ты хоть чёрт
с рогами и копытом или
сам Ланцелот.
Ты вздрогнул? Почему молчишь?
Я всё пойму и тайну скрою.
Меня ты любишь? Наш малыш
любим? Иль не со мной одною
ты спишь?
ЛАНЦЕЛОТ:
Тебя люблю я, ты об этом знаешь.
Но мне нельзя бежать. Я просто не могу!
Вот ситуация! Такой не пожелаю
и врагу.
ЛОЛИТА:
Вся жизнь моя, как страшный сон муж стал особенно активен.
Он мне и гадок и смешон,
не передать, как мне противен
он.
Его дрожащий страстью рот,
его запросы, аппетиты...
Он каждый день меня берёт,
и всякий раз меня почти что
рвёт.
ЛАНЦЕЛОТ:
О! Не терзай меня, Лолита!
Как слышать мне подобные слова?!
Разбито сердце, и в куски разбита
голова!
КАРТИНА ШЕСТАЯ
кабинет министров
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Смотри, Артур, одиннадцать голов
не шевелят губами, не моргают,
и, вроде бы, осунулись немного,
и цвет лица как будто не здоров,
страною править мне не помогают,
доставлены водителем из морга.
О том, что где-то рядом есть шпион
я догадался просто – наши планы,
едва оглашены, как тут же враг
немедленно о них осведомлён.
Поэтому министров – интриганов
велел укоротить - ты видишь, как.
Потом подумал – вдруг один из них
уже не он, а лишь его обличье,
в котором притаился Ланцелот?
Вдруг, волк в овечьей шкуре к нам проник?
Какая знатная попалась мне б добыча,
когда б средь мозгов их нашёлся тот,
который нейрофизиологи признают
ему принадлежащим. Нет желаннее,
чем смерть его, потехи для меня.
Известно, что он женщин совращает,
в глаза им глядя, силой обаяния
и языком сердечного огня.
ЛАНЦЕЛОТ:
Коль скоро он не идиот,
сюда и носа не покажет.
Он знает, что его здесь ждёт.
Вниманье пусть не треплет Ваше
Ланцелот.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР
Ты раньше, друг мой, говорил иначе.
Я не про Ланцелота. Изменилась
размерность речи. Ты, хоть не болтлив,
но, может, скажешь мне – что это значит?
С тобою что-то важное случилось?
Не заболел ли? Не расстроен ли?
ЛАНЦЕЛОТ:
Одиннадцать отрубленных голов
такое производят впечатление,
что я не только говорить готов
иначе, но сложить стихотворение
без слов.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Какой ты впечатлительный, однако.
Завидую. Меня уж ничего
не может впечатлить. Душа пустая.
Я чувствую, что меньше полушага
осталось до мгновения того,
когда за всё я с миром рассчитаюсь.
Жены моей любовь – вот, что диктует
необходимость оставаться в теле.
Её язык настырный при минете,
когда дрожит она, ласкает и целует,
когда кричит, как рябчик на вертеле –
вот держит что меня на этом свете.
ЛАНЦЕЛОТ:
Я рад, что Вы довольны мной
Желаю быть всегда счастливым.
Вам – жить и жить, ведь Вы – герой!
Тем более, с такой красивой
женой.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Ты можешь быть уверен, я не трону
того, кто спас жену от домогательств.
По поводу тебя нет подозрений.
Ты – явно не из подленьких душонок,
тому имею много доказательств,
а главное – я вижу поведение
своей жены. Она лгать не умеет.
Бесхитростна, умна, честна, спокойна,
мне предана душою, сердцем, телом.
Нет женщины честнее и вернее.
Всегда ведёт себя благопристойно,
учтиво, просто, гордо, скромно, смело.
Тебе же доверяет без жеманства,
считает, что ты смелый и отважный,
твои услуги, как и сам я, ценит.
Ты для меня – образчик постоянства
и не дурак. А это очень важно.
Такой, как ты, доверью не изменит.
Мне надо новый кабинет министров
сформировать. Прошу, не медля,
готовь обширный список кандидатов
из реалистов и пропагандистов.
На это сроку – меньше, чем неделя.
Ступай и отрабатывай зарплату.
ЛАНЦЕЛОТ уходит
Жизнь – это что? Откуда? Сколько стоит?
Жизнь – околесица, пустая клоунада.
Жизнь – бесконечное упорное страдание.
Смерть умиротворит и успокоит.
Смерть, наконец, всё приведёт в порядок.
Смерть – вот венец и смысл существованья.
КАРТИНА СЕДЬМАЯ
покои Лолиты
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Скажи, родная, что тебя тревожит?
Ты молчалива, не щедра на ласки.
Сидишь, грустишь, и морщишь лобик милый.
Твой старый, но ещё колючий ёжик
переживает – всё ль с тобой в порядке,
не заболела ли, не разлюбила ль?
ЛОЛИТА:
Я не могу и помышлять,
что можно ласками делиться.
Придётся скоро умирать,
когда кольцо вокруг столицы
зажать
сумеет войско бунтарей.
Познаем ужасы блокады,
нет их кровавей и страшней.
Уж лучше умереть от яда
скорей!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Не утруждайся мыслями пустыми.
Уверен – помощь будет непременно,
бунтовщиков повесим мы за яйца,
а если нет, то всё равно живыми
мы не сдадимся – все умрём мгновенно,
ты не успеешь даже испугаться.
Лолита, милая, об этом варианте
тебе одной скажу. Взрыв всех боеголовок
произойдёт в момент моей кончины.
Так создана программа – для гарантий
моей сохранности. Не правда ли, я ловок?
Ты рада, что с тобой такой мужчина?
ЛОЛИТА:
Ты хочешь всех живыми сжечь,
всё уничтожить без остатка...
Не смей моих касаться плеч!
С тобой в постель мне будет гадко
лечь!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Я не пойму – что сделалось с тобою?
Ты говоришь не так, как говорила
до этих пор с момента нашей встречи.
Размерность речи стала вдруг иною размер мне этот слышать доводилось…
не помню – где… когда… размерность речи…
забыл…. Но знаю, рот твой – не для брани,
не для хулы на мужа уж тем паче.
Разденься, встань на локти и колени.
Я так хочу тебя, что лопну от желания.
Ты мне жена законная, а значит
выказывать должна повиновенье.
ЛОЛИТА:
Я не желаю больше знать
твоей постылой старой рожи.
Мне есть, кого на помощь звать!
Найдётся тот, кто мне поможет
бежать!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Ты изменила мне? Змея! Как ты посмела?
О! Если б ты меня не возбуждала,
я изобрёл бы страшные мученья!
Ты умерла б на дыбе! Ты б сгорела!
Тебя бы свора гончих растерзала!
Но для меня одно имеет лишь значение –
я обладать тобой желаю страстно
когда хочу и так, как мне потребно.
Прямо сейчас своим горячим жалом
войду я глубоко в твой рот прекрасный,
и семя в нём оставлю непременно,
чтоб по губам оно на грудь тебе бежало.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР силою овладевает ЛОЛИТОЙ
КАРТИНА ВОСЬМАЯ
конспиративная квартира
ЛАНЦЕЛОТ:
Он ищет Ланцелота, как шакал
искал бы падаль – жадно и тревожно.
У всех, кого хоть чуть подозревал,
кто слово хоть сказал неосторожно,
достал
из чрева черепных коробок то,
что там имелось. Словно одержимый
следит, за тем, чтоб без него никто
не интересовался содержимым
винтов
его компьютера. Всё время начеку,
и на меня поглядывает скверно.
Поэтому, скажу, как на духу, в такой работать обстановке нервной
я не могу.
Вам надо срочно слухи распустить,
что Ланцелот погиб, уехал, канул.
Всё, что угодно, лишь бы охладить
сознание больного великана.
Иль – мне не жить.
РАЗВЕДЧИК:
Понятно. Значит, надо нам всерьёз
тряхнуть пространство смертью Ланцелота.
Теперь рассмотрим следующий вопрос.
Пока ты занимаешься работой
с ключом программы, чтоб спасти страну
решили мы слегка подстраховаться.
Нам выкрасть надо Жопину жену
и ежедневно слать ему по пальцу.
Подумай – как нам это провернуть.
Чего молчишь? И почему стал белый?
ЛАНЦЕЛОТ:
Нельзя свернуть тому, кто выбрал путь.
Я буду думать, как нам это сделать.
ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
пустырь
НЕКТО В ПАРИКЕ И ЧЁРНЫХ ОЧКАХ (один, говорит по телефону):
Я понял: ультиматум передать
когда пойдёт масштабное вторжение
примерно через месяц, обещать
свободу, если без сопротивления
сдадутся сразу, избежав стрельбы,
пойти на подкуп, провести вербовку,
сулить любые прелести судьбы,
в противном случае – бомбардировка.
Переведите деньги мне на счёт
заранее, потом – никто не знает
куда река событий потечёт,
и что со всеми нами дальше станет.
КАРТИНА ВТОРАЯ
бывший кабинет министров
РЫЦАРИ пируют.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР закован в кандалы.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
О! Рыцари! Навеки с нами Бог!
Давайте вместе встанем на колени,
и Господу, который нас сберёг,
мы вознесём смиренное моление.
РЫЦАРИ (молятся):
Благодарим Тебя, Господи
за бодрость нашу, за гордость нашу, за хорду нашу, за щи, да кашу, за крови чашу
за правосудие вершимое, за братство неразрушимое, за естество одержимо-непогрешимое
за глас твой, за глаз твой, приказ твой, припас твой, фугас твой, экстаз твой, противогаз
за святые иконы, боевые патроны, за пол бетонный, стакан граненый, суд гарнизонный
Дай нам, Господи
сил и здоровья, молока с кровью, скота поголовье, сердце слоновье, яйцо в изголовье
пост и молитву, честную битву, остро точёную, позолочённую, горлом учёную бритву
поле с маками, пиво с раками, всю свою жизнь не сидеть за столом с вурдалаками
низкие цены, жён без измены, крепкие стены, чистые вены, полуметровые толстые члены
Сохрани нас, Господи
от невезения, землетрясения, от облысения и угрызения, от апологии лжи во спасение
от дурного соседа, маниакального бреда, отсутствия кредо, от летящего в лоб табурета
от интервенции, интеллигенции, от всякой дурной нездоровой тенденции, от импотенции
от ампутации, демонизации, от сегрегации и от кастрации, от непроверенной информации
Прости нас, Господи
за фальшь наказания, за шторм подсознания, за метод дознания, за страх обрезания
за слабость усердия, ложь милосердия, трёхстворчатый клапан в правом предсердии
за трусость допроса, медь купороса, за порнографичность работы насоса, за ноги колосса
за захоронение за вознаграждение, за неумелое пищеварение, за закрепощение ощущения
Уважь нас, Господи
хлебом единым, водки графином, пенициллином, дешёвым бензином и лимузином
скатертью белой, бабой дебелой, иммунологическим комплексом пар антиген-антитело
чёрной икрою, чёрной дырою, траурной бархатной чёрной каймою, белой вдовою
свистом и твистом, и карточным вистом, лучше уж коллаборационистом, чем онанистом
Ужаль нас, Господи
ядом, взглядом, жалом, кинжалом, зелёными ветками, стрекательными клетками
Зажарь нас, Господи
с маслом и салом, на огне малом, чтобы шкварчало, всех привечало, а после – молчало
Аминь.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Навеки слава Родине, друзья!
ВСЕ РЫЦАРИ:
Навеки слава Рыцарям, дружище!
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы с вами навсегда – одна семья!
Такой как мы, семьи нигде не сыщешь!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Я каждого из вас боготворю!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Вы мне ценнее, чем святые мощи!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я на костре за каждого сгорю!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Для вас на четверть сделаюсь короче!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
А я себя совсем укорочу –
на половину! Даже, на две трети!
И в космос, если надо, улечу –
к кипящей серной камедью планете!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я каждого готов расцеловать!
Да что расцеловать! Готов отдаться!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я буду отдаваться помогать,
и научу – как надо целоваться!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Готов на арматуру жопой сесть!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Готов купаться в шторм десятибалльный!
ОДИННАДЦАТЫЙ РАЦАРЬ:
Я – ежедневно экскременты есть!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
А я – употреблять парентерально!
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Семья и Родина – наш пламенный тандем!
Мы долго воевали за свободу.
Настало время рассчитаться с тем,
кто ненавистен нашему народу.
Вот он – закован в цепи, изувер (указывает на ПЕРВОГО МИНИСТРА).
Какую казнь ему назначим, братцы?
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Ему мы в муравейник сунем хер,
а рашпилем тупым отпилим яйца.
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Над очагом повесим за язык.
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Кувалдой раздробим ему колени.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я лично Жопе выкушу кадык.
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Я забивать тупые гвозди буду в темя.
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Как жаль, что нет детей у старика.
Я б на его глазах убил ребёнка.
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я бы помог - подвесил за бока,
и у младенца вырезал печёнку.
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я предлагаю сыпать соль в глаза,
а чтоб не мог закрыть – отрезать веки.
Ну, или уши к пяткам привязать,
а ягодицы построгать на стейки.
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Давайте бросим голого на лёд,
пусть медленно умрёт – так интересней.
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Толченого стекла насыплем в рот.
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ссать не дадим, пока пузырь не треснет.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Спасибо, братья, за готовность быть
и судьями его, и палачами,
но не должны мы с вами позабыть,
что Родина за нашими плечами!
Мы созовём на площади людей,
поднимем ввысь штандарты и знамёна,
проголосуем. Пусть умрёт злодей,
как трибунал решит революционный.
Петля, расстрел, костёр или топор –
народа глас укажет непредвзятый.
Пока ж не вынесен суровый приговор,
пусть нам поведает поверженный диктатор
о том, где прячется предатель Ланцелот –
откроет сговора их подлую гримасу.
И пусть напишет нам секретный код
программы взрыва ядерных запасов.
Тогда, вполне возможно, трибунал
сумеет снизойти до милосердия,
подменит казнь на – «чемодан, вокзал,
и – убирайся за кордон к Соседям»!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Я с Ланцелотом в сговор не вступал.
Готов поклясться у могильной ямы,
взглянув в неё, как в дверь иного мира.
Жену мою украв, он с ней бежал,
и поменял секретный код программы.
Ваш Ланцелот – поддонок и проныра.
Теперь ему известно одному –
как привести в движение механизмы
уничтожения. Он может в Интернете
ввести сто цифр и столкнуть страну
в урановую бездну катаклизма.
Его необходимо обезвредить,
тогда стране спастись дадите шанс.
А у меня раскинута по миру
разведки сеть. Внедрённые агенты
всегда и всюду выполнят приказ.
Мы сможем обнаружить дезертира.
В обмен на жизнь, другую внешность, документы.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Я предлагаю дело так решить:
дадим одну Луну на возвращенье
предателя, коль сможет – будет жить,
а нет – ему не светит снисхождение.
Когда Луна опять пойдёт на спад,
он предъявить нам должен Ланцелота.
А не предъявит – будет сброшен в ад
по воле победившего народа.
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
на Чужбине
ЛОЛИТА: У меня такое ощущение, что здесь, на Чужбине, всё устроено так,
чтобы человек себя чувствовал спокойно, комфортно и расслаблено. Даже говорить
здесь можно, не соблюдая ни размер, ни рифму.
ЛАНЦЕЛОТ: Зато на Чужбине не бывает такого человеческого единения, которое
случается на Родине в минуты опасности.
ЛОЛИТА: Родина – как шлюз в межпланетном корабле. С одной стороны –
воздух Чужбины, а с другой – безвоздушный космос Соседей.
ЛАНЦЕЛОТ: Соседи сейчас злы. Они ставили на Жопу и проиграли.
ЛОЛИТА: Скажи, а как ты жил до встречи со мной?
ЛАНЦЕЛОТ: Я жил для Родины.
ЛОЛИТА: Ты любил её?
ЛАНЦЕЛОТ: Я служил ей.
ЛОЛИТА: Расскажи, как ты служил Родине.
ЛАНЦЕЛОТ: Я соблазнял женщин.
ЛОЛИТА: Как?
ЛАНЦЕЛОТ: Я смотрел им в глаза.
ЛОЛИТА: Когда ты первый раз посмотрел мне в глаза, было чувство, как будто
горячий свинцовый шар лёг в матку.
ЛАНЦЕЛОТ: Если с полностью открытым сердцем смотреть женщине в глаза, с
ней можно сделать всё, что угодно. Даже убить.
ЛОЛИТА: Ты убивал?
ЛАНЦЕЛОТ: Может, поговорим о чём-нибудь другом?
ЛОЛИТА: А что ты сделал со мной, когда посмотрел мне в глаза?
ЛАНЦЕЛОТ: Я предал Родину.
ЛОЛИТА: Как?
ЛАНЦЕЛОТ: Я бежал с тобой, не подобрав сто цифр ключа.
ЛОЛИТА: Сто цифр?
ЛАНЦЕЛОТ: Сто цифр, которые запускают программу взрыва всего ядерного
оружия Родины. Они известны только твоему бывшему мужу.
В сознании ЛОЛИТЫ всплывают слова ПЕРВОГО МИНИСТРА:
«Лолита, милая, об этом варианте
тебе одной скажу. Взрыв всех боеголовок
произойдёт в момент моей кончины».
ЛОЛИТА: Откуда ты знаешь об этом?
ЛАНЦЕЛОТ: Он сам сказал мне.
ЛОЛИТА: Ты ему поверил?
ЛАНЦЕЛОТ: Я надеюсь, что рыцари схватят его до того, как он успеет ввести все
сто цифр ключа. Мне удалось сильно осложнить жизнь компьютера вирусной
атакой. Ему придётся повозиться.
ЛОЛИТА: Но рыцари казнят его!
ЛАНЦЕЛОТ: Обязательно.
ЛОЛИТА: Ой…
ЛАНЦЕЛОТ: Тебе его жалко?
ЛОЛИТА: Кажется, схватки начались.
ЛАНЦЕЛОТ: Дыши спокойно. Я сейчас вызову «неотложку».
ЛОЛИТА: Отвечай, ты меня никогда не бросишь?
ЛАНЦЕЛОТ: Успокойся, любимая. Подыши. Дать воды?
ЛОЛИТА: А если узнаешь, что я не сказала тебе что-то очень-очень важное?
ЛАНЦЕЛОТ: Тебе нельзя волноваться. Врач скоро будет. Они здесь быстро
приезжают. Потерпи.
ЛОЛИТА: Скажи, что ты меня не бросишь, даже если я… даже если…
ЛАНЦЕЛОТ: Ни о чём не волнуйся. Всё будет хорошо. Мы будем невероятно
счастливы. Мы вернёмся на Родину, когда там всё успокоится. Ты подружишься с
моими товарищами. Они – прекрасные люди, просто война временно озлобила их.
Наш сын станет настоящим Рыцарем. Успокойся. Я люблю тебя.
ЛОЛИТА: Мне надо сказать тебе что-то очень… очень…
ЛАНЦЕЛОТ: Ты только представь! Представь, как мы вернёмся на Родину и не
узнаем её, потому что она будет свободной и счастливой!
ЛОЛИТА: Ты не бросишь меня, если…(пауза) если… (пауза)
ЛАНЦЕЛОТ: Если ты родишь слонёнка?
ЛОЛИТА (пауза): … Забыла.
ЛАНЦЕЛОТ: Это гормоны. Они позволяют забыть всё неприятное в родах, даже
боль.
ЛОЛИТА: Ты действительно можешь убить, посмотрев в глаза?
ЛАНЦЕЛОТ: А ещё у беременных развивается гормональное слабоумие.
КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
бывший кабинет министров
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Вино не пьют, с ним заключают пакт
о сдаче в плен на пике наслаждения,
немало в этом пакте садо-мазо.
Я древний процитирую трактат,
он носит имя «Об употреблении
Различных вин в различных лунных фазах».
Приписывают авторство врачу,
который был алхимиком и магом –
из плена смерти вынимал больных.
Ещё он был сказитель и вещун –
предсказывал грядущее бедняга,
пророчества его всегда верны.
Я говорю – «бедняга» - от того,
что был повешен он за предсказания,
которые сбылись один в один.
Он предрекал: «Настанет час невзгод,
страну постигнут беды и страдания,
напьются крови люди вместо вин».
Итак, дарю вам труд старинный
о лунных фазах и о винах:
«Не пей ничего в новолуние, кроме портвейна,
желательно красного, чашу согрев у огня,
большими глотками – примерно бутылку в течение
полсотни дыханий и сразу садись на коня.
Скачи вместе с ветром, пока, наконец, не захочешь
удариться оземь и долго с надрывом стонать,
наполнив сгустившейся болью влагалище ночи,
потом успокойся и выпей портвейна опять.
Разденься, сбрей волосы с тела горячим кинжалом,
танцуй, извиваясь, под музыку брызг тишины,
чтоб завибрировал воздух, земля задрожала,
и небо взмолилось о новом рождении Луны.
Пей и танцуй без оглядки семь суток, покуда
не кончится срок новолуния – фаза всегда
длится неделю – столько же, сколько и чудо
творения мира из ничего в никуда.
Через неделю вставай под стекло водопада,
до оцепенения тела от холода стой,
после возьми полпробирки пчелиного яда,
и натирайся – для встречи с растущей Луной.
Пока нарастает Луна, пей разбавленный вермут,
дико дрочи, вперив жаждущий взор в потолок,
в реликтовом льду заморозь всю добытую сперму,
и завещай её той, для которой ты – Бог.
Богом быть легче, чем, даже, богатым вельможей –
можно любить, насылать ураганы, летать,
только одна есть проблема у Бога – он должен
вечность смотреть на страдания, но не умирать…
Когда полнолуние гонгом ударит в пространство,
в открытое горло пусть херес кинжалом войдёт,
совсем понемногу, нет времени хуже для пьянства,
чем то, когда лунная твердь твоих подвигов ждёт.
Подвиг – движение сердца навстречу покою,
поэтому слушай, как шепчет оно и рычит,
что обещает простить, в чём клянётся герою,
при свете до самого пола оплывшей свечи.
Подвиг свершится нежданно, как берег в тумане,
и предсказуемо, словно за выдохом вдох,
а у Луны с этих пор предстоит убывание –
самая важная фаза из всех четырёх.
Готовь к этой фазе церковный кагор и мадеру,
их можно мешать, и пропорция тут не важна,
пей, сколько можешь, не думай про норму и меру,
до галлюцинаций, до колик, до самого дна.
Загадывай главное тайное, из сокровенных,
живое желание, медленно выпусти кровь
в кувшин золотой из доступной поверхностной вены,
из крови с вином и корицей глинтвейн приготовь.
Всех от души угощай, кто живёт соседству,
пусть напиваются вволю, пусть будут пьяны,
желание сбудется, если ты следовал тексту
трактата о правилах дружбы вина и Луны».
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Послушай, Жопа, хватит болтовни
пустой, ненужной и жуликоватой.
Мы, если надо, сами сочиним
трактаты про вино. Где результаты?
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Где результаты?! Что ты замолчал?
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Ты предъявить нам должен Ланцелота!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Да что с ним говорить?! Под трибунал!
Там и решим – как нам казнить урода!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы ждали целых двадцать восемь дней.
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Ты изловил предателя и бабу?
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Есть информация о нём или о ней?
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Чего молчишь, надувшись, словно жаба?
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты в эти игры с нами не играй!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Не трать мгновенья жизни на пустое!
ОДИННАДЦАТЫЦ РЫЦАРЬ:
По делу говори, а не виляй!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РАЦАРЬ:
А будешь врать, я лично череп вскрою.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Не торопитесь, воины. Дайте срок.
Я прочитал вам это сочинение
затем лишь, чтоб развлечь немного вас.
На самом деле автор этих строк
не древний врач, а я. Услышать мнение
мне ваше захотелось. В первый раз
пишу стихи. А, вдруг, я – новый гений,
реализованный на жизненном излёте?
Коль скоро не с руки вам обсуждать
моё нетленное в веках стихотворение,
то, может быть, вина со мной хлебнёте?
Отличное вино, чтоб мне пропасть!
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты идиот?
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
А может, имбицил?
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Или какой-то вид олигофрена?
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты, попросту, с катушек соскочил?
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Возможно, ты – дебил обыкновенный?
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Давно не можешь крышу залатать?
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Скажи, а донор мозга – это больно?
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Пришла пора, и стал в маразм впадать?
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Кретином быть, наверное, прикольно?
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Вином, дубина, хочешь отравить?
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты облапошить, лох, кого надумал?
С тобой мы ничего не будем пить.
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Лицо попроще сделай, межеумок.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Вы полагаете, вино содержит яд?
Тогда я пью один. За ваше дело!
За ваш успех! За вашу честь и славу!
пьёт вино
Вот видите – глаза мои блестят,
качает сердце кровь, подвижно тело –
я не подмешивал в вино отраву.
Конечно, вы вольны предположить,
что может яд подействовать не сразу,
а по прошествии минут или часов,
но для чего, позвольте вас спросить,
мне совершать такие выкрутасы?
Какой мне в этом смысл и резон?
Я, кстати, если честно, был уверен,
что вы откажитесь от моего напитка,
решив, что вас травить собрался я.
В моей же винодельческой карьере
он – лучший! В меру сладкий, в меру жидкий,
немного терпкий, с лёгким вкусом миндаля.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
По делу будешь говорить когда-нибудь?
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Ни то с овчинку небо заалеет.
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Нам опротивела твоя гнилая суть.
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Нет ничего её гнуснее и подлее.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Чудовище!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Дракон!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Левиафан!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Циклоп!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Химера!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Василиск!
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Прокуда!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мохнатый козлоногий глупый фавн,
бесславный и бессмысленный ублюдок.
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Меня хулите вы, как будто бы я червь,
лежу в грязи у вас под сапожищем,
а, я ведь всё, что обещал, сполна сумел.
Агент мой на чужбине – акушер,
обслуживал тех двух, кого мы ищем,
и сделал всё, как я ему велел –
ребёнка, что родился – удавил,
предателя же, вместе с бабой, тайно
привёз сюда. И вот – они пред вами.
отдёргивает портьеру, закрывающую нишу в стене
в нише – связанные ЛАНЦЕЛОТ и ЛОЛИТА с кляпами во ртах
Ну как? Скажите честно, удивил?
Признаюсь – я доволен чрезвычайно,
настолько, что не выразить словами.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Вот это да!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Ха-ха!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Какой пассаж!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
А ты, старик, не червь, а сущий демон.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Воистину, хороший шпионаж
решить способен многие проблемы.
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Теперь предателя пора нам допросить .
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Он должен знать сто цифр ключа программы.
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
А если не захочет говорить,
мы поинтересуемся у дамы.
Вынимают кляп у Ланцелота изо рта
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты предал наше братство Ланцелот,
но перед Родиной ты можешь оправдаться.
Признайся – знаешь ты секретный код?
Тогда убьём не больно. Правда, братцы?
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
А если правды не захочешь рассказать,
то лучше бы ты вовсе не рождался.
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы будем вас по-честному пытать.
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Что б ты от боли сдох, или признался.
ЛАНЦЕЛОТ:
Лишь Жопе одному известен шифр.
Его к компьютеру на милю не пускайте.
Я вам клянусь – не знаю нужных цифр!
Хоть режьте вы меня, хоть убивайте.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Предателю поверить – это как
нырнуть в уху кипящую по шею,
и думать, что не сваришься, как рак,
а лишь на пару лет помолодеешь.
Нам, по большому счёту, наплевать –
кому известен тайный ключ к программе.
Мы можем вас обоих закопать,
и тайну похороним вместе с вами.
ЛОЛИТА с кляпом во рту пытается что-то сказать
Мне кажется, Лолита так добра,
что пожелала сделать заявление.
Но мне сдаётся, нам давно пора
использовать её по назначению,
а после дать ей выкрикнуть слова.
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Согласен!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Да, конечно!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Непременно!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я б тоже вдул, как следует, сперва!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Я б отодрал до возгоранья члена!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Я от желания уже успел вспотеть!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Давно её мечтаю отметелить!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Готов поспорить – сутки буду еть!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я – трое!
ОДИНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Пять!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я – целую неделю!
РЫЦАРИ обступают ЛОЛИТУ
ЛОЛИТА смотрит на ЛАНЦЕЛОТА
ЛАНЦЕЛОТ смотрит в глаза ЛОЛИТЕ
ЛОЛИТА умирает
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Эй, ты куда?!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Как так?
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Стоять!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Не сметь!!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Какая дрянь!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Подлюка!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Вертихвостка!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Совсем несвоевременная смерть.
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Да. Очень жаль.
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Друзья, а в чём загвоздка?
Крылатый конь желанья моего
несётся дальше ввысь неумолимо.
Ну, умерла. А нам-то что с того?
Она сейчас вполне употребима.
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Действительно! Не будем сожалеть,
а вместе сообща приступим к делу.
ДВЕННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Согласен, братья! Нечего скорбеть.
Давайте насладимся мёртвым телом.
РЫЦАРИ насилуют труп ЛОЛИТЫ
ЛАНЦЕЛОТ:
С такими лицами нельзя ни то, что править, нельзя ходить в вокзальный туалет.
Инопланетный гость, решивший справить
нужду в том туалете в тот момент,
подумать может плохо о двуногих –
решит, что люди выглядят, как вы.
А вы – не люди. Нет в антропологии
существ с таким строением головы.
У вас глаза заточены клинками.
У вас во ртах по тысяче зубов.
Лбы сокрушают самый твёрдый камень.
У подбородков – профили гробов.
Вы постоянно жрёте кровь с деньгами,
отрыгивая ложью всякий раз,
когда взасос целуетесь с врагами,
а главный враг для вас – любой из нас.
Как чирей гноем, вы сочитесь ядом,
всегда ища - испробовать на ком.
Вас вешать на столбах фонарных надо,
и, мимо проходя, колоть штыком.
Потом аннигилировать кадавры
и жить без вас, спокойно по-людски,
открыто, просто, честно, гордо, храбро,
без вечной всё пронзающей тоски.
Да только вот беда – я твёрдо знаю,
что тюрьмам – вечность, а свободе – час.
Найдутся те из нас, кто пожелают
без промедлений превратиться в вас.
ЛАНЦЕЛОТ неестественно изгибает шею и перекусывает себе горло. Умирает.
Вбегает РАЗВЕДЧИК
РАЗВЕДЧИК:
Навеки слава Родине, друзья!
Пришла беда, откуда мы не ждали!
Вас прерывать мне жаль, но ждать нельзя.
Сучилось страшное. На Родину напали.
РЫЦАРИ отходят от трупа ЛОЛИТЫ
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Навеки слава Рыцарям, мой друг!
Напали? Кто? Что это означает?
РАЗВЕДЧИК:
Для Родины сплёл сеть Сосед-паук,
и, словно муху, съесть её желает.
Уже идут бои по всем фронтам!
Грохочут пушки, лают пулемёты,
взлетают вертолёты тут и там,
а кое-где пошла вперёд пехота.
Как только началась вся эта жесть,
не медля мига, наши дипломаты
за стол с Соседями попробовали сесть,
но те нам объявили ультиматум –
мы, или сразу власть их признаём
и получаем золота вагоны,
серьёзный экономики подъём,
в торговле привилегий миллионы;
или дотла мы будем сожжены
со всем своим народонаселением,
ведь у Соседа методы войны
всегда рассчитаны на истребление.
У нашей обороны шансов нет,
и, если мы до нового рассвета
на ультиматум не дадим ответ,
в столице будет армия Соседа.
Я, если честно, думаю, что нам
имеет смысл обдумать предложения,
не горячась, и дать ответ врагам,
приняв в итоге верное решение,
которое нас к жизни приведёт,
а не в глухой тупик кровавой бойни,
чтобы многострадальный наш народ
себя почувствовал счастливей и спокойней.
из кармана одежды РАЗВЕДЧИКА выпадают чёрные очки и парик
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Предатель!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Перебежчик!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Веролом!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Изменник!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ренегат!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Иуда!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Каин!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Колонна пятая!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Всегда за связь с врагом
жестокой смертью на войне карают!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы подлому Соседу никогда
родной земли не отдадим ни пяди!
ОДИНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Измену невозможно оправдать!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Наш приговор суров и беспощаден!
РЫЦАРИ убивают РАЗВЕДЧИКА
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы не отступим, не забудем, не простим!
Умрём, но ни за что не примем рабство.
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Мы никогда и никому не отдадим
добытую Свободу Государства!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Погибнем мы с улыбкой на устах,
и Родина погибнет вместе с нами,
но дело наше выживет в веках,
могилы братские покроются цветами!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Никто из нас не станет жить рабом!
Патрон последний, пистолет на взводе.
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы с лёгкостью и радостью умрём,
чтоб, умерев, остаться на Свободе!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Мы все готовы в перегной упреть,
стать удобрением для новых всходов!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Ведь наш пароль – «Свобода или Смерть»,
а отзыв на него – «Смерть за Свободу»!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Мы в Смерти утешение найдём,
как Рыцари до нас в былые годы.
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Посеем Смерть и Смертью Смерть пожнём
во имя победившего Народа!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Без Смерти победить никак нельзя!
ОДИНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Без Смерти жизнь и Богу не угодна!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Навеки Слава Рыцарям, Друзья!
РЫЦАРИ (вместе):
Навеки Слава Родине Свободной!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
В моём стихотворении был код.
Компьютер реагирует на голос.
На сочетание определённых слов.
Сто цифр – блеф. Об этом Ланцелот
не знал. Лишь я, ключом глагола
мог запустить обратный ход часов,
что я и сделал, прочитав трактат
о винах и луне. Отсчёт пошёл.
Сейчас до взрыва ровно три минуты…
…меня тошнит… и мысли невпопад…
Я, вероятно, несколько смешон,
но дело в том, что я могу компьютер
остановить и взрыв предотвратить…
…увидел я, как вы готовы смерти
за Родину легко принять, и… передумал…
…чёрт побери, ещё сильней тошнит...
поверьте мне, пожалуйста, поверьте…
…какая каша в голове… мой юмор
покажется вам странным, господа,
но чтоб остановить, мне надо снова
стихотворение вслух вам прочитать…
… я не успею… нет, успею… да…
компьютер среагирует на слово
и вы пойдёте воевать и умирать.
ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ:
Читай!
ВТОРОЙ РЫЦАРЬ:
Да-да!
ТРЕТИЙ РЫЦАРЬ:
Ты – Рыцарь!
ЧЕТВЁРТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты – Герой!
ПЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
Ты – самый лучший человек на свете!
ШЕСТОЙ РЫЦАРЬ:
Мы бюст тебе поставим золотой
после победы!
СЕДЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Или после смерти!
ВОСЬМОЙ РЫЦАРЬ:
Мне, кстати, так понравился трактат,
что я хочу списать его в тетрадку!
ДЕВЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
И я!
ДЕСЯТЫЙ РЫЦАРЬ:
И я!
ОДИННАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Я тоже буду рад!!
ДВЕНАДЦАТЫЙ РЫЦАРЬ:
Мы все его запишем по порядку!
ПЕРВЫЙ МИНИСТР:
Я родился на свободной Чужбине. Я могу говорить без размера и рифмы. Поэтому моё
стихотворение будет в прозе. Ха-ха. Моя мама была очень молодой и неправдоподобно
красивой. Рядом с ней был гордый мужчина, которого мама считала моим отцом, да и сам
он считал меня своим сыном, но, на самом деле, моим отцом был бывший муж мамы,
которого она бросила, сбежав на Чужбину с любовником. Ха-ха. Я родился пухлым
розовым крепким и здоровым. Мама покормила меня своим молоком и уснула. Уснул и её
любовник, ведь всё время, пока мама меня рожала, он держал её за руку и что-то шептал
на ушко. Я тоже уснул. Ха-ха. Проснулся от того, что меня взял на руки человек в белом
халате. Он вынес меня из комнаты и понёс по длинному белому коридору. Помню, - я
улыбался, а он шёл быстро и совсем не смотрел мне в лицо. Ха-ха. А потом он спел мне
колыбельную. Вот она:
Спи моя радость, усни.
Все умирают одни:
рыбки – на остром крюке,
люди – от пули в виске,
и задыхаясь в петле,
и остывая в золе.
Месяц на небе блестит,
крест на могиле стоит,
глазки скорей закрывай,
время пришло – умирай.
Скоро закончится всё,
нас ничего не спасёт.
С нами теперь навсегда
холод, земля, темнота.
Нам ничего не успеть,
только костлявая смерть
будет нам песенки петь,
будет нам в глазки смотреть –
незачем их закрывать,
время пришло умирать.
Мир опустеет без нас –
без человеческих масс.
Кончится бег в колесе
полностью и насовсем.
Некому здесь будет жить,
наши тела будут гнить,
лопаться и распухать,
смрадно благоухать.
Глазки личинки сожрут,
все на планете умрут.
Теперь у меня нет будущего. Чего и вам желаю. Ха-ха. Ха-ха. Ха-ха. Ха-ха. Ха-ха. Ха-
ПЕРВЫЙ МИНИСТР умирает, за окнами вырастают ядерные грибы, всё мгновенно
сгорает.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа