close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Программа самообучения 485;pdf

код для вставкиСкачать
Реакции мышц рук и ног на внешние возмущения в условиях разгрузки
у пациентов с различными неврологическими нарушениями
Д. С. Жванский
Институт проблем
передачи информации
имени А. А. Харкевича
РАН, Москва
[email protected]
В. А. Селионов
Институт проблем
передачи информации
имени А. А. Харкевича
РАН, Москва
[email protected]
И. А. Солопова
Институт проблем
передачи информации
имени А. А. Харкевича
РАН, Москва
[email protected]
меньше и возникали реже, чем в мышцах
непаретичных конечностей. Таким образом,
жесткость мышц рук и ног повышена как у
перенесших инсульт пациентов, так и у больных с
БП, в то время как реакции мышц рук и ног на
внешние возмущения различаются в зависимости
от этиологии неврологического заболевания.
Аннотация
В данной работе исследовали биомеханические
(жесткость) и электрофизиологические (реакции
укорочения) характеристики мышц рук и ног в
условиях разгрузки верхних и нижних конечностей
при пассивном сгибании/разгибании в плечевом,
локтевом,
тазобедренном,
коленном
и
голеностопном суставах у пациентов с болезнью
Паркинсона (БП), а также у пациентов после
инсульта. Проводили сравнение с аналогичными
данными у здоровых испытуемых. Результаты
показали существенно большую по сравнению со
здоровыми испытуемыми жесткость всех групп
мышц ног как у пациентов с БП, так и у
пациентов,
перенесших
инсульт.
У
постинсультных больных жесткость мышц
паретичных конечностей была выше, чем
жесткость
соответствующих
мышц
непаретичных конечностей. При пассивных
движениях звеньев нижних конечностей в
мышцах бедра и голени у пациентов с БП реакции
укорочения (РУ) наблюдались чаще, чем у
здоровых испытуемых. Величины этих реакций в
разгибателях бедра и голени, а также в мышцах
сгибателях и разгибателях стопы были
существенно выше, чем у здоровых испытуемых.
Для некоторых мышц возникновение РУ
коррелировало со стадией болезни пациентов.
Напротив, частота возникновения и амплитуда
РУ у пациентов после инсульта были меньше, чем
у здоровых испытуемых. При этом в мышцах
паретичных конечностей РУ были значимо
1. Введение
Двигательные
функции
пациентов
с
неврологическими
поражениями
сильно
нарушаются. Как у пациентов с постинсультным
гемипарезом, так и у больных с болезнью
Паркинсона (БП) нарушения в двигательной
активности связаны с дисфункцией нисходящих
входов от коры и подкорковых уровней
управления
движениями.
Сосуществование
ненормальных мышечных реакций и ригидности у
больных впервые было обнаружено Вестфалем
(1877) при экстрапирамидных повреждениях и
позднее
другими
исследователями
[1-5].
Аналогичные аномальные реакции мышц у
спинальных животных описал Шеррингтон
(1909), используя термин «реакция укорочения»
(РУ). Первые обсуждения функциональной роли
РУ были предприняты Форстером (1927), который
рассмотрел их как адаптационный рефлекс
мышцы к изменению ее длины. При навязанных
извне пассивных движениях в суставе величина
сопротивления есть результат взаимодействия
между рефлексом на растяжение, РУ и активной
силой,
развиваемой
растягиваемой
или
583
сокращающейся мышцей. При исследовании
природы РУ было обнаружено, что в основе этих
реакций не лежат сегментарные рефлексы, так как
РУ
начинает
проявляться
только
при
экстрапирамидных нарушениях [6]. В последнее
время
РУ вызывают все больший интерес,
особенно у клиницистов, поскольку величина
вспышки ЭМГ в укороченной мышце и частота
возникновения
РУ,
как
оказалось
[7,8]
увеличивается при нарушениях в работе
базальных
ганглиев.
Было
сделано
предположение, что РУ может играть важную
роль при оценке состояния мышц при БП и у
перенесших инсульт пациентов.
В
ряде
исследований
на
человеке,
проведенных ранее, было показано наличие
реакции укорочения как в мышцах здоровых
испытуемых [9-11], так и у пациентов с БП [2,
8,12,13] (у больных наблюдалось увеличение РУ
на пораженной стороне), и у пациентов после
инсульта [14] (на пораженной стороне РУ
подавлены). Изучение реакции мышц кисти при
их пассивных движениях выявило связь РУ со
степенью ригидности (увеличение сопротивления
в суставе при пассивных движениях конечности)
[8]. У перенесших инсульт пациентов была
показана связь времени латентности РУ со
степенью пареза [14].
Удобным приемом оценки функционального
состояния мышц верхних и нижних конечностей
может служить проверка их реакций на внешние
возмущения
в
условиях
минимизации
гравитационных моментов, т.е., использование
экспериментальной парадигмы с вывешиванием
рук и ног в горизонтальной плоскости. Снятие
задачи поддержания вертикальной позы дает
возможность исследовать нейронные механизмы
управления состоянием мышц и их работой во
время совершения локомоторных движений [15].
Целью настоящей работы было исследование
биомеханических характеристик мышц рук и ног
и электрофизиологических реакций мышц на
внешние возмущения в условиях разгрузки у
больных с БП и у перенесших инсульт пациентов,
сравнение их с аналогичными характеристиками и
ответами у здоровых испытуемых.
формы на ранней и умеренной стадиях (от 1 до 3
по шкале Хен и Яра [16]). Средняя длительность
болезни составляла 4.1±3.1 лет. Поражения
правой стороны тела наблюдались у 5 пациентов,
левой стороны – у 5 пациентов, и двусторонние
двигательные нарушения – у 15 пациентов.
Исследовали также 22 здоровых испытуемых того
же возраста (средний возраст 57±10 лет, 13
мужчин, 9 женщин), составлявших контрольную
группу. Использовали установку, позволяющую
совершать
шагательные
движения
в
горизонтальной плоскости в положении лежа [15].
Испытуемые лежали на правом боку, обе ноги
были вывешены. Всем испытуемым давалась
инструкция расслабиться и не противодействовать
внешним возмущениям. Регистрировали силу
сопротивления проксимальных и дистальных
мышц ног при пассивном сгибании и разгибании в
тазобедренном, коленном и голеностопном
суставах, производимых экспериментатором, с
постоянной медленной скоростью (7 град/сек).
При движениях в одном из суставов остальные
суставы были неподвижны. При подошвенном
сгибании угол отведения составлял 10 градусов, а
при остальных движениях – 20 градусов. В
каждой
пробе
осуществляли
по
три
однонаправленных
отклонения
от
эквитонометрического положения.
Во второй серии экспериментов приняли
участие 8 пациентов (6 мужчин и 2 женщины) в
возрасте 59±9 лет с диагнозом ишемический
инсульт. Левосторонние поражения имели 4
пациента, правосторонние – 4 пациента.
Длительность болезни составляла от 1 месяца до 2
лет. В качестве контрольной группы обследовали
8 здоровых испытуемых того же возраста
(средний возраст 58±8 лет, 5 мужчин, 3
женщины). В данной серии испытуемые также
лежали на боку, в то время как нога и рука на
противоположной стороне тела были вывешены.
Пассивное сгибание и разгибание производилось
указанным выше способом не только в
тазобедренном, коленном и голеностопном
суставах, но также в плечевом и локтевом. После
исследования реакций на внешние возмущения на
одной стороне тела, испытуемый переворачивался
на другой бок, и проводили исследования на
контралатеральных конечностях.
Таким образом, у пациентов с БП
исследование проводили только для мышц ног,
тогда как у перенесших инсульт пациентов – для
мышц и ног и рук.
Углы отклонения в суставах регистрировали
потенциометрическими
датчиками,
2. Методы
Были проведены две серии экспериментов. В
первом исследовании приняли участие 25
пациентов (18 мужчин и 7 женщин) в возрасте
61±9 лет с клинически диагностированной
болезнью Паркинсона (БП) акинетико-ригидной
584
закрепленными соосно суставам рук и ног, силу,
развиваемую при отведении в том или ином
суставе,
регистрировали
тензометрическим
датчиком. Электромиографическую активность
(ЭМГ) мышц бедра (m. rectus femoris – RF и m.
biceps femoris – BF) и голени (m. tibialis anterior TA и m. gastrocnemius lateralis – GL) обеих ног, а
также мышц плеча (m.deltoideus posterior – DP,
m.deltoideus anterior – DА) и предплечья (m.
triceps brahii - TB, m. biceps brahii – BB) обеих рук
регистрировали поверхностными электродами с
использованием дифференциального усилителя
биопотенциалов
(фирма
“ВАK”,
США).
Полученные данные оцифровывали с частотой
1000 Гц и вводили в компьютер.
Силу сопротивления мышц при отведениях
пересчитывали в жесткость мышц с учетом
антропометрических
данных
ног
и
рук
испытуемых. Величину жесткости нормировали
на площадь поперечного сечения бедра, голени,
плеча и предплечья, соответственно. Реакцию
каждой мышцы на пассивное отклонение (РУ)
вычисляли как среднюю величину отраженного и
сглаженного
сигнала
ЭМГ-активности
за
интервал, соответствующий отклонению, за
вычетом тонической (фоновой) ЭМГ-активности в
данной пробе. Все характеристики мышц для
здоровых
испытуемых
вычислялись
по
суммарным данным для правой и левой
конечности. Данные в работе представлены в виде
среднего
значения
±
среднеквадратичное
отклонение.
Для
выяснения
значимости
результатов использовали т-тест Стьюдента.
Результаты статистического анализа считались
достоверными, если вероятность ошибки была
менее 0.05.
А
Б
50
120
*
100
40
*
*
*
60
Нм/м2/град
Нм/м2/град
80
*
30
*
20
*
40
*
10
20
0
Сгибатели
бедра
В
Разгибатели
бедра
0
Сгибатели
голени
Разгибатели
голени
*
50
*
40
Нм/м2/град
*
Пациенты с БП
30
20
Здоровые
10
0
Сгибатели
стопы
Разгибатели
стопы
Рисунок 1. Жесткость мышц ног у
пациентов с БП и у здоровых испытуемых.
2
Усредненные величины жесткости (Н*м/м /град)
мышц бедра (А, Б) и голени (В), оцененные при
пассивных движениях в тазобедренном, коленном
и голеностопном суставах у пациентов с БП и
здоровых испытуемых.
1Б). При этом для мышц бедра жесткость
сгибателей была существенно больше, чем
жесткость мышц - разгибателей (p<0.05) и для
пациентов, и для здоровых (Рис. 1А,Б). При
подошвенном сгибании стопы жесткость мышц
передней поверхности голени у больных была в
1.3 выше (р<0.05), чем у здоровых испытуемых, в
то время как при тыльном сгибании стопы
жесткость мышц задней поверхности голени у
больных и здоровых значимо не различалась (Рис.
1В). В отличие от мышц бедра соотношение
жесткости сгибателей и разгибателей стопы было
противоположным: для сгибателей стопы при
подошвенном сгибании она была существенно
меньше, чем для разгибателей стопы при тыльном
сгибании (p<0.05).
3. Результаты
3.1. Жесткость мышц ног у пациентов с
БП
Жесткость
мышц,
сгибающих
ногу
в
тазобедренном суставе, при ее отведении назад
(Рис. 1А) у пациентов с БП была в 1.5 раза выше
(р<0.05), чем жесткость той же группы мышц у
здоровых
испытуемых;
жесткость
мышцразгибателей бедра при отведении ноги вперед –
выше в 1.7 раза (р<0.05). Для дистальных отделов
мышц бедра, сгибающих и разгибающих голень,
жесткость мышц при сгибании коленного сустава
у больных была в 1.5 выше (р<0.05), чем у
здоровых; при разгибании коленного сустава выше в 1.6 раза (р<0.05), соответственно (Рис.
3.2. Реакции мышц ног на пассивное
укорочение у пациентов с БП
Как у больных, так и у здоровых испытуемых
при сгибании бедра реакции укорочения
наблюдались в RF, при разгибании – в BF, при
разгибании колена РУ наблюдались в RF, при
сгибании колена – в BF, а также в Gl (очень
585
Разгибание колена
Сгибание бедра
RF
RF
50мкВ
50мкВ
BF
1
Gl
2
Разгибание в т/б суставе
(РУ в BF)
Сгибание в т/б суставе
(РУ в RF)
Сгибание в коленном
суставе
(РУ в BF)
Разгибание в коленном
суставе
(РУ в RF)
Тыльное сгибание стопы
(РУ в ТА)
Подошвенное сгибание
стопы (РУ в Gl)
3
20
20
Здоровые испытуемые
TA
100мкВ
BF
10
Тыльное сгибание стопы
4
20Н
5c
Разгибание бедра
Подошвенное сгибание стопы
Сгибание колена
RF
RF
TA
1
BF
BF
Gl
2
50мкВ
10
10
50Н
20Н
10
3
20Н
4
Величина РУ,
мкВ
45%
5.2±2.2
50%
3.4±2.8
36%
1.7±0.9
75%
2.5±1.8*
9%
1.4±1.1
27%
2.0±1.5*
26%
1.6±0.4
28%
1.7±1.1
38%
7.6±4.5
67%
12.3±11.8*
19%
2.3±1.9
43%
5.0±3.2*
предплечья значимых различий не наблюдалось.
В паретичной ноге у больных жесткость мышц
также превышала в 1.7-2.6 раза величины
жесткости, наблюдаемые в мышцах ног у
здоровых испытуемых (р<0.05), а также в 1.5-1.8
раза – в непаретичной ноге, однако значимые
различия для паретичной и непаретичной ног у
пациентов
были обнаружены только для
сгибателей и разгибателей стопы (Рис. 3).
Электромиографическая активность мышц ног
(1,2, мкВ) у пациента с БП, кинематика движений
отдельных звеньев ноги (3, град) и сила,
прилагаемая к суставу при отведении его от
положения равновесия (4, Н).
Направление
кривых (3) вверх соответствует сгибанию в суставе
(для голеностопного сустава – тыльное сгибание).
редко), при тыльном сгибании стопы РУ
наблюдались в ТА, при подошвенном сгибании –
в Gl. На рисунке 2 представлены примеры
реакций укорочения в мышцах бедра и голени у
пациентов. Реакции укорочения наблюдались не у
всех испытуемых, однако у больных РУ
появлялись существенно чаще, чем у здоровых
испытуемых (Таблица 1). Если РУ появлялась у
данного испытуемого при укорочении какой-либо
мышцы, то при последующих пробах укорочения
этой мышцы РУ также регулярно возникала. В
некоторых
мышцах
возникновение
РУ
коррелировало со стадией болезни пациентов по
шкале Хен и Яра. Так в мышцах-сгибателях
появление РУ было более частым для пациентов,
имеющих 3 стадию болезни, чем для пациентов с
1 стадией болезни (процент проб, в которых
наблюдались РУ: 58% против 25% для BF и 67%
против 33% для TA).
ног
Наличие
РУ
здоровыми испытуемыми (т-тест, р < 0.05).
Рисунок 2. Примеры реакций укорочения у
пациентов
с
болезнью
Паркинсона.
и
Величина РУ,
мкВ
Таблица 1. Наличие РУ в мышцах ног и ее
величина у пациентов с БП и здоровых
испытуемых. * - значимые различия со
5c
3.3. Жесткость мышц рук
пациентов после инсульта
Пациенты с БП
Наличие
РУ
3.4. Реакции мышц рук и ног на пассивное
укорочение у пациентов после инсульта
Появление РУ у перенесших инсульт пациентов
было достаточно редким, но для отдельных мышц
носило
регулярный
характер.
Частота
возникновения РУ в мышцах рук у пациентов на
пораженной стороне была существенно (p<0.05)
меньше, чем на
непораженной стороне и
составляла соответственно в DP – 38% и 88%, в
DА – 25% и 38%, в BB – 0% и 13%, в TB – 25% и
63%. У здоровых испытуемых РУ в большинстве
мышц рук появлялись существенно чаще, чем у
пациентов: в DP реакции наблюдались у всех
испытуемых, в DА – в 75% , в BB – в 50%, в TB –
в 38%. В мышцах ног пациентов частота
возникновения РУ между паретичной и
непаретичной конечностями была сходной.
Наибольшее количество РУ возникало при
тыльном сгибании стопы (РУ в ТА) – 50%, при
сгибании в тазобедренном суставе (РУ в RF)
реакции наблюдались в 25% случаев, при
разгибании в тазобедренном суставе (РУ в BF)
реакции наблюдались также в 25% случаев, а при
подошвенном
сгибании
стопы
реакции
укорочения
отсутствовали.
У
здоровых
испытуемых частота возникновения РУ в ТА при
тыльном сгибании стопы была сходной с таковой
у
Жесткость мышц паретичной руки у пациентов
в 2.1-2.5 раз превышала аналогичные величины у
здоровых испытуемых (р<0.01), а жесткость
мышц непаретичной руки – в 1.2-2.0 раза (Рис. 3).
При этом в мышцах-разгибателях плеча и
предплечья жесткость паретичной руки была
существенно выше таковой в непаретичной руке,
тогда как в мышцах-сгибателях плеча и
586
Пациент после инсульта
А
паретичные
конечности
Пациенты после инсульта,
паретичная рука
Пациенты после инсульта,
непаретичная рука
*
20
*
*
Разгибание плеча
Н*м/м2/град
30
Здоровые испытуемые
*
*
Сгибатели
плеча
Разгибатели
предплечья
Тыльное сгибание стопы
Разгибатели
плеча
Сгибатели
предплечья
Б
Н*м/м2/град
*
*
50
*
*
*
30
20
10
0
2
5 сек
3
20
Разгибатели
стопы
Сгибатели
стопы
Разгибатели
бедра
TA
200 мкВ
30 Н
1
2
5 сек
20
3
активность мышц плеча и голени (1, мкВ) у
перенесших инсульт пациентов и здоровых
испытуемых, сила, прилагаемая к суставу при
отведении его от положения равновесия (2, Н) и
кинематика движений плеча и стопы (3, град).
Направление кривых (3) вверх соответствует
сгибанию в суставе (для голеностопного сустава –
тыльное сгибание).
*
40
30 Н
1
Рисунок 4. Примеры реакций укорочения у
пациентов после инсульта и у здоровых
испытуемых.
Электромиографическая
70
60
DP
200 мкВ
*
10
0
Здоровый испытуемый
непаретичные
конечности
Сгибатели
бедра
Рисунок 3. Жесткость мышц рук ног у
пациентов после инсульта и у здоровых
испытуемых. Усредненные величины жесткости
2
(Н*м/м /град) мышц плеча и предплечья (А), стопы
и бедра (Б), оцененные при пассивных движениях
5.3 раза (р<0.05), в RF, BF в 1.3 раза (р<0.01), в
ТА – в 1.2 раза (р<0.05) (Рис. 4). Значимых
различий в величинах РУ в мышцах рук и ног
здоровых испытуемых и в мышцах непаретичных
конечностей пациентов обнаружено не было.
в
плечевом,
локтевом,
голеностопном
и
тазобедренном суставах у перенесших инсульт
пациентов для паретичных и непаретичных
конечностей, а также у здоровых испытуемых.
4. Обсуждение
Результаты настоящей работы выявили
связанные нарушения мышечного тонуса у
пациентов с БП. Исследования состояния
мышечного тонуса и связанной с ним жесткости
мышц у больных БП в основном проводились на
мышцах верхних конечностей [2,8,13,17], а
малочисленные работы, касающиеся оценки
жесткости мышц ног, обычно выполнялись на
мышцах голени. В нашем исследовании упор был
сделан на оценку состояния основных групп
мышц бедра и голени, активных во время
совершения шагательных движений. Результаты
показали, что у пациентов с БП жесткость была
повышена как при разгибании, так и при сгибании
в проксимальных суставах ног (коленном и
тазобедренном) (Рис. 1). Оценка мышечного
тонуса у пациентов с БП также выявила, что как
для флексоров, так и для экстензоров кисти
величина мышечного тонуса была выше, чем у
здоровых испытуемых [2,8].
у пациентов, а для остальных мышц – реакции
возникали чаще, чем у больных: в RF-38%, в BF –
50%, в Gl – 25%. Доля возникновения РУ в
паретичной
конечности
уменьшалась
при
увеличении степени пареза, тогда как в
непаретичной руке от степени пареза не зависела
(Рис. 4).
Для здоровых испытуемых величины РУ были
сходными для мышц правой и левой рук, а также
для мышц правой и левой ног. В среднем
величины РУ для мышц рук были следующими: в
DP – 9.8±4.5 мкB , DА – 4.1±3.7 мкB, BB –
0.6±0.4 мкB, TB – 1.4±1.5 мкB, для мышц ног RF
– 1.7±0.9 мкB , BF – 5.2±2.2 мкB, ТА – 7.6±4.5
мкB, Gl – 2.3±1.9 мкB. У пациентов РУ в мышцах
пораженной
стороны,
в
которых
они
наблюдались, были существенно меньше реакций
в мышцах непораженной стороны: в DP – в 4.9
раз (р<0.01), в DА – в 6.2 раза (р<0.01), в TB – в
587
Одним из возможных механизмов, который
может вносить вклад в ригидность, является
увеличенный фузимоторный приток, вызывающий
повышенную
чувствительность
мышечных
веретен [18]. Такое состояние проприоцептивного
аппарата мышц может быть обусловлено
искажением
супраспинальных
команд,
устанавливающих возбудимость
спинальных
интернейронных цепей [19], что приводит к
соответствующим изменениям ЭМГ-паттернов у
БП. Нарушения мышечного тонуса и искаженная
интерпретация
сенсорной
обратной
связи
нейронными цепями спинного мозга у больных с
БП [20,21] также проявляются в изменениях
рефлекторной реакции мышц на внешние
возмущения.
Ранее было показано наличие РУ в мышцах
как здоровых испытуемых [9-11], так и пациентов
с БП [2,8,13]. В нашем исследовании РУ в
мышцах голени, выполняющих тыльное и
подошвенное сгибание стопы, были обнаружены у
большинства пациентов и наблюдались намного
чаще и были больше по величине, чем у здоровых,
как и в работе Берарделли [11]. Вместе с тем в
нашем исследовании РУ также регистрировались
и в проксимальных мышцах ног, частота их
проявления по сравнению со здоровыми
испытуемыми также была выше, величина РУ
была значимо больше при сгибании (сгибание в
тазобедренном и коленном суставах) (Таблица 1).
Изучение реакции мышц кисти при их
пассивных движениях у пациентов с БП выявило
связь РУ со степенью ригидности [8]. Берарделли,
[11] напротив, показал, что наличие реакции
укорочения в сгибателях-разгибателях стопы не
коррелировало с клиническим проявлением
увеличенного тонуса. Мы также не наблюдали у
этой группы пациентов взаимосвязи мышечного
тонуса и РУ на мышцах ног возможно потому, что
она зависит как от особенностей исследуемой
мышцы, так и от двигательной задачи и условий
ее выполнения [19].
У пациентов после инсульта реакции
мышц рук и ног на внешнее возмущение выявили
нарушения в состоянии мышц паретичных и
непаретичных конечностей, что выражалось в
меньшей
частоте
возникновения
реакций
укорочения, и более низкой их величине по
сравнению со здоровыми испытуемыми. Наши
данные подтверждаются работой Мисцио,
который исследовал РУ мышц предплечья у
здоровых испытуемых [22], и выдвинул
предположение, что моторная кора может играть
существенную роль в РУ мышц и их модуляции.
Позднее авторы также показали, что РУ
подавлены у пациентов после инсульта [14], что
предположительно, было связано с поражением
нисходящих путей. По-видимому, рефлекторные
ответы мышц (РУ) зависят от нисходящих
корковых команд, которые, в свою очередь,
формируются в зависимости от специфики
повреждений головного мозга. Кроме того, наши
данные выявили увеличенную жесткость мышц у
пациентов как в паретичных, так и в
непаретичных конечностях (Рис. 3), что может
быть связано с нарушениями в коротколатентных
тормозных связях между пораженным в
результате
инсульта
и
непораженным
полушариями мозга [23,24].
Несмотря
на
различия
в
этиологии
двигательных нарушений (разрушения нейронов
нигро-стриатного комплекса или кортикальные
или субкортикальные инфаркты) природа влияния
этих нарушений сходна и связана с ослаблением
или полным отсутствием тормозных влияний на
состояние локомоторных цепей спинного мозга.
Это проявляется в повышении тонуса мышц, и,
как следствие, их увеличенной жесткости, что и
наблюдалось в нашем исследовании для обеих
групп больных. В то же время различия в
природе заболеваний выразились в отличающихся
электрофизиологических реакциях мышц на
внешние воздействия: у пациентов после инсульта
РУ наблюдалась значительно реже и с меньшими
амплитудами, чем у здоровых испытуемых, тогда
как у пациентов с БП РУ наблюдалась чаще с
большими амплитудами.
Мониторинг РУ у неврологических больных
очень
важен,
поскольку
может
дать
дополнительную информацию о сдвигах в
нисходящем контроле спинальных рефлексов.
Данные нашего исследования подтверждают, что
изменения и в реакциях мышц на внешние
возмущения (наличие РУ и ее характеристики)
могут служить дополнительным диагностическим
критерием
оценки
тяжести
двигательных
нарушений и их восстановления в процессе
двигательной нейрореабилитации.
Работа поддержана грантами РФФИ офи-м №
13-04-12079 и РФФИ 12-04-01445
5. Список литературы
[1] Westphal C (1880) Uber eine Art paradoxer Muskelcontraction. Arch Psychiatr Nerven 10:243–248.
[2] Andrews CJ, Burke D, Lance JW (1972) The response
to muscle stretch and shortening in Parkinsonian
rigidity. Brain 95:795–812.
588
[3] Lee RG, Tatton WG (1975) Motor responses to sudden
limb displacements in primates with specific CNS
lesions and in human patients with motor system
disorders. Can J Neurol Sci 2(3):285–293.
[4] Berardelli A, Sabra AF, Hallett M (1983) Physiological
mechanisms of rigidity in Parkinson’s disease. J Neurol
Neurosurg Psychiatry 46(1):45–53.
[5] Xia R, Powell D, Rymer WZ, Hanson N, Fang X,
Threlkeld AJ (2011) Differentiation between the
contributions of shortening reaction and stretch-induced
inhibition to rigidity in Parkinson’s disease. Exp Brain
Res 209(4):609–618.
[6] Angel RW, Lewitt PA (1978) Unloading and
shortening reactions in Parkinson's disease. J Neurol
Neurosurg Psychiatry 41(10):919–923.
[7] Katz R, Rondot P (1978) Muscle reaction to passive
shortening in normal man. Electroencephalogr Clin
Neurophysiol 45(1):90–99.
[8] Xia R, Rymer WZ (2004) The role of shortening
reaction in mediating rigidity in Parkinson's disease.
Exp Brain Res 156(4):524–528.
[9] Andrews CJ, Neilson PD, Lance JW (1973)
Comparison of stretch reflexes and shortening reactions
in activated normal subjects with those in Parkinson's
disease. J Neurol Neurosurg Psychiatry 36(3):329–333.
[10] Walsh EG (1976) Shortening reactions in the human
forearm. J Physiol 256(1):116.
[11] Berardelli A, Hallett M (1984) Shortening reaction of
human tibialis anterior. Neurology 34(2):242–245.
[12] Angel RW. Shortening reaction in normal and
parkinsonian subjects (1982) Neurology 32(3):246–
251.
[13] Xia R, Sun J, Threlkeld AJ (2009) Analysis of
interactive effect of stretch reflex and shortening
reaction on rigidity in Parkinson's disease. Clin
Neurophysiol 120(7):1400–1407.
[14] Miscio G, Pisano F, Del Conte C, Colombo R,
Schieppati M (2006) Concurrent changes in shortening
reaction latency and reaction time of forearm muscles in
post-stroke patients. Neurol Sci 26(6):402–410.
[15] Selionov VA, Ivanenko YP, Solopova IA, Gurfinkel
VS (2009) Tonic central and sensory stimuli facilitate
involuntary air-stepping in humans. J Neurophysiol
101(6):2847–2858.
[16] Hoehn MM, Yahr MD (1967) Parkinsonism: onset,
progression and mortality. Neurology 17(5):427–442.
[17] Zhang T, Wei G, Yan Z, Ding M, Li C, Ding H, Xu S
(1999) Quantitative assessment of Parkinson's disease
deficits. Chin Med J (Engl) 112(9):812–815.
[18] Lee RG (1989) Pathophysiology of rigidity and
akinesia in Parkinson's disease. Eur Neurol 29 Suppl
1:13–18.
[19] Dietz V (1993) Reflex behavior and programming in
Parkinson's disease. Adv Neurol 60:375–380.
[20] Dietz V, Duysens J (2000) Significance of load
receptor input during locomotion: a review. Gait
Posture 11(2):102–110.
[21] Duysens J, Van Wezel BM, Smits-Engelsman B
(2010) Modulation of cutaneous reflexes from the foot
during gait in Parkinson's disease. J Neurophysiol
104(1):230-238.
[22] Miscio G1, Pisano F, Del Conte C, Pianca D,
Colombo R, Schieppati M (2001) The shortening
reaction of forearm muscles: the influence of central
set. Clin Neurophysiol 112(5):884–894.
[23] Stinear CM, Barber PA, Coxon JP, Fleming MK,
Byblow WD (2008) Priming the motor system enhances
the effects of upper limb therapy in chronic stroke.
Brain 131(5):1381–1390.
[24] Takeuchi N, Izumi S (2012) Noninvasive brain
stimulation for motor recovery after stroke: mechanisms
and future views. Stroke Res Treat.
589
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа