close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

ONDA 424;pdf

код для вставкиСкачать
новая Адвокатская газета
20(181) ОКТЯБРЬ 2014 г.
№
1 октября. Эксперт ФПА РФ Д. Шумский
8 октября. Принят в первом чтении законо-
прокомментировал вступившие в силу
1 октября поправки в ГК, которые ввели
важные новации по защите авторских прав,
в частности институт открытых лицензий.
проект, согласно которому россиянам и российским организациям могут быть компенсированы
убытки, понесенные из-за неправосудных
решений зарубежных судов.
НОВАЦИИ
fparf.ru
rapsinews.ru
Распоряжение исключительными
правами на интеллектуальную
собственность и их защита
интеллектуальная собственность
Федеральный закон от 12 марта 2014 г.
№ 35-ФЗ «О внесение изменений в часть
первую, вторую и четвертую Гражданского
кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон) внес изменения в
Гражданский кодекс Российской Федерации
(далее – ГК РФ) в части, касающейся регулирования отношений, возникающих в связи с правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации. В настоящей статье рассмотрены
наиболее значимые, по мнению автора, изменения, касающиеся вопросов распоряжения исключительными правами и защиты
исключительных прав на интеллектуальную
собственность.
Алексей Городисский
партнер, адвокат
Адвокатского бюро
«Андрей Городисский
и Партнеры»,
эксперт ФПА РФ
Б
ольшая часть изменений вступила в силу 1 октября 2014 г. Статья 358.18 (Залог исключительных
прав) вступила в силу 1 июля 2014 г.
Пункт 5 ст. 1233 ГК РФ, п. 2 ст. 1274
ГК РФ, ст. 1275 ГК РФ, ст. 1363 ГК РФ
и ст. 1406.1 ГК РФ в редакции Закона
вступят в силу 1 января 2015 г.
В соответствии с Законом положения ГК РФ в редакции Закона
по общему правилу применяются к правоотношениям, которые
возникли и/или возникнут после
1 октября 2014 г. и 1 января 2015 г.
соответственно, а также к правам и
обязанностям, которые возникли
и/или возникнут после 1 октября
2014 г. и 1 января 2015 г. соответственно, но которые вытекают из
правоотношений, возникших до
1 октября 2014 г. (п. 7 ст. 7 Закона).
Закон также определил случаи,
когда Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспа-
4
тент) должна рассматривать заявки
на выдачу патента на изобретение,
полезную модель, промышленный
образец, товарный знак, знак обслуживания или наименование места
происхождения товара в порядке,
установленном нормами ГК РФ в
редакции до 1 октября 2014 г., и применять условия патентоспособности изобретения, полезной модели или промышленного образца и
требования к товарному знаку, знаку
обслуживания или наименованию
места происхождения товара, предусмотренные нормами ГК РФ, действовавшими до 1 октября 2014 г. и
1 января 2015 г. соответственно (п. 9
и п. 10 ст. 7 Закона).
Распоряжение исключительными
правами на интеллектуальную
собственность
Положения ст. 1227 ГК РФ в редакции Закона теперь устанавливают
независимость интеллектуальных
прав не только от права собственности на материальный носитель
(вещь), в котором выражена интеллектуальная собственность, но и
от любых иных вещных прав на
такой носитель. До 1 октября 2014 г.
ГК РФ четко регламентировал
только лишь вопрос независимости интеллектуальных прав и прав
собственности, оставляя за скобками вопросы соотношения интеллектуальных прав и иных вещных
прав на материальные носители,
что на практике нередко приводило к возникновению определенных правовых проблем и связанных с ними рисков, например, когда участниками инвестиционных
проектов были не только коммерческие организации, существующие в одной из привычных для них
организационно-правовой форме,
но и бюджетные учреждения. Кроме того, теперь в п. 3 ст. 1227 ГК РФ
прямо установлено, что нормы ГК
РФ о праве собственности и других
вещных правах не применяются
к интеллектуальным правам, если
иное не установлено Разделом VII
ГК РФ (Права на интеллектуальную
собственность и средства индивидуализации). Внесенные Законом
изменения направлены на устране-
Анализ некоторых новелл гражданского законодательства1
ние правовой неопределенности в
этом вопросе.
После 1 октября 2014 г. при
отчуждении исключительного права (перехода исключительного права от правообладателя к приобретателю), а также предоставлении
права использования или залога
исключительного права на интеллектуальную собственность, исключительное право на которую признается и охраняется при условии государственной регистрации такой интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1232 ГК РФ),
более не требуется государственная регистрация самого договора об отчуждении исключительного права, лицензионного договора
и/или договора залога исключительного права. В соответствии с
п. 3 и п. 6 ст. 1232 ГК РФ в редакции Закона в совокупности с иными пунктами данной статьи и иными статьями ГК РФ (п. 2 ст. 1234,
п. 2 ст. 1235, ст. 1366, ст. 1369,
ст. 1427, ст. 1460) в тех случаях, когда исключительное право на интеллектуальную собственность признается и охраняется при условии государственной регистрации, государственной регистрации
подлежат непосредственно само
исключительное право, переход
исключительного права к другому
лицу, предоставление другому лицу
права использования интеллектуальной собственности или залог
исключительного права на интеллектуальную собственность. Аналогичные изменения внесены в п. 5
ст. 1262 ГК РФ, содержащий требование о государственной регистрации перехода исключительного права на программу для ЭВМ
или базу данных в случаях, когда
такая программа для ЭВМ или база
данных были зарегистрированы в
Роспатенте согласно ст. 1262 ГК РФ.
В соответствии с ранее действовавшим законодательством государственная регистрация перехода
исключительного права, предоставления права использования интеллектуальной собственности, а также залога исключительного права
осуществлялась посредством государственной регистрации соот-
ветствующего договора. Договоры
при этом считались заключенными
с момента такой государственной
регистрации, что на практике также создавало некоторые сложности
ввиду неопределенного правового статуса договора и, как следствие,
прав и обязательств его сторон до
момента такой государственной
регистрации. Теперь соответствующие договоры могут быть признаны
недействительными только в случае несоблюдения сторонами договора письменной формы, а переход исключительного права, предоставление права использования или
залог исключительного права должны осуществляться Роспатентом на
основании заявления сторон соответствующего договора. При этом в
случае, если такое заявление подается в Роспатент обеими сторонами,
подача в Роспатент самого договора
не требуется. Договор или заверенную нотариусом выписку из договора необходимо приложить к заявлению только в случае, если такое заявление подает одна из сторон договора и при условии, что в Роспатент не
подается подписанное обеими сторонами уведомление о состоявшемся распоряжении исключительным
правом.
Не менее важными являются
изменения, внесенные в п. 3 ст. 1229
ГК РФ и касающиеся вопросов распоряжения исключительным правом на интеллектуальную собственность несколькими правообладателями. Так, сохранив общий подход, согласно которому исключительное право на конкретный объект интеллектуальной собственности является единым, законодатель
уточнил, что в соглашении между собой правообладатели могут
определять не только вопросы
использования интеллектуальной
собственности и распределения
доходов от совместного использования интеллектуальной собственности, но и вопросы распоряжения
исключительным правом на интеллектуальную собственность, а также
распределения доходов от совместного распоряжения исключительным правом на интеллектуальную
собственность.
Кроме того, теперь каждый
правообладатель наделен правом
самостоятельно принимать меры
по защите своего исключительного
права (абз. 4 п. 3 ст. 1229 ГК РФ).
С 1 июля 2014 г. действует новая
ст. 358.18 (Залог исключительных
прав) ГК РФ, в соответствии с которой исключительные права на
интеллектуальную собственность
могут быть предметом залога в той
мере, в какой правила ГК РФ допускают их отчуждение. Так, не могут
быть предметом залога исключительное право на фирменное наименование (ст. 1474 ГК РФ) и исключительное право на наименование места происхождения товаров
(ст. 1517 ГК РФ).
В соответствии с п. 3 этой статьи
возможен залог не только исключительного права на интеллектуальную собственность, к которому применяются общие положения о залоге, установленные ст. 334–356 ГК
РФ, но и залог прав по договору об
отчуждении исключительных прав
и по лицензионному (сублицензионному) договору, к которому применяются положения о залоге обязательственных прав, установленные новыми статьями 358.1–358.8
ГК РФ, также вступившими в силу
1 июля 2014 г. (внесены в ГК РФ
Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении
изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими
силу отдельных законодательных
актов (положений законодательных
актов) Российской Федерации»),
поскольку иное не установлено ГК
РФ и не вытекает из содержания или
характера соответствующих прав.
Применительно к вопросу о возможности распоряжения исключительным правом на интеллектуальную собственность, заложенным на
основании договора залога, в текущий момент сложилась интересная ситуация. В соответствии с п. 1
ст. 7 Закона новая ст. 358.18 (Залог
исключительных прав) вступила в силу и действует с 1 июля 2014
г. В то же время в соответствии с
п. 2 ст. 7 Закона новая редакция п. 5
ст. 1233 (Распоряжение исключи-
20(181) ОКТЯБРЬ 2014 г.
№
10 октября. Комитет Госдумы по информаци-
8 октября. Внесен в Госдуму законопроект,
который предлагает установить срок
рассмотрения органами власти обращений,
поступивших в форме электронного документа.
онной политике рассмотрит вопрос о возможном введении административного наказания
для недобросовестных сотрудников прессслужб федеральных органов власти.
НОВАЦИИ
garant.ru
тельным правом) ГК РФ вступает в
силу только 1 января 2015 г. Соответственно, до 1 января 2015 г. действует прежняя редакция данного пункта, согласно которой залогодатель вправе в течение срока
действия договора залога распоряжаться заложенным исключительным правом на интеллектуальную
собственность без согласия залогодержателя, если договором залога не предусмотрено иное. Одновременно указанная выше новая
ст. 358.18 устанавливает правило, в
соответствии с которым залогодатель не вправе без согласия залогодержателя отчуждать заложенное
исключительное право, если стороны не договорятся об ином в договоре залога. Дополнительно в данной статье содержится еще одно
правило, согласно которому иное
распоряжение (помимо отчуждения) залогодателем заложенным
исключительным правом возможно без согласия залогодержателя,
если договором между залогодателем и залогодержателем не предусмотрено иное. Таким образом, мы
полагаем, что до 1 января 2015 г.
п. 5 ст. 1233 ГК РФ (в его действующей редакции) следует применять во взаимосвязи с п. 4 ст. 358.18
ГК РФ, что означает, что начиная с
1 июля 2014 г. отчуждение заложенного исключительного права без
согласия залогодержателя возможно только в случае, если такое право
залогодателя прямо предусмотрено
в договоре залога исключительного права.
С 1 октября 2014 г. стало возможным обращение взыскания на
исключительное право на произведение, принадлежащее автору произведения. В соответствии с новой
редакций п. 1 ст. 1284 ГК РФ обращение взыскания возможно по договору залога, который заключен автором и предметом которого является
указанное в договоре и принадлежащее автору исключительное право
на конкретное произведение. Ранее
принадлежащие авторам исключительные права на их произведения
были полностью исключены из-под
возможности обращения на них
взыскания (обращение взыскания
на исключительное право на произведение было возможно только в
случае, если такое исключительное
право принадлежало иному, нежели автор, правообладателю), что на
практике приводило к невозможности заключения авторами «полноценных» договоров залога, содержащих помимо прочего соглашения
об обращении взыскания на предмет залога.
Одновременно в отношении
отчуждения исключительного права на промышленный образец введено ограничение, в соответствии
с которым отчуждение исключительного права не допускается, если
оно может явиться причиной вве-
дения потребителя в заблуждение
относительно товара или его изготовителя (п. 2 ст. 1365 ГК РФ). Ранее
такое ограничение было установлено только в отношении отчуждения
исключительного права на товарный знак (п. 2 ст. 1488 ГК РФ).
В соответствии с ранее действовавшей редакцией ст. 1236 ГК РФ в
случае заключения лицензионного договора на условиях исключительной лицензии правообладатель интеллектуальной собственности не мог заключать с иными
лицами лицензионные договоры
в отношении этой же интеллектуальной собственности, но сохранял за собой право самостоятельно использовать интеллектуальную
собственность, для ограничения
которого необходимо было предусматривать в лицензионном договоре соответствующее положение,
руководствуясь общими нормами
о свободе договора, установленными ст. 412 ГК РФ. Новая редакция
ст. 1236 ГК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым в
случае заключения лицензионного договора на условиях исключительной лицензии правообладатель
не вправе сам использовать лицензируемую интеллектуальную собственность в тех пределах, в которых право использования такой
интеллектуальной собственности
предоставлено лицензиату, если
только в самом лицензионном договоре стороны не договорились об
ином (п. 1.1 ст. 1236 ГК РФ).
Новая редакция ст. 1286 ГК РФ
закрепляет уже достаточно давно
воспринятый практикой упрощенный способ предоставления простой (неисключительной) лицензии, так называемой «оберточной лицензии», в отношении программ для ЭВМ и баз данных. Так, в
соответствии с п. 5 ст. 1286 ГК РФ в
редакции Закона условия лицензионного договора теперь могут быть
изложены не только на приобретаемом экземпляре либо упаковке программы для ЭВМ или базы данных,
но также в электронном виде. Начало использования программы для
ЭВМ или базы пользователем, как
оно определяется указанными условиями, означает согласие пользователя на заключение лицензионного
договора. В этом случае письменная
форма договора считается соблюденной.
В новой редакции абз. 2 п. 5
ст. 1234 ГК РФ уточнены обстоятельства и условия, при которых
правообладатель может в одностороннем порядке отказаться от
договора об отчуждении исключительного права. Так, в случае, если
исключительное право не перешло к приобретателю, правообладатель может отказаться от договора
в одностороннем порядке только в
случае существенного (а не просто)
нарушения приобретателем исклю-
новая Адвокатская газета
izvestia.ru
”
При отчуждении исключительного права, а также предоставлении права использования или залога исключительного права на
интеллектуальную собственность, исключительное право на которую признается и охраняется при условии государственной регистрации такой интеллектуальной собственности
(п. 1 ст. 1232 ГК РФ), более не требуется
государственная регистрация самого договора
об отчуждении исключительного права.
”
Законодатель уточнил,
что в соглашении между собой правообладатели могут определять
не только вопросы использования интеллектуальной
собственности и распределения доходов
от совместного использования интеллектуальной собственности, но
и вопросы распоряжения исключительным
правом на интеллектуальную собственность, а также
распределения
доходов от совместного распоряжения исключительным
правом на интеллектуальную собственность.
чительного права своего обязательства по оплате правообладателю
вознаграждения в установленный
договором срок и только в случае,
если в течение 30 дней с момента
получения приобретателем уведомления правообладателя об отказе от
договора, приобретатель не исполнил свою обязанность оплатить вознаграждение. Иными словами, договор считается расторгнутым только в случае, если (а) правообладатель направил приобретателю соответствующее уведомление, (б) соответствующее уведомление получено
приобретателем и не ранее, чем по
истечении 30 дней с момента получения приобретателем соответствующего уведомления правообладателя (п. 5 ст. 1234 ГК РФ).
Аналогичные изменения внесены и в п. 4 ст. 1237 ГК РФ, определяющей обстоятельства, при которых
лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора. При этом ранее
такое право было доступно только лицензиарам, заключившим
лицензионные договоры в отношении объектов авторских прав и/
или в отношении объектов смежных прав. Начиная с 1 октября
2014 г., такое право предоставлено
лицензиарам, заключающим лицензионные договоры в отношении
любого объекта интеллектуальной
собственности.
Защита исключительных прав
В соответствии с новой редакцией
ст. 1250 ГК РФ предусмотренные ГК
РФ меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав под-
лежат применению при наличии
вины нарушителя, если в ГК РФ прямо не установлено иное. Отсутствие
вины должно доказываться лицом,
нарушившим интеллектуальные
права (п. 1 ст. 1250 ГК РФ).
При этом если нарушение
исключительных прав произошло при осуществлении нарушителем предпринимательской деятельности и если нарушитель не докажет, что такое нарушение произошло вследствие непреодолимой
силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях
обстоятельств, то предусмотренные
подп. 3) п. 1 ст. 1252 ГК РФ или п. 3
ст. 1252 ГК РФ меры ответственности в виде возмещения убытков или
выплаты компенсации применяются, если иное не установлено ГК
РФ, к такому нарушителю вне зависимости от наличия/отсутствия его
вины. Примечательно, что до 1 января 2015 г. право требовать компенсацию в соответствии с п. 3
ст. 1252 ГК РФ можно только в случае нарушения исключительного
права на объекты авторских прав
(ст. 1301 ГК РФ), объекты смежных
прав (ст. 1311 ГК РФ) и товарные
знаки (п. 4 ст. 1515 ГК РФ). Начиная
с 1 января 2015 г., такое право будет
также предоставлено правообладателям исключительных прав на
патенты (ст. 1406.1 ГК РФ).
Лицо, к которому при отсутствии
его вины применены такие меры
ответственности, как возмещение
убытков (подп. 3) п. 1 ст. 1252 ГК
РФ), изъятие материальных носителей (подп. 4) п. 1, п. 4 ст. 1252 ГК
РФ) или взыскание компенсации
(п. 3 ст. 1252 ГК РФ), вправе предъявить регрессное требование о возмещение понесенных убытков,
включая суммы, выплаченные третьим лицам.
По общему правилу, действовавшему и ранее, размер компенсации определяется судом в пределах,
установленных в ст. 1301, ст. 1311,
ст. 1406.01 и ст. 1515 ГК РФ соответственно, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств
Живая «аг»
дела с учетом требований разумности и справедливости. Как и раньше, если одним действием нарушаются права на несколько объектов
интеллектуальной собственности,
размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно
используемый объект интеллектуальной собственности. В то же время внесенные в п. 3 ст. 1252 ГК РФ
изменения предусматривают, что в
случае, если одним действием нарушены права на несколько объектов
интеллектуальной собственности,
принадлежащих одному правообладателю, суд вправе снижать заявляемый истцом общий размер компенсации ниже пределов компенсации,
установленных в ст. 1301, ст. 1311,
ст. 1406.01 и ст. 1515 ГК РФ соответственно. Окончательно устанавливаемый таким образом размер
компенсации, однако, в любом случае не может составлять менее 50%
суммы минимальных размеров всех
компенсаций за допущенное нарушение.
В соответствии с новым п. 6.1
ст. 1252 ГК РФ в случае, если одно
нарушение исключительного права на интеллектуальную собственность совершено действиями нескольких лиц, такие лица отвечают перед правообладателем солидарно. Новая редакция ст. 1390 ГК
РФ теперь предусматривает, что
на стадии регистрации полезной
модели Роспатент должен осуществлять экспертизу заявки на полезную модель по существу. Это должно сильно осложнить жизнь так
называемым «патентным троллям»
(лицам, пытающимся зарабатывать на получении «отступных» от
других правообладателей, которые
якобы нарушают их исключительные права на зарегистрированные
полезные модели). Ранее экспертиза по существу осуществлялась только в отношении заявок на изобретения и заявок на промышленные
образцы.
Автор благодарит за помощь в подготовке
статьи Л.А. Бутко, юриста АБ «Андрей Городисский и Партнеры».
1
АГ
патентовать станет удобнее
Какие еще сферы затрагивают изменения в положения об охране интеллектуальной собственности
В рубрике «Практика» электронной версии «АГ» № 20 (181) размещена статья адвоката Юридической
фирмы «ЮСТ», руководителя группы по интеллектуальной собственности, эксперта ФПА РФ Дениса Шумского, в которой автор комментирует
поправки, вводимые Федеральным
законом от 12 марта 2014 г.
№ 35-ФЗ «О внесении изменений
в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
В частности, Денис Шумский анализирует новации в сфере залога исключительных прав, государственного регулирования интеллектуальной
собственности, средств индивидуализации, а также изменения, касающиеся защиты авторских прав: институт
открытых лицензий для бесплатных
книг, музыки и других произведений.
Кроме того, автор упоминает нормы о
материальной ответственности работников за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, и
расширение прав разработчиков по
госконтрактам.
5
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа