close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Александр Строганов
ПОХВАЛА МАРТУ
Иллюзион в четырех действиях
1
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
МОЗЖУХИН АНАТОЛИЙ ЮРЬЕВИЧ
ШТЕРН ИВАН ИВАНОВИЧ
КАМОРИН СЕРГЕЙ
ПОМАСКИН ВИТАЛИЙ
СОСЕДКА
ИЛЬЯ
ВАЛЕНТИНА ПЕТРОВНА
РЫЖИЙ
БРОДЯГА
2
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Купорос.
Капель.
Ходики.
Капель и ходики передразнивают друг друга.
Мозжухин у окна. Наблюдает март.
Каморин на диване. Наблюдает потолок.
КАМОРИН И что ты собираешься делать?
МОЗЖУХИН
А нужно что-то делать?
КАМОРИН Не знаю, наверное…
МОЗЖУХИН
Уволь.
Пауза.
КАМОРИН Не потопаешь – не полопаешь.
МОЗЖУХИН
Дребезжание всё. (Пауза.) Трепыхание и тлен. (Пауза.)
Осторожно, двери открываются. Осторожно, двери закрываются.
КАМОРИН Слова, слова...
Пауза.
Звонит телефон. Настойчиво.
Умолкает.
МОЗЖУХИН
Прилетают, улетают. Улетают, прилетают. (Пауза.) О времени.
КАМОРИН Что?
МОЗЖУХИН
Это я о времени.
КАМОРИН Понятно.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Время – совсем другой коленкор.
КАМОРИН Не спорю.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Обратная сторона. Своего рода изнанка.
КАМОРИН Изнанка чего?
МОЗЖУХИН
Что?
КАМОРИН Да нет, это я так, пустое спросил.
МОЗЖУХИН
А что спросил-то?
Пауза.
КАМОРИН Как овчина.
МОЗЖУХИН
Как?
КАМОРИН Как овчина, говорю. (Пауза.) Овчина, овчинка. Почему-то сразу
представил себе овчинку. (Пауза.) Еще говорят, «небо в овчинку». (Пауза.) Ну, что ты
смотришь так? не сам же я придумал.
МОЗЖУХИН
Нет, ничего, просто задумался, не обращай внимания.
(Смотрит в окно.) Март.
КАМОРИН Март, да.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Слушай, ты не замечал? со временем что-то произошло. Сам
не пойму, не то ускорилось, не то остановилось.
КАМОРИН Есть такое наблюдение.
3
Пауза.
МОЗЖУХИН
Ускорилось или остановилось?
КАМОРИН Одно из двух. (Улыбается.) Вот, как говорится, и бессмертия
дождались.
МОЗЖУХИН
Как ты сказал?
КАМОРИН Я сказал, вот, как говорится, и бессмертия дождались.
МОЗЖУХИН
Кем говорится?
КАМОРИН Не придирайся. Я – в том смысле, что весна, пробуждение, время как
бы задохнулось, что ли… от наплыва… от наплыва… словом – бессмертие, и весь
разговор.
МОЗЖУХИН
Поэт?
КАМОРИН Кто?
МОЗЖУХИН
Ты – поэт?
КАМОРИН А что? Очень может быть.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Ты, правда, так думаешь?
КАМОРИН О чем?
МОЗЖУХИН
О том, что бессмертие наступит-таки рано или поздно.
КАМОРИН Почему нет? (Пауза.) Не то, чтобы, но… Вообще я следовал за твоей
мыслью.
МОЗЖУХИН
А кто тебя просил?
КАМОРИН О чем?
МОЗЖУХИН
Следовать за моей мыслью?
КАМОРИН Не знаю. Оно как-то само…
МОЗЖУХИН
Вот никогда не следуй за чужой мыслью!
КАМОРИН Хорошо, не буду.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Не успеешь оглянуться, как проживешь чужую жизнь.
КАМОРИН Как скажешь.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Чужая жизнь – всегда мачеха.
КАМОРИН Верно подмечено. (Пауза.) Филосо’ф. (Пауза.) Филосо’ф, ё! (Пауза.) А
я – поэт! А что, неплохая компания. Только из другой жизни. Из той, что как-то не
сложилась.
МОЗЖУХИН
Точно, поэт.
Пауза.
КАМОРИН С другой стороны, у Просвири… помнишь Просвирю?.. еще бы, кто
Просвирю не помнит?.. Это я к твоему примечанию о мачехе… так вот у Просвири, к
примеру сказать, была очень хорошая мачеха. Лучше иной матери. (Пауза.) Она ему
покупала всякое такое, что и в голову не придет. Блокноты например покупала. И кеды
чистила. Зубным порошком. (Смеется.) Она блокноты-то зачем покупала? Обхохочешься.
Она думала, что Просвиря будет вести дневник. Просвиря, представь? (Смеется.) Она ему
велела вести дневник, дескать, чтобы в старости было, что почитать. (Пауза.) Просвире в
старости почитать. Представь? А он блокноты выменивал на папиросы. (Пауза.) Верила,
что Просвиря доживет до старости. (Вздыхает.) Восемь лет не дожил до бессмертия.
(Пауза.) Восемь лет и шесть месяцев.
МОЗЖУХИН
Посчитал?
КАМОРИН Ну, а что делать-то? (Пауза.) До девяти не дотянул. Курил много.
(Пауза.) Если бы только выпивал, может, и дотянул бы. А он еще курил много. Одну за
4
другой. Да ты помнишь. (Пауза.) Восемь лет. В общем, немного в сравнении с
бессмертием.
Пауза.
Звонит телефон.
Умолкает.
МОЗЖУХИН
Знаешь, вот я сейчас подумал, если, предположим всю жизнь,
сколько бы ни было отпущено, вот так простоять у окна, не шевелясь, по большому счету
ничего не изменится. Пичуги как прилетали, так и будут прилетать.
КАМОРИН Будут, куда денутся?
МОЗЖУХИН
Уверен?
КАМОРИН Почти что.
МОЗЖУХИН
Даже если их всех до одной по пути перестреляют охотники?
КАМОРИН Если перестреляют – навряд ли.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Да?
КАМОРИН Ну, конечно, тут и говорить не о чем.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Все равно прилетят. (Пауза.) Я даже знаю, почему.
КАМОРИН Я тоже знаю. Пить захочется. (Пауза.) Пить и есть. (Пауза.) Сначала
пить, потом есть. Без пищи птица дольше терпит.
Звонит телефон.
КАМОРИН Хочешь, я трубку возьму?
Телефон умолкает.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Лягу на диван, и не буду вставать. Отосплюсь, наконец.
(Пауза.) Долго вставать не буду. Год – два. (Пауза.) Завел бы собаку, да с ней гулять надо.
(Пауза.) Ничего, можно и без собаки. (Пауза.) Голова что-то болит.
КАМОРИН Еще бы, такой Вавилон рухнул!
МОЗЖУХИН
Да какой там Вавилон?! Люди миллиарды теряют, и ничего.
КАМОРИН Ну, не скажи!
Пауза.
МОЗЖУХИН
Компенсация, брат. Нормально. Все в подлунном мире –
равновесие. Было много – стало мало. Было очень много – стало совсем мало. Спираль
завершила еще один виток, паровоз дал гудок и сошел с рельсов. Нормально. (Пауза.)
Конечно, было бы лучше, когда всё было бы наоборот, но такое случается редко. Если
вдуматься – никогда. Потому что после того, как было совсем мало, а потом очень много,
всё равно, рано или поздно, наступает совсем мало. Или вообще ничего. (Пауза.) А самое
паскудное во всей этой катавасии, что так называемая жизнь… с мартом, леденцами,
прогулами, проулками, простудами, танцульками, юбками и мини юбками, зверинцами и
сопливыми детьми не учитывается. Совсем. Проносится со свистом. (Пауза.) Дата смерти
имеет ничтожное значение. (Пауза.) Вообще не имеет значения. (Пауза.) Когда каюк?
Сегодня. Или завтра. Или вчера. Всё равно. Всё – песок. Всё – космос. (Пауза.) В этом
смысле весна – та же осень. Ранняя весна – поздняя осень. Поздняя осень – ранняя весна.
(Пауза.) Если под этим углом посмотреть. (Пауза.) По большому счёту – желанный покой.
Покой и воля. Но… легче как-то не делается.
Звонит телефон. Каморин достает его из кармана, отключает.
МОЗЖУХИН
Вот зачем звонят, как думаешь? Чтобы врать. Врать, морочить
голову… врать! Медом не корми, дай соврать что-нибудь! (Пауза.) Не осуждаю – сам
такой. (Пауза.) Даже сочувствую немного. (Пауза.) Вот и тут же соврал. Нисколько не
сочувствую. (Пауза.) Слушай, почему человек не может обходиться без вранья?
5
КАМОРИН Да отстань ты.
МОЗЖУХИН
А всё-таки?
КАМОРИН Ну, не знаю. Хочет нравится.
МОЗЖУХИН
Очень?
КАМОРИН Очень.
Пауза.
МОЗЖУХИН
А почему так?
КАМОРИН (Громко, раздраженно.) Да что же ты пристал с какой-то ерундой?
МОЗЖУХИН
Что ты орешь?! Говорю, голова болит! (Пауза.) Мне же хочется
разобраться? Раньше руки не доходили, а теперь вот хочется понять. (Пауза.) Кому
нравиться-то? Кому? чему?
КАМОРИН Всем. (Пауза.) Или кому-то одному.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Наверное ты прав. (Пауза.) Детский сад, честное слово.
Пауза.
КАМОРИН Вообще у меня тоже голова болит.
МОЗЖУХИН
Это – весна. Весной всегда голова болит.
КАМОРИН Нет, тут не весна, другое. (Пауза.) Да ты знаешь.
МОЗЖУХИН
Ничего я не знаю.
КАМОРИН Правда?
МОЗЖУХИН
Честное слово.
КАМОРИН «Честное слово» еще! Отлично знаешь, только увиливаешь!
Специально разговор в сторону уводишь. Обучился у своих бизнесманов вертлявости. «Я
– не я, хата – не моя». Умники! (Пауза.) Думаете, простой народ – дурачок? Не дурачок,
Толя. Мы вас жалеем, потому не трогаем. Себя боимся – потому не трогаем. Но, Толя, у
всякого терпения имеется свой предел. Разумеешь? (Пауза.) Прости, не сдержался.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Слушай, я правда не знаю, почему у тебя болит голова.
КАМОРИН Конечно, допустить можно. На тебя вон сколько бед свалилось – не
просто рассудок сохранить. (Пауза.) Прощаю тебя, брат.
МОЗЖУХИН
Спасибо, Сережа.
КАМОРИН Обращайтесь.
Пауза.
МОЗЖУХИН
А голова почему болит?
КАМОРИН Отравился вчера маленько. Превысил, так сказать, допустимую дозу.
МОЗЖУХИН
А-а, ну, это – само собой. Это – в порядке вещей. Я думал еще
что-нибудь.
КАМОРИН Этого, знаешь, вполне достаточно.
МОЗЖУХИН
Господи, а крику-то, крику?
КАМОРИН Так обидно же. Друг, как-никак.
МОЗЖУХИН
Друг, да, друг… (Погружен в свои мысли.) Долго вставать не
буду. Год, два. (Пауза.) Может быть, три.
Пауза.
КАМОРИН Поправиться бы.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Слушай, все же в Илье была еврейская кровь, как думаешь?
КАМОРИН Ты о ком?
МОЗЖУХИН
О Муромце, о ком же еще?
КАМОРИН Не исключено.
МОЗЖУХИН
Думаешь?
6
КАМОРИН Почему нет?
Пауза.
МОЗЖУХИН
Нет, наверное не было. Раззвонили бы уже. (Пауза.) А так все
сходится. Борода и прочее. (Пауза.) Сколько он спал, не помнишь?
КАМОРИН Слушай, Толя, сон – это хорошо, конечно, полезно очень, и
увлекательно, но как-то на что-то жить надо, наверное? (Пауза.) Как-то деньги
добывать… думается мне.
МОЗЖУХИН
Вам так думается.
КАМОРИН Да, вот именно так мне представляется. (Пауза.) По моим
наблюдениям без денег прожить, конечно, можно, но… уже, Толя, не так весело
получается… По моим наблюдениям.
МОЗЖУХИН
Учишь уже?
КАМОРИН Ни в коем разе. Просто пришла мысль, не так часто бывает, в
особенности с похмелья, дай, думаю, поделюсь…
МОЗЖУХИН
Не волнуйся, у меня осталось немного. (Пауза.) Немного!
(Пауза.) Вообще поменьше думай, береги голову. Не напрягайся. (Пауза.) «Скажите, как
вы расслабляетесь? А я не напрягаюсь». Слышал, да?
КАМОРИН Да.
МОЗЖУХИН
(Смеется.) С бородой. Как у Ильи, да?
КАМОРИН Да. (Пауза.) Говорю прямо, без намеков. Опохмелиться бы.
МОЗЖУХИН
(Погружается в свои мысли.) Неплохо было бы, конечно. Не
может же быть всё плохо. Что-то должно оставаться… остаться….что-то, что-то нужно
было сделать? (Пауза.) Как же я устал!
Пауза.
КАМОРИН А вот, Толенька, ты говоришь, «немного денег осталось, а «немного»,
Толя, это – сколько? Немного для кого? Для тебя или для меня? Было бы чрезвычайно
полезно знать, если это не секрет, конечно.
МОЗЖУХИН
Ты о чем?
КАМОРИН О деньгах, Толя, о денежках.
МОЗЖУХИН
Лет на пять хватит. (Пауза.) Или на неделю. (Пауза.) Или до
вечера. В сущности какое это имеет значение?
КАМОРИН Ха… Ха-ха… Имеет, Толя, колоссальное значение!
МОЗЖУХИН
Да брось ты. (Скользит пальцем по оконному стеклу.) Смотри,
что делается?
КАМОРИН Причем именно ты, Толян, без денег не сможешь. Вот я, сирый и
убогий – смогу, а ты – не сможешь. Я так устроен, что по любому выживу, а ты устроен
совсем иначе. Нет, когда-то мы с тобой были, как говорится, из одного лукошка, но по
прошествии тысячи лет, в результате тяжелой болезни, именуемой большим скачком на
самый верх, произошли разительные перемены, которые лишили тебя воли, иммунитета,
радости и способности построить домик из картонных коробок. Уточняю. Когда-то, в
незапамятные времена ты с легкостью построил бы домик из картонных коробок, а теперь
такого домика ты уже не построишь. Ибо уверен, что картонная коробка – это картонная
коробка, и больше ничего. В крайнем случае, домик для собак, но уж никак не для тебя. И
не спорь. Даже не пытайся.
МОЗЖУХИН
(Не отрываясь от окна.) Я и не пытаюсь.
КАМОРИН И не пытайся.
МОЗЖУХИН
И не пытаюсь.
Пауза.
КАМОРИН Теперь, скорее всего, на водку перейдешь?
7
МОЗЖУХИН
Может быть. А, может быть, совсем пить брошу. Это – не
главное.
КАМОРИН Что же главное?
МОЗЖУХИН
Не знаю пока. Вчера знал, а сегодня – увы. Картинка
сменилась. Видишь? март.
КАМОРИН Так оно и вчера март был.
МОЗЖУХИН
Нет, вчера март не такой был.
КАМОРИН Такой же, в точности.
МОЗЖУХИН
Не скажи. Этот – настоящий. Вот именно такой, каким я его
себе представлял. Когда Чайковского слушал. «Времена года». (Пауза.) Давно, в детстве.
(Пауза.) Я ведь, Сережа, впечатлительным мальчиком рос, музыку любил. (Пауза.) Надо
же? (Пауза.) Долго восстанавливаться придется. Да. (Пауза.) Так вот, то, что происходит
сейчас за окном – самый настоящий март. (Пауза.) Как у Чайковского. (Пауза.) Слушай,
есть ощущение, что этот март задержится. На неопределенное время. (Пауза.) Не
исключено, что навсегда.
КАМОРИН О чем говоришь? Зачем? ничего не понимаю.
МОЗЖУХИН
Что же тут непонятного? Будет таять, таять, покуда всё, вообще
всё не растает… и дома, и деревья, всё… (Пауза.) А что? По-моему справедливо. Должно
же когда-нибудь наступить послабление? (Пауза.) Слушай, а, может быть, всё уже давно
растаяло, а то, что мы видим – всего лишь игра памяти? или воображения?
КАМОРИН Что попало у тебя в голове.
МОЗЖУХИН
Не исключаю.
Пауза.
КАМОРИН Что, нас тоже не существует?
МОЗЖУХИН
Нет, мы, к сожалению, существуем, а вот окружающего мира
больше нет. Совсем. (Пауза.) Предположение, конечно, но очень похоже на свершившийся
факт.
КАМОРИН Да ну?
МОЗЖУХИН
Я тебе говорю.
Пауза.
КАМОРИН А докажи.
МОЗЖУХИН
Проще пареной репы.
КАМОРИН Докажи, докажи.
МОЗЖУХИН
А на веру никак?
КАМОРИН Докажи.
МОЗЖУХИН
Вообще то я уже намекал.
КАМОРИН Прости, не обратил внимания.
МОЗЖУХИН
Прилетают – улетают, прилетают – улетают. (Пауза.) Капель –
кап-кап, часики – тик-так. (Пауза.) Вот ты спишь, или жуешь, или за водкой пошел… или
так лежишь, в потолок смотришь… жив ли, умер ли, часики – тик-так, капель – кап-кап…
(Пауза.) И рыбы.
КАМОРИН А что рыбы?
МОЗЖУХИН
Ты рыб когда-нибудь видел?
КАМОРИН Ну и что?
МОЗЖУХИН
Вот и сравни, рыбы и мы!
КАМОРИН Зачем?
МОЗЖУХИН
Что, трудно сравнить?
КАМОРИН Невозможно!
МОЗЖУХИН
Тогда о чем мы вообще?
Пауза.
8
КАМОРИН Ну, хорошо, сравниваю.
МОЗЖУХИН
Сравнил?
КАМОРИН Ну, сравнил. И что?
МОЗЖУХИН
Разве такое возможно?
КАМОРИН Какое?
МОЗЖУХИН
Такое! Невозможное! Рыбы, люди, деревья… дрова! Куклы,
вот еще – ничтожество, тотем. Всё нынче равнозначно, всё и все! Одна ступень,
понимаешь? один уровень! (Пауза.) Мокнем, плаваем, тонем! Как будто что-то думаем,
говорим, улыбаемся друг дружке. Будто бы. Как будто. На самом деле – понарошку. Себято не помним. Как будто это не мы, а кто-то другой в нас думает, говорит, улыбается.
Понимаешь? Китайцы говорят – «эпоха перемен». А это уже не эпоха, это уже – дно. Или
зазеркалье. Кому что больше нравится. (Пауза.) Что замолчал? Дошло, что ли? (Пауза.)
«Мировой океан». Такое вот словосочетание знакомо тебе?
КАМОРИН Ну, слышал.
МОЗЖУХИН
Вот. Этим все сказано. (Пауза.) Кстати, не самый худший
вариант. Опять нам делаются поблажки. (Пауза.) Согласен? Не согласен? (Пауза.) Или ты
предпочитаешь третью мировую? (Пауза.) По мне уж лучше потоп. Как-то, знаешь,
естественнее, гуманнее. Если о гуманизме вообще может идти речь в наше время.
Пауза.
КАМОРИН А больше вариантов нет?
МОЗЖУХИН
А больше – нет.
КАРТИНА ВТОРАЯ
Мозжухин и Каморин
КАМОРИН Ты что, в самом деле, решил завязать?
МОЗЖУХИН
Завязывают шнурки, друг Сережа. Узлы вяжут… узелки,
шнурки, галстуки.
КАМОРИН Как говорится, весна красна углами, а изба – узелками.
МОЗЖУХИН
Все сначала, понимаешь? (Пауза.) В новую жизнь с легкими,
полными кислорода, горячим сердцем и пустой от трезвости головой, понимаешь?!
КАМОРИН Что-то конечно понимаю, но вот собрать в одну кучку, не стану
скрывать, Толя, трудно. Похмелье разъедает внутренние органы, включая мозг. Нет, Толя,
ты – не филосо’ф, ты – душегуб. Что, в сущности, одно и то же.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Хорошо, пусть единая картина в тебе пока не складывается, но
по тем фрагментам, что ты понял и принял, какие испытываешь ощущения?
КАМОРИН Да скверно всё. Как-то скучно. «Пустая голова, горячее сердце…»
Откровенно говоря, я этого с малых лет терпеть не могу. Скучно это.
МОЗЖУХИН
Не скучно. Шоры на тебе. (Пауза.) Вот ты не задумывался,
отчего маленькие дети не пьют?
КАМОРИН Нет.
МОЗЖУХИН
Потому что им еще шоры не успели надеть!
Пауза.
КАМОРИН Слушай, а ты что, правда, решил пить бросить?
МОЗЖУХИН
Не исключаю.
Пауза.
КАМОРИН На полном серьезе?
МОЗЖУХИН
Серьезнее не бывает.
9
КАМОРИН А вот этого, Толя, нельзя. Вот этого – ни в коем случае нельзя!
(Пауза.) Ты что? ты что, братишка?! (Пауза.) Пропадешь, поверь мне. Поверь моему опыту.
Погибнешь тотчас! Да ты уже гибнешь, я вижу.
МОЗЖУХИН
Все равно.
КАМОРИН То есть как это «все равно»?! Как это такое может быть «все равно»?!
Как же? когда только что, буквально на глазах, катастрофа, всё, мать-перемать, прахом,
всё, что немыслимым, Толя… А горб?! Ты же сгорбился весь! я же тебя помню еще без
горба, Толя! (Пауза.) А жертвы, Толя?! (Пауза.) Сервантес, Цыпа, Сократ… тот же
Просвиря, Толя?! А жертвы?! (Пауза.) Я, Толя, на кладбище-то регулярно хожу, и именно,
что выпиваю, и не прячусь… и сам, и угощаю. А как иначе, Толя?! (Пауза.) По-другому
как?! дорогой ты мой Толя! (На глазах слезы.) Это тебе всё некогда, а я захаживаю
частенько… Память, Толя – это, знаешь… память не пропьешь… нет, можно, конечно, и
память пропить, но не такую, Толя, как у нас с тобой память… Она, Толя, всегда напомнит
о себе… в особенности зимой… Или вот весной, пожалуйста! (Пауза.) И там, на
кладбище, знаешь, вполне, Толя, реальный мир. Без дерьма этого, рыб всяких, дров и
мирового океана! Тоже покой, но какой?! Торжественный покой! Со… сос… редоточие…
сосредото’чение! (Пауза.) Ты меня, конечно, прости, но, честное слово, хорошенько
подумай, прежде чем погружаться в свое эпическое, матьё’, пространство! (Пауза.) И
знаешь, вот как только раззудится в тебе весь этот бред – тотчас кладбище вспомни!
МОЗЖУХИН
Да что ты с кладбищем этим?
КАМОРИН А как?! (Пауза.) Ты меня, конечно, прости, а как?! (Пауза.) Может
быть, очень может быть, что кладбище действительно, сейчас немного не к месту,
конечно… Но если вдуматься, очень даже к месту. (Пауза.) А теперь подумай, с ума
сходить или… накатить по сто – сто пятьдесят, как положено в предлагаемых
обстоятельствах! (Пауза.) Вот это реальный выбор! Либо вслед за птицами к охотникам,
либо с охотниками на бережок. Как говорится.
МОЗЖУХИН
А так говорят?
КАМОРИН Я так говорю, Толя! (Пауза.) И хватит уже умничать! Слушать
противно, честное слово! (Пауза.) Знаешь, иногда все же полезно думать. Согласен,
недолго. (Пауза.) И, знаешь, очень-то не расстраивайся, ты-то не умрешь! (Пауза.) И я-то
не умру! (Пауза.) Мы-то не умрем! (Пауза.) Все умрут, а мы – дудки! Не дождутся!
(Пауза.) Кто тебя обобрал, Рыжий?! Вот он – издохнет! А мы с тобой нет! (Пауза.) А я тебя
по поводу Рыжего предупреждал! Но ты же меня никогда не слушаешь. Раньше когда-то
слушал, а потом я у тебя из доверия вышел. (Пауза.) Вознесся, Толенька! Не обижайся. А
вознесся – пожал-те на пятую точку. (Пауза.) Ничего, живы будем – не помрем! Прости,
конечно, за резкость, но кому умереть – уже умерли. Так что, и не мечтай. (Пауза.) Еще раз
прости. За неуместность и излишнюю нравственность. (Пауза.) Не думай, я помню,
сколько у тебя занимал, сколько должен, все помню…
МОЗЖУХИН
Не стыдно?
КАМОРИН Стыдно. (Пауза.) А пацанов забывать – не след! Ни Цыпу, ни Сократа,
ни Гитлера… ни того же Просвирю! (Пауза.) Им там теперь тихо и приятно. (Пауза.) А ты
не мечтай, не скоро умрешь. (Пауза.) И я с тобой. (Пауза.) Статистика, как хвостом ни
крути – вещь серьезная. (Смеется.) Статистика, да баллистика. Вот – две уважаемые науки.
Говорю, же – поэтом становлюсь. (Пауза.) Вот в них, в этих двух науках разобраться,
больше ничего не нужно! (Пауза.) Вообще, откровенно говоря, бессмертие – тоже наука.
Здесь ты прав. Но это – с абхазами говорить нужно. (Пауза.) Правда у них горы и
виноград, но и мы с тобой винограда в свое время накушались, в особенности на заре, как
говорится. (Пауза.) Да и потом. Ты и этого не забывай, будь любезен! (Пауза.) По сих пор
косточки отплевываются. (Пауза.) Так что мы с тобой, Толян, тоже своеобразные абхазы.
(Пауза.) Ты да я. Два долгожителя. (Пауза.) Не дрейфь, выживем! (Пауза.) И не кисни! Я
10
тебя всему обучу. Самому себе завидовать станешь! Вспомнишь, как из коробок домик
слепить! (Пауза.) А на все твои туманные вопросы я тебе так отвечу: во всяком всякое –
всё! (Пауза.) Бывает, да, но… было и будет! (Пауза.) И не гоношись – еще не так куковали!
И куковали, и на кукане сидели, и в кокон рядились. Еще вспомнишь меня! (Пауза.) Со
мной-то тебе крупно повезло. Ты меня никогда не бросал, даже когда у меня глаза от
мороза лопались, не бросал. И я тебя не брошу! Знай! (Пауза.) Прости, конечно, но иногда
думается, лучше бы тебя закрыли, прости, Господи! (Пауза.) И я бы с тобой посидел
малёха! (Пауза.) Оно, знаешь, как-то приличнее, чем с дровами плавать… в мировом
океане.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Хорошо говоришь.
КАМОРИН Еще бы.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Выпить что ли?
КАМОРИН Тебе в морду дать за такой вопрос?
Пауза.
МОЗЖУХИН
Спасибо тебе, Серега. Хорошо стало, честное слово. Все, что
не делается – все к лучшему.
КАМОРИН А то?
Пауза.
МОЗЖУХИН
Знаешь, откровенно говоря, я по одиночеству стосковался.
Человеку время от времени нужно побыть голеньким. И в полном одиночестве.
КАМОРИН Намек, что ли?
МОЗЖУХИН
Я – иносказательно.
КАМОРИН Оракул, матьё`.
Пауза.
Мозжухин смотрит в окно.
КАМОРИН Слушай, ну, что ты тянешь резину? Давай деньги, да я побежал…
МОЗЖУХИН
(Погружен в свои мысли.) Деньги, деньги, денежки…
Пауза.
КАМОРИН А вообще-то я, Толя, вот как рассуждаю: с другой стороны – живой…
и, заметь, на воле.
МОЗЖУХИН
А ну, подойди сюда.
КАМОРИН Ну что еще?
МОЗЖУХИН
Подойди, подойди.
КАМОРИН (Нехотя подходит к окну.) Что ты еще придумал?
МОЗЖУХИН
Видишь?
КАМОРИН Что?
МОЗЖУХИН
Что ты видишь?
КАМОРИН Толя, до окон ли теперь? Фанаберия какая, по окнам шастать! честное
слово.
МОЗЖУХИН
Да ты посмотри. (Пауза.) Видишь?
Пауза.
КАМОРИН Не знаю, ничего не вижу. (Пауза.) Слушай, давай деньги, и я пошел в
магазин.
МОЗЖУХИН
Человека видишь? Около бака.
КАМОРИН Вижу и что?
МОЗЖУХИН
Ты видишь, что он нашел? Большой красный абажур! Ай-я-яй!
КАМОРИН Тьфу!
11
МОЗЖУХИН
Представляешь, в груде мусора найти большой красный
абажур! В точности такой, как в детстве. У моих дедов в зале такой висел. (Пауза.) Ай-яяй! Не может быть! как он сохранился?! (Пауза.) Сяду, бывало, под абажуром и
подстрагиваю карандаши. Вот – милое дело. Настоящее дело. Пожалуй, самое важное
дело в моей жизни. (Пауза.) Если вдуматься дел-то у меня настоящих больше и не было,
так… дребезжание. (Пауза.) А какой у меня был свисток? Настоящий милицейский
свисток.
КАМОРИН А в лесу белочки.
МОЗЖУХИН
Что?
КАМОРИН Нет, ничего.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Думаешь это просто, подстрагивать карандаши? А ты учти, что
в красном свете все сливается. И дивно так сливается. Все кажутся такими славными,
тёплыми, степенными, мудрыми. (Пауза.) А по вечерам мы рассыпали по столу гречневую
крупу, и перебирали ее. Выискивали черные камушки. В свете красного абажура крупа
делалась перламутровой. А черные зернышки так и оставались черными. Волшебная
мозаика. (Пауза.) Зимой снежинки вырезали. Из салфеток. Лучше настоящих получались.
(Пауза.) Нет, настоящие, конечно лучше. Настоящие – это… это – настоящие. (Пауза.)
Перламутра теперь много стало. Слишком много. А вот волшебство кончилось. Вообще
что со всеми нами случилось? Когда? Как-то незаметно кульками стали.
КАМОРИН Какими кульками?
МОЗЖУХИН
Обыкновенными кульками. Во что конфеты заворачивали.
Карамель.
КАМОРИН Толя, я все понимаю. У тебя беда… не одна… кинули, разорился,
жена ушла, геморрой воспалился, что еще?..
МОЗЖУХИН
Зуб ноет.
КАМОРИН Вот. Зуб ноет. Клубок несчастий… Гопа, можно сказать. Но это, Толя
– временное, поверь. Я тебе это говорю как немногочисленный, согласись, твой друг… как
немногочисленный, выживший в изломах и катаклизмах друг детства, Толя! Как
самодеятельный, на собственных, так сказать, граблях обучившийся, а потому настоящий
успешно практикующий психолог прямо и ответственно заявляю тебе, Толя, сейчас
нужно, просто необходимо поправиться. Немного.
МОЗЖУХИН
(Не отрываясь от окна.) Какая красота! Да, Серж, Господь
никогда не оставляет своих деточек. Ты только глянь, чудо происходит прямо на твоих
глазах! (Пауза.) Да ты посмотри, что делается? пальто нашел. Красавец! (Пауза.) Слушай,
практически новое пальто. И стильное, ты глянь, стильное пальто! Точь-в-точь, как у
моего деда было. А у меня дед, знаешь, кем был?
КАМОРИН Не разочаровывай меня, Толя…
МОЗЖУХИН
Слушай, смертельно хочу этот абажур!
КАМОРИН Понеслась душа по кочкам!
МОЗЖУХИН
Хочу!
КАМОРИН Тебе принести этот хлам?
МОЗЖУХИН
Ты что, ты что?! Этого нельзя! Это – его, ему одному
предназначенный абажур. Ни в коем случае, слышишь, даже не думай!
Пауза.
КАМОРИН Дорогой друг, скоро из меня начнут прорываться синие такие языки
пламени, и повалит черный дым! Не веришь?
Пауза.
МОЗЖУХИН
Вот почему так получается, Серж? Кому-то все, а кому-то
ничего!
12
КАМОРИН (Со стоном возвращается на диван.) Да, множество больших и малых
драм довелось пережить нашему многострадальному народу, всем вместе и каждому в
отдельности. Все как-то рассасывалось само по себе. Всегда. Но в данном случае? Уж я и
не знаю... (Громко.) Вот что я просто обязан тебе сказать, Анатолий. И это уже серьезно. Я
не верю, что твоя Валентина Петровна ушла насовсем.
МОЗЖУХИН
Валя, да, не вовремя, ах, как не вовремя она ушла!
КАМОРИН А по мне, так очень вовремя! Слушай после всего пережитого, можем
мы позволить себе маленький праздник? такое неболшенько Гуляй поле?
МОЗЖУХИН
Знаешь, были у меня женщины, и до и после. Но все эти
женщины как-то незаметно появлялись и исчезали из моей жизни. Оставался легкий след,
как шлейф от духов, и все. С Валентиной же, как бы это лучше сказать? с Валентиной я
испытываю постоянное ощущение вины, стыда. Как будто это мы с ней совершили
первородный грех, и каждый последующий день нашей жизни – расплата за содеянное.
КАМОРИН Вот ты знаешь, что ты сейчас делаешь? (Пауза.) Ты рака в себе
откармливаешь. Все эти копания, самоистязания…
МОЗЖУХИН
И пусть.
КАМОРИН Так. Следи за моей мыслью. Валентина вернется. Вернется, как
говорится, «не сотрешь». Так вернется, что никому мало не покажется! Нам с тобой во
всяком случае. (Пауза.) Съест. Обоих. И плакали наши с тобой шикарные поминки по
бесцельно прожитой жизни. Улавливаешь? (Пауза.) И ей, любезнейшей Валентине
Петровне, на эту процедуру потребуется ровно четыре минуты! Четыре минуты – и всё.
МОЗЖУХИН
(Смеется.) Почему «четыре»?
КАМОРИН А вот четыре. И все! (Пауза.) И если ты тотчас, то есть немедленно не
снарядишь экспедицию, хочешь, верь, хочешь, не верь…
МОЗЖУХИН
(Достает из кармана деньги.) На, прохиндей!
КАМОРИН (Вскакивает, берет деньги.) Я мигом, одна нога здесь – другая там!
(Смеется.) Будет тебе и белка, и свисток! Шучу!
Каморин убегает.
Мозжухин подходит к окну, пытается вновь погрузиться в жизнь двора, но, судя
по всему, уже не находит там ничего интересного, отправляется к дивану, ложится,
наблюдает потолок.
МОЗЖУХИН
(Бормочет про себя в такт ходикам.) Тик-так, тик-так, тикитаки, тики-таки… кап-кап, кап-кап… раз овечка, два – овечка… раз – овечка, два – овца,
опца – дрица – опца-ца… динь, динь, динь, динь… день, день, день, день…
Пауза.
Мозжухин умолкает, встает, подходит к шкафу, достает из ящичка пистолет,
зачем-то протирает его полотенцем, идет к окну, приставляет ствол к виску.
Раздается выстрел.
Мозжухин падает.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Мозжухин с трудом поднимается, чихает, кашляет. Подходит к стене, с ужасом
обнаруживает образовавшееся после выстрела пятно, пытается полотенцем вытирать
его.
Входят Каморин и доктор Штерн.
Некоторое время в оцепенении наблюдают за манипуляциями хозяина.
13
ШТЕРН
А что, собственно, происходит?
КАМОРИН (Штерну.) Ничего не пойму.
Пауза.
ШТЕРН
А кто это?
КАМОРИН А вот это как раз он и есть. Толя. Друг. (Пауза.) Анатолий Юрьевич
Мозжухин. Друг. Больной. (Пауза.) Больной друг.
Пауза.
ШТЕРН
И что он делает?
КАМОРИН Вытирает. Что-то вытирает. (Мозжухину.) Ты что делаешь?
МОЗЖУХИН
Посмотри, какое пятно, Сережа! Что теперь будет? Вот дуракто! Месяц назад ремонт делал. На самом видном месте! Надо же! Чем же мне это пятно
убрать? Сережа, что теперь будет?
Пауза.
ШТЕРН
А где, собственно… стрелок?
КАМОРИН Да вот это он самый и есть. Толя. Анатолий Юрьевич Мозжухин.
(Пауза.) Друг.
МОЗЖУХИН
Дурак, олух, собака! Додумался! Когда? На старости лет
догадался! Собака, олух… дурак! (Пауза.) Вернется, вернется, теперь вернется, теперь
точно вернется, Валя, Валя, Валя, Валя, Валя вернется. (Пауза.) Убьет. Точно убьет. Теперь
точно убьет. Что делать? что делать? что теперь делать? Должен же быть способ? должен
же быть какой-нибудь способ? (Пауза.) Овечки, овцы, овечек считал, все овечек считал,
овечек, овца! (Пауза.) Собака, собака, пес, собака!
Пауза.
КАМОРИН
Домашних животных перечисляет. Зачем-то.
ШТЕРН
(Каморину.) А он кто?
КАМОРИН Кто?
КАМОРИН Анатолий Юрьевич – кто?
КАМОРИН Царь Вавилона. (Пауза.) Бывший.
Каморин подходит к Мозжухину, преодолевая некоторое сопротивление,
укладывает его на диван.
МОЗЖУХИН
(Плачет.) Пятно, а пятно? а как же пятно?! Что теперь будет?
что будет, Серж, что будет? (Пауза.) Свинья, свинья, собака, пёс! Напакостил. (Пауза.)
Хотел чинно, благородно, а получилось, видишь, что? Теперь она догадается, что я
стрелялся. Убьет. Точно!
КАМОРИН Тише, успокойся.
Пауза.
МОЗЖУХИН
(Всхлипывает.) Щенок, как щенок, шкодливый щенок нагадил.
Щенок, щенок, щенок!
КАМОРИН Успокойся.
Пауза.
МОЗЖУХИН
(Приподнимает голову.) У нас гости?
КАМОРИН Смирно лежи.
МОЗЖУХИН
Я же не знал, что так получится. Ты мне веришь?
КАМОРИН Верю.
Пауза.
МОЗЖУХИН
(Шепотом.) У нас гости?
КАМОРИН Это доктор Штерн, я тебе о нем как-то рассказывал. Иван Иванович,
мой приятель, очень хороший доктор, мы с ним рыбачим. Он любезно согласился помочь
нам. Хороший, очень хороший доктор. И рыбак. Очень хороший рыбак. Иван. Умница.
Волшебный рыбак. И друг.
14
МОЗЖУХИН
Правда?
КАМОРИН Что ты!
Пауза.
ШТЕРН
(Каморину.) Говорите?
КАМОРИН Говорим.
Пауза.
ШТЕРН
Но это какие-то странности?
КАМОРИН Ваня, клянусь, я уходил – он был совсем мертвый, белый как
штукатурка.
Пауза.
ШТЕРН
Какие-то странности.
КАМОРИН Согласен. Но что теперь делать? раз уж так случилось?
Пауза.
МОЗЖУХИН
По-моему доктор взволнован. Предложи ему сесть, что ли?
Как-то нехорошо, как-то нехорошо получается.
КАМОРИН (Мозжухину.) Ничего, Толя, ничего. Все обойдется. Все обойдется.
Сейчас выпьем, расслабимся. Все обойдется. (Штерну.) Ну, что, по маленькой, Ванечка?
Пауза.
ШТЕРН
Такие странности, просто первый раз такое.
КАМОРИН Но что теперь делать? По маленькой?
ШТЕРН
Не знаю, не знаю.
КАМОРИН Немного, Ваня.
ШТЕРН
Капельку. На самом дне. (Пауза.) Вспомнить вкус, не более того.
КАМОРИН Ой, Ваня, да как скажешь, дорогой! Здесь у нас неимоверная
демократия, покой, воля, любовь и уважение…
ШТЕРН
Вы же помните, Сергей? у меня печень. Каждая рюмка может
оказаться последней.
КАМОРИН (Сочувственно.) Да, да, я помню, Ваня, помню.
Каморин, вернув на место, по-видимому, в замешательстве опрокинутый стул,
подходит к столу, где манерничает одутловатый пакет, извлекает из него бутылку и
капроновые стаканчики.
Мозжухин приподнявшись на своем ложе, следит за действиями Каморина.
МОЗЖУХИН
(Каморину.) Ты что, Серж!? Зачем позоришь меня? себя
позоришь? Капроновые стаканчики, гадость! есть же приличные рюмки, Сережа! Что
такое?
КАМОРИН (Мозжухину.) Что такое? Это, брат, посуда, посуда Его Величества
простого человека. А вот тебе с барскими-то замашками-то мало-помалу прощаться надо.
Это я тебе ответственно заявляю. (Пауза.) Стаканчики мои ему не нравятся! А вот мне
они, Толя, как простому человеку полюбились. За легкость свою, непринужденность и
бескорыстие… за героическую готовность в любой подворотне, в любую минуту придти
на выручку…
МОЗЖУХИН
Трепач.
С волнением, непослушными руками Каморин наполняет стаканчики до краев.
Спешно опорожняет один из них, следом – другой. Зажмуривается. Расцветает.
Набирает полные легкие воздуха, с торжественным стоном выдыхает.
Пауза.
КАМОРИН Вот так, приблизительно!
Пауза.
Каморин вновь разливает водку, чинно усаживается на стул, вытягивает ноги.
Пауза.
15
МОЗЖУХИН
(Штерну.) Будьте так любезны, доктор, я вас очень прошу, если
не трудно, возьмите в баре хорошую посуду.
ШТЕРН
(Изучает Мозжухина.) Очень приятно. (Пауза.) Штерн. Иван
Иванович. Можете запросто, Иван. Я не обижаюсь.
МОЗЖУХИН
А я – Анатолий… просто.
ШТЕРН
Очень приятно.
МОЗЖУХИН
Очень. (Пауза.) Приятно, действительно, очень. (Пауза.) Я
доверяю врачам. Я всегда любил врачей и… доверяю им… вам.
ШТЕРН
Приятно.
МОЗЖУХИН
Очень. (Закашливается.) Немного испуган.
ШТЕРН
Как вы говорите?
МОЗЖУХИН
Испугался немного.
ШТЕРН
Еще бы.
Штерн направляется к бару, берет хрустальные рюмки, церемонно переливает
водку из стаканчиков. Вообще его движения неспешны и манерны.
Сейчас Штерн и Каморин своим видом напоминают каких-нибудь членов
английского клуба позапрошлого столетия. Любая, даже самая незатейливая трапеза
содержит в себе такой момент, когда бражники как бы воспаряют над суетой,
превращаясь в фигуры изыска и вдохновения.
ШТЕРН
Без тоста?
КАМОРИН Ваня, до тостов ли теперь?
ШТЕРН
И то верно.
Штерн и Каморин, чокнувшись, выпивают.
Штерн распрямляет плечи, разминает пальцы, приглаживает волосы, чинно
усаживается на стул напротив Каморина, вытягивает ноги.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Что? другое дело? (Пауза.) Согласитесь, Иван Иванович…
Иван, хорошая посуда много значит.
ШТЕРН
Да.
Пауза.
Мозжухин откидывается на подушку.
Каморин вновь наполняет рюмки.
Выпив, Штерн и Каморин, не сговариваясь, одновременно закрывают глаза.
Пауза.
МОЗЖУХИН
(Наблюдая потолок.) А я когда-то прилично танцевал. Любил
танцевать, и, надо сказать, танцевал прилично. (Пауза.) Простите, Иван, а вы, совершенно
случайно не разбираетесь в моющих средствах? (Пауза.) Вот и март насмарку, еще вчера
планы строил. Надо же было такому случиться? (Пауза.) Черт знает, что такое происходит.
(Пауза.) Устал. Как собака устал. (Пауза.) Ото всего. (Пауза.) Как собака. Устал как собака!
Устал как собака! Просто как собака!..
ШТЕРН
(Каморину, не открывая глаз.) Истерика.
Пауза.
КАМОРИН (Штерну, не открывая глаз.) И что делать?
Долгая пауза.
МОЗЖУХИН
Устал…
КАМОРИН (Мозжухину с плохо скрываемым раздражением.) Так, тебе наливать
или нет?
Пауза.
МОЗЖУХИН
Мыло. (Привстает.) Мыло, пожалуй. А что? пожалуй!
КАМОРИН Что ты бормочешь? Я ничего не пойму!
16
МОЗЖУХИН
Мыло, посмотри, в ванной должен быть кусок хозяйственного
мыла. Мылом, пожалуй, можно было бы отчистить.
КАМОРИН Тебе наливать или нет?!
Пауза.
МОЗЖУХИН
(Ложится.) Воздержусь пока.
КАМОРИН Как знаешь. (Штерну.) Ну, что, доктор, как говорится, по третьей?
ШТЕРН
(Открывает глаза.) Ни в коем случае. Теперь пациент. Немного
согрелся, и, достаточно. Ведь это, Сергей, ложное утверждение, что все русские доктора
циники и пьяницы. Подумайте об этом на досуге. Где я могу помыть руки?
КАМОРИН Я покажу.
Каморин и Штерн поднимаются, уходят.
КАРТИНА ВТОРАЯ
В комнате появляется Соседка. Она прижимает к груди смахивающую на гуся
сумку. Она и сама чем-то напоминает гусыню. Этакая гусыня с гусенком. В ней читается
неловкость, смятение и страх.
СОСЕДКА (Мозжухину.) Умоляю, простите меня, я звонила, вы не отвечали, и
вот я решилась войти… Проходила мимо… я живу неподалеку, в двух шагах буквально…
можно сказать соседка… хотя у вас не может быть соседей… такой дворец!.. проходя,
услышала случайно, совершенно случайно… А вы, я вижу, отдыхаете?.. Ой, простите,
простите меня, я бы не решилась, если бы не обстоятельства… А у вас кровь… немного.
Вы знаете, что у вас кровь… немного?
МОЗЖУХИН
Поранился… немного. (Пауза.) Открывал консервы и
поранился. (Пауза.) Немного. (Пауза.) Ничего страшного. (Пауза.) Что вы хотели?
СОСЕДКА Мне, собственно не вы, точнее, не столько вы, мне ваша собачка
нужна.
МОЗЖУХИН
Какая собачка?
СОСЕДКА Ваша собачка… Простите, я, наверное, сумбурно излагаю… это от
волнения, я очень взволнована… При иных обстоятельствах ни за что бы не решилась, но,
поверьте, у меня просто нет другого выхода… Дело в том, что мой муж находится теперь в
запое, а когда он в запое, он очень, очень унижает меня… главным образом морально…
Теперь он спит, вот я и воспользовалась моментом…
Входят Каморин и Штерн.
СОСЕДКА Он солидный мужчина, и мне трудно ему противостоять… Но он
самозабвенно боится собак… Я, признаться, и сама их побаиваюсь, но не до такой
степени… И если бы вы согласились одолжить мне на какое-то время… ненадолго вашу
собачку… У вас смышленая собачка?
МОЗЖУХИН
О какой собачке вы все время говорите, женщина?
СОСЕДКА Признаюсь, я вашей собачки еще не видела, но вы только что в беседе
с такой любовью упоминали собачку… а у меня, видите ли, особенный слух… знаете, мой
слух – мое несчастье, предмет стеснения, неловкости… Кто-то называет это даром, а ктото прямо избегает меня… Я, к примеру, не выходя из своей комнаты, слушаю звуки
лесных птиц и, только не смейтесь, ежиков… даже ежиков… о более крупных животных и
говорить нечего… Справедливости ради, Илья, муж, когда не в запое, тоже слышит… у
него тоже идеальный слух… Ежиков не слышит, но крупных животных запросто… Он
пьет редко, но метко… несчастье, такое несчастье!.. Меня в детстве зверски искусал
соседский пес… сама, в общем-то, виновата… ну, и, с тех пор… Один раз услышав
мелодию, я запоминаю ее навсегда, и в точности могу воспроизвести спустя много лет…
17
Эти ежики такие смешные… Вот за все это в совокупности, мне и достается от моего
мужа… Он, будучи неплохим, даже очень хорошим человеком, видите ли, склонен к
изменам… и переменам… как герцог из Риголетто… Вы помните герцога из Риголетто?..
Не самого герцога, а его песенку?… Он поет, очень хорошо поет, изумительно… мог бы
стать певцом, настоящим… не сложилось… Я тоже немного пою, не так как Илья, муж,
конечно, но все же… Иногда поем дуэтом… Я его сожителем называю. В отместку.
Потому, что он меня бьет. У меня по всему телу синяки, хотите посмотреть?
КАМОРИН (Соседке.) Нет. (Пауза.) Выпьете с нами?
СОСЕДКА (Вздрагивает.) Ой, здравствуйте. (Пауза.) А знаете, я ведь всерьез
испугалась. Увлеклась своей историей, вас не усмотрела. Вот, испугалась… немного… Я с
рождения пуглива… (Пытается смеяться.) Илья, сожитель обожает меня пугать. У него
есть свисток, настоящий милицейский свисток. И вот он любит подкрасться ко мне
незаметно, и уже около самого уха свистнуть… Он думает, что это очень остроумно,
подкрасться вот так к человеку, к самому уху, и свистнуть около самого уха… Но это же
совсем не смешно, как вы думаете? (Пауза.) А может быть, это смешно, просто у меня
отсутствует чувство юмора? Как вы думаете?
КАМОРИН А вы проходите, присаживайтесь.
СОСЕДКА (Не шелохнувшись.) Никак не могу сообразить, как у него получается
так незаметно ко мне подкрадываться? при моем-то слухе?
КАМОРИН (Соседке.) Проходите, проходите. Давайте сумку, что вы в нее так
вцепились? что у вас там?
СОСЕДКА (Испугана.) Нет, ничего. Лучше пусть она будет со мной, я к ней
привыкла.
КАМОРИН Как знаете. (Пауза.) Выпьете с нами? Мы здесь выпиваем немного. За
встречу. Давно, знаете ли, не виделись.
СОСЕДКА Неожиданно. (Пауза.) Боюсь, Илья, муж не обрадуется моему
решению.
ШТЕРН
А вы уже приняли решение?
СОСЕДКА По-моему вы не оставили мне выбора. Мне кажется, отказываться в
такой ситуации как-то не прилично. Или я ошибаюсь? (Пауза.) У вас как принято? Я во
дворцах редко бываю…
МОЗЖУХИН
Да какой там дворец?
КАМОРИН (Соседке.) Присаживайтесь.
СОСЕДКА Нет, нет, я буквально на минуточку.
КАМОРИН (Садится.) В ногах, как говорится, правды нет. (Соседке.) Ну, что?
будете стоять?
СОСЕДКА (Садится.) А вы – неожиданный человек.
КАМОРИН (Наполняет рюмки.) Еще бы.
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
Каморин и Соседка за столом.
Штерн, примостился на краешке
осматривать Мозжухина.
дивана,
растирает
руки,
готовится
ШТЕРН
(Мозжухину.) Ну, что же, я готов. Как вы себя чувствуете?
МОЗЖУХИН
Хорошо.
ШТЕРН
Что болит?
МОЗЖУХИН
Ухо. Левое ухо… Совсем чуть-чуть... Мочка… Почему мочка,
что у меня с мочкой?
18
ШТЕРН
(Осторожно поворачивает голову Мозжухина.) Красиво. Что красиво,
то – красиво! (Пауза.) Пуля и вошла красиво, и траектория прелюбопытная… просто на
удивление. Вы, должно быть, отменный стрелок?
МОЗЖУХИН
Не сказал бы.
ШТЕРН
(Щупает пульс.) Если вы редко упражняетесь в стрельбе, можете
этого и не знать. Так сказать, латентный стрелок.
СОСЕДКА (Каморину шепотом.) Что он делает?
КАМОРИН Лечит.
Каморин прикладывает ухо к груди Мозжухина.
СОСЕДКА (Шепотом.) Он доктор?
КАМОРИН (Разливает водку.) Доктор.
СОСЕДКА (Шепотом.) Больше похож на почтальона.
КАМОРИН Почему?
СОСЕДКА (Шепотом.) Мешки под глазами.
КАМОРИН (Улыбается, поднимает рюмку.) Резонно. Да оставьте вы сумочку, она
же вам мешает.
СОСЕДКА (Еще крепче прижимает сумочку к себе.) Нет – нет, я чувствую себя
неловко без нее.
Соседка поднимает рюмку.
КАМОРИН Ну, что, за доблестных почтовых работников?
СОСЕДКА С удовольствием. Но, прежде чем выпить, мне хотелось бы вас
спросить кое о чем.
КАМОРИН Спрашивайте – отвечаем.
Пауза.
СОСЕДКА Если мой вопрос покажется вам неучтивым, можете не отвечать.
КАМОРИН Я к вашим услугам.
Пауза.
СОСЕДКА Чур, не обижаться.
КАМОРИН Не в моих правилах.
Пауза.
СОСЕДКА Поверьте, то, что является содержанием моего вопроса – не праздное
любопытство. Наболевшее. (Пауза.) Только давайте договоримся, что бы я ни спросила, к
вам это не имеет никакого отношения. Это – так, мои капризы, размышления, раздумья…
Женское, конечно, но у меня с женщинами как-то не сложилось. (Виновато улыбается.) С
мужчинами, к слову, тоже не очень, но с женщинами – совсем никак.
КАМОРИН Это – нормально.
Пауза.
СОСЕДКА (Прислушивается.) Кажется, просыпается. Ой, не дай Бог!
КАМОРИН Кто?
СОСЕДКА Илья, сожитель. (Морщится.) Сама ненавижу это словечко. Однако
пристало же. Нет-нет, да и выскочит. На самом деле он мне муж, конечно муж, конечно же,
муж. Просто ведет себя как сожитель… И похож на сожителя… Такие мешки под глазами.
КАМОРИН Почтальон?
Пауза.
СОСЕДКА Кто?
КАМОРИН Илья, муж.
Пауза.
СОСЕДКА Откуда вы знаете? Вы – ясновидящий?
КАМОРИН Сейчас все стали немного ясновидящими. Время такое. Раньше это
называлось интуицией. В нашем деле без интуиции опасно.
19
СОСЕДКА А чем вы занимаетесь, если не секрет?
КАМОРИН Секрет.
Пауза.
СОСЕДКА Как бы то ни было, у вас отменная интуиция.
КАМОРИН Ну, что? ваше здоровье? или здоровье Ильи, сожителя?
СОСЕДКА Мужа. Илья мне муж, конечно же муж. У него и достоинств много, не
думайте.
КАМОРИН Не буду. Здоровье Ильи, мужа?
СОСЕДКА Сперва вопрос. Вы обещали, а я не забыла.
КАМОРИН Так задавайте уже ваш вопрос. Как говорится, студень стынет.
Пауза.
СОСЕДКА А вы действительно настроены отвечать?
КАМОРИН Не сомневайтесь. Спрашивайте, и покончим с этим.
Пауза.
СОСЕДКА Вопрос – не из легких.
КАМОРИН Не сомневаюсь.
СОСЕДКА Ну, что же? сами напросились. (Пауза.) Вот я прожила не то, чтобы
долгую, но кое-какую жизнь прожила… И были в этой жизни радости, были огорчения…
Мне доводилось встречаться с разными людьми… мужчинами, женщинами, хорошими и
плохими… часто с цельными, очень цельными людьми… до перестройки таких было
много… Это сейчас их, увы, почти не осталось… кто-то умер, кто-то болеет… (Пытается
смеяться.) Это называется – «на арене новые жонглеры»… Скверная шутка, согласна…
Ирония, сарказм – не мое амплуа… Одним словом, все меняется, меняется… (Пытается
смеяться.) Это называется – огни погасли, а новых что-то не видать… Скверная метафора,
согласна… Все – от волнения. Волнуюсь.
Пауза.
КАМОРИН Может быть, все-таки, сначала пропустим по маленькой?
СОСЕДКА Вы не обратили внимания, повсеместно происходит смешение родов,
классов, видов, подвидов?.. Я даже, знаете, не удивлюсь, если однажды, прогуливаясь по
зоопарку… я люблю прогуливаться по зоопарку… так вот, я не удивлюсь, если однажды в
зоопарке, в одной из клеток обнаружу… самого Дарвина… Больше всего на свете мне
хотелось бы поговорить с Дарвиным! О, у меня накопилось к нему множество вопросов!
(Пауза.) Простите, немного отвлеклась. Наболело. (Пауза.) Но не о том я хотела спросить
вас. А спросить у вас я хотела вот о чем. (Пристально смотрит на Каморина.) Скажите, вам
самому не прискорбно?
Пауза.
КАМОРИН Простите?
Пауза.
СОСЕДКА Вам самому не прискорбно?
КАМОРИН Если можно, поясните, пожалуйста. Я слегка нетрезв, и с трудом
слежу за вашей мыслью.
СОСЕДКА А вот я как раз об этом… Вот скажите, вы прожили, судя по всему
еще не долгую, но кое-какую жизнь прожили... Наверное, в вашей жизни были радости,
огорчения…
Каморин закрывает глаза.
СОСЕДКА Вам пришлось встречаться с разными людьми, мужчинами,
женщинами… хорошими и плохими… Встречи, расставания… Жизнь шла своим чередом.
На смену весне приходило лето, на смену лету – осень… За осенью следовала зима, затем
вновь весна… И вот уже новые встречи, и новые расставания. Так?
КАМОРИН (Приоткрывает глаза.) Очень.
20
СОСЕДКА Прошу, пожалуйста, не перебивайте.
Каморин закрывает глаза.
СОСЕДКА И на каждой такой встрече, по любому поводу, и без повода, все эти
люди… друзья, близкие, знакомые, малознакомые, совсем не знакомые люди… прохожие,
сослуживцы, попутчики… слесари и штукатуры, поздние кондукторы и ранние… птахи,
метафора… Ну, и вот, при каждой такой встрече всегда, подчеркиваю, всегда, откуда ни
возьмись, возникало вино, водка… что там еще? шампанское… Вот как и сегодня, кстати.
КАМОРИН (Не открывая глаз.) Красиво говорите, честное слово. Мне очень
нравится.
СОСЕДКА И вы, конечно же, пили, кутили, бражничали… что там еще?.. не суть
важно… Пили, и всё… По любому поводу… И без повода… Вот и сегодня.
КАМОРИН (Не открывая глаз.) Точно.
Пауза.
СОСЕДКА Это, конечно, не мое дело, но, не смотря на отвлекающие
обстоятельства, я увидела в вас человека высокого, философского склада ума.
КАМОРИН (Не открывая глаз.) В десятку.
СОСЕДКА А теперь, собственно, вопрос.
КАМОРИН (Не открывая глаз.) Я весь – внимание.
СОСЕДКА Пусть не теперь, но прежде, в годы ранней юности, когда все только
начиналось, вы не могли не задаться вопросом, почему так? Пьянство – что за напасть
такая, инфекция и парадокс? Парадокс и нашествие?.. И ни в этом ли нашествии кроется
причина превращения людей в собак? В цепных и бродячих псов? псов войны, псов
бардака? псов – убийц, убийц всех и вся?! Убийц в точности таких же, только физически
более слабых собак, например… или физически более слабых кроликов, например… или
заблудившихся цыплят, например… а также бездомных кошек, или, о, ужас! маленькой
любознательной девочки, спешащей навстречу любви, практически ничем не
отличающейся от тех невинных щенят, крольчат, котят и цыплят? Я, как вы наверное
догадались, имею в виду себя?
Каморин несогласно покачивая головой.
СОСЕДКА Отказываетесь верить? Я сама бы ни за что не поверила, и до сих пор
не верю, но факт остается фактом, нас искусали. И продолжают грызть. И не важно, где, в
крольчатнике или на кухне!.. Наконец-то об этом стали говорить!.. Очнулись вдруг! Что
это вдруг? Страшно стало?.. Стали говорить, слава Богу. «Стали говорить» - не то слово,
фактически только об этом и говорят. Говорят, и показывают. А потому что крайне
испуганы все, испуганы и взволнованы все!.. Говорю сумбурно, потому что, будучи
недавней жертвой, сама крайне взволнована!.. «Взволнована» – не то слово! Пройдет
совсем немного времени, и цепные псы победят всех. Они уже победили всех!
Не открывая глаз, Каморин, протестует, покачивая головой.
СОСЕДКА Вам неприятен этот разговор?
КАМОРИН (Открывает глаза.) По поводу собак категорически не согласен.
СОСЕДКА Ой, я же вас не предупредила, я говорю только о злых собаках,
исключительно о патологически злых собаках!
КАМОРИН Патологически злых собак не бывает.
СОСЕДКА Бывают.
КАМОРИН Не бывает. Здесь ошибка. Злыми собак делают люди.
СОСЕДКА Люди, превратившиеся в собак.
КАМОРИН Нет, просто люди. Некоторые люди действительно напоминают собак,
внешне. Я прямо сейчас, не напрягаясь, могу вспомнить двух-трех собакоголовых. Но это,
поверьте, добрейшие создания. Один из них, кстати, совсем недавно угодил под поезд.
(Смеется.) Кстати, если следовать вашей логике, скоро поезда передавят нас всех. (Пауза.)
21
Хорошо, поезда можно отменить, даже сжечь. А гололед? Что прикажете делать с
гололедом?
СОСЕДКА На самом деле вы совсем, нисколько не думали о собаках. А сейчас
говорите первое, что придет в голову. И выдаете за философскую концепцию. При чем
здесь поезда и гололед? Ухватились за первое, что пришло в голову, а о собаках никогда не
думали.
КАМОРИН А вот и думал! Как раз таки думал, размышлял, много размышлял, и
чем больше размышлял, тем больше любил их.
СОСЕДКА Правда?
КАМОРИН Только правда, ничего кроме правды.
Пауза.
СОСЕДКА Хорошо. В таком случае, ответьте мне на простенький вопрос. Каким
образом вам удается их различать?
КАМОРИН Кого?
СОСЕДКА Людей и собак?
КАМОРИН Представьте себе, удается.
СОСЕДКА Как?
КАМОРИН Как-то.
СОСЕДКА Как?
КАМОРИН Секрет фирмы.
Пауза.
СОСЕДКА По хвостам?
КАМОРИН В том числе.
СОСЕДКА Несерьезно. Вы же взрослый человек. Должны понимать, что хвосты
– дел десятое, если не пятнадцатое.
КАМОРИН Всё. Дискуссия исчерпала себя.
СОСЕДКА Что, в кусты?
КАМОРИН В кусты.
СОСЕДКА То-то. (Пауза.) Хорошо, до собак вам нет дела, что же, в таком случае,
вызывает в вас интерес? Какая тема вам близка, что или кто движет вами?
КАМОРИН В области биологии?
СОСЕДКА Скажем, в области биологии.
КАМОРИН Отвечу не задумываясь. Морские львы. (Пауза.) Вот о них думаю
часто. Практически ежедневно.
СОСЕДКА А что вы думаете о морских львах?
КАМОРИН Мы их совсем не знаем. Как следствие – недооцениваем. Между тем
львы занимают меня все больше и больше. (Пауза.) Обидно – какой-то ерунды, может
быть ничтожной команды, какого-то самого простого звука или знака, кукиша какогонибудь не хватает до того, чтобы они заговорили.
СОСЕДКА Морские львы?
КАМОРИН Не только. (Пауза.) Ничего. Дайте срок, все встанет на свои места.
(Наигрывает задор.) Товарищ, верь, откроем дверь! Серьги сестрам будут розданы! И
потечет наша с вами жизнь в кисельных берегах!
СОСЕДКА Мечтатель. (Пауза.) Я очень рада, что не ошиблась в вас. (Недолго
улыбается, и тотчас мрачнеет.) Или не мечтатель? Шутник? Шутите со мной? Играете?
(Пауза.) Имейте в виду, если вы сейчас ёрничали, мне будет очень больно. (Пауза.) Вам же
не хочется, чтобы я еще раз испытала боль?..
КАМОРИН Ни в коем случае.
СОСЕДКА В таком случае, пожалуйста, серьезнее.
КАМОРИН Слушаюсь и повинуюсь.
22
Пауза.
СОСЕДКА А на вопрос мой вы так и не ответили. Ушли в сторону. Бежали.
Случайно или намеренно?.. А ведь вопрос мой, в известной степени – вопрос жизни и
смерти. Я уже думаю, может быть, его вообще не стоило задавать? (Пауза.) Видите ли, я
крайне редко общаюсь с новыми людьми…
КАМОРИН Хватит! (Пауза.) Ответ готов!
СОСЕДКА ?
КАМОРИН Мой ответ вам готов. Глубокий, прочувствованный ответ.
Практически экспертное заключение.
СОСЕДКА Ну, же, скорее отвечайте!
Пауза.
КАМОРИН Потрудитесь повторить ваш вопрос.
СОСЕДКА Вы не слышали меня, что и требовалось доказать.
КАМОРИН Очень хорошо слышал. Вас интересует, отчего люди периодически,
но с завидным постоянством кушают вино, так? Это вас интересует?
СОСЕДКА Вообще накопилось много всего, но, пожалуй, что это – главное.
КАМОРИН Отвечу коротко и ясно. Я не задавался этим вопросом.
Пауза.
СОСЕДКА Ну, вот…
КАМОРИН А вам не интересно, почему я не задавался этим вопросом? (Пауза.)
Да потому, что этот вопрос противоестественен, как всякая попытка оседлать судьбу или,
если вам так больше нравится, ухватить Бога за бороду. (Пауза.) Небольшой экскурс в
историю, если позволите. (Пауза.) С некоторыми коррективами, если позволите. (Пауза.)
Видите ли, человек стал человеком вовсе не в тот роковой миг, когда взял в руки палку,
дабы достать самое большое и спелое яблоко, но в то счастливое мгновение, когда,
напротив, опустил в рот подгнившую виноградину. (Пауза.) Что такое есть подгнившая
виноградина, спросите вы? Фактически, пропастина и дрянь, если придерживаться
общепринятых вкусов. Но… Внимание!.. Что-то произошло!.. Что-то лопнуло,
повернулось и вознеслось, да с таким звоном, что молоко в грудях скисло, и звезды
попадали в колодцы! (Пауза.) Что же такое грандиозное случилось?.. А случилось
следующее. Положив в рот подгнившую виноградину, человек неожиданно осознал, что
есть в природе нечто более волнующее, нежели сладость, и нечто более осмысленное, чем
точность. Иными словами, есть в природе нечто большее, чем сама природа. (Пауза.) С
тем, чтобы быть доходчивым, дико извиняюсь, буду вынужден применить прозу. Как
говорится, приведем наглядный пример. С человеком произошло приблизительно то же
самое, что произошло бы с ним, когда бы он, роясь… простите, предупреждал… роясь в
дерьме, вдруг нашел… что, к примеру?.. Ну, не знаю… красный абажур. Правда абажур –
немного из другой оперы, и не так убедителен… даже для меня… Хорошо, пусть будет
двадцатидолларовая бумажка… мало? сто-, тысячедолларовая бумажка. Целый кошелек с
такими бумажками! (Пауза.) Вот так, среди ясного, как говорится, неба, сверкнула молния.
И все немедленно наладилось, и на все времена! То есть, в одно мгновение! Вот ведь как
оно было-то. (Не дожидаясь соседки, выпивает.) Что-то горло пересохло. (Вновь
наполняет свою рюмку.) Другое дело – человек тут же был наказан, ибо в озарении этом и
содержался самый великий грех. (Пауза.) Теперь так. Каким же образом он был наказан?
Чем, интересно, он был наказан?.. Как думаете?.. Может быть, его били палками?
колесовали? резали его на ремни?.. Нет, его наказание было много изощреннее, ибо
наказан он был стыдом. Причем стыдом во всех его проявлениях и преломлениях. В том
числе и неудержимым стремлением самому стыдить… стыдить, судить, судачить…
сплетничать, наушничать, стучать и крысятничать… крысятничество – немного из другой
23
оперы, но суть дела не меняет, ибо все взаимосвязано. Как говорится, во всяком всякое –
всё!.. Было и будет! (Пауза.) А что такое стремление стыдить, сплетничать и стучать?..
СОСЕДКА Не знаю.
КАМОРИН Подстава! Чистая подстава! (Пауза.) Итак, на наших с вами глазах
человек оказался в ловушке, стал одновременно и палачом и жертвой по отношению к
самому себе. (Пауза.) Беда? Беда! Да еще какая! (Пауза.) Вот и весь сказ. (Пауза.) А
субъектом осуждения может быть что угодно. Чем глупее человек, тем проще предмет
порицания. Разумеется, самым примитивным предметом порицания является… питие,
конечно. (Пауза.) Что же получается? Исходя из того, что каждый человек с некоторых пор
и палач и жертва? Получается – тем подлее человек, чем больше в нем палача, иными
словами, борца с Бахусом. Ибо всякая борьба с вином есть не что иное, как аллергия на
жизнь. Всякий убежденный трезвенник, стало быть – враг гармонии и супостат… И,
наоборот, самыми талантливыми, одухотворенными, независимыми, самыми
воздухоплавателями и кавалерами во все века является кто? Жертвы. Читай – пьяницы.
Они меньше всех подвержены и подлинному и, в особенности, ложному стыду. В них…
читай, в нас… в нас и только в нас будущее!.. Равно как и прошлое, и, в особенности,
настоящее! (Пауза.) В нас всегда весна. Точнее мы можем призвать весну в любое время
года. Днем, ночью, когда угодно, стоит только захотеть. А весна, голубушка – это уже
всеобщий, вселенский праздник, радость для всего живого… включая кроликов и собак.
Согласны? (Пауза.) Всякий раз удивляюсь, встречая совершенно трезвых людей. Что
побуждает их жить так? Не все же они больны? (Пауза.) Хотя, на самом деле пьют все,
друг мой, все без исключения… И вы. Признайтесь… Не мне – себе признайтесь. (Пауза.)
Справедливости ради, и порицают все. Почти что. Многие. Большинство. (Пауза.)
Хороший человек, плохой человек – все зависит от пропорций. (Пауза.) Вам, душа моя,
крупно повезло! И я от всей души поздравляю вас с тем, что ваша недолгая жизнь то и
дело дарила вам встречи с лучшими представителями рода человеческого… одним из
которых, без сомнения является и ваш покорный слуга. (Пауза.) Ваше здоровье!
Каморин, не дожидаясь соседки, выпивает.
КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ
Каморин и соседка за столом.
Штерн на диване осматривает Мозжухина.
ШТЕРН
(Мозжухину.) Первый раз стреляетесь?
МОЗЖУХИН
Первый, да.
ШТЕРН
И сразу же такая удача! (Пауза.) А вот пульса нет. Как-то не нахожу.
МОЗЖУХИН
Что это значит?
ШТЕРН
Трудно сказать. Но, вероятнее всего, вы убили себя.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Совсем?
ШТЕРН
Пока это только предположение. Не будем торопиться.
Штерн пальпирует живот.
МОЗЖУХИН
Получается, что я мертв?
ШТЕРН
Не будем торопиться. (Прикладывает ухо к животу.) Кто там у вас?
МОЗЖУХИН
Где?
ШТЕРН
В животе.
МОЗЖУХИН
Не знаю. Нет там никого.
Пауза.
ШТЕРН
Ласточки?
24
МОЗЖУХИН
Какие ласточки?
ШТЕРН
Вьют гнезда?
МОЗЖУХИН
Никого там быть не может.
ШТЕРН
К сожалению.
МОЗЖУХИН
Что?
ШТЕРН
К сожалению. С ласточками, согласитесь, было бы много веселее.
МОЗЖУХИН
Зачем вы говорите мне такое?
ШТЕРН
Шучу. Я, знаете, весельчак. Пытаюсь развлечь, отвлечь от тяжких
раздумий.
МОЗЖУХИН
Спасибо.
СОСЕДКА (Каморину шепотом.) Он до сих пор влюблен в меня.
КАМОРИН Кто, Штерн?
СОСЕДКА Нет, Илья, муж. Этой весной совсем с ума сошел. Мартовский кот.
Хотя больше напоминает собаку. Хотя сам собак боится смертельно. А, может статься, он
потому и боится собак, что сам собака? Не знаете?
КАМОРИН Мне казалось, тема собак на сегодня исчерпана?
СОСЕДКА Ревнует меня к каждому столбу… Но это – любовь. Большая
любовь… Как на мой вкус, так при такой любви обращать внимание на его потусторонние
увлечения было бы с моей стороны просто предательством. А вы как думаете?
МОЗЖУХИН
(Приподнимается на локтях.) Вы хотели сказать «сторонние
увлечения»?
СОСЕДКА (Мозжухину.) Да, да, конечно. Оговорилась. Благодарю вас…
Потусторонних увлечений у него быть не может. Он, как и я, дарвинист… Безбожник…
Безбожники мы, хотя я – верую. Но у меня плохо получается. А он – потомственный и
убежденный дарвинист. Иногда ходит со мной в зоопарк. Любуется обезьянами… Ему
павианы нравятся. Чувствует в них, наверное, что-то родственное. Но он же не виноват в
том, что родился до такой степени мужчиной?.. Что скажете?
МОЗЖУХИН
Ничего.
ШТЕРН
(Мозжухину.) Не отвлекайтесь, пожалуйста.
СОСЕДКА (Каморину.) Притом это такие, как бы лучше выразиться, легкие,
наивные увлечения. (Пауза.) Вы бы видели предметы его страсти! Вот, например,
последний предмет. Косички, насморк, жвачка, наушники… лыжная шапочка с
помпончиком… желтая лыжная шапочка с красным помпончиком, ботиночки на
шерстяной носок, рюкзачок. Сущее дитя. Белка. Белка-летяга… Он и зовет ее Белочкой.
Думает, что я не слышу… А, может быть, у нее имя Белла? Хотя он и других зовет
Белочками. Всех, кроме меня. Белочка. Хотя ей уже около тридцати. Сейчас взросление
приходит много позже… Это даже не флирт, попутная слабость. Согласитесь, при
большой любви всякая попутная слабость невинна и простительна.
(Замирает,
прислушивается.) Ах, какой роскошный пес!
КАМОРИН О ком вы?
СОСЕДКА Ротвейлер. Прямо под окном… Сбежал от хозяина. Красавец!.. Ну,
теперь его конечно не догнать.
КАМОРИН Зачем вам ротвейлер?
СОСЕДКА Охотно расскажу. Дело в том, что мой муж находится теперь в запое,
а когда он в запое…
КАМОРИН Да нет у вас никакого мужа.
Пауза.
СОСЕДКА То есть как?
КАМОРИН Очень просто. Нет, и не было никогда.
Пауза.
25
СОСЕДКА Откуда вы знаете?
КАМОРИН Опыт.
СОСЕДКА Ах, если бы так! Мы прожили вместе тринадцать лет.
КАМОРИН Не может такого быть.
СОСЕДКА Почему?
КАМОРИН Вы слишком игривы.
СОСЕДКА (Расцветает.) Правда? Я всегда была такой. Меня не переделать.
(Смеется.) Проще убить… Чудачка? Скажете, чудачка? Какое люди придумали для себя
миленькое слово «чудачка». «Чудак», «чудачка». С одной стороны вроде бы и не обидно, а
с другой стороны снимает всякую ответственность. А вы, мне кажется, тоже чудак.
КАМОРИН Я – пропойца и бродяга.
СОСЕДКА Но не всегда же вы были таким?
КАМОРИН Всегда.
Пауза.
СОСЕДКА Вы правы, Илья – сожитель. (Пауза.) А мужа у меня нет. Как-то не
сложилось. (Пауза.) Но я иногда называю его мужем. Понимаете, для женщины это очень
важно иметь мужа. (Пауза.) Чудачка?
КАМОРИН Чудачка.
СОСЕДКА А Илья называет меня «сука». Не «чудачка» а «сука». Режет слух,
правда? (Пауза.) А вы – никакой не бродяга, и не алкоголик. Вы милый человек, у которого
просто как-то не сложилось.
Штерн поднимается с дивана.
ШТЕРН
Ну, что, нужно вызывать «Скорую».
КАМОРИН Зачем?
Штерн подходит к столу, садится, наливает себе водки, выпивает.
ШТЕРН
Не могу разобраться. Мне с подобного рода вещами встречаться не
приходилось.
СОСЕДКА Может быть, я чем-то могу помочь? Я когда-то работала в
ветеринарной клинике, уборщицей правда, но интересовалась, наблюдала за
операциями…
ШТЕРН
(Каморину.) Что здесь делает эта сумасшедшая?!
СОСЕДКА Чудачка. Мне больше нравится «чудачка».
Пауза.
ШТЕРН
Черт знает что такое! С одной стороны никаких признаков жизни, с
другой стороны, человек шевелится, разговаривает. (Пауза.) Пульса нет, дыхания нет.
Ничего не понимаю.
Пауза.
Каморин со стаканчиком подходит к Мозжухину.
КАМОРИН Так. А ну-ка брат, давай-ка выпьем.
МОЗЖУХИН
Не хочется.
КАМОРИН Слышишь, что доктор говорит? Пульса нет. Дыхания нет. Нужно всю
эту инженерию как-то запустить. А как запустить? ты знаешь другой способ? Я – нет.
ШТЕРН
(Каморину.) Оставь его. (Мозжухину.) Анатолий, у вас есть телефон?
у меня кончилась подзарядка.
МОЗЖУХИН
Да, да, конечно, пожалуйста.
Мозжухин достает из кармана телефон, включает его, протягивает Штерну.
Штерн набирает номер.
ШТЕРН
Ага, это – я. Ты дома или работаешь? (Смеется.) Выпиваем по
чуть-чуть… пригубливаем, так сказать. Товарищ в гости пригласил. (Пауза.) Нет, ты его не
знаешь. Мы с ним рыбачим. (Пауза, громко.) Рыбачим, рыбачим. Да. (Пауза.) Нет, сейчас
26
не рыбачим, сейчас только выпиваем. (Пауза.) По чуть-чуть. Ну, слушай я ведь, кажется,
разгадал! Все изумительно просто. Мыло! (Пауза.) Да, да, самое обыкновенное мыло. Мне
тут совершенно неожиданно подсказали… какой-то разговор о мыле, я суть не понял, но
все что-то говорят «мыло», «мыло», и тут до меня дошло… Мыло. Как просто, да?
(Смеется.) Ну, конечно, она ему всучила не яблоко, а мыло. Если я прав – всё замечательно
складывается. (Смеется.) Ну, конечно. (Пауза.) Да нет, нет же. Понимаешь, яблоко – это на
поверхности, и, потом, из яблока ничего не следует. Ну, съел яблоко, и что? Почему его
поразил стыд? (Пауза.) Конечно. Конечно. (Пауза.) А потом, пожалуйста, никто же не
отрицает, что они разыграли яблоко. Почему нет? Просто впоследствии историки что-то
оставили, а что-то опустили, да не «что-то», а вот именно мыло. Яблоко осталось, а мыло
каким-то образом исчезло. Просто не придали значения. Да таких случаев сколько угодно.
(Пауза.) Ничего не надумано. (Пауза.) Ничего не притянуто. (Пауза.) Видишь ли, прежде
чем сообразить, что у тебя совсем другая анатомия, нужно задуматься об этом. Не просто
обнаружить, что у тебя есть то, чего у нее нет, а, так сказать, всмотреться, пристально
всмотреться. Задуматься, так сказать. (Пауза.) Ну да, первое что приходит в голову –
отрезали. Травма или операция, что-то в этом роде. Чистый Фрейд. Это – на поверхности.
(Пауза.) Нет, нет, превосходство – это уже третий, или четвертый этап. Сначала – жгучее
любопытство. (Пауза.) Конечно. (Пауза.) Конечно.
Штерн смеется. Прикрывает ладонью микрофон.
ШТЕРН
(Присутствующим.) Этой мой коллега, Витя Помаскин. Он как раз на
вызове сейчас. (В трубку.) Да, я слушаю тебя, Помаскин… А ты где сейчас? на пляже?..
(Смеется.) А где это? А-а! Ну, понятно, понятно. Очень хорошо. Да. Очень хорошо.
(Присутствующим.) Здесь неподалеку. Повезло. Он – умница. На вызове. Здесь
неподалеку. Умница! (В трубку.) Говори, говори. (Присутствующим.) Мы с ним еще в
студенчестве увлекались историческим идеализмом, пытались совместить физику с
метафизикой, так сказать, реальное с ирреальным. (В трубку.) Да, да, я слушаю…
(Присутствующим.) И теперь, когда встречаемся, разгадываем шарады. Сейчас… (В
трубку.) Да, да, я слушаю тебя… (Присутствующим.) Сейчас пробуем разобраться в
мотивации первородного греха. Там не все ясно. Точнее всё не так ясно, как кажется. (В
трубку.) А зловредного фантазера Юнга ты вообще не рассматриваешь? (Пауза.) Да твой
Фрейд – грубый материалист! Павлов, в сравнении с ним ребенок! (Громко.) Павлов –
ребенок, говорю! (Пауза.) Борода здесь ни при чем! У всех борода. У бабуина тоже борода,
это ничего не меняет! Слушай… слушай… вспомни… вспомни, пожалуйста. Пубертат.
Баня! (Громко.) Пубертат! Баня! А? (Пауза.) А теперь представь себе, поздний пубертат,
общая баня? А? (Пауза.) В деревнях. Сколько угодно. Согласен?.. Согласен?.. Согласен?..
Согласен?.. Да успокойся ты уже! (Присутствующим.) Возбудился. (В трубку.) Да
угомонись ты уже! (Смеется.) О мочале – отдельный разговор. Мочало – это другое, о
другом! (Смеется.) Похабник! Фу! Похабень! Фу! (Пауза.) Нет… Нет… Нет… Нет,
знаешь, я как раз придерживаюсь другой точки зрения… (Пауза.) Да, именно так… Чем
проще, тем достовернее. (Пауза.) Именно так. (Пауза.) Представь себе. Именно, что
классика! Именно так, представь себе! (Пауза.) От моллюска слышу. Всё!
Штерн нажимает кнопку, возвращает телефон Мозжухину.
ШТЕРН
Не могу! Упрям, как осел!.. Прописные истины! – не желает! (Пауза.)
Ах, Помаскин, Помаскин! Что за человек? (Пауза.) Но диагност – Милостью Божьей! Я
вас уверяю. (Пауза.) Я вас уверяю. (Пауза.) Ой, совсем забыл!.. Анатолий… ради всего
святого… простите великодушно… можно еще раз воспользоваться вашим телефоном?
Про вас-то я совсем забыл! старый дурень. Старею.
Мозжухин подает Штерну телефон.
ШТЕРН
Спасибо! (Набирает номер, ждет.) Не берет. (С досадой.) Обиделся.
(Оживает. В трубку.) Я! Да! Ты почему трубку не берешь?.. Ты почему трубку не берешь?..
27
А ты почему трубку не берешь?.. (Пауза.) Вот что я тебе скажу, дорогой мой! Мне до
чертиков осточертели эти твои чертовы головоломки! И я прошу тебя больше не пудрить
мне мозги! У меня печень, лысина, подагра, вставные челюсти… я утром ног не чувствую,
я вообще не знаю, сколько мне осталось, а ты мне пудришь мозги этими головоломками!
Что ты пристал со своими головоломками?! Пристал как банный лист со своими
головоломками! Знать тебя больше не знаю, и не смей показываться мне на глаза!
Подонок. болтун, шут гороховый! Тьфу!
Штерн нажимает на кнопку, возвращает телефон Мозжухину, направляется к
столу.
ШТЕРН
(Каморину.) Сейчас явится. Он здесь неподалеку. (Пауза.) Наливай.
Каморин наполняет рюмки.
Откуда-то с улицы раздается короткая визгливая трель милицейского свистка.
КАМОРИН Это что еще?
Свисток напоминает о себе еще и еще раз, делается протяжным и… перерастает
в раскат грома.
КАМОРИН Да что такое, в самом деле?!
МОЗЖУХИН
(Бесцветным голосом.) Гроза в марте. (Пауза.) Редко, но
случается. (Пауза.) А, возможно, первый раз такое. Не исключено.
Свисток и тут же раскат грома.
СОСЕДКА Это – Илья. Муж. (Пауза.) Я погибла.
Раскат грома, молния.
В электрическом свечении возникает нескладная фигура Ильи в узорном костюме
галантного века, по всей видимости, герцога из оперы Верди. В руках у него аркебуза или
что-то в том же духе.
ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Квартира Мозжухина.
Мозжухин, Каморин, Штерн, Соседка, Илья.
ИЛЬЯ
Друзья мои! Прежде, чем задать те необходимые, но чудовищные
вопросы, что, возможно, кардинально изменят жизнь и судьбу каждого из вас… каждого
из нас… прежде чем на ваших глазах и, не исключено, при вашем участии, совершится
главный и необратимый поступок, а, может статься, череда поступков…
СОСЕДКА Илюша, умоляю…
ИЛЬЯ
…мне хотелось бы засвидетельствовать… на дворе ранняя весна,
деревья, улочки, прохожие, воробьи и грядущие ласточки сочатся любовью…
СОСЕДКА Ласточки! Ужас!
ИЛЬЯ
…невыносимо хочется петь и дарить… Не скрою, меня переполняют
сильные… невыносимо острые чувства, целая гамма чувств на грани помутнения
рассудка!.. Но прежде чем шлюзы будут открыты, а ласточки обретут свои реальные
очертания…
СОСЕДКА Илья, снова ласточки?! (Присутствующим.) Эти ласточки – дурное,
дурной знак… (Илье.) Илья, прошу тебя!..
ИЛЬЯ
Я попытаюсь исполнить… и даже к лучшему, что душа моя
практически мертва… попытаюсь исполнить… возможно, в последний раз… теперь,
теперь же, не дожидаясь ласточек…
28
СОСЕДКА Илья! Нет!
КАМОРИН (Илье.) Послушай, клоун! Здесь у всех мертвые души! Однако же мы
не стреляем!.. Стреляем только в крайнем случае, когда действительно припекло, и то не
по людям, а в себя. И то – в крайнем случае…
ИЛЬЯ
(Кричит.) В последний раз! (Пауза. Сбавляет тон.) …возможно в
последний раз попытаюсь исполнить гениальную арию из оперы Джузеппе Верди
«Риголетто»… именно, что вешнюю и вроде бы… замечайте «вроде бы»… беззаботную
песенку как бы… замечайте «как бы»… беззаботную песенку человека… в сущности
трагического, но неопознанного… в точности такого же, как я, как мы…как большинство
из нас…
КАМОРИН (Илье.) Послушай, клоун!..
ШТЕРН
(Илье.) Чувствительно извиняюсь, что перебиваю, уважаемый, я вижу
у вас ружье, не могли бы вы как-то анонсировать, обозначить, так сказать, предмет охоты.
ИЛЬЯ
Я – не охотник. Правильнее сказать, охотник – не я.
ШТЕРН
Но вы же намерены стрелять в одного из нас? Я не ошибаюсь?
Хотелось бы как-то подготовиться, собраться с мыслями…
ИЛЬЯ
Кто вам сказал, что я обязательно буду стрелять? Ружье вполне может
быть частью сценического образа, деталью костюма.
ШТЕРН
Зачем вы пытаетесь обмануть нас? Это – непорядочно.
ИЛЬЯ Я никого не обманываю. Я никогда никого не обманывал! За всю свою жизнь
никогда! Зачем вы так говорите?! Это опасно, это смертельно опасно!
ШТЕРН
Вот видите?
ИЛЬЯ
Не вижу! Я чувствую, как слепну от гнева! Я почти ничего не вижу. Я
не намерен стрелять! Точнее так, я не имел намерений стрелять!
ШТЕРН
Пусть так. Пусть вы не намерены стрелять. А герцог?
ИЛЬЯ
А при чем здесь герцог?
ШТЕРН
Герцог-то непредсказуем?
ИЛЬЯ
Не знаю.
ШТЕРН
Отлично знаете! Коль скоро у герцога ружье, рано или поздно он
обязательно будет стрелять.
Входит Помаскин в белом халате.
ПОМАСКИН
(Штерну.) Не факт.
ШТЕРН
Факт!
ПОМАСКИН
(Штерну.) Видишь ли, Ваня, если один, пусть замечательный,
пусть величайший словоблуд из всех словоблудов изрек нечто напоминающее афоризм,
это совсем не означает, что все остальные словоблуды должны тотчас сделать стойку и
принять данную фигуру речи как руководство к действию. Улавливаешь мою мысль?
(Пауза.) Где тут у вас наливают?
Каморин проворно наполняет рюмку.
КАМОРИН Штрафную, будьте любезны.
Помаскин подходит к столу, выпивает.
КАМОРИН Наш человек.
Пормаскин садится за стол.
ПОМАСКИН
(Илье.) Присаживайтесь, герцог, угощайтесь.
ИЛЬЯ
Но я…
ПОМАСКИН
Садитесь, садитесь, любезнейший. Вы все успеете.
ИЛЬЯ
Откуда вам знать?
ПОМАСКИН
Такие люди как вы всегда успевают. Опаздывают, отстают,
уходят в небытие – другие. Такие же, как вы – не только успевают, но и остаются в веках.
ИЛЬЯ
Вы так думаете?
29
ПОМАСКИН
Вы так же думаете, в глубине души. Это мутное облако,
наполненное чужими разочарованиями, сомнениями, непониманием, упреками, изменами.
Облако-наволочка, облако-удавка, облако-ловушка, сотканная врагами, не позволяет вам
рассмотреть себя в солнечном свете. Присаживайтесь.
Пауза.
ИЛЬЯ
Вы – не аферист?
ПОМАСКИН
Нет. Да сядете вы, наконец?
Илья безропотно исполняет приказ.
ПОМАСКИН
(Штерну.) Вот, кстати, отличный этюд к одной из наших с
тобой полемик. Помнишь, ты как-то спросил меня, существуют ли некие законы,
предопределяющие прорывы в искусстве? Тебе отчего-то ужасно хотелось предугадать, по
какой причине и где стартует землетрясение, иными словами, по какой причине и где
образуется новый Матисс или Ротко, Беккет или Садур. Тогда я промямлил что-то
невразумительное, если честно, не был готов ответить. Но вот тебе является живой
огнедышащий ответ на вопрос – герцог, мушкет которого не выстрелит. И не потому, что
мушкет отсырел и покрылся плесенью, а потому что герцог передумал стрелять. (Пауза.)
И как тебе это нравится, Фома неверующий? Не так уж много времени прошло. Не ты ли
утверждал, что знаки свыше – иллюзия, фикция? Пожал-те бриться, будьте любезны!
(Смеется.) Итак, некий автор, назовем Его автором, снабдил герцога аркебузой, науськал
стрелять налево и направо, а герцог возьми, да передумай.
ИЛЬЯ
Илья.
ПОМАСКИН
Что?
ИЛЬЯ
Илья я.
ПОМАСКИН
Тем более. (Штерну.) Приходишь ты на Шекспира, или на
Китано, весь в кровавых предчувствиях, а Илья, вместо того, чтобы крошить Капулетти
или якудзу, напивается в хлам и загибает «Ах, мой милый Августин»!
ИЛЬЯ
Песенку Герцога.
ПОМАСКИН
Или, вот, песенку Герцога. То есть персонажи в данном случае
уже не ищут автора, как у классика, а бегут от него, стремглав и не оглядываясь. И
правильно делают. Обрати внимание, не актеры, исполняющие роли персонажей, а сами
персонажи. Независимая жизнь персонажей, конечно не прорыв, уже было когда-то
прорывом у Пиранделло, но то, что персонажи разбегаются – по-моему, свежая мысль.
ИЛЬЯ
Я только что пришел, собственно ничего не успел…
ПОМАСКИН
К чему вы это?
ИЛЬЯ
Рано мне бежать.
Пауза.
ПОМАСКИН
А что именно вы не успели?
ИЛЬЯ
Ничего.
ПОМАСКИН
(Штерну.) Вот – еще, в копилку тебе. Герцог ровным счетом
ничего нам не сообщает – продуцирует не слова, а только их оболочки.
ИЛЬЯ
Илья.
ПОМАСКИН
Илья продуцирует не слова, а только их оболочки. Получается
песенка без слов. Блестяще! Мечта любого режиссера. В недалеком будущем – реальность.
(Пауза.) Слова теряют содержание. За ненадобностью. Не только на сцене – в трамваях, в
конторах, на рынках, на пляжах… повсеместно. (Пауза.) Вот ругают матерщину. За
непотребство. Согласен. Да. Но матерщина – уже давно не матерщина, а новый емкий
универсальный язык, где словам легко и радостно, ибо они, будучи по сути всего лишь
звуками, имеют глобальную значимость, ибо обозначают все, что угодно. (Илье.)
Правильно я говорю, Илья?
ИЛЬЯ
Непредсказуем. Скорее всего.
30
ПОМАСКИН
Кто?
ИЛЬЯ
Герцог, скорее всего, непредсказуем. Вы спрашивали, я подумал, ну и
вот. Скорее всего, непредсказуем.
ПОМАСКИН
Но он добрый человек?
Пауза.
ИЛЬЯ
Герцог?
ПОМАСКИН
Герцог, да.
Пауза.
ИЛЬЯ
Прежде я должен спеть, и только потом…
ПОМАСКИН
Что «потом»?
ИЛЬЯ
Не могу говорить, пыл потеряю.
КАМОРИН (Илье.) Послушай, соловей!..
ПОМАСКИН
(Илье.) А, может, и ну его, пыл этот?
Пауза.
СОСЕДКА Илья, пожалуйста, послушайся доктора.
Пауза.
ИЛЬЯ
Да уж я решился.
КАМОРИН (Илье.) Ну, так пой!
Пауза.
СОСЕДКА Илюша, что я тебе сделала? Вот при докторе, при свидетелях скажи,
что такого я тебе сделала? Я, будучи природной женщиной, пела с тобой мужские арии,
варила кашку гречневую, твою любимую…
ИЛЬЯ
Пирожки пекла.
СОСЕДКА Пирожки – другое, пирожки – не отсюда! (Пауза.) Борщ, твой
любимый борщ с селедкой… борщ, который есть невозможно, варила… носки гладила,
носки гладила, гладила твои носки!.. Никто, слышишь, никто кроме меня не гладит
носки!.. Ходила за водкой, по ночам ходила! Белочек прощала… непостижимо,
невозможно, прощала белочек… всех… прощала, прощала, зачем, почему?.. А я скажу
почему! Я тебе, Илья, скажу, почему… Потому что знала – ты должен расти, Илюша,
духовно, расти, чтобы вернуть, чтобы вернуть себе… чтобы как-то вернуть себе
человеческий облик… чтобы, вот именно, жить!
Пауза.
ИЛЬЯ
Чтобы жить?
СОСЕДКА Чтобы жить.
Илья стреляет, соседка падает замертво.
Громоздкая тишина.
ИЛЬЯ
Оно само. (Пауза.) Я не хотел, честное слово. Оно само.
Пауза.
КАМОРИН (Илье.) Не говорила тебе мама в детстве, «не бери ружье», «не бери
ружье», «не бери ружье»?..
ИЛЬЯ
Нет.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Сережа, там много натекло?
КАМОРИН Пока трудно понять.
МОЗЖУХИН
Всё погибло. Теперь всё погибло. Теперь окончательно.
КАМОРИН Не ной, прошу! сам все это затеял. (Илье.) Ты хоть с женским днем-то
ее успел поздравить?
ИЛЬЯ
Кого?
КАМОРИН Жену.
ИЛЬЯ
Она мне не жена.
31
Пауза.
ШТЕРН
(Помаскину.) Теперь ты понимаешь, что Чехов непоколебим?
ИЛЬЯ
Оно само.
ШТЕРН
«Само», да не само.
Пауза.
ИЛЬЯ
Она вас пирожками не угощала?
КАМОРИН Что?
ИЛЬЯ
Пирожками вас не угощала? У нее в сумке пирожки. (Пауза.) С ядом.
(Пауза.) Убийца она, охотница. (Пауза.) Она собак травит. (Пауза.) Она и меня отравить
хотела. (Пауза.) И белочку. (Пауза.) И вас… наверное.
КАМОРИН Сука!
Каморин подходит к Соседке.
МОЗЖУХИН
Ну, что? много натекло?
КАМОРИН Терпимо.
Каморин берет сумочку, трясет над столом. Падает блокнот, сыплется гречка.
МОЗЖУХИН
Что там?
КАМОРИН Гречка. С камушками. (Пауза.) И блокнот. В точь, как у Просвири
был.
МОЗЖУХИН
Надо же?
Пауза.
ИЛЬЯ
Наверное хотела кашу варить.
КАМОРИН Похоже на то.
Пауза.
ИЛЬЯ
Хорошая женщина была, очень хорошая.
КАМОРИН Что теперь об этом говорить? Теперь нужно о будущем думать. Как
бы то ни было, жизнь продолжается.
ИЛЬЯ
Да.
Пауза.
КАМОРИН Очень-то не переживай.
ИЛЬЯ
Да.
Пауза.
КАМОРИН Без неприятностей как-то не получается. Я давно заметил.
ИЛЬЯ
Да.
Долгая пауза.
МОЗЖУХИН
Илья! Не сочтите за бестактность… так неловко… долго
сомневался, наконец, решился… Одним словом, вы не могли бы продать мне свой
свисток?
ИЛЬЯ
Я вам подарю.
МОЗЖУХИН
Спасибо, Илья.
Пауза.
ИЛЬЯ
Даже хорошо, что вы попросили у меня свисток. Мне все равно
пришлось бы кому-то его отдать. (Пауза.) Теперь всё будет напоминать о ней.
МОЗЖУХИН
А дело в том, что у меня в детстве был такой свисток. Память
детства. (Пауза.) Наверное у каждого такие предметы есть. Кто-то солдатиков помнит, ктото веретено или люльку, а мне вот свисток в память врезался. Милицейский.
КАМОРИН При чем здесь веретено?
ИЛЬЯ
Сумерки.
Пауза.
КАМОРИН А. Ну, да.
32
ИЛЬЯ
А я ее белочкой так и не назвал ни разу. Двадцать лет вместе
прожили, а я ее белочкой так и не назвал… Ни разу… Я вообще не очень-то старался в
семейной жизни. Она, известное дело, труженица была… известное дело, от собак меня
защищала… все делала, чтобы только я человеком стал… Действительно, гладила носки…
шутка ли дело? А я… белочкой так и не назвал. Ни разу.
МОЗЖУХИН
Почему белочкой?
ИЛЬЯ
Я ведь почтальоном работаю.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Ну, да, ну, да.
Пауза.
КАМОРИН Слушайте, доктора, надо что-то делать. Вы бы хоть осмотрели ее.
ПОМАСКИН
(Выпивает.) Откровенно говоря, не люблю я все эти штуки. С
детства брезглив, кровь, всякое такое, откровенно говоря, недолюбливаю… Что там
смотреть? полицию надо вызывать.
КАМОРИН Кого вызывать?
ПОМАСКИН
Полицию, полицию.
КАМОРИН Э-э, нет, братцы-кролики, с полицией погодить придется. Полиция –
это не дело! (Пауза.) Взяли моду, чуть что – полицию. У блюстителей и без нас дел
хватает. Педофилов на улицах уже больше, чем детей!.. Надо, надо осмотреть. Положено!
Доктора’! Вы что? Гиппократа не давали, матьё’?! (Пауза.) Он, Гиппократ, чему учил-то
вас, матьё’? Вы вообще проповеди его помните, господа хорошие? (Пауза.) Что молчите?
(Пауза.) Ванечка, может, все-таки без полиции обойдемся, а? (Пауза.) Я вам прямо скажу, я
к полиции настороженно отношусь. Не то, чтобы не люблю, люблю, конечно… посвоему… но при их появлении во мне просыпается вина. Это – с младенчества… Нет,
чувство вины я испытываю постоянно, как говорится, в круглосуточном режиме, но как-то
научился с ним договариваться, а вот когда появляется полиция, просто цунами какое-то…
вплоть до панических атак.
ИЛЬЯ
Буду петь для нее.
ПОМАСКИН
Между прочим, панические атаки – чрезвычайно любопытный
феномен. Их берутся лечить все, кому не лень…
ИЛЬЯ
Для нее буду петь.
ПОМАСКИН
…а вместе с тем, природу этого явления никто толком себе не
представляет…
ШТЕРН
(Каморину.) Сергей, пойми, осмотрел я уже один труп, ровным
счетом ничего не понял.
МОЗЖУХИН
(Штерну.) Все же вы находите, что я труп?
ШТЕРН
Я пока ничего не нахожу. Я потрясен, изумлен, растерян. Больше
ничего.
ИЛЬЯ
Решено, буду петь. (Громко присутствующим.) Потише, пожалуйста,
мне нужно настроиться.
Илья принимает певческую позу, прокашливается, входит в образ.
ПОМАСКИН
Тут вот какое дело, если рассматривать судорогу, как защитную
реакцию организма на внешние воздействия, по аналогии, панические атаки, в свою
очередь можно трактовать следующим образом…
МОЗЖУХИН
Но мне, например, хочется в уборную. Не так, чтобы бежать
стремглав, но подкрадывается. Я это чувствую.
ПОМАСКИН
…Некая вегетативная реакция…
МОЗЖУХИН
Разве труп может хотеть в уборную?
ШТЕРН
Ну, не знаю я. Я с такой ситуацией столкнулся первый раз в жизни,
честное слово.
33
ПОМАСКИН
Не то, судороги – не то.
ШТЕРН
А по-моему, на этот раз ты на верном пути.
ПОМАСКИН
Не то, не то. В качестве аналогии было бы удобнее взять…
смех, например. (Мозжухину.) Вот, кстати, вы не могли бы сменить лирический лад, и
посмеяться.
МОЗЖУХИН
Над чем?
ИЛЬЯ
Пожалуйста, тише.
ПОМАСКИН
(Мозжухину.) Да вот, хотя бы над этой вами же
сконструированной нелепицей – «трупу нужно в уборную». Согласитесь, если закрыть
глаза на обстоятельства, сама по себе фраза, вне контекста – стопроцентный анекдот.
(Пауза.) Хотите, вместе посмеемся? Я начну, а вы продолжите?
МОЗЖУХИН
Не знаю.
ПОМАСКИН
А вы попробуйте. Не получится – не получится.
КАМОРИН (Помаскину.) Я могу его пощекотать.
ПОМАСКИН
Нет. Это будет уже не то. Это уже ближе к судорогам.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Я, наверное, мог бы посмеяться, наверняка мог бы посмеяться,
но если бы это произошло само по себе. Трудно засмеяться, когда тебя об этом просят.
ПОМАСКИН
Смотрите на меня. Внимательно смотрите.
Помаскин строит смешную рожу и, одну за другой принимается выдавать трели
нелепейшего смеха.
Мозжухин улыбается, еще немного и засмеется: трели такие, что удержаться,
действительно трудно.
ИЛЬЯ
Прекратите сейчас же! (Пауза.) Прошу, пожалуйста, дайте
настроиться! Я буду петь!
КАМОРИН (Илье.) Слушай, ты нам со своей арией уже плешь проел. Будешь петь
– пой, никто тебе глотку затыкать не собирается, не будешь петь, сядь и помолчи. Видишь,
идет консилиум. Напряженная работа мысли.
ИЛЬЯ
Она ждет моей песенки. Она так ее любила.
Помаскин и Мозжухин закатываются от смеха.
Помаскин останавливается, мозжухин продолжает смеяться.
ШТЕРН
(Помаскину.) Вот что это? Смеется. Пульса нет, дыхания нет, а
смеется… Разве такое может быть?
ПОМАСКИН
Сколько угодно.
ШТЕРН
Да ну.
ПОМАСКИН
Я тебе говорю! Времена такие настали… Да ты глаза-то разуй,
оглянись вокруг.
ИЛЬЯ
Прошу! Пожалуйста!
ШТЕРН
И все же я думаю…
ПОМАСКИН
(Штерну.) Не торопись! Не нужно торопиться, никогда не
нужно торопиться.
ШТЕРН
Хорошо, что делать будем?
ИЛЬЯ
Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!
ПОМАСКИН
Я думаю так…
Илья вскидывает ружье, поочередно стреляет в Помаскина, Штерна, Каморина,
Мозжухина. Убиенные, за исключением Мозжухина, как и положено, падают замертво.
Мозжухин же, поскольку во время расстрела лежал на диване, только умолкает.
Комната наполняется перьями и едким дымом.
КАРТИНА ВТОРАЯ
34
Илья, вернувшись в образ,
исполняет песенку герцога из оперы Верди
«Риголетто».
Немного фальшивит, слегка кривляется на оперный манер.
На каком-то этапе к главной партии присоединяется тонкий жалобный второй
голос, больше напоминающий писк. Это Соседка приходит в себя.
Входит Валентина. Терпеливо выслушивает арию до конца.
ВАЛЕНТИНА
(По завершении номера.) Что здесь происходит?
Пауза.
ИЛЬЯ
Здесь?
ВАЛЕНТИНА
Здесь, да.
Пауза.
ИЛЬЯ
Я пою.
ВАЛЕНТИНА
Я вижу.
Пауза.
ИЛЬЯ
Вам понравилось?
ВАЛЕНТИНА
Очень. Кто вы?
ИЛЬЯ
Вдовец.
ВАЛЕНТИНА
А эта женщина под столом?
ИЛЬЯ
Под столом?
СОСЕДКА Под столом, да.
Пауза.
ИЛЬЯ
Это, совершенно справедливо, женщина.
ВАЛЕНТИНА
(Подчеркнуто членораздельно, практически по слогам,
громко.) Меня звать Валентина Петровна.
ИЛЬЯ
Очень, очень…
ВАЛЕНТИНА
А как звать женщину под столом?
ИЛЬЯ
А это вот как раз моя… моё… Это – белочка.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Это ее имя?
ИЛЬЯ
Суть.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Что здесь происходит?
СОСЕДКА (Приходит в движение.) Вы только не волнуйтесь… Вы, наверное,
хозяйка?..
ВАЛЕНТИНА
Что с Анатолием?
СОСЕДКА Кто это, простите?
ВАЛЕНТИНА
Хозяин.
СОСЕДКА Ваш?
ВАЛЕНТИНА
Хозяин квартиры.
СОСЕДКА Во всяком случае, он не умер… Надеюсь.
ИЛЬЯ
Нет-нет… нет, конечно… конечно, нет.
СОСЕДКА Что такое? что вы пытаетесь сказать?
ИЛЬЯ
Я пытаюсь… Он не может умереть.
СОСЕДКА Вообще, знаете, я обратила внимание, здесь как-то не умирают.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Почему он молчит? Я звоню ему весь день, он не отвечает. Что
случилось? (Пауза.) Почему он молчит?
35
ИЛЬЯ
Попытаюсь объяснить. Я пел. Собственно вы видели и слышали.
Самому оценивать себя довольно трудно. Требуется взгляд со стороны. Однако реакция
публики может быть любой.
ВАЛЕНТИНА
Короче.
ИЛЬЯ
Анатолий, например, замолчал.
ВАЛЕНТИНА
Почему?
ИЛЬЯ
Все замолчали, и он замолчал.
ВАЛЕНТИНА
Что значит «замолчали», а до этого они что, разговаривали?
ИЛЬЯ
Смеялись.
ВАЛЕНТИНА
Над чем?
ИЛЬЯ
Высмеивали врачей.
ВАЛЕНТИНА
Так почему он замолчал-то?
ИЛЬЯ
Все замолчали, и он замолчал.
ВАЛЕНТИНА
Все меня не интересуют. Почему замолчал Анатолий?
ИЛЬЯ
Может быть, расчувствовался, или… напротив, заскучал и уснул. Он,
по всей видимости очень хотел спать. Все время прикладывался.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Пахнет гарью.
ИЛЬЯ
А здесь стреляли. Я стрелял… так как-то получилось… сложились
обстоятельства… Странно, вроде бы именно я стрелял… точно я, и, в то же время, не я…
Оно само как будто. Такое необычное обстоятельство, наподобие головокружения. Вот, у
вас кружилась когда-нибудь голова?
ВАЛЕНТИНА
Что вы лепечете? Вы вообще слышите, какой бред вы несете?
ИЛЬЯ
У меня отменный слух. Знаете…
ВАЛЕНТИНА
Довольно. (Пауза.) Передайте Анатолию, я скоро вернусь…
Очень скоро. (Пауза.) И еще! Со мной придет серьезный… очень серьезный человек.
(Пауза.) Нет, ничего ему не говорите. (Пауза.) Нет, надо сказать, а то у него в голове всякая
всячина. Пусть успокоится. Ему нужно успокоиться… Он, если вы успели заметить –
псих, застрелится еще.
СОСЕДКА Уже, простите.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Что?
СОСЕДКА Застрелился.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Давно.
СОСЕДКА Да уже давненько.
ВАЛЕНТИНА
Дитя малое. Никак не наиграется.
Пауза.
СОСЕДКА Любите его?
ВАЛЕНТИНА
Да я его убью. Вот, вернусь, и убью. Но вы ему об этом пока не
говорите. Скажите только, что Валентина приходила, сказала, скоро вернется. Пусть
сосредотачивается. (Пауза.) Да, нужно все убрать. Нужно, чтобы здесь была идеальная
чистота. У вас на всё четыре минуты.
ИЛЬЯ
Как, простите?
ВАЛЕНТИНА
Четыре минуты.
ИЛЬЯ
Четыре минуты – очень мало.
ВАЛЕНТИНА
Это не обсуждается… Это принцип. (Пауза.) Вопросы есть?
ИЛЬЯ
Есть… Один… Можно?
ВАЛЕНТИНА
Скоренько.
36
ИЛЬЯ
Скажите, вы не лукавили, когда сказали, что вам понравилось мое
пение?
ВАЛЕНТИНА
Я вас отправлю в La Scala… Вас и вашу белочку… Только
нужно будет проспаться, как следует.
Валентина уходит.
Соседка медленно поднимается, идет навстречу Илье.
Илья, в свою очередь, идет навстречу Соседке.
Встретились. Обнимаются.
ИЛЬЯ
Жива!
СОСЕДКА Жива!
ИЛЬЯ
Какое счастье. (Пауза.) Я соскучился.
СОСЕДКА Правда?
ИЛЬЯ
Правда.
Пауза.
СОСЕДКА Ты хотя бы понимаешь, что произошло?
ИЛЬЯ
Не особо.
СОСЕДКА Тебя признали. (Пауза.) Тебя только что признали.
ИЛЬЯ
Нет.
СОСЕДКА (На глазах слезы.) Не говори так. (Пауза.) Илюша, а я ведь Тютя.
ИЛЬЯ
Тютя?
СОСЕДКА Тютя. (Пауза.) Я должна тебе кое в чем признаться… Я давно должна
была это сделать… Ведь если бы я раньше призналась тебе, всё сложилось бы иначе. Всё –
всё. (Пауза.) Илюша, радость моя, знаешь, я ведь не убила ни одной собачки. Я ведь
пирожки с ливером делала. А тебе говорила, что с ядом. (Всхлипывает.) Пекла, а потом на
улице ела. Вместе с собачками. (Пауза.) Я ведь собачек больше жизни люблю, Илюша… И
тебя больше жизни люблю… Вы меня кусаете, а я вас все равно люблю.
ИЛЬЯ
Выходит, ты оговаривала себя?
СОСЕДКА Выходит так.
ИЛЬЯ
Зачем ты оговаривала себя?
СОСЕДКА Я хотела, чтобы ты меня полюбил.
Пауза.
ИЛЬЯ
Что любовь с людьми делает!
СОСЕДКА Да.
Пауза.
ИЛЬЯ
А ведь я тебя из-за пирожков-то и бил… Да если бы не эти пирожки,
разве я посмел бы тебя тронуть?
СОСЕДКА Нет, конечно.
Пауза.
ИЛЬЯ
И случайных связей бы не искал. (Пауза.) Если бы та знала, как это
трудно и грустно.
СОСЕДКА Случайные связи?
ИЛЬЯ
Случайные связи. (Пауза.) Это еще хорошо, что до близости дело не
доходило.
СОСЕДКА Нет?
ИЛЬЯ
Нет. (Пауза.) А я ведь тоже собачек люблю. Боюсь, а все равно
люблю. (Пауза.) Тютя ты, Тютя.
СОСЕДКА Нет, не так.
ИЛЬЯ
Что?
СОСЕДКА Не так назвал меня, не тем именем.
Пауза.
37
ИЛЬЯ
Белочка?
СОСЕДКА Да.
ИЛЬЯ
Белочка.
Пауза.
СОСЕДКА Еще.
ИЛЬЯ
Белочка.
Пауза.
СОСЕДКА Самые первые.
ИЛЬЯ Что?
СОСЕДКА Мы с тобой самые первые. Самые первые люди. Как будто бы…
Понарошку... Ева и Адам. (Пауза.) Все покуда мертвые, покуда еще никто не возродился.
Только ты и я. Ева и Адам. (Пауза.) Надо бы тебе помыться… От тебя псинкой пахнет.
ИЛЬЯ
(Смеется.) Сучка!
Так стоят, обнявшись. Илья смеется, Соседка всхлипывает.
ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Квартира Мозжухина преобразилась. В комнате прибрано. Пропали предметы
кутежа.
Посреди комнаты установлен большой стол. Крест-накрест натянуты бельевые
веревки.
Соседка
развешивает
свежевыстиранные
одежды.
Следовательно,
присутствующие, за исключением Ильи – в неглиже.
Мозжухин – на диване.
Каморин, Илья, Штерн и Помаскин – за столом.
Перебирают гречневую крупу.
Каморин клюет носом. Нет-нет, да и проваливается в сон.
МОЗЖУХИН
Казалось бы, что особенного? влажное белье на веревках,
самое обыкновенное белье, а я волнуюсь, точно только что на свет народился.
КАМОРИН Помнишь?
МОЗЖУХИН
Не помню, конечно, но уверен, волновался отчаянно.
И
теперь вот волнуюсь. Что это за волнение такое?
КАМОРИН Дурь.
МОЗЖУХИН
Нет, это что-то другое. Как будто голубь в груди
переворачивается. Вот что у меня там внутри?
КАМОРИН Инфаркт.
ШТЕРН
(Каморину.) Глупости говорите, молодой человек. Какой инфаркт?
КАМОРИН Что же это, Ваня, в таком случае? Птичий базар?.. Что за птицы
бесконечные? То у него ласточки в животе, то голубь в грудях?.. Инфаркт, как есть… На
фоне личной драмы… Или шизофрения. Этого, конечно, не хотелось бы, но, жизнь ставит
перед фактом… То свисток ему подавай, то гречу. Шизофрения, как есть… На фоне
личной драмы.
МОЗЖУХИН
Как будто что-то должно случиться. Что-то ужасное.
ШТЕРН
Накаркаешь.
МОЗЖУХИН
Юпитер, ты сердишься.
ШТЕРН
Ну какая шизофрения?
38
КАМОРИН (Штерну.) Ты еще про абажур не слышал.
МОЗЖУХИН
Водку отобрали, вот ты и сердишься.
КАМОРИН (Штерну.) Вот, кстати. Тебе в копилку. От водки отказался. Свисток
просит.
МОЗЖУХИН
Потерпи немного, буря минует, нальешь себе рюмочку.
КАМОРИН Что мне твоя водка? Не нуждаюсь я в водке! (Пауза.) Да если хочешь
знать, я ее водку эту презираю не меньше твоего. У меня, знаешь, тоже и давление, и
изжога…
МОЗЖУХИН
А про абажур – это ты правильно вспомнил. Это – спасибо
тебе, Сережа. Абажур мы как-нибудь раздобудем обязательно. (Пауза.) А как же?
Обустраиваться надо в новой жизни.
КАМОРИН (Штерну.) Все слышал? (Пауза.) Свихнулся, тронулся, покончил с
собой, и, как следствие, впал в детство. Вследствие личной драмы.
ПОМАСКИН
Реминисценции.
КАМОРИН (Помаскину.) Что?
ПОМАСКИН
Реминисценции, конфабуляции, амнезия, парамнезия…
КАМОРИН Стихи обожаете?
ПОМАСКИН
Очень.
Пауза.
КАМОРИН Я, между тем, пишу немного. Собираюсь писать.
ПОМАСКИН
Хорошо.
Пауза.
КАМОРИН Что с ним, доктор?
ШТЕРН
Правильнее сказать, со всеми нами, с человечеством.
ПОМАСКИН
Ого, высокая планка!
КАМОРИН Что с человечеством, Иван Иванович?
ШТЕРН
Деменция… Красиво?
КАМОРИН Очень. А что это такое?
ШТЕРН
Слабоумие. Всеобщее. Зевнуло сладко и накрыло всех нас байковым
своим одеялом. (Пауза.) Что логично в свете последних событий… (Сталкивается с
осуждающим взглядом Соседки.) Нет, нет, конечно. (Пауза.) Да не смотрите вы на меня
так… И не слушайте меня. Это не я говорю, студент третьего курса, высокомерный
двоечник во мне говорит. Теперь я совсем другой… так – пар иногда выстреливает.
ПОМАСКИН
Бабушке своей расскажи.
ШТЕРН
Вот как раз бабушка диагноз точно поставила бы. (Пауза.) Бесы,
бесенята… (Соседке.) Вы как думаете? Бесы?
СОСЕДКА А вы моли’тесь.
ШТЕРН
Да уж молюсь. Редко, правда. (Пауза.) От бесов разве убежишь?
ПОМАСКИН
Не больно-то рвешься.
ШТЕРН
Вот откуда тебе знать? Что ты вечно встреваешь? разговор у нас
интимный… сценка тихая, мысли зыбкие…
ПОМАСКИН
Молчу.
ШТЕРН
Сделай одолжение.
ПОМАСКИН
С тобой связываться…
ШТЕРН
Будь любезен.
Пауза.
МОЗЖУХИН
А, правда, тихо у нас стало.
ИЛЬЯ
После колядок всегда так.
Пауза.
КАМОРИН При чем здесь колядки?
39
ИЛЬЯ
Не знаю, колядки, и всё.
Пауза.
КАМОРИН Так март на дворе.
СОСЕДКА И что с того? Хороший выдался март. Илье захотелось похвалить его.
Пауза.
КАМОРИН Кого?
СОСЕДКА Март. Илье захотелось похвалить март. Вот он подобрал подходящее
слово. Радостное слово «Колядки». Что уж тут непонятного?
КАМОРИН (Соседке.) Вы меня разлюбили?
СОСЕДКА А вот сейчас вы сказали гадость.
КАМОРИН А что вы набросились на меня? Колядки приплели. Какие колядки?
При чем здесь колядки?
ИЛЬЯ
(Поет.)
Пришла коляда
Накануне Рождества,
Дайте коровку,
Масляну головку.
А дай Бог тому,
Кто в этом дому.
Ему рожь густа,
Рожь ужимиста.
Ему с колосу осьмина,
Из зерна ему коврига,
Из полузерна пирог.
Наделил бы вас Господь
И житьем, и бытием,
И богатством.
И создай вам, Господи,
Еще лучше того!
Пауза.
КАМОРИН Ну, что же? В общем, этого следовало ожидать. Странности с самого
начала…
МОЗЖУХИН
Магическое действо. (Пауза.) Сам посуди. Не зря же, столько
лет прошло, а именно вот то, как мы со стариками усаживались за стол… чинно,
благородно… как умолкали… каждый думал о своем… время замедляло ход… медленный
снег… большие пушистые хлопья…
ИЛЬЯ
Щедрик-Петрик,
Дай вареник!
Ложечку кашки,
Наверх колбаски.
Этого мало,
Дай кусок сала.
Выноси скорей,
Не морозь детей! (Пауза.) Хотя тепло.
МОЗЖУХИН
(Мечтательно.) И снегирь на ветке за окном.
КАМОРИН (Штерну.) Вот, пожалуйста, снегирь прилетел.
Пауза.
40
ИЛЬЯ
Греча, греча,
Молочко далече. (Пауза.) Молочко.
Пауза.
МОЗЖУХИН
Магия.
ИЛЬЯ
Молочко.
СОСЕДКА Молочко, Илюша, молочко.
Пауза.
КАМОРИН Да, похоже, мороз крепчает.
Пауза.
СОСЕДКА А захочется – и молочка выпьем.
Пауза.
ИЛЬЯ
Мёд.
СОСЕДКА Как, Илюша?
ИЛЬЯ
Мёд.
СОСЕДКА И медку поедим. И споем. Да, Илюша?
ИЛЬЯ
Да.
Пауза.
ПОМАСКИН
(Соседке.) Скажите, женщина, Илья у вас хороший?
СОСЕДКА Очень.
ПОМАСКИН
Не обижает вас?
СОСЕДКА Никогда.
ПОМАСКИН
(Штерну.) Вообще, Иван, мне это напоминает стокгольмский
синдром.
ШТЕРН
Дискуссий, Помаскин, некоторое время не будет. Я устал, веришь?
ПОМАСКИН
А я тебе и не предлагаю никаких дискуссий. Так, мысли вслух.
(Пауза.) Да живи ты, как хочешь! Между прочим, ты мне сам позвонил.
ИЛЬЯ
Сколько осиночек,
Столько вам свиночек;
Сколько елок,
Столько и коровок;
Сколько свечек,
Столько и овечек.
Счастья вам,
Хозяин с хозяюшкой,
Большого здоровья,
С Новым годом
Со всем родом!
Коляда, коляда!
Му-у-у.
МОЗЖУХИН
Коровка пришла. Чудеса! (Пауза.) Иван Иванович, разве не
чудеса?
ШТЕРН
Да, чудеса, факт. Всё это красиво, конечно. Рад бы вас поддержать, но,
увы… (Прикладывает руку к груди.) Там нет ответа. Полный штиль.
ПОМАСКИН
А, между прочим, напрасно.
ШТЕРН
Напрасно – не напрасно. Я никому не навязываюсь, говорю
исключительно о своих ощущениях.
ПОМАСКИН
Безопасность. Чувство защищенности, безопасности.
ШТЕРН
Какая безопасность? Что ты опять выдумал?.. Вообще ты обратил
внимание, где бы мы с тобой не оказались… на улице, в транспорте, в компании, откуда ни
41
возьмись, появляются сумасшедшие? Они тянутся к тебе. Не находишь в этом некоторую
закономерность?
ПОМАСКИН
Разве это плохо?
ШТЕРН
Вечно что-то выдумываешь, придумываешь… всех уже в прелесть
вогнал. Строишь из фантазий ловушки, сам то и дело попадаешься.
ПОМАСКИН
Вся наша жизнь ловушка из фантазий.
КАМОРИН Осточертело, честное слово!
Пауза.
ИЛЬЯ
Можно было бы еще спеть.
КАМОРИН Тебе когда ехать-то, Карузо?
ИЛЬЯ
Куда?
КАМОРИН В Италию, если я правильно понял.
ИЛЬЯ
В Италию? Это с моим-то голосом?
СОСЕДКА (Илье.) Не говори так… Валентина Петровна сказала…
ИЛЬЯ
Валентина Петровна пошутила. Зло, конечно, у нее получилось, но
она зла не желала. Просто хотела пошутить, а сама в это время сердилась очень.
МОЗЖУХИН
За что?
ИЛЬЯ
Ну, как же? За то, что я убил вас.
МОЗЖУХИН
Рассердиться Валентина Петровна могла только из-за
беспорядка в квартире.
КАМОРИН Точно подмечено. (Илье.) И все же, Джузеппе, вы уклонились от
ответа.
ИЛЬЯ
Вы – мне?
КАМОРИН Вам… Когда в Италию?
ИЛЬЯ
Никогда.
СОСЕДКА Не говори так.
ИЛЬЯ
Белочка, пойми, я не мог понравиться. Никак не мог. Я был явно не в
голосе. Такое волнение, незадолго до этого самопроизвольная стрельба!
СОСЕДКА Все равно не говори так никогда!
ИЛЬЯ
(Вздыхает.) Путь в Италию мне заказан. Я же не дурачок, как
некоторые, всё понимаю. (Пауза.) И покончим с этим разговором. (Пауза.) Я здесь
останусь. Здесь петь буду. (Пауза.) Вам. (Пауза.) Колядки и другие песенки. (Пауза.)
Песенку Герцога, например.
КАМОРИН Только не это!
ИЛЬЯ
Напрасно. Иногда я ее очень удачно исполняю. (Вздыхает.) Нет,
Валентина Петровна ни за что не отправит меня в La Scala. Она позора не хочет. Я ее
понимаю.
ПОМАСКИН
(Илье.) Вообще, кто такая Валентина Петровна?.. А почему,
собственно, кто-то должен распоряжаться вашей судьбой, Илья?!.. Вообще меня давно
волнует этот вопрос. Почему так все устроено? Вот, в частности, в моей биографии не
было ни одного дня, когда бы кто-нибудь да не стоял надо мной, кто-нибудь, да не понукал
бы!
ШТЕРН
Поразительное наблюдение!
ПОМАСКИН
Согласен, звучит банально.
ШТЕРН
Ну, и зачем сотрясать воздух?
ПОМАСКИН
Цимус, Ваня, не в самой фразе, а в том, что я выдернул ее из
миллиона других банальных фраз, и она приобрела совсем другое качество.
ШТЕРН
Какое же качество она приобрела?
ПОМАСКИН
Она стала значительной, если не сказать, всеобъемлющей.
ШТЕРН
И что дальше?
42
ПОМАСКИН
А дальше – вывод.
ШТЕРН
Будьте любезны, явите нам вывод.
ПОМАСКИН
Всякое продуманное движение обречено.
ШТЕРН
Выстрел в небо.
ПОМАСКИН
Ну, почему? Может быть, кто-то задумается…
МОЗЖУХИН
Я, например. Я сразу же задумался, но, увы, слишком поздно.
А если бы мне раньше кто-то подсказал…
КАМОРИН (Передразнивает Соседку.) Не говори так. (Пауза.) А что, Толя, в
самом деле? Может она выкинуть коленце?
МОЗЖУХИН
Кто?
КАМОРИН Валентина.
Пауза.
МОЗЖУХИН
В каком смысле?
КАМОРИН Может она отправить почтальона в Италию?
МОЗЖУХИН
Не знаю. Может, наверное.
КАМОРИН Вот, и я думаю, может. (Илье.) Ну, что, соловушка?
ИЛЬЯ
Вы – мне?
КАМОРИН Собираться надо, мой друг.
ИЛЬЯ
Куда?
КАМОРИН На Кудыкину гору. В Италию, разумеется… Куда там? В Венецию, в
Рим?
СОСЕДКА В Милан.
КАМОРИН (Илье.) Правильно, в Милан. Чуешь? Счетчик включен, часики
тикают.
ИЛЬЯ
Нет.
Пауза.
КАМОРИН То есть, как это?
ИЛЬЯ
Нет и нет.
Пауза.
КАМОРИН А почему?
ИЛЬЯ
Потому. (Пауза.) Объяснить?
КАМОРИН Объясни.
ИЛЬЯ
Хорошо. (Пауза.) Я конечно звезд с неба не хватаю, но, раз уж зашел
такой разговор, голубей когда-то держал.
КАМОРИН Да?
ИЛЬЯ
Да. (Пауза.) И планеры моделировал.
КАМОРИН Да?
ИЛЬЯ
Да.
КАМОРИН И что?..
ИЛЬЯ
А то, что пуще всего, спать любил. Тридцать лет спал. Крепким сном.
КАМОРИН Ну, выспался, замечательно, теперь пора в путь собираться… В чем
дело-то?
ИЛЬЯ
А то, что проспал я свою жизнь.
СОСЕДКА Не говори так.
Пауза.
КАМОРИН (Соседке.) А вам я вот что скажу, милейшая. Только умоляю,
постарайтесь меня услышать. То, что он едет – сомнению не подлежит. Вопрос
фактически решен. Согласитесь, даже опасно оставлять его здесь с таким талантом.
Согласны?
СОСЕДКА Илья сам решает. Всегда сам решает.
43
КАМОРИН Да бросьте вы. Но речь не об этом. Нашему соловью предстоит
отнюдь не увеселительная прогулка. Италия – это такое место… как бы вам объяснить?..
такое место… Буду краток, Италия – самое опасное место на Земле. (Пауза.) Мафия,
слышали? (Пауза.) То есть один он погибнет однозначно. Аки агнец. Согласны? (Пауза.)
Ему нужна охрана. Охрану я беру на себя. У меня богатый опыт, кроме того я прекрасно
ориентируюсь в незнакомой местности… (Пауза.) Почему, думаете вы, он отказывается?
Именно по этой причине. Ему просто страшно. И я разделяю его опасения.
ИЛЬЯ
Нет.
КАМОРИН (Соседке.) Нам с вами он конечно не признается. Какой же мужик
признается в малодушии? А ехать надо. Потому что здесь он погибнет однозначно. Аки
агнец! (Пауза.) Вас мы, разумеется, тоже берем с собой.
СОСЕДКА (Прислушивается.) Кто-то идет.
КАМОРИН (Соседке.) Пожалуйста, не отвлекайтесь. (Пауза.) Значит так, ваша
задача, когда придет Валентина, твердым голосом рапортовать, – Команда собрана!.. Но
голос должен быть твердым. Она может поинтересоваться, о какой команде, на фиг, идет
речь?.. В такой несколько развязной манере... У нее такая манера, несколько развязная, – О
какой, на фиг, команде вы тут мне заливаете? И вот здесь, внимание, вступает Анатолий.
То есть, вы Валентину…
ИЛЬЯ
Валентину Петровну.
КАМОРИН (Соседке.) Вы Валентину Петровну перенаправляете к Анатолию. К
Анатолию Юрьевичу.
СОСЕДКА (Прислушивается.) К нам кто-то идет.
КАМОРИН (Соседке.) Говорите четко, уверенно, твердым голосом, - Со всеми
вопросами, Валентина Петровна, к Анатолию Юрьевичу… можно «к Анатолию». Они
хорошо знают друг друга, они – муж и жена. Помните, ваша твердость – залог нашего
успеха.
МОЗЖУХИН
Ожил, прохиндей.
КАМОРИН Значит, Толя, твоя задача – если ты чувствуешь, что корячится отказ?..
ну, ты это сразу поймешь… Значит немедленно доставай револьвер… она смертельно
боится, что ты застрелишься… Доставай револьвер и приставляй к виску. И тотчас
выдвигай требования…
Входят Валентина и Рыжий. У Рыжего в руках чемодан.
Каморин не видит их.
КАМОРИН (Мозжухину.) Главное, голос должен быть твердым. Вспомни, кем ты
был еще вчера! Царем Вавилона, матьё’.
ВАЛЕНТИНА
(Каморину.) Пожалуйста, если можно, без французского.
Пауза.
КАМОРИН (Ошарашен.) Валя?
ВАЛЕНТИНА
Сергей?
Пауза.
КАМОРИН Валя, здравствуй.
ВАЛЕНТИНА
Здравствуй, Сергей.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Ну, чем вы тут занимались?
СОСЕДКА Уборку сделали, гречку перебираем. (Пауза.) Илюша поет. Очень
хорошо поет.
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Большая стирка?
СОСЕДКА Да, постирались. Загрязнилось всё, решили постираться.
Пауза.
44
ИЛЬЯ
Колядки.
СОСЕДКА Да, еще поколядовали немного.
ВАЛЕТИНА Так март на дворе?
СОСЕДКА А нам вот захотелось. Очень-очень захотелось. Не нужно было?
ВАЛЕНТИНА
Почему? Захотелось и захотелось.
Пауза.
ИЛЬЯ
(Поет.)
Паки, паки,
Попа съели собаки,
Кабы не дьячки,
Прирвали на тарачки.
Оглушительно.
Поп попадью
Переделал на бадью,
А дьякон дьяконицу
Переделал на сахарницу.
Оглушительно, оглушительно.
- Дьякон, дьякон,
Куды табак спрятал?
- Полторы напойки
В алтаре на полке.
Усмешительно, усмешительно.
- Покури
Да и мне оставь.
А поп забрался в овин
Да и пользовался один.
Оглушительно, оглушительно.
Бедный мужик
Ведет ковать коня в кузницу,
А богатый — в кутьицу.
Усмешительно, усмешительно.
У богатого мужика
На столе золотые ложки,
А у бедного одни плошки.
Оглушительно, оглушительно.
- Дьякон ты, дьякон,
Ты погляди-тко в окошко,
Там не идет ли кто,
Не несет ли чего?
- Идет старуха
Да несет кошель на клюхе.
- Это тебе, господи!
Оглушительно, оглушительно.
У батюшки новое кадило,
Да берегись, чтобы в рыло не всадило.
Оглушительно, оглушительно.
У батюшки кадило новое,
Да цепи-то старые,
Да далеко ли хватит?
Усмешительно, усмешительно.
45
Валентина вопросительно смотрит на Рыжего.
ВАЛЕНТИНА
Ну, что скажешь?
РЫЖИЙ
По-моему все ясно. Костюмчик, правда, немного из другой оперы.
ИЛЬЯ
Из Риголетто.
Пауза.
РЫЖИЙ
Герцог?
ИЛЬЯ
Герцог.
РЫЖИЙ
Песенку Герцога исполняете?
ИЛЬЯ
Люблю исполнять, да… Главным образом, дуэтом.
РЫЖИЙ
С кем?
ИЛЬЯ
С белочкой.
РЫЖИЙ
С белочкой?.. А, ну, да, конечно, с белочкой.
Пауза.
ИЛЬЯ
Спеть?
РЫЖИЙ
Да нет, в общем-то, Валентина Петровна рассказывала. (Валентине.)
У меня вопросов нет.
КАМОРИН Слушай, Рыжий, а ты что теперь на вроде импресарио?
РЫЖИЙ
(Валентине.) Я думал, он умер давно.
КАМОРИН Не дождетесь. (Рыжему.) Деньги Толяну верни. У меня ствол.
РЫЖИЙ
(Смеется.) Вернул. С процентами.
КАМОРИН Это как?
РЫЖИЙ
Очень просто. Мне чужого не надо.
КАМОРИН (Мозжухину.) Как такое может быть, Толя? (Рыжему.) Что, правда,
вернул?
ВАЛЕНТИНА
Вернул, вернул. (Пауза.) Меня забрал.
КАМОРИН В каком смысле?
ВАЛЕНТИНА
Замуж выхожу.
Пауза.
КАМОРИН За Рыжего что ли?
ВАЛЕНТИНА
За Рыжего.
Пауза.
КАМОРИН У вас любовь, или как?
ВАЛЕНТИНА
Любовь.
Пауза.
КАМОРИН Да ладно.
ВАЛЕНТИНА
(Соседке.) Ну, все, скоренько собирайтесь и спускайтесь вниз.
Вас ждет большой белый автобус.
СОСЕДКА Простите, Валентина Петровна, а куда ехать предстоит?
ВАЛЕНТИНА
В Италию.
Пауза.
СОСЕДКА Тут такая история. Мы же, Валентина Петровна, голые в основном.
Одежда еще не высохла.
ВАЛЕНТИНА
Ничего страшного. Сейчас в Италию голыми пускают. Охотно
пускают.
СОСЕДКА А ехать далеко?
ВАЛЕНТИНА
Да нет. Автобус скоростной. Мигом домчим.
Илья вдруг принимается плакать навзрыд.
Соседка обнимет его, гладит по голове.
СОСЕДКА Ну, что ты, что ты, Илья? (Валентине.) Побаивается.
ВАЛЕНТИНА
Вот на слезы совсем времени нет.
46
СОСЕДКА (Не своим голосом.) Команда, на фиг, собрана!
ВАЛЕНТИНА
Очень хорошо.
Пауза.
КАМОРИН А я еду или остаюсь?
ВАЛЕНТИНА
Вообще я на тебя рассчитывала. Охрана будет нужна. Все же
Италия – такое место, сам знаешь.
КАМОРИН Да уж знаю. (Пауза.) А доктора?
ВАЛЕНТИНА
А доктора – в первую очередь. Таких докторов как у нас в
Италии нет.
КАМОРИН Это – да. (Пауза.) А Толян что?
ВАЛЕНТИНА
Толяну отдохнуть надо. Он, после всех этих передряг, такую
поездку не перенесет. Пожалеть его надо. Оставить в покое.
КАМОРИН Ну, да, ну, да. (Пауза.) Толян, ты как?
МОЗЖУХИН
Нормально.
Пауза.
КАМОРИН (Рыжему.) Так, чемодан оставь. Положи на стол.
РЫЖИЙ
Но это не мой чемодан.
КАМОРИН Чемодан, говорю, положи на стол! Ствол у меня!
РЫЖИЙ
Да там нет ничего ценного.
КАМОРИН Разберемся!
РЫЖИЙ
(Кладет чемодан на стол.) Пожалуйста.
КАМОРИН Так-то… Не забыл Серегу?
РЫЖИЙ
Совсем ты спился, Серега.
КАМОРИН Но-но!
Пауза.
ВАЛЕНТИНА
Ну, что? Все в сборе? Айда, команда!
Один за другим гости покидают Мозжухина.
КАРТИНА ВТОРАЯ
Вечер.
Капель.
Ходики.
Капель и ходики передразнивают друг друга.
Мозжухин за столом. Смотрит в одну точку.
МОЗЖУХИН
(Бормочет про себя в такт ходикам.) Тик-так, тик-так, тикитаки, тики-таки… кап-кап, кап-кап… раз овечка, два – овечка… раз – овечка, два – овца,
опца – дрица – опца-ца…
Входит бродяга в длинном пальто. В одной руке у него красный абажур, в другой –
стремянка.
Устанавливает стремянку, забирается на нее, прилаживает абажур.
Комнату заливает красный свет.
Мозжухин поднимается из-за стола. Берет чемодан, подходит к окну, растворяет
его, открывает чемодан.
Порыв ветра. В комнату устремляются тысячи вырезанных из салфеток
снежинок и запахи марта.
47
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа