close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Савік Шустер
Прямой
эфир,
"Первый
национальный"... Это я ошибся. Должен
был бы быть, но его нет. Мы в прямом
эфире канала "24": это наш давнишний
партнёр, – а также канала "112".
Поэтому
аудитория
достаточно
широкая, но не такая широкая, какая
могла бы быть. Позвольте мне пару
слов. Потому что нас не было месяц в
эфире, и с нами произошло ровно то
же, что произошло год назад. Год назад
нас не пускали в эфир, потому что все
боялись Банковой. Вы все помните
"майдан", последние дни Януковича... И
вот мы вышли в эфир 21-го февраля
год назад и на "5-м" телеканале задали
вопрос такой – а Янукович ещё
находился в Киеве: "Должен ли
Янукович добровольно покинуть свой
пост?" Тогда 84 процента Украины,
которая у нас в студии, сказали "да". Я
абсолютно не пытаюсь сказать, что
поэтому Янукович покинул страну. Не
только поэтому. Но и поэтому тоже.
Потому
что
если
бы
люди
проголосовали наоборот, то, может
быть, был бы у него аргумент
оставаться. А так он явно понял или его
люди, его ближнее окружение поняли,
что оставаться нечего. Вот и здесь,
сегодня, в этом году мы не выходили
месяц. Боялись, боялись Банковой
каналы. Ну не "24-й", но другие
боялись. Боялись Кремля, который
очень не хочет, чтобы мы были. И не
потому, что они боятся меня или
боятся нашей команды. Я знаю, чего
они боятся: они боятся аудитории в
нашей студии. Потому что это вся
Украина. И власть всегда боится
собственного народа. То, что в Москве
они боятся собственного народа, меня
не удивляет. То, что боятся в Киеве
собственного народа, честно говоря,
меня удивляет. Значит, у нас вся
Украина настолько, насколько это
возможно сегодня. Нет Крыма, это ми
понимаем.
Донецкая
область
представлена людьми, которые живут
всё же на территории, подконтрольной
украинской армии, украинской власти.
Луганская
область
представлена
людьми, которые выехали оттуда. Это
вынужденные
переселенцы
–
называйте, как хотите, – люди, которые
сегодня живут в Киеве и Киевской
области, совсем недавно покинули
Луганскую область. Остались там
семьи, остались друзья, остались
близкие. Поэтому всё равно в этой
студии вся Украина. Здравствуйте.
Наши гости сегодня: Алёна Шкрум:
народный
депутат,
"Батькивщина";
лидер Радикальной партии Украины
Олег Ляшко; заместитель председателя
комитета
Верховной
Рады
по
иностранным делам Борис Тарасюк:
"Батькивщина";
Егор
Соболев:
"Самопомощь";
Александр
Мартыненко: генеральный директор
"Интерфакс-Украина";
Игорь
Романенко: заместитель начальника
Генерального штаба Украины с 2006-го
по 2010-й год; Алексей Гончаренко:
народный
депутат,
заместитель
председателя фракции "Блок Петра
Порошенко";
главный
редактор
Кузьменко
(запис)
интернет-издания "Цензор.Нет" Юрий
Бутусов; советник президента Украины
Юрий Бирюков. Вы знаете, мы не
выходили месяц в эфир. Обычно мы
обсуждаем самые главные события
недели, но я бы хотел вернуться
неделю назад и всё же вспомнить
такого человека как Андрей Кузьменко:
лидер группы "Скрябин". Его очень
любила вся украинская молодёжь. Он
погиб в аварии. В 23-х городах Украины
с ним прощались. Это человек,
который очень жёстко критиковал
власть. Это правда. Но такие люди
очень нужны. И очень-очень жалко, и
очень-очень грустно, когда такие люди
уходят.
Нафіга купляти дорогі яхти, нешановані
мною панове депутати усіх абсолютно
скликань, головні злодії країни? Просто
сядьте на машинку і проїдьтеся дорогою
Олександрія – Кривий Ріг. 95 процентів
доріг України із-за вас, дядьки, в такому
стані. Я вам то докажу. То Андрій
Кузьменко і моя маленька програмка "Я
покажу вам вашу країну"... Як тільки
збирався той "майдан", мені чомусь так
щось клацнуло в голові, і я зрозумів, що то
початок такої тотальної біди. От зараз та
війна... Я кожен день спілкуюся з
хлопаками і у госпіталі, і просто із тими, що
їм повезло повернутися живими. Тотальне
перекручування
фактів.
Чому
його
називають АТО, якщо то вже давнимдавно війна?.. Вони собі живуть на інакшій
планеті, і кожен новий, який приходить і
доривається до тієї кормушки, – йому
падає забрало на очі і він перестає
соображати. Він думає: "Ну ті – то ідіоти, їх
Савік Шустер
признали, що вони ідіоти, а мені повезе"...
Про війну, чуваки, питання таке: що та
сама 72-га десантна миколаївська дивізія...
От тільки зайшли "зелені чоловічки" в
Крим... Вони мені показували фотки, як
вони були екіпіровані у той день, коли їх
ніби мобілізували. То були кіборги просто. І
вони стояли у повній бойовій готовності 2
дні. І потім був дзвінок від Турчинова:
"Здати зброю"... Я би хотів розстріляти усю
Верховну Раду і повісити усіх президентів.
То найближчі плани. Тому що поки то не
поміняється,
буде
бардак...
Нового
президента: нормального, хоча б єдиного
– патріота, а не... Я би хтів сказати усім
нашим політикам, що я їх просто зневажаю
і хочу, щоб вони або їхні потомки
обов’язково відчули на своїй шкірі те, що
відчувають мами тих пацанів, які не
вернулися додому. І просто щоб вони
знали, що кров тих хлопців – то є на ваших
руках.
Андрей Кузьменко. Его больше нет
среди нас. Это как раз, может быть, тот
человек, которому можно сказать: "Я с
вами не совсем согласен, но можно
отдать жизнь за то, чтобы он мог эти
слова произнести". Итак, главная тема
недели – естественно, это соглашение,
подписанное в Минске. Все западные
газеты: европейские и американские –
подчёркивают, что это договорённость
о прекращении огня, и это самое
главное. Но если посмотреть... Вопервых, давайте посмотрим на главные
моменты этого соглашения, которое
подписали – ещё раз подчёркиваю –
Леонид Кучма, подписали двое от ЛНР
и ДНР, подписал представитель ОБСЕ...
Диктор (запис)
И подписал Михаил Зурабов? Да, тоже
подписал. Посол. Но это всё было
потом,
после
встречи
канцлера
Германии,
президента
Франции,
президента Украины и президента
Российской Федерации. Вот главные
пункты этого соглашения.
Незамедлительное и всеобъемлющее
прекращение огня в отдельных районах
Донецкой и Луганской областей Украины и
его строгое выполнение, начиная с 00
часов 00 минут по киевскому времени 15го февраля 2015-го года... Отвод всех
тяжёлых вооружений обеими сторонами
на равное расстояние в целях создания
зоны безопасности шириной минимум 50
километров
друг
от
друга
для
артиллерийских систем калибром 100
миллиметров и более, зоны безопасности
шириной 70 километров для РСЗО и
шириной 140 километров – для РСЗО
"Торнадо-С",
"Ураган",
"Смерч"
и
тактических ракетных систем "Точка" и
"Точка-У"... Обеспечить освобождение и
обмен всех заложников и незаконно
удерживаемых лиц на основе принципа
"всех на всех"... Восстановление полного
контроля над государственной границей со
стороны правительства Украины во всей
зоне конфликта, которое должно начаться
в первый день после местных выборов и
завершиться
после
всеобъемлющего
политического урегулирования... Вывод
всех
иностранных
вооружённых
формирований, военной техники, а также
наёмников с территории Украины под
наблюдением ОБСЕ, разоружение всех
незаконных
групп...
Проведение
конституционной реформы на Украине со
Савік Шустер
Путін (запис)
Савік Шустер
Путін (запис)
вступлением в силу к концу 2015-го года
новой Конституции, предполагающей в
качестве
ключевого
элемента
децентрализацию.
Но главный вопрос – с моей точки
зрения, он такой: что может нарушить
Российская
Федерация
из
этого
документа? По-моему, ничего. Что
может нарушить Украина? Очень
многое. И вот главный недостаток этого
документа, который был подписан. Вот
давайте вспомним: за 2 недели до этой
встречи в Минске Владимир Путин что
сказал? За 2 недели, встречаясь со
студентами.
На самом деле кто там воюет? Там,
действительно, частично официальные
подразделения вооружённых сил, но в
значительной степени так называемые
добровольческие
националистические
батальоны. По сути, это даже не армия –
это иностранный легион. В данном случае
– иностранный натовский легион, который,
конечно,
не
преследует
целей
национальных интересов Украины.
Значит, на востоке Украины, с точки
зрения Владимира Путина, воюет
иностранный легион, а не украинская
армия, не украинские добровольцы...
Вот мне интересно: изменилась его
точка
зрения
после
минских
переговоров? Вот что он сказал после
них.
Это не самая лучшая ночь в моей жизни.
Но утро, на мой взгляд, доброе. Потому
что,
несмотря
на
все
сложности
переговорного процесса, нам всё-таки
удалось договориться о главном. Кстати
говоря:
почему
так
долго
шли
Савік Шустер
Лінкявічюс
Савік Шустер
Лінкявічюс
согласования? Я думаю, это связано с
тем, что, к сожалению, киевские власти до
сих пор отказываются от прямых контактов
с представителями Донецкой и Луганской
Народных Республик. Даже несмотря на
то, что они непризнанные, но надо
исходить из реалий жизни. И если все
хотят договориться на долгосрочной
основе выстроить отношения, то нужно
пойти на прямые контакты. Ну, мы
работали в тех условиях, которые есть, и
договорились, на мой взгляд, о многом.
Ну вот за 2 недели примерно позиция
президента
России...
Против
ополченцев, которых, как он сказал, не
признаёт Киев, воюет иностранный
легион
НАТО.
Насколько
это
изменилось? Давайте обсудим это. Я
начну с министра иностранных дел
Литвы Линаса Линкявичюса, который у
нас в прямом эфире по телефону.
Господин министр, добрый день,
добрый вечер.
Здравствуйте.
Ваш президент: Даля Грибаускайте –
она сказала, что, в принципе, минские
соглашения слабые, так как нет
решения по контролю над границами
реально. А если это решение есть, то
только к концу 15-го года. Вот вы лично
в интервью "СиЭнЭн" как раз накануне
соглашения в Минске сказали, что если
не предоставлять вооружение Украине
сегодня, то это сигнал для России, что,
в
принципе,
можно
продолжать
эскалацию войны. Вот как-то ваша
позиция изменилась после минских
соглашений?
Нет, к сожалению, эта позиция ещё раз
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Мага
подтвердилась. Я ещё раз могу повторить
то же самое. Исходя из того, что сейчас
происходит, мы как раз видим, наоборот: в
первую же ночь после этих переговоров
мы видели и замечали, что опять есть
поступления тяжёлого вооружения из
России и как бы продолжаются военные
действия. И перемирие назначено не
сразу же, а через некоторое время, чтобы
ещё, наверное, попробовать захватить
дополнительные территории, что мы уже
наблюдали с того же момента минских
договорённостей в сентябре. Ну и вообще
трудно говорить о каких-то итогах,
поскольку все эти решения – они такие: во
мгле, скажем так. И я помню комментарии
лидеров этих террористов, которые тоже
говорили, что каждый пункт ещё надо
обсуждать. Поэтому, обобщая, можно
сказать, что есть какая-то маленькая
надежда, что будет какое-то перемирие и
какое-то время, возможно, не будут
погибать люди. Это, конечно, очень-очень
важно. Но в остальном я не вижу никаких
признаков какого-то перелома в ситуации.
Спасибо.
Если
нет
вопросов
к
министру... Мы благодарим министра
Линаса Линкявичюса. Он свою позицию
высказал очень чётко. А сейчас...
...всегда
поддерживает
Украину,
и
президента Литвы, и литовский народ, и
литовское правительство. Для нас очень
важна эта поддержка. Спасибо вам
большое, братья-литовцы.
Пётр Мага, есть вопрос к министру
иностранных дел Литвы?
Ні, не до пана міністра, а вже є реакція... Я
подивився канал "Росія-24". Ще ніхто не
показував, а вони вже показують агенцію із
ДНР. І їхня заява із приводу того, що вони
вже готові не виконувати, тому що, на їхню
думку, Україна вже порушує. І я можу
показати, у чому порушує, на їхню думку.
Басурін (запис) ...что со стороны разного рода киевских
представителей минские договорённости
уже ставятся под сомнение. Это касается
прежде
всего
господина
Климкина,
поставившего под сомнение безусловную
амнистию участников сопротивления. И
тем
более
это
касается
Яроша,
заявившего, что его фашистский "Правый
сектор"
не
признаёт
минских
договорённостей и оставляет за собой
право продолжать активные боевые
действия. Мы со своей стороны готовы к
безусловному
соблюдению
минских
договорённостей только в том случае,
если их будет соблюдать Киев, если по
нам никто не будет стрелять.
Мага
І Ярош просто обернувся на мантру цілого
вечора: це бескінечно обговорюється, не
зупиняється і так далі.
Савік Шустер Давайте тогда по кругу. Позиция – шаг
вперёд? Или из того, что мы слышали,
никакого шага вперёд нет? Надо ждать
эскалации конфликта если не сейчас,
то весной? Александр Мартыненко.
Мартиненко
Знаете, это, конечно, шаг вперёд и надо
ждать эскалации конфликта. То есть
абсолютно совместимые. Это, конечно, не
победа Украины, но это и не поражение
Украины, безусловно. Потому что это
максимум из того, что могла наша
дипломатия сделать в этой ситуации и
президенты всех стран. Максимум. Я
сейчас
не
буду
разбирать,
там,
достижения или какие-то, там, проблемы,
которые будут. Проблем будет много. Я
Савік Шустер
Соболєв
думаю, что полностью это соглашение
выполнено не будет, конечно, никогда.
Конечно, придётся его переписывать.
Конечно, ещё это не последний Минск, а
будет ещё. И не один, наверное. Во
всяком случае, может, не минский, но
нормандский формат. Есть несколько
важных вещей, о которых в том, что я
сегодня
читал,
не
вспоминают.
Действительно, согласно этому документу,
нет никаких ДНР и ЛНР, кстати. И, кстати,
под этим подписался президент России
Владимир Владимирович Путин. Может,
он считает, что это реальность, но во
всяком случае на бумаге он подписался
под декларацией, которая поддерживает
этот протокол минский. Там нет ни одного
слова, что есть ДНР и ЛНР и есть
отдельные районы Донецкой и Луганской
областей Украины. И есть граждане
Плотницкий и Захарченко: граждане
Украины, – которые подписали этот
документ.
Егор Соболев.
Мені здається, що наші дипломати на чолі
з президентом Петром Порошенком і за
підтримки західних дипломатів добре
виконали свою роботу, не здали жодної
важливої для України позиції. Але це
війна, і у ній дипломати можуть тільки
допомагати армії. А ключ до миру – він
полягає у створенні ефективної системи
оборони України, у кваліфікованому
командуванні, якого, на жаль, і далі немає
на центральному рівні, у створенні справді
добре озброєних, вмотивованих військових
частин і винищенні російських найманців
разом із тими бандитами, які їм
допомагають. А далі вже дипломати
Савік Шустер
Тарасюк
Савік Шустер
Ляшко
зможуть закріпити цю перемогу миром.
Іншого шляху немає. Ми це вже бачимо.
Борис Тарасюк.
Я думаю, що це крок вперед. Але ми
повинні визначити, що ми беремо за точку
відліку. Якщо за точку відліку беруться
бойові дії, страждання, руйнація, жертви,
то, звичайно, це крок вперед. Якщо за
точку відліку взяти те, що мінські:
попередні – домовленості 5-го і 19-го
вересня укладалися на низькому рівні,
можна так сказати, то цього разу ці
домовленості укладені фактично під
егідою лідерів чотирьох держав. Це
важливо. У той же час, судячи із
повідомлень, які ми чуємо, бачимо із
фронту, російська сторона і їх маріонеткитерористи нічого не зробили для того, щоб
поважати
букву
і
дух
підписаних
домовленостей 12-го лютого. Тому я
вважаю, що українська сторона повинна
продовжувати зміцнювати збройні сили,
свою оборону і, звичайно, бути готовою, як
вона до цього робила, виконувати
домовленості.
Але
не
за
рахунок
програшів і не за рахунок життя своїх
військовослужбовців і мирних громадян.
Олег Ляшко.
Я думаю, що насправді Мінськ-2 матиме
такі ж результати, як і Мінськ-1. Коли у
вересні 2014-го року підписали мінські
протоколи, Росія і підтримувані нею
терористи-сепаратисти використали цей
час для того, щоб побудувати власну
армію. І сьогодні ця армія перейшла у
наступ. Цілком очевидно, що сьогодні у
Мінську у першу чергу виграв Путін. Чого
добився Путін, на мою думку? Перше: він
дав приводи Америці відмовити нам у
наданні зброї. Бо він розказує, що вони
підписали мирний договір. Яке, очевидно,
не буде виконуватися. Друге: Путін
добився, щоб не вводили нових санкцій
проти Росії. Парадокс: про те, щоб не
вводили проти Росії нових санкцій,
просила українська сторона. Очевидно,
нам мало вбитих мирних громадян, що ми
ще повинні чогось чекати, щоб вводити
нові додаткові санкції проти Росії. Третє:
деморалізація всередині України. Бо
значна частина людей-патріотів сьогодні
питають: "А за що гинули наші герої, якщо
ми здаємо все те, за що ми воювали?" Ми
повинні відвести війська, ми повинні
визнати терористів місцевою владою, ми їх
амністуємо, ми їх обираємо до місцевих
органів
влади...
Більше
того,
я
переконаний, завтра Росія наступним
кроком поставить питання про проведення
виборів по округах до Верховної Ради. І
Гіві, Моторола, захарченки, плотницькі й
інші подонки завтра будуть народними
депутатами
України
і
нам
будуть
розказувати, що це загальнонаціональний
діалог. Більше того, ми тепер за власні
кошти... Росія нам усе на Донбасі
знищила. Ми тепер повинні забрати кошти
у Львові, Чернігові, у Полтаві, віддати це
на Донбас, щоб відновлювати там дороги,
інфраструктуру, лікарні, дитсадки, школи,
що вони із великим задоволенням самі
знищували. Більше того, найголовніше...
Давайте почитаємо пункт домовленостей...
У чому головна проблема на Донбасі? Це
присутність російських військ і російської
зброї. Пункт 9-й останніх домовленостей:
"Відновлення повного контролю над
державним кордоном України з боку уряду
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
України у всій зоні конфлікту, яке повинно
початися у перший день після місцевих
виборів і завершитись після всеосяжного
політичного врегулювання". Тобто це ні
про що. Це означає, що місцеві вибори на
Донбасі будуть проводитися за присутності
російських
окупантів,
під
дулами
російських автоматів. Можемо уявити, кого
там оберуть. І це означає, що всеосяжне
політичне врегулювання закінчиться тоді,
коли вважатиме Москва. Під диктовку
Москви ми маємо Конституцію прийняти,
автономію
для
Донбасу
зробити,
терористів визнати владою... От тоді вони
вважатимуть, що діалог закінчився. І тоді
вони виведуть. А це до безкінечності.
Підсумовуючи: події у Мінську мені
нагадують 30-ті роки минулого століття,
коли тодішні лідери Франції і Британії
уламували чехословацького президента
Бенеша погодитися на вимоги Гітлера, бо
вони розраховували, що якщо чехи підуть
на поступки Гітлеру, це зупинить велику
війну. Насправді, як ми пам’ятаємо, це не
зупинило війну, а навпаки, її розпалило. От
сьогодні, мені здається, у Мінську
відбуваються аналогічні події. І коли
президент Франції сказав, що Європа із
полегшенням
сприйняла
результати
договорів у Мінську... Так, вони з
полегшенням сприйняли за рахунок
України. Бо сьогодні насправді інтереси
України здаються у Мінську. І я
категорично проти цього. І найголовніше...
Я представлю Михаила Саакашвили.
Найголовніше: на превеликий жаль,
домовленості у Мінську війну не зупинять.
Оце найголовніший висновок.
Алёна Шкрум.
Шкрум
Дозвольте мені, пане Савіку, відповісти на
ваше питання, яке ви задали попередньо:
чому, дійсно, змінилася риторика Путіна?
Як на мене, тут ключ криється у двох дуже
цікавих датах. Перша дата – це коли
президент Обама заявив про готовність
надати Україні високотехнологічну зброю,
а друга дата – це коли Путін погодився на
нормандський формат переговорів. Так от
цікаво, що між цими двома датами не
пройшло навіть 24 години. І тут фактично
саме головне, про що ми маємо говорити:
без
високотехнологічної
зброї,
без
допомоги Україні, без посилення санкцій
Путін не буде йти на жодні поступки, і не
буде більше нормандського формату
переговорів, і не будуть до цього
повертатися.
А
щодо
мінських
домовленостей – безперечно, ми усі
хочемо миру, ми усі молимося за мир, ми
всі дуже-дуже хочемо сподіватися, що це
може принести нам якщо не повноцінний
мир, то хоча б ці домовленості стануть,
знаєте, таким, першим, кроком по дорозі
до миру. Але ми як фракція "Батьківщина"
категорично вимагаємо від уряду, від
силових структур, від РНБО, від СБУ, від
президента розробити і впроваджувати
план "Б". Тому що завжди має бути план
"Б". Ми його зараз не бачимо. Ми маємо
бути готові захищати нашу державу, якщо
не будуть виконуватися жодні інші
домовленості. Ну і тут вже треба робити
дуже багато: треба просити постійно про
посилення санкцій, треба посилювати
нарешті і ввести санкції України проти
Росії. І про це ми говорили, ми питали
прем’єр-міністра: ми не побачили, які
санкції ввела Україна проти Росії, чому
Савік Шустер
Саакашвілі
немає цих санкцій. Друге: ми маємо
зміцнювати весь час наш оборонновійськовий
комплекс.
Ми
маємо
координувати нарешті наші військові дії. І я
думаю, що тут колеги краще мене
розуміються і розкажуть. Але дуже багато
речей ми маємо зробити і ми хочемо
почути цей план "Б". Без цього миру ми не
отримаємо.
Михаил
Саакашвили,
вот
если
посмотреть на западную печать, то
оценки документа, подписанного в
Минске: "Минск-2" его называют, –
главная победа Владимира Путина в
том, что восстановление контроля над
украинскими
границами
Украиной
произойдёт в лучшем случае в конце
15-го года. Это в лучшем случае. А
главная победа Украины – это в том,
что Петру Порошенко удалось избежать
слова "федерализация".
Ну, во-первых, было бы очень наивно
ожидать, что в результате переговоров в
Минске вдруг Путин приедет и вам
подарит контроль над границей. У меня
такого ожидания не было. Я, честно
говоря, очень переживал, как поведут себя
западные партнёры. Потому что мы
видели, что, в принципе, мотивация
Олланда
была
совершенно
чёткая.
Франция всё время играет вокруг идеи...
Он там пошлости и наивные вещи начал
говорить типа того, что "я верю Путину,
что он ничего плохого не хочет Восточной
Украине". Поэтому вот он сказал: "Давайте
поговорим про снятие санкций". То есть
реально президент Украины поехал туда с
партнёрами, минимум одному из которых
до конца доверять было нельзя: что он
Савік Шустер
Саакашвілі
там будет вытворять и делать. Это мы по
2008-му году очень хорошо с Францией
прошли. С другим президентом, правда,
но очень похожая ситуация. Поэтому было
очень много подводных камней.
То есть вы считаете, что Николя
Саркози и Франсуа Олланд ничем не
отличаются по позиции?
Нет,
отличаются.
Но
мотивация
достаточно такая же была. С Россией –
там большие интересы. А тут – ну понятно,
что несправедливые вещи происходят с
Грузией и Украиной, но вот "у нас же свои
интересы: у Франции. У нас же
исламистская угроза. Очень многие там
воют, что нам нельзя на двух фронтах
сражаться". Для Путина это просто
подарок: что происходит исламистская
угроза, – потому что, действительно, это
отвлекает внимание от Украины. И
поэтому это была большая опасность. И я
считаю, что то, что с самого начала
президент сказал, что никакого вопроса о
федерализации не будет и так далее, –
это очень важно. Ну мы будем спорить о
том, хорошее соглашение или нет.
Конечно, оно не идеальное. Но извините,
пожалуйста, в теперешних условиях для
Украины нет плохого перемирия. В
теперешних условиях для Украины есть
только плохая война. Любое перемирие –
если оно используется на пользу стране,
оно будет полезно. Сейчас речь идёт о
том, что у нас было одно перемирие в
августе, и россияне использовали его для
того, чтобы подготовить этих своих людей,
которые сейчас прут, как зомби просто.
Солдаты
украинские
рассказывают,
которые
совершенно
героически
Савік Шустер
Саакашвілі
сражаются: просто как пушечное мясо,
бросают этих своих подготовленных за эти
месяцы солдат. И конечно, вопрос стоит,
насколько Украина использовала эту
паузу. Тоже много чего было сделано, но
всё познаётся в сравнении. Сейчас вот
вторая возможность перемирия. Для меня
главный вопрос после Минска был один:
как поведут себя Штаты? Главный вопрос.
Потому что весь спор о чём шёл?
Американцы сказали, что дадут оружие. А
представьте, как мыслит Путин. Пока он
один-на-один на военном фронте, он
хорошо чувствует себя. Потому что он
много лет готовился, у него есть это
преимущество, его солдаты во многих
местах: на Кавказе, в Грузии в том числе –
он их натаскал, они на всё способны.
Украинские войска максимум проходили,
там, – не знаю – через Боснию, через
другие миротворческие операции. Не
было этой школы здесь. Правильно мой
друг Бутусов осведомляет и пишет очень
много, и говорит, что тут речь идёт о чём...
Что впервые американцы стали говорить,
что "мы Украине дадим оружие". То есть
Путин что вспоминает? Афганскую войну,
низкие цены на нефть и ракеты...
"Стингер".
Которые реально полностью поменяли
логику Афганской войны, и Советский
Союз: гораздо более мощная страна, чем
теперешняя
Россия,
–
потерпел
поражение. Сейчас у него было дежа-вю.
Наконец-то американцы сказали, что они
будут давать противотанковое оружие.
"Джавелин" – это вам не ПТУРы, РПГ и
другие вещи, которые вы используете
против российских танков. Они сказали,
что вам дадут ещё больше тонкой
наводки, радаров, артиллерии. Это для
вас очень важно. И они сказали, что вам
дадут хорошие беспилотники. И это тоже
решающе
для
Украины.
То
есть
представьте ситуацию, когда первые 50
российских танков подобьют новыми
американскими
ракетами
украинские
войска. Это психологически для России
катастрофическая
ситуация.
Поэтому
Путин пошёл на эти переговоры, надеясь
за это время развести Запад. Развести,
во-первых, французов с немцами. Потому
что я был на этом саммите в Брюсселе,
когда Ангела Меркель взяла слово и
сказала: "Я знаю, что французы хотят
снять санкции. Я не соглашусь с этим.
Заранее вас предупреждаю". То есть там
есть внутри вот эти разногласия, вопервых. Во-вторых, между Америкой и
Европой. Потому что всё равно, как бы
Меркель вас ни поддерживала... Она
действительно очень далеко ушла, и,
кстати, Порошенко с ней очень хорошо
поработал. Всё равно слово "оружие" от
немцев вы не услышите. По определению
они никогда не будут поддерживать
вооружение Украины. Главное – чтобы они
не мешали. И вот Путин, с одной стороны,
понял, что есть реальная угроза и есть
возможность их развести. И поэтому я
ждал после Минска, что будет из
Вашингтона. И первое заявление тогда
Вашингтона было: "Мы всё равно
продолжим рассматривать вооружение
Украины". И это будет решающим. Если
мы сейчас все продолжим с ними
работать, если мы реально получим в
большом количестве инструкторов для
Савік Шустер
Ляшко
Саакашвілі
ваших потрясающих солдат... Такого духа,
как у вас, нет ни у одной армии мира. Все
наши специалисты это говорят.
Антон Геращенко: "Народный фронт"...
Господин президент, а вот скажите:
точка зрения, которая бытует в Европе,
– и наверное, это точка зрения почти
большинства – что предоставление
Украине высокоточного оружия – это
эскалация конфликта. Потому что
Россия пойдёт воевать уже против
Запада.
Навпаки: чим сильніше ми будемо, тим
менша ймовірність великої війни. Бо коли
ми слабкі, тоді це провокує на агресію.
Коли ми сильні – це можливість зупинити
Путіна.
Я думаю, что это общая истина. И
реальность
такова,
что,
во-первых,
западные переговорщики пошли туда
вместе с вами. То есть они взяли часть
ответственности за то, что будет. И
естественно, все мы знаем: об этом знает
и президент Порошенко, об этом знает и
каждый россиянин, кстати: что Путин не
остановится. Путин обязательно при
первой же возможности пойдёт дальше.
Но вопрос в том, что когда он пойдёт
следующий раз в атаку, это уже не будет
украинско-российская война. Это будет
его война со всем Западом. Очень
серьёзные люди на Западе: Карл Бильдт,
например, который просто так ничего не
говорит, – говорят, что да, возможна уже
Западно-российская война. Сам Олланд
как-то сказал: "Это уже будет война", –
имея в виду не войну Украины с Россией.
"Война" – это гораздо более объёмное
понятие для них. То есть Путина может
Савік Шустер
Бірюков
Савік Шустер
занести туда, где он победить не может.
Потому что, несмотря на всю трусливость,
там, на то, что они всё время колеблются,
что там можно кого-то подкупить, всё
равно Запад намного сильнее. Как только
ты касаешься его основных интересов, он
умеет за себя постоять. Исторически
всегда так было. Исторически каждый
диктатор в такие вещи попадал, что Запад
под конец всё время будет отступать. Вот
поэтому сейчас реакция Америки – она
важна. И надо просто сейчас каждый день
перемирия употреблять на усиление
украинской армии и выигрывать мир.
Начать реально проводить, расширить
фронт реформ, реально начать борьбу с
коррупцией и быть очень осторожными
при выполнении условий. Потому что мы
говорим о выводе тяжёлой артиллерии, но
мы же знаем, что другая сторона всё
будет делать, чтобы её не выводить.
Поэтому
там
тоже
быть
очень
осторожными. У военных специалистов
опыта достаточно. Кстати, грузинского
опыта достаточно. Я не думаю, что
украинцы дадут себя одурачить. Я думаю,
что пока что ваша дипломатия себя
повела во многих ситуациях очень-очень
выверенно и правильно.
Юрий Бирюков.
Ну для меня Минск-2 – это просто
промежуточный этап между Минском-1 и
наверняка Минском-3, 4, 5, 6 и так дальше.
Но главное – что, во-первых, сохранилась
возможность проведения переговоров в
нормандском формате.
То есть "нормандский формат" – чтобы
все понимали – это Европа, Украина и
Россия без Соединённых Штатов.
Бірюков
Савік Шустер
Пєсков (запис)
Савік Шустер
Бірюков
Саакашвілі
Бірюков
Саакашвілі
Да, но тут ещё такой вопрос: что между
США и Россией прямых контактов по
украинскому вопросу, в принципе, сейчас
не наблюдается. Канцлер Германии перед
приездом в Минск летала в Соединённые
Штаты. Они явно согласовывали свою
совместную позицию. И самое главное –
есть документ с подписью Владимира
Путина. И в том числе канцлера Германии,
президента
Франции
и
президента
Украины.
Ну
тогда
подождите
секундочку.
Давайте послушаем тогда господина
Пескова, если у нас есть его слова. Вот
сегодняшнее.
Россия – это страна, которая призвана
сторонами конфликта. Это страна, которая
призвала стороны конфликта подписать
комплекс мер по выполнению минских
договорённостей. Но Россия не является
стороной,
которая
выполняет
этот
комплекс мер. Это страна, которая
выступает гарантом, которая выступает с
призывом, но, безусловно, это не сторона,
которая должна предпринимать действия
для этого. Мы просто не можем этого
делать физически, потому что Россия не
является участником этого конфликта.
Да, вот.
Он сам себе противоречит: если они
гаранты, то они гаранты.
Это он просто рассказал, что они хотели
получить, но не получили. Эта схема – это
кулаками машут после драки.
Франция, Германия – это тоже не
участники.
Они с самого начала так хотели: что есть
ДНР и ЛНР и, как Путин называет,
киевская власть. Опять он это слово
Бірюков
Ляшко
Савік Шустер
Бірюков
Ляшко
употребляет.
Но
нигде
это
не
зафиксировано, и они не смогли это
провести. После переговоров они просто
рассказали, что бы они хотели получить и
не получили.
Так что в данном случае если будет: а
наверняка в каком-то объёме будет –
нарушение этих договорённостей – это
скомпрометирует
сам,
собственно,
документ, в том числе подписанный и
Владимиром Путиным.
Хіба це новина для Росії? Росія ж ніколи
не виконує даних гарантій. Ще ж відомий
вислів: "Гарантії, дані Росією, не коштують
паперу, на якому вони підписані".
Юрий Бутусов.
До вчерашнего дня по данной ситуации
документа с подписью России у нас не
было.
У нас був протокол від 19-го вересня 14-го
року, де представник Росії: Михайло
Зурабов – підписався. До речі, коли ви
порівняєте ці два протоколи: вересневі і
нинішні, – вони майже аналогічні:
виведення військ, відведення зброї,
вибори місцеві і так далі. На виконання
вересневих протоколів Верховна Рада у
таємному режимі прийняла закон про
особливий статус, прийняла амністію,
прийняла усе. І що ми бачимо? Все, чого
вимагали від президента Порошенка у
вересні у Мінську, він виконав, а вони
нічого не зробили. І пан Михайло...
Правильно я кажу? Михаїл правильно
каже, що вони тоді використали час, щоб
зробити армію. Найбільша небезпека для
України – що ми відводимо війська, а вони,
навпаки,
заводять.
Оце
найбільша
проблема.
Савік Шустер
Бутусов
Юрий Бутусов.
Я бы хотел сказать, что мы ведём эти
переговоры, это перемирие не потому, что
мы хотим что-то подписать с Путиным, а
потому, что мы пока ещё в уязвимом
положении. И Россия проводит свою
агрессию именно потому, что она хочет
уничтожить Украину как государство. Не от
хорошей жизни наши дипломаты ведут
переговоры с агрессором. Если бы у нас
были силы, мы бы выкинули их силой.
Пока у нас сил для того, чтобы воевать с
Россией и выбить их войска с нашей
территории, объективно нет. Поэтому я бы
хотел сказать первое: чтобы не было
таких панических заявлений, как я здесь
слышал в студии о том, что мы что-то
подписали, и это сдача, поражение... Это
совершенно никакое не поражение, а
наоборот,
достижение
украинской
дипломатии. И я постоянно критикую
президента Порошенко: есть за что, – но в
данном
случае,
конкретном,
эти
переговоры – это, безусловно, успех. И
надо здесь отметить его личный вклад.
Это правильно. Потому что если мы
посмотрим текст – во-первых, всё, что
здесь написано, всё, что мы здесь сейчас
обсуждаем, – это отнюдь не является
каким-либо правомочным договором. Вот
эти все обязательства подписал второй
президент Украины Кучма, со стороны
России они подписаны послом Зурабовым
и некими террористами: Плотницким и
Захарченко,
кажется.
Вот.
Поэтому
президенты
сделали
декларацию.
Декларация –
это, опять-таки, не
обязательный к решению документ.
Поэтому я бы хотел сказать, что не нужно
Савік Шустер
Бутусов
здесь самим себя пугать, что мы что-то
сдали, на основании декларации и
комплекса
мер
для
обеспечения
соглашений. Мы ничего не сдали. Вот я
хочу сказать, что причина того, почему мы
сейчас идём на переговоры, – потому что
Россия сейчас проводит масштабную
наступательную операцию. И на всём
фронте
идут
тяжелейшие
бои.
Серьёзнейший кризис военный у нас
сейчас
в
районе
Дебальцево,
на
дебальцевском плацдарме. Поэтому идут
тяжёлые бои. И вот эти 17 часов
переговоров, на которые пошёл президент
Украины, – это 17 часов ради того, чтобы у
нас хотя бы один час не было войны, хотя
бы час не гибли люди.
Валерий Чалый: заместитель главы
Администрации президента... Валерий
Алексеевич, так как вы опоздали
немножко, я хочу закончить наш блицопрос, и потом...
И стратегически важно для нас сегодня –
если мы получим хотя бы небольшую
паузу, когда мы не будем терять наших
людей, если мы вернём пленных. Я хочу
подчеркнуть: всё, что было сказано в
Минске, – это было сказано про две
базовых вещи – только если эти вещи
выполняются,
возможен
дальнейший
диалог: первое – это прекращение огня, и
это, безусловно, в наших интересах; и
второе – это обмен пленными, и это тоже
в наших интересах. Без этих условий
никакой диалог в принципе невозможен.
Поэтому я бы хотел отметить, что наша
дипломатия здесь... Всё, что выписано,
выписано грамотно. Если это будет
достигнуто, это для нас действительно
Савік Шустер
Гончаренко
Савік Шустер
Гончаренко
достижение. Потому что в целом мы
должны держать в голове, что идёт
глобальная стратегическая игра. Россия
хочет показать, что Украина не является
самостоятельным
субъектом
международных правоотношений, что
Украина – это "фэйлд стэйт", который
рухнет в любой момент, и вести
переговоры
бесполезно,
помогать
бесполезно: всё это скоро накроется. У
нас своя игра: да, мы показываем, что мы
самостоятельное государство и на нас
можно и нужно опираться, и Россия нас не
сломает. Поэтому в рамках этой стратегии
любая попытка, когда мы заставляем
вместе с Западом садиться бандита
Путина за стол переговоров, – это
достижение, это правильный шаг. Это
каждый день, когда мы можем защитить
Украину, нашу независимость.
Алексей Гончаренко.
На сайте Кремля сейчас висит текст
декларации президента России, канцлера
Германии,
президента
Франции
и
президента Украины. И там написано: на
сайте
Кремля,
–
что
президенты
поддерживают
территориальную
целостность
Украины.
Можем
себе
вообще такое представить: чтобы такое
прозвучало в июне, в мае, в апрелемесяце? Это уже огромное достижение,
которое сегодня есть у Украины, у
украинской дипломатии во главе с
президентом.
А про Крым они ничего не написали?
Вообще я хочу, чтобы мы чётко понимали,
что произошло в Минске. В Минске было
сражение. Ведь война – она же идёт очень
по-разному. Она происходит не только на
полях сражений – она происходит в
монтажных телеканалов; информационная
война – важнейшая составляющая, и она
происходит на таких саммитах. Это был
настоящий бой, который приняла наша
дипломатия во главе с президентом.
Посмотрите
эти
беспрецедентные
суточные переговоры и посмотрите
результат: не сдана ни одна позиция.
Первый пункт – прекращение огня.
Украина сегодня теряет от 10-ти до 20-ти
военнослужащих каждый день. Украина
теряет
сегодня
мирных
жителей
Мариуполя, Краматорска, Дебальцево... И
понятно, что Путину это всё равно: это не
его матерей убивают, это не детей
российских разрывают на куски снарядами
– это наших убивают, это Украина
истекает кровью. И любое решение,
которое
приведёт
к
тому,
чтобы
остановить это убийство, эту бойню, – это
плюс, это победа. Это победа Украины.
Второе: развод вооружений – это очень
важно. Обмен пленными – конечно, важно.
Я хочу, чтобы мы чётко понимали, какова
была задача Путина. Задача Путина –
остаться с Украиной один-на-один. Потому
что тогда он окажется сильнее Украины. И
он пытался... Втянули Олланд, Меркель...
И действительно, интересы Франции...
Там очень много звучит сейчас: во
Франции и в других европейских странах...
И Украина показала, и задачей Украины
было показать: "Мы согласны на мир. Мы
хотим мира в Европе. И единственный
человек, который разрушает этот мир, –
это Владимир Путин". И этой цели
украинская дипломатия добилась. И
сегодня если Россия не будет соблюдать
Савік Шустер
эти договорённости, что бы ни говорил
Песков: "Мы всего лишь гаранты"...
Гаранты – это очень важно. Если Россия
не будет соблюдать, если в ноль часов 15го февраля не прекратят стрелять
российско-террористические войска, весь
мир, вся Европа будут знать: Путин, как
всегда, не сдержал своего слова. А
значит, он недоговороспособный, а значит,
надо помогать Украине. И не зря мы
услышали утром, до Минска, – мы
услышали Кристину Лагард о том, что
Украина получает 17.5 миллиардов
долларов. Не зря мы узнали о том, что в
США утверждён сэкрэтари дефэнс Эштон
Картер, который поддерживает передачу
Украине летального оружия. Я могу
сказать:
я
лично
общался
с
высокопоставленными "республиканцами"
в Вашингтоне, и они сказали: "Наше
условие поддержки кандидатуры Обамы
на пост министра обороны Эштона
Картера
–
это
передача
Украине
летального оружия". И мы увидели: свою
часть
"республиканцы"
выполнили.
Уверен, Обама выполнит тоже. Таким
образом, Украина на правильном пути. Да,
это далеко не конец пути, но мы на
правильном пути, который, я уверен,
приведёт нас к победе.
Игорь Романенко, вас цитировала и
западная печать, и в нашей студии вы
говорили, что, в принципе, наступление
шло в трёх направлениях: донецкий
аэропорт, Дебальцево и Мариуполь.
Значит, если, дай Бог, прекращение
огня в ноль часов 15-го – значит, весь
этот стратегический план – всё, на нём
ставим точку?
Романенко
Я
хотел
бы
обратить
внимание
присутствующих
и
телезрителей,
собственно, на военный аспект. Потому
что успехи нашей дипломатии и нашего
политического руководства, на мой взгляд,
опять-таки, зиждятся на позиции и
выполнении задач силовыми структурами,
и в первую очередь вооружёнными
силами. Посмотрите: как мы пришли к
Минску-1?
Вынужденно.
Вынужденно
потому, что наши войска были не готовы к
вторжению собственно вооружённых сил
России. Собственно вооружённых сил. Не
только боевиков, наймитов и так далее. И
поэтому вынужденно сложили... И кстати,
было очень много критики по поводу этих
документов 5-го и 10-го сентября. А по
прошествии
времени
иначе
они
воспринимаются. И теперь мы можем
сказать: если бы была их реализация,
Украина во многом бы выиграла. Но
понятное дело, что Путин этого не
допускает по настоящее время. Значит,
мы пришли к Минску-2 с точки зрения
военного аспекта в других условиях.
Действительно, наши вооружённые силы
ведут
сейчас
оборонительные,
тяжелейшие оборонительные бои с
потерями.
Значит,
очень
много
перемалывается живой силы противника и
их
вооружений.
Потому
что
при
оборонительных столкновениях и, тем
более, с нашим подходом, и – я не
побоюсь этого слова – патриотизмом
участвующих в этом людей, воинов наших,
это совсем другое, чем это происходит со
стороны россиян. Поэтому они несут
гораздо большие потери. И поэтому к
Минску-2 с точки зрения военных аспектов
Савік Шустер
Савік Шустер
мы подошли в других условиях. К
сожалению, я думаю и прогнозирую,
соглашаясь с коллегами, что нам придётся
прийти к следующим "минскам". Но даже
если это состоится, если мы выиграем в
прекращении огня день, сутки, месяц – это
всё нам очень необходимо. А если ещё
отведём тяжёлое вооружение и хотя бы
поменяем
пленных
частично,
или
заручников, в условиях АТО, то это уже
будет большое достижение. Время нам
надо
по-любому
для
того,
чтобы
становиться сильнее. Потому что понятно:
противник готовится. Вот говорят: "За что
умирают наши люди, бойцы в этой
время?" Да потому что это выигрыш во
времени для нас. Для нас и для России с
их наймитами – это разное время, это
разная
подготовка.
Россия
просто
перебрасывает. У них уже есть эти силы.
С "большой" России туда сосредотачивает
и так далее. А мы качественно меняемся.
То
есть
меняется
наш
военнопромышленный комплекс, возрождаются
наши вооружённые силы, мы приобретаем
опыт. И это принципиально важно. Это
выходит на стратегический уровень
оценки
этой
ситуации.
Поэтому,
безусловно, нам надо бороться за каждый
день и так далее. Хотя это очень сложно,
понятно.
Валерий
Чалый
после
короткой
рекламной паузы.
(РЕКЛАМА).
Мы в прямом эфире на телеканале "24",
а также на телеканале "112". У
микрофона
Валерий
Чалый:
заместитель главы Администрации
президента Украины. Вот скажите,
Чалий
пожалуйста: по итогам – я повторюсь, к
сожалению: просто вас не было и я не
мог задать вам этот вопрос... С точки
зрения европейской печати: всех
аналитиков, – два итога. Главный итог
для
России
–
что
отсрочили
блокирование границы до конца 15-го
года. То есть этого Путин достиг,
поэтому через границу в течение года
всё будет проходить. С точки зрения
Украины,
главное
достижение
президента
–
что
нет
слова
"федерализация".
Хотя
один
из
источников
минско-западноевропейских сказал газете "Файнаншнл
Таймс", что очень настаивали Олланд и
канцлер Меркель на том, чтобы слово
"федерализация" было. Это так?
Добрий вечір. Я думаю, що сьогодні він
дійсно добрий. Я хочу просто подякувати
тим дипломатам, політикам, експертам,
військовим,
які
вже
ситуацію
проаналізували. І мені зараз легше, тому
що позиції, які ви зазначали, – абсолютно
правильна оцінка. Але я хочу просто
звернути вашу увагу, як оцінювати цей
крок, цей результат. Мені його складніше
оцінювати, бо я знаю, що могло би бути. І
тепер я може сказати, що могло би бути і
що ми зупинили. Ми зупинили шантаж
Росії: військовий шантаж – і можливість
продовжувати широкомасштабну військову
операцію проти України. Путін не хотів,
Росія не хотіла підписувати будь-які
документи. Правильно сказали: зараз під
декларацією є чітко позиція Російської
Федерації: президента Путіна. Друге –
правильно сказали: там є записано
"територіальна цілісність України". А це
Крим, це вся територія. Це чітка позиція.
Ми домоглися того, що тепер вся
відповідальність лежить вже не на якихось
найманцях, не на якихось тих, хто
заблукав, – солдатах Росії. Вона лежить
на Російській Федерації і особисто на
президенті Путіні. І не в цьому справа: що
щось там написано, що – ні. Я згодний, що
будь-які документи можна по-різному
тлумачити. Пісков щось тлумачить там.
Мене дивує, тому що ми бачили вчора, як
це
все
відбувалось.
Там
були
представники Європи: канцлер Німеччини
– за що ми, до речі, маємо бути вдячні: що
вони були абсолютно в середині процесу.
Вони бачили, хто що говорить, хто
обіцянки виконує, хто не виконує. Там був
президент Франції. І я нагадаю вам: вони
туди їхали за мандатом Європейського
Союзу. А Столтенберг: генсек НАТО –
сказав, що це позиція, яка підтримується
НАТО. І тепер, якщо Путін, Росія – я
сподіваюсь, що цього не буде, – зруйнує ці
домовленості, будуть наступати, а не
зупиняти вогонь, – все, вони встали проти
всього світу. Зараз президент України
очікує розмови з президентом Обамою зі
Сполучених Штатів. Щойно я повернувся:
запізнився, тому що була зустріч з
прем’єр-міністром Угорщини. І країна, яка
знаходиться в особливих відносинах з
Російською Федерацією, але всі розуміють.
І це було підтверджено на Європейській
Раді в Брюсселі, куди президент України
зразу поїхав. І там було підтверджено, що
ми будемо чітко використовувати механізм
санкцій в разі, якщо Росія не буде
виконувати ці домовленості, які чекав весь
світ.
Савік Шустер
Чалий
А вот скажите, пожалуйста: мы задали
аудитории нашей – ведь люди не
должны знать все детали, они знают в
общем, они слышат в новостях, они
читают газеты, Интернет... И мы им
задали вопрос: "Верите ли вы, что
"минские соглашения" 12-го февраля
будут выполнены?" Имеется в виду,
конечно, главным образом, Российской
Федерацией.
Мы
понимаем,
что
украинцы думают больше об агрессоре,
чем о своей стране. Вот 76 процентов
считают, что не будут выполнены. Что
вы им скажете?
Я вважаю, що дуже важливо зараз, що ми
маємо точку відліку. Ця точка відліку
повинна зупинити війну. Вона повинна
зупинити те, що відбуваються вбивства
людей. І сьогодні продовжуються. Це
провокація. Це атаки на цивільних, які
мають на меті також зірвати ці
домовленості. Якщо раптом це буде
зірвано, тоді – вибачте. Ви казали
"Нормандські формати"? Не буде ніяких
форматів. Уже ніяких форматів не буде.
Буде зовсім інша історія. Так, ми будемо
далі захищати свою країну, але із зовсім
іншими можливостями. Я вам нагадаю,
про що ішлося напередодні. Це позиція
Європейського
Союзу,
це
позиція
Сполучених Штатів. Сполучені Штати в
разі зруйнування цього хиткого миру і
неприпинення вогню – це буде зовсім
інший рівень підтримки. В тому числі
військової підтримки. І вже консенсус і
солідарність
з
Україною
будуть
вибудовуватися на рівні набагато вищим
можливості підтримки, ніж це було раніше.
Тому що всі побачать, що ця лінія не
Савік Шустер
Чалий
спрацювала. Я сподіваюсь, вона спрацює.
Я вважаю, що іншого немає шляху. Тому
тут не можна говорити "перемир’я". Ні. Це
єдина можливість зупинити війну. Якщо
зараз вони не зупиняться, то це зовсім
інший буде процес. І ми тоді повинні бути
готові зовсім інші заходи вживати в країні.
Я хочу просто... Ви запитали, чого ми
досягли. Я не хочу тут говорити про
нюанси. Хоча я можу сказати. Там є і
забезпечення доступу до гуманітарної
допомоги – і сьогодні ми вже говорили про
механізми
міжнародні,
як
все-таки
доставляти. Бо раніше вони забороняли
взагалі людям в окупованих територіях
Донецька
і
Луганська
доставляти
гуманітарну допомогу. Зараз вони мусять
це зробити. Другий момент: чіткі дати
звільнення всіх полонених і заручників. 14й день максимум після виведення зброї –
озброєнь: важких озброєнь. І 5-й день
після цього...
Объясните нам всё дело Надежды
Савченко. От президента Украины мы
поняли, что и президент Олланд, и
канцлер Меркель поддержали его
позицию: что она должна быть
немедленно
освобождена.
А
что
Владимир
Путин?
Он
с
этим
согласился?
Документи, які підписані і вводять в дію
якраз пакет заходів, показують, що там є
пункт: "Звільнення всіх". Всіх – по-перше. І
записано: "незаконно утримуваних". З
нашої точки зору, Надія Савченко – вона
незаконно утримується. Що б не говорила
Росія, весь світ знає, що це незаконно, що
її просто вже... У мене значок, який я
спеціально одягнув сьогодні, бо це
вчорашній. І ви би бачили, як всі хотіли
отримати оці значки. Надія Савченко... Всі
європейці. Вони просто просили це. Ми
знімали з себе, віддавали. І таким чином,
там десь до 150-ти вони наділи на
Європейську Раду. Це солідарність. Хай і
не очікують. Надія Савченко – я бажав би
їй, звичайно... Я хотів би, щоб вона своє
життя не клала на цей алтар все-таки. Ми
ще попробуємо зробити це по-іншому. Але
зараз, в принципі, всі солідарні. Що б Росія
не говорила, вони мають звільнити Надію.
Так само, як всіх полонених, де б вони не
знаходились. Бо слово "в Україні"... Я сам
працював над документом. Там знято
слово "в Україні", а значить, всіх, які
знаходяться в Росії. Це і Сенцов: режисер,
– це і ті, хто незаконно утримуються в
різних місцях російських. Друге. Вони
хотіли там провести деякі моменти
стосовно оцих от... До речі, я дуже вдячний
тристоронній контактній групі і президенту
Кучмі, який є зараз – і був офіційним
представником
українськім
у
тій
тристоронній групі. Я вдячний Тельявіні:
послу ОБСЄ, – яка працювала. До речі, я
скажу, що всі спрацювали дуже добре. І
що ми побачили. От я вам скажу, що
відбувалось. Ці – я не знаю, як їх назвати.
Захарченко,
Плотницький
–
вони
абсолютно керовані. Сто відсотків керовані
люди. Тому що вони намагались зірвати
вже там цей документ, а робив це
офіційний
представник
Російської
Федерації, який був спеціально туди
направлений, щоб зірвати процес. І ми
зреагували швидко. Цього не вдалося
зробити. Команда поступила "підписуйте"
– все підписали. Тому зараз Росія... Хто
Савік Шустер
Чалий
Савік Шустер
Чалий
відповідає за все? Росія.
То есть вы хотите сказать, что
представитель России был послан
туда, чтобы сорвать подписание.
Так, так. Ще й військовий. Тобто всі ці
ігри...
А кто его туда послал?
Ну хто послав? Я думаю, в даний момент
направляло тільки вище керівництво
Російської Федерації, тому що він
безпосередньо підпорядкований якраз
Володимиру Путіну. Було багато спроб.
Щоб ви зрозуміли, Володимир Путін не
хотів виходити на рішення. І інколи
відчувалось, що це шантаж: певний
шантаж. Я не хочу відкривати всі фрази,
які звучали, але це був дуже жорсткий і
діалог інколи, при свідках, з президентом
України, де президент України – я так для
історії скажу: він показав... Він не тільки
удар тримає – він може аргументовано
показати позицію, яка зрозуміла всім
партнерам.
І
це
був
величезний
дипломатичний бій. Мабуть, такого раніше
не було. Крім того, я думаю, що правильно
було сказано: паралельно відбувався
реальний бій. І цей реальний дій впливав
на динаміку переговорів. Чому вони
тягнули? Я думаю – я свою думку скажу:
вони хотіли вже до об’яви якраз
припинення вогню захопити Дебальцеве,
захопити наших, оточити. Їм це не вдалось
зробити. І тепер будь-які кроки подальші –
це руйнування миру. Руйнування миру на
очах
Сполучених
Штатів,
Європи.
Руйнування миру, який був так очікуваний.
Оце наше головне досягнення. Я вважаю,
що це спільна перемога на всіх фронтах:
військовому,
дипломатичному
і
Савік Шустер
Ілларіонов
інформаційному.
До
речі,
на
інформаційному ми ще маємо поборотись
зараз.
У нас... Подожди, подожди. Стойте!
Пётр, подожди. Есть много вопросов,
но
я
хочу
начать
с
Андрея
Илларионова, потому что он у нас в
прямом эфире, он торопится. Андрей
Николаевич, пожалуйста. И вопрос, и
ваш комментарий.
Добрый день! Добрый день, Савик.
Добрый день, аудитория. Есть несколько
вопросов. Я постараюсь очень коротко.
Первое:
вне
всякого
сомнения,
положительной частью от того, что было
заключено в Минске, является возможное
– я подчеркну это: возможное –
прекращение огня. То, что оно отложено
на двое с половиной суток, состоится оно
или нет – это мы только увидим. Но такой
шанс существует. Второе положительное
возможное воздействие этих документов –
это обмен пленными и заложниками. Это
тоже положительная вещь. Но здесь есть
проблема в том, что, например, Надя
Савченко или все те украинцы, которые
были захвачены и увезены на территорию
Российской Федерации, строго говоря, не
подпадают под действие этого документа.
И поэтому их судьба этим документом не
покрывается.
Теперь
о
проблемах,
которые возникают в связи с возникшим
вот этим документом. Если вы сравните: а
это может сделать любой – документ,
который был подписан в Минске 19-го
сентября, и документ вот этот последний,
то здесь обнаруживаются несколько
вещей, которые совпадают, и некоторые
вещи отличаются. Что касается развода
войск, соответствующих подразделений,
там есть мелкие отличия. Там на одну
дистанцию, на другую дистанцию, какие
виды подразделений – это более-менее
совпадает. Теперь – что отличает один
документ от другого. Я просто напомню
всем это. Сейчас у меня находятся
документы. Появляется то, что Украина
берёт на себя обязательства, которых в
соглашении сентябрьском не было. Кстати
говоря, я обращу внимание на то, что в
комплексе мероприятий, которые были
приняты, нет никаких обязательств со
стороны России. Я ещё раз попрошу вас:
кто найдёт какое-либо обязательство со
стороны России в комплексе мероприятий,
пожалуйста, объявите. Там такого нет.
Сейчас там 20 – больше двух десятков
обязательств со стороны Украины. Причём
появилось
порядка
десятка
новых
обязательств, которых в сентябрьском
соглашении минском не было. Такие,
например, обязательства: обязательство
начать диалог о характере проведения
местных выборов на оккупированных
территориях
Луганской
и
Донецкой
области. С какой стати украинское
правительство, украинские власти взяли
на себя такие обязательства? Обеспечить
помилование и амнистию боевиков,
террористов,
преступников
на
этой
территории – на каком основании?
Обеспечить
безопасный
доступ
к
распределению гуманитарной помощи –
это
так
называемый
путинский
гуманитарный
конвой.
Теперь
уже
украинская сторона берёт на себя
обязательство обеспечить безопасную
доставку на украинскую территорию
вооружения и Бог знает чего, что везут с
территории России. Далее. Определение –
как у них тут? Лозунг такой: модальности и
полного
восстановления
социальноэкономических
связей,
включая
социальные переводы и так далее. То
есть, таким образом, Киев: украинские
власти,
украинское
правительство,
украинское
общество
должно
финансировать
преступников
и
террористов, которые находятся на
оккупированных территориях. В этом
смысле это гораздо хуже, чем, например,
Приднестровье. Приднестровье пытается
финансировать само себя и получает
деньги из России. Тут обязательства по
финансированию этих оккупированных
территорий возлагаются теперь ещё на
Украину. Далее. Украина должна ещё
восстановить
управление
своей
банковской системы и так далее. Далее.
Важнейший пункт – об этом уже
говорилось
–
полного
контроля
украинскими властями над международно
признанной
украинско-российской
границей в районе той же самой Луганской
области – она отложена. Причём отложена
на условиях осуществления украинскими
властями целого ряда действий, в том
числе
проведения
конституционной
реформы. Это с какой стати проведение
внутренних вопросов Украины, в том
числе
проведение
конституционной
реформы, должно становиться залогом
или зависимым от того, какие бы то ни
было решения принимаются за пределами
Украины другими властями, кем бы эти
власти ни были: российский ли президент,
немецкий ли канцлер,
французский
президент? Это исключительно дело
Украины: когда и каким образом проводить
конституционную реформу, в зависимости
от того консенсуса, от того соглашения,
которое
существует
в
украинском
обществе по этому поводу. Далее. Значит,
устанавливается, что должен начаться
диалог – возникает вопрос: диалог с кем?
– по поводу проведения местных выборов
на территории Луганской и Донецкой
областей
оккупированных.
Это
с
представителями
террористических
властей,
террористических
режимов,
которые там захватили власть? Там
должен быть этот диалог? Если до
подписания этого соглашения могли все
украинские власти заявлять: и у них было
полное право для этого, – говорить: "Да,
там они захватили власть незаконно,
нелегально. Они террором установили
террористический режим там". Сейчас
украинские власти берут на себя
обязательство поддерживать какой-то
диалог с этими властями. На каком
основании?
Причём
там
дальше
говорится:
"Должны
обсуждаться
и
согласовываться с представителями этих
властей". Далее. Устанавливается, что вся
так называемая силовая вертикаль... То
есть возникают какие-то отряды народной
милиции. То есть это, видимо, эти отряды
Гиви и Мотороллы – народная милиция?
Органы
прокуратуры,
органы
судов
должны, по сути дела, назначаться
местными властями. И более того, это и
так сейчас происходит, но тут появляется
обязательство со стороны Украины. Вот
именно вот эти все пункты говорят о том,
что главную цель, Путин которую
Савік Шустер
Геращенко
Ілларіонов
Геращенко
преследовал, – он достиг. Он использует
вот эти две республики в качестве
отмычек, в качестве инструментов, с
помощью которых он пытается залезть
уже в остальную часть Украины.
Андрей Николаевич, у нас к вам вопрос
от Антона Геращенко.
Я хотел бы сказать. А какой бы вы диалог
заключили на месте президента Украины
Порошенко в Минске в то время, как
десятки тысяч солдат российской армии
вместе с десятками тысяч террористов
наступают на нас? Если вы знаете, как
правильно, скажите нам. Была сейчас
прекрасная обличительная речь. Я во
многом согласен. Но как надо?
Спасибо, Антон, за то, что вы полностью
согласились с тем, что я сейчас сказал.
Это очень хорошо. А теперь что касается
наступления. Если вы думаете, что
подобным
соглашением
удалось
остановить наступление российских войск,
то вы ошибаетесь. В сентябре президент
Порошенко и украинские представители
подписывали другое соглашение. Тоже
думали, что это остановит наступление.
Это не остановило наступление. Поэтому
если вы хотите остановить наступление,
то надо действовать другим образом. Если
вы хотите усугубить свою ситуацию в
условиях военного, дипломатического,
политического,
информационного
и
прочего наступления, тогда вы подпишете
подобные соглашения.
Мы знаем ответ и без вас, господин
Илларионов. Мы ответ без вас знаем.
Нужно укреплять нашу армию, нужно
делать так, чтобы у нас на переднем краю
было не 14-15 тысяч военных, а гораздо
Савік Шустер
Чалий
Ілларіонов
Чалий
Ілларіонов
Чалий
Ілларіонов
больше.
Давайте не вместе говорить. Да,
пожалуйста.
Дуже поважаю Ілларіонова як експерта,
аналітика.
Если позволите, я закончу.
У меня один вопрос к вам. Только один.
Откуда вы сейчас с нами связываетесь?
Я ещё не ответил на вопрос господина
Геращенко.
Нет, пожалуйста, скажите: откуда вы
связываетесь? Из Москвы или из
Вашингтона?
Значит, я хочу ответить на вопрос,
который
вы
задали.
Мы
дали
соответствующий ответ, наши пожелания,
рекомендации украинскому обществу и
украинским властям, что в этой ситуации,
на наш взгляд, лучше всего делать. Это
предложение совместное с Андреем
Пионтковским. С нашей точки зрения,
украинским
властям
наилучшим
вариантом сейчас было бы признание вот
этих
территорий
оккупированными,
отсутствие какого-либо финансирования
этих территорий, отсутствие какого-либо
признания этих властей, осуществление,
значит...
Постановка
задач
перед
вооружёнными
силами
Украины
и
добровольческими
батальонами,
укрепление этой линии для того, чтобы эта
территория оккупированная сейчас не
распространялась на другую территорию.
И взять паузу: по крайней мере до того
времени, когда украинские вооружённые
силы и украинское общество будут в
состоянии решать этот вопрос по-другому.
Сейчас этот вопрос решить нельзя. Но
продолжая
подобные
разговоры,
Чалий
Ілларіонов
Чалий
Савік Шустер
Чалий
Савік Шустер
Чалий
Ляшко
Ілларіонов
Ляшко
переговоры и создавая прецеденты для
вмешательства соседа во внутреннюю
жизнь Украины, позиция Украины не
укрепляется, а ослабляется. На вопрос
господина Чалого я отвечу. Я сейчас
нахожусь в институте Катона в городе
Вашингтоне.
Вам полегче, чем нам здесь.
Я недавно был в Киеве и в скором
времени тоже буду в Киеве. И поэтому...
Можна прокоментувати? Тому що все
зрозуміло.
Нет, ну если вы будете обсуждать, кто
где находится...
Нет, я хочу только поблагодарить за то,
что мы читали ваше предложение. И я
уважаю Андрея Пионтковского – он
действительно – и я надеюсь, и вы лично
переживаете за будущее не только
Украины,
вы
понимаете,
что
это
безопасность Европы и мира. Я также
согласен.
И поэтому мы все участвуем в
диалоге.
Но я хотел бы только... Мы всё учитываем.
Но пожалуйста, учитывайте ситуацию, при
которой сегодня были эти переговоры. Я
считаю, что те цели, директивы, которые
были, – мы достигли. То, что вы
выступаете за жёсткий режим, я тоже могу
понять. Но это совсем другая стратегия.
Это полномасштабная война, которая нас
в Киеве достанет, а вас в Вашингтоне –
нет.
Пане Чалий, я не у Вашингтоні – я у Києві.
А нахожусь сейчас в Вашингтоне, но я
заинтересован в мире не меньше, чем вы.
Але водночас у мене до вас питання. От
ви кажете: "Нужно учитывать ситуацию".
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Ви те саме все говорили після Мінська. Я
неодноразово зустрічався із президентом
Порошенком. Він запевняв мене, що ми за
цей час побудуємо найпотужнішу армію,
що ми виграємо час, ми зробимо оборону і
все інше. Терористи використали час.
Справді, усе суспільство бачило: вони
побудували армію і йдуть в наступ. А наша
армія сьогодні веде важкі – наголошую –
оборонні: не наступальні – оборонні – бої.
Проти кого? Проти терористів, які вчора
ходили десь, їх навчили, їх озброїли,
завели. Коли в Мінську наша делегація
домовлялася, намагалася уламати Путіна,
Росія сюди танки шле, "Гради" шле і так
далі. Коли ви кажете, що сьогодні добрий
вечір, я б із вами не дуже погодився, що
добрий
вечір.
Зараз
терористи
обстрілюють Маріуполь, село Широкине,
пригороди Маріуполя і так далі. І коли ви
кажете: "Що робити?.." Ну перш за все не
обманювати, не вводити в оману
українське суспільство.
Окей, я почув. Я скажу, чому я сказав
"добрий". Я бачу вас тут, а не в АТО. Ви,
як правило, коли йде ситуація складна...
Ви теж не в АТО.
Я не в АТО – я на переговорах. А ви тут.
Коли я бачу вас там...
Через два дні я буду в АТО.
От тоді я скажу, що так...
Минулого тижня я був в АТО.
І я сподіваюся, що разом із вами... А ви
завжди там і ви завжди підтримуєте дух, ви
знаєте, що армія сильніша зараз... За
вашої участі, коли ви підтримуєте, вона ще
сильніша. І тому ви разом з армією, ми із
вами захистимо країну. А те, що я не
сприймаю те, що ви кажете... Знаєте, якщо
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
порівняти ситуацію тоді... У нас просто не
було армії.
Це ви мене агітуєте?
Перша оборонна операція – ми вистояли.
Жертви є, але ми вистояли. І це нам дало
можливість на переговорах не здати
позиції. Вони б ніколи із нами нічого не
підписували, вони шантажували і казали:
"Ви програєте". Давайте я вам скажу, що
вони хотіли. Зупинити АТО, відмінити усі
укази, відізвати усі війська одноосібно,
оголосити автономію, дати статус більше,
ніж колись Криму, повністю визнати Крим.
Вони хотіли, щоб ми зараз пішли на прямі
договори із терористами. Нічого цього
немає. І коли Ілларіонов запитує... Він
спеціаліст, звичайно, але мені здається,
що у нього останнім часом замутнєл глаз.
Перше: оці всі розмови, які там написані,
про які він говорив, – це не із терористами,
ні. Це після виборів, які пройдуть там. І там
мають бути обрані люди, які будуть
представляти законну владу там.
Скажіть, будь ласка: як можна нормальних
людей обрати на Луганщині і на Донеччині,
коли окупована територія? Може хтонебудь із українських громадян, які
люблять Україну, які мають патріотичні
погляди, бути обраними на окупованих
територіях до місцевих органів влади?
Ні.
Як можна проводити вибори, коли Росія
окупувала цю територію? Чому ви кажете
про те, що ви підписали протокол?
Давайте поміняємося.
Із вами не хочу мінятися зараз. Коли ви
кажете, що вибори там проводяться, чому
спочатку вибори, а потім виведення
російських військ? Чому не навпаки:
Чалий
Ляшко
Гончаренко
Савік Шустер
Гончаренко
Ляшко
виведення російських військ, перекриття
кордону, відновлення української влади, а
потім вибори? Бо інакше це не вибори – це
квазівибори.
От почув щось розумне від вас.
І останнє... Послухайте, будь ласка. Ми –
суверенна країна. Покажіть мені, будь
ласка, будь-яку іншу країну, яка брала на
себе зобов’язання міняти Конституцію на
міжнародних переговорах. Особливий
статус для Донбасу, нова Конституція...
Вибачте, є рішення Верховної Ради від 16го квітня 2014-го року, яке забороняє
обговорювати конституційний лад на
міжнародних
переговорах.
Ми
на
міжнародних переговорах беремо на себе
зобов’язання міняти Конституцію.
...слово
в
слово
коалиционное
соглашение, которое подписал точно так
же Олег Ляшко... Вначале мы смотрели на
Кузьму Скрябина, и он сказал: "Я хочу,
чтобы те политики, которые вот выступают
и говорят что-то похожее, хотя бы когда-то
почувствовали, что чувствуют те матери,
которым привозят их мёртвых сыновей". И
вот эти вот все спичи очень хорошо,
действительно, делать из студии в Киеве.
Подождите, давайте без лирики.
Это не лирика.
Значить, я хочу, щоб громадяни України
зрозуміли: коли нам говорять про лірику,
про матерів, у яких гинуть сини, доньки... У
мого помічника Анатолія Хивила на
Чернігівщині загинув 19-літній онук у
донецькому аеропорту, якого ми поховали
у січні-місяці. І таких десятки. Але якщо ми
не зупинимо ворога, жертви йтимуть на
мільйони. Путіна неможливо зупинити
деклараціями. Згадайте минуле століття,
Гончаренко
Ляшко
Савік Шустер
Савік Шустер
Мага
Чалий
коли армія Муравйова захопила Україну:
голодомори, репресії і усе інше.
Путина можно остановить вместе со всем
миром.
Не зраджувати країну... І не треба
розказувати про жертви, бо коли ви
здаватимете країну, цих жертв буде
значно більше.
Подождите. У меня вопрос к Михаилу
Саакашвили...
У
нас
короткая
рекламная пауза.
(РЕКЛАМА).
Прямой эфир, телеканал "24", а также
телеканал "112". Валерий Чалый и
Михаил Саакашвили очень торопятся. И
я понимаю. Поэтому я хочу вам дать
слово. Да, Пётр.
Пане Валерію, дивіться: із Донецька прямо
зараз ті, хто нас дивляться, пишуть вам,
що є можливий варіант, що взагалі все
зірветься. "Почему? Потому что в Донецке
с Кировского района, который очень
густонаселён, стреляют пушки и "Грады" в
большом количестве. Страшно, очень
страшно... Мы молим Бога, чтобы не
пришла "обратка"". Тобто вони бояться
того, що якщо наші почнуть стріляти, буде
велика кількість цивільних жертв і просто
можуть сказати, що взагалі це все можна
відкинути, що ми продовжуємо війну, що
ми порушили все. Що робити зараз цим
людям і куди рухатися далі?
Ви підтвердили те, що продовжуються
спроби... Вони були і в день переговорів.
Вони продовжуються: зірвати зупинення
вогню. Просто зірвати. І тому ясно... Ви
знаєте
наказ
головнокомандувача:
президента Порошенка. На жаль, є таке:
не можна відповідати по жилих масивах.
Тобто вони користуються цим. І тому вони
стоять біля садочків, біля шкіл і просто
обстрілюють. А тепер вже обстрілюють із
відстані 50 кілометрів. Взагалі за зоною
цією. Тому єдина надія зараз – ми все-таки
сподіваємося зупинити це, щоб вони
зупинилися. Якщо ні, тоді це буде війна,
яка піде далі. Але я хотів би сказати тим
людям, які там, які ще залишилися: якщо
вони теж хочуть зробити свій внесок,
нехай отих терористів, от тих, хто поруч
ставить... Знаєте, коли я бачу кадри: вони
ж по усьому Інтернету: стоїть біля будинку,
біля дитячого майданчика "Град", вони усі
дивляться, дивляться, як цей "Град"
заряджається,
потім
по
будинках
розійшлися, по квартирах – і знімають на
відео, як він стріляє по українських
військах. Тобто просто сюрреалістична
картина. Ну якось треба там також
впливати на місці. Я розумію: страшно. Я
розумію, що усі чекають. Там насправді: у
Донецьку і Луганську – просто усі хочуть
миру. Вони просто хочуть нормально жити,
їсти і миру. І їм уже байдужі ці усі зі
зброєю. Вони вже їх не хочуть. Вони вже
хочуть,
щоб
вони
звідти
вийшли
пошвидше. Але бояться. І тому я хочу їм
сказати, що там: у цьому пакеті – от хтось
критикує
цей
пакет:
конституційна
реформа, яка, до речі, визначена не тут, а
це усе перенесено, дійсно, із коаліційної
угоди,
це
перенесено
із
наших
зобов’язань. Президент говорив про те, що
децентралізація не буде стосуватися
тільки Донецька і Луганська – вона буде
стосуватися усієї країни. Ви казали, там,
народна міліція... Так народна міліція вже
у Львові працювала. Були й такі раніше
моменти.
Тобто
там
є
заходи
реформування країни. І децентралізація, і
очікування людей цього регіону... Вони
хотіли говорити російською мовою? Хай
говорять російською мовою. Вони хотіли
мати якісь специфічні економічні стосунки
із Росією? Ну окей, якщо Росія їм відкриє
економічний кордон. Але ні в якому разі не
кордон країни. Я відповідаю, пане Олеже,
на ваше питання. От усе з точністю до
навпаки. От ви правильно починаєте:
кордон. Так, звичайно. Але спочатку ми
вибори проводимо, так. І ви сказали, там
невиведені війська. Так почитайте логіку.
Ми ж логіку всю вибудовували. Почитайте
по пунктах. Зупинили вогонь, відвели
війська на 14-й день, заручників звільнили.
Далі за українським законом, який вже є у
парламенті з усіма цими пунктами,
проводяться вибори. Чи можемо ми
раніше впливати там? Ні. Коли легітимна
влада без зброї, без "Градів", без ракет –
вона тоді є партнером у діалозі по
реформі. У тому числі там на місці.
Нормально? З кордоном – згодний. Ми
намагалися... Що ми відстояли? Ми
відстояли логіку. 7 годин велась боротьба
за цю логіку. "Спочатку ви нам усе дайте, а
потім ми, може, там, вам закриємо
кордон". Ні. А далі все пов’язано.
Подивіться, взаємопов’язані статті по
реформі
і
по
закриттю
кордону.
Верифікація, моніторинг ОБСЄ, зараз іде
серйозна робота по механізмам, як
забезпечити це. Отут я зможу з вами
погодитись. А як це все забезпечити? І
отут іде велика зараз робота. І
найголовніше – отой, хто порушив це, – це
буде вже інша історія: він буде колись
Шкрум
Чалий
Шкрум
Чалий
Шкрум
Чалий
Савік Шустер
Чалий
розказувать – не хочу я казати – в інших
столицях, по
яким парламент ще
попрацює
наступного
тижня:
по
законодавству, міжнародному в тому числі.
Тому зараз... От ми іде по якимось
пунктам, но ми боролись за кожний пункт,
повірте. Ми бились за кожну позицію. Я
вам можу показати отут, просто показати.
От я особисто виходив уже на останній
декларації позиції. Я можу попередньо
показати, записано: "За домовленості, за
представниками ЛНР, ДНР". Вдалося
збити це – і просто ті, хто підписував
меморандум, – ті будуть це зобов’язані...
Хотілось... От про Надію Савченко ви
говорили.
Хотіли
викинути
слово
"заручники", тільки в Україні які, – ні, ні.
Тому Надія Савченко – Іларіонов бреше
або не розуміє: Надія Савченко підпадає
під це все, чітко підпадає. Ми будемо на
цьому стояти і саме це використовувати:
підпис президента Російської Федерації, –
що би там не було.
...вже сказав, що Надія Савченко під це не
підпадає. Давайте, давайте говорити.
Який слідчий комітет?
Слідчий комітет Російської Федерації.
Я не вірю Слідчому комітету Російської
Федерації
–
я
вірю
міжнародним
структурам і я вірю в те, що той, хто не
виконає міжнародних структур правил: а
міжнародне право має презумпцію над
цим, – той буде в Гаазі просто-напросто в
майбутньому – от і все. При чому тут
Слідчий комітет? Слухайте, ми...
Дозвольте мені ремарку, якщо дуже...
Ні. І от ще одне.
Пожалуйста, Алёна...
Якщо хочете послухать ще факти з того,
Савік Шустер
Чалий
Савік Шустер
Чалий
що переговори були... Стосовно, стосовно
кордону йшла дуже дискусія, але ми
завершили на тому, що кордон –
зобов’язання
закрити
кордон
від
постачання.
Скажите, пожалуйста: один вопрос:
Владимир Путин хотя бы в этих
разговорах: между собой, непубличных
– он признал, что его войска там?
Савік, ну я думаю, що я навряд чи можу це
говорити як учасник всіх цих процесів
переговорів. Я скажу так: це питання за
своєю очевидністю там не піднімалось. От
просто із-за очевидності ситуації.
И для Путина, и для Путина это тоже
было очевидно?
Весь світ уже це визнав. І хто не визнав –
нехай одіне окуляри – я не знаю, які треба
кольори. Але що головне? Те, що я сам
можу бути... свідчити і, може, колись треба
буде свідчити. Володимир Путін ішов по
кожному слову всіх документів, по всьому
пакету заходів – це його кожне слово,
яке... він боровся, відстоював. До речі,
він... От як би ми до нього не ставилися,
він
дуже
сильний,
дуже
сильний
переговорник, дуже сильний. І в принципі –
я думаю, що це було... Сценарій був
заготовлений
–
ми
цей
сценарій
зруйнували, тому що, в принципі, сценарій
був виснажити, от виснажити якось до
кінця. Вони пробували іти горілку пити,
підсилюватись: не Путін – команда. Якось
наша команда в цьому плані вистояла, але
вони хотіли добити, дожати так уже
європейців, щоб вони просто в кінці
сказали: "Ну дайте уже їм там всё, тільки
зупиніть..." Бо європейцям їхати на
Європейську Раду в наступний день. І
Ляшко
Чалий
Гончаренко
Чалий
Ляшко
оцей сценарій не спрацював. Все-таки
витиснули: з них витиснули – позицію.
Вони кажуть "гаранти ми будемо" – та ви
учасники цього всього. Тому що вже тепер
цей
документ:
декларація
–
вона
затверджує пакет – це вже чіткі... Я вам
скажу: це не тільки юридичні – це політичні
домовленості, які засвідчені були всім
світом, – оце головне. І тепер це все буде
на очах всього світу. І тому зараз позиція
уже всім зрозуміла, тому я би не говорив...
Перемога не в пунктах – важливо тут... Був
Олег Ляшко там – може б, витиснув
більше, але він би з Путіним став і
переконав би Путіна. Но ми поки
дипломати...
Я думаю, що якби я там був, Путін живий
би звідти не вийшов.
О, я ж кажу, що переконали зразу – і
переговори закінчилися. Тому я думаю, що
це так говорити можна, кидатись словами
"Путін би не залишився живий", ще щось:
от як Ляшко... Це політика...
Може пан Олеже поїхати в Будапешт і
зустріти Путіна. Я понимаю, що в Москву
пан Олеже не їде...
Ядерна держава – цій державі... Такої
думки... На жаль, на цій думці стоять дуже
багато людей. Інформаційна машина
пропагандистська там зруйнувала взагалі
все за останній час. Нам ще якимось
чином наступний крок: треба бути якось
вирулювати, в майбутньому жити поруч з
цією країною. Тому такий як ви
пропонуєте, сценарій – це ваш сценарій.
Наш сценарій набагато складніше...
Я думаю, що ви зрозуміли, що це був
просто алегоричний вислів, але якщо ми
говоримо...
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Ляшко
Чалий
Чого ж ви боїтесь зразу? Сказали – то вже
сказали.
Валерій, я не боюсь нічого.
Ну давайте серйозно. Я ваші аргументи...
...кажу, що якби Ляшко там був, я би не
дав можливості Путіну диктувати умови
Конституції України, я би не дав би
можливості Путіну диктувати особливий
статус для Донбасу. Коли ви говорите: "Ну
да, нормально, особливі стосунки з Росією
Донбасу", – ні, не нормально. Бо це як гірі
на ногах України. Якщо ми зробимо, щоб
якась частина України мала особливі
стосунки з Росією, – це означає, що ми не
матимемо
можливості
європейського
вибору, вступу до НАТО, бо це
блокуватиме
частина
країни:
буде
блокувати цей наш європейський вектор. І
найголовніше – в мене до вас питання.
Скажіть, будь ласка: ви порівняли:
львівська міліція народна, мовляв, нічого
страшного: народна міліція в Луганську у
Львові ж була. Вибачте, але у Львові не
було Мотороли, у Львові не було Гіві, у
Львові не різали Юру Поправка: 20літнього студента – і не топили його в річці
Сіверський
Донець.
У
Львові
не
захвачували наших комбатів і не відрізали
їм уші і носи, і все інше. І сьогодні ви цих
людей: які це робили – ви пропонуєте, щоб
вони були народна міліція, народні
прокурори, народні судді, яких будуть
призначати місцеві органи влади. Я
категорично проти цього.
Дивіться,
Олеже.
Ви
от
знову
перекручуєте, переходите на...
Та я ж меморандум читаю.
Ну давайте: якщо я продовжу так, як ви, то
ми про факти не...
Ляшко
Чалий
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Чалий
Ляшко
Савік Шустер
Чалий
Савік Шустер
Будь ласка.
А я хочу про факти. Ще раз вчитайтесь: це
буде все після того, як буде легітимна
влада – і це те, що ми втримали. Уже тоді
будуть ці всі питання. І до речі, говорять
про те, що кордон в кінці, через... Там
початок вже зразу на другий день після
виборів. Це процес – давайте... У нас є...
Ну не перебивайте, не перебивайте мене.
Вибачте останній раз.
Подождите, подождите.
Дуже просте питання, дуже просте
питання. Пане Валерій, вибачте, дуже
просте питання. Ви сказали: "Це буде все
тоді, коли буде там легітимна влада". Із
кого буде складатися ця легітимна влада
на окупованих територіях? З яких людей?
Із тих, кого оберуть вже законні органи
влади на цих територіях.
Із тих, кого оберуть...
У меня вопрос к Михаилу Саакашвили.
Ну було там стільки питань задано... Я тоді
зупиняюсь, тому що президент...
Нет, мы сделаем, мы сделаем просто в
скобках. Вот скажите, пожалуйста: вы
сами сказали вначале, что пример
Афганистана пугает Владимира Путина:
американские вооружения и падающие
цены на нефть. Вот нам Валерий
Чалый сделал перечень условий
Российской Федерации: это отмена
АТО, вывод войск, признание ДНР,
ЛНР, признание Крыма и так далее, и
так далее. Значит, это истинные
намерения. Вот если этот договор
будет нарушен российской стороной, то
что тогда? Тогда Украина получит
вооружение? А не будет ли это
слишком поздно?
Саакашвілі
Нет, я, во-первых, хотел бы сказать, что
такой был плохой сценарий... Потому что
плохой сценарий тоже существовал
исторически: он у нас был, в Грузии, в 90-х
годах. Вообще война на Донбассе очень
похожа на войну в Абхазии. Тогда у нас
был президент Шеварднадзе – он
подписал договор с тогдашней российской
военщиной: другой президент был, но
точно так же они действовали, – про
вывод тяжёлого вооружения. То есть обе
стороны выводили тяжёлое вооружение,
но реально гаранта... Вот то, что Песков
вам рассказывал: что мы гаранты, –
сейчас они не гаранты по этому: то, что
подписали. А там гарантом выступила
Россия. Мы грузинские войска... то, что
грузинская сторона передала российским
военным затворы от нашей техники, они
вывезли на своих кораблях из Сухуми, из
других мест грузинскую технику, они
обязали, что будут и сепаратисты увозить,
– конечно, ничего этого не произошло. И
больше никому не было до нас дела.
Потом они напали вместе с россиянами –
и всё забрали. Вот это плохой сценарий,
вот это то, что в идеале: в военном
смысле – хотела бы достичь Россия.
Второе: они хотят легализовать ДНР и
ЛНР.
Несмотря
на
всю
эту
обеспокоенность, которую я смотрю,
конечно, они этого не смогли сделать. Я
хочу сказать: я был на многих переговорах
с Путиным. Мы тоже ему ничего не
уступали, я видел, я могу судить его
психологическое состояние. С одной
стороны, президент – надо отдать ему
должное
–
проявлял
удивительное
самообладание и стойкость. С другой
стороны, я видел очень нервного Путина.
Сколько бы он ни говорил, что хороший
результат, видно было по каждой черте...
Я его давно знаю и хорошо знаю, много
раз... К сожалению, на мою голову: кому
приятно знать Путина близко? Но он был...
Он нервничал. Потому что сейчас всё
больше и больше его заносит туда, где у
него нет сильных аргументов. И когда мы
говорим про Запад, надо понимать: Запад
всегда ищет повод не помогать – это
понятно. Конечно, они ищут повод,
поэтому они всегда склонны винить
жертву агрессии. Они всегда будут
говорить, что вы их провоцируете, вы то,
вы сё. Поэтому очень важно у них забрать
эти аргументы. Но западное общество –
это демократическое общество. Четыре
месяца, на мой взгляд, никто в
Вашингтоне не хотел слушать про
вооружение в Украине: моментально
раздражались. Вот президент Порошенко
выступил: кстати, блестяще – в Конгрессе,
потом он пришёл в Белый Дом – и там уже
другой разговор был, насколько я знаю:
это из американских источников. Потому
что они не были готовы вообще это
обсуждать, им это не понравилось. Но это
же демократическое общество, это же...
Там люди влияют на правительство: это
же не Россия. Хиллари Клинтон сказала
недавно: которая будет, скорее всего,
кандидатом в президенты от демократов:
"Украинцы заслужили, чтобы мы им
помогли,
своим
героическим
сопротивлением". Вот точно так же, как в
своё время Финляндия, Запад стали
помогать против Сталина, потому что
финны показали чудеса сопротивления.
Точно так же делают украинские войска.
Дипломатия выигрывается не только там –
дипломатия выигрывается тем, что в те
дни, когда Путин должен был захватить и
Дебальцево, и всё остальное, украинцы
героически перешли в наступление под
Мариуполем в направлении Новоазовска.
И вместо того, чтобы по плану Путина
идти, Путин поехал на переговоры, на
переговоры в условиях, когда украинцы
впервые за несколько месяцев захватили
– вернули, вернее, вернули – свои
населённые пункты. То есть всё решается
там героизмом украинских солдат: кстати,
грузины там воюют с ними в том числе,
под Мариуполем. Но что касается... В
Америке всё это быстро движется.
Поэтому не то что когда Путин не будет
выполнять, тогда вам дадут оружие. Вам
оружие должны были давать уже вчера. И
вчера, насколько мне известно, в
Вашингтоне вчера, позавчера, сегодня
очень
серьёзно
идут
обсуждения,
принимаются решения о том, чтобы
наконец-то Украине дать настоящее
оружие. И это будет очень важно, потому
что это очень плохой признак для Путина.
А если уже следующее будет наступление
– я могу вам более открыто говорить, чем
Валерий Чалый, – я ещё раз говорю: это
будет российско-западная война. Это
больше не будет как какая-то местная
война, где чёрт знает кто. Они... Вы смогли
своими умелыми действиями вовлечь
сюда Запад. Ещё раз говорю: они говорят
"о, Запад специально нас провоцирует". Я
слышал российские аргументы: "Запад
хочет, чтобы Донбасс был всегда так,
потому что они хотели вымотать Россию".
Савік Шустер
Гончаренко
Саакашвілі
Савік Шустер
Саакашвілі
Гончаренко
Савік Шустер
Ну выведите оттуда войска – и не будет у
вас... никто не выматывать. Это же так
просто. Поэтому я думаю, что в целом они
по пути к проигрышу, несмотря на то, что...
Конечно, мы все хотели бы быть
максималистами, мы бы хотели, чтобы это
закончилось быстро, чтобы люди не
погибали, чтобы Украина была свободной
и наконец-то люди просто говорили о
своих делах. Потому что любая война
очень плоха. Но каждый день мира – это
на вас работает, просто вы должны время
использовать. Время вам нужно, но
времени у вас очень мало. Мы должны не
спать все ночами – день и ночь укреплять
армию, укреплять экономику. И каждая
семья должна почувствовать, что что-то
двинулось в правильном направлении, –
вот и всё.
Ну да, тут есть, есть надежда, есть
надежда на то, что президент Обама не
испортит шансы Хиллари Клинтон:
кандидата демократической партии – и
в принципе, будет с ней действовать в
унисон, и будут говорить, что нужны
вооружения в Украине.
А республиканцы ещё жёстче, чем
демократы.
Если
выиграют
республиканцы, так вообще будет. Такая
помощь будет такой...
Помощь будет через два года.
Да. А это… А два года никто не может
ждать.
Нет, вам нужно сейчас.
И кстати, очень на Украину... Очень важно,
что у нас есть украинская диаспора в
США.
А вот насколько было бы важно:
реально, с точки зрения военной –
Романенко
Савік Шустер
Романенко
Савік Шустер
Романенко
Савік Шустер
Романенко
Савік Шустер
получение вот этого современного
оборонительного
оружия
от
Соединённых Штатов?
Безусловно, это важно и нужно. У нас всё
в большей степени используются все те
резервы в вооружениях, которые были, но
они прошлого века, они от советской ещё
армии.
А
война
идёт
гибридная,
российское
вооружение
и
техника.
Россияне и Путин лично всегда занимался
вооружёнными силами, обеспечивал – и
поэтому есть объективные, очень жёсткие
законы войны: там, где у вооружённых сил
– абстрагируюсь – любого государства нет
современной техники, вопросы можно
закрывать только солдатской храбростью
и так далее. То есть...
То есть потерями человеческими.
Абсолютно.
Где
не
занимаются
обеспечением своей армии современным
вооружением, закрывается солдатскими
жизнями.
А
вот
скажите,
пожалуйста:
современное американское...
Может быть, непопулярно, но это
объективные, жёсткие законы войны.
Так было во Вторую мировую.
Так было всегда. Да, и в том числе,
значит, на первичном этапе ведения:
Великая Отечественная или во Вторую
для Советского Союза – это решалось
именно так.
А
вот
скажите,
пожалуйста:
современное
вооружение,
которое
поступают в Украину: они американские
– естественно, вслед за ними большой
контингент советников. Не воспримет
ли
Россия
это
как
вторжение
Соединённых Штатов на?..
Романенко
Савік Шустер
Мартиненко
Савік Шустер
Мартиненко
Можно готовить в стране НАТО: за
пределами Украины – расчёты. Но есть
аналогичные: то есть если они нам
поставляют радиолокационные станции –
у нас есть локаторщики... То есть это
вопрос
переобучения:
не
обучения
сызнова, а переобучения. Тем более вузы
– у нас достаточно сильные вузы, которые
могут
обеспечить
такое
обучение
военнослужащих. То есть это не найманцы
или военнослужащие ЛНР, ДНР.
Александр Мартыненко.
Дякую. У мене до Валерія Васильовича
запитання – воно ж прохання, оскільки він
зараз піде. Я так розумію, що зараз про
політичні всі аспекти цього документи
говорити, мабуть, не варто, тому що нам
треба дійсно говорити про припинення
вогню і так далі, і тому подібне. Перше.
Але все ж таки, оскільки вони прописані в
цьому документі, а я так... Реально
прописаний план реінтеграції Донбасу в
Україну – будемо прямо називати речі
своїми іменами – і перше серед них –
вибори. То в мене велике прохання на
майбутнє: коли ви з ними... Ну не вони, а
коли Кучма і хтось-небудь буде говорити з
ними і писати наступний документ, не
забудьте
записати
туди
мовлення
українських телеканалів на Донбасі. Тому
що якщо їх там не буде, то от кого там
виберуть – це абсолютно точно. Ну в
принципі, ми і так розуміємо прекрасно...
Аргумент.
Але одна із точок зору ОБСЄ, як ми
знаємо: вони ж підуть під контролем
ОБСЄ: ці вибори – це досягнення багатьох
точок зору до виборця. Будь ласка, якщо
можна. Я думаю, що вони 100 відсотків
Чалий
проти не будуть – це проломити,
продавити цей пункт можна буде на
майбутньому. Добре?
Ну абсолютно правильна думка: те, що це
робити треба зараз. Це ми маємо... Нічого
не змінилось в нашому законодавстві. Я
вам скажу: Міністерство інформації – там
уже дещо домоглось стосовно доступу
сигналу п’яти каналів безпосередньо в
Луганську. Тому, в принципі, ця робота
ведеться ще за рамками території. Більше
того: вчора я сам цим займався в
Брюсселі, поки президента слухали всі
лідери держав. Ми говорили з нашими
колегами про трансмітери, про те, щоби
нам допомагали в цьому. Є багато країн,
які готові це робити. Тому ця робота іде. Я
на завершення тільки хочу сказати одне:
що я відчув, якщо?.. Просто для мене це
була унікальна доба, я відчув, як дійсно
робиться світова історія. І відчуття
наступне: коли ми разом, коли ми
працюємо командою з сильним лідером,
коли у нас є партнери, навіть опоненти чи
хто хоче зруйнувати не зможуть досягти
свого результату. Тому зараз... От те, що
от з Олегом Ляшко говорили, – я думаю,
що я хотів би, щоб ця дискусія в
парламенті була консолідована, щоби
рішення... Вони очікують, що ми...
Розумієте, що зараз будуть очікувать? От
зупинимо: я сподіваюсь, зупинимо, якщо
вони не зруйнують, – війну і зупинимо
атаки, зупинимо вогонь, а далі треба
консолідовано в парламенті показати, що
ми ідемо на реформи, антикорупційну
реформу, що ми в цих складних умовах
судову проголосували. Хороше рішення,
хороше рішення. Що ми виводимо країну з
Савік Шустер
Коуен
Савік Шустер
цих руїн – і вона йде в Європу – і це тоді
зруйнує всі плани: і Путіна, людей, які
хочуть нас зупинити. Будь ласка,
консолідуйтесь по цим рішенням. Я
готовий відповідати на всі питання: на
непопулярні речі. Я готовий сюди
приходити, вам звітувати, але я прошу
тільки одного: в цей складний період – я
підтримую президента Саакашвілі – нам
треба місяць-два – ну краще більше –
згуртуватись і не дати ніякого шансу
розділити країну, не дати ніякого шансу
розділити людей, не дати ніякого шансу
зруйнувати нас економічно. Я розумію всю
критику. Не дати ніякого шансу, щоби
журналісти були допущені... Там є різні
спроби. І сьогодні будуть вони вкидувати
цю історію: що ми не можемо це зробити,
ми не зможемо іти далі. Ми зможемо – і я
впевнений в цьому. Тому це буде
перемога. І зараз етап цієї перемоги – ми
вийшли на цей етап, нас чекають наступні,
але ми точно переможемо разом, всі
разом.
У нас Ариэль Коуэн из Вашингтона – у
него
есть...
Это
политический
обозреватель, эксперт по энергетике.
Если... Вот у нас Михаил Саакашвили,
как вы видели, в студии, вы следили за
дискуссией, Валерий Чалый. У вас есть
вопрос? Потому что они покинут
студию.
Из
Вашингтона,
именно
вашингтонский вопрос к ним. Да, вы
нас слышите? То есть наушники
выглядят прекрасно.
Очень хорошо я слышу.
Да, так вот я говорю: у вас есть вопрос
к Михаилу Саакашвили или Валерию
Чалому?
Коуен
Извините, я не понял. Я думал, что вы
спрашиваете, есть ли у них вопрос ко мне.
Я бы не обольщался на сегодняшний
день, что Белый Дом уж так готов
поставлять
оружие,
тем
более
высокоточное
оружие.
Потому
что
высокоточному оружию нужно долго
обучать солдат. Сегодня было объявлено
о том, что бригада перебрасывается в
Персидский
залив
для
борьбы
с
исламским государством. Мне говорят
высокопоставленные чиновники из Белого
Дома, что поскольку в случае эскалации
конфликта Россия угрожает применить
ядерное оружие – и она близка к театру
военных действий. Я не убеждён, что
Соединённые Штаты будут готовы идти на
прямое столкновение. Поэтому мне
кажется,
что
повышение
уровня
командования войсками, подготовка: то,
что говорили: план "Бэ", запасной вариант,
– подготовка к новому витку конфликта,
который большинство людей и в России, и
в Вашингтоне, и в Украине считают, что
будет ещё один виток конфликта... Самое
главное сегодня – это быть, быть
готовыми к такому столкновению и
продолжать
работу
с
тем,
чтобы
консолидировать политическую поддержку
в Америке, в Вашингтоне: политическую
поддержку Украины, – в том числе
поставку военного оборудования. Да,
республиканцы
отработали
хорошо,
республиканцы продолжают давить, но не
забудьте, что у президента есть, вопервых, прерогатива формулирования и
внешней политики, и руководства внешней
политики. А во-вторых, право вето. Что
даже если проходит закон в Конгрессе, тут
Савік Шустер
Чалий
очень сложный процесс, по которому
должны
уговорить
большинство
в
Конгрессе.
Причём
проукраинское
большинство
сегодня
–
это
и
республиканцы, и демократы. Это не
происходит разделение по партийному
признаку. И с точки зрения мобилизации
общества, с точки зрения работы ВПК, с
точки зрения подготовки войск, с моей
точки зрения, это самое главное. И тут
ещё нельзя забывать ещё об одной, очень
важной, составляющей этого конфликта:
это информация, информационная война.
Причём информационная война, включая
тех, кто сегодня оболванен пропагандой
противной стороны, включая российское
население. Мне кажется, что недостаточно
делается и Соединёнными Штатами, и
западными союзниками, и Украиной для
того, чтобы пойти на прямой диалог с
российским
обществом
и
убедить
российское общество, что нынешний
конфликт не в его интересах. Правы те: в
том числе мой друг Михаил Саакашвили, –
правы те, кто говорит, что в долгую Россия
не
может
выиграть
эту
войну.
Экономически сегодня сравните: 38 – до
40-ка триллионов долларов совокупный
валовой продукт Соединённых Штатов и
Евросоюза – и где-то, в зависимости от
цен на нефть, 1.8 триллионов, то есть
разница в 20 раз. 1.8 триллионов –
совокупный валовой продукт Российской
Федерации, если нефть не поднимется. А
если поднимется, будет 2.5 триллиона. В
долгую они обречены на поражение.
Спасибо, Ариэль Коуэн.
Мені сподобались останні слова. Вони, в
принципі... "Обречены на поражение" – це
Савік Шустер
Чалий
Коуен
значить, ми переможемо. В долгую...
Но меня немножко встревожили слова,
которые российские представители
говорят американцам: что они готовы
на ядерное столкновение.
Ні, ви знаєте, я тоді... Якщо дійсно питання
можна задати, бо так звучало, що ми
задамо питання... Є що задавати. Я
хотел... Ну во-первых, мы давно общаемся
и анализируем ситуацию. К этой ситуации,
наверное, ни в Украине, ни вы не были
готовы: что Россия пойдёт с такой
аннексией Крыма. Сейчас идут слова о
ядерной угрозе. Как вы как аналитик, как
специалист, знающий Россию очень
хорошо и вообще систему безопасности в
мире, как вы считаете, насколько, какая
часть тут шантажа? И какая часть сегодня
правды, как вы оцениваете? То есть я
имею в виду, следующие жёсткие военные
шаги.
Да, я считаю очень просто: что Россия –
это не Советский Союз. И даже Советский
Союз в 62-м году: когда было реальное
столкновение, стояли на грани ядерной
войны с Хрущёвым – в конце концов
Хрущёв корабли повернул – и корабли
поплыли с Кубы обратно в Севастополь и
в Мурманск. Поэтому сегодня если
президент Обама "мин бизнес", как поанглийски говорят: имел серьёзные
намерения, – развернули бы три-четыре
авианосные группировки: раз, – выдвинули
бы
ядерные
субмарины,
ракетные
субмарины поближе: два – и сказали:
"Ребята, отвалите, потому что ни вы, ни
мы эту войну ядерную выиграть не
сможем: все будем 30 тысяч лет потом
светиться фиолетовым светом". И ещё раз
Саакашвілі
повторяю: что нет прямого разговора
между Америкой и российским обществом,
нет прямого разговора между Украиной и
российским обществом.
Я просто хочу, хочу... Ариэль, ты – вы
помните хорошо, как было остановлена
война, почему не взяли Тбилиси в 2008-м
году, почему не смогли свергнуть моё
правительство: то, что было главной
целью Путина, – и подвесить меня за
какие-то... Как он на весь мир объявил.
Америка
двинула
шестой
флот
к
грузинским берегам и подняла самолёты в
Румынию, и перевела базы в Турции – и
объявила об этом публично: президент и
рядом стоял госсекретарь обороны: это
было после совещания ЦРУ. Через 20
минут
после
этого
объявления
наступление
на
Тбилиси
было
приостановлено. Это во-первых. То есть
есть исторические прецеденты, когда
работаешь с общественным мнением. Как
это делать... А перед этим мне пришлось
очень много их убеждать, мы на весь мир
кричали, на всех телеканалах. Конечно,
наша
армия
сопротивлялась.
Мне
пришлось
даже
голос
повысить,
разговаривая с тогдашним президентом
Бушем, но под конец они на это пошли.
Это раз. Во-вторых, что касается ядерного
шантажа – да, пока что Путин всем, чем
угрожал, – под конец что-то сделал. Но
надо понимать, что сегодня соотношение
ядерных потенциалов Америки, России –
они
абсолютно
несопоставимы.
Американцы могут в течение 40-ка минут
уничтожить весь ядерный потенциал
России, в течение 40-ка минут. И вторая
доктрина – что как кто-то, когда использует
Коуен
Саакашвілі
Савік Шустер
ядерное оружие: независимо, НАТО или
не НАТО,
– есть доктрина, что
Соединённые Штаты должны отвечать,
потому что это угроза всеобщему миру,
безопасности. Это не так, маленькая
игрушка – давайте мы тактически зальём
где-то под Мариуполем – и никто не будет
ничего делать. Это невозможно: это
доктрина Соединённых Штатов. Поэтому,
конечно, он этим шантажирует, конечно,
много других вещей, но в течение 40-ка
минут у них не останется ни одной
боеголовки. Кстати, не останется ни
страны – наверное, и Путина тоже не
будет в живых.
Правильно, Миша, Миша, но это работает
в обе стороны: Россия – нравится нам это,
не нравится – в состоянии сегодня
нанести ядерный удар субмарин, со
временем полёта в десять минут к
Вашингтону и к Нью-Йорку. Никто не хочет
ядерной войны. Как говорили в том
фильме: "Никто не хотел умирать".
Но мы говорим об одном и том же.
Поэтому просто надо показать, что...
Украину держать высоко – и поэтому мы
все должны этим заняться: и вы там, в
Вашингтоне, и все друзья Украины:
украинская диаспора, я – любой из нас.
Мы должны просто там стоять и всё время
повторять...
Ну я бы вернулся к вопросу Валерия
Чалого. Вот Путин, Путин... Основа
власти
Путина
–
вот
на
чём
основывается его власть? Его власть
основывается
на
его
близком
окружении, на ценах на нефть, на всей
коррупции, которая есть, на продажных
людях, чиновниках – вот его власть.
Коуен
Савік Шустер
Коуен
Значит, с его точки зрения, он
шантажирует Украину сейчас? Или он
реально не может себе позволить по
отношению к собственной власти,
сохранению
собственной
власти,
делать шаги назад?
Ой, Славик, я вас умоляю.
Я Савик – ну ничего.
Я сказал "Савик". Ой, я вас умоляю. Я, я...
Господи, конечно, с тем мощнейшим
пропагандистским аппаратом, который
есть,
могут
объяснить,
какой
замечательной победой окончилась –
окончился конфликт в Украине, когда
предотвратили ядерное столкновение,
сохранили
Россию
и
перестали
поддерживать этих бандитов в Донбассе.
И тем самым Владимир Владимирович:
великий полководец всех времён и
народов – одержал победу против Европы,
Америки, всемирного еврейского заговора
и так далее. Результат – это прекращение
этой войны, этого конфликта. Это можно
объяснить за две недели успешного
промывания мозгов на всех российских
каналах: так же, как из Украины сделали
пугало и дьявола за две недели
промывания мозгов в другую сторону.
Самое главное, на мой взгляд, – это чтобы
Россия понимала, что и в короткую, и в
долгую они без ядерной войны эту штуку
выиграть
никак
не
могут,
что
экономические санкции будут опустошать
достаточно серьёзно резервы, которые
имеются на сегодняшний день, но за два
года этих резервов больше не будет, – и
Россия тем самым теряет рынки сбыта
для своей нефти и, очень важно также,
для своего газа в Европе. Тут нужно
Савік Шустер
Савік Шустер
Шкрум
сотрудничать Америке и Европе для того,
чтобы диверсифицировать газовые рынки
и привозить сжиженный газ, добывать
сланцевый газ, сокращать потребление
газа и так далее. Тем самым понижать
зависимость стратегическую Европы от
российского газа.
Спасибо, Ариэль Коуэн. Мы продолжим
после рекламной паузы.
(РЕКЛАМА).
Прямой эфир на телеканале «24», а также
на телеканале «112». Алёна Шкрум,
пожалуйста.
Дякую, Савіку. Я дійсно хотіла сказала
декілька реплік от, на жаль... на жаль,
нашому колезі, який зараз пішов: пану
Чалому. Але якщо... навіть якщо його немає,
я маю відреагувати. Ну, мені здається, що ми
зараз не можемо дозволити собі таку розкіш
як видавати бажане за дійсне. І оце
фактично мій головний аргумент і головне до
нього запитання. Тому що він повторив
більше восьми раз – я порахувала – слово
«перемога». Ми всі прекрасно розуміємо, що
до перемоги ще далеко, і не треба про це
говорити, поки немає перемоги і немає миру.
Ми всі дуже хочемо перемоги, але доносити
треба все ж таки правду і доносити це
обережно, тому що ми це доносимо не тільки
українцям, які хочуть перемоги, а і нашим
міжнародним партнерам. І ніхто не буде
давати високотехнологічну зброю країні, яка
вже говорить про перемогу, вже говорить про
мир і вже говорить про те, що в нас усе
добре. Ну, на жаль. І ви знаєте, завжди треба
сподіватися на гірше, мабуть... сподіватися
на краще, вибачте, але от готуватися все ж
таки до гіршого. Чому і я говорю про цей
план «Б»? І я якраз хотіла запитати, які зараз
Савік Шустер
Шкрум
Савік Шустер
Геращенко
у нас є важелі, який у нас зараз є план і що
ми зараз чітко маємо робити. Ніхто не
заперечує, що і пан Чалий, і наша делегація,
ну, фактично зубами, мабуть, вигризали все
ж таки в Мінську от кожну позицію і кожний
аргумент, який там був сказаний. Але зарано
говорити про перемогу, треба говорити про
дипломатичний фронт, треба говорити про
внутрішній фронт, треба готуватися все ж
таки до гіршого, треба готуватися до не
кращого забезпечення нашої армії і треба
доносити Європі, що Європа зараз – ну, вона
або повстане повністю вже з нами проти
Путіна, або вона просто впаде разом з нами.
І це дуже-дуже важливо також.
Ну, Европе так объяснить непросто…
Непросто.
Потому что европейцев много, они все
разные. Антон Геращенко.
Спасибо, что дали слово. Ну, во-первых,
хотел сказать, что и Минск-1, и Минск-2 – это
последствия
слабости
Украины,
это
последствия 23-х лет её разграбления,
коррупции, уничтожения армии и служб
безопасности. Но я хотел бы сказать
немного и о хорошем. Вспомните февральмесяц прошлого года: когда в Крыму начал
захватывать
административные
здания
российский спецназ, то некому даже было
стрелять. Потому что армия и войсковые
части не были к этому готовы. ФСБ
пронизала всю структуру вооружённых сил
Украины в Крыму и не было отпора.
Вспомните
март-месяц,
апрель-месяц.
Органы милиции и Службы безопасности на
Донбассе бездействовали, они дали полную
возможность
российским
спецслужбам
создать все возможности для захвата
административных
зданий,
никто
не
оказывал сопротивления. А когда началась
антитеррористическая
операция
под
Славянском, то десять боевых машин одной
из известных десантных бригад были сданы
без боя. На сегодняшний день Путин не
достиг своих целей военных на Донбассе. Он
ставил
задачу
к
30-му
января
символическому: ко дню, так сказать,
окружения немецких войск в Сталинграде –
окружить и забрать себе Дебальцево, но он
этого не добился, Дебальцево не окружено
до сих пор. Путин ставил себе задачу 10-го
февраля выйти на границы Донецкой и
Луганской областей. В планах было вернуть
Славянск, Краматорск, Лисичанск, Рубежное
и Северодонецк. Он также не добился этих
целей. И поэтому благодаря мужеству наших
солдат и офицеров стали возможны те
договорённости, которые сейчас. Будет ли
соблюдать Путин или нет, мы увидим в
ближайшее время. До 00:00 осталось
следующего дня всего 26 часов. Если он их
не будет соблюдать, то в дальнейшем
мировое
сообщество
и
Украина,
объединившись вместе, дальше продолжат
санкции против Путина, которые показали
свою действенность. Именно благодаря
финансовым
санкциям,
двукратному
падению цен на нефть Путин лично приехал
на эти переговоры. И уже приехав на
переговоры в Минске лично, он уже
проиграл, показав тем самым, что он уязвим,
хотя до этого он пытался делать вид, что он
сильный и никто на него повлиять не может.
Это неправда. Россия путинская – это колосс
на глиняных ногах. Весь крупный, средний и
мелкий бизнес прекрасно понимает, что
будущего у России нет. Иностранные
инвестиции из России уходят, добыча нефти
падает, новых разработок там не будет,
потому что стоят станции на новые
технологии… Все проекты по добыче нефти
и газа за Полярным кругом полностью
закрыты. Китай на самом деле Россию
сейчас ставит в такие позы, которые просто,
так сказать, неудобно даже говорить. И
делает то, что выгодно Китаю. Поэтому
Путин в ближайшее время останется, я
думаю,
без
последних
союзников,
окруженный всеми и брошенный. Что он
хочет добиться сейчас? Он хочет добиться
того,
чтобы
в
глазах
российских…
российского народа не потерять своё лицо.
Для этого нужно делать вид, что у него всё
хорошо, что Новороссия, так сказать,
существует и так далее. Но ему это сделать
не удастся. Что надо делать нам?
Вооружаться, вооружаться и вооружаться,
делать
нашу
армию
сильной.
На
сегодняшний день на восточном фронте у
нас воюют всего 50 тысяч бойцов и
офицеров, а в передней линии – всего 14-15
тысяч
бойцов.
Наша
военная
промышленность может делать вот такие
танки «Оплот», которые сейчас вот в таком
варианте делаются для Таиланда и которые
с расстояния в два километра попадают в
мишень размером метр на метр. Ночью. Есть
тепловизоры. У нас на складах стоит
огромное количество боевой техники. Вот,
например,
Харьковский
бронетанковый
завод. Только эти танки стоят уже 30 лет.
Там их около 500-т штук. Это не секрет, эти
танки видны прямо из космоса, когда на них
смотришь…
Для
того,
чтобы
восстанавливать нашу армию, нужны деньги.
Они выделены в бюджете: 90 миллиардов.
Нужны талантливые менеджеры, которые
Савік Шустер
Семенченко
будут
эффективно
и
быстро
восстанавливать
оборонную
промышленность. Нужны новые лица в
руководстве вооружённых сил. Тот, кто был
солдатом и проявил себя, должен стать
сержантом,
лейтенантом,
лейтенанты
должны
становиться
майорами,
а
полковники могут командовать бригадами и
фронтами. Нужно не бояться новых людей,
показавших себя, поднимать наверх. И то же
самое, что делается сейчас в органах МВД,
которые показывают свою эффективность.
Когда люди с фронта занимают высокие
руководящие
посты
и
идут
вперёд.
Например,
замначальника
донецкой
милиции Илья Кива был на Майдане, был в
«Правом секторе». Сейчас он координатор
работы донецкой милиции и штаба АТО.
Вадим Троян: начальник штаба батальона
«Азов», начальник киевской милиции. Нужно
вести ротацию кадров. Молодые люди,
энергичные
люди,
патриоты
должны
занимать руководящие посты. Я обращаюсь
ко всем руководителям нашей страны как
народный депутат: дайте дорогу молодым,
вопросы организации безопасности, обороны
нашей страны – и мы победим.
Так, у нас сейчас в прямом эфире… в
прямом эфире два человека. Это… ну,
Семён Семенченко, которого все знают,
да? Командир батальона «Донбасс», да?
И Максим Шевченко: журналист, член
Общественной палаты России. Вот,
Семён, давайте я с вас начну. В принципе,
мы в поисках положительного вот в
содержании договорённостей в Минске.
То есть Минск-2. Вы положительное
видите?
Положительного я ничего не вижу, потому
Савік Шустер
Шевченко
Савік Шустер
Шевченко
что есть одна простая причина: с Гитлером
ни о чём… и все предыдущие минские
договорённости
не
выполняли.
Все
предыдущие договорённости приводили
лишь… подвозили средства и продолжали…
Да, пожалуйста, мне звук… пожалуйста,
проверьте, да? Вот потому что… Максим
Шевченко, да? Я хочу дать слово
Максиму Шевченко: человеку, который, в
общем-то, стоит на позициях практически
Владимира Путина. Максим Шевченко,
пожалуйста.
Савик, да, здравствуйте. Здравствуйте,
аудитория. Какой вопрос?
Вопрос: вот как вы оцениваете?.. Ну,
общий. Он: вопрос – простой. Потому что
вот
сколько
пропаганды,
сколько
правды. С одной стороны, Владимир
Путин участвует: президент Российской
Федерации – в переговорах, подписывает
декларацию, с другой стороны, его пресссекретарь говорит, что «мы тут ни при
чём, мы просто гаранты, мы ни за что не
отвечаем, мы не участвуем в этом
конфликте».
Вот
с
точки
зрения
российской общественности, вот вас в
частности… Как вы считаете, Россия
участвует в этом конфликте? Подпись
Путина чего-то стоит? Это пустые слова
или надо этим обещаниям верить?
Очень хороший вопрос. Во-первых, хочу
сказать, что я не знаю, каковы позиции
Владимира Путина. И поэтому я не знаю,
стою ли я на его позициях. По крайней мере
я никогда не выступал озвучивателем
официальной позиции, и мне трудно об этом
говорить. По поводу минских соглашений…
То вы знаете, я часто бываю в Донецке. На
моих
глазах
там
убивали
людей
артиллерийскими обстрелами. Рядом со
мной, буквально в нескольких метрах от
меня, в сентябре погибло двое гражданских.
К сожалению, мины прилетели со стороны
Авдеевки тогда или со стороны Песок. Я
понимаю, что это просто, может, был даже и
не специальный обстрел, а просто Киевский
район города находился под обстрелом.
Поэтому я вам скажу, что любое соглашение,
которое приводит к миру, любое соглашение,
которое
прекратит
братоубийственную
бойню в Украине, будет правильным
соглашением.
Насколько
реализуемы
минские соглашения, насколько стороны
конфликта, ожесточённой войны, которая
сегодня происходит на территории Донецкой
и Луганской областей, готовы остановить
братоубийственную бойню, мне трудно
сказать, потому что я вижу, что в
Интернете… по крайней мере я вижу по
украинским СМИ ожесточение и неприятие, в
том числе критика позиций президента
Порошенко… Кажется, сегодня я читал на
сайте, по-моему, «Обозреватель-УА» или
что-то ещё в этом роде… Там реакции
интернет-сетей на минские соглашения. Но
там просто были прямые оскорбления
президента Порошенко, хотя на мой взгляд,
он взял на себя очень тяжёлую миссию. В
ситуации войны тот человек, который берёт
ответственность за мирные соглашения,
конечно, будет непопулярен, потому что
ажиотаж общества, весь политический
пафос общества настроен на возбуждение
страстей, на эскалацию. Савик, вы были в
России, когда была Чеченская война, и мы с
вами прекрасно помним общественную
реакцию. Я всегда был против чеченских
войн: против первой и против чеченских
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Шевченко
Савік Шустер
Шевченко
войн. Я считал всегда, что мир лучше той
бойни, которую мы наблюдали в Чечне.
Точно так же я сегодня воспринимаю
украинскую ситуацию. Современный Киев
находится в позиции Ельцина 94-95-го года.
То есть он бросил на Донбасс войска,
донецкое население воспринимает действия
киевской армии как карательную операцию, в
ходе
которой
уже
погибли
тысячи
гражданских людей. Можно улыбаться,
можно смеяться, можно как угодно к этому
относиться, можно считать, что это
путинские и российские войска, но факт
остаётся фактом: к сожалению, снаряды,
прилетающие с вашей стороны фронта,
убивают женщин, детей и стариков в
Донецке, убивают женщин, детей и стариков
в Луганске, убивают женщин, детей и
стариков в Первомайске.
Всё, спасибо.
У мене питання до вас, пане Шевченко. До
речі, дивно, коли людина з таким прізвищем
таку галіматью несе. А хто вбиває людей у
Волновасі, в Маріуполі, у Краматорську, у
тому ж Донецьку? Хто вбиває людей, коли
дід у банці меду приносить тротилову шашку
і вбиває військовослужбовців? Ви розказуєте
про братовбивчу війну? А чиї танки, «Гради»,
«Торнадо» кожен день ідуть з Ростовської
області? Де вони взялися на Донбасі? Якщо
там немає росіян... У мене дуже просте
питання: звідки танки, «Торнадо», «Буратіно»
і «Смерчі»? Откуда вони там взялися?
Да.
Я отвечу вам.
Да. Максим Шевченко, у вас минута, к
сожалению, да? Но вы понимаете, вы
видите по реакции аудитории…
Да, конечно, я отвечу. А обсуждать мою
Савік Шустер
Ляшко
Шевченко
Ляшко
Шевченко
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Шевченко
Савік Шустер
Савік Шустер
фамилию – я думаю, это привычное ваше
хамство, господин Ляшко. Я не знаю, какая у
вас фамилия и к какой нации относитесь вы.
Я являюсь русским с украинскими корнями.
Я люблю Украину и я люблю Россию.
Давайте не переходить…
Якщо любите Україну, припиніть убивати
українських громадян.
А это не ваше дело…
Виведіть війська.
А это… а это не ваше дело: мне указывать.
Вы являетесь палачом Донбасса. Так вас на
Донбассе
воспринимают.
Вы
убийца
украинских граждан, и вы будете за это
отвечать рано или поздно перед военным
трибуналом. Я вас уверяю.
Так, значить, Савіку, до речі, це порушує... це
порушує закон, щоб ви розуміли. Що це
називається «російська пропаганда». От
саме оця російська пропаганда настільки
задурманила українських громадян, що вони
навіть зброю взяли.
Подождите.
Савіку, я прошу припинити порушення
закону. Вони на своїх «ОРТ» і своїх «Россия24» дурять людей цілодобово. Не вистачало,
щоб ще в нашому ефірі ця ж галіматья
лилася.
Позвоните в полицию, чтобы заткнуть
человеку право говорить. Я, между прочим…
Да,
сейчас…
Семёна
мы
сейчас
послушаем. У нас сейчас строгая
рекламная пауза – и после… сразу… Мы
установили связь с Семёном, и мы его
услышим.
(РЕКЛАМА).
Прямой эфир на телеканале «24», а также
на телеканале «112». Олег Ляшко, вы
говорите, с одной стороны, правильно:
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
что пропаганда войны нам не нужна. С
другой стороны, вообще не давать слова
людям, которые как бы поддерживают
позицию
Кремля,
наверное,
тоже
неправильно. Тогда мы ничего знать не
будем об их настроении, да? К чему они
стремятся?.. Ну, либо тогда давайте
проведите в Верховной Раде серьёзные
слушания,
включая
журналистов,
и
давайте какие-то правила… Вот я считаю,
что украинское общество вакцинировано
от пропаганды войны.
Ну, я б з вами не погодився, бо як ми бачимо
на Донбасі... Я, до речі, вперше скажу. На
Луганщині моя сестра воює на боці
терористів. На Луганщині моя сестра Вікторія,
з якою ми разом виросли, – вона воює зі
зброєю в руках на боці терористів у Луганську.
Тому коли ви розказуєте про вакцинацію від
пропаганди, то це неправда. Пропаганді
піддається навіть нормальна людина, коли
подивиться російські канали. Через півдня чи
через півгодини можна шизонутися від тієї
брехні, яка там ллється. Тому насправді в
умовах війни ми маємо себе захищати. Якби в
нас була нормальна країна, без війни, без
жертв, без убивств, ми б могли говорити про
все, що завгодно. Сьогодні, коли вони нас
убивають... У першу чергу – словом. Бо
спочатку вони людей обдурили, зазомбували,
а потім уже прийшли танки, артилерія і все
інше. То наше завдання: це головне –
контрпропаганда. І ми маємо не «ватників»
показувати в ефірах, а ми маємо вести
потужну контрпропаганду, розум людей
переключити...
А пропаганда… в пропаганде сложно.
Обігу, який вони...
Ну, надо с ними разговаривать тогда.
Ляшко
Разговаривать. Да. З тими, хто без зброї, –
разговаривать. З тими, хто зі зброєю, –
знищувати. Бо інакше вони знищать нас. Тому
я наполягаю ще раз на тому, що насправді
мінські домовленості... Да, нашій країні вкрай
важливий мир, нашій країні вкрай важливо,
щоб припинила... припинилася війна. Але не
припиниться війна, поки будуть окупанти на
нашій землі. І мінські домовленості – це міна
вповільненої
дії.
Бо
ми
легалізуємо
терористів, ми проводимо вибори, ми
фактично Донбас за власні гроші повинні
утримувати... цей анклав, який буде весь час
на зв’язку із Путіним. Туди йтимуть усі
гуманітарні конвої, вони тих, хто... Я ж
недаром пана Чалого спитав, що таке
легітимна влада. Із тих, хто сьогодні проти нас
воює, – вони завтра стануть владою. А
післязавтра вони прийдуть до Верховної
Ради. Бо ми ж їх, навпаки, долучаємо до
політичного простору, а не вилучаємо. То я
хочу сказати, що коли в парламенті
появляться «гіві» і «мотороли», я їх сам там
розстріляю. Я їх не пущу в парламент. І ми їх
не пустимо. Бо це знущання над пам’яттю
тисяч людей, які загинули: дати можливість їм
повернутися в українську політику. Це... це...
це зрада. Це зрада пам’яті цих людей, це
зрада України. Коли мені розказують про
перемоги, я хочу сказати: перевелися в
сьогоднішньому світі «черчиллі», «рузвельти»
і «де Голлі». Залишилися одні торгаші, які
заради копійки, заради наживи матір рідну
продадуть. Немає іншого способу захистити
країну, аніж оборонятися. Дипломатія сильна
тоді, коли за спиною дипломата стоїть
потужна армія. Коли ми відступаємо, коли в
нас немає зброї, ми ніколи не виграємо,
ніколи не переможемо. Тому вихід один:
Мага
Савік Шустер
Мага
Ляшко
Мага
оборонятися, робити потужну армію, бути
єдиними,
бути
сильними,
закликати
міжнародну спільноту від діл... від слів до діла
переходити, давати зброю і давати гроші. Це
те, що сьогодні треба країні. Бо Путін хоче
взірвати нас зсередини через соціальноекономічні негаразди. І зовні – це агресія. І
тому оцей час, який нам Господь дає, да, оце
перемир’я, якщо, дай Бог, воно буде, щоб
воно було... ми маємо використати, щоб стати
сильними, а не дурити собі голову. І ні в якому
разі, в жодному випадку не дати можливості
тим, хто сьогодні вбиває країну, прийти до
влади. Бо це проблема буде на сотні років
уперед. На сотні років уперед.
Савіку… Вибачте, будь ласка, Савіку.
Виступ... виступ просто Шевченка взірвав
дуже сильно всіх наших глядачів. Але
претензії до вас, пане Олеже, і до всіх
присутніх депутатів. У вас є депутатський час
на телебаченні і так далі, і тому подібне.
Затролили навіть президента Порошенка,
який прийшов з паспортами Російської
Федерації, і сказали, що це не є доказом.
Якщо є стільки заарештованих, якщо є стільки
полонених, якщо вони проводять наших
хлопців парадом по Донецьку, то чому на
Майдані Незалежності одного разу не зробити
величезну прес-конференцію з величезною
кількістю людей, які з Російської Федерації
воюють?..
Это… это твоё предложение?
Це... Ні, це пишуть пану Олегу. Він народний
депутат України. Чому...
Якщо мені...
Зараз, почекайте. Чому не опублікувати?.. Ви
бачили фотографії тих бурятських хлопців.
Ну, це чисто «русский мир». Ви бачили, як
знущалися над донецькими хлопцями хлопці
Савік Шустер
Мага
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
із Чечні, які приїхали і казали: «Какой у тебя
морда смешной!» Да? Усі це бачили... Усі. Є
куча доказів. Чому про це день і ніч не
розказують, не показують і не пояснюють?
Вони приносять колонки, вони виставляють:
це Олександр Мартиненко розказував...
виставляють у Луганську, в Донецьку і кажуть:
«Вас будуть обстрілювати».
Это я тебе рассказывал в начале… Ну
стой. Стоп. Раз ты уже затронул тему,
тебе… Ты уже даже не помнишь, кто тебе
что рассказывал. Значит…
Мені Мартиненко розказував. А ти йому
розказував. Ну, так... ну, я ж не знаю ваші,
там, стосунки.
Сколько вы делаете… сколько вы… у вас
дел
во
время
рекламной
паузы!
Пожалуйста, вот у нас… Да? Вы из
Луганска?
Нет.
Что происходит?
Добрый вечер. Вечер добрый. Я из города
Артёмовска, Донецкая область. Который…
Спасибо, что был приглашён в студию.
Сегодня около 16:00-17:00 был обстрелян.
Есть жертвы, потому что в это время
делались звонки… как я – родственникам
своим… То есть звонил матери, спрашивал.
Она женщина в возрасте, она испугана.
Говорит, летали вертолёты. У одного из моих
приятелей… живёт на улице, где произошёл
этот взрыв и погиб маленький ребёнок. То
есть это всё происходило сегодня. Я
несколько раз тянул руку во время
выступления господина Чалого. Он второй
человек
в
Администрации
президента.
Минские переговоры – это хорошо. Это
политическая… вернее, это дипломатическая
частичная победа. Но в 00:00 15-го февраля
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
Ляшко
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
произойдёт дата, отсчёт новый. В какое время
должна произойти следующая провокация и
какое количество жертв? 30 человек? 5
человек? Или этот…
Чтобы это было сорвано, вы имеете в
виду?
Чтобы было сорвано. Или это должен быть
обстрелян мой родной город Артёмовск?
Мы сейчас… мы…
Который был не сильно долго под ДНР, но где
население…
Мы сейчас у Игоря Романенко спросим.
…порядка 80-ти процентов – они не
проукраинские. Я не могу сказать, что они
пророссийские.
Они
«просовковые».
И
«совок» в ихнем образе, Советский Союз –
они
ассоциируют
его
с
Российской
Федерацией. Ни в одном регионе другом, так
как я имел достаточно большой опыт
общения с различными регионами Украины в
возрастной категории… Но ни в одном
регионе Украины 20-летние пацаны не
мечтают жить в Советском Союзе. Это есть
только на Донбассе. Это… и это трагедия
Украины.
І нам пропонують це законсервувати, щоб там
було і далі...
Я прошу прощения, господин Ляшко.
Нет, Олег, надо рассказать тогда, что такое
Советский Союз.
Господин Савик, мне дали всего лишь пару
секунд. Проблема Украины 23 года, потому
что первый президент – он управлял страной,
как партийной ячейкой. Второй человек…
президент
управлял
страной,
как
руководитель
завода,
который
должен
немножко
обеспечить
семью.
Третий
президент управлял страной… больше учил
пчёл летать направо или налево… налево.
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Сіренко
Четвёртый президент – он управлял общаком,
ему дорвался общак. А президент страны – он
должен управлять не страной, он должен
относиться к стране, как к своему дому. Он
должен управлять домом. Да, Порошенко
досталось
тяжёлое
наследство.
Ему
досталось
наследство
и
он
должен
посмотреть, что у него, как хозяин смотреть.
Проблема с границей? Надо решать.
Проблема с безопасностью? Решать. Я
понимаю, что это есть… то есть это всеобщая
проблема, но с людьми надо разговаривать.
Если до выборов президент и команда его
пытаются разговаривать, господин Геращенко
пытается разговаривать… Я ему писал на
«Фейсбуке», но осталось без ответа. Но вы не
общаетесь… Телевиденье – это то, что
человек верит глазами. В зоне Донбасса, по
Украине есть почтальоны, дешёвые газеты.
Вот метод пропаганды. Год страной потерян.
Серьёзный год.
Это правда. Скажите, пожалуйста: кто…
кто…
30… 30 секунд. Господин Савик, я прошу
прощения.
Да. Без «господин».
Я понял. 30 секунд. 20-го февраля будет
годовщина, которая… Небесная сотня.
Трагедия. Но государство за год могло
построить идеологию на Небесной сотне,
создать высшую награду этой Небесной
сотни… и ею награждать тех людей, которые
погибают. То есть награда посмертная. Это
бы дало бы родителям ребят: людей, которые
погибают, – надежду в государство.
Прислушайтесь к этому предложению.
Оно… есть смысл.
Потому что нет надежды. Нет. Наше
население… Мы – маленькая страна. 40
Савік Шустер
Сіренко
Савік Шустер
Мартиненко
Савік Шустер
Мартиненко
миллионов
против
150-ти
миллионов
противостоять одно не может.
Спасибо.
Спасибо.
Только
вы
представьтесь,
пожалуйста.
Вот
из
Артёмовска… Но представьтесь.
Меня зовут Сиренко Александр, город
Артёмовск, Донецкая область.
Прекрасно.
Вот
кто-то
из
вас
рассказывал… рассказывал о том, что
говорят через громкоговорители – да? –
ЛНР и ДНР до обстрела. Кто… кто это
рассказывал? Потому что я это просто
пересказал. Никто не хочет рассказать?
Ну, не хотят. Боятся, да? Но, в принципе,
ситуация такая, что вот эти люди: ЛНР –
они через громкоговорители оповещают
людей, что с такого-то часа по такой час
будет обстрел такого-то района, и «вы,
пожалуйста»… «Это делает Нацгвардия», –
говорится через громкоговоритель, – «и
вы все укрывайтесь». Да, вот от такого
часа до такого. Спасибо.
Савик, ну, тут есть…
Сейчас. Вот Александр Мартыненко, потом
– вы.
Есть же знаменитый этот перехват. И
перехватов было много, на самом деле они,
как правило… никто их не опровергал в итоге,
потому что, видимо, это всё – правда. Вряд
ли так отыграешь. Где речь идёт о том, что
два человека: один из «Оплота» и один из
Донецка, из другой, значит, какой-то
группировки… когда они тоже обсуждают,
ищут,
откуда
идёт
обстрел
Донецка,
выясняется, что он идёт, там, из Пахаря
или… Ну, из Донецка. Собственно, из города
Донецка. Потом в итоге идёт доклад, что «мы
нашли эту группу, которая обстреливает
город, вот это русские и армия ДНР». Ну, и
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Романенко
они потом спрашивают друг у друга: «А что
это вообще значит? Что происходит вообще?
Что делается? Кто это? Зачем это всё
делается? Не понятно». Но знаете, вот есть
на самом деле тоже эта технология… Идёт
же война – поэтому это тоже технология
стравливания людей. Я вижу её очень
активно работающей, причём это внешняя
технология, конечно. Кстати, парад пленных в
Донецке – это тоже… он был направлен не на
донецких людей, это не для них было
сделано. Это было сделано для того, чтобы
это увидела Украина и возненавидела тех,
кто живёт в Донецке. Понимаете? Даже
просто всех, кто там живёт. Не тех, кто вёл, не
тех… не этих чеченцев, вот это… А вот тех,
кто живёт в Донецке: что они все – звери.
Технология раскола страны – она работает. И
она работает очень… ну, где-то – грамотно,
где-то – профессионально, где-то – нет. Из
этой же серии: из технологий раскола и
раскола народов… и то, что называется
разжиганием межнациональной в том числе
розни… Ну, у нас как бы и русские, как
известно, живут и воюют друг с другом… Но,
в принципе, это межнациональная рознь. Это,
конечно, уголовное преступление. Это и
телеканалы, и спецоперации, и в том числе
то, о чём мы только что рассказали.
Вот Игорь… Игорь Романенко, только
ответить на вопрос, да?.. Вот что должно
произойти, чтобы – ну, «не дай Бог» мы
говорим, да?.. – чтобы прекращение огня
было сорвано?
Будь-яка провокація.
Любая провокация? Или вот как…
Я хочу сказать… Вопрос поскольку задан мне,
я хочу ответить, что просто продолжение
боевых действий. Очень тяжёлые бои под
Дебальцево,
обострилась
ситуация
в
Мариуполе. Они хотят… то есть хотят, так
сказать, восстановить свои позиции, потому
что у нас были и наступальные бои, и
захватили позиции, с которых им сложнее
сейчас приходится обстреливать системами
залпового огня пригороды и город Мариуполь.
Поэтому
с
их
стороны
это
просто
непрекращение,
то
есть
продолжение
ведения этих боевых действий. Ну, это
начало… И потом, в любом деле очень
принципиально важно начало. Тем более в
таком
сложном,
которым
является
выполнение вот документа, о котором мы
говорим. Вернее, двух документов: один –
который имплементация минских соглашений,
который подписали трёхсторонне: то есть три
плюс два руководителя этих республик… И в
общем-то, те лидеры, которые как бы
декларацию… Но один штрих и один момент.
Ни один не сказал, что эти лидеры
подписали. А почему, собственно, не
состоялось официальное представление, так
сказать, тех достижений, которые произошли
в Минске? А потому что вы посмотрите: даже
в Интернете идут фотоснимки документов, и
если
на
вот
документ,
который
имплементируют… там подписи всех пятерых
есть, то на другом документе, где как бы
лидеры участвовали, нет ни одного. И с этим
Путин приехал и уехал. То есть его
ответственность вроде бы есть номинальная,
а по сути, юридической, как всё он делает,
начиная от «зелёных человечков», от
сложной техники, которую можно купить в
военторге, и так далее… То есть вот это то,
что он проводит информационно. И поэтому
нам… уже началась эта работа: очень
серьёзная работа – по наращиванию своих
Савік Шустер
Гончаренко
Савік Шустер
Гончаренко
Савік Шустер
информационных возможностей. И в первую
очередь вот есть как бы три момента. Это
люди, которые находятся в районе АТО. И это
главное сейчас. Дать им по крайней мере
информацию из двух: как минимум из двух –
источников. У нас пока ещё нет таких
возможностей. Это граждане Украины. И
потом, это граждане России. По крайней мере
приграничные. Потому что это существенно
важно. Надо работать с противником и с
врагом изнутри. В том числе и готовить и
граждан к тому, что Путин не вечен… и,
значит, влиять на этих людей.
Семён Семенченко. Я вижу. Пожалуйста,
Алексей Гончаренко.
Спасибо.
Я
хочу
ответить
нашему
уважаемому соотечественнику из Артёмовска.
Вы
очень
правильно
всё
сказали.
Единственное, мне кажется, подправлю:
лучшая награда для родителей – это живые
дети. И вот к этому мы… нам надо всем
стремиться. Я хочу сказать, что сегодня
против Украины ведётся информационная
война. И поэтому мне было очень неприятно
сегодня слышать… тут прозвучало в студии,
там, несколько… несколько раз прозвучало,
что это победа Путина. Это то, о чём сегодня
кричат все российские средства пропаганды.
Мне кажется, мы не имеем права внутри
страны говорить в унисон с российской
пропагандой.
Это
недопустимо,
это
неправильно. У нас нет роскоши сегодня быть
разъединёнными. Сегодня наша задача –
быть едиными и едино комментировать.
Самая
грустная
для
меня
новость
сегодняшнего дня…
Почему едино комментировать?
Я скажу свою точку зрения.
Почему?
Гончаренко
Савік Шустер
Семенченко
Я говорю свою точку зрения. Потому что
сегодня идёт информационная война против
нашей страны. И самая для меня грустная
новость сегодняшнего дня – это заявление
«Правого сектора», который сказал, что «мы,
несмотря на договорённости… мы оставляем
за
собой
право
продолжить
боевые
действия». Это как раз та провокация, о
которой вы задаёте вопрос: что ждут?.. Вот
этого и ждут. Это уже крутят все российские
телеканалы, это уже крутят все российские
средства массовой информации, а вернее,
массовой пропаганды и зомбирования людей.
Завтра они сделают провокацию и скажут:
«Это «Правый сектор». Вы же читали, что они
заявили? Они сказали: «Мы будем воевать
всё равно»». Это неправильно. Мы на войне.
И если мы говорим о военных людях, то когда
ротный сказал, что у нас выполняется
команда, не может один из бойцов… эти в
засаде, а один – сказать: «Нет, я буду воевать
и стрелять, делать то, что мне нравится». Так
нельзя. Вот это для меня очень важно. И мне
кажется, мы должны здесь добиваться
результата. Тогда Украина выстоит и тогда
мы победим.
Семён Семенченко, ну, может быть…
может быть, Гончаренко прав в одном: что
командиры добровольческих батальонов
всё же не должны идти против политики
всего
государства
и
главного…
верховного главнокомандующего?..
Я
думаю,
что
у
верховного
главнокомандующего
и
у
командиров
добровольческих
батальонов
никаких
разногласий нет и быть не может, потому что
мы все едины в одной позиции: что наш
патриот и что он делает всё возможное для
того, чтобы сейчас страну спасти. У нас есть
Савік Шустер
Семенченко
масса расхождений с той кавалерией (?),
которая собралась, к сожалению, сейчас
вокруг и Администрации президента, и вокруг
Генерального
штаба.
Нам
не
дают
возможности нормально защищать страну.
Например, батальон «Донбасс» за последние
несколько дней преступным распоряжением в
том числе и командования АТО пытались
подставить под уничтожение несколько раз.
Я,
например,
полностью
поддерживаю
заявление Дмитрия Яроша. И мало того, хочу
сказать:
это
заявление
поддерживают
порядка 17-ти батальонов добровольческих,
которые сейчас создают совместный штаб
координационный. Но это не направлено
против
политики
государства,
а
это
направлено именно в поддержку президента.
Потому что, простите, наша цель – не стать
хорошими ротными, а наша цель – спасти
страну. Вы что-то путаете, уважаемый
коллега. И от каждого соглашения веет
смертью, от каждого минского соглашения
боевики укрепляются всё сильнее и сильнее.
Невозможно с Гитлером найти общий язык.
Его можно только победить.
Семён,
одну…
Подождите-подождитеподождите. Дайте задать вопрос. Семён, а
объясните: что это такое?.. Вот что это
будет? Вот координационный штаб. А
какие будут приниматься решения? Как?
Как эти решения будут как бы в жизнь
воплощаться?
Обмен
разведывательной
информацией,
материально-техническое
сотрудничество,
совместное планирование. Это ни в коем
случае не будет подмена Генерального
штаба, потому что мы понимаем, что в
воюющей стране должна быть дисциплина.
Но это будет в том числе и внесение своих
Савік Шустер
Гончаренко
предложений, и противодействие законное
тем преступным решениям, которые зачастую
у нас сейчас производятся. Мы полностью
поддерживаем усилия президента, которые
сейчас направлены на дипломатическое
решение вопроса. Это вариант «А». И у нас, к
сожалению, реализуется вариант «Б». Цель
Путина
–
разрушить
украинскую
государственность:
политическим
или
военным путём. Пока мы живы, ни «моторол»,
ни «гиви», ни прочей швали на нашей земле
не будет. И я надеюсь, что верховный
главнокомандующий
примет
соответствующие кадровые решения, учтя
позиции в том числе и добровольческих
батальонов. Мы хотим мира. Практически все
командиры батальонов имеют своих детей, по
несколько человек в каждой семье. Но мы
реалисты. Мы прекрасно понимаем, что если
цель – разрушить нашу страну, то пока мы не
отстреляем всё оружие (?), никакой мир
невозможен. Хотя очень бы хотелось в это
верить.
Юрий Бутусов. Юрий Бутусов. Юрий
Бутусов, вы тоже…
Если мы… Одно слово. Семён, если мы
едины и верховный главнокомандующий взял
обязательства со стороны государства в
00:00 15-го февраля прекратить огонь… А я
так понимаю, вы и добровольческие
батальоны все выполнят это решение
президента,
верховного
главнокомандующего?
Чтобы
мы
продемонстрировали миру, что мы хотим
действительно мира, мы готовы на мирное
решение. А если продолжат стрелять
террористы,
российско-террористические
войска – вот тогда это уже будет реакция. Я
правильно сформулировал то, что вы сейчас
Семенченко
сказали? Я вас правильно понял?
Что касается подразделений «Донбасса», то
правильно. «Донбасс» – это Национальная
гвардия. Здесь существует то, что вы
говорите: правило ротного. Хотя многие вещи
воспринимаются, скрепя сердцем. «Правый
сектор» – это вооружённый отряд «майдана».
Я считаю, что они имеют право защищать
свою землю, в том числе по собственной
инициативе.
Никто
не
помогал
с
вооружением,
их
никто
не
помогал
вытаскивать из плена. Это люди, которые,
забыв обо всём, пошли защищать свою
Родину. И их позиция мне понятна. Что
касается
дисциплинированности,
то
добровольческие
отряды
всегда
были
наиболее дисциплинированными отрядами в
армии. И если посчитать города, которые
освобождались реально на Донбассе, то
практически
все
они
освобождены
добровольческими
батальонами.
Хватит
раскалывать
армию,
хватит
противодействовать… противопоставлять её
добровольческим
батальонам.
Информационная война ведётся внутри
страны, и по дискредитации батальонов в том
числе. И наша основная проблема – это пятая
колонна внутри нашей страны, которая в том
числе пытается найти решение вопроса мира
с Россией путём сдачи всего того, что мы
добивались на Майдане. Это видно в этой
информационной войне, это видно и по тем
решениям,
которые
принимаются.
Я
полностью поддерживают дипломатические
усилия президента. Но если сорвутся сейчас
эти соглашения, дайте нам возможность
заменить… дайте нам возможность защитить
свою землю. Примите кадровые решения,
господин президент.
Савік Шустер
Бутусов
Савік Шустер
Бутусов
Юрий Бутусов. Вот как вам такая позиция?
Вы… у вас много критики в адрес
военного руководства, да? У вас личное,
на вашем сайте…
Ну, вы знаете, я… Вы имеете в виду мой
комментарий по поводу чего? Какого
вопроса?
Ну,
вот
Семён
говорит:
вот
координационный штаб, вот позиция
«Правого
сектора»,
которую
Семён
понимает… Хотя «Донбасс» – часть
Национальной
гвардии.
Естественно,
будет подчиняться…
Вы знаете, есть много чего, что хотелось бы
прокомментировать. Но прежде всего я хочу
сказать, что проблема того, что у нас есть
некое
противостояние
между,
там…
добровольческие батальоны либо воинские
части… Ну, на самом деле этого не
существует. Во-первых, у нас есть только
буквально
два-три
добровольческих
подразделения.
Но
безусловно,
нужно
отметить, что у нас на самом деле вся армия
добровольческая.
Феномен
Украины
заключается в том, что войну ведёт народная
армия, где большую часть людей составляют
либо добровольцы, либо патриоты Украины
из числа в том числе и кадровых военных. И
они воюют действительно так, как они это
видят, за Родину. Поэтому у нас нет
противопоставления. И тот же «Правый
сектор» на фронте ведёт себя абсолютно как
армейская часть, выполняет общие задачи
командования в секторе, и нет никаких
проблем с воинской дисциплиной. Наоборот,
командиры армейских частей приветствуют,
когда «Правый сектор» работает на их
участке. Поэтому я думаю, что сегодня такой
эмоциональный день, очень много эмоций…
Савік Шустер
Бутусов
Эмоции связаны не с самим текстом, а с тем,
что действительно, за последние несколько
суток сложилась на фронте действительно
очень критичная ситуация, идут жесточайшие
бои. Наши воины сейчас на Дебальцевском
плацдарме, по сути, ведут сражение, ну,
которого просто не было ещё за время всей
этой войны. Это наиболее ожесточённая
битва, где противник задействовал просто
беспрецедентное количество войск, боевой
техники. Даже по сравнению с августом
прошлого года. Поэтому, естественно, то, что
происходит там сейчас, – оно не может не
задеть каждого, кто знает об этой ситуации. И
безусловно, эмоции, которые есть, – они
оправданы. И я думаю, что не только
добровольческие отряды, но и все граждане
Украины, и каждый военный – неважно, в
какой он части находится, – все мы ждём того,
что в 00:00 15-го февраля будет прекращён
огонь. Так вот если этот огонь будет
действительно
прекращён,
если
действительно будут… нам вернут наших
заложников, взятых российскими войсками в
плен, если вернут Надежду Савченко и тех,
кто… кого российские спецслужбы незаконно
похитили и вывезли с территории Украины…
Я думаю, что если это действительно будет
выполняться, то не будет никаких проблем в
субординации ни у добровольческих отрядов,
ни у каких-либо украинских военных.
Юрий, давайте вернёмся на секунду к
Дебальцево, да? Там попали в окружение
уже?
В Дебальцево состоит следующая… ситуация
в следующем: основная трасса, которая
связывает нашу группировку в Дебальцево,
действительно
захвачена,
перехвачена
противником.
Если
говорить
военной
Савік Шустер
Бутусов
Савік Шустер
Бутусов
терминологией, это оперативное окружение.
Но если в 00:00 15-го февраля военные
действия будут прекращены, то в таком
случае у нас есть дороги, у нас есть путь…
Да, это будет не трасса, но мы сохраним
коммуникацию с нашей группировкой. Сейчас
там идут очень жестокие бои, и последние
двое суток – это просто небывалого уровня
эскалация
сражения.
И
количество
артиллерии
и
боеприпасов,
которые
применяют российские войска, средств
радиоэлектронной
разведки,
радиоэлектронной
борьбы,
которая
используется…
Это
полномасштабные
боевые действия. Современная война,
настоящая.
Но после…
То, что наши люди там держатся, – это
действительно… это просто… это подвиг
феноменальный. Я считаю, что каждого
участника, кто сейчас находится в районе
Дебальцево… Все эти люди заслуживают
самых высоких наград без исключения.
Юрий, а вот после минских соглашений:
как декларации, так и оперативного плана
– не стало более спокойно?
Нет, наоборот. Я подчёркиваю: то есть сейчас
предпринимаются все усилия последние двое
суток… все наши опорные пункты по всему
периметру плацдарма подвергаются очень
массированным ударам, атакам, штурмам.
Противник совершает попытки прорывов
вглубь нашей обороны. И то, что наши части
держатся, – это просто потрясающе. Потому
что техническое… Мы не обладаем в этом
районе техническим превосходством. Всё, что
там держится, и всё… все позиции, которые
мы занимаем, – это просто исключительно
благодаря героизму людей. Это нельзя
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Савік Шустер
сделать по приказу, по мобилизации. Это
исключительно
личная
мотивация
и
патриотизм.
Спасибо.
Савіку...
Да. Олег Ляшко, дайте мне… Последняя
рекламная пауза. Я…
Савіку, будь ласка.
Последняя рекламная пауза. И сразу
после… и сразу вы.
Савіку... Савіку, дозвольте. Одну секунду. Я
критикую план: мінський план. Але водночас я
хочу сказати: президент Порошенко –
верховний головнокомандувач. І він несе
відповідальність. І анархія в цих питаннях –
абсолютно неприпустима річ. Тобто я можу з
ним не погоджуватися, я як політик можу його
критикувати, але як громадянин України...
кожен громадянин України – і тим більше
військовий – зобов’язаний виконувати накази
верховного
головнокомандувача.
Це
однозначно.
Рекламная пауза.
(РЕКЛАМА).
Мы в прямом эфире телеканала «24», а
также телеканала «112». 20-го января в
Украине
началась
четвёртая
волна
частичной мобилизации. Первый этап
продлится 90 дней. За этот период
планируется призвать 50 тысяч человек.
Всего в этом году страну ожидает три
волны
мобилизации.
Второй
этап
начнётся в апреле и продлится 60 дней.
Третий – с июня. Продолжительность –
тоже 60 дней. Вчера наша – вчера, я
подчёркиваю… наша съёмочная группа
вернулась из Львовской области. Там
находится Яворовский военный полигон,
где сейчас проходят обучение более 5-ти
Менойс (запис)
Жінка (запис)
Менойс (запис)
Жінка (запис)
Менойс (запис)
Жінка (запис)
Менойс (запис)
Жінка (запис)
Менойс (запис)
Жінка 2 (запис)
Чоловік (запис)
Жінка 2 (запис)
Менойс (запис)
Жінка 2 (запис)
Менойс (запис)
Чоловік (запис)
Жінка 2 (запис)
Менойс (запис)
Жінка 2 (запис)
тысяч мобилизованных. Наша группа
решила узнать, как простые украинцы
относятся к мобилизации, – да? Поехала в
Самборский район наша группа, который
на границе с Польшей. Там очень сложно
проводить мобилизацию, потому что люди
беспрепятственно покидают территорию
Украины. Несмотря на то, что некоторые
приходят в военкоматы добровольно,
большая
часть
военнообязанных
стараются
всё
же
уклониться
от
мобилизации. Вот что увидели наши
репортёры… (просмотр видео)…
Моя фамілія – майор Менойс Михайло
Анатолійович.
Військовий
комісар
Самбірського об’єднаного міського комісаріату
Львівської області.
Якщо хтось прийде з військкомату, послати
вас куда?
Куди нас послати?
Ну, я не знаю. Там же ж ви придумаєте.
Він сказав, щоб ви нас послали?
Так.
То хто являється? Дату, брат...
Мені 12 років. Що ви мені зробите?
Ви можете передати йому повістку?
Ні, я не буду брати.
А на словах переказати, щоб він з’явився?
Можу переказати.
То минулого разу так само ви казали, що
можете переказати, а зараз ви заявляєте, що
ви забули про це.
Я – так. Я забула.
Ви забули.
Можете йому зателефонувати?
Можу.
Будь ласка, наберіть його. Давайте ми
поспілкуємося.
Не знаю. Номер не є дійсний.
Менойс (запис) Ну як? Не може бути, щоб чоловіка номер був
недійсний. Чоловік із дружиною живе в одній
хаті – правильно? Веде одне господарство.
Жінка 2 (запис) Мені замовлення треба зробити. В мене купа
справ. Ви... ви мене відволікаєте.
Менойс (запис) Я... я не порушую ваших громадських прав. Я
виконую свої функції.
Жінка 2 (запис) 097...
Менойс (запис) 097.
Жінка 2 (запис) 86.
Менойс (запис) 86.
Жінка 2 (запис) 51.
Менойс (запис) 51.
Жінка 2 (запис) 187.
Менойс (запис) 187. Ну, це не є дійсний номер.
Жінка 2 (запис) Ну, недійсний номер.
Менойс (запис) Що, чоловік поміняв телефон?
Жінка 2 (запис) Ні, не поміняв.
Менойс (запис) А як той номер не є дійсний?
Жінка 2 (запис) Не знаю.
Менойс (запис) Цікава людина.
Жінка 2 (запис) Я дуже перепрошую, але я не встигну
замовлення зробити.
Менойс (запис) Значить, тоді ви відмовляєтеся, так?
Жінка 2 (запис) Ні, я не відмовляюся.
Менойс (запис) На жаль, складна ситуація в державі. Багато
людей ухиляються від призову за мобілізацію.
Проводимо розшукові заходи, багато людей
повибували за межі України ще до початку
мобілізації. Фактично відповідь батьків:
«Немає вдома, за кордоном, не проживає».
Але є і інші випадки...
Чоловік
2 Приходить чуть-чуть... От і розберуся із цим –
(запис)
і через пару днів я сам прийду до вас. Немає
питань.
Менойс (запис) Тобто ви підлікуєте свій шлунок – і зможете до
нас завітати для уточнення облікових даних?
Чоловік
2 Так.
(запис)
Менойс (запис) Тоді я в повістці вам ставлю термін прибуття
на післязавтра. Ви мені, будь ласка, тут
розпишіться, за отримання повістки. Отут от.
Черговий
Ім’я і по-батькові повністю.
(запис)
Ігор (запис)
Ігор Олександрович.
Жінка 3 (запис) Присядьте. Посвідчення водія.
Чоловік
3 Є.
(запис)
Жінка 4 (запис) Дуже багато людей ховаються, до Польщі
їдуть.
Богдан (запис) А чому ховатися? Від кого вони ховаються?
Самі від себе ховаються? Чи що? Що має
бути, то буде. Мені тільки 21, не жонатий ще.
Ну, депутатів не беруть... Вони що...
кришувати їх, чи що? Хай тоже йдуть і
служать. Мають руки, ноги.
Жінка 5 (запис) А депутати від «Свободи», які вже не
депутати, теж пішли служити...
Пришляк
Показуха. Що, думаєте, вони там служать, чи
(запис)
що? Мені так здається, що то є вообще-то
така війна між політиками. У них свині
годуються там... Повипирали собі животи і
ходять, там... Хай ідуть воюють. Вони такі
сильно мудрі... Усе, в мене слів немає більше.
Оксана (запис) Кожні батьки плачуть, не хочуть відпускати.
Репортер
А він сам хотів?
(запис)
Оксана (запис) Ні, йому прийшла повістка. Він змушений.
Репортер
Як ти ставишся до того, що він іде в армію?
(запис)
Оксана (запис) Говорив, що не буде мати з ким бавитися,
коли брат піде воювати. Казав, щоб йому
приніс справжній автомат.
Менойс (запис) Основне, що хотів би вам нагадати: якщо
попадете під перший обстріл, не тікайте, не
ховайтеся. Займіть позицію найближчу, де є
місце: поглиблина, окоп... Саме тяжке –
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
пережити перший момент. В подальшому
воно буде легше. Так, будь ласка, п’ять
хвилин: прощаємося з батьками – і на
погрузку в автомобіль.
Ну что скажете, Антон Геращенко?
Я скажу, что такое испытание как война
показывает, кто любит Украину, кто хочет её
защищать, а кто боится, кто трусит. Могу
сказать одно: что побеждает в войнах… Как
говорил Бисмарк, они выигрываются ещё
задолго до их начала. Они выигрываются в
школьных аудиториях и в церквях. Как были
воспитаны люди, так они и воюют по итогу. Я
могу сказать, что только лишь репрессивными
мерами мы не добьёмся результата. Америка
проиграла фактически войну во Вьетнаме,
потому что у них была армия из
мобилизованных людей, которые не хотели
воевать
в
далёких
джунглях.
Они
пьянствовали, занимались наркоманией…
Ой, подождите. Не преувеличивайте. Ну я
вас прошу…
Ну, я хочу сказать, что во многом… во
многом…
В Америке была огромное движение за
мир, да? Которое проводил…
Ну дайте же досказать, Савик. Я же хочу
сказать, что…
Ну так а зачем вы их называете
наркоманами? Я просто вот…
Армия из мобилизованных людей не могла
воевать эффективно. Американцы взяли
десять лет после Вьетнама и провели
реформу своей армии – и она у них
профессиональная. Мы в данном случае
сделать её быстро профессиональной не
сможем. Поэтому в настоящий момент
задействуется закон о военнообязанных и
идёт мобилизация. Это необходимо для того,
Савік Шустер
Бутусов
чтобы
защитить
независимость
нашей
страны. И я хочу сказать, что для меня лично
независимость Украины началась 20-го
февраля 2014-го года, когда был изгнан тиран
Янукович, и сейчас у нас фактически идёт
война за независимость Украины. Кто хочет,
чтобы Украина была сильной, независимой,
европейской страной, – мы должны все
объединяться и защищать нашу страну.
Юрий Бутусов.
Я бы хотел… я бы хотел сказать, что я не
очень согласен вот с этой позицией, которая
есть в сюжете. Она у нас часто звучит: насчёт
того, что очень много уклоняются. Я смотрю
на это с другой стороны. Я считаю, что у нас,
наоборот,
огромное
количество
людей идёт в армию. И вот это как раз
огромное наше достижение. А эти люди идут,
вопреки отсутствию нормальной системы
призыва, нормальной системы мобилизации,
вопреки
колоссальным,
чудовищным
проблемам, которые никто не исправляет, в
организации боевой подготовки, вот. Вопреки
отсутствию
нормальной
организации
командования войсками. Вопреки всему, что
они читают про армию, слышат от тех, кто
служит. А это самый главный источник
агитации: часть, в которую ты идёшь. Так вот
вопреки всему, что происходит, десятки тысяч
людей идут в армию, да? И вопреки всему…
Поэтому я считаю, что на самом деле у нас…
у нас идут в армию люди для того, чтобы
совершить подвиг. Это люди, которые готовы
к самопожертвованию. Это люди, которые…
для которых героизм – это не слова в этих
условиях. У нас отсутствует армия как
институт, у нас на востоке воюет, по сути,
вооружённый «майдан». Это инициативные
солдаты, офицеры, войну ведут командиры
рот, как правило, чуть-чуть – командиры
батальонов, ещё меньше – командиры
бригад. И совсем далёкое отношение имеет
командование АТО и Генеральный… и
вообще в космосе находится Генеральный
штаб. Поэтому всё, что происходит у нас, –
это настоящий героизм и подвиг народа.
Воюет народная армия. Поэтому если мы
посмотрим, что у нас выполняют задачи,
действительно, в течение 2014-го года на
востоке в операциях в составе вооружённых
сил… приняли участие почти 70 тысяч
человек,
и
в
составе
милиции
и
Национальной гвардии – также где-то
примерно до 20-ти тысяч… Я хочу сказать:
это огромное количество людей, которые
осознанно направились в зону АТО и
рисковали жизнью. Это огромное количество
людей
для
страны,
которая
имеет
колоссальные… противник которой имеет
колоссальное превосходство во всех видах
вооружения, боевой техники, а некоторые
виды боевой техники, которые есть на
вооружении России, у нас отсутствуют
вообще. Поэтому я бы посмотрел на это с
этой стороны. И просто хочу сказать, что нам
пора уже… Вот вывод Минска, вот этих
минских соглашений, вот этого кризиса, какой
есть в Дебальцево… Президент у нас
наконец-то должен вспомнить, что он не
только главный дипломат и руководитель
внешней политики, а он ещё и верховный
главнокомандующий. И уже стыдно, честно
говоря, видеть, когда большинство ошибок,
которые были у нас во время первой
мобилизации год назад, когда действительно
всё можно было объяснить тем, что нет
системы, нет ничего, всё равно повторяются и
сейчас. И те люди, которые, вопреки всему
Савік Шустер
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Голос
Савік Шустер
Ляшко
этому, идут в армию, – это герои. И я уверен,
что несмотря на это, мы тоже выполним этот
поставленный план мобилизации. Несмотря
на все те, ну, ужасающие ошибки, которые
совершаются при этом.
Очень короткая реклама – потом Олег и
Алёна. Да.
(РЕКЛАМА).
Прямой эфир, телеканал «24» и телеканал
«112». Я только возьму себе 30 секунд,
чтобы ответить Антону Геращенко по
поводу Вьетнама. Просто я учился тогда в
университете в Канаде. В Канаде было, ну,
примерно 20 тысяч американцев, которые
уклонились от службы в армии. Это были
не наркоманы, не кто… Они просто не
верили в войну во Вьетнаме и не хотели
умирать во Вьетнаме.
Савик, вы, наверное, меня не услышали. Я
сказал о том, что…
Я – о том, что «наркоманы» не
понравилось.
Война в Америке… война Америки во
Вьетнаме показала неэффективность армии,
состоящей из мобилизованных…
Правильно. Но там не было…
Но не каждая страна себе может…
Но не наркоманы и пьяницы. Пожалуйста.
Ну пожалуйста.
Можно тоже ответить Антону Геращенко?
Да. Олег Ляшко. Потом…
Я думаю, що насправді порівняння війни в
Україні із В’єтнамською війною абсолютно
некоректне, бо там Америка воювала у
В’єтнамі, а тут ми воюємо за свою рідну
землю. І сьогодні ця війна увійде в підручники
історії як визвольна війна України проти
російських загарбників. Ви знаєте, можна... от
ви показували сюжет по мобілізації. Якби я
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Шкрум
був на вашому місці, я показав би зовсім
інший сюжет. Як минулого тижня із
Софіївської площі на фронт відправилися
добровольці батальйону «Святої Діви Марії».
Нет, Олег. Но вы не можете диктовать,
какие сюжеты показывать. Но это тоже
часть жизни. Есть и так, и так.
Савіку, це життя, це все правильно. Якби не
одне «але»: війна. Коли в Україні війна... в
будь-якій країні коли війна, ми маємо
мобілізувати всі свої сили. І пропаганда, і
агітація – це ключова складової перемоги у
війні. Якби я був на вашому місці, то я
показував би сюжети про героїв, а не про
боягузів. І тоді б ті, хто боягузи, – вони б теж
подумали: а можливо, йому захотілося би
бути на місці того героя. Ми знаємо проблеми
в нашій армії, ми знаємо, що на волонтерах
тримається армія. Ми знаємо про наших
генералів усе, ми знаємо про наших бійців
рядових, які своїм життям і ціною свого
здоров’я рятують країну і захищають. От кого
треба показувати. Бо якщо ми будемо
говорити, що все погано, що мобілізація
провалена, то ніхто не йтиме захищати країну
чи намагатимуться уникати... Усі казатимуть,
що погано, і так далі. Знаємо, що погано.
Знаємо,
що
провали.
Знаємо,
що
розраховуємося за 23 роки «ничего не
деланья». Але незважаючи на все це, у нас
немає рідної іншої землі, ніж українська. У нас
немає іншої держави, ніж українська. У нас
немає іншої мови, ніж українська. І обов’язок
кожного чоловіка – захищати рідну землю. Ми
для цього народилися: щоб дитину народити,
щоб хату побудувати, щоб жінку любити і щоб
країну захищати. Оце обов’язок кожного.
Алёна…
Ви знаєте... знаєте, з того, що сказав пан
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Бутусов, ключовим є якраз те, що спочатку,
дійсно, – я дуже багато спілкувалася з
людьми, які були мобілізовані і пішли, і зараз
там воюють, в АТО... Спочатку вони йшли за
щось. Вони дійсно йшли... вони хотіли
захищати державу, вони йшли за нову країну.
А зараз вони йдуть вопреки. І ви дійсно праві.
І це фактично... ну, це вина і уряду, і це вина і
президента... І я із жахом чую, коли народний
депутат говорить про те, що зараз війна
показує, хто є героєм, а хто ухиляється від
мобілізації і, там, є зрадником, да?.. Вибачте,
той героїзм, який проявили українці, той
героїзм, який проявили прості хлопці, – він,
мабуть, ні з чим не порівнюється. І міжнародні
організації – вони коли приїжджають і
привозять
гуманітарну
допомогу,
вони
говорять, що більш світлих очей вони взагалі
ні в кого не бачили. Але нам треба чітко
зрозуміти, чому така ситуація, чому, дійсно,
мобілізація інколи зривається, а інколи
піддається сумнівам. Та тому що немає
реформ, немає цієї нової країни. Тому що не
змінюється нічого. Тому що корупція як була,
так і залишається. Тому що ми мали зняти
генерального прокурора колишнього, який не
посадив жодного злочинця за злочини, скоєні
проти «майданівців». І це от усе – ну, вибачте
за емоційний стан... але воно дійсно підриває
основи просто захисту нової країни, якщо
нової країни немає. Ну, ті маніпуляції, та
брехня, яка зараз відбувається... Ми до сих
пір боїмося сказати про...
Альона, якщо не будемо захищати країну, то
не буде ні нової, ні старої країни.
Та треба захищати країну. Треба. Але не
можна...
Не буде ніякої країни.
Олеже, але ж не можна...
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Генеральні прокурори приходять і відходять.
Президенти приходять і відходять.
Слухайте, ну ви і так... ви і так казали все...
Але є країна. Ми воюємо не за президентів і
не за прокурорів.
Я згодна, але...
А я воюю за свою дитину і хлопці – за своїх
дітей.
Так.
За своїх жінок і за свою хату. Бо якщо не
зупинимо ворога на Донбасі, дійде до Львова,
дійде до Чернігова, дійде до Полтави, дійде
до Києва. І воюватиме не за прокурорів. Вони
там не за прокурорів і не за суддів стоять. Бо
всі знають, що прокурори, судді, мєнти і так
далі... чиновники всі – сволочі. І якби вони
виходили з цього принципу, ні однієї людини
не було б на фронті. Вони стоять на фронті не
за мене і не за тебе.
Олег, але ми...
А вони стоять за свою рідну хату і за свою
рідну сім’ю. І за свою рідну країну.
Вони стоять за державу. Чому ми виходили на
Майдан?
І все. Не розкладай паніку. На... під час війни
тебе б розстріляли.
Я не розкладаю якраз паніку. Вибачте, ви
розкладаєте паніку.
Не наводь паніку, я тобі кажу.
Я хочу відповісти своєму колезі. Я якраз
говорю про те, що треба говорити про героїзм.
Хочеш відповісти – йди в госпіталь. Іди в
госпіталь. Складай мандат і йди сестрою
милосердя на фронт. Винось поранених із
фронту.
Олег, я згодна. Згодна піти.
Іди. Іди.
Я... ви думаєте, я не була в госпіталях? Ну
почекайте, слухайте. Савіку, я прошу вас...
Савік Шустер
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Савік Шустер
Геращенко
А почему?.. Я не понимаю, почему
раненых обязательно должны выносить
женщины.
Я навіть не можу закінчити своє слово.
Тому що на жіночих очах тримається все.
Жінки – вона і коня на скаку остановить, і
раненого несе, і чоловіка нагодує... І жінка –
це наше все.
Так треба робити... треба робити реформи,
треба зупиняти корупцію.
Ми зареєстрували... ми зареєстрували, що
стосується депутатів... Між іншим, той
хлопець правильно сказав.
І я це підтримую.
Ми зареєстрували поправку, щоб депутати
мали можливість іти на фронт. Бо сьогодні,
згідно діючого законодавства, навіть якщо він
чи я, чи хтось із нас захоче прийти, не
візьмуть, бо закон це забороняє. Тому
відповідний законопроект зареєстрований у
Верховній Раді. І це абсолютно правильно.
Кожен, хто хоче зайняти посаду начальника
міліції, прокурору, судді і так далі, – усі – на
фронт. Усі – через зону АТО. Але не кашу
варити там, у тилу, а на передовій. Там, де
наші пацани гинуть. А їх з передової, навпаки,
сюди... Бо коли воєнкомат – молоді пацани
хай розкажуть... Заходять у воєнкомат –
сидить мордатий, пузатий полковник, який
чекає, щоб 2 тисячі доларів за те, щоб
визнали... комісували, дав, а якщо ні, то
загрібають того небораку. Так от на місці
отого мордатого і пузатого у воєнкоматі
повинен сидіти безногий, безрукий із фронту:
з Дебальцево, з Іловайську, з Маріуполя. А
тих мордатих і пузатих – отуди.
Алёна, вы завершили?..
Да, я хотел бы реплику ответить, Алёна…
Алёна…
Шкрум
Гончаренко
Шкрум
Гончаренко
Шкрум
Гончаренко
Ні, ну слухайте, я... я просто хотіла сказати
одну фразу. Ми маємо як депутати, якщо ми
зараз не на фронті, робити реформи,
заохочувати людей і показувати їм нову
державу, заради якої вони йдуть на фронт,
вибачте. А не... а не казати просто гарні речі і
нічого не робити.
Я хочу сказать… Я не знаю, слышали ли
телезрители: когда прозвучало про депутатов:
что они не идут, – были аплодисменты в зале.
И знаете, мне всё-таки кажется, если есть
желание воевать, то ни один закон не помеха.
И не надо поправки принимать. Бери и иди
воюй. Это можно сделать.
Семенченко.
Но важно другое. Мне кажется, каждый
человек может что-то сделать на своём
месте. Там, и это не значит, что депутат
находится… Там, сегодня в одесский суд идут
два человека, имевшие заказ на физическое
убийство. Почему? Потому что защищая
Одессу от того, что сепаратизм, который
приходил
и
от
Одесской
народной
республики… Мы могли это всё получить.
Сегодня народный депутат может провести
реформу, которая спасёт тысячи жизни
бойцов на фронте. Сегодня народный депутат
может поехать в Вашингтон, потому что он
народный депутат, он избран народом, и
добиваться, чтобы получили оружие наши
ребята и не гибли. То есть каждый может
сделать своё на своём месте. А если…
І вибачте, не треба голосно говорити просто.
Треба робити.
Я закончу. А если действительно дойдёт до
того, что будет широкомасштабная война и
каждый мужчина должен будет взять оружие
и пойти, и сделать всё, что он может… И это
– я уверен – сделает каждый.
Шкрум
Геращенко
Шкрум
Геращенко
Ляшко
Геращенко
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Савік Шустер
Геращенко
Да.
Уважаемая коллега – народный депутат, я
сказал о том, что те люди, которые показаны
были в этом сюжете, те наши ребята, которые
пришли в военкомат, не трусы, а герои. А те,
которые уклоняются от повесток: а таких,
чтобы вы понимали, счёт идёт более чем на
10 тысяч на сегодняшний момент, – это и есть
трусы. Так я не понимаю: какие ко мне
претензии выставляете? То, что у нас сейчас
тысячи ребят едут в Европу, едут в Беларусь,
едут в Молдову скрываться от мобилизации…
Я должен сказать, что они герои? Нет, они
трусы. Вам называть имя… своими именами.
Вы понимаете, почему… почему они
скрываются от мобилизации?
Поэтому надо разделять вопросы.
Слухай, для того... вибачте, для того, щоб
бути
боягузом,
можна
знайти
сотню
виправдань.
Совершенно точно.
Генерал поганий, президент поганий, депутат
поганий і сільський голова поганий.
Олег, а вы хотите…
Один він, який утік за кордон, – він хороший.
Олег… Олег!
Бо він там пересидить, бо хтось за нього щось
тут в Україні зробить.
Олег, а вы хотите знать… интересно знать,
что думают люди об этом? Или нет?
Савик, я могу тут кричать громче всех. Дайте
мне сказать.
Кто кричит?
Значит, во-первых…
Кто кричит?
Ещё раз повторяю: есть закон. Он один для
всех. Есть закон о военнообязанных, есть
закон о постоянной мобилизации. Тот, кто
уклоняется от мобилизации, по Уголовному
Ляшко
кодексу,
является
преступником.
На
сегодняшний момент закон таков, какой он
есть. Хотим защитить нашу страну – значит,
надо объединяться, и каждый должен на
своём месте выполнять свой долг. Тот, кто
уклоняется от мобилизации, боится, – он
трус. И я буду его называть трусом. Тот, кто
идёт вместе с нами защищать войну… нашу
страну, – тот молодец, тот герой. И мы
должны защищать всех наших героев. И я
зарегистрировал проект закона об уголовной
ответственности для тех, кто призывает
публично к отказу от мобилизации. Работает
ФСБ в социальных сетях, нанимаются
специальные люди, которые выступают на
Майдане,
приходят
и
пикетируют
Министерство обороны и так далее, и так
далее. Ведётся огромная информационная
война, чтобы сорвать мобилизацию. Потому
что не будет мобилизации – мы нашу страну
не защитим. И всё. Поэтому давайте
называть чётко: есть трусы и есть герои.
Люди добрі, я хочу, щоб ви розуміли одну
дуже просту річ: ніяка дипломатія нічого не
варта, якщо за спиною дипломата немає
сильної армії. Розумієте чи ні? Ми не
виграємо на жодних переговорах, якщо ми не
будемо сильними, якщо ми не зупинимо...
Насправді результат переговорів вирішується
зараз на Донбасі: там, де стоять наші хлопці.
Результат переговорів – це подвиги наших
героїв на фронті. Не дипломатів у Мінську, а
героїв на фронті. Якби вони здали
Дебальцево, якби вони здали Маріуполь, якби
вони здали Донбас і Луганськ, то результат
переговорів у Мінську чи де завгодно був би
прогнозований. Для того, щоб була сильна
армія, треба мати потужну зброю, треба мати
батьків-генералів, а не сволочей, і треба мати
Романенко
Ляшко
Шкруп
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
Шкрум
Ляшко
Савік Шустер
Ляшко
політиків,
які
знають,
куди
йти.
І
найголовніше... Отут сидить людина, яка
генерал-лейтенант, да?.. Я думаю, що він
скаже. Найголовніше в армії що? Це бойовий
дух. Немає духу – ніяка зброя не поможе.
И дисциплина.
І дисципліна. Абсолютно правильно.
Так а бойовий дух – вибачте – якраз треба
підіймати не тільки словами, якимись
голосними заявами... Ми всі можемо голосно
говорити. Дійсно, ви правильно сказали.
Треба підіймати конкретними діями. Тому тут
треба говорити і про реформи, і про дії, і про
те, щоб ми будували нову країну нарешті, а не
просто казали людям: «Ідіть умирайте за нову
країну, яку ми... ми тут не робимо чомусь».
Тому це треба робити.
Хто каже про те, щоб люди вмирали? Наше
завдання – щоб люди не помирали.
Подождите.
Наше завдання...
Наше завдання з вами – робити реформи.
Наше завдання – захистити життя кожної
людини. Тобі легко говорити, бо в тебе дітей
немає. Якби в тебе були діти, ти б зрозуміла,
що «йди вмирати»... тільки ідіот говорить.
Подождите. Всё. Извините. Всё. Игорь
Романенко, два слова, пожалуйста.
Але для того, щоб люди не вмирали, треба
бути сильними, треба захищати свою країну.
Бо якщо не захистимо сьогодні – завтра
загинуть мільйони. Я завжди згадую Луганськ
минулого року. Коли в нас була можливість,
коли вони тільки у квітні-місяці захопили
СБУ... 100 терористів зі зброєю. І от стояло на
вагах: чи знищити те СБУ, яке вони захопили,
чи вести з ними переговори. Я наполягав на
тому, щоб їх знищили. Я переконаний: якби
ми тоді, у квітні минулого року, знищили тих
Романенко
Савік Шустер
100 людей, які взяли зброю, ми б урятували
життя мільйонів, які сьогодні страждають:
переселенці і поранені, і вбиті, і інваліди, і так
далі. Тому коли на одній вазі питання, бути чи
не бути країні, а на інших вагах 100
терористів, без жодного сумніву: вони мають
бути знищені. Для того, щоб урятувати країну.
Я хочу сказать, что в первой части передачи
мы говорили о том, что необходима сильная
армия. Она составляется по-простому из двух
компонентов:
это
подготовленные
военнослужащие и современная техника и
вооружение.
Так
вот
подготовленные
военнослужащие – государство вынуждено
идти на четвёртую волну мобилизации.
Безусловно, с учётом ошибок, которые были,
и их устранением… То есть подготовки. И не
надо ехать в Явор – можно приехать в
Васильков: под Киевом, – где, прежде чем
отправлять их в район АТО, людей готовят.
Это есть требование войны. Потому что
чтобы быть более эффективной и чтобы
лучше защищать своё государство.
Спасибо. Так как у нас осталось не много,
я хочу сказать пару слов из другой
истории. Но так как мы сейчас живём в
условиях, когда непонятно: ты в эфире,
что будет завтра – неизвестно… Поэтому я
получаю достаточно много писем. И из
Польши в том числе. Понимаете, такая
история у нас есть. В Одессе, кстати.
Александр Орлов: гражданин Польши,
правозащитник,
журналист
–
был
арестован в 2011-м году. Он разоблачал
всякую коррупцию режима Януковича. Его
обвинили в убийстве и в принадлежности
к
организованной
преступной
группировке. Он четвёртый год находится
в Одесском СИЗО. Приговор до сих пор не
Гончаренко
Савік Шустер
Гончаренко
Савік Шустер
Мага
Савік Шустер
Мага
вынесен. У него дети, естественно, да?.. Я
получаю много писем. В том числе и из
Польши.
Я приеду в Одессу – я обязательно буду
разбираться…
И Адам… Адам Михник: очень уважаемый
человек в Польше и вообще в Европе – за
него заступился. Никто не слышит, да? На
протяжении длительного времени – да? –
он
делал
хорошие
журналистские
расследования. Потом взяли и закрыли,
да? Правозащитники оценивают арест
Орлова как факт репрессий, факт мести,
да? И он арестован при режиме Януковича,
и продолжает сегодня, когда у власти, в
принципе, либералы и демократы.
Надо обязательно разобраться в этом деле.
Вот разберитесь. Петя, я сделал всё,
чтобы тебя сегодня твоя мама увидела.
А попробував би ти зробити так, щоб меня
моя мама не увидела, – вона б сюди
приїхала. І ти б пожалів, що знаєш мою маму.
Значить, шановні друзі, оце все... За це
хочемо подякувати від усього продакшна всій
Україні, тому що писали, як так можна, чому
ми не виходимо... Зворушували... Пенсіонер
Олександр Врублевський: «Звертаємося до
пана президента, до генерального директора
національної телекомпанії...»
Всё.
«Повернути, покарати...» Але ладно, Бог із
ним. От оцю бабушку я просто хочу
розцілувати. Адреса, яка була вказана на
конверті: просто «Київ, телебачення, Шустеру
Савіку». Ну,
буквально
«на деревню
дедушке», да?.. Знайшли, принесли. Тому...
Валентина Володимирівна Брізницька, ми
повернулися і фіг нас звідси виженуть.
Будемо боротися. Дякую.
Савік Шустер
Так, я благодарю телеканал «24», я
благодарю
телеканал
«112»
за
возможность выйти в прямой эфир. До
свиданья, надеюсь.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа