close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
К сожалению, нет возможности передать все ощущения от поездки, и нет времени закончить
рассказ: здесь только то, что падало на клавиатуру индийскими вечерами и долгими переездами…
Искреннее спасибо замечательной, терпеливой и выносливой жене Свете, надежному другу Борису, за
которым мы были как за каменной стеной, а также, в его лице – Будде, Кришне и Мудрому Старцу
Лао Цзы, учившим нас терпению в суете, радости в малом и умению найти радугу в осколках
бутылочного стекла…
ГОА
2010
По возвращении, обмениваясь с друзьями новостями за последние две недели, имеем
загадочный разговор с эротически-романтическим Ванадием:
- Тут у меня кролик дома жил…
- Что, и сейчас живет?
- Не…
- А что?
- Да… [email protected]!
Ну, это к слову, а за время нашей поездки ни одного кролика не пострадало.
Ни когда так не хочется увидеть торчащие из прибрежного песка пальмы, как в середине
долгой русской зимы, особенно когда красный столбик падает ниже двадцатки, а толщина
снежного покрова на тротуаре достигает пупа среднестатистического губернатора
небольшой Северной Столицы. Горящие туры – страшный сон для туристической
компании и великое благо для обладателей загранпаспортов, имеющих возможность в
определенных рамках задвигать в сторону свои должностные обязанности. «Человек, не
способный свободно распоряжаться хотя бы половиной своего времени - раб» (с). Две
недели в Гоа по цене двух уик-эндов в коттедже под Зеленогорском – хорошее
предложение, тем более что временно исполняющий обязанности безработного Гринбоб,
не раздумывая, решил составить нам компанию или, по-русски говоря, согласился быть
третьим.
Медленный ночной поезд – самый гарантированный способ добраться до Москвы
зимой в смутное время. Вылет вечером, и, сдав пару рюкзаков в камеру хранения при
«Скай Экспрессе» до Шереметьево, день посвящаем добыче мелких долларов, шатанию
по торговому центру и просмотру трехмерного «Аватара». По совету милой девушки со
стойки информации, садимся на пятичасовую электричку в аэропорт. Сорок минут в
комфортабельном вагоне и еще незапланированный час – в пробке на бесплатном
автобусе между терминалами. Опаздываем, и - при том, что целый день тянули время. Боб
созванивается с агентством, а я огородами ухожу в сторону предполагаемого терминала
бегом, с тремя паспортами в потном кулаке. Стоило это сделать – колонна автомобилей
бодро задвигалась, но я уже потерял свой автобус. У регистрации встречаемся почти
одновременно, но я уже получил путевки и насморк – до терминала было около трех
километров морозного вечера…. «Рэд Лэйбл» из «Дьюти фри» - лучшее средство для
профилактики желудочных заболеваний в условиях крайней антисанитарии северного
Гоа, берем одну банку, если мерить трехлитровыми. Взлетели, сели - шесть утра. Опять двадцать пять, только - с плюсом, здравствуй, Индия!
В автобусе от «Пегаса» – краткий курс выживании: с земли - не есть, из копытца – не
пить, дурь – не искать и с барышнями – поосторожнее…. При наступлении страхового
случая ваше тело будет бесплатно доставлено родственникам. Приехали – Кандолим…
Первыми регистрируемся, получаем ключи. Номер старенький, но мы ожидали худшего.
Внизу встречаем задумчивого Бориса, он пытался понять, действительно ли так плохо
выглядит….
Представьте себе щель между близко построенными пятиэтажками, на один пролет
снизу огороженную бетонными плитами и покрытую бетонной же плитой, через которую
из пола и далее сквозь этажи растет манговое дерево в обхват толщиной – и вы поймете
изумление поселенного туда европейца. Даже если попытаться компенсировать
отсутствие окон нежным фисташковым цветом шершавых бетонных стен, помещение не
станет более пригодным для двухнедельного пребывания, чем туалет в блочном доме типа
«корабль», в котором, по недоразумению, дверь «открывается вовнутрь».
Сделав вторую попытку, Боб получает гораздо более просторное помещение, из которого
только что выбросили метелки и прямо по центру поставили узкую девичью кроватку,
покрытую голубеньким ситчиком веселых расцветок. В углу была ржавая винтовая
лестница, уходящая в черную трубу неизвестности…. С третьей попытки он стал
обладателем труднодоступного, но весьма комфортабельного номера, с балкончика
которого открывался живописный вид на соседские крыши, и в этом было что-то от
«Карлсона». Сегодня – среда, и мы помним про еженедельный Большой Рынок в
Анджуне.
Поездка на «средовый» рынок в Анджуне на желтом трехколесном «тук-туке» незабываемое экстремальное «происшествие» со скоростью в 40 км\ч. Каждый пытается
обогнать каждого, невзирая на наличие встречного и поперечного, любой маневр
сопровождается звуковым сигналом, каковых на простейшем мотороллере может быть
установлено до трех штук, разного тембра и функциональности. Правила просты – кто
громче, тот и прав, автобус прав в любом случае. Пешеходами в данной системе
приоритетов пренебрегают как величинами бесконечно малыми, и они многократно
рискуют получить по затылку раскоряченным зеркалом заднего вида. В общем, ««КамАЗ»
проскакивает перекресток, только убедившись в отсутствии «БелАза»». Не удивительно,
что с час пошатавшись по рынку, мы оккупировали столик на балкончике прибрежного
ресторана, где все наши тревоги и волнения в этот день вылились в крепкий здоровый сон.
Самое жаркое время пережидаем в номерах, вернувшись в отель. Вечером идем
провожать солнце, а глаза уже ищут место, куда можно комфортабельно опустить задницу
в ожидании ужина.
«Bobby’s SHEIK», в отличие от расположившихся рядом по всему берегу, был полон.
Следуя проверенному правилу – есть там, где едят европейские туристы - заходим «на
огонек»: запланировано выступление каких-то факиров, заказываем. Рис с
морепродуктами – удачный компромисс между «наесться» и «похудеть». На мангале
начинают раскладывать тигровых креветок, и, принюхавшись, Боб скупает их всех.
Бутылочка «Рома-с-Колой» многократно выпрыгивает из под стола и прячется чуть менее
полная, становится лучше и лучше, хотя и до этого все было хорошо. Рис – бесподобен,
креветок до нас так и не донесли, впрочем, в счет их тоже не включили. Не придирались
по поводу принесенного с собой и распитого за столиком рома и даже показали
еженедельное «огненное шоу»: корявое и по-детски наивное, но красочное и бесплатное.
Два молодца запрягали себя в огненную колесницу, а плюющий огнем на фоне Океана
был похож на подорвавшийся танкер. Особенно удался несанкционированно и
единовременно взорвавшийся под мангалом кубик китайской пиротехники. Может быть,
поэтому креветок мы так и не получили.
А на обратном пути, у лотка с замороженными полуметровыми акулками и
миниатюрной «рыбой-молотком», Борис долго совестил хозяйку по их невинно
загубленным живым душам. Вообще, он много проповедовал торговцам, особенно этику
поведения с незнакомыми людьми, на хорошем английском языке растолковывая
невозможность употребления таких интимных понятий, как «друг» и «брат» по
отношению к каждому проходящему мимо иностранному подданному. После пары
индийского пива на балкончике пятого этажа, поспорили о том, в каком полушарии мы
находимся. Так как лунный серп отсутствовал по причине новолуния, решили проверить
простым, но действенным способом: по направлению закручивания воды при спуске в
унитазе. Вода в унитазе закручиваться не пожелала, тогда мы долго пытались вызвать
водоворот в раковине, заткнув дырку ладонью. Вода уходила вертикально вниз, из чего
мы заключили, что находимся очень близко к экватору. Иначе шокировали бы ночным
звонком Ванадия с просьбой заглянуть в унитаз. Если он у него есть…
День второй…………………………………………………………………………………….
Отсутствие кондиционера в номере – не самое большое зло при условии
открывающихся окон и вентилятора под потолком, но в сезон комаров не забудьте взять с
собой фумигатор. Мы не забыли взять, но забыли проверить: красный огонек не зажегся, и
утром я беспокойно проснулся, почесываясь везде, куда доставал. Кусают здесь без
характерного комариного писка – видимо умные паразиты подползают по плоскости или с
вечера прячутся в матрасе. Свету, видимо, оставили на сладкое, да так и забыли. До Боба
тоже ни одна сволочь не добралась: пятый этаж и слой местного «антикомарина» на теле
и занавесках сделали свое доброе дело. Впечатлениями обмениваемся на диетическом
завтраке: тосты, джем, стакан сока, Боб так давно хотел похудеть…. Чашек не хватает, и
это странно – приходится караулить. Сегодня день запланирован ленивый и пляжный…
В маленькой лавочке с английской надписью «Экскурсии, путешествия и пр.» берем три
билета на ночной автобус в далекий город «Хампи», который славен обилием каменных
храмов и диких обезьян. Наш «путеводитель» Светлана, как единственная почитавшая
хоть что-то заранее, настоятельно требует его посещения. Мы не против, хотя, по опыту
первого раза, знаю: там – «другая» Индия, и будет крайне приятно вернуться обратно на
Океан…
А сегодня Океан был ветреный и «волнительный». По дороге к нему трогали шершавого
слоника за доллар. Вернее, трогали-то за хобот – он был теплый и с волосиками – но за
доллар. А потом Света сфотографировала молодого человека, с качающейся коброй в
полотняном мешочке, и он долго бежал за ней, что-то лепеча, пришлось дать доллар и
ему.… Все звери тут чьи-то, одна корова гуляет сама по себе, ее бесплатно можно чесать,
гладить и фотографировать, но не хочется - она здесь корявая и грязная. Ее можно даже
прилюдно пнуть, если она начинает вылизывать вас, когда вы спите на лежаке, или
начинает жрать ваши фрукты из сумки, когда вы ушли купаться. А в ресторанном меню
широко представлены «стейки из говядины», так что коровы являются священными то ли
не здесь, то ли не эти.
А мы бредем весь день по кромке воды, купаясь, загорая, обедая, Боб, посчитав съеденные
калории, даже с мячиком попрыгал, пугая умением пляжных завсегдатаев. А вечером мы
поднялись на балкон пятого этажа, под самую крышу, к звездам, и распили чудесный
индийский ром, смешав его в правильной пропорции с индийской же «Кока-колой». К
чести этого напитка могу сказать – любая пропорция будет правильной, при условии
распития в непосредственной близи от Индийского Океана. А потом у нас был кокос.
Вернее, он был еще с утра, когда Света подобрала его на лужайке у входа, но съесть мы
решили его сейчас. Первым ударом кокоса о бортик балкона тот осыпался рыжим
крошевом, вторым – отломили изрядный кусок несущего перекрытия. Вспомнив добрым
словом Джерома Клапку Джерома с его ананасами, глотнули еще рома и, пожалев номер,
украсили парой извилистых трещин плохо окрашенный лестничный проем, повредив при
этом и сам кокос, правда, крайне незначительно. Расширив и углубив пробоину
швейцарским ножом Гринбоба, получаем полстакана вкуснейшего сока и долго колупаем
сантиметровый слой ореховой мякоти. В популярной местной игре «нож, кокос, бетон»
кокос немного уступает ножу, а бетон не котируется вовсе…
День третий…………………………………………………………………………………
Сегодня фумигатор сработал в тандеме с залитыми местной «Дэтой» занавесками.
«Дэта» источала нестерпимый запах грейпфрута, но для организма он гораздо полезнее
уколов грязных комариных хоботков. Кружек на завтраке опять не хватило, даю себе
слово купить личные емкости и забыть об этой проблеме, и вижу, что не оригинален:
местные старожилы вовсю таскают свои, с пальмами и надписями «GOA». Подкараулив
чашки и помакав там пакетики «Липтона», ловим «Тук-тук» и направляем его в сторону
форта, опять с легким ветерком и неизбежными лобовыми атаками. На подъеме стало
поспокойнее: двигатель размером с два кулака едва тащил нас в асфальтовую гору,
останавливаясь и откатываясь назад, пока с треском и хрустом включалась первая
передача.
Форт нас не поразил ни могуществом, ни размерами, да мы и не настаивали: просто
гуляем в разных местах красивой страны, а уж кто разрушил часовню тринадцатого века –
пусть историки разбираются. Обратно под гору пошли пешком. Вдоль дороги стояли
вытесанные вручную двухметровые, кривые, но гранитные (!) столбы сантиметров 15 в
сечении, кое-где они были опутаны современной проволокой, как огораживают корявыми
кольями свои картофельные самозахваты местные жители вдоль железнодорожного
полотна в России. Видно, что отношение к ручному труду и времени в Индии несколько
иное.… Пропылив пару километров и неоднократно поцарапавшись о растопыренные
колючие ветки, подходим к подобию лодочной станции, где нам сразу предлагают
поездку к дельфинам за очень приличные рупии. К дельфинам эту поездку, а нам надо на
тот берег реки, где по интернет - описаниям должен быть некий «элитный пляж», на
который мы и переправились за пять минут и сто рупий с ветерком на лодке, чиркая
винтом о глинистое дно.
«Элитный пляж» предстал перед нами в виде десятиметровой по ширине замусоренной
полоски серого песка с видом на бухточку, в которую и впадала желтоватая река. Если
вспомнить, что вся канализация в Индии заканчивается у естественных водоемов, то
купаться в «элитном» месте не хотелось совсем, а тем более переходить реку вброд, как
посоветовал нам местный водитель плавучего транспортного средства в ответ на просьбу
перевести нас обратно за скромную плату: мол, там и по-колено не будет…. Ресторанчик
на берегу представлял собой темную нору в груде картонных коробок с торчащими
пальмовыми листьями и тряпками на «полу». Тем не менее, хозяин пригласил пообедать,
сказав, что вот–вот начнет разжигать огонь, а сидящие рядом в тени пальмы индусы
предложили Бобу еще не доеденную половинку кокоса. Кокосами, кстати, пахло вкусно и
сильно, все-таки - «Коко-Бич», и он был бы прекрасен, если бы не обилие мусора на
пляже и берегу.
Обедать не стали, уехать не смогли: не смотря на наличие лодок и автомобилей, везти
нас ни кто не хотел: местные, стоявшие кучками, так же кучками и отходили в ответ на
вопрос о «подвезти». Мы решили, что они принадлежат к той касте, которой «западло»
прислуживать белым и не обиделись. Уже покидая пляж, нас догнал расстроенный хозяин
прибрежного хутора, сказав, что у его дома лежит небольшая лодка, и если мы хотим
поработать веслами…. Боб его вежливо поблагодарил, и мы двинулись через
стрекочущие поля, хорошей асфальтовой дорогой по направлению нашего дома.
Размеченные гранитными столбиками огородики, зеленые виллы, белая церковь, в кронах
кричат птицы, над нами кружит коршун, потом концентрация населения возросла.
Придорожные лотки благоухали всякой хренью, дохлая кошка навсегда уткнулась мордой
в коровий блин, продающая рядом обветренную рыбу старуха метелкой отгоняет
прилипающих мух…туристы сюда не ходят. Ловим смешной минивэнчик, и в десять
минут мы дома. Вообще, личный транспорт здесь небольшой и милый своей простотой.
…Ночной автобус «на материк» уходил из Панаджи, и назывался «слиппер»,
предполагая наличие стационарно спальных мест. Четыре года назад ночные поездки мы
совершали на очень комфортных, но сидячих, и тем не удобных для десятичасовых
поездок, лайнерах фирмы «Volvo». Но сервис там был отменный: вода, пледы, телевизор,
кондиционер и таблетки от укачивания предлагались всегда и без напоминаний. О
«слипперах» счастливчики пели не менее красивые песни, козыряя наличием туалета в
корме.… В предвкушении, добираемся до бесплатного, но из соседнего Калангута,
трансфера в Панаджи, ждем у конторы, темнеет... Час, полтора, нас успокаивают: время
написали неправильно, и другое – неправильно, но автобус без нас не уйдет, довезем.…
Довезли. В ночи высаживаемся на темном асфальтовом полукружье столицы штата,
транспорт есть, но не наш. На свет налобных фонарей прилетают «инсекты» и начинают
жрать ноги, отбиваемся вонючей Дэтой. Несимметрично освещенная коробка вползает на
каменный круг, сдает задом, подозрительно стуча и позвякивая... Наш!
… «Слиппер» был стар. Просто – суперстар. На вопрос Боба о туалете водитель
посоветовал воспользоваться окном. Пользующегося со второго яруса окном Боба я еще
мог представить, даже лежа на первом, но следующие этому совету девушки на фоне
глубокого звездного неба выглядели бы чересчур сюрреалистично…. Окна сначала не
открывались, а потом створки расползались сами по себе, и зафиксировать их не было ни
какой возможности.… С входной дверью было проще: ее привод был вообще оторван,
она срабатывала с трех пинков и подпиралась ломом. По внутреннему наполнению этот
междугородний лайнер напоминал кустарно переделанный для перевозки
красноармейцев «ЛиАЗ» семидесятых годов. Водитель умудрялся одновременно
тормозить, поворачивать, разгоняться и рывками переключать скорость, гудеть и
пересвистываться со всем встречно-попутным потоком, кузов и подвеска часто
переживали явление резонанса, передавая его и на наши внутренние органы. Это «аццкое
шапито» продолжалось больше 12 часов.… Такие же ощущения мы испытывали, когда
Ванадий взбалтывал нас в кузове Газончика на спецучастке «Киварина», но Ваню, по
крайней мере, можно было побить….
День четвертый……………………………………………………………………………..
В шесть утра к естественному шумовому фону добавляются новые аккорды: автобус
продирается через стадо трубящих оранжевых грузовиков, ползущих со всех сторон не
понятно куда. Сна уже нет, но есть налобный фонарик, книжка и свободное сидячее место
впереди, через час подтягивается и Гринбоб, за окном кроваво светает…. За пять миль до
конечной остановки автобусник делает крюк и останавливается на 10 индийских минут в
грязном кафе его тестя на «ланч и туалет». Тут каждый старается поиметь свой маленький
процент с чужого бизнеса.… Потеряв бесполезный час, мы, наконец, причаливаем к
полицейскому управлению туристической части города Хампи. Выгружаемся. Местные
грязной стеночкой держатся в сотне метров поодаль, служивые в хаки отмахивают их
бамбуковыми палками, давая нам возможность отдышаться и наметить пути к
отступлению.… Для начала – купить обратный билет на побережье, причем нам теперь
важен не конечный пункт, а технические характеристики «слиппера»…. На вопрос Боба
о «билетном агентстве» начальник управления советует ему, во-первых, снять с головы
футболку и прикрыть ею телеса, поскольку «здесь это не принято», во-вторых, что за
«хреновина» висит у тебя на пузе (солидного вида рация рассматривается здесь как некий
атрибут власти, приличествующий лишь достойным его), ну, и наконец, машет рукой в
нужном направлении. Выйдя за пределы магического круга диаметром в дюжину
бамбуковых палок, попадаем в водоворот предложения карт, гидов, такси, рикш, и
прочее…прочее… с хватанием за рукава и прочими способами привлечения внимания,
неприятными и несвоевременными. На сегодня билетов нет…. Боб уже грустит при виде
сарайчиков, в которых нам придется искать ночлег. Завтрашние билеты на любимый
Джоном Ленноном пляж Палолем стоят в полтора раза ниже ожидаемой нами цены, но,
по уверению маленькой индианки, в гораздо более комфортабельный «бус»…. На вопрос
о предполагаемой цене ночлега неподалеку, она называет 1000 рупий, что у «бывалых»
вызывает искренний смех: 4 года назад за эти деньги мы имели европейский отель с
бассейном на побережье. Храм вызывает естественную реакцию: «матрешка» для
туристов, упакованная в старые стены. Ситуацию разбавляют дерущиеся под ногами
мартышки, и сухой дедушка, гортанными криками и бамбуковой палкой убеждающий
Боба заплатить ему десяток рупий за неоказанную услугу по хранению тапочек. Выходим
наружу: туристы, мусор, дети, предлагающие что-то, суета…суета.… Первое и
единственное желание – быстро уехать, но 12 часов в «джампер-слиппере», потраченные
зря, заставляют купить у мальчика карту и арендовать «тук-тукера» с для объезда точек
интереса и последующей доставкой в соседний приличный город. Пара сотен метров в
сторону от балагана – и все приходит в норму: нет приставал, да и смесь «виски-с-колой»
резко меняет угол зрения на сложившуюся ситуацию…. И рукотворные исполины
вписываются в нагромождения природных валунов, и лужайки гранитных дворцов
принимают наши усталые телеса, и чудные школьники, одинаково в форме и босиком,
наперебой пытаются коснуться нас темными ладошками «на счастье»…
И ловко брошенная в пропасть умелым Гринбобом початая бутыль возвращается почти
без потерь: пяток штук царапин заживут сами, да пару колючек вырежем из ладони
вечером….
Конечной точкой для водителя Боб называет «Krishna Palace» - самое современное,
сияющее и многоэтажное здание из стекла и бетона в самом центре города Хоспита. Он,
хитрец, оказывается, наметил его как путь к отступлению по дороге еще с утра…
… Цена в сотню долларов за номер – безумное расточительство для прибывающих в
Индию, где на эти деньги можно прожить, при известном умении, не одну неделю, но у
нас умения хватило только на не брать второй: две широченные кровати вполне
достаточны для трех замученных «слиппером» путников. Ужин у бассейна внизу оказался
замечательным и недорогим, а знаменитый «масала чай», сваренный в молоке со
специями, вообще вне всяческих похвал…
День пятый…………………………………………………………………………………….
Шведский стол порадовал разнообразием, наличием горячего и любезно принесенной
«масалой», которой в меню не было, но Боб очень просил… Внутреннее содержание отеля
вполне соответствовало внешнему антуражу, персонал явно обучался «не здесь»... Света
поднимается в номер: бич акклиматизации достал ее в самом комфортном для этого месте,
а мы с Бобом отправляемся побродить «куда глаза глядят» дабы проникнуться
особенностями национального быта небогатых окраин маленького городка. В отличие от
туристической части, здесь мы практически не вызываем коммерческого интереса: все
параллельно, мимо и не спеша. Городок кончился, грунтовкой идем мимо полей и
заброшенного католического кладбища, упираемся в железнодорожную насыпь.
Седобородый индиец дал направление на отель и предложил «бум-бум» - покурить
травки. Травку не стали, а пошли вдоль насыпи, разглядывая сохнущее в промежутке
между рельсами и коровьими лепешками свежевыстиранное белье. Особенно
примечательными были пятьдесят метров одинаковых полотенец с логотипом какого-то
отеля. Упираемся в реку. Сегодня - Большая Воскресная Стирка. Сотня живописных
женщин на обоих берегах треплют разноцветные тряпки в мутной воде, раскладывая
лоскутным одеялом по набережной на просушку. Раздуваясь белыми медузами, плывут
упаковочные мешки, между ними ныряют коричневые дети, яркими пятнами выделяется
логотип «Кока-Колы» на пустых бутылках. Выше по течению – автомойка. Все при деле:
женщины – стирают, молодежь – моет машины, мужики – пьют пиво на берегу…. Мимо
соломенных хижин возвращаемся к городку. Размером с палатку, они стоят за дамбой
вдоль реки, чуть ниже уровня воды, двери и окна присутствуют в виде прямоугольных
отверстий, удобства – в кувшине, электричество – батарейках… Веселые дети просят «one
photo», но нечем… Люди сыты, в общем – здоровы, другой жизни не знают, и не
возникает ощущения, что их надо жалеть… Двухчасовой круг почета заканчивается в
кондиционированном номере, до обеда – спим…
Выселяемся, обедаем комплексным ленчем. Причем его цена не пугает даже местных –
явно не проживающие в отеле обедают целой семьей. До отправления дремлем в холле,
почитывая брачные объявления в местной газете. «Семья врачей, такая-то каста, доход,
живущие в Мумбаи, ищут жениха для своей дочери, возраст-рост-вес, красивая –
общительная - университет. Требования к жениху: 35-50, без ВП, частнопрактикующий
врач или юрист, доход не менее…». В общем, двадцать баранов и холодильник
«Rosenlew». По улице ходит слон с парой бушменов на спине, принимает хоботом мелкие
монетки от местных лавочников, отправляет их в миску на верх и стучит в висящий на
шее колокольчик. Такая вот местная развлекуха…или веселый рэкет. К шести
подтягиваемся к лавочке с вывеской «Ganesha touristy». Там уже клубится потрепанного
вида разноязычная молодежь. Сорок минут ожидания - не срок для провинциальной
«Трэвел компани», но бусик уже шокирует: действительно «VOLVO», и поновее
вчерашнего, но сильно побитый жизнью и без изрядного куска заднего борта с рваной
раной вместо всех левых габаритов и стоп-сигналов… Журавлиным клином
интернациональная молодежь пикирует на посадку, но упирается в разводящего и
застывает в волнении. Автобус есть, но куда идет - не известно. Темнеет, месяц на небе
перпендикулярен российскому, и тем похож на небесную лодочку в мультфильме
«Мадагаскар». Через десять минут маршрут выясняется, но не всем туда надо, да и
количество посадочных мест явно не соответствует обилию желающих. Боб с бумагами
ушел в слабо мерцающий свечами «головной офис» и вернулся с известием о втором
автобусе, который придет через пять минут. Пришел. Иллюзии о комфорте сменились
уверенностью об отъезде: от приехавшего чуть раньше, наш автобус отличался только
окраской…
… «Если на Ваших билетах проставлены номера мест, которые Вы хотели бы занять,
будьте уверены – они достанутся именно Вам, при условии, что находится они будут в
любом месте, где этого захочет водитель». Во избежание недоразумений, эта фраза может
быть заранее попечатана в бланке всех рукописных бумажек, которые здесь заменяют
междугородние билеты. Распределением потенциальных пассажиров по салону
занимается водитель. Места в автобусе нумерации не имеют, и здесь работает общий для
туристической индустрии принцип: для начала вам впарят худшее. Совет: заранее
определитесь с тем, что вам нужно и берите это при первой возможности с максимальной
уверенностью в своих правах. Назойливые возражения отметайте полным непониманием
их причин и незнанием языка – врага на его территории надо бить его же оружием,
потому, что свое вы не провезете через таможню. Мы же пытались свою точку зрения
цивилизованно аргументировать, различными вариантами рассчитывая койки, и только
упустили момент: все места уже были распределены. Вообще, они люди хорошие,
квартирный вопрос только испортил их, в сезон…
Отправляемся с опозданием всего лишь в час. Жесть: привыкаешь к бортовой качке до
ближайшего «строенного» лежачего полицейского, и на нем подскакиваешь от души, с
отрывом всех частей тела от топчана. Имея разное телосложение, каждый
приноравливался к этому безобразию, как мог. Меня мощным пинком подбрасывало к
потолку. Будучи на воздусях, я пропускал пару автобусных итераций, и жесткий матрас
встречал меня на противоходе ударом в солнечное сплетение. За все время поездки смог
найти только психологическую защиту в виде коротких матерных междометий. Света
распласталась по плоскости топчана «медузкой», и, присосавшись к нему, распределяла
удары по всему телу. Боб, методом проб и ошибок, изобрел сложный метод, которому и
пытался следовать: «подлетать, изогнувшись «огурчиком», и падать, извернувшись
«сосисочкой»» (с). Сложную теорию данного метода он пытался обосновать на
предрассветной дороге в Палалем, куда мы брели, счастливые и свободные, торопясь
встретить Солнце на берегу Индийского океана. Я же думаю, что, будучи с автобусом в
одной весовой категории, он просто мог влиять на амплитуду этого безобразия выгодным
для него образом.
Итак, обратная дорога заняла около 11 часов и сказкой не показалась. Принцип
движения напоминал каскадерские трюки восьмидесятых годов, когда едущие бок о бок
по гаревой дорожке автомобили, резко разъезжаясь, пропускают мчащегося навстречу
мотоциклиста, только здесь фигурировали пара автобусов, разнокалиберные встречки и
бесконечные колонны пустых оранжевых грузовиков, ползущих в обоих направлениях,
сигналя все и подолгу... Совершая немыслимый тройной обгон, скрипящий слиппер часто
выезжал на осыпающийся пологий склон встречной обочины, правда, скорость при этом
редко превышала возможности бегущего человека. Остановки – по настойчивому
требованию, информации – ноль. Приблизительное время прибытия оказывается
просроченным часа на два, но нас это только радует: сбежавшие в 4 утра пассажиры дают
возможность переместиться ближе к центру качания и, почувствовав разницу, проспать
эти два дополнительных (а для меня - единственных) и относительно спокойных часа.
День шестой……………………………………………………………………………………….
Палолем, любимый пляж Джона Леннона. Красивая бухта, огороженная невысокими
горами. Широкий пляж, обилие ресторанов, тростниковые и фанерные хижины могут
приютить вас на ночь за скромную плату, если вы не пожелаете отдыхать прямо на песке.
Прогулявшись по пустынному в этот час берегу, упали доспать на диванчике в «шейке»,
рядом с валяющимся на полу хозяином. Тот, завернутый в цветное пончо, не вставая с
деревянного пола, выцыганил у нас еще часик на «поспать». Последние мятые девушки
разбредались со вчерашних вечеринок, а первые, бодрые и выспавшиеся, совершали
пробежки по пляжу, хвастаясь размерами через мокрые футболки.
После завтрака пошли на поиски «тысячелетнего баньянового дерева, под которым
любил медитировать Джон Леннон», но не преуспели. Но седобородый английский хиппи,
допрошенный пристрастным Гринбобом, лично засвидетельствовал, что искомое дерево
находится где-то в районе Калькутты. Искать более сведущее в данном вопросе
существо, чем соплеменник и современник Джона, было бессмысленно, и мы, сев на
яркий автобус «ближнего боя», двинули на север.
Команда индийского автобуса ближнего радиуса действия состоит из трех человек:
водителя, сборщика денег и «распорядителя», который, собственно, и устраивает
основное шоу. С остальными членами команды и пассажирами он общается затейливым
свистом разной пронзительности и частоты, а на остановках подолгу выкрикивает пункт
конечного назначения, заменяя одновременно электронное табло, кнопку вызова водителя
и предупреждающий сигнал заднего хода. В Маргао выходим чуть раньше конечной
автобусной станции и попадаем в водоворот приезжающих, проезжающих,
отправляющихся, заправляющихся, бегущих, стоящих и спящих…с трудом выпрыгиваем
на островок благополучия: зеленый скверик под окнами здания местного муниципалитета.
Взбадриваемся горячим «Виски-Колой», и пешочком, пешочком, по односторонней
улочке без тротуара, в направлении «Central Bus Station», которая оказалась ой как не
близко. Доходим…во всех смыслах, и у самого «автобусного кольца» Боб
требовательным жестом останавливает маленький минивэнчик с желтыми номерами –
такси. Севший впереди, он становится похож на кентавра: большой Боб, упершись
загорелым довольным лицом в лобовое стекло, рука из окна, и где-то сзади –
четырехколесное потертое туловище… 700 рупий за час экстримальной езды…. Теперь
бы в номер – и спать до заката под вертолетное гудение потолочного вентилятора…
… Сложности начались, где их и не ждали. Уезжая, сдали ключи, а Боб, по европейской
привычке, предупредил администратора о предполагаемых трех ночах нашего отсутствия.
Так, на всякий случай, что бы нас не стали искать с береговой охраной в мутных
прибрежных водах. И видеть нас, вроде, не рады, и ключи выдавать не хотят. Понимаем,
что за время нашего отсутствия администрация, в целях дополнительного заработка, сдала
наши номера, но смущают два обстоятельства: мы устали, и перед отъездом не собирали
живописно разбросанные по номерам вещи. Пока Боб общается с менеджером, для
обострения и скорейшей развязки делаю хороший глоток, поднимаюсь в номер и нахожу
на своей «родной» постели поверх простыней пожилого англичанина с откляченной
розовой попой на МОЕЙ подушке, слегка охреневшего при моем появлении. Надеюсь, с
потенцией у него будет все в порядке, потому что получить от неожиданно появившегося
над головой лохматого улыбающегося незнакомца вопрос «Sir, хули вы doing in my room
and where are all my things, блин?» вместо мурлыкания предвкушаемой и плещущейся под
душем жены в его возрасте не только вредно, но и фатально… Давясь смехом, рисую
ситуацию и свое несогласие с ней, выясняю, что въехал он в день нашего отбытия, на
всякий случай выхожу и проверяю номер комнаты – мой, вроде, а то неудобно бы
получилось перед сэром… Англичанин, надев трусы семенит за мной, идем на ресепшен,
по пути его успокаиваю: мол, Азия тут, привыкай… А там уже Боба поставили перед
фактом, что пожить ему придется в бетонной комнатушке без окон с тем самым
мангровым фаллосом в три этажа, вокруг которого удобно спать, изогнувшись буквой
«С». Что делать явно не следовало, тем более делать это крайне нелюбезно и как само
собой разумеющееся: других свободных номеров в отеле не было и не предвиделось.
Вероятно, предполагалось, что из Хампи мы не вернемся, или что по возвращении два
дня будем готовы от радости водить хоровод у бревна, вместо отдыха в оплаченных на
весь срок номерах. Мы не поняли, и в их положение входить не спешили. К предложению
выехать в другой, лучший (?) отель прислушались, но его фотографии нас насторожили, а
расположение в двадцати километрах к северу, где пляжей, в общем-то, нет, вообще
поставило под сомнение этот вариант. Проверяя распиханные по пакетам (!) вещи из
номеров, обнаруживаю пропажу хорошего фена Светланы, и начинаем злиться всерьез и
громко. Часто и громко произношу слово «полиция», что заставляет ответственных лиц
нервничать по настоящему – до этого ими все воспринималось как досадное
недоразумение, причиной которого явились мы. Заявление о том, что смотреть новое
место мы поедем без вещей, оставив Светлану шуметь по поводу фена, в корне меняет
ситуацию: резко находится отель в пяти минутах езды, а когда мы с Бобом осматриваем
предложенные апартаменты, понимаем всю выгоду нашей ситуации: в ЭТОМ месте мы
готовы провести несколько лет. Условием нашего переезда озвучиваем категорический
отказ возвращаться в первый отель о самого вылета. По общему мнению: вороватый
администратор сам нагадил себе в капюшон…
День седьмой………………………………………………………………………………
Завтрак был под стать уровню отеля: и омлет тебе к бассейну, с чашками проблемы не
возникают, и шикарное открытие – свежевыжатый арбузный сок. Океан неожиданно
близко, подмытая круча, туши «убитых китов» - специальные боны, соответствующие по
окраске и форме - защищают пляж от окончательного поглощения глубиной.
Напротив, облокотившись на песчаную отмель, навсегда пришвартовался потрепанный
жизнью корабль с надписью «МОСКВА» на кормовой рубке. «Этому судну Бог дал
пинок под зад» - прокомментировал ситуацию смуглый посетитель местного кабачка… .
Весь день бредем вперед по пляжу, попеременно купаясь и перекусывая. Вечером берем
такси и неожиданно долго едем в отель - дороги проложены не вдоль океана. Загораем у
бассейна пару часов, выходим провожать солнце и видим старый форт, на который
пытались доехать в первый день, совсем рядом, в километре по пляжу. Мы коснулись его
стен, когда солнце макнуло оранжевый бок в неспокойную океанскую ванну…
День восьмой……………………………………………………………………………….
Среда. Снова базарный день в Анжуне – на Океане мы ровно неделю. Едем, смотрим,
торгуемся: «скидки» от 30% до 4 раз. Цены невысокие, но процесс торговли здесь
приравнивается искусству высокого жанра. Войдя во вкус, на потеху сторонним
наблюдателям разыгрываем мексиканские страсти из жизни несчастных жен и скупых
рыцарей, с недовольными криками, демонстративными уходами и обещаниями развода за
немыслимое расточительство. Срываем аплодисменты голландской парочки, выбирающей
серебро… Появились и «белые ряды»: европейцы, в том числе и русские, приезжают на
6-7 месяцев, живут, делают бизнес и уезжают. У одного из них Боб находит «листовку» о
предстоящей «party», куда мы и собираемся поехать завтра вечером. Купание, ресторан,
ревизия купленного: Боб, улыбаясь, долго скользит по пляжу усиленным медной оптикой
цепким взглядом, упершись, наконец, в москвичек за соседним столом.
Девушки за соседним столом третий раз за месяц меняют обгорелую кожу, с пляжа –
невыездные, и потому – для нас скучны и неинтересны. Как, впрочем, и мы для них.
Отправив Светлану на сеанс местного массажа, отправляемся на ночную прогулку вдоль
кромки воды, с бутылочкой рома и долгими историями, распугивая прибрежных крабов
светом налобных фонариков. Случайно становимся свидетелями маленького
полицейского рейда к одинокому топчану, на котором расположился местный коробейник
с ворохом всякой светящейся фигни. Грозный рокот повышенных тонов сменяется
раскатистым беззлобным смехом, и вот уже бравые ребята, туго перетянутые ремнями,
гоняют светящийся барабанчик «йо-йо» вверх и вниз по веревочке…
День девятый………………………………………………………………………………….
Во время завтрака оказываемся свидетелями генеральной уборки кокосовых пальм
специальными ловкими мальчиками с тяжелым мачете. Один кокос утаскиваем на ужин, а
второй, подаренный и вскрытый, с парой литров прозрачного молочка, выпиваем и, добив
о бетонную тумбу, выедаем изнутри припасенной ложкой Гринбоба.
Байки опять не берем - с обеда надо двигаться в сторону вечеринки – и лезем на гору со
старым фортом, усыпанной красной крошкой тропой бредем через вершину. Красиво, но
жарко и высоко. Тропа кончается в поле, поле сменяется лесом, упираемся в бетонный
дот, обнесенный колючей проволокой, на поверку оказывающийся частью системы
водоснабжения, действующей и построенной еще англичанами. Постукивая корявыми
палками по сухой траве, выходим к проволочному забору с грозными табличками с
другой стороны: мы покидаем запретную зону, в которую незаметно для себя попали в
обход… Знакомый асфальт, мы здесь были вчера… Отдаем излишки тепла бассейну и
ледяному пиву, морально готовимся к «пати»…
Обедать уезжаем в Ашвем – практически самый северный и самый безлюдный пляж
северного Гоа, располагает к одиночным прогулкам, самокопанию и размышлению, что
непроизвольно вводит в определенный ступор, по научному называемый медитацией.
Широкая полоса серого песка в сотню-другую метров невысоко поднимается над уровнем
мирового океана так же неглубоко уходит под волны. Для поплавать нужно брести по
колено в воде, как в Зеленогорске, но в океане это делать гораздо приятнее, чем в
гниющем заливе. Правда, для желающих искупаться в вечернем приливе этот путь
увеличится вдвое. Волны средние, но длинные, и желающего в них побаловаться будет
тащить лицом по песку метров десять, впрочем, как было нами неоднократно проверено,
без особых последствий. Этому пляжу Боб отдал первое место в своем «Топе-10».
Закат приходим встречать в истекающий трансовой музыкой ресторанчик, где уже
началась альтернативная маленькая вечеринка. Насытив тело, Боб требует сделать ему
приятно и, всего за 500 рупий, специально обученный мальчик доставляет ему
определенное удовольствие… прямо к столу.
День десятый………………………………………………………………………………….
С утра Боб бредит пустынным Ашвемом, и мы сперва было хотим укатить в еще более
безлюдную Варку, поразившую нас 4 года назад раскинувшимся от горизонта до
горизонта пляжем, огромными волнами и практически полным отсутствием людей, не
говоря уже о «пляжных прилипалах», но расчетного пути туда – два часа в один край, и
мы решаем оставить что-то незаконченное для будущего прилета на Гоа. А сегодняшний
день посвящаем поездке на два пляжа поближе: Большой и Малый Вогатор.
Малый Вогатор. Небольшой (как и следует из названия) пляжик окольцован пористыми
и не очень вулканическими образованиями. Берег вокруг пляжа крутой, высокий и
близкий, что создает ощущение уюта и замкнутости. По ноздреватым камням с
шуршаньем и топотом бегают большие черные крабы, и одного из них нетрудно поймать,
если загнать в каменную ванночку, оставшуюся после отлива. Но не суйте свои части тела
куда попало: в одном этих естественных аквариумов, кроме разноцветных рыбок и
загнанных крабов, мы нашли небольшую, в полметра, мурену, сердитую и настоящую.
Это не случайность: 4 года назад я наткнулся на такую же в камнях Анджуны, так что с
песочка на таких пляжах уходить не рекомендуется, мало ли кто там еще есть, зубастый.
Напротив маленького ресторана немигающим взглядом упирается в верхушки
прибрежных скал доброе круглое лицо астраханского бая: местная
достопримечательность, известная, как «каменный лик Будды», рукотворно вытесанный
из видимой части «подпляжного» валуна.
Еще сотня метров, подъем на заасфальтированную транспортную площадку, и внизу
открывается Большой Вогатор, традиционно используемый местным населением в своих
интересах. Пологий, с очень небольшой волной и очень чистой водой, дно чуть глинистое
и плотное, мути нет и впервые опечалился о забытых подводных очках: пожалуй, это
первое место, где можно было бы понырять.… Очень много индийцев, с катерами и
скутерами, волейболом и прочими околоводными забавами, туристов практически нет.
Чуть сбоку сверху на осыпающейся склонами горе нависает разрушенный форт
«Чаппура», за ним в океан изливается широкая река с неизвестным названием. В поисках
тропинки наверх проходим до нагромождения уходящих в воду камней и за ними
неожиданно находим еще один милый пляжик со светлым песком, лежаками и чистым и
уютным «Шейком», из которого пахло разными жареными вкусностями. Тропинка
переплеталась с колючей проволокой, и все это вместе переплеталось колючим вьюном и
еще каким-то шиповником, посаженные португальцами для пущей неприступности
укрепрайона, но вытоптанные русскими кедами. Из бойниц открываются хорошо
простреливаемые виды на удобные для высадки участки реки и океанского побережья, так
что затраченные на подъем усилия будут сторицей вознаграждены хорошими
фотографиями, если вы не забудете внизу фотоаппарат, как это сделали мы.
Погуляв и налюбовавшись, сложными зигзагами осыпаемся вниз и падаем лицом в океан.
Неоднократно искупавшись и продолжительно пообедав, мы возвращаемся для
последнего шопинга в цивилизованный супермаркет на главной улице нашего городка:
утром вылетаем, а местный ром, который мы надеемся споить друзьям по-возвращении, в
«Дьюти Фри» категорически не продают…
День последний, короткий…и длинный.
А утром Боб заболел. Вернее, еще с вечера он почти отказывался есть третий ужин…ну,
не то что бы отказывался, просто, как разгневанный принц Флоризель, принимал пищу
безо всякого удовольствия. Злой местный микроб, проникнувший внутрь могучего тела и
проведший там в блаженстве полторы недели, с ужасом осознал возможность быть
увезенным в далекую снежную Россию и пытался найти альтернативу. В смысле – любым
способом это тело покинуть. Способов было два, и оба Борису отчаянно не нравились. Он
пытался протестовать таблетками, но все равно был зеленый, шатался, и требовательно
останавливал автобус с безропотными туристами, спешащими к самолету. В аэропорту
цепенел в позе лотоса на кафельном полу, а к стойке регистрации пробовал прокатиться
на тележке для чемоданов, загребая задними ногами глянцевую плитку в упражнении
«гусиный шаг». Аэродром был военный, и персонал был суров, но сдержан. Сославшись
на наличие «больного», получаем три места рядом и спереди. Нетрезвый гражданин за
спиной звонит маме: в Москве -27, а у него шлепанцы да шорты с футболкой, «если из
самолета погонят по полю – сдохну, нах!». Тыча пальцем в небо, то есть в кнопку вызова
над головой, Боря молит последовательно стюардесс, а затем и пилота о бутылочке
простой ключевой воды, но «у нас все строго»: в бутылках не положено. После пятого за
три минуты поднесенного стаканчика милая девушка таки откупается бутылочкой
минералки, которую, впрочем, Боб запинывает под кресло и засыпает до самого обеда.
Неожиданно жадно накинувшись на огнедышащий лоточек, который мы со Светой уже
было поделили между собой (мол, все равно не в коня корм!), он прислушался к своему
внутреннему содержанию, остался доволен и облегченно вздохнул… До пересадки в
Москве оставалось еще больше пяти часов…
…Где-то, в пыльных можжевеловых кустах дороги Панаджи - Калангут, не менее
облегченно вздохнул злой индийский микроб. Ему тоже было хорошо…
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа