close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

РЕШЕНИЕ;pdf

код для вставкиСкачать
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
Евгений Чернухин (Киев)
ГРЕЧЕСКИЕ ЛИТУРГИЧЕСКИЕ РУКОПИСИ В СОБРАНИЯХ КИЕВА
(КОДИКОЛОГИЧЕСКИЙ И МУЗЫКАЛЬНОПАЛЕОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ)
Общее количество греческих рукописей в Киеве, под которыми мы в
дальнейшем будем понимать исключительно нарративные источники,
главным образом, кодексы и их фрагменты 1 , составляет 154 единицы [12,
с. 16–37]. Для примера, в Одессе – 42 [6], в Харькове – 19 [9]. О наличии
собраний греческих рукописей в других городах Украины на сегодняшний
день ничего не известно.
Относительно небольшое число греческих рукописей и документов,
хранящихся в киевских библиотеках и архивах, не должно вводить
в заблуждение исследователей старины. Как и большинство собраний
рукописей, сложившихся далеко за пределами их естественного
бытования, киевские коллекции явились результатом направленной
деятельности отдельных лиц или общественных институтов с достаточно
очерченным кругом интересов и уже по этой причине включают
неординарные памятники греческой культуры.
На первый взгляд, небольшие украинские коллекции сопоставимы
по размерам с коллекциями тех стран Европы и Америки, которые –
вследствие удаленности от центров греческого книгописания – никогда не
были местом особого почитания греческой культуры, и рукописные
собрания которых явились плодом позднейших научных интересов
определенных кругов или отдельных исследователей. В действительности
же причина малочисленности украинских коллекций совсем иная, так как
греческие собрания Украины представляют собой осколки некогда единого
по ряду признаков массива греческих рукописей, сформировавшегося на
едином культурно-историческом пространстве Российской империи. Ее
представители и являлись в свое время основными добытчиками
памятников греческой письменности для потребностей различных, прежде
всего, государственных, учреждений (о некоторых путях поступления
1
В отличие от актовых материалов, число которых в Украине, в силу ее вовлеченности
в сферу интересов греческой эмиграции, очень велико. Подсчет количества греческих
документов в хранилищах Украины никто не производил. Однако, один лишь архив
Нежинского греческого магистрата, хранящийся в Черниговском областном
государственном архиве, дает число порядка нескольких тысяч листов с текстами на
греческом языке, подробно не описанных. Есть греческие документы и в архивах и
библиотеках других городов. В Киеве их более 300.
- 96 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
греческих рукописей в Россию см. [8]). На территории Украины такими
являлись: Киевская Духовная Академия, библиотеки Киевского,
Харьковского и Новороссийского университетов, Одесское Общество
истории и древностей российских, отдельные церковные институты,
библиотеки церквей и монастырей. Таким образом, относительная
малочисленность греческих рукописей в Украине была связана с
некоторой «провинциальностью» различных областных центров и их
коллекций по отношению к двум столичным городам империи – Москве и
Санкт-Петербургу – и их более многочисленным и уже поэтому более
ценным собраниям, насчитывающим тысячи единиц хранения 1 .
Вместе с тем, высокий образовательный уровень преподавательского
состава и профессиональной подготовки эллинистов, служащих в
названных учреждениях, предопределял как общий ценностный уровень
складывавшихся в Украине рукописных собраний, так и некоторые
закономерности их каталогизации и предварительного описания [11, с. 16–
37]. В результате, к 1917 году, который можно считать крайней верхней
датой для образования украинских греческих собраний, на территории
Украины были сформированы и частью описаны те коллекции [11, с. 59–
73], которыми мы располагаем и сегодня, так как в дальнейшем никаких
других поступлений извне греческих рукописей не происходило.
В 1919–1947 годах библиотечные и архивные фонды Украины
претерпели ряд неоправданных перемещений, результатом которых была
не только централизация ценных с исторической точки зрения материалов
в Киеве (отчасти выгодная для пользователя), но и возникшая при этом
путаница с местонахождением многих первоисточников и даже утрата
отдельных уже известных науке единиц хранения 2 .
К настоящему времени все греческие коллекции в Украине описаны
и их печатные каталоги доступны исследователям. Значительную часть
корпуса греческих рукописей Украины, как и повсюду в мире, составили
рукописи литургические, краткому обзору которых и посвящена эта
публикация.
Причины количественного преобладания в собраниях кодексов
богослужебного характера таятся не только в типичной статистике
средневекового книгописания, но и в том крайне важном для нас факте,
что добытчиками греческих рукописей для России в большинстве своем
были представители высшей церковной иерархии. В их числе – такие
выдающиеся литургисты, как, например, профессор КДА А. Дмитриевский
1
2
О собраниях греческих рукописей в России см. [7].
Ср., например, показательную в этом отношении работу [2].
- 97 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
(1856–1929), или блестящий знаток греческих древностей, выпускник и
преподаватель КДА, архимандрит Антонин Капустин (1817–1894).
Внимание таких охотников за древними рукописями часто было
сосредоточено именно на поиске древнейших редакций известных
богослужебных текстов, например, библейских или других, интересующих
их по роду деятельности 1 .
В киевских собраниях греческих рукописей, сосредоточенных
главным образом в Институте рукописи Национальной библиотеки
Украины имени В. И. Вернадского (далее – ИР НБУВ), среди названных
154 нарративных источников 134 являются рукописными книгами
(кодексами) или их фрагментами. Значительная часть этого собрания,
39 единиц – литургические книги, созданные для использования
в богослужении. Наряду с ними следует рассматривать и фрагменты
кодексов в виде отдельных тетрадей, листов и даже их частей, число
которых составляет 29.
Кроме того, отдельные литургические тексты можно обнаружить в
сборниках более общего содержания или в конволютах (различных по
происхождению рукописях, позднее переплетенных вместе).
В ряде случаев вопрос о принадлежности памятника к разряду
литургических не так прост, поскольку некоторые богослужебные тексты
из числа киевских греческих рукописей использовались исключительно в
качестве учебного материала, а не в богослужении как таковом. Это,
прежде всего, Божественные литургии, неоднократно переписываемые
слушателями КДА по-гречески с параллельным переводом на
церковнославянский язык [ИР НБУВ, ф. I, № 1024; ф. 312, № 58/81 c,
57/636 c; ф. 305, № 225]. Греческий мир также знал подобную практику;
так, в ХVII–XVIII вв. было создано множество учебников, названных
позднее «Матиматарий» (от греч. μάθημα «урок»), основным содержанием
которых служил филологический и теологический анализ литургических
текстов, часто с подстрочным переводом на новогреческий. В ИР НБУВ
это, например, рукопись ХVІІІ в., представляющая собой анонимные
пространные толкования на различные праздничные каноны, а также
комментарии св. Феодора Продрома к наиболее известным канонам
Иоанна Дамаскина и Косьмы Маюмского [ф. 301, № 376 п]. Подобны ей по
функции еще одна рукопись [ИР НБУВ, ф. 72, № 17] и отрывок на три
листа в рукописи того же фонда за № 22. Все они ХVІІІ века. В певческой
среде учебные пособия были известны также под названием «Пападики»
(или «Анфологион») и включали небольшое теоретическое вступление в
1
O некоторых коллекциях см. [4; 5].
- 98 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
виде объяснения нотных знаков. Такие рукописи сохранились в большом
количестве; одна из них, XVIII в., представлена и в киевской коллекции
[ИР НБУВ, ф. 72, № 18].
Таким образом, общее число памятников, которые могут быть
привлечены для решения тех или иных литургических вопросов, довольно
велико и составляет около двух третей всех греческих рукописей Киева.
Как палеограф и кодиколог, должен заметить, что научное описание
рукописных памятников представляет собой довольно сложный процесс и
по сложившейся традиции включает в себя много крайне разнородных
аспектов, объединенных по сути лишь общим объектом исследования –
рукописной книгой. Поэтому рассмотрение литургических кодексов также
предполагает целый ряд различных подходов, результатом которых
является комплексное научное описание рукописей, включающее вопросы
как внешнего, по отношению к кодексу, так и внутреннего характера. Так,
например, принято рассматривать не только вопросы происхождения
кодексов, их бытования или, скажем, стоимости, но и материала, на
котором они записаны, способов его изготовления и т. д. Таким образом,
содержание рукописной книги – далеко не единственный предмет
изучения в нашей многогранной науке.
Музыковедческую область, конечно, больше интересуют вопросы
содержания киевских литургических кодексов и атрибуции текстов
применительно к задачам, стоящим перед музыкознанием Украины
сегодня. На мой взгляд, в этой области наиболее важны следующие
аспекты в изучении греческой книжности, которые постараюсь коротко
осветить.
Во-первых, текстологический аспект. Как мы знаем, почти вся
певческая традиция христианской церкви построена на использовании во
время богослужений литургических текстов, причем, эти тексты издавна
либо декламируются определенным образом, либо поются в различном
музыкальном решении. Богослужебные тексты получили со временем
статус канонических, то есть таких, которые издаются по решению
высших органов той или иной церкви в утвержденной ими же форме. Но
так было не всегда. На самом деле все так называемые канонические
тексты восходят к некоему аморфному массиву различных по своей
природе и крайне разнородных по своим редакциям текстов, которые не
только существовали до принятия позднейших редакций в качестве
канонических, но часто и продолжали свое существование в дальнейшем,
независимо от отношения к ним официальных церковных властей.
Поэтому отследить происхождение того или иного литургического текста
- 99 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
бывает крайне сложно – процесс этот может потребовать углубленного
анализа обширного ряда первоисточников, часто на нескольких древних
языках.
Может возникнуть вопрос, какое отношение имеют древние тексты
к современному богослужению (в любой его форме) с его ясно
понимаемым содержанием? Дело в том, что язык даже самых, казалось бы,
понятных церковных песнопений в канонических (не реформатских)
христианских церквях состоит из клише и штампов, аллюзий и сюжетов,
мотивов и терминов, взятых из главного письменного источника всех
христиан – книг Ветхого и Нового Заветов в их самом обобщенном виде,
включая неопределенное количество сопутствующих им неканонических и
апокрифических произведений. В каждом конкретном случае работа
текстолога может быть усложнена и многочисленными переводами
текстов – Ветхо- и Новозаветных или апокрифических, и их редакциями на
различных национальных языках 1 . Наградой же за все труды может быть
хронологическая, географическая, конфессиональная, этническая или
другая атрибуция того или иного музыкального произведения, истории и
анализу которого посвятил свое время исследователь.
Киевские рукописи в текстологическом отношении далеко не
равноценны и в некоторой мере уже исследованы. Прежде всего, это
касается библейских текстов ІV–ХV вв., представленных с той или иной
полнотой в 38 единицах хранения. Все они имеют несомненную ценность
для восстановления общей истории текста Святого Письма в его
различных редакциях и их поэтапного формирования, но каких-либо
особых, неизвестных мировой исторической науке фактов эти тексты не
содержат.
В большей мере для текстологических изысканий могут быть
использованы греческие Евхологионы, отдельные сборники молитв,
канонов и ирмосов. Так, в Киеве находится один из древнейших в мире
молитвенников [XII в., ИР НБУВ, ф. 301, № 639 п], а также ряд других
более поздних, но небезынтересных с текстологической точки зрения
рукописей (обе XVIII в., ИР НБУВ, ф. 301, № 65 л, 173 л), в которых,
наряду с общеизвестными текстами литургий и последований, находятся и
более редкие для греческой церкви и вовсе неизвестные в русской
православной среде службы и молитвы, представляющие значительный
интерес для исследователя.
Одним из ценнейших источников литургических текстов являются
Минеи. В ИР НБУВ находятся несколько полных кодексов ХV–ХVІІ вв.
1
О переводах с греческого у восточных славян см. [1, 3].
- 100 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
[ф. 72, № 8, XVI в.; ф. 301: № 361 п, 373 п, XV в.; 117 л, XVII в.] и два
более ранних отрывка XIII в. [ф. 301: № 362 п, 363 п].
Среди других богослужебных книг ИР НБУВ отмечу
Пентикостарий XIV в. [ф. 301, № 375 п/1), Параклитик XVIII в. [ф. 301,
№ 377 п], также отдельные Жития святых и службы святым, 1591 г.
[ф. 301, № 411 л] и XIX в. [там же, № 207 п; 379 п, 424 л/21]. Среди них
редкие, а то и вовсе неизвестные списки XIII в., посвященные св. Стефану
Младшему [ИР НБУВ, ф. 301, № 136 п/2], св. Луке Стириоту и
новомученику Федору ХІХ в. [ИР НБУВ, ф. 301, № 411 л, 424 л/21].
Характерно наличие в собрании списка службы Антонию Печерскому,
составленного во второй четверти ХІХ в. на Афоне [ИР НБУВ, ф. 301,
№ 207 п].
Сборников с текстами собственно певческих жанров в Киеве мало.
Это один Ирмологион XVIII в. [ИР НБУВ, ф. 301, № 84 л] и два сборникa
канонов, XIII и XVIII вв. [ИР НБУВ, ф. 72, № 6; ф. 301, № 643 п].
В известном смысле к ним примыкают и упомянутые сборники
дидактических материалов с толкованиями древних текстов. Отдельные
каноны или их фрагменты можно встретить и в сборниках, содержащих
различные тексты. В киевских коллекциях представлены творения
немногих авторов церковных песен: Дуки Ласкариса, Иоанна Аркла,
Иоанна Дамаскина, Иосифа Песнетворца, Косьмы Маюмского, Синесия
Киринейского и Феостерикта. Соответственно, не так широк и круг имен
святых и праздников, которым посвящены каноны – Иисусу Христу и
праздникам Господским, Пресвятой Богородице, Архангелу Михаилу,
св. Иоанну Предтече, св. Апостолам, св. Георгию, святителям Николаю,
Андрею Критскому. Впрочем, это касается полных текстов канонов,
сохранившихся в рукописях. С учетом же неполных текстов и фрагментов,
их, видимо, значительно больше. При этом самый большой блок канонов
находится в рукописи ХІІІ в. под позднейшим текстом поучений св. отцов
и не читается.
Вторым
аспектом
изучения
литургических
рукописей
применительно к музыковедению я бы назвал музыкальноисточниковедческий и музыкально-палеографический. Уже в древних
церквях и на собраниях сакральные тексты читали определенным
способом для достижения известного психологического эффекта. На
письме для обозначения движения голоса были использованы особые
знаки, которые мы теперь называем экфонетическими. Перечень основных
знаков сохранился, например, на фрагменте одной из древнейших
греческих рукописей Киева – Апостоле VІ в. [ИР НБУВ, ф. 301, № 26 п].
- 101 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
Правда, записаны они были значительно позднее, не ранее ХІІІ в.
Экфoнетические знаки, написанные кармином, как правило, присутствуют
в большинстве греческих рукописных Евангелий и Апостолов ІХ–ХV вв.
В киевских собраниях их можно увидеть в пяти полных средневековых
кодексах с евангельскими или апостольскими чтениями [ИР НБУВ, ф. 301:
№ 15 п, 21 л, 23 л, 24 л; ф. 310, № 150], а также в четырех фрагментах
таких кодексов, хранящихся и в ИР НБУВ [ф. V, № 3620; ф. 301, № 22 л], и
в Киево-Печерской лавре [НКПИКЗ, № 2278–2279, 2274]. Все они
отражают период активного использования экфонетических знаков,
которые позднее утратили свой смысл и постепенно вышли из
употребления, также как и сами Евангелистарии – сборники
каждодневных чтений.
Впрочем, в отдельных местах традиция существовала дольше, как и
сами рукописные Евангелия. Примером тому служат тюркоязычные
Евангелистарии киевского собрания из Крыма и Приазовья. В одном из
них, написанном в ХVІІІ в., хорошо представлены в несколько измененном
виде древние экфонетические знаки [ИР НБУВ, ф. V, № 3738].
Поскольку параллельно с речитативным чтением Евангелия и
Апостола в древних церквях складывались собственно певческие
традиции, в Византии была разработана система знаков для записи
мелодического рисунка – невменная нотация. В киевских собраниях
находится 20 музыкальных кодексов (или их фрагментов) с византийской
невменной нотацией 1 . Часть их была во время изготовления озаглавлена и
имеет традиционные для греческой рукописной книги названия:
Анфологион [ИР НБУВ, ф. 72, № 42; ф. 301, № 140 л, 141 л, 200 л, все
XVIII в.], Ирмологион [ИР НБУВ, ф. 310: № 86, XVIII в.; № 88, XIX в.],
Октоих [ИР НБУВ, ф. 301: № 78 л, XVII в.; № 79 л, XVII в.; № 81 л,
XVIII в.], Стихирарь [ИР НБУВ: ф. 301, № 114 л, 1864 г. (см.
иллюстрацию 1); № 142 л, XVIII в.; ф. 310, № 87, XVII в.], Пападики [ИР
НБУВ, ф. 72, № 18, XVIII в.]. Другие же безымянны и в кодикологии
обычно именуются музыкальными сборниками: [ИР НБУВ, ф. V: № 3693,
XIX в.; № 3737, XIX в.; ф. 72, № 13, XVIII в.; ф. 301: № 81 л, XVIII в.;
199 л, XIX в.; ф. 310, № 86, XVIII в.].
Некоторые музыкальные рукописи представлены фрагментами,
содержащими от одного до двенадцати листов. Наиболее древним является
фрагмент Стихираря XII ст., поступивший от архимандрита Антонина
Капустина [ИР НБУВ, ф. 301, № 385 п], наиболее поздним – одна тетрадь
1
Шифры 11-ти невменных сборников из собрания ИР НБУВ включены в Ю. П.
Ясиновским в его краткий каталог нотных рукописей 1982 г. [13, с. 149-152, 154].
- 102 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
из 8 листов, входившая в состав Ирмологиона, составленного после 1838 г.
в Нежине [ИР НБУВ, ф. 310, № 88].
Большая часть музыкальных произведений записана средней или
поздней византийской невменной нотацией XV–XVIII вв. Есть лишь
несколько сборников, составленных после перехода греческой церкви на
новый тип нотации. Это объясняется тем, что киевские коллекции
в основном сложились во второй половине ХІХ в., когда музыкальные
рукописи, написанные после 1814 г., еще не обрели статуса древних,
активно использовались в богослужении и не привлекали внимания
охотников за раритетами. Наличие этих сборников в киевских собраниях
связано с передачей в Одессу материалов из Приазовья, где они были
составлены и, очевидно, находились в употреблении до окончательной
упразднении греческой автономии и запрета на проведение службы на
греческом языке в 1873 г.
Греческие певческие рукописи Киева никогда не были предметом
научного музыковедческого анализа и с этой точки зрения продолжают
оставаться неизвестными. Вместе с тем они могут быть интересны по
многим причинам. Так, уже некоторые кодикологические особенности
киевских музыкальных кодексов позволяют сделать несколько
предварительных замечаний историко-музыковедческого характера.
Например, семь из шестнадцати кодексов довольно добротно оформлено,
что свидетельствует если и не о богатстве, то, по крайней мере, о среднем
достатке их владельцев. Все эти кодексы поступили из Нежина –
крупнейшего греческого торгового центра в Восточной Европе – на
протяжении всего ХVІІІ в. Разумеется, нежинские греки могли
позаботиться о пристойных книгах для своего духовенства.
Остальные рукописи по своему внешнему виду заметно беднее.
Некоторые из них сохранили пометы, позволяющие судить о том, где
именно они использовались перед тем, как стать музейными экспонатами:
две поступили из греческой церкви Могилева-Подольского [ИР НБУВ,
ф. 72, № 13, 18], одна из Новой Сербии [ИР НБУВ, ф. 301, № 200 л] и две
из Приазовья [ИР НБУВ, ф. V, № 3693, 3737].
На четырех кодексах сохранились записи их изготовителей и даты
окончания работы: протопсалта Мануила Хрисафа [ИР НБУВ, ф. 301,
№ 78 л; 1671 г.], иеромонаха Игнатия с о. Скопелос [ИР НБУВ, ф. 72,
№ 13; 1725 г.] и копииста Иоанна Пападопуло Пелопонесского [ИР НБУВ,
ф. 301: № 114 л, 1764 г.; № 142 л, 1765 г.]. Учитывая, что их руками
переписаны десятки музыкальных кодексов, хранящихся во многих
- 103 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
библиотеках мира, мы вправе гордиться наличием их автографов в ИР
НБУВ.
Поскольку все греческие музыкальные рукописи Киева, за
исключением одной, принадлежат ХVІІ–ХІХ векам, закономерен вопрос
об ориентации сохранившихся сочинений на тех или иных протопсалтов
Константинопольской церкви. Действительно, ранние кодексы [ИР НБУВ,
ф. 72: № 13, 18; ф. 301: № 78 л, 114 л, 142 л; ф. 310, № 87] представляют
собой большей частью варианты сочинений или интерпретаций
протопсалта Хрисафа Младшего, тогда как поздние, середины ХVІІІ в. [ИР
НБУВ, ф. V, № 3693, 3737; ф. 72, № 42; ф. 301: № 80 л, 140 л, 141 л, 199 л;
ф. 310, № 86, 88], написаны под влиянием сочинений Петра Лампадария
(1730–1777). Общий список греческих песнопевцев, представленных
в репертуаре киевских рукописей, достаточно широк, но при первом
приближении не представляет каких-либо значительных отклонений в
сравнении с репертуаром рукописей, хранящихся в других библиотеках.
Впрочем, отмечу наличие мелосов некоего Марка Мавромариса, довольно
редко упоминаемого мелурга, о жизни которого пока ничего не известно, в
двух кодексах из Приазовья [ИР НБУВ, ф. V, № 3693, 3737].
К сожалению, это все, что можно отметить, исходя из общих
кодикологических характеристик рукописей и их описания в каталоге.
Поэтому совсем не трудно предположить хотя бы некоторые направления
дальнейших, более глубоких исследований перечисленных кодексов и их
фрагментов.
Прежде всего, нуждается в специальном научном комментарии
древнейшая музыкальная рукопись киевских собраний – фрагмент
Стихираря ХІІ в. Далее, необходима полная роспись репертуара всех
музыкальных памятников ХVІI–ХІХ вв., так как существующие описания
неполны и отражают рубрикационную и наиболее общую структуру
кодексов, в действительности насчитывающих сотни различных авторских
произведений. Одним из результатов определения репертуара кодексов
должна стать их типологическая характеристика, так как условное
наименование «музыкальный или певческий сборник» неприемлемо
с позиций музыкальной византологии. Другим важным шагом могла бы
стать атрибуция анонимных мелодий, которыми полны рукописи, и
соотнесение их с именами уже известных нам песнопевцев Великой
Церкви, а также определение типов нотаций в случае наличия в кодексах
различных ее видов.
Интересными могут оказаться выводы относительно локализации
отдельных рукописей и проблем влияния различной этнической среды на
- 104 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
характер музыкальных произведений. Это относится, прежде всего, ко
сборникам, уже имеющим конкретную этническую коннотацию; например,
один был вывезен в ХVIII в. переселенцами из Сербии [ИР НБУВ, ф. 301,
№ 200 л], а два других поступили из Приазовья [ИР НБУВ, ф. V, № 3737,
3693]. Замечу сразу, что в одном из последних находятся два песнопения
на тюркском диалекте 1 .
Наконец, последний, третий аспект, который следует рассмотреть,
это теоретические работы по церковному пению, известные с древнейших
времен во множестве списков. В двух рукописях [ИР НБУВ, ф. 72, № 18;
ф. 301, № 79 л] находятся традиционные для некоторых типов кодексов
теоретические пояснения нотных знаков, служившие своего рода
вступлением к Пападики или Анфологиям. Однако сохранились и более
пространные сочинения. Их в Киеве два. Первое принадлежит перу
известнейшего деятеля греческого Просвещения ХVІІІ в. Евгению Вулгари
(Булгарису) (1710–1806) и называется «Труд о музыке» [ф. 301, № 414 п;
ф. 312, № 128/601 с], написано в 1772 г. в Санкт-Петербурге. Текст
сочинения был издан в Триесте в 1868 г. по киевскому списку [14], а
к столетию со дня написания переиздан в Афинах (1968). В Киеве хранится
автограф произведения и его поздняя копия с переводом на русский язык
(не опубликована).
Вторая работа менее известна – это малый «Теоретикон». Текст его
составлен в 1815 г. и знаменует массовый переход греческих певчих на
новый тип нотации, разработанный тремя учителями: Хрисанфом († 1843),
Хурмузием Хартофилаксом († 1840) и Григорием протопсалтом (1778–
1821).
Киевские рукописи по ряду причин тесно связаны с другими
греческими коллекциями, находящимися в различных странах, прежде
всего, в России, где также хранится значительное число кодексов,
принадлежавших в свое время А. Дмитриевскому или Антонину
Капустину, переписанных теми же копиистами или использовавшихся
в тех же регионах, что и киевские. Отслеживание таких связей, конечно,
далеко от музыковедческой практики, но должно быть принято во
внимание при работе с конкретными текстами, имеющими различные
редакции.
Несмотря на несколько ограниченный по числу набор греческих
литургических рукописей Киева, общая его репрезентативная ценность
достаточна высока и позволяет ознакомиться не только с основными
типами литургических рукописей и текстов, но и провести определенный
1
O тюркских текстах, записанных греческими буквами, см. статью автора [10].
- 105 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
круг текстологических и музыковедческих исследований. В этой связи мне
видятся несколько путей возможного использования греческого
рукописного наследия ИР НБУВ в процессе подготовки специалистов по
истории музыки и литургике.
Во-первых, возможны ознакомительные занятия для начинающих
музыковедов-палеографов, дающие возможность студентам и аспирантам
ознакомиться с первоисточниками и соответствующей литературой.
Во-вторых, греческие рукописи могут привлекаться для
продвинутых текстологических исследований при описании их славянских
реплик или рассмотрении тех или иных типов богослужебных книг или
отдельных певческих сочинений.
В-третьих, ввиду отсутствия по сей день музыковедческого анализа
киевских греческих рукописей, не комментированными и ожидающими
своих исследователей остаются в равной степени как византийские
экфонетические знаки в евангельских и апостольских чтениях, так и
музыкальные нотации. Нуждается в серьезных уточнениях и сам репертуар
рукописей, атрибуция отдельных песнопений и текстов.
Насколько реальны перечисленные пути, покажет будущее, но, на
мой взгляд, уже в ближайшее время можно ожидать работ, направленных
на детальное описание греческих музыкальных рукописей из киевских
собраний, число которых, хотя и невелико, но ценность их описания в
общем контексте мировых музыковедческих исследований может быть
довольно высока. Такого рода издания практикуют все европейские
страны, которым волею судьбы были дарованы коллекции византийских
музыкальных рукописей, и не только они. Достаточно несложным мне
представляется также комментированное издание сочинения Евгения
Булгариса «О Музыке» в русском переводе и малого «Теоретикона».
1. Верещагин Е. М. История возникновения древнего общеславянского
литературного языка. Переводческая деятельность Кирилла и Мефодия и их учеников /
Е. М. Верещагин. – М. : Мартис, 1997. – 314, [1] с.
2. Каталог збережених пам’яток Київського Церковно-археологічного музею
1872–1922 рр. – К. : Національний історико-культурний заповідник «Києво-Печерська
Лавра», 2002. – 244 c.
3. Мещерский Н. А. Истоки и состав славяно-русской переводной письменности
IX–XV веков / Н. А. Мещерский. – Ленинград : Изд-во ЛГУ, 1978. – 112 с.
4. Фонкич Б. Л. Антонин Капустин как собиратель греческих рукописей / Б. Л.
Фонкич // Древнерусское искусство: Рукописная книга. – М. : Наука, 1983. – Сб. 3. –
С. 368–379.
5. Фонкич Б. Л. Греческие рукописи А. Н. Муравьева / Б. Л. Фонкич //
Археографический Ежегодник за 1984 г. – М., 1985. – С. 235–247.
- 106 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
6. Фонкич Б. Л. Греческие рукописи Одессы / Б. Л. Фонкич // Византийский
временник. – Ленинград, 1978. – Том. 39. – C. 184–200, 282–283; 1979. – Том 40. –
C. 72–183; 1982. – Том 43. – C. 98–101.
7. Фонкич Б. Л. Греческие рукописи советских хранилищ / Б. Л. Фонкич // Studia
Codicologica. – Berlin, 1977. – S. 189–195. (Texte und Untersuchungen zur Geschichte der
altchristlichen Literatur; 124.).
8. Фонкич Б. Л. Греческо-русские культурные связи в ХV–ХVІІ вв. : Греческие
рукописи в России / Б. Л. Фонкич. – М. : Наука, 1977. – 245, [3] c.
9. Фонкич Б. Л. К истории приобретения греческих рукописей Харьковским
университетом / Б. Л. Фонкич // Записки Історико-філологічного товариства Андрія
Білецького / [ред.-упор. Є. К. Чернухін]. – К., 2003. – Вип. 4. – Кн. 1. – С. 198–203.
10. Чернухин Е. К. Памятники караманлийского письма в Украине: к постановке
проблемы и о перспективах исследования / Е. К. Чернухин // Роль етнічних спільнот
Донеччини в розбудові української державностi : Матеріали І регіональної конференції.
Донецьк. 15–16 грудня 2006 р. – Донецьк, 2006. – С. 205–227.
11. Чернухін Є. К. Грецька рукописна спадщина в Києві : Історіографія та огляд
матеріалів ІV–ХХ ст. / Є. К. Чернухін, [відп. pед. О. С. Онищенко]. – К. : Ін-т історії
України НАНУ; Держ. комітет архівів України, 2002. – 310 с.
12. Чернухін Є. K. Грецькі рукописи у зібраннях Києва : Каталог / Є. К.
Чернухін. – К.; Вашингтон : НБУВ, 2000. – 378 с.
13. Ясиновський Ю. П. Нотні рукописи у фондах ЦНБ АН УРСР (Ірмологіони) /
Ю. П. Ясиновський // Фонди відділу рукописів ЦНБ АН УРСР: Збірник наук. праць /
[відп. ред. М. П. Візир]. – К. : Наукова думка, 1982. – С. 130–154.
14. Βούλγαρ Ευγενίου. Πραγματείαι περί μουσικής. Εκδίδοται εκ χειρογράφου της εν
Κιέβω βιβλιοθήκης υπό Ανδρονίκου Κ. Δημητρακοπούλου / Ευγενίου Βούλγαρη. –
Τεργέστη : τυπ. του Αυστριακού Λόϋδ, 1868. – 28 σ.
Євгеній Чернухін
Грецькі літургічні рукописи в зібраннях Києва: кодикологічний та
музично-палеографічний аспекти
Грецькі рукописи з київських зібрань (154) презентують широкий спектр
грецької книжності IV – кінця XIX ст. Більшість з них (150) зберігається в Інституті
рукопису Національної бібліотеки України імені В. І. Вернадського. З-поміж них
вирізняємо літургічні кодекси (40) та їхні фрагменти (29). Відповідно до грецької
традиції, їх різновиди визначено як Новий Завіт (збірка книг авторів чи
Лекціонарій), Псалтир, Евхологій, Мінея, Архієратикон, Пентикостарій, Житія
святих, а також ряд музичних книг: Анфологій, Ірмологій, Кеграгарій, Октоїх,
Стихирар, Пападики тощо. Деякі рукописи мають значну палеографічну та
історичну вартість.
Визначено два головних аспекти студій у царині церковного співу, які
можуть бути реалізовані за матеріалами грецьких рукописів Києва. Перший –
текстологічний, другий – власне музикознавчий, включно з дослідженнями а)
екфонетичної нотації, призначеної для читання Євангелія та Апостола, та б)
візантійської невменної нотації в музичних кодексах.
Ключові слова: грецькі рукописи, літургічні кодекси, невменні кодекси,
типологія книги.
- 107 -
Науковий вісник НМАУ імені П.І. Чайковського. Випуск 88. Частина 2 _______
Евгений Чернухин
Греческие
литургические
рукописи
в
собраниях
Киева
(кодикологический и музыкально-палеографический аспекты)
Греческие рукописи из киевских фондов (154) демонстрируют широкий
спектр греческой книжности ІV – конца ХІХ столетий. Большинство из них (150)
хранится в Институте Рукописи Национальной библиотеки Украины имени В. И.
Вернадского. Среди них выделяются литургические кодексы (40) и их фрагменты
(29). В соответствии с греческой традицией их виды определены как Новый Завет
(собрание книг авторов или Лекционарий), Псалтырь, Евхологий, Минея,
Архиератикон, Пентикостарий, Жития святых, а также ряд музыкальных книг:
Анфологий, Ирмологий, Кеграгарий, Октоих, Стихирарь, Пападики и т. п.
Некоторые рукописи имеют значительную палеографическую и историческую
ценность.
Определены два главных аспекта исследований в области церковного пения,
которые могут быть реализованы на материалах греческих рукописей Киева.
Первый – текстологический, второй – собственно музыковедческий, с уместным
включением исследований а) экфонетической нотации, предназначенной для чтения
Евангелия и Апостола, и б) византийской невменной нотации в музыкальных
кодексах.
Ключевые слова: греческие рукописи, литургические кодексы, невменные
кодексы, типология книги.
Eugene Chernukhin
Greek Liturgical Manuscripts in Kyiv Depositories (Сodicologic and Musical
Paleographic Aspects)
The Greek manuscripts in Kyiv depositories (154) represent a wide range of the
Greek book writing traditions dating from the 4th up to the end of the 19th cent. Most of
them (150) are kept in the Institute of Manuscript of the V. I. Vernadsky National Library
of Ukraine. Among all these manuscripts we distinguish liturgical codices (40) and their
fragments (29). Accordingly to the Greek tradition all these documents and texts can be
classified as: The New Testament (by authors or as Lectionaries), Psalter, Euchologion,
Menaion, Archieraticon, Pentecostarion, Saint’s Lives, and a number of musical codices:
Anthologion, Heirmologion, Kekragarion, Oktoechos, Sticherarion, Papadike etc. Some
manuscripts are of great paleographic and historical value.
There are at least two main aspects of studies in the field of ecclesiastic singing
that can be realized as far as the Kyiv Greek manuscripts are concerned. First come the
text studies, second comes the musicological aspect itself, considering relevant
investigation of a) the ekphonetic notation in Gospel and Apostle Lectionaries, and b) the
Byzantine neumatic notation in musical codices.
Key words: Greek manuscripts, liturgical codices, neumatic codices, book
typological classification.
- 108 -
_________________________________ Старовинна музика – сучасний погляд
Иллюстрация 1.
Стихирарь Хрисафа Протопсалта. 20 февраля 1764 г.
Переписчик Иоанн Пелопонесский. ИР НБУВ, ф. 301, № 114л.
- 109 -
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа