close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Картианское Движение (The Carthian
Movement)
Картианцы, этот бесспорно самый юный из крупных
вампирских ковенантов, являются пламенными реформаторами,
жаждущими поставить власть имущих на колени, когда это
требуется для осуществления положительных политических
перемен. Если вольные Сородичи — это индивидуалисты и
беспокойные одиночки, то Картианцы — их политически
ориентированные собратья, «младотурки», стремящиеся
пошатнуть статус кво своей искренней страстью и
оригинальными идеями. Благодаря тому, что молодые
Сородичи нынче преобладают, Картианское Движение получает обширную поддержку по
всему миру.
Описание
У Картианцев полно идей. Они находят дерзкие новые возможности и модели
вампирского самоуправления, которые, по их убеждению, никому не приходили в голову
раньше, и они жаждут поделиться этими идеями с другими — особенно с теми, кто, по их
мнению, ставит ковенанту и его идеям палки в колёса. Мало кто из них останавливается,
чтобы задуматься — быть может, существующий статус кво (чем бы он ни был и где бы
ни существовал) сложился не без причины? Большинство желает испытать сложившийся
порядок на прочность, ради того, чтобы добиться положительных перемен в мрачном
мире Сородичей.
Если у Картианцев и есть какой-то определённый враг среди Проклятых, так это
закостенелость. Перемены жизненно важны для социальных систем. Поэтому многие
Картианцы боятся своих старейшин. Не потому что считают, будто старейшины являются
прямой угрозой, а потому что старейшины — самые закоснелые представители их расы,
наименее способные прислушиваться и принимать новые идеи. По данной причине
многие из течений Картианского Движения придерживаются жесткой политики
относительно того, кто может и кто не может к ним вступать, поскольку боятся, что их
мечты падут жертвой кампании какого-нибудь старейшины.
И в основном они правы. Большинство старейшин мало или вообще не заинтересованы в
том, чтобы сборище неонатов всем скопом перевернуло властную структуру,
существовавшую в течение многих веков, и таким образом лишило старейшин столь
терпеливо накапливаемой власти и влияния. Вампиры — это отвратительные, хищные
существа, которые с возрастом становятся ещё более неприятными и хищными, и мало
кто из старейшин одобряет эту новомодную «причуду» неонатов. В результате
Картианское Движение стало излюбленным козлом отпущения для могущественных
старейшин. Если бы в Движении не присутствовали несколько великих умов (а также
горстка старейшин из других ковенантов), фракция могла бы рухнуть под давлением
традиций. Тем не менее, Движение добилось по меньшей мере некоторого успеха в
отдельных районах, и, как устойчивое объединение, Картианцы начали демонстрировать
заметные успехи просто благодаря терпению и умению вести игру полагающимся
образом. Их демократические устремления далеко не всем по нраву, но недостаток
мудрости и поддержки Картианцы обычно возмещают страстью и единством (пусть и они
тоже отдают свою дань раздробленности и междоусобной борьбе).
Члены
Картианцы олицетворяют молодое поколение Сородичей, даже в большей мере, чем
неприсоединившиеся. Большинство самопровозглашенных Картианцев — это неонаты, а
также горстка хитрых служителей, которые или добились некоторой власти или
удовлетворения на службе ковенанту, или просто слишком боятся покинуть фракцию
после стольких лет и стольких заведённых (или разрушенных) связей. Время от времени
появляется редкий старейшина, связанный с Картианским Движением, но в целом
старейшины с гневом отвергают саму мысль об этом.
Когда вампир присоединяется к делу Картианцев, им обычно двигает искреннее желание
увидеть радикальные перемены в тайном мире Проклятых. Как и можно было бы
предполагать, самый многочисленный (и шумный) клан в Движении — Мехет,
многочисленных представителей которого привлекают возможности, даруемые
ковенантом. Многие считают ковенант последним и лучшим шансом на положительные
отношения между Сородичами и смертными, и, таким образом, некоторые готовы сделать
всё, чтобы Движение жило и процветало. Пусть большинство Вентру обычно шарахаются
от всего, что связано с Картианцами, на собраниях Картианцев можно встретить многих
Носферату и Даэва. Первых привлекает сфера, где в качестве мотива способен выступать
страх, а вторых — вампирское желание участвовать в чужих делах.
Философия
В основе Картианского Движения лежит идея о том, что вампирам не надо бездумно
принимать статус кво. Пусть эти Сородичи и осознают, что их Обратили в мире, имеющем
собственную тайную историю и традиции, но они не считают, что обязаны одобрять эту
историю и эти традиции просто потому что так велит кто-то старший. Вместо этого они
верят, что у каждого может и должно быть право голоса, после смерти так же, как и при
жизни. И этот голос должен быть услышан, чтобы в системе — в любой системе —
воцарились мир и справедливость.
Эта философия вертится вокруг двух базовых концепций, которые и поддерживают в
Движении жизнь.
Власть — народу
Первый и важнейший принцип дела Картианцев — любая правительственная модель,
годная для смертных, подходит и для Сородичей. В частности, демократия является
краеугольным камнем картианского мировоззрения, поскольку наделяет каждого
индивидуума правом голоса в делах и управлении. Социализм также считается
популярной моделью. Благодаря относительно малой численности вампирского общества,
многие считают что среди Сородичей внедрение социализма более реально, чем среди
смертных. Картианцы отвергают идею о правлении, ниспосланном свыше (будь оно
осознанным или нет), и стремятся убедить власть имущих, что существующие структуры
следует тщательно пересмотреть, а затем — видоизменить или уничтожить, ради того,
чтобы создать для Сородичей лучший мир. Не стоит и говорить, что мало кто из
находящихся у власти вампиров тут же готов пойти им навстречу. Они знают вампирскую
природу (возможно даже слишком хорошо), и понимают — даже когда Картианцы
«побеждают», в результате появляется немногим больше, чем вампирский эквивалент
профсоюза, и подобные искусственные объединения по сути своей опасны для общества
Сородичей.
Перемены необходимы
Если застой и загнивание являются частью проклятия не-мёртвых, тогда способные на это
Сородичи должны хотеть меняться и приспосабливаться к новым временам. Отрицание
новых идей сходу, просто потому что это не то, что было раньше — глупое невежество, и
подобная глупость вызывает у Картианцев кровавые слёзы. Если они, в столь юном
возрасте, могут понять истину вампирского бытия, тогда почему этого не могут их
старейшины? Или старейшины об этом уже давно забыли? В чём бы ни была причина,
Картианцы берут на себя задачу напоминать своим убелённым сединами сирам и прасирам, что ни одно правление не бывает вечным, и со временем перемены приходят в
любую систему — неважно, желанны они или нет.
Ритуалы и церемонии
Пусть у Картианцев и значительно меньше ритуалов, чем у Ланцеа Санктум или
Ведьминого Круга, но у них, тем не менее, имеются свои священные обычаи. Как правило,
картианские «обряды» связаны с политикой, и то, что начинается как спор, может
превратиться в ритуал — в зависимости от участвуюищих в нём Сородичей.
Цепь
Почти на каждом Картианском собрании в определённый момент вечера кто-то из
Сородичей (обычно Префект) выходит вперёд и просит, чтобы все присутствующие
приняли участие в давнем обряде, который Картианцы называют Цепью. Весь обряд (как
таковой) длится совсем недолго, так что даже самые беспокойные Сородичи обычно
соглашаются поучаствовать. Идея проста. Все присутствующие Картианцы встают в круг
и, после нескольких вдохновляющих слов Префекта, каждый передаёт один артефакт,
почитаемый местными Картианцами, следующему Сородичу, таким образом формируя
символическую цепь, олицетворяющую, что сделанное одним Сородичем влияет на всех
остальных. Символичность простая, но эффективная. Каждый вампир в круге наблюдает
за следующим и отвечает за другого, но не напрямую. Таким образом Картианцы
напоминают себе о своих взглядах, общих целях и стремлениях. Артефактом может быть
что угодно — вещь погибшего лидера Картианцев, изображение врага или имущество
того, кого скоро примут в ряды Картианцев.
День Независимости
Картианцы, будучи поклонниками демократии во всех её формах, питают особую любовь
ко Дню Независимости. Впрочем, название может ввести в заблуждение, поскольку
торжество не всегда приходится на американский праздник 4 июля. В других странах,
скажем, в Мексике или Франции, вампиры-Картианцы обычно празднуют его в тот же
день, что и смертные, так что знаменательной датой с тем же успехом может быть,
например, 5 мая. В доменах, где реально правят Картианцы, Сородичи отмечают ночь, в
которую осуществилась их мечта о наступлении нового мира. Победа альтернативной
политической модели является редким чудом в мире Проклятых, и Картианцы гуляют,
отмечая ночь этого свершения. Получив волю, Картианцы могут стать весьма буйными, и
их празднества принимают воистину легендарные масштабы.
Звания и Должности
В отличие от других ковенантов, звания в которых часто совпадают со стандартными
властными должностями, звания важных фигур Картианского Движения олицетворяют
степень ответственности и уважения, а не реальную власть.
Префект
Сородич, отвечающий за большинство еженощных картианских дел в городе, зовётся
Префектом. Как правило, Префект избирается (в той или иной форме) большинством
других Картианцев, за исключением любых активных Блюстителей, которые традиционно
воздерживаются от подобного голосования. Префект одновременно является
представителем Движения в своём домене, «председателем» и организатором картианских
мероприятий, а также отвечает за то, чтобы действия одного члена фракции не подвергали
риску остальных. Поэтому Префет должен знать толк в связях с общественностью,
поскольку именно к нему неизбежно обратится Князь, когда кого-либо из картианцев
заподозрят в правонарушении. Хотя Префект и пользуется значительным влиянием среди
товарищей, он не является их лидером номинально или по сути, и большинство из них
предпочитает, чтобы всё так и оставалось.
Блюститель (Myrmidon)
В большинстве воплощений Картианского эксперимента Сородичи собираются вместе и
демократичным образом распределяют права на питание и ищут способы решения
потенциальных споров. Таким образом, вскоре возникает необходимость в полностью
«нейтральной стороне», способной поддерживать порядок и при необходимости —
обеспечивать мирные переговоры. Эту задачу берёт на себя Картианец, называемый
Блюстителем. Пусть Блюститель и тесно сотрудничает с Префектом, он не является
«правой рукой» Префекта, даже если так кажется со стороны. Он выступает посредником
между ссорящимися Картианцами и между Картианцем и не-Картианцем в не
политических делах. Учитывая сущность обязанностей Префекта, Блюститель может
способствовать выполнению приказов Префекта, просто в силу того, что больше никто не
смог бы проделать этого, не вызывая недовольства.
Ковенанты
Ведьмин Круг: Оторваны от реальности.
Инвиктус: Порочный анахронизм.
Ланцеа Санктум: Слепые фанатики.
Ордо Дракул: Скрывают что-то недоброе.
Неприсоединившиеся: Эгоистичны и бесцельны.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа