close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Ланцеа Санктум (The Lancea Sanctum)
Для членов Ланцеа Санктум, самопровозглашённых провозвестников
вампирской морали, их происхождение определяет всё, чем они
являются и всё, что они делают. Современное прозвище
«Посвящённые», которым иногда обозначают ковенант, раздражает
многих старейшин и традиционалистов фракции, предпочитающих,
чтобы ковенант называли латинским именем Lancea Sanctum. Да, они
являются религиозным и даже моральным хребтом Сородичей, но
также являются и самоназначенными священниками и инквизиторами.
Будучи бесчеловечнейшими представителями бесчеловечной расы
Сородичей, они превозносят роль хищника. Всегда вызывая уважение,
но одновременно и страх, этот ковенант вечно и повсюду стремится к
власти над всеми Сородичами, не ради политического правления, как Инвиктус, а чтобы
навязывать диктаты, отношения и даже мысли, которые по их убеждению были
ниспосланы ковенанту его основателем Лонгинием и, в конечном итоге, самим Господом
Богом.
Согласно вероучению Ланцеа Санктум, они являются идеологическими последователями
римского центуриона, который своим копьём проткнул Иисуса на кресте. Как гласят
догматы ковенанта, немного крови Христа пролилось на солдата, и эта кровь подарила
ему вечную жизнь. Однако этому дару сопутствовало божественное возмездие, и, хоть
поступок Лонгиния и выявил божественную сущность Христа, это произошло благодаря
святотатству солдата. Поэтому Лонгиний был обречён жить вечно, но мог бродить только
ночами и питаться кровью, которая стала его погибелью. Затем с философией ковенанта
слился и миф о сотворении мира, и согласно ему вамиры могут считаться формой
«первородного греха»; однако Бог позволяет им существовать и даже поручает им
обязанность олицетворять опасность, грозящую тем, кто прогневит Бога.
Описание
Возможно, основное различие между Ланцеа Санктум и Инвиктус заключается в том, что
члены Инвиктус хотят править всеми Сородичами, а члены Ланцеа Санктум уверены, что
их ковенант уже правит во всех смыслах, имеющих значение. Тот факт, что члены
ковенанта управляют меньшим количеством доменов, чем Инвиктус, их не заботит. Они
говорят от имени Господа и олицетворяют вершину всего, чем должен является вампир.
Естественно, что в конечном счёте истинная власть принадлежит им.
Если Инвиктус олицетворяют знать и аристократию, то Посвящённые это священники,
епископы, паладины, а также религиозные и духовные советники. (Представители
Инвиктус в продолжение собственной метафоры иногда называют Ланцеа Санктум
«Вторым Сословием», своего рода извращённое толкование исторических первого и
второго сословий.) Большинство членов ковенанта воспринимают свою роль духовных
наставников собратьев-вампиров крайне серьёзно. Многие из Проклятых — Ланцеа
Санктум предпочитает использовать более древнее и резкое обозначение, чем
относительно недавние «Сородичи» — выступают советчиками в делах религи и морали
при Князьях и других лидерах. Они оценивают теологические аспекты решений и
обращают внимание на то, каким образом планируемое действие или предполагаемое
преступление нарушает (или не нарушает) Традиции в трактовке Лонгиния. Некоторве
члены Ланцеа Санктум понимают свои обязанности ещё шире, поучая молодых
Посвящённых относительно того, что значит быть вампиром, рассказывая им о
мифологии и религии вампиров, и даже давая им советы, как стать более эффективными
хищниками. Вот, по их мнению, обязанность, наложенная на них основателем —
обеспечивать, чтобы все верующие понимали своё место в Божьем замысле.
Будь это всё, чем занимаются Посвящённые, Ланцеа Санктум вряд ли пользовалась бы той
пугающей славой, которую заслужил ковенант. Посвящённые убеждены, что все их
собратья должны следовать учению Лонгиния. В том числе, все они должны
придерживаться той интерпретации законов, которую исповедует Ланцеа Санктум.
Ковенант не просто даёт советы, он их навязывает. Его члены не только просят, они
требуют. Представители фракции прославились своим фанатизмом не просто благодаря
тому, что Лонгиний был проклят Богом, но потому что убеждены, что насилие и
кровопролитие — совершенно приемлемые средства для обращения в свою веру.
Впрочем, Ланцеа Санктум вовсе не бездумно преданны принципам ковенанта, по крайней
мере — большинство членов. Насилие не обязательно является первым средством. Куда
лучше убеждать других вампиров в разумности и праведности своего дела, чем
отпугивать потенциальных братьев и сестёр. Кроме того, ковенант не жаждет расходовать
силы в безнадёжных или ненужных конфликтах. В тех доменах, где у власти явно стоят
другие ковенанты, Ланцеа Санктум обычно стремится сотрудничать с ними.
Посвящённые консультируют текущее руководство в надежде направить его решения в
нужное русло, а также — упрочить собственный статус. Кроме того, они общаются с
Сородичами на улицах, проповедуя о лучшем пути и вербуя поддержку для грядущих
действий. Посвящённые настолько терпеливы, насколько это может себе позволить
вампирский культ; насилия не надо избегать, но к нему не нужно прибегать без причины.
Однако, как только Ланцеа Санктум решает, что кровопролитие — наилучший путь к
цели, да смилостивится Бог над всеми, кто встанет у него на пути.
Но, как бы ни пугал Сородичей Ланцеа Санктум, они могут утешаться мыслью, что
смертным приходится ещё хуже. Посвящённые славятся тем, что являются вампирами в
истинном смысле этого слова. Нет, они не безмозглые кровожадные варвары, как
наихудшие представители вольных. И они не полководцы Инвиктус былых времён, по
прихоти своей отправляющие последователей на смерть. Нет, Посвящённые страшны тем,
что принимают свою вампирскую сущность как должное, и даже как нечто, внушающее
благоговение. Ещё при основании ковенанта в ночи, последовавшие за проклятием
Лонгиния, один из главных принципов ковенанта гласил, что истинный Посвящённый
должен всецело осознавать, что больше не является смертным. Вампиры занимают
высшую ступень. Они — хищники, питающиеся смертными, точно также, как Чернь
питается коровами и овцами. Чтобы верой и правдой служить учению Лонгиния и
замыслам Всевышнего, Посвящённый должен быть хищником и даже не пытаться
выдавать себя за смертного, которым когда-то был. Ланцеа Санктум не отличается какойто особенной любовью к насилию (по крайней мере, большинство его членов), вдобавок,
их вера и законы не допускают подобной разнузданности. Они просто относятся к добыче
не лучше, чем к животным, и эта холодная безжалостность зачастую пугает куда сильнее,
чем любые проявления намеренного злого умысла.
Из Завета Лонгиния
Первое: Пусть вы и Прокляты, но ваше Проклятие не бесцельно. Волею Господа вы
являетесь тем, что вы есть, и волею Господа Проклятые существуют затем, чтобы
олицетворять собой беды всех, кто отвратился от Него. Зло было Проклято; Господь
принял к себе лишь тех, кто достоин Его любви.
Второе: То, чем вы были, это не то, чем вы стали сейчас. Как смертные являются стадом,
так Проклятые — волками среди неё. Эта роль предопределена природой — волки
пожирают свою добычу, но не жестоки к ней. Роль хищника естественна, даже если сам
хищник — нет.
Третье: Есть установленный порядок. Как человек выше животных, так Проклятые выше
людей. Мы скромнее числом, посему наши устремления должны быть более
действенными.
Четвёртое: Со властью, даруемой Проклятием, приходят и ограничения. Проклятые
скрываются средь тех, кто ещё любим Богом, раскрывая свою сущность лишь затем,
чтобы явить собою страх. Проклятые не должны порождать себе подобных, ибо сие —
осуждение души и дело Господа. Проклятые будут обречены на ещё более страшную
кару, ежели убьют собрата, чтобы забрать его душу.
Пятое: Наши тела не принадлежат нам. Наше предназначение — служить, и когда мы
отклоняемся от сего предназначения, нас ожидает кара. Свет солнца сдирает с нас кожу;
языки огня очищают нечестивую плоть. Любая пища, кроме Витэ, на нашем языке
превращается в пепел.
Члены
В отличие от Инвиктус, который кажется более привлекательным для старых вампиров,
чем для молодых, или Картианцев, в отношении которых верно скорее обратное, Ланцеа
Санктум в равной степени привлекает вампиров любых возрастов. Однако, нередко
бывает, что старейшины хотят обрести в ковенанте вовсе не то, что интересует неонатов.
Большинство старейшин вступают туда, руководствуясь религиозными или духовными
мотивами. Некоторые приходят к Посвящённым в поисках просветления и понимания.
Они провели на Земле время, равное множеству человеческих жизней, и пришли к
выводу, что у них — и у их расы — должна быть какая-то высшая цель. Они верят, что у
Бога была какая-то причина, чтобы превратить их в то, чем они являются, и философия
Лонгиния предлагает им хотя бы первые несколько шагов в направлении ответов. Другие
присоединяются к ковенанту не ради поиска ответов, а чтобы давать эти ответы
остальным. Религиозные фанатики убеждены, что весь мир станет лучше, если все просто
примут их мировоззрение, и фанатики Ланцеа Санктум тут не исключение. Многие
старейшины присоединяются к Посвящённым (или остаются с ними) не ради себя, а ради
других. Они стремятся сделать так, чтобы все вампиры осознали, чем они являются, чем
они должны быть и что они должны делать. После этого всем им станет лучше — ну а те,
кто пострадает или умрёт в процессе… что ж, всё это ради благой цели.
Разумеется, было бы глупо считать, будто Посвящённые стремятся обратить в свою веру
весь вампирский род лишь из альтруистических побуждений. Некоторые желают обратить
своих собратьев только затем, чтобы занять более высокое положение. Несомненно, Бог
или хотя бы вышестоящее руководство ковенанта рано или поздно вознаградит их. Всё,
что требуется делать — доказать свою полезность, обратив в родную религию ещё
нескольких неверующих.
Большинство молодых вампиров, вступающих в ковенант, подталкивает к этому вовсе не
глубокая религиозность, а как раз отсутствие веры и каких-либо серьёзных личных
убеждений. Ланцеа Санктум, больше любого другого ковенанта (за исключением, разве
что, Ведьминого Круга) допускает и даже требует, чтобы его члены приняли свою
сущность. Для неоната, находящегося в поисках пути в том, что так разительно
отличается от смертной жизни — ищущего не только куда бы приткнуться, но и кого-то,
способного ответить на вопросы «Как?» и «Почему?» — мало найдётся более удобных
вариантов, чем узнать, что быть чудовищем разрешается. Даже если новообращённый ещё
не верит в это, ему будет утешительно услышать, что он стал чем-то большим, чем
раньше, а иначе его не-жизнь была бы заполнена лишь новыми и чуждыми
побуждениями.
Разумеется, всё это лишь обобщения, а не безусловные правила. Многие неонаты
присоединяются к ковенанту из-за того, что у них есть чёткие религиозные убеждения, а
многие старейшины стремятся к тому же чувству комфорта, что привлекает молодёжь. И,
конечно же, Посвящённые любых возрастов присоединяются по причине амбиций,
поскольку пробиться в Ланцеа Санктум часто бывает проще, чем в других ковенантах.
Новые члены ковенанта должны делать немало жестов, демонстрирующих их
приверженность Лонгинию, Богу и целям фракции. Они участвуют во множестве обрядов
и ритуалов, а также проходят испытания, проверяющие на прочность их стойкость и веру.
Эти испытания могут быть чем угодно — от пыток до теологических диспутов.
Испытания вовсе не обязательно определяют, достоин ли новобранец вступить в Ланцеа
Санктум, но те, кто хорошо себя проявят, заслужат уважение своих новых товарищей. Те,
кто пройдут испытания плохо, столкнутся со многими месяцами, если не годами
издевательств и насмешек, которых частенько хватает, чтобы прогнать новичка прочь.
Философия
Ланцеа Санктум весьма откровенно убеждён в том, что его члены избраны Богом.
Посвящённые не выше других вампиров изначально, но возвышаются, всем сердцем
приняв учение Лонгиния. В одну из ночей все вампиры станут поклонятся Богу и
почитать Лонгиния так же, как и Посвящённые. Ланцеа Санктум настаивает, что
обязанностью всех порядочных и верных Посвящённых является приближение этой ночи.
Поэтому они неустанно склоняют в свою веру, продолжая выискивать потенциальных
рекрутов даже там, где другие ковенанты давно бы махнули на это рукой и двинулись
дальше.
Сам Лонгиний носит звание Тёмного Пророка. Пусть, согласно учению секты, он и не
«первый из вампиров», но он определённо один из первых, кто стал чем-то большим,
нежели эгоистичным чудовищем, мало отличающимся от животного. Благодаря
Лонгинию зародился этический кодекс. Его поступок — пронзание Христа копьём — куда
важнее человека или вампира, значение Лонгиния проистекает из этого поступка, а не
наоборот. Он — «пожиратель грехов», олицетворяющий всё зло, которое способен
совершить человек при отсутствии веры, и его наказание — всего лишь справедливая
расплата.
Такая философия приводит к странной двойственности убеждений, способной
посоперничать с самыми экстремистскими и причудливыми верованиями смертных.
Философские воззрения, которыми руководствуются члены Ланцеа Санктум — или по
крайней мере, те члены, которые искренне верят в своё дело — кажутся почти обоюдно
исключающими, однако ковенант умудрялся объединять их в течение веков, если не
тысячелетий.
Заповеди и Традиции
Первый и главный закон Ланцеа Санктум гласит, что Традиции абсолютны и
непререкаемы — по большей части. Ковенант стремится побудить всё вампирское
общество строго соблюдать эти принципы, поскольку лишь таким образом Ланцеа
Санктум может почитать своего основателя и приблизить остальных вампиров к его
пониманию.
Но, в то же время, большинство Посвящённых прагматичны, и их лидеры понимают, что
ковенант никогда не выполнит своей священной задачи, если допустит своё ослабление.
Поэтому Посвящённые дают Обращение потомкам, пусть это и является отступлением от
Традиций. При возможности они предпочитают вербовать других вампиров, но
понимают, что ковенант зачахнет, если время от времени не вливать в него свежую кровь.
Точно также, Ланцеа Санктум не колеблется, убивая тех, кто угрожает её целям (впрочем,
в большинстве случаев Посвящённые предпочтут перевербовать или хотя бы перехитрить
врагов, если это только возможно). Убийства тоже дозволяются, поскольку иначе
ковенант не смог бы выжить. Как ни странно, истинно верующие члены Ланцеа Санктум
вовсе не утверждают, что нарушаемые ими Традиции к ним не относятся. Нет, они
заявляют, что ради блага общества добровольно идут на риск навлечь на себя Божий гнев,
подобно тому, как сам Лонгиний был проклят за нанесение Христу раны,
продемонстрировавшей Его божественную сущность. Они примут любое наказание,
которое в итоге ждёт их за такие поступки.
Впрочем, Ланцеа Санктум не будет прибегать к нарушению Традиции Секретности, по
крайней мере, в том смысле, чтобы позволить смертным узнать, чем на самом деле
являются вампиры. Члены ковенанта не хуже других понимают, насколько важен
Маскарад для выживания вампирской расы, а таким образом, и для осуществления их
священной задачи. Конечно, жестокие члены фракции, которым в душу глубоко запали
поучения о превосходстве над стадом, считают убийства смертных свидетелей
приемлемым способом поддержания секретности. Руководство ковенанта неодобрительно
смотрит на столь недостойное поведение, и подчас наказывает или убирает Посвящённых,
привлекающих чрезмерное внимание. Тем не менее, они понимают, что жёсткое
принуждение молодых поколений серьёзно сократит возможности вербовки — если
таковые возможности вообще останутся — поэтому стискивают зубы и прилагают все
усилия, чтобы прибрать за беспечными потомками.
Наставление
Все Посвящённые достойны духовного наставления. Те, кто по-настоящему верит в дело
ковенанта, никогда не откажут ни одному вампиру (какой бы ни была его
принадлежность), ищущего помощи или совета в религиозных вопросах. По сути, законы
ковенанта запрещают его членам реагировать отказом на подобные просьбы. Само собой,
этот запрет допускает разумное толкование. Посвящённый не обязан приглашать явного
врага в своё убежище, как и не должен останавливаться посреди перестрелки, чтобы
утешить соратника, переживающего кризис веры. Однако, при любой возможности
Ланцеа Санктум выступает в качестве священников и советников всей вампирской расы, и
именно благодаря этой всеохватности фракция привлекает многих преданных
последователей. Даже если обращение в веру невозможно, ковенант убеждён, что именно
оказанием помощи он способен приблизить других вампиров к Богу.
Обращение в веру
Тех, кто не желает открыть глаза добровольно, надо заставить прозреть. Насилие никогда
не бывает первым вариантом, но если не-мёртвые отказываются примкнуть к Ланцеа
Санктум, и если Посвящённые уверены, что дело сопряжено с минимальным риском для
их репутации, они без колебаний прибегнут к кровопролитию. Строго говоря,
принудительное обращение в веру невозможно. Вампир легко способен заявить, что он
уверовал, а затем сбежать при первой же возможности. Неумирающие могут себе
позволить ждать подходящего шанса. В тех регионах, где ковенант находится у власти,
Ланцеа Санктум может навязывать свои законы и Традиции с помощью самых суровых и
страшных наказаний. Другие вампиры на этой территории могут на самом деле и не
верить в принципы Ланцеа Санктум, но, ей-богу, они будут вести себя так, словно верят.
И кто знает, возможно, если они будут вынуждены долгое время вести себя как
Посвящённые, они осознают всю разумность такой не-жизни.
Ритуалы и церемонии
Мало существует организаций — людских или вампирских — способных сравниться с
Ланцеа Санктум одним лишь количеством ритуалов. Как у главной религиозной фракции
среди не-мёртвых, у Посвящённых есть обряды, церемонии или традиции для множества
аспектов Реквиема. Невозможно описать их все, даже если отведённый на это объем был
бы в несколько раз большим. Здесь перечислена лишь скромная выборка из нескольких
наиболее значительных или распространённых обрядов и традиций. Следует, однако,
заметить, что пусть эти ритуалы и практикуются среди всех Посвящённых, они часто
отличаются в разных доменах или даже котериях. Как и все религиозные церемонии, их
суть в равной мере определяется как исполнителями, так и предписанным смыслом. Здесь
указаны стандартные, но вовсе не обязательно повсеместно распространённые
особенности ритуалов. Помните, что используемое в данных описаниях слово
«Священник» обозначает официальную должность, а не общее понятие, согласно
которому все Посвящённые должны «служить священниками» при своих собратьях.
Фиванское Чародейство
Если верить тому, что говорят сами Посвященные, то они способны чуть ли не совершать
чудеса. Ланцеа Санктум и на самом деле владеет могущественной духовной магией,
однако творит ли она настоящие чудеса — тут можно поспорить. На определённом этапе
после формирования ковенанта — вероятно, в третьем веке от Рождества Христова —
некоторые из его членов последовали за римской армией в Фивы (Фивии, согласно
отрывкам дневника, который предположительно относится к походу). Там из числа
местных жителей был набран легион христианских солдат. Когда члены ковенанта
присоединились к фиванскому легиону в его походе в Галлию, один из Проклятых нёс с
собой тайны данной магии, которой, по его утверждениям, он научился во время этого
путешествия от ангела. И по сию пору ковенант изучает и практикует это чародейство,
которое применяется, чтобы продемонстрировать силу, «испытать» волю избранных и
карать тех, кто нарушает предписания ковенанта.
Обряд Сотворения
Вступление нового дитя в Реквием — важное событие для Посвящённых. С одной
стороны, это символизирует неуклонный рост их ковенанта и рождение нового
последователя веры. С другой стороны, это нарушение тех самых Традиций, которые
Ланцеа Санктум клянется защищать. Таким образом, Обряд Сотворения, это сочетание
торжества по поводу рождения нового дитя и проявления раскаяния со стороны его сира.
Обряд нужно провести максимально быстро после Обращения дитя, в идеале —
непосредственно в момент Обращения. Священник или другой высокопоставленный член
Ланцеа Санктум проводит обряд, в ходе которого Священник и сир зачитывают важные
молитвы и литании. Затем дитя помазывают (см. ниже) и благословляют горящим
клеймом. Клеймо не прикасается к плоти дитя, вместо этого Священник проводит им над
новообращённым, словно при католическом обряде крещения. А вот на сира клеймо
ставится, прямо ему на грудь. Прикосновение длится всего лишь миг, но закричать или
впасть в Безумие при виде огня — знак позора. Лишь после завершения этого ритуала
дитя считается «истинным» Посвящённым, и дитя, сир которого хорошо себя проявил в
ходе церемонии, будет пользоваться большим уважением, чем дитя, сир которого показал
себя недостойно.
Существует множество вариаций данного ритуала, поскольку мало доменов и котерий
Ланцеа Санктум проводят его в точности одинаково. В некоторых случаях во время
Обряда Сотворения сир выходит под восходящее солнце или его целую ночь бичуют
шипастыми хлыстами. Одна из наиболее опасных вариаций обряда связана с тем, что дитя
(уже после благословения) пронзает своего сира колом и поджигает одну из его
конечностей. Суть в том, чтобы огонь успел нанести рану, но не привёл к Окончательной
Смерти. Если дитя хорошо проведёт обряд, его сира похвалят за удачный выбор. Если
дитя плохо проведёт ритуал, его сира вряд ли уже будет заботить, что скажут по этому
поводу.
Помазание/Кровавая Купель
Помазание, которое проводится всякий раз, когда Посвящённый получает новый ранг или
должность, проводится Священником или высокопоставленным представителем
ковенанта. Это немногим более, чем зачитывание литании, серия формальных ответов,
даваемых кандидатом, и рисование одного из религиозных символов на его челе. Рисунок
делается кровью, и кандидату запрещено смывать его до следующей ночи. (Недавно
Помазанные Посвящённые редко показываются среди смертных.) Эта церемония и стала
причиной, по которой многих должностных лиц, чиновников и представителей Ланцеа
Санктум называют Помазанниками.
Среди более молодых Посвящённых Помазание принимает более превобытную форму.
Они отмечают подобные события не просто толикой крови, а так называемой Кровавой
Купелью. Кровавая купель служит для той же цели, но кандидат (нередко вместе с
другими участниками) в буквальном смысле купается в крови. Те, кто не впадают в
Безумие, пользуются немалым уважением, а те, кто впадают — презираются за неумение
держать себя в руках. Старшие члены Ланцеа Санктум считают Кровавую Купель
извращением древней традиции, но пока молодые Священники проводят обряд, не
нарушая Маскарада, недовольные смиряют своё отвращение и «позволяют щенкам
играться».
Полуночная Месса
Полуночная Месса, которую проводит один из наиболее высокопоставленных
представителей Ланцеа Санктум в городе, это богослужение, проводимое посреди ночи. В
некоторых истинно преданных доменах Посвящённых такая месса проводится по
нескольку раз в неделю, но в большинстве городов, управляемых Посвящёнными, эти
службы проходят всего лишь один или два раза в месяц. Все местные члены ковенанта
должны посещать мессы хотя бы более-менее регулярно. Многие другие обряды, ритуалы
и церемонии, в число которых обычно входят Обряды Сотворения и Помазание,
проводятся во время Полуночной Мессы.
Другие
Среди десятков, если даже не сотен других, не перечисленных здесь, обрядов, есть
Огненная Пляска (обряд, популярный у молодых Посвящённых, во время которого они
танцуют вокруг огня или даже проходят сквозь огонь, чтобы доказать, что способны
преодолеть вампирскую слабость), Таинства (ежегодный праздник и благодарственный
молебен, в котором должны участвовать все местные Посвящённые), а также обряды
принятия и выражения преданности (испытания и принесение клятв при вступлении в
ковенант или конкретную котерию). Вдобавок к этим обрядам, которые более-менее
универсальны, в отдельных доменах и котериях нередко бывают собственные ритуалы,
зародившиеся именно там и не распространяющиеся на всю фракцию.
Звания и Должности
Как и в случае с Инвиктус, большинство званий Ланцеа Санктум пересекаются с
местными должностями. Однако немалое их число не пересекается, да и те, что кажутся
обычными, часто отличаются уникальными особенностями.
Епископ
Религиозный лидер Ланцеа Санктум в домене зовётся Епископом. Князь может управлять
городом, но в делах Ланцеа Санктум наивысшым авторитетом остаётся Епископ. Многие
Епископы занимают во властной структуре города и другие должности (например,
Регента, Сенешаля или Примогена), даже если эта властная структура не принадлежит в
основном Посвященным, поскольку большинство Князей достаточно мудры, чтобы
понимать, насколько значительным влиянием обладает епископ.
Обязанности Епископа повторяют обязанности Священника, но Епископ также отвечает и
за управление деятельностью местного ковенанта в целом.
Архиепископ
Это всего-навсего титул, которым обозначает себя большинство Посвященных Князей,
поскольку «Архиепископ» куда лучше подходит менталитету Ланцеа Санктум, чем
мирской «Князь». Как это ни удивительно, но Архиепископ и Епископ обычно вовсе не
одна и та же личность, поскольку обязанности по управлению городом, как правило, не
оставляют времени, чтобы выполнять ещё и работу Епископа. Однако Архиепископ по
занимаемому положению выше Епископа и при необходимости может отменять его
решения.
Кардинал
В тех немногих городах, где один лидер достаточно могущественен, чтобы одновременно
выступать и в роли Епископа, и Архиепископа, он нередко берёт себе титул Кардинала.
Кардинал не является «официальным» званием в ковенанте в том смысле, в каком ими
являются два предыдущих; это просто своего рода хвастовство — «Я занимаю более
высокое положение чем любой из вас двоих. Осмелитесь ли вы оспорить моё право?»
Священник
Посвящённого, который отвечает за духовное обучение и наставление других вампиров,
называют Священником. Некоторые Священники состоят советниками при местном
руководстве. Другие являются Священниками отдельной котерии (и они имеются у
многих котерий, состоящих из более чем трёх членов). Данная должность считается по
большей части неофициальной, но иногда и официально признаётся стоящими за этим
лидерами Ланцеа Санктум.
Инквизитор
Инквизитор, отчитывающийся только перед Епископом или Архиепископом, отвечает за
отслеживание ереси, неповиновения и измены внутри ковенанта. Он обладает
полномочиями, позволяющими расследовать что угодно, и все разумные Сородичи
остерегаются его. Пусть формально он занимает невысокое положение, но в рамках
проведения расследования его власть абсолютна. В тех городах, где есть ещё и Шериф,
они с Инквизитором нередко бывают не в ладах. Если Инквизитор не пользуется
поддержкой местного Князя, ему стоит проявлять осторожность в отношениях с другими
ковенантами. Инквизитор может впасть в немилость, выдвигая обвинения или претензии к
вампирам других фракций.
Стереотипы
Картианцы: Неверующие, но решительные.
Ведьмин Круг: Еретики, колдуны, а то и что похуже.
Инвиктус: Чрезмерно сосредоточены на мирской власти.
Ордо Дракул: Духовно заблуждающиеся.
Неприсоединившиеся: Иконоборцы и отступники.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа