close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Инвиктус (The Invictus)
В глазах многих из тех, кто не понимает его — и, по правде сказать,
многих, кто понимает — Инвиктус является презренной аристократией немёртвых, господами, которые не сделали ничего, чтобы добиться свого
положения, но готовыми сделать что угодно, лишь бы удержать его. Они
— владельцы, надзиратели, диктаторы. На самом деле Инвиктус может и
не обладать значительно большим влиянием в доменах, чем другие
ковенанты, но он с такой помпой выставляет имеющуюся у него власть,
что многие Сородичи начинают ассоциировать его с высшими эшелонами.
Инвиктус нередко пытается позиционировать себя как один из старейших
ковенантов, оправданно и неоправданно. Старейший это ковенант или нет,
но у него определённо есть вес. У Инвиктус обширные интересы — и
влияние — в делах смертных, и многие не принадлежащие к ковенанту считают его
хранителем (подчас слишком рьяным хранителем) Маскарада.
Описание
В некотором смысле, распространённый стереотип Инвиктус соответствует истине, но не
раскрывает всей сущности ковенанта. По сути своей, так называемое Первое Сословие попрежнему завязано на феодальную систему. Предполагается, что вскоре после падения
Римской Империи Инвиктус превратился в то, чем является и сегодня, закрепив догмы,
которые, по утверждениям его старейшин (верным или нет), были древнее падения.
Можно называть это священным правом, естественным порядком, властью сильных или
чем угодно ещё — но Инвиктус работает как система взаимосвязанных монархий. Всё
сосредоточено на власти. Те, кто не обладают ею, хотят заполучить её, а те, кто владеют
ею, желают её сохранить и преумножить.
Если верить утверждениям Инвиктус, этот ковентант олицетворяет меритократию. Ко
власти в итоге приходят Сородичи, наделённые лучшими навыками, сильнейшими
амбициями и сильнейшим стремлением к лидерству. В процессе они учатся держать себя
в руках, имея дело со всевозможными препятствиями — политическими, социальными
или боевыми. Пусть Инвиктус и управляется Князьями, но эти Князья сами себя создают.
Славная картина. Во многих регионах она даже соответствует действительности. Однако в
большинстве случаев Первое Сословие напоминает феодальное правительство — те, кто
находятся наверху, остаются незыблемыми, а тех, кто находится внизу, подавляют. Если
политическая власть определяется силой личности, то каким образом молодые Сородичи
способны возвыситься? Ведь их соперники-старейшины обладают преимуществом в виде
многих десятилетий, если не целых веков. Они сильнее. Они мудрее. Они куда более
опытны на политическом поприще. И, в отличие от смертных аристократов, где
честолюбцы могут рассчитывать на периодически освобождающиеся места, старейшины
Инвиктус не склонны умирать естественным путём, а у тех, кто впадают в торпор, есть
время, чтобы назначить на своё место союзников или марионеток. Таким образом,
Инвиктус олицетворяет апофеоз аристократии: иллюзию равных возможностей без их
реального наличия. Многих молодых Сородичей эта иллюзия не обманывает, но
множество других — да, и у вполне достаточного числа молодых получается выцарапать
себе нишу, чтобы сделать ковенант привлекательным. В конце концов, не смотря на
явный дефицит возможностей, Инвиктус и в самом деле является одной из самых
влиятельных и могущественных фракций. Да, продвинуться вверх по лестнице нелегко, но
если вам это удастся, вы будете куда влиятельнее, чем, кто-нибудь, занимающий
аналогичную должность среди, скажем, Картианцев, или чем какой-то самозваный тиран
из неприсоединившихся.
Инвиктус утверждает, что он ввёл в обиход множество титулов и званий,
распространённых в обществе Сородичей, например — Князя. Так или иначе, ковенант
оперирует категориями аристократии или хотя бы дворянства. В Старом Свете этот образ
продолжает существовать в виде аристократа и его двора. В Америке образ
эволюционировал, превратившись в промышленных баронов и семьи потомственных
богачей — неофициальную, но ничуть не менее эффективную элиту. В любом случае,
одно остаётся неизменным — те, кто владеют — те и владеют, а кто нет — те и нет.
В конечном счёте, Инвиктус существует частично затем, чтобы поддерживать порядок
среди Сородичей. Как и аристократия, Первое Сословие страдает при беззаконии. Лишь
упорядоченное существование и сила закона позволяет лидерам ковенанта удерживать
власть. За исключением, возможно, лишь Ланцеа Санктум, который руководствуется
религиозными мотивами, Инвиктус остаётся самым строгим ковенантом, когда дело
касается зашиты Традиций и закона Сородичей. Он поддерживает иллюзию свободы и
равных возможностей внутри ковенанта, скрывая тираническую систему за метафорами
вроде «правления достойнейших», в надежде привлечь к себе посторонних, но на деле это
объединение куда сильнее озабочено поддержанием порядка в своих рядах. Если массы не
будут вести себя как положено, тогда вся власть старейшин, покоящаяся на их спинах,
обрушится.
А это, разумеется, приводит к незаявленной (но вряд ли секретной) второй цели Первого
Сословия: порядок нужно не просто поддерживать, а обеспечивать, чтобы находящиеся у
власти старейшины отвечали за поддержание этого порядка. Пусть говорят что угодно об
усилении власти закона и благородной цели, которую олицетворяет Инвиктус. К концу
ночи всё это сводится к тому, что Князья, Примоген и другие старейшины удерживаются
на вершине пирамиды, ступая по головам находящихся внизу.
Самое неприятное для молодых Сородичей — как для членов, так и потенциальных
членов ковенанта — постоянно зудящая мысль, что Инвиктус может иметь на это полное
право. Звучит жутковато, но власть, сосредоточенная в руках избранной горстки немёртвых старейшин заставляет задаваться вопросом: если не они, то кто же? Кто ещё
обладает и знаниями, и властью, позволяющими занимать такое положение и
обеспечивать работу ковенанта, состоящего из эгоистичных хищников? Если
деспотическая и угнетательская система Инвиктус просуществовала так долго, может это
потому, что она работает.
Члены
По совершенно очевидным причинам Инвиктус часто кажется более привлекательным для
старейшин, чем для неонатов. На кровосмесительной политической арене, которую
предпочитает Инвиктус, возраст и опыт ценятся куда выше, чем всё, что способна
предложить молодость. Молодые Сородичи превосходят старейшин числом, и они куда
лучше ухватывают перемены, преподносимые современным миром. Многие старейшины
воспринимают эти факты с таким же страхом, с каким смотрят на открытое пламя, и идея
правительства, созданного специально ради того, поддерживать силу авторитетов и
удерживать детей в положении слабых, кажется им невероятно привлекательной.
Как ни странно, но к Инвиктус принадлежит неожиданно большое число служителей и
даже неонатов. В некоторых случаях это всего лишь следствие Обращения. Согласно
традициям, дитя должно служить интересам своего сира, по крайней мере, некоторое
время. Инвиктус, больше чем любой другой ковенант, требует поразительной доли
раболепия. Потомки многих Сородичей-Инвиктус остаются в ковенанте, прежде всего из
чувства долга, а потом из-за того, что сумели добиться для себя определённого статуса,
или просто потому что не знают ничего иного.
Другие неонаты вступают в ковенант по причине амбиций или самоуверенности (или
надменности). Да, большинство молодых Сородичей вряд ли могут надеяться на
возвышение, но у нескольких самых удачливых и способных получается добиться своего
и заполучить высокие должности или даже выцарапать для себя собственные владения.
Подняться в иерархии Инвиктус — сложная задача, но в случае успеха награда будет
немалой.
Вступить в Инвиктус легко. В конце концов, ковенант желает заполучить максимально
возможное количество членов. Дело не только в том, что большее число членов
обеспечивает широкую основу для власти, но и в том, что даже самые напуганные
старейшины понимают — им нужны молодые вампиры, чтобы понять современный мир и
эффективно пользоваться его преимуществами. Разумеется, как любым владыкам,
старейшинам Инвиктус на самом деле нужны лишь вассалы и слуги, а не ровня. Короли
не строят дороги, они приказывают другим делать это. Чем больше свита и войско короля,
тем большей властью он обладает, а Инвиктус желает заполучить всю власть. Члены
ковенанта активно выискивают новых кандидатов на вступление, подчёркивая сильные
стороны и преимущества ковенанта, и замалчивая довольно значительные его недостатки.
Для вступления в Инвиктус не требуется проходить никаких процедур или испытаний.
Часто потенциальный член должен принести клятву верности ковенанту или местному
правителю (например, Князю, Примогену или младшему «патрону»). Разумеется, в
ковенанте есть члены и в ковенанте есть члены. За новичком могут внимательно
наблюдать многие годы, возможно даже десятилетия, прежде чем члены Инвиктус начнут
прислушиваться к нему или предоставят ему доступ к какой-либо деликатной
информации.
Учитывая всё это, общая связующая нить среди членов Инвиктус — как неонатов, так и
старейшин — это яростные амбиции и вера во власть закона. Для тех кто не желает биться
ради каждой крупицы власти — и (что будет, возможно, куда точнее) не желает постоянно
быть начеку против соперников, стремящихся к тому же самому — не найдётся места при
дворах и в залах заседаний Первого Сословия. Те, кто не готовы действовать в
соответствие с негласными правилами, играть в политические игры и обмениваться
одолжениями, никогда не наберут достаточного количества союзников, чтобы преуспеть
(а возможно даже, чтобы просто выжить).
Философия
Если Инвиктус и придерживается какой-то единой философии, то это будет идея,
согласно которой власть среди Сородичей должна оставаться в руках у тех, кто достоин её
удерживать. Само по себе это не лишено смысла. Сородичи — это жестокое,
подозрительное и амбициозное племя. Если их общество надеется на выживание и
секретность, кому-то придётся отвечать за них. Если другие ковенанты и расходятся во
мнениях, то главным образом касательно того, что именно тут означает слово «достоин».
Инвиктус убеждён, что нужно захватить максимум власти в свои руки и постоянно
добиваться ещё большей. Хороший член ковенанта это тот, кто добивается более
высокого положения в обществе, или тот, кто помогает другим Сородичам Инвиктус
добиваться его. Бездеятельных и неумелых Сородичей воспринимают лишь как слуг или
пешек.
Общая философия ковенанта породила несколько других директив, которые работают на
уровне неписаных правил. То есть, никто не собирается фиксировать их письменно, но
все, кто пробыл в ковенанте достаточно долго, не станут даже случайно игнорировать эти
законы.
Инвиктус должны уважать
Инвиктус, несомненно, предпочитает громко заявлять о своём присутствии, но не доходит
в этом до идиотизма. Члены Первого Сословия — мастера закулисных сделок и тайных
планов, и они хранят секреты не хуже других. Однако, если Инвиктус удерживает власть в
регионе, он хочет, чтобы остальные Сородичи знали об этом. Это побуждает остальных
собраться под его знаменем; в конце концов, всем нравится принадлежать к партии
власти. Публичная шумиха также помогает сокрушить оппозицию, мешающую
достижению локальных целей фракции, поскольку многие Сородичи отказываются
принять к себе членов столь могущественного ковенанта, но испытывали бы куда меньше
колебаний, бросая вызов, например, лидеру Картианцев. И, наконец, внешние проявления
власти — это просто социальная условность. Инвиктус невероятно иерархическая и
крайне формальная организация. Его члены нередко требуют уважения и статуса,
которые, по их мнению, причитаются им. Многие Князья и другие лидеры, имеющие
официальный двор, сообщают о своей принадлежности к ковенанту, даже не произнося
слова «Инвиктус».
Инвиктус, единственный среди ковенантов, считает себя самостоятельным объектом,
достойным преклонения. Картианцы обычно воздерживаются от клятв верности, а Ланцеа
Санктум и Ведьмин Круг приносят клятвы высшим силам — прежде всего богу или духу,
и лишь затем ковенанту. Только Инвиктус не просто требует клятв верности местным
лидерам ковенанта, но считает, что эти клятвы превыше любых других обязательств.
Возможно именно эта практика создаёт иллюзию, будто многие Князья принадлежат к
Инвиктус. Поскольку лидеры Инвиктус так сильно подчёркивают свою принадлежность к
ковенанту — куда сильнее чем любые другие фракции — Первое Сословие ассоциируется
с этим титулом.
Смертные и Власть
Пусть все ковенанты осознают необходимость Маскарада, Инвиктус сосредоточен не
просто на том, чтобы внедриться в людское общество, но на том, чтобы манипулировать
им и влиять на него. В своём стремлении к политическому владычеству ковенант не
упускает ни одной возможности — а шесть миллиардов смертных являются той ещё
возможностью. Большинство старейшин любых ковенантов обладают некоторым
влиянием в делах местного правительства или бизнеса, но, рисуя образ вампира, сидящего
в центре сети корпоративных, политических, криминальных и социальных связей —
редкий, но всё ещё сохранившийся стереотип — вы скорее всего рисуете образ члена
Инвиктус.
Ритуалы и церемонии
У Инвиктус есть несколько церемоний, распространяющихся на весь ковенант. В целом
Первое Сословие куда больше озабочено общими традициями поведения, чем
конкретными мероприятиями. Тем не менее, некоторые социальные обычаи и традиции
дожили до современности, хотя превратились в настолько стандартный элемент Реквиема
Инвиктус, что многие Сородичи больше и не признают их за таковые.
Клятвы верности
Благодаря феодальной структуре Инвиктус, почти каждый вид взаимодействий внутри
фракции подкреплён соответствующей клятвой верности. Последователи присягают
лидерам, потомки — сирам, рабы — владыкам. И это даже если не считать клятв, которые
должностные лица городов, контролируемых Инвиктус, требуют от своих подчинённых,
неважно, членов Инвиктус или нет. Редко встретишь Сородича-Инвиктус, который не
принёс хотя бы трёх-чертырёх клятв.
Перечисление родословной
Не смотря на все свои утверждения о том, что лидерами становятся, а не рождаются,
Инвиктус придаёт немалое социальное значение родословной своих членов. Чем более
долгую историю родословной может перечислить Сородич, тем большим уважением он
пользуется. Происхождение от особенно знаменитого Сородича обеспечивает
значительным статусом в ковенанте. Происхождение от печально знаменитого предка,
или неспособность перечислить значительный отрезок своей родословной — почва для
насмешек. Возможность доказать свою принадлежность к одной из наиболее уважаемых
линий крови (например, к так называемым Вентру-Митраитам) эквивалентно
королевскому происхождению, и Инвиктус питает здоровое уважение к любым линиям
крови или семействам, способным словом или делом доказать, что они отличаются от
клана-родоначальника.
Формальная процедура представления
Большинство Князей Инвиктус создают официальные дворы и управляют очень чётко
структурированными (насколько могут это обеспечить) доменами. Неважно, управляется
ли домен как корпоративный зал заседаний, старинная южная плантация или настоящий
феодальный двор, в нём несомненно будут действовать формальности и процедуры,
которые необходимо уважать. Сородичи Инвиктус в среднем чаще пользуются
локальными титулами, описанными ранее в этой главе, чем члены других ковенантов,
именно благодаря своей озабоченности званиями и формальностями. У многих Князей
Инвиктус есть Сенешаль, объявляющий имя, звание (если имеется) и родословную (если
имеется) прибывающих гостей. От присутствующих при дворе они требуют специальных
форм обращения и, возможно, даже особого стиля в одежде. Они могут даже требовать
определённой степени изысканности во всём, что касается социальной жизни двора (под
запрет попадут грубые шутки и вульгарные выражения). Самоуверенность во время
беседы с Князем, Регентом или другим старейшиной — отличная почва для
дициплинарных взысканий, и далеко не одного неоната, заявлявшего «вы не смеете мне
ничего приказывать!», связывали Винкулумом, изгоняли или даже отправляли встречать
рассвет, когда простых предупреждений оказывалось недостаточно.
В некоторых городах, где власть находится в основном в руках у Инвиктус, эта
официальщина распространяется даже за пределы Элизиума. В таких доменах Сородичи
должны тщательно отслеживать общественный статус всех, с кем они общаются, и вести
себя соответственно. В подобных городах не выразить должное почтение тем, кто выше
по статусу, значит провоцировать наказание, а если выказать чрезмерное уважение тем,
кто ниже по статусу, можно стать мишенью для насмешек и потерять лицо. В таких
городах Гарпии почти столь же влиятельны, как Примогены, и при желании они способны
наделять социальным статусом или лишать его.
Старомодная коммуникация
Как следствие вопроса официальности, многие старейшины Инвиктус настаивают, чтобы
основная часть их корреспонденции передавалась с помощью вестников или письменных
посланий. Телефоны и электронные письма считаются неуклюжими инструментами
безграмотной и дурно воспитанной молодёжи. (Вдобавок, многие старейшины
справедливо считают, что они недостаточно сведущи, чтобы защитить себя от случайного
подслушивания.) Большинство старейшин не доходят в вопросах протокола до идиотизма.
Когда дело касается получения жизненно важных новостей или срочных дел, они не будут
отказываться от телефонного звонка или е-мейла (хотя даже в таких случаях Князья
нередко предпочитают, чтобы информацию получили их Сенешали или другие слуги, а
затем передали им лично). Тем не менее, использование этих технологий для каких-либо
целей становится причиной для общественных насмешек, если не хуже. (Некоторые
молодые Сородичи утверждают, что данная «традиция» существует лишь затем, чтобы
старейшинам не пришлось демонстрировать, насколько неловко и неумело они
обращаются с современным оборудованием. Впрочем, они редко озвучивают такие
утверждения пред лицом старейшин.)
Мономахия
Согласно традиции, в былые годы в Инвиктус практиковались официальные поединки,
состязания и испытания на прочность для решения их споров, которые иначе решить было
нельзя. Такие поединки и испытания называются Мономахией. Многие члены ковенанта
верили — как и многие средневековые смертные — что в таких случаях в дело
вмешивался Бог и давал победу тому, кто прав. Другим членам Инвиктус просто
требовалось средство, с помощью которого можно улаживать личные трения, не втягивая
в конфликт подчинённых или даже целые домены. В нынешние ночи Инвиктус в целом
отказались от мысли, что в дело вступает божественное провидение — даже самые
преданные души с трудом верят, что Бог напрямую вмешивается в поединки — но
наиболее преданные последователи Первого Сословия всё ещё практикуют Мономахию,
когда для этого имеются основания.
Звания и Должности
Сородичи, которые не знают Инвиктус по-настоящему, часто удивляются, обнаружив, что
в ковенанте довольно мало официальных званий и должностей. Эти чужаки не осознают,
что Инвиктус не испытывает необходимости во множестве новых званий, поскольку
считает стандартные должности своим собственным творением. Большинство
должностных лиц занимают в местной иерархии Инвиктус примерно то же положение,
что и в правлении домена. То есть, Князь-Инвиктус скорее всего будет и лидером
местного Инвиктус. Примогены и Прискусы обладают властью и в городе, и в ковенанте.
Шериф-Инвиктус скорее всего занимается обеспечением порядка как в местном
Инвиктус, так и во всём домене.
По сути, в доменах Инвиктус встречаются лишь два звания, не связаных с политическими
должностями.
Внутренний Круг
В некоторых доменах, где Инвиктус не обладает всей полнотой власти, или где многие
должности домена заняты представителями других ковенантов, ковенанту требуется орган
управления, который не будет полностью состоять из членов городского правительства.
Он называется Внутренним Кругом. Его членами могут быть кто угодно, от Князя и
некоторых Примогенов до Сородичей, вообще не занимающих никаких официальных
должностей в городе. Они определяют политику местного Инвиктус и всегда
высматривают возможности улучшить своё положение. В городах, где Инвиктус
преобладает, редко бывает Внутренний Круг. Он существует лишь там, где городское
правительство и властная структура фракции не являются синонимами. Кроме того, этот
присущий только Инвиктус «малый Примоген» возможен лишь в крупных доменах, где
популяция Сородичей способна обеспечить существование подобного объединения.
Юдекс
Иногда члены Инвиктус вступают в конфликты друг с другом. В таких случаях
большинство членов ковенанта соглашаются, что обращаться для улаживания спора к
чужакам (например, к городским должностным лицам) — плохая идея, ведь из-за этого
может сложиться впечатление, будто ковенант разрывают внутренние противоречия.
Мономахия используется лишь в случае самых серьёзных споров, поскольку мало кто из
старейшин согласится ставить на кон свою не-жизнь лишь ради улаживания разногласий.
Поэтому в большинстве городов с мало-мальски значительным присутствием Инвиктус
есть Юдекс. Его задача — решать споры между Сородичами-Инвиктус. Как только
вовлечённые стороны соглашаются на его вмешательство, начинает действовать
постановление Юдекса, даже в отношении тех Сородичей, полномочия которых в
обычных условиях были бы выше (например — у Князей). Судью выбирают из числа
городских должностных лиц (в доменах, где власть находится в руках у Инвиктус), из
членов Внутреннего Круга или, в самых крайних случаях, из самых уважаемых Инвиктус,
которые присутствуют. В некоторых городах есть постоянный Юдекс, и эту должность,
как правило, занимает кандидат, на которого соглашаются Князь и Примоген (или
принятие которого Князь может навязать Примогену). В других городах судьи
выбираются в зависимости от конкретного конфликта. Согласно традиции, в таких
случаях Юдекс должен избираться уважаемыми Сородичами, которые не связаны (по
крайней мере, явно) ни с одной из участвующих сторон. Иногда это проще сказать, чем
сделать, и во многих таких доменах существует обычай, согласно которому Юдексу
позволено перед уходом назначить будущего Юдекса, ещё задолго до того, как станет
известно, какая именно проблема будет рассматриваться в следующий раз.
Стереотипы
Картианцы: Никакого уважения к традициям.
Ведьмин Круг: Не желают знать своё место.
Ланцеа Санктум: Заслуживают доверия, но ханжи.
Ордо Дракул: Дисциплинированны, но заблуждаются.
Неприсоединившиеся: Культы собственных личностей.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа