close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
«Неправда, что о войне всё сказано.
Просто иссякла ложь»
Василий Белов - писатель
В снегах Карелии
Когда я напечатал письма с карельского фронта, пришедшие в
Воздвиженку, в альманахе «Свет памяти № 1», то неожиданно мне пошла
информация по этой теме. Или я ранее не замечал печатных статей и
документов по карельскому фронту, а тут вдруг заметил в семейных архивах
горожан и окрестных деревень, и архивах военкоматов по наработкам Титова
Н.Н., что множество извещений о без вести пропавших пришло в декабре
1942г. с карельского фронта. Если сравнить, то за всю войну столько не
приходило, как за этот период! С Урала ушло миллион человек, а вернулось
сто пятьдесят тысяч.
Я знаком с Новиковым И.А., кандидатом исторических наук, доцентом,
деканом исторического факультета ЧГПУ. В начале 90-х он организовал
поисковый отряд «Поиск» в школе №84 и каждый год выезжал с ним в
Карелию. Есть музей отряда. Есть отчёты, публикации в областной газете и
фильм к 60-летию Победы, который он мне подарил и фотографии.
Привожу цитату из его статьи «Без вести пропавшие» в газете
«Диалог» 2002 года №8:
«В формуляре о формировании дивизии и её боевом пути записано:
367- я стрелковая дивизия формировалась с 18 августа по 1 сентября 1941г.
Отдельные её части: 1217, 1219, 1223- полки у Шадринска, 928-й артполк и
штаб дивизии в г. Шадринске. Командир дивизии полковник И.М. Пузиков.
18 декабря 1941г. дивизия прибыла на Карельский фронт, имея в составе
10910 чел. Командный состав из запаса, командиры взводов – недавние
выпускники пехотных училищ. Рядовой и сержантский состав 1901-1905 г.р.
не имел воинской подготовки и не владел лыжами.
Материальная часть дивизии была также укомплектована не
полностью. 122-мм гаубицы и 76-мм пушки не имели зарядных ящиков и
восьми передков; полностью отсутствовала зенитная артиллерия, 82-мм
миномёты не имели прицелов, отсутствовали приборы, буссоли, бинокли,
стереотрубы. Самозарядных винтовок вместо 3721 по штату имелось только
9, снайперских винтовок из 108 только 2, станковых пулемётов вместо 108
только 26. Бойцы обуты лишь в кожаную обувь, не хватало тёплых вещей.
Наспех сколоченная, плохо обученная, не имевшая зимнего
обмундирования
и недостаточно вооружённая дивизия должна была
вступить в бой с противником. Нашим войскам на этом участке
противостояла отдельная немецкая армия «Нормандия» и Карельская армия
финнов. Они стремились овладеть Беломор - Балтийским каналом и выйти к
Архангельску. Финны извлекли уроки из «зимней» войны, и были
подготовлены.
Первое боевое крещение
дивизия приняла 19 декабря 1941г.,
находясь в вагонах. Это произошло на
станции Масельгской, на 16 разъезде.
Не успел состав остановиться, как
противник открыл массированный
огонь батареей прямой наводкой,
авиация начала бомбить. Солдаты ещё
спали, создалась неразбериха, суматоха – все побежали в лес.
В соответствии со сталинским планом удара по всей линии фронта: от
Баренцева до Чёрного моря; Карельский фронт должен был провести
локальную операцию в районе Ванзозера (14 разъезд): освободить участок
Карельской железной дороги, развивая наступление, овладеть г.
Медвежьегорском и продвинуться на запад к государственной границе.
С 1 января по 6 февраля - наши успешно наступали, но неожиданно утром
после артподготовки пехотный полк противника прорвал оборону 2 и 3- го
батальона 1221-го полка, перерезав участок Кировской ж/д.
В момент наступления противника, командир 1-го батальона 1219
полка неожиданно отвёл свой батальон с занимаемого рубежа, не поставив в
известность соединения соседнего 1217 –го полка. В образовавшуюся брешь
проник противник и окружил 1217 полк. 289-я дивизия, пытавшаяся
пробиться на помощь окружённым, шквальным огнём была положена в снег.
Залёгшие бойцы 289-й сквозь редкие секунды затишья слышали в бессильной
муке дальнюю канонаду в глубине финских укреплений – погибающий 1217й полк продолжал борьбу. 61-я морская бригада, рвавшаяся к окружённым из
района Кривозера, также была остановлена.
Потеряв более 2000 человек убитыми,
раненными, обмороженными, бригада
вернулась на исходные позиции, так и не
выполнив поставленной задачи. 1217-й
полк был обречён, но не сдавался. Он
отстаивал каждый окоп, каждый блиндаж.
7 февраля, уже без боеприпасов, они
пошли в последнюю свою контратаку, где
все и погибли. Погиб командир полка м-р Булганов. Среди них было много
южноуральцев. Родные ничего не знали об их последнем смертном часе. Ни
кого не хоронили. Почти все погибшие остались лежать на заснеженных
высотах около Ванзозера. Потери убитыми и ранеными, пропавшими без
вести, составили 8293 человека. В живых осталось 24,7% личного состава.
Как можно было отражать атаки противника при такой подготовке? Наших
южноуральцев и сибиряков, крепких, сильных, здоровых отправляли на
самые тяжёлые участки фронта. Но ни смотря ни на что, ценой своей жизни,
бойцы 1217 СП на какое-то время смогли приостановить натиск врага,
выиграть время для дальнейшего благополучного исхода.»
В «Челябинском рабочем» к 50-летию Победы была напечатана статья
полковника милиции В. Воробьёва. Он посетил те места, где воевал его дед
Ездин И.Т. из Щучанского района, перед этим он делал запросы в архивы
МО. Летом 1986г. с сыном приехали и обратились за помощью в библиотеку,
военкомат и к местным жителям. Все, кто посетил эти места, хорошо
отзываются об отношении местных к ним и оказывают разную помощь, даже
дают машину и сопровождающего. Воробьёв прошёл по местам боёв 1217
полка. Его удивило множество захоронений, обелисков, памятников и
облагороженных могильных холмиков. По лесу валялись полуржавые каски,
колючая проволока. Местные жители рассказывали ему: «Когда после войны
вернулись на станцию Масельгская, то страшно было заходить в лес, кругом
валялись незахороненные тела, жители прикапывали их или складывали в
братские могилы. Недавно мелиораторы обнаружили 14 солдатских трупов в
болоте. Останки одубели, пролежав там 40 лет. Из досок сколотили ящики и
захоронили в общую братскую могилу. Воробьев, встретив могильный
холмик, крошил хлеба. По приезду в Челябинск, он находил и потом
встречался с ветеранами карельского
фронта, чудом выживших в лесах
Карелии. В архивном отделе военкомата
он успел за отпущенное ему время
выписать несколько фамилий бойцов.
Это: Аннинцев Е.О., Ананьин П.С.,
Базанов Н.П., Балдин С.Н., Банных
М.В., Белов Г.А., Глазырин А.С., Глухов
В.С., Кабаков И.И., Климентьев П.С.,
Кузьмин А.М., Тарасов Ф.Н., Щеглов В.А. - все с Уфалея, Баранов П.П.Аллаки, Блинов П.И. – Тюбук, Ахлюстин А.В., Дыбов И.С., Ершов, С.М.,
Заколяпин П.П., Иванов В.Д., Карпов С.М.- комроты 1217 СП, Лепаловский
И.С., Мягков Л.В., Полетаев А.М., Щербинин П.А. – все с Каслей;
Мельников Г.М., Новгородцев А.А- Клеопино. Уфалей - это ещё имеется в
виду и район (авт.)
Елена Рохацеич в «Челябинском рабочем» пишет заметку «Далёкой зимой
1942-го», выделяя на передний план слова «Преданы дважды, вычеркнуты из
памяти потомков». Правда горька: пропавших без вести в бывшем СССР
насчитывается более четырёх миллионов. Это воины, о которых на
протяжении многих лет не принято было вспоминать. Их имена внесены в
списки потенциальных предателей. Но предали не они, а страна предала
своих сынов, причём дважды: когда кинула полуобученных, плохо
вооружённых в пекло первых месяцев войны и когда вычеркнула их из
памяти новых поколений. Так случилось и с полком 1217, пропавшим без
вести в болотах Карелии в феврале 1942 года. При формировании полка
обучали призывников с деревянными винтовками (!).
В мае 1990г. побывал Новиков И.А. на местах боёв в Карелии. Когда
финские ветераны увидели незахороненные останки своих бывших врагов,
они были потрясены: «Так не должно быть», - и передали нам карты боёв
(советские карты были в то время засекречены).
С одним ветераном – начальником штаба финского пехотного полка,
воевавшего в этих местах, мы прошли по старой узкоколейке. Он указал
места захоронений: в пяти блиндажах покоились 115 человек. А по
документам пропавших без вести числилось две тысячи. В ту далёкую зиму
именно финское командование позаботилось о предании земле советских
солдат. Нас поразило то, с каким уважением ветераны из Финляндии
относятся к памяти погибших – будь то русский или финн.
После войны существовали военные поисковые полки, роты,
батальоны, потом их расформировали, а там уже работали специалисты.
Сейчас отдано всё в руки школьных поисковых отрядов, которых у нас на
Урале несколько. Вот, что рассказывают ребята из поискового отряда
«Булат» из Златоуста: «В блиндажах останки бойцов лежали слоями от 50 до
100 человек, видимо в эти блиндажи сносили убитых и раненых. Черепа
погибших сплошь лежали на полу блиндажей. Хотя это был февраль 1942г.,
но поисковики не нашли там остатков полушубков, ватников, шинелей,
валенок, сапог, шапок. Не было и оружия. Многие черепа имели странные
отверстия. Кое-где были следы того, что блиндажи взрывали. Ни каких
вещей, документов по которым можно установить личности погибших».
Большая благодарность ребятам поисковикам и администрации
Медвежьегорского района за доброе отношение к павшим, ведь они
помогают деньгами, материалами для постановки обелисков и памятников.
Эти ребята, как пишет М.А. Бутакова в «Каслинском альманахе» со слов И.А.
Новикова, проходят многие километры по израненному войной лесу, через
буреломы, болота, разбирать заваленные блиндажи и идентифицировать
останки погибших. За 17 лет работы ребятами захоронено более 800 бойцов и
командиров. Так, например, в 2008 году обнаружено 143 бойца.
Ребята стараются найти родственников (и находят, которые забирают
останки на родину бойца), не найдя, захоранивают в общие братские могилы.
Поисковики намотали в общей сумме, если брать каждого 35134км.
Участвуют в «Вахтах памяти». Есть отряд при ЧГПУ «Медальон».
Многие посещают те места,
побывали там, в июле 2003г.
директор вишнёвогорского музея
Бутакова М.А., Зотова В.В., Лапина
З.П., Пасечникова М.А.. Они очень
рады приёму и пониманию карелов.
Посетили братские могилы. Жаль,
что нет надписей на плитах. Не было
именных медальонов у бойцов. Но привезли той земли по горсточке, зашли в
местный Храм и заказали молебен по погибшим и поставили свечки за
упокой. Благодарит Бутакова М.А. за уход за могилами население,
школьников и Медвежьегорское ДРСУ.
В каслинской газете «Красное знамя» в 1992 году проходила
информация с неполным списком погибших. «Вспомним всех поимённо», «
Одна неправда нам в убыток, и только, правда, ко двору». В фильме,
который подарил мне И.А. Новиков, показывается весь трудный путь ребят
поисковиков и в конце список найденных и опознанных бойцов по надписям
на котелках, ложках.
Е. Студенников
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа