close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
АЛЕКСЕЙ НЕЛАЕВ
+79630680318
[email protected]
ПРИЗРАКИ
пьеса в одном действии
Папе
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
АНДРЕЙ, 25 ЛЕТ
ВАЛЕНТИН, 25 ЛЕТ
Заброшенный приют в ночь перед сносом.
Тёплый летний вечер. Начало десятого. Скоро стемнеет, а пока облака на западе
окрашены в мандариновый цвет.
Заброшенный приют в центре Тюмени. То есть, раньше это была окраина, но город
расширяется, и теперь это уже центр, земля здесь дорогая, и скоро тут построят чтото, приносящее доход. Двухэтажное здание держится на трёх стенах и честном слове,
причём честное слово надёжнее. Внутри стоят ржавые кровати с пружинами, на
некоторых ещё осталось какое-то тряпьё, под парой из них стоят горшки. Столы и
стулья стоят на своих местах, ждут, что дети сейчас вернутся и сядут за них. Но
никто не вернётся. Приют готовятся сносить. Вот уже и техника стоит неподалёку, а
периметр огорожен яркой жёлтой лентой, которая не кажется двум парням лет
двадцати пяти серьёзным препятствием. Они перешагивают её и заходят внутрь через
оконный проём на первом этаже.
Парней зовут Андрей и Валентин. Андрей в очках, одет в потрёпанные рубашку и
джинсы, волосы его как обычно не мыты, за спиной у него рюкзак с чем-то объёмным, он
светит перед собой фонариком. Валентин в кофте с капюшоном и спортивных штанах,
всё время шмыгает носом, после чего смачно сплёвывает; он следует за Андреем.
ВАЛЕНТИН. Фу, дерьмом воняет…
2
АНДРЕЙ. А ты как хотел? Заброшка. А раньше приют был.
ВАЛЕНТИН. Да блин, мне-то чё. Я по таким местам не шарюсь.
АНДРЕЙ. Есть похуже заброшки.
ВАЛЕНТИН. Нафига ваще сюда переться? Её ж с утра снесут.
АНДРЕЙ. В этом-то и фишка.
ВАЛЕНТИН. Андрюха, вот чё ты в таких местах находишь? Воняет. (Смотрит на
телефон.) Связь ещё не берёт.
АНДРЕЙ. К вони можно привыкнуть. Через полчаса уже не замечаешь.
ВАЛЕНТИН. Полчаса? Долбанулся? Через десять минут меня здесь уже не будет.
АНДРЕЙ. Валёк, ты же обещал.
ВАЛЕНТИН. Тут как будто бомж сдох… фу…
АНДРЕЙ. Почему бомж? Вон собака лежит. (Показывает на дохлую собаку неподалёку.)
ВАЛЕНТИН. Блин… (Затыкает рот.) Я щас блевану, отвечаю…
АНДРЕЙ. Привыкнешь. Так всегда бывает. Сначала дышать не можешь, а потом
нормально.
ВАЛЕНТИН. Давай быстрее, говори чё делать надо.
АНДРЕЙ. Подожди. Не здесь и не сейчас.
ВАЛЕНТИН. Чё ждать-то?
АНДРЕЙ. Сам знаешь.
ВАЛЕНТИН. Блииин, Андрюха, чё ты её никак забыть не можешь?
АНДРЕЙ. Тебе не понять.
ВАЛЕНТИН. Куда мне.
АНДРЕЙ. У меня пустота в душе, Валёк, понимаешь?
ВАЛЕНТИН. Заплачь ещё.
АНДРЕЙ. А что? Я чувствительный человек.
ВАЛЕНТИН. А чё тогда по сральням таким шаришься? Чувствительный ты наш.
АНДРЕЙ. Здесь атмосфера такая…
ВАЛЕНТИН. Слышь, атмосфера… Чё-то я всё ещё вонь чувствую.
АНДРЕЙ. Вот я на работе сижу в окружении планктона всякого, у всех глаза пустые,
вздыхают хором, знают, что завтра то же самое будет. И послезавтра. И через год. Если не
умрут от сердечного приступа. Может, для них так и лучше будет. Хочешь подумать о
хорошем, на позитив настроиться – а атмосфера не даёт. Гадкая. А сюда приходишь – и
всё здание твоё, и нет никого, и думается хорошо… Я здесь свои лучшие стихи написал,
вот в этой заброшке именно.
ВАЛЕНТИН. А чё, бомжей нет здесь?
3
АНДРЕЙ. Здесь нет. Боятся.
ВАЛЕНТИН. В смысле.
АНДРЕЙ. Да история есть одна… Неважно, в общем.
ВАЛЕНТИН. Не, ты скажи мне.
АНДРЕЙ. Даже вагончики с рабочими на расстоянии стоят.
ВАЛЕНТИН. В смысле?
АНДРЕЙ. Да не верю я во всю эту чушь.
ВАЛЕНТИН. Чё за история-то? Я щас уйду.
АНДРЕЙ. А что, страшно?
ВАЛЕНТИН. Угараешь что ли? Интересно просто.
АНДРЕЙ. Вот ты же такой крутой типа, а приведений боишься.
ВАЛЕНТИН. Каких приведений?
АНДРЕЙ. Чушь всё это.
ВАЛЕНТИН (прислушивается). Я слышал чё-то вроде.
АНДРЕЙ. Тебе кажется.
ВАЛЕНТИН. Ты слышал?
АНДРЕЙ. Ничего я не слышал. Идём наверх.
ВАЛЕНТИН. Не, ну ты капец…
Идут по лестнице.
Тут шприцов нет?
АНДРЕЙ. Чего?
ВАЛЕНТИН. Шприцов. Наркоманы оставляют. Со своей кровью. Наткнёшься и
заразишься.
АНДРЕЙ. Под ноги смотри.
Поднялись на крышу. Здесь какие-то полусгнившие картонные коробки, кирпичи, труба
вентиляционная через всю крышу. Андрей скидывает рюкзак. Стоят, смотрят на закат,
на исторический район города. Вроде как даже сказать что-то боятся, потому что
атмосфера тогда разрушится. Но Валентин всё равно говорит.
ВАЛЕНТИН. Воу.
АНДРЕЙ. Красиво, да?
ВАЛЕНТИН. Прикольный вид.
4
АНДРЕЙ. Валя то же самое сказала.
ВАЛЕНТИН. Ты её водил сюда? И чё она сказала?
АНДРЕЙ. Понимаешь теперь?
ВАЛЕНТИН. Ничё не понимаю.
АНДРЕЙ. Вот тебе противно в таких местах находиться. Всем противно. А ей нет. Она
поняла всё, что я ей рассказал. Про мысли и все дела.
Пауза.
ВАЛЕНТИН. Андрюха, мы с тобой со школы дружим, но я с тебя иногда просто фигею.
АНДРЕЙ. Сколько времени?
ВАЛЕНТИН (смотрит на телефон). Полдесятого.
АНДРЕЙ. Рано.
Валентин берёт рюкзак, начинает его расстёгивать.
ВАЛЕНТИН. Давай уже. Покажешь, чё я делать должен.
АНДРЕЙ (отбирает рюкзак). Всему своё время. Не люблю спешить.
ВАЛЕНТИН. Поэтому у тебя и было погоняло Тормоз.
АНДРЕЙ. Спасибо за напоминание, Какашкин… Я имею в виду, Кашкин.
ВАЛЕНТИН. Э, слышь, я ж не над фамилией твоей издеваюсь.
Садятся на вентиляционную трубу, смотрят на город.
АНДРЕЙ. Как работа?
ВАЛЕНТИН. Нормалды. Хорошо устроился.
АНДРЕЙ. Блин, извини, но слово это… Ужас.
ВАЛЕНТИН. Чё?
АНДРЕЙ. «Устроился». Вроде как, нашёл свою ячейку, зацементировался, и так с места и
не сдвинешься.
ВАЛЕНТИН. Ты курнул чё-то?
АНДРЕЙ. Не курю и курить не буду. Интересно работать?
ВАЛЕНТИН. Двадцатку платят. За сверхурочку доплачивают.
АНДРЕЙ. А работа-то интересная?
ВАЛЕНТИН. Курьером.
5
АНДРЕЙ. Понятно всё.
ВАЛЕНТИН. У тебя как?
АНДРЕЙ. Да вот не «нормалды».
ВАЛЕНТИН. Чё так?
АНДРЕЙ. Диссер не пишется. В армию заберут.
ВАЛЕНТИН. Отмажься.
АНДРЕЙ. Денег нет.
ВАЛЕНТИН. Сколько надо?
АНДРЕЙ. Вроде сто. Думаю, в больничку лечь. Говорят, психбольных не берут в армию.
Вдруг на первом этаже слышатся какие-то звуки – то ли шаги, то ли упало что-то.
ВАЛЕНТИН. Это чё такое?!
АНДРЕЙ. Где? Не знаю. Так что думаешь? Не хочу служить.
ВАЛЕНТИН. Может, бомж?
АНДРЕЙ. Нет тут бомжей, говорю тебе.
ВАЛЕНТИН. Чё их нету-то? Им вообще на всякие сказки пофиг.
АНДРЕЙ. Ну вот нет и всё, откуда я знаю.
ВАЛЕНТИН. Чё ты там про психушку говорил?
Пауза.
АНДРЕЙ. Слушай, а геев берут в армию?
ВАЛЕНТИН (отодвигается). Чё?
АНДРЕЙ. Скажу, что гей.
ВАЛЕНТИН. Дебил что ли? Лучше служить. Потом будут говорить, что пидар.
АНДРЕЙ. Мне вот вообще интересно, как это всё у геев происходит?
ВАЛЕНТИН. В смысле? Посмотри в интернете.
АНДРЕЙ. Как это?
ВАЛЕНТИН. Ну порнуху. ВКонтакте набери. Ничё особенного у них там не происходит.
АНДРЕЙ. Я имел в виду, как геи отмазываются.
ВАЛЕНТИН. Ааа.
Пауза.
6
АНДРЕЙ. А ты смотрел что ли? Видео эти.
Пауза.
ВАЛЕНТИН. Нет.
Пауза.
АНДРЕЙ. Я тоже нет.
Пауза.
Слушай, я же всё могу тебе рассказать?
Снизу снова раздаётся звук. Валентин вскакивает.
ВАЛЕНТИН. Всё, я валю отсюда… Два часа сидеть ещё что ли?
АНДРЕЙ. Запаха нет уже?
ВАЛЕНТИН. Ну это крыша, здесь нет. Когда она придёт уже?
АНДРЕЙ. Обычно в десять с танцев возвращается.
ВАЛЕНТИН. Какого фига тогда позвал так рано?!
АНДРЕЙ. Куда ты спешишь, Валёк?
ВАЛЕНТИН (хочет уходить). Да не хочу я ещё тут час торчать.
АНДРЕЙ. Валёк, ты обещал!
ВАЛЕНТИН. Мне вчера мать бухая по телефону звОнит, говорит, в городе люди
пропадать стали. Ну я такой успокоил её, конечно, но сам думаю «блин, офигеть, жить
опасно стало».
АНДРЕЙ. Так всегда люди пропадали.
ВАЛЕНТИН. Говорит, маньяк какой-то ходит. Пацанов убивает и в попу имеет.
АНДРЕЙ. Некрофил что ли?
ВАЛЕНТИН. Да хоть зоофил.
АНДРЕЙ. Нет, зоофил – это кто по животным больше. Короче, оставайся, а. У меня тут
есть кое-что. (Достаёт бутылку вина и пластиковые стаканчики.) Я это вообще-то для
нас с Валей, но ладно.
ВАЛЕНТИН (возвращается, садится на трубу). О, вино что ли?
7
АНДРЕЙ. Типа того. (Разливает вино.) Знаешь, у нас с ней здесь, на крыше, первый
поцелуй был…
ВАЛЕНТИН. Офигеть.
АНДРЕЙ. … Вот я и хочу, чтобы у неё чувства вернулись ко мне. Завтра снесут здание. И
не будет его. И мы с Валей будем в этом здании в последний день его жизни. Успеем.
Успеем побыть здесь. Успеем возродить чувства.
ВАЛЕНТИН. Офигеть.
Сидят. Пьют.
АНДРЕЙ. Я вот всегда думал. Забавно. У тебя с моей девушкой одинаковые имена.
ВАЛЕНТИН. Разные. Валентин и Валентина.
АНДРЕЙ. Валя и Валя. Мне нравится. Красивое имя.
ВАЛЕНТИН. А у меня бывшую помнишь?
АНДРЕЙ. Эльвиру?
ВАЛЕНТИН. Ага. Капец, да? (Смеются.)
АНДРЕЙ. От имени много зависит. То ли дело Валентин. Так на язык и ложится.
ВАЛЕНТИН. Покажи, чё за штуку-то купил. (Кивает на рюкзак.)
Андрей открывает его, показывает Валентину его содержимое.
Фигасе.
АНДРЕЙ. Шикарно будет, да?
ВАЛЕНТИН. Свидание на пафосе.
АНДРЕЙ. Как же я по ней скучаю. Давай ещё выпьем. (Наливает.)
Продолжают пить. Постепенно пьянеют.
ВАЛЕНТИН. Вот чё ты, Андюха, паришься? Новую тёлочку нашёл бы.
АНДРЕЙ. Валя единственная.
ВАЛЕНТИН. Так она ж первая у тебя.
АНДРЕЙ. И последняя будет.
ВАЛЕНТИН. А ты у неё десятый.
АНДРЕЙ. Вот не надо. Я спрашивал.
ВАЛЕНТИН. И чё?
8
АНДРЕЙ. Четвёртый.
ВАЛЕНТИН (смеётся). Тридцать четвёртый?
АНДРЕЙ. Иди в зад.
ВАЛЕНТИН (смеётся). О, ты ругаться ещё умеешь. А, я тебе не рассказывал. Весной ещё
Эльвира звонила. Одумалась. Говорит, (Передразнивает.) «у меня тогда те дни были, я
шуток не понимала, давай встретимся».
АНДРЕЙ. Простила?
ВАЛЕНТИН. Да там не на чё и обижаться-то было. Мы с ней гуляли долго – а она тогда
чё-то оделась легко. Ну, в машину сели, она такая «вот у тебя машина без подогрева, я изза тебя ноги застудила». А я такой «не гони, ты ж не кашляешь».
АНДРЕЙ. А она?
ВАЛЕНТИН. А она такая «знаешь, что бывает, когда девушки ноги застудят? Тебе
объяснить?». А я такой «у батареи постой в подъезде, погрейся». (Смеётся.)
Сидят, пью. Андрей вздыхает.
АНДРЕЙ. А я Вале даже дружбу предлагал, потому что рядом с ней хотел быть, а она …
эх…
ВАЛЕНТИН. Да ты рассказывал уже… Братан, нафига она тебе сдалась? У тебя ещё
много будет.
АНДРЕЙ. Не будет.
ВАЛЕНТИН. Лучше ещё найдешь.
АНДРЕЙ. Не найду.
ВАЛЕНТИН. Знаешь, в чём твоя проблема? Ты слишком стараешься. С девушкой никогда
нельзя слишком стараться. Нужно пофигистом быть.
АНДРЕЙ. А я стараюсь. Стихи пишу.
ВАЛЕНТИН. Нафига?
АНДРЕЙ. Вале нравится.
ВАЛЕНТИН. Да пофиг ей.
АНДРЕЙ. Нет, не пофиг. Я ей стихи читал один раз, а она такая голову мне кладёт на
плечо и руку берёт.
ВАЛЕНТИН. Ну это она так, просто. Ей это ваще не главное. Ну ёпрст, я ж не хотел
говорить…
АНДРЕЙ. Чего?
ВАЛЕНТИН. Да я ещё год назад с Валькой твоей пёхался.
9
АНДРЕЙ. Чего?!
ВАЛЕНТИН. Ты только не это, братан…
АНДРЕЙ (вскакивает). Слышь, ты, мудак. Ты пошутил щас, да?
ВАЛЕНТИН (встаёт). Э-э-э, Андрюха, ты чё.
АНДРЕЙ. Нет, вот ты… ты просто повтори, чё ты щас сказал. Вот слово каждое повтори
во фразе своей, а. (На глазах появляются слёзы.)
ВАЛЕНТИН. Ты чё, Андрюха, плачешь?
АНДРЕЙ (плачет). А нафига ты это ляпнул щас вообще? Чё за дерьмо-то, а? Мне же
говорили…
Валентин подходит к Андрею, кладёт руку на плечо, Андрей отталкивает Валентина,
тот падает на асфальт.
Мне сказала подруга её тогда, что… что у вас с Валей что-то…
Валентин смотрит – на руке у него кровь.
ВАЛЕНТИН. Блин! Я напоролся на чё-то!
АНДРЕЙ. Пошёл ты! (Подскакивает, пинает Валентина, тот не может подняться,
падает.) Урод сраный! (Пинает снова.)
ВАЛЕНТИН (поднимается). А если мне фигня какая-нибудь в кровь попадёт?!
Валентин бьёт Андрея, тот падает, поднимается, плачет, плюёт в сторону Валентина,
забирает рюкзак и слезает с крыши на второй этаж. Валентин стоит на месте, потом
кричит вслед:
Да ладно, куда ты…
Андрея уже нет.
(про себя.) Чёрт… (Идёт за ним.)
На лестничной площадке между этажами Валентин всё-таки хватает Андрея за
рюкзак.
10
Да подожди, чё ты ревёшь-то?
АНДРЕЙ (разворачивается). А чё, нельзя? Ты… почему у меня всегда вот так?
ВАЛЕНТИН. Говорю тебя, твоя тёлка шлюха! Ничё нельзя сделать.
АНДРЕЙ. Она не тёлка!
ВАЛЕНТИН. Братан…
Андрей поднимает кирпич с пола, бьёт им Валентина, попадает по плечу.
(хватается за плечо). Ах ты пидарас…
АНДРЕЙ (снова замахивается). Рот закрыл!
Вдруг Валентин замечает что-то на первом этаже, за спиной Андрея.
ВАЛЕНТИН (шёпотом). Это кто там?
АНДРЕЙ А?!
ВАЛЕНТИН (шёпотом). Внизу. Только медленно.
АНДРЕЙ Чё?!
ВАЛЕНТИН (сам орёт). Чё ты орёшь, дебил? Назад посмотри.
Андрей резко поворачивается, смотрит вниз. Там какой-то силуэт у окна, через которое
они сюда попали.
(шёпотом). Кто это? Прямо у выхода.
АНДРЕЙ (шёпотом). Ты тоже видишь?
ВАЛЕНТИН (шёпотом). Нет, блин, не вижу. Кто это?
АНДРЕЙ (тёмной фигуре). Эй!
ВАЛЕНТИН (шёпотом). Тише!
АНДРЕЙ. Валя? Это ты?
ВАЛЕНТИН. Да не Валя это! Это маньяк тот!
АНДРЕЙ. А чё он смотрит тогда?
ВАЛЕНТИН. Ждёт, пока мы спустимся, чтобы в попу трахнуть.
АНДРЕЙ. Ты же говорил, он убивает сначала.
ВАЛЕНТИН. Тебе чё, с наркозом надо? Валим наверх. Я щас обосрусь со страха, отвечаю.
АНДРЕЙ. Да нет там никого.
11
ВАЛЕНТИН. Как нет?
Пауза.
АНДРЕЙ. И что делать будем?
ВАЛЕНТИН. Обратно пошли.
Возвращаются на крышу.
АНДРЕЙ. Что делать-то будем?
ВАЛЕНТИН. Штуки эти в рюкзаке твоём используем. Кто-нибудь увидит и придёт.
АНДРЕЙ. Дурак что ли? И вообще, это для Вали. Ты спуститься должен вниз был и
запустить их, когда мы с ней на крышу поднимемся. (Спохватывается.) Сколько
времени?
ВАЛЕНТИН (смотрит на телефон). Телефон ещё не берёт… Десять без трёх.
АНДРЕЙ. Она сейчас пройдёт здесь. Она всё время здесь проходит. Путь срезает.
ВАЛЕНТИН. Вот мне интересно. Ты чё, серьёзно хотел, чтобы вы тут вина выпьете, я эту
фигню запущу, и вы поцелуетесь как в фильме?
АНДРЕЙ. Я ей стихи написал ещё.
ВАЛЕНТИН. А чё, если её по пути сюда маньяк замочит?
Пауза.
АНДРЕЙ. А, может, и не маньяк это…
ВАЛЕНТИН. А кто?
АНДРЕЙ. История. Помнишь?
ВАЛЕНТИН. Не надо.
АНДРЕЙ. При строительстве приюта – в пятьдесят седьмом, вроде – завалило тут сторожа
– стройку он охранял. С тех пор ходит тут. Говорят, дети его по ночам видели. Когда в
туалет ходили. Идёт в шапке, в пальто, что-то под нос себе ворчит… Говорят даже, что за
здесь пара детей пропала.
ВАЛЕНТИН. Рассказал? Всё, молодец.
АНДРЕЙ. Что, испугался, да? С девушкой моей спать – смелый, а историю страшную
слушать – обосрался, да?
ВАЛЕНТИН. Не была она тогда твоей девушкой.
12
АНДРЕЙ. А потом почему не сказал?
ВАЛЕНТИН. Да какая теперь уже разница?
АНДРЕЙ. Я люблю её, ясно?!
ВАЛЕНТИН. Ладно, давай. (Показывает на челюсть.)
АНДРЕЙ. Что тебе давать?
ВАЛЕНТИН. Ударь меня. Сюда вот.
АНДРЕЙ. Иди ты.
ВАЛЕНТИН. Легче станет.
АНДРЕЙ. Ты серьёзно?
Валентин молчит. Андрей размахивается и бьёт его. Валентин сплёвывает кровь.
ВАЛЕНТИН. Я думал, слабее будет.
АНДРЕЙ. Что-то легче не стало.
ВАЛЕНТИН. Выпить, может?
АНДРЕЙ. Может.
Садятся, наливают, пьют.
Знаешь, я пытался отправить стихи свои в журнал. В литературный.
ВАЛЕНТИН. И что?
АНДРЕЙ. Отшили меня там жёстко. Больше не захотелось ничего никуда нести. Думаю,
искусство в России умирает.
ВАЛЕНТИН. Как это?
АНДРЕЙ. А вот так. И никто этого не замечает. Это, знаешь, как вонь. Сначала
чувствуется прямо, что, ну воняет же, ребята, как так можно жить? А потом привыкаешь.
Вот все и привыкли.
ВАЛЕНТИН. Это ты к чему сейчас?
АНДРЕЙ. А к тому. У меня всё в жизни не так. Говорят, «не везёт мне в карты, повезёт в
любви». Вот мне – не везёт. Ни там, ни там. Бывает, людям на голову счастье сваливается.
А мне нет. Даже стихи не печатают.
ВАЛЕНТИН. Принеси в другое место.
АНДРЕЙ. Ага, а если они пошлют меня? Скажут «ну кто так пишет?». Не, спасибо. Нигде
у меня ничего не получается. Бывает такое?
ВАЛЕНТИН. Так-то некоторым дерьмовее.
13
АНДРЕЙ. Ну и что дальше? Это что ли планка для меня. Но ладно, что уж… Я в
последнее время стараюсь простыми вещами наслаждаться. Понял, что на автобусе ездить
люблю. Сядешь у окна, наушники в уши вставишь и смотришь на дорогу. Люди заходят,
выходят, а ты их не замечаешь. И они тебя. А в пробке ещё интереснее. Смотришь в
другие машины, кто там что делает – в носу ковыряется, губы красит, разговаривает по
телефону – и представляешь, о чём они думают. А они тебя не видят. В машинах люди
интереснее, чем в автобусе. А один раз сел на автобус, на котором не ездил ещё, и стал
смотреть, куда он повезёт меня. Ну, в общем, вышел я где-то в районе Дома Обороны,
заблудился, зашёл в гаражи какие-то, а там мужик стоит и мочится. Я такой
разворачиваюсь, а он мне кричать что-то стал. Ну я и побежал. И мне показалось, что он
за мной бежит. И догоняет. И так страшно стало, что я заплакал. В общем, когда домой
приехал, решил больше не ездить так.
ВАЛЕНТИН. Я чё-то не понял – нафига ты поехал на Оборону-то?
АНДРЕЙ. Да не на Оборону. Просто сел в автобус первый попавшийся.
ВАЛЕНТИН. Нафига? Он тебя фигня знает куда завёз.
АНДРЕЙ. В этом-то и фишка.
ВАЛЕНТИН. Нифига не понимаю.
АНДРЕЙ. Ну как? Сидишь, смотришь в окно. Особенно зимой. Снег падает, у людей пар
изо рта идёт. Красиво. Так и хочется всё на телефон заснять.
ВАЛЕНТИН. Не люблю зиму. Зимой всё как-то медленно типа. Машины там медленно
ездят, люди скользят по льду, такая шняга, короче. А летом всё прикольно. Жара,
девчонки с ножками открытыми ходят, ну ты понял – зимой-то оденут пуховики, и
непонятно нифига, есть у них сиськи или нет.
АНДРЕЙ. Сиськи ведь не главное. Валя была для меня единственным, от чего хорошо
становилось. Уткнусь в её волосы, запах вдыхаю шампуня. А она смеётся. Говорит,
щекотно. И обнимает меня. И прижимается. Так приятно было, хорошо. Зимой холодно,
она мои руки возьмёт, говорит, они у тебя тёплые, я от них погреюсь…. (Пауза.) А потом
вдруг случилось что-то, и она «нам стоит сделать перерыв в отношениях, у меня столько
нового произошло, танцы, все дела, мне нужно подумать, чем я хочу в жизни
заниматься»… и всякую такую чушь говорила. Что делать, я согласился, а она мне потом
вообще звонить перестала, лайки ВКонтакте больше не ставила, а я ставил. И звонил ей.
Ну а она говорит потом «Андрей, нам не стоит так часто общаться». Я ей говорю «давай
друзьями тогда останемся», а она «я не знаю, мне нужно подумать об этом». Это всё из-за
её танцев. Зачем она ими занялась? На меня времени хватать перестало.
14
ВАЛЕНТИН. Да рассказывал ты уже. Забей. Танцы ни при чём. Ты ей просто
разонравился.
АНДРЕЙ. Да что я не так-то делал?.. У неё такая улыбка была… Не хочу вспоминать.
(Вытирает глаза.)
ВАЛЕНТИН. Снова ты …
АНДРЕЙ. Чё-то у меня голова от вина кружится. Я насчёт алкоголя слабый… Пьянею
быстро…
ВАЛЕНТИН. Пошёл отолью пока.
Идёт к краю крыши, мочится.
Смотри, там кто-то в тени стоит.
АНДРЕЙ. Чё?
ВАЛЕНТИН. Иди сюда!
Валентин застёгивает ширинку, Андрей подходит к краю крыши.
АНДРЕЙ. Тот же самый, что внизу?
ВАЛЕНТИН. Мне страшно, короче. Я бы если щас не отлил, обоссался бы. Я в первом
классе обоссался. Училка на меня потом наорала, заставила вытирать всё, а все смеялись.
АНДРЕЙ. Капец она…
ВАЛЕНТИН. Она потом ещё родителей в школу вызвала… Ну, у меня тогда родоки не
бухали ещё так по-жёсткому, обои пришли. Училка, сука, рассказал им всё, они меня дома
наказали, гулять не отпускали… Я тогда даже прикончить хотел эту дуру, пистолет с
пульками купить и в глаз выстрелить. Но потом забыл чё-то… А щас встречаю её на
улице, а она идёт кое-как, согнулась, у неё и семьи нет вроде… Короче, правильно всё.
Валентин вдруг замечает что-то.
Смотри, Валька твоя!
Андрей сразу же приходит в возбуждение и высовывается из-за спины Валентина.
АНДРЕЙ. Что?! Где?!
ВАЛЕНТИН (показывает пальцем куда-то в темноту). Да вон она!
15
АНДРЕЙ. Да где, блин? Я ничего не вижу.
ВАЛЕНТИН. Ну ты слепошарый, ё моё… На сколько у тебя очки?
АНДРЕЙ. Да блин, отстань! Где она?
ВАЛЕНТИН. За деревом. Видишь?
АНДРЕЙ (начинает прыгать на месте). Блин, блин, блин!
ВАЛЕНТИН (отходит назад). Всё, меня нет, зови её!
АНДРЕЙ. Она что ли?
ВАЛЕНТИН. Ну! Давай, зови её. Или беги к ней. А я фейерверки запущу.
АНДРЕЙ. Успеешь?
ВАЛЕНТИН. Успею, успею. Мне что ли её крикнуть?
АНДРЕЙ. Она сюда смотрит!
ВАЛЕНТИН. И чё? Не видит тебя?
АНДРЕЙ. Не-а.
ВАЛЕНТИН. Кричи тогда её!
АНДРЕЙ (готовится). Щас, щас…
ВАЛЕНТИН. Ну!
АНДРЕЙ. Щас, чё торопиишь…
Пауза. Потом Андрей вдруг выдыхает. Весь запал у него куда-то исчезает, плечи
повисают. Стоит, смотрит в пустоту.
(после паузы). Да не. А вдруг не она?
ВАЛЕНТИН. Да чё ты ссышь-то?
АНДРЕЙ. А если ей не понравятся? Фейерверки?
ВАЛЕНТИН. И че?
АНДРЕЙ (всматривается в темноту и вздыхает). Эх… Ушла.
ВАЛЕНТИН. Ага.
Садятся на трубу. Молчат.
АНДРЕЙ. Слушай, а давай их всё равно запустим. В честь дома этого. Как прощание,
понимаешь?
ВАЛЕНТИН. Давай.
16
Достают из рюкзака фейерверки, устанавливают их, поджигают, отходят в сторону.
Смотрят в небо, ждут.
Через сколько они долбанут?
АНДРЕЙ. Написано пятнадцать секунд.
ВАЛЕНТИН. Уже минута прошла.
АНДРЕЙ. Фитилёк погас.
Валентин поджигает фитилёк снова. Отходит, смотрят в небо, ждут. Вот-вот из
фейерверков должны вылететь заряды и взорваться в небе тысячами красивых огней.
Вот-во. Уже сейчас… Сейчас… Ничего не происходит.
ВАЛЕНТИН. Блин, китайское дерьмо. А красиво было бы, наверное.
Садятся, пьют.
АНДРЕЙ. Вот смотри – дом этот будет разрушен. Снесён и выровнен до основания, и
вместо него магазин построят или аптеку. И никто не вспомнит, что раньше здесь был
приют… А здание ведь это сделало в сто раз больше, чем я или ты. Здесь дети жили
вместо того, чтобы по улицам шляться и бычки докуривать. Валёк, даже этот дом
полезнее нас, прикинь? И то его сносят. А мы-то вообще никто. Нас кто после смерти
вспомнит? Родители, пара одноклассников, коллеги… всё? Вот я по улице иду… ну иду и
иду, никого не трогаю, и тут на меня тётка налетает какая-то. И кричит «куда прёшь,
наркоман». Сама налетела и кричит. Ну где справедливость? Я её так ненавидеть стал. Как
ты училку ту. Тварь такая. Убить захотел. Или чтобы машина её переехала и ноги
переломала. Не будет тогда врезаться в других и оскорблять. Мразь… Всем насрать на
нас, понимаешь? Так и сдохнем, как будто и не было. Вот это страшнее, чем всякие
призраки. Мы сами как призраки. Ходим, и никто нас не видит.
ВАЛЕНТИН. Чё ты паришься? Всё время паришься. То за девчонку, то за фигню всякую
паришься. Мне ваще поифиг. Живу и живу.
АНДРЕЙ. Последний день этот дом сегодня стоит. И ночь. И что? Завтра снесут его, ни
кирпичика не останется. И я так же. И любить меня никто не будет. И не женюсь никогда.
Я сейчас вижу всё это. Умру один.
ВАЛЕНТИН. Ты прям как бабка. Помирать каждый день собираешься.
17
Пауза.
АНДРЕЙ. Знаешь что, Валёк? Вот мы с тобой с детства знакомы. А если бы ты умер, я бы
не расстроился.
Пауза.
ВАЛЕНТИН. Ты на фиг это ляпнул щас?
Андрей молчит.
А ты мне как брат всегда был.
Пауза. Сидят, смотря куда-то вдаль. Уже совсем стемнело.
АНДРЕЙ. Холодно. Никогда не понимал. Лето вроде, солнце. А как стемнеет, так сразу
дрожь пронимает. Говорят, в квартире тоже без света холоднее становится. Это что-то
психологическое.
ВАЛЕНТИН. Помнишь, мы с тобой в седьмом классе в Катьку Задорнову влюбились
вместе?
АНДРЕЙ. Не помню… Тебе тоже холодно?
ВАЛЕНТИН, А я помню. Мы ей тогда на четырнадцатое февраля валентинки обои
приготовили. И решили, что один только свою отдаст. Каменились ещё.
Андрея начинает дрожать от холода, даже зубами постукивать.
АНДРЕЙ. Что ж так морозит-то. Простыл, наверное. И голова болит. Или не болит. Не
знаю.
Достаёт из рюкзака куртку, кутается в неё, пытается согреться.
18
ВАЛЕНТИН. Я выиграл как щас помню. А ты заплакал. Сказал, что тебе никогда не везёт.
И я сказал «ладно, иди свою отдавай».
Андрей берёт бутылку вина, пьёт.
А ты ходил-ходил весь день, и так и не отдал.
АНДРЕЙ. Я пальцев на руках не чувствую.
ВАЛЕНТИН. А я брата всегда хотел. И чтобы родители как у тебя были. Чтобы не бухали.
У тебя же всё есть. А ты ноешь всё время.
АНДРЕЙ. Скорее бы утро… (Прижимается к Валентину.)
ВАЛЕНТИН. Не слышишь ты меня, да? Или не слушаешь?
АНДРЕЙ. Холодно.
ВАЛЕНТИН. Не надо было мне тогда к Вальке подкатывать. А я бухой был. Дебил. А ты
домой поехал, помнишь? На тачке своей. Тоже пьяный. Посмотрел на меня тогда ещё. Как
на подонка последнего. Сорок дней прошло. А как щас помню. Прости меня, Андрюха.
АНДРЕЙ. Когда утро будет?
ВАЛЕНТИН. Скоро. Скоро всё будет.
Пауза.
Ты любил здесь бывать. Здесь ты девчонку поцеловал первый раз. И фейерверки хотел
запустить. У тебя не получилось тогда. И у меня щас тоже. Странное место. Вонючее. Ты
всегда говорил типа здесь что-то есть такое. А какое такое? Красивое, наверно. А что
здесь красивого-то? Не знаю, я нифига не понимаю в этом. Но ты говорил, что здесь чтото есть такое. Значит, так и есть.
Валентин допивает бутылку вина. Он сидит на крыше приюта. Один. Андрея рядом с
ним нет. Его с ним и не было в эту ночь.
ТЕМНОТА
ЗАНАВЕС
КОНЕЦ
г. Тюмень
февраль 2015 г.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа