close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ЛАВИНА ИДЕТ
Высшее образование и революция впереди
Эссе
Майкл Барбер
Кейтлин Доннелли
Саад Ризви
Предисловие:
Лоуренс Саммерс,
Почетный председатель, Гарвардский Университет
Март 2013
Институт общественно-политических исследований
ЛАВИНА ИДЕТ
Высшее образование и революция впереди
Майкл Барбер, Кейтлин Доннелли, Саад Ризви
Март 2013
“ Это трагично, потому что если мы не сможем
изменить наш подход к образованию,
та же когорта, которую мы пытаемся “защитить”,
может понять, что всё их будущее загублено нашей робостью.”
Дэвид Патмэн
Выступление в Массачусетском Технологическом Институте,
Июнь 2012
Об авторах
Сэр Майкл Барбер – главный консультант образовательной
компании
Пирсон,
руководитель
всемирной
исследовательской
программы Пирсона в образовательной политике и влияние его
продукции и услуг на результаты учащегося. Он возглавляет
Пирсонский Доступный Фонд Обучения, целью которого является
расширение возможностей для детей из малоимущих семей в
развивающемся мире. Майкл также консультирует правительства и
агентства по развитию образовательной стратегии, эффективного
управления и доставки.
До работы в компании Пирсон он был главой глобальной
образовательной
практики
МакКинси.
Ранее
он
служил
в
правительстве Великобритании в качестве руководителя модуля
подачи Премьер министра (2001-05) и был главным советником
государственного
секретаря
по
образованию
на
школьных
стандартах(1997-2001). Майкл приглашенный профессор в Высшей
школе экономики в Москве и является автором многочисленных книг в
том числе «Поручения на списание: Боевые действия, чтобы улучшить
общественные услуги Британии»(2007), который был описан в Financial
Times как «одна из лучших книг о британском правительстве в течение
многих лет».
Кейтлин Доннелли - исполнительный директор в Пирсоне, где она
руководит
Фондом
Доступного
Обучения,
который
инвестирует
компании на раннем этапе своего развития, обслуживающих школы с
низкой стоимостью обучения и занятия школ и младших школьником в
развивающемся
консультантом
мире.
глобальной
Кейтлин
также
стратегии
является
Пирсона,
активным
исследования
и
инновации программы, а также в качестве консультанта правительства
по системе образования, преобразования и доставки. Она работает в
качестве неисполнительного директора и стратегического советника
нескольких начинающих компаний в Европе, Азии и Африке. Ранее
Кейтлин была консультантом в МакКинси и Кампани и окончила
университет Дьюка с отличием по экономике.
Саад Ризви - эффективный исполнительный директор Пирсона,
ведущий глобальной команды по обеспечению доставки результатов
обучения и производительности всей продукции компании, услуг,
инвестирования и приобретения. Ранее он работал в МакКинси и
Кампани, где руководил инновацией и стратегией работы нескольких
компаний Фортуна 100. Саад посоветовал образовательную систему по
доставке, реформам и системной инновации в Азии, Европе, Африке и
Северной Америке. Он с отличием окончил Йельский университет со
степенью в области экономики и международных исследований и в
настоящее время работает в качестве неисполнительного директора в
ряде компаний в образовании и технологии пространств.
Благодарность
Мы благодарны Стиву Смиту, Джонатану Клифтону, Дэвиду
Лефевру, Рохан Сильве, Чарльзу Стоуну, Рахил Ахмеду и Прабху
Субраманиану за предоставление своего времени, своих мыслей для
составления
этого
эссе.
Также
мы
получили
комментарии
и
рекомендации от наших коллег из Пирсона от Симона Бреакспиера,
Луи Куаффе, Марка Каннингтона, Филиппа Даффи, Рейчел Эйзенберг,
Чарльза Голдсмита и Брендана О’Греди. Мы особенно благодарны за
постоянство и за размышления Вайтеги Васантакумару и Тании
Крейски на все бесчисленные проекты. И не говоря уже о том, что мы
берем полную ответственность за некоторые ошибки, которые
остаются.
Об Институте общественно-политических исследований
Институт общественно-политических исследований - Британский
ведущий прогрессивный аналитический центр. Мы производим точные
научные и инновационные политические идеи
для справедливого,
демократического и устойчивого мира.
Мы открыты и независимы в том, как мы работаем, и с офисами в
Лондоне и Северной Англии, наш институт охватывает полный спектр
местных и национальных политических дебатов. Наше международное
партнерство расширяет влияние и авторитет Института общественнополитических исследований во всем мире.
Институт общественно-политических исследований
5 этаж
14 Бакингем стрит
Лондон WC2N 6DF
Тел.: +44 (0)20 7470 6100
E-mail : [email protected]
www.ippr.org
Март 2013
Содержание и мнения, выраженные в данном документе,
принадлежат только авторам.
Содержание
Предисловие:
Лоуренс
Саммерс..............................................................................................1
Введение: Майкл Барбер, Кейтлин Доннелли, Саад Ризви...................3
Основные положения................................................................................................................5
Отправная точка........................................................................................................................7
1.Под поверхностью..........................................................................................................9
1.Мировая экономика меняется…………………………………………………….9
2.Мировая экономика в опасности………………………………………………...11
3.Затраты на высшее образование растут быстрее, чем инфляция……………...13
4.Тем временем, значение степени падает………………………………………..14
5.Содержание повсеместно………………………………………………………...16
6.Конкурс в самом разгаре…………………………………………………………18
2.Компоненты успешного университета 20 века………………………………….22
1.Продукция…………………………………………………………………………24
2.Люди……………………………………………………………………………….26
3.Программа…………………………………………………………………………29
4.Опыт………………………………………………………………………………..30
3.Разделение, или новый конкурс……………………………………………………32
1.Исследование………………………………………………………………………33
2.Степени……………………………………………………………………………...34
3.Процветающий город………………………………………………………………37
4.Факультет…………………………………………………………………………...37
5.Студенты……………………………………………………………………………39
6.Управление и администрация……………………………………………………..40
7.Учебный план……………………………………………………………………….41
8.Обучение и учеба…………………………………………………………………..43
9.Оценка………………………………………………………………………………45
10.Опыт работы ……………………………………………………………………….47
4.Захват будущего………………………………………………………………………49
1.Актуальность – это еще не все……………………………………………………49
2.Вопросы самобытности……………………………………………………………50
3.Всегда было трудно угодить студентам…………………………………………..51
4.Нет смысла добавлять много значимости………………………………………...51
5.Закрываем теоретические/практические пропуски………………………………51
6.Трехлетняя или четырехлетняя, очная степень, конечно, не стандарт…………52
7.Взаимоотношения с городом или регионом все больше становятся важными..53
8.Так как монополия ломается, институты должны рассмотреть свою реальную
значимость…………………………………………………………………………54
9.Новые модели………………………………………………………………………55
5.Заключение…………………………………………………………………………….61
1.Правительство………………………………………………………………………61
2.Университеты……………………………………………….62
3.Предпринимательская деятельность и организации……………………………..63
4.Предприниматели…………………………………………………………………..64
5.Студенты…………………………………………………………………………….65
Послесловие……………………………………………………………………………………6
7
Библиография………………………………………………………………………………….6
8
Введение
Лоренс Саммерс
Доклад «Вероятен сход лавины» ярко излагает проблемы,
стоящие перед высшим образованием не только в США или
Великобритании, но и во всем мире. Мы видим, что
в течение
последних двух десятилетий с помощью технологий и глобализации
были
преобразованы
такие
секторы,
как
средства
массовой
информации и коммуникации, банковское дело и финансы и эти силы
могут помочь преобразовать теперь высшее образование. Прочные
здания классических университетов могут выглядеть вечными, но бури
изменений уже сейчас угрожают им.
Конечно, конкуренция между университетами по всему миру только
усиливается c течением десятилетий, и теперь они борются за таланты
и финансирования научных исследований. В An Avalanche, авторы
утверждают, что новая фаза растущей конкуренции заключается в
концепции, что сам университет находится под давлением и
различные функции, которые он выполняет, могут быть разделены и
выполнены, может быть, лучше, организациями, которые никак не
связаны с университетами. ThinkTanks проводить исследования
согласно которым, частные организации предлагают различные
степени, их
стипендии на научно-исследовательскую деятельность
более престижны, чем квалификации
некоторых университетов, а
масштабные Открытые Онлайн курсы (Massive Open Online Courses)
проводятся самыми опытными преподавателями. Выбор между этими
факторами и их объединение в случае необходимости, может
сослужить
хорошую
достижении их целей.
службу
традиционным
университетам
в
В то же время, изменения, описанные авторами, открывая доступ
к качественно новому высшему образованию, доступному для всех,
ранее
неиспользованными
способами.
До
недавнего
времени
немногие люди не могли получить возможность извлечь выгоду из
элитных учебных заведений. Только в этом году я встретил 12-летнюю
девочку из Пакистана, которая
сама достигла университетского
знания физики с помощью доступного в Интернете курса из
Стэнфорда. Пока я пишу это, вводный курс биологии Массачусетского
технологического
института,
который
ведет
ведущий
научный
сотрудник Эрик Ландер, вот-вот предоставить свой курс для всего
мира абсолютно бесплатно.
Основной вопрос доклада «Вероятен сход лавины» заключается
в том, что является ли университетское образование
хорошей
подготовкой к трудовой жизни в 21 веке, а точнее, будет ли оно попрежнему высокого качества, учитывая безжалостный рост стоимости
высшего образования за последние десятилетия. Для студентов,
вопрос заключается в растущем беспокойстве по поводу безработицы
среди молодежи по всему миру, даже среди выпускников вузов. Для
политиков, появляются большое количество вопросов, требующих
решения: развитие меритократии; регулирование сектора, который
раньше был национальным, но сейчас все больше становится
глобальным; университеты должны стимулировать инновации и
экономический рост крупных городов, и как разорвать прочную связь по крайней мере, в восприятии людей - между стоимостью и качеством
образования.
Для руководителей университетов, вопросы являются еще более
сложными. Авторы утверждают, что эта стратегия обречена на провал;
если вы окажитесь на пути схода лавины вы никогда не будите просто
стоять на месте!
Но что вы можете сделать? Нужен ли учебной
программа капитальный? Какие модели преподавания и обучения
нужно использовать теперь, когда традиционная лекция кажется
устаревшей? Какие денежные пособия будут необходимы?
Авторы доклада «Вероятен сход лавин» не ответили на эти
вопросы окончательно, но они, безусловно, вынесли их на повестку
дня. Кроме того, замечание Майкла Барбера о разделении
по
специализациям должно быть изучено руководителями университетов
по
всему
миру.
Те,
кто
участвует
в
обсуждении
перспектив
университетского образования в 21-м веке, найдет много интересного
в этом докладе. Конечно, существую задачи ориентированные на
будущее, но есть также возможности для тех, кто достаточно смел,
чтобы воспользоваться ими. Потенциал такого разделение несет в
себе определенный риск, но те, кто готов к этому заново откроют для
себя высшее образование 21-ого века.
Лоуренс Саммерс
Чарльз Элиот, профессор и президент Гарвардского университета
Предисловие
Майкл Барбер, Кэтлин Донели, Саад Ризви
Мотивацией в докладе «Вероятен сход лавины» также как это
было в докладе «Океан инноваций», опубликованном в прошлом году,
является желание видеть нашу систему образования и учреждений,
готовящих специалистов настоящих и будущих поколений, готовой
охватить все возможности 21-го века и преодолеть многие проблемы.
Мы
уверены,
что
коренные,
радикальные
и
срочные
преобразования требуются в системе высшего образования также как
и в системе школьного образования. Мы опасаемся, что, возможно, в
результате излишней самоуверенности, осторожности или тревоги,
или комбинация всех трех, изменения будут проходить слишком
медленно и иметь неосновной характер.
Мы согласны с Дэвидом Паттнэм, который утверждал, что:
"Если мы не сможем радикально изменить наш подход к
образованию то те, для кого мы пытаемся "защитить" традиционные
устои могут лишитьс своего будущего из-за нашей робости».
Из речи в технологическом институте штата Массачусетс, июнь
2012
Учитывая состояние мировой экономики, напряженность в
международных отношениях, пропасть между богатыми и бедными,
растущая угроза изменения климата и повсеместность оружия
массового
уничтожения,
можно
заявить,
нам
нужно
более
образованное поколение чем когда-либо прежде в самом широком и
глубоком смысле этого слова. Нам нужно – как было сказано на
Лондонской Олимпиаде 2012 года – вдохновленное образованное
поколение, которое в состоянии быть руководителями, отвечающими
всем требованиям 21-го века. Нам нужны люди готовые взять
ответственность за самих себя и мир вокруг них: люди, способные
использовать возможность учиться и переучиваться на протяжении
всей
жизни.
Нам
нужны
люди,
которые
готовы
и
способны
использовать лучшие знания и применить их для решения проблем
настоящего и будущего.
Подготовка таких кадров должна стать миссией университетов и
в докладе «Вероятен сход лавин» мы стремились описать угрозы с
которыми столкнулись традиционные университеты 20-го века, если
они не меняются радикально, а также огромные возможности открытые
для них, если они все-таки не будут бояться изменений.
Метафора, связанная с лавиной, крайне уместна, потому что она
очевидна для тех, кто стоит на пути лавины и должен что-то делать,
чтобы спастись. На самом деле, это классическая ошибка стремиться
вычислить риск, который возможен при определенных действиях, и не
брать в расчет риск (иногда более опасный) при отсутствии каких-либо
изменений вообще.
Как Вам станет ясно при дальнейшем чтении этого документа, мы
знаем много возможностей, но мы не можем утверждать, что в
состоянии предугадать дальнейший конкретный путь развития, так как
не существует единственного пути.
Зато мы можем предоставить
разнообразный перечень экспериментальных проектов, некоторые из
них сработают, некоторые ─ нет. Главная мысль, которую мы хотели
донести до ректоров университетов и для всех тех, кто руководит
процессом обучения, заключается в том, что стоит обдумать всё ещё
раз. То, в чём мы были уверены в прошлом, уже не актуально. Модели
высшего образования, которые прекрасно работали по всему миру во
второй половине 20 века, в настоящее время нам уже не подходят. Так
же как в последние 20 лет глобализация и новые технологии
преобразовали огромный сектор экономики, так же и в течение
следующих
двадцати
лет
университеты
будут
подвергнуты
изменениям. Наша цель ─ начать продуктивный диалог и сделать
вызов нашей самоуверенности. Мы не вдавались слишком глубоко в
наше исследование, но эту работу стоит рассматривать как работу
художника-импрессиониста, который делает акценты на общий чертах
картины, а не на деталях.
Как и книга «Океаны инноваций», данная работа продолжает
диалог поколений. Майкл, получивший типичное для 20-го века
образование (в 70-ые – 60-ые годы), обнаружил много собственных
сомнительных, а иногда и потерпевших крах гипотез. Саад и Кейтлин,
получившие образование, характерное для начала века, пришли к
выводу о том, что некоторые хорошие подходы были использованы
преждевременно. В любом случае, наше сотрудничество подтвердило
наше мнение о том, что диалог поколений ─ это толчок к творчеству.
В качестве ироничного комментария к нашим утверждениям,
хотим добавить, что мы обнаружили, что мы гордимся университетами,
в которых мы учились. Когда бы Кейтлин ни приводила пример
касательно университета Дьюка, Саад отвечал ей, упоминая Йельский
университет. Как бы то ни было, мы надеемся, что мы написали нечто,
что заставит представителей других университетов смотреть на их
собственные мнения с творческой точки зрения.
Майкл Барбер, Кейтлин Доннелли, Саад Ризви
Март 2013г.
Основные положения
В докладе “An avalanche is coming” («Грядёт обвал» ─ авт.)
говорится о том, что в следующие 50 лет может наступить золотая эра
высшего образования, но только в случае, если все участники системы
─ от студентов до правительства ─ действительно захотят этого и
проявят инициативу. Если этого не случится, череда изменений
уничтожит систему.
Высшему образованию необходимы глубокие, кардинальные и
экстренные преобразования. Самый большой риск заключается в том,
что в результате сверх самоуверенности, сверх осмотрительности или
же страха, изменения будут происходить слишком медленно или
характер изменений будет слишком инкрементен. Модели высшего
образования, которые отлично работали по всему миру во второй
половине 20 века, в настоящий момент неэффективны.
Этот доклад призывает каждого участника системы действовать
смело.
Гражданам следует пользоваться возможностью учиться и
переучиваться в течение всей жизни. Они должны быть готовы нести
ответственность за самих себя и за окружающий мир. Каждый
гражданин ─ это потенциальный студент или же работодатель.
Ректорам университетов следует контролировать свой стиль
руководства и использовать различные технологические возможности,
например «Массовые открытые онлайн-курсы» (Massive Open Online
Courses (MOOCs)) для того, чтобы обеспечить широкое, глубокое и
увлекательное
образование.
Ректорам
следует
внимательно
относиться к ценностям, создаваемым для студентов.
Каждому университету стоит определить, какие ниши или
торговые сегменты он хочет представлять и как. Время традиционного
многоцелевого университета, предоставляющего ряд академических
степеней и не очень эффективную исследовательскую программу,
прошло.
В настоящее время традиционные университеты разделены.
Некоторым
из
них
потребуется
специализироваться
в
самостоятельном преподавании и перейти от традиционных лекций к
доступным
в
настоящий
момент
многосторонним
методам
преподавания:
● элитный университет
● традиционный университет
● специальный университет
● местный университет
● институт повышения квалификации
В настоящее время конкуренция между университетами, как
никогда, сильно выражена, и так происходит не только потому, что она
достигла глобальных размеров, а потому что появился ряд новых
участников этой системы: MOOCs, представляющие проект Coursera,
образовательный проект General Assembly и консультирующее по
различным вопросам компании, которые помогают людям развиваться
и проводят передовые исследования. Все они разжигают конкуренцию
с традиционными университетами.
Правительству потребуется переосмыслить свой регуляторный
режим, который был создан в то время, когда университетские
системы были больше национальными, чем мировыми. В новое время
правительство должно ставить перед собой глобальные вопросы,
например:
- как привлечь и поддержать студентов, обучающихся в режиме
неполного дня;
- стоит ли финансировать студентов, которые берут курсы из
таких источников образования, как MOOC, на тех же основаниях, что и
любых других студентов;
- что правительство может сделать для того, чтобы между
университетами, городами и инновациями была связь;
- как в нашу эру глобализации правительство может быть
уверенно, что университеты страны находятся в должном порядке;
- как можно гарантировать наличие образовательной элиты.
Вот
три
основные
проблемы,
с
которыми
сталкиваются
образовательные системы по всему миру:
1.
Каким
образом
образования
могут
университеты
обеспечить
и
новые
источники
трудоспособное
население
образованием? Прекрасным примером является замечательный
центр занятости в Эксетерском университете в Великобритании.
Там все студенты могут получить необходимую поддержку, его
представители уделяют внимание развитию волонтёрства не
меньше, чем учебному процессу. Из-за роста цен на образование
угроза падения рыночной стоимости получаемого образования,
угроза изменений в экономике и положении работоспособных
является острой проблемой, требующей немедленного решения.
2.
Каким образом может быть нарушена связь между
стоимостью образования и его качеством? В настоящее время,
согласно мировой классификации университетов, в большинстве
случаев
доходы
университеты,
не
которые
превышают
расходы.
воспользовались
Только
те
возможностями
широкого исследования и у которых коэффициент соотношения
студенты-преподаватели низок, имеют шансы на успех. Уже в
эру новых технологий, когда студенты могут самостоятельно
получать знания как индивидуально, так и коллективно, высокое
качество образования без завышения цен является большим
плюсом. В настоящий момент требуется новая классификация
университетов.
3.
Как стоит изменить обучающую систему, чтобы поддержать
альтернативные источники образования и наладить работу в
дальнейшем? Появляется новый вид образовательных ресурсов,
которые делают ставку на обучение посредством практики.
Необходимы систематические изменения, чтобы вывести эти
успешные компании на новый уровень.
В своём докладе мы хотели донести то, что необходимо
действовать. Единственный способ избежать грядущй обвал ─ это
хвататься за новые возможности.
ОТПРАВНАЯ ТОЧКА
Отправная точка похожа на заснеженный склон горы, который
выглядит безобидно.
Ничто не предвещало революционных изменений в СССР 80-х
годов во главе с Л.И. Брежневым. И все же, чуть больше чем
десятилетие спустя, они случились. Гегемония Католической Церкви
Ирландии казалась нерушимой в 1990-м, но прошло двадцать лет, и
она тоже исчезла. Американский банк Lehman Brothers представлялся
хорошим вариантом для ведущих выпускников в 2007, но всего год
спустя все изменилось.
Норман Дэвис, уважаемый и в то же время часто критикуемый
историк, недавно дал интервью Financial Times и объяснил подобные
исторические изменения так:
Исторические изменения как лавина. Отправная точка похожа на
заснеженный
склон горы, который выглядит безобидно.
Все
изменения происходят под поверхностью и поэтому незаметны. И
невозможно предсказать, когда именно случится «сход лавины».
В Советском Союзе, Католической церкви Ирландии и в Lehman
Brothers, в ретроспективе, можно, предвидеть вестников беды. В то
время, во всех трех случаях были люди, указывающие на проблемы,
ставившие под сомнение стратегию и управление, но никто их не
услышал.
На данный момент ничто не выглядит более нерушимым,
похожим на заснеженный склон горы, чем традиционный университет.
Посмотрите на классическую архитектуру и дорические колонны в
университетских городках Йельского или Гарвардского университетов
или на еще более старые здания Оксфорда или Кембриджа.
Посмотрите на строительный бум в университетах всего мира: всего за
два десятилетия появились новые сверхсовременные лаборатории,
библиотеки и жилые корпуса. Посмотрите на данные по невероятному
увеличению исследований за последние 30 лет: государства и
предприятия поняли их значимость для будущего экономического
роста. Посмотрите на невероятное увеличение числа студентов и
выпускников за этот же самый период в уже развитом мире (когда
Майкл был студентом, всего 14% его сверстников учились в английском
университете; теперь же, это цифра приближается к 50% и Англия – не
единственная страна в этом плане). Посмотрите на академическую
литературу, большая часть которой достаточно высокого уровня.
Конечно, непрекращающийся рост задач, которые ставит перед
собой университет (например, увеличение числа студентов, которое в
свою очередь, приводит к нехватке бюджета) говорит о том, что
именно сейчас мы стали свидетелями претворения в жизнь и расцвета
концепции университета 20-го века. Несомненно, рост университетов в
развивающихся странах, зачастую основанных на этой западной
парадигме, является окончательным принятием данной идеи – ведь, в
конце концов, подражание - самая искренняя форма лести.
Действительно, пока что, «склон горы» выглядит спокойным, и
все-таки, «под поверхностью» перемены, имеют место быть. Лавина
надвигается, но трудно сказать, когда именно она обрушится. Это
может произойти раньше, чем мы думаем. Сегодня – лучшее время
для переосмысления и подготовки к будущему и переменам, которое
ждет высшее образование.
1. ПОД ПОВЕРХНОСТЬЮ
По всей видимости, совокупность некоторых факторов, бросит
вызов университетской парадигме 20-ого века
и встряхнет ее до
самого основания. На самом деле, эта лавина могла бы смести ее
целиком. Подумайте о следующих факторах.
1. Изменения в мировой экономике
Сочетание глобализации и технологий меняет путь, по которому
следует мировая экономика. Цепочки поставок видоизменяются.
Повсеместность знания и его абсолютное обесценивание породило то,
что Томас Фридман назвал «плоским миром» и темп развития
инноваций ускоряется. За два прошедших десятилетия мы видели
невероятные изменения, но как поется в старой песне «Вы еще ничего
не видели». Уже сейчас, экономическая сила меняет восток –
Азиатско-Тихоокеанский вклад в мировой ВВП возрос с 9,1% до 22,8%
за последние 50 лет. А Интернет уже изменил каждое направление в
бизнесе - даже каменщики из Великобритании покупают камень из
Индии «онлайн», чтобы оставаться конкурентоспособными. Уже
сейчас,
материальные
товары,
как
например,
двигатели
для
авиакомпаний, продаются не как одноразовая продукция, но как
продукция с гарантийным обслуживанием в течение 15 лет. Уже
сейчас, большое количество информации означает, что предприятия и
клиенты могут сравнивать
и улучшать продукцию почти что
ежедневно. И все же, будущая революция будет более драматичной.
Мы собственными глазами видели скрипку, созданную при
помощи 3D принтера в Эксетерском университете; а специалисты
лаборатории MIT Media Lab при Массачусетском технологическом
институте изобрели бумажник, который «знает» сколько денег у вас на
банковском счете и в случае минусового баланса даже не откроется,
дабы вы не тратили лишние деньги. Переносные компьютеры, как
например, нательный компьютер Google или наручный пульсометр уже
тут как тут. Три американских штата - Калифорния, Невада и Флорида
уже легализовали беспилотные автомобили (возможно в скором
времени такси существенно подешевеет). И мы даже забыли
упомянуть
о
параллельно
развивающейся
биотехнологической
революции.
Как уже говорилось ранее в
развития
разноуровневой
Oceans of Innovation, перспективы
системы
образования
школ
(от
до
университетов), будут зависеть от, выходящих далеко за рамки,
моделей инноваций мировой экономики. Поэтому, данной системе
будет необходимо разработать средства для эффективного внедрения
этих инноваций. Эти инновации будут иметь два вида.
Во-первых,
переосмыслить
как
в
любой
бизнес-модель.
другой
Сфера,
сфере
они
требуют
которая,
как
правило
обслуживает молодых людей, поколение, которое связано с рождения,
могло бы
испытывать
огромное давление. Во-вторых, данные
преобразования изменили спрос на рабочую силу. С каждым годом
спрос
на
образованных,
сотрудничеству
и
творческих,
ответственных
уверенных,
людей
растет.
готовых
к
Несколько
выпускников в каждом классе станут следующим поколением ученых.
Но как на счет подавляющего большинства людей, которым нужно
будет найти что-то еще, и которые будут все реже и реже пополнять
существующие рабочие места и все чаще создавать новые рабочие
места для себя и для других.
В то же время глобализация не только вносит разнообразие в
население и особенно в больших городах, но также и увеличивает
число
потенциальных
студентов,
которые
'покупают'
лучшие
предложения высшего образования. Так же, как и маркетизация
преобразовала все сферы за прошедшие 30 лет, теперь глобализация
преображает высшее образование, не только в пределах конкретных
стран, но и во всем мире. Эта тенденция наберет обороты, поскольку
государственное финансирование для высшего образования во всем
мире снизилось, и его заменили частным финансированием, таким как
кредиты или прямые платежи.
Когда Саад выбирал себе университет, он искал среди учебных
заведений в Пакистане, США, Великобритании, Канаде, Австралии и
Сингапуре. Местоположение не имело значеия – только качество
обучения, предлагаемые возможности и степень финансовой помощи.
В 21-ом столетии студент является королем. В частности мировая
экономика постоянно увеличивает спрос на естественные науки,
технологии,
инженерию
и
математику
(дисциплины
НТИМ),
и
студентов, которые преуспевают в этих областях. Сейчас Йельский
университет принимает на работу почти 10 процентов студентов из-за
границы – и в большинстве случаев предлагает не только стипендии
на образование, но также проезд туда и обратно. Так как выпускники
очень часто остаются, живут и работают в городе,в котором они
получили высшее образование, то глобальный спрос на высшее
образование
одновременно
значительно
значимости
увеличивается.
университетам
Это
и
добавляет
разжигает
дух
соперничества между ними. Из бесед с мировыми государственными
деятелями нам известно, что страны и города все чаще и чаще
беспокоются по поводу полномочий, касающихся мигрантов.
Государственная политика, глобальная конкуренция за лучших
студентов, особенно в дисциплинах НТИМ, часто придерживается
ограничивающей иммиграционной политики, которую мы можем
наблюдать в США, Великобритании, Израиле и Австралии. Страны, в
которых
ограничивающая
иммиграционная
политика
побеждает,
неизбежно прослеживаются губительные экономические последствия.
Несмотря на иностранных граждан, создающих 450,000 рабочих мест и
доход в $52 миллиарда для Америки за промежуток с 1995 по 2005,
почти одна треть нанятых иностранцев хочет покинуть США из-за
иммиграционной политики. Несмотря на окончание лучших вузов и
обеспечение рабочими местами в некоторых лучших американских
компаниях, иностранные выпускники 2008 года должны были пройти
иммиграционную лотерею с шансом один к трем, чтобы им позволили
остаться в стране. А остальным двум третям иммигрантам сказали
уехать и использовать их интеллектуальный капитал (и вклады в
экономику) в другом месте. Например программа EntrePass, которая
функционирует в Сингапуре, поощряет предпринимателей, быстро
обеспечивает местом жительство, поддержку и личностный рост
студентов. Со стороны других стран было бы мудро последовать их
примеру.
Мировая экономика страдает
Из-за
различных
изменений
мировая
экономика
также
сталкивается с трудностями наихудшего кризиса современности, и все
это последствие двух прошлых десятилетий неразумного изобилия.
Проблем
все
большее
продолжительного
бума,
и
больше,
подавляющее
потому
что
во
большинство
время
богатств,
особенно в США, попало в руки относительно малочисленно
экономической элите, обманув не только бедных, но также и средний
класс, который изо всех сил пытается оставаться на плаву. В США,
процент семей, относящихся к среднему слою населения снизился с 50
процентов в 1970 до 42 процентов в 2010. И с каждым годом разница в
благосостоянии увеличивается - в промежутке между 1979 и 2007 у
одного процента населения высшего класса доход увеличился на 275
процентов по сравнению с 40 процентами у среднего класса.
В дополнение ко всему, на рисунке 16 вы можете наблюдать
график доходов среднего класса в США, где прослеживается
уменьшение дохода, в особенности после кризиса. Те, кто не получил
хорошего образования пытались преуспеть до катастрофы; после нее
они
были
беззащитны.
В
Бразилии,
России,
Индии
и
Китае
наблюдается развитие экономики и возникновение новых стандартов
образования.
Это привело к пугающе высоким уровням занятости молодежи
(как показано на рисунке 2) - потрясающий приблизительно 50
процентов в Испании, и среди чернокожих молодых людей
в
Великобритании - так же как рост безработицы среди выпускников.
Это явление можно назвать периодическим воздействием. В 2011
в Великобритании 25 процентов дипломированных выпускников
университетов были безработными (по сравнению со всего 20
процентами среди выпускников школ). Но вот что поразительно так это
то, что в то же самое время существует высокий процент безработных
выпускников (и/или неполной занятости), есть также работодатели со
свободными
вакансиями,
которые
не
могут
найти
людей
с
необходимыми навыками и качествами.
Недавний опрос выявил почти 45 процентов работодателей,
которые изо всех сил пытаются найти людей с нужными навыками, и 70
процентов возлагают ответственность за сложившуюся ситуацию на
несоответствующее образование. Неудивительно, что некоторым
выпускникам, бизнесменам и политикам задали вопрос о ценности и
качестве высшего образования. Неудивительно, что некоторым
выпускникам, бизнесменам и политикам задали вопрос о ценности и
качестве высшего образования. и некоторый бизнес и политические
лидеры, начинают подвергать сомнению ценность выше образование.
Степень не могла бы быть всем, чем она сломана, чтобы быть.
Президент Южной Кореи заявил: «Пропускайте колледжи - идите
работать».
Стоимость высшего образования растет быстрее инфляции
Все острее встает вопрос о стоимости образования. В этом году в
США была приведена статистика и было обнаружено, что стоимость
обучения в государственных учреждениях увеличилась на 42%, а в
частных на 31%.
Кроме того цена запрашиваемая со студентов не всегда отвечает
традиционному отношению спроса и предложения. На самом деле,
благодаря
несоответствующим
критериям
результата
для
университетов ( в отличие от школ), приобретаемые критерии, как
правило, следует рассматривать в качестве заместителя качества.
Отсюда в различных университетских рейтингах, чем ниже отношение
преподавателя и студента, тем выше рейтинг.
Другими
качественного
словами,
дополнительная
плата
-
образования. Что в свою очередь
показатель
приводит к
повышению оплаты за обучение. Как уже было сказано, именно цена,
часто служит показателем качества образования. Когда в 2012г. в
Великобритании была одобрена сумма за обучение в размере 9.000
тыс. фунтов. Тогда многие университеты одобрили такую кругленькую
сумму не потому что эта цифра покрывала все расходы, а лишь из-за
того, что низкая цена могла подорвать репутацию университета. Цены
и
ошибочное понимание современного рынка труда приводят к
необдуманным поднятиям цен на образование.
4. Тем временем уровень образования ухудшается
Наличие
ученой степени оценивается выше, чем документ,
подтверждающий окончание школы. Как показано на рис.3, средний
заработок американских выпускников, имеющих степень бакалавра,
снизился на 14.7 % в промежутке с 2000 по 2012 г., в то время как цена
на получение ученой степени возросла на 72%. В Великобритании
лишь небольшой процент выпускников может не найти работу после
окончание высшего учебного заведения. Как сообщается в
London
Economics надбавки к заработной плате, становятся неотъемлемой ее
частью. Отметим, что многое зависит от самого образования в целом.
Часто
работодатель
тестирует
профессиональные
навыки
потенциальных рабочих.
В некотором роде это и есть показатель спроса и предложения.
Каждый год
во всем
мире
выпускает
огромное
количество
выпускников. Такой быстрый рост, частично, происходит
из-за
одинаковой возрастной группы, посещающей университет в развитых
странах, но в большей степени из-за огромного роста студентов,
учащихся в университетах развивающихся стран. К 2020 только на
Китай приходится свыше 29% всех выпускников университетов
в
возрасте 25-34 г. Это означает, что число выпускников в Китае, этой
возрастной группы будет равно числу всех рабочих мест, взятых на
всех предприятиях в США.
Также стоит отметить, что в Великобритании число выпускников,
получивших First Class Honours (В большинстве университетов, это
наивысшая оценка, которую может получить студент, итоговая оценка
70% и более) стало вдвое больше за прошедшее десятилетие.
Буквально за 4 года количество таких дипломов увеличилось на 45%.
Даже принимая во внимания некоторые общие усовершенствования
школьной системы и преподавания в университетах, такое количество
действительно поражает и наводит на мысль, что дипломы с отличием
просто обесценяться.
Как уже было сказано, вопрос о сочетании этих тенденции с
изменяющимися запросами мирового рынка труда и
ценностями
традиционной учебной степени кажется неактуальными. Но даже если
задаться этим вопросом наталкиваешься на мысль, что сам вопрос
может оказаться еще одной накликанной бедой. Согласно The Chronicle
of Higher Education от 4 Мартом 2013г. В 2008 г. The Boeing Company
оценивала профессиональную сторону
колледжей, основываясь на
результатах, показанных их выпускники в процессе работы в
корпорации. В этом году они также планируют провести такую же
работу по оцениванию квалифицированности рабочих, как заявил
Ричард Стефанз, старший вице-президент по работе с персоналом.
Недавние исследования в США показали, насколько риск
безработицы непосредственно связан со специализацией выпускника.
Те, кто изучал гуманитарные, а не технические науки в большей
степени
подвержены
Выпускники
чье
проблемам
образование
безработицы
затрагивало
(
около
технические
11%).
науки,
оказались в меньшей категории риска. Другие исследования были
направлены на соотношение средней заработной платы относительно
полученной профессии. Инженеры в среднем зарабатывают до 72.000$
в
год,
в
то
время
как
психологи,
социальные
работники
и
преподаватели 42.000$. Отчет недавних опросов согласно The National
Association of College Employers, Forbes усиливает это заявление. 9 из 10
популярных профессий с точки зрения заработной платы отводилось
на долю технологических профессий. Компьютерные инженеры могут
надеяться на заработок в среднем 70.000$
в год, затем следует
инженеры в химической промышленности, зарабатывающих около
66.000$. Общая стоимость обучения за 2012 год составила 44.455$, тем
самым не значительно выросла по сравнению с прошлым годом.
Цена за получение любой ученой степени всегда одна и та же, а
вот заработная плата и число свободных мест, в сфере полученного
образования, разница.
Однако, не смотря на то, что ценность ученой степени
постепенно теряет свое значение, наглядно видно, что выпускники с
ученой степенью ценятся больше, чем те, у кого ее нет. Недавние
исследования, проведенные Ситтоном Трастом показали, что в
среднем, те студенты у которых есть степень магистра, зарабатывают
на 5.500 фунтов больше, тем те у которых степень бакалавра. В США
надбавка за степени даже больше и составляет до 16.000$ в год.
Состоявшийся недавно Сингапурский комитет по вопросам
дальнейшего развития образования, кажется, смог разобраться в
причинах
огромного
дисбаланса
Поступило предложение
в
системе
ученых
степеней.
открыть свыше 3000 свободных мест в
университетах к 2020 г., где
новые места отводились бы новым
дисциплинам, имеющих непосредственное отношение с экономикой и
направленных на помощь в приобретении студентами теоретических
навыков, ориентированных на
применение
полученных знаний в
реальной жизни.
В любом случае, значение ученой степени по сравнению с
другими аспектами работы, может просто не быть принятым во
внимание. Хотя, само название, порой играет важную роль
при
поступлении на работу. Однако она быстро отходит на второй план,
когда опыт работы и характеристика предыдущих работодателей
берет
вверх.
В
действительности,
цитируя
Карла
Камдена,
работающего в CEO & Kelly Services:” Ученая степень, полученная в
учебном
заведение, не больше чем
фильтр для кандидатов,
заполняющих ей свое резюме”.
Он также отметил, что его клиенты, а именно работодатели,
порой не проявляют большой заинтересованности в предоставлении
испытательного срок кандидатам, так как новичок, обучившись, легко
может отказаться от работы и устроиться туда, где заработная плата
выше. Каждый работодатель хочет, чтобы его специалист, имел хотя
бы минимальный опыт работы. Поэтому очень часто опыт - ценится
выше, чем диплом даже очень престижного учебного заведения.
5. Информационные потоки
Однажды вечером, Михаил и его жена пытались вспомнить
имена всех братьев из одноименного романа “ Братья Карамазовы”.
Чтобы не искать ответ в книге, что часто занимает больше времени,
они решили набрать свой вопрос в google и буквально через несколько
минут получили готовый ответ. Но Михаила удивило не то, что ответ
на вопрос был так быстро найден, а то, что помимо этой информации,
было множество других полезных сведений по содержанию романа,
включая детальный анализ данной книги. Не показатель ли это того,
что информативные ресурсы многогранны? В настоящее время
докладчики, библиотеки в университетах все это отходит на второй
план, в качестве
источника
получения информации. Конечно, это
оказывает огромное влияние на преподавание в целом.
Тем самым человеческие знания перестают конкурировать с тем
потоком
информации,
надо отметить, что
представленным в глобальных сетях. Хотя
качество самой информации в интернете
значительно выросло. Как заявил Эрик Шмидт, председатель совета
директоров компании Google:” Каждые два дня мы создаем столько
информации, сколько мы создавали со времен развития цивилизации
до 2003г”. Прежде чем Ньютон открыл закон всемирного тяготения, он
долго и упорно изучал и анализировал почти все важные вещи,
связанные с механикой небесных тел за прошедшие тысячелетия. В
наше время это действительно подвиг, которому нет места быть.
В
Таблице
1
представлено
количество
научных
статей
опубликованных в течение года за прошедшие три столетия.
Мимоходом, следует отметить, что эти сведения не совсем
точны, но стоит подчеркнуть, что основной принцип, заключается в
том, что эта информация окружает нас везде. Тем самым поднимая
вопрос о контроле и способности воплощать полученную информацию
в жизнь. В учебных заведения делают упор
на специализацию в
целом, которой, по меньшей мере уже более ста лет, в то время как
граждане по всему миру требуют результата. Среди университетских
умов можно отметить Джареда Даймонда, Эдварда Осборна Уилсона и
Малкольма Гладуэлла, но часто исследования представляются
научными
центрами,
консалтинговыми
общественными
компаниями,
которые
организациями
не
являются
или
учебными
организациями, т.е те ми, кто помогает теории воплотиться в практику.
В своих трудах Михаил открыто заявляет, что наиболее стоящие
предложения за последние 5 лет статьи, были получены от the
Ogranisation to Economive Co-operation and Development, McKinsey &
Company и недавно, the Economist Intelligence Unit.
Тем временем, ученые, работающие в университетах, уделяют
огромное значение научным статьям, напечатанным в журналах. В это
самое время, большинство книг, газет объединены в блоги, видео,
информационную графику, т.е там, где можно привлечь внимание
огромного количества людей.
Усиление конкуренции
Крупнейшие
университеты
20-го
века,
находящиеся
преимущественно в Европе и Северной Америке, испытывают острую
конкуренцию со стороны высших учебных заведений развивающихся
стран, таких как Сингапур, Гонконг, Индия, Китай.
Даже Лахорский
Университет управления в Пакистане, не смотря на трудности в
стране, за последние 25 лет стал одним из учреждений мирового
класса. Похожая ситуация наблюдается и в Мексике, Чили, Турции,
Южной Африке.
В этом нет ничего плохого, учитывая рост мирового населения и
увеличение спроса на получение высшего образования. Однако,
возникшая конкуренция несет в себе опасность. Страшно появление
не тех университетов, которые созданы по западным моделям, а
совершенно новых, в которых отражены радикальные изменения в
обществе, вызванные глобализацией и цифровой революцией.
На пике своей популярности в 2010 году Университет Феникса
(США) насчитывал коло 600 000 студентов. Согласно сообщениям
журнала US News, 70 158 человек обучались в самом крупном высшем
учебном заведении США – в коммерческом Университете «Деври» в
штате Иллинойс. «Лауреат» - еще одна коммерческая организация,
основанная в 1998 году. Она имеет 60 учебных заведений в 29 странах,
включая университет в Ливерпуле, который совершил прорыв в онлайн образовании.
Репутация некоторых коммерческих институтов была испорчена
низким уровнем занятости населения и большими расходами, не
относящимися к образованию, такими как, например, маркетинг и
участие
в
достаточного
прибылях.
внимания
Возможно,
правительство,
студенческим
займам,
не
также
уделяя
ухудшает
ситуацию. Ошибочно полагать, что инновации смогут исправить
сложившееся положение.
Нововведения могут оказать и негативное влияние. Примером
может служить ситуация, произошедшая в Университете Бригама Янга
в штате Айдахо, подробно описанная Клейтоном Кристенсеном.
В
университете действовали совершенно новые правила: процесс
обучения длился целый год без перерывов,
были измены модели
обучения (студенты стали более ответственны за свое обучение,
преподавательский состав хорошо подготовлен), добавилось обучение
он-лайн. Количество читаемых лекций сократилось с 80% до 20% от
всего процесса обучения.
В Пакистане, например, существует
командное обучение, при котором студенты делятся между собой
изученным материалом без помощи преподавателя и усваивают все
самостоятельно. Это явилось примером того, что больше, не значит
лучше, ведь даже спорту не нашлось места в новой образовательной
программе. Когда Ким Кларк из гарвардской школы бизнеса начал
принимать
участие
в
развитии
новой
программы
обучения,
университет начал набирать популярность.
Результатами
нововведений
явилось
улучшение
качества
обучения, увеличение числа студентов, а также понижение стоимости
обучения. Исторически сложилось, что на любом рынке соперники,
добившиеся подобных результатов, вскоре победят и самодовольных
сотрудников.
В течение последних двух лет очень популярным стало он-лайн
обучение, которое является бесплатным, рассчитано на широкую
аудиторию. Обучение в сети Интернет и дистанционное обучение не
являются новшеством. Еще много лет назад Открытый университет в
Великобритании предложил новый метод обучения вдали от своей
территории. А Открытый Университет Алама Икбала в Пакистане уже
около десяти лет практикует обучение по телевидению. В настоящий
момент
изменились
преподавания.
лишь
технологии,
дизайн
и
качество
Дэвид Гланс, управляющий сотрудничеством между
Университетом Западной Австралии и Стэндфордом и занимающийся
вопросами
он-лайн
обучения,
сообщает:
«Университеты
действительно столкнулись с пролемами, и он-лайн обучение станет
отправной точкой для их решения. Данный вид обучения уже
практиковался,
но
сейчас
времена
изменились,
стали
более
подходящими для нововведений, что касается и самих студентов,
которые стали готовы к обучению в новом формате». В ответ на онлайн курсы , созданные в США, в Великобритании появился он-лайн
университет «FutureLearn», который был создан на базе Открытого
университета, но сотрудничает с институтами по всей Великобритании.
Качество он-лайн обучения может превосходить традиционное.
Весь материал, задания, замечания всегда видны студентам и всегда
могут быть исправлены, дополнены или уточнены, а занятия
проводятся вдали от лекционных аудиторий.
Когда Максим горький назвал втору часть своей автобиографии
«Мои университеты», он имел в виду не башню из слоновой кости, а
настоящую жизнь, которая подготовит к существованию в реальном
мире, и самые необычные люди, места, ситуации могут стать лучшими
наставниками. Помимо университетов,
получения высшего образования.
существуют другие пути
Например, сообщество «Thiel
Fellowship», где обучение стоит 50000 долларов в год и длится 2 года,
позволяет студентам не ходить в университет, вместо чего уделить
больше внимания своим идеям и проектам. Данное учебное заведение
является более конкурентоспособно, чем Принстон.
студенты
считают,
продуктивным.
что
Еще
такой
одним
подход
делает
потенциальным
Некоторые
обучение
лидером
в
более
сфере
образования является институт «[E]nstitute», недавно созданный в НьюЙорке. Он работает под слоганом «обучение на практике». Институт
набирает студентов от 18 до 24 лет, которые считают, что колледж не
может
дать
им
должного
образования.
Обучающимся
предоставляется жилье и питание в Нью-Йорке, а также большой
выбор из 300 наставников, которых они должны выбрать руководителя
для двухлетнего сотрудничества.
Критики отмечают, что данные программы в настоящее время
доступны
только
для
обеспеченных
людей,
но
существуют
предпосылки для того, чтобы новый вид обучения был доступен более
широкой массе людей. Вебсайт «notgoingtouni.co.uk» также предлагает
альтернативу традиционным университетам. Здесь студенты могут
пройти обучение, не получив диплома. Сложно сказать, к каким
результатам приведут нововведения. Нашей целью является лишь
привлечь внимание к растущим возможностям.
Для
абитуриентов
все
еще
существуют
препятствия
при
поступлении, которые могут на некоторое время замедлить темпы
развития университетов. Например, нормативные режимы во многих
странах
отражают
традиционные
методы
обучения
и
против
нововведений. В Великобритании, например, для коммерческих
организаций проблематично получить аккредитацию. В 2010 году
правительство одобрило предложение высказанное Джоном Брауном
в своей статье: «Студенты очной и заочной форм обучения должны
платить за обучение одинаково». В других странах, включая и многие
американские штаты, нормативные режимы рассчитаны на студентов в
возрасте 19-24 лет, получающих традиционное очное образование.
Различные
рейтинги
университетов
являются
еще
одним
барьером для тех, кто стремиться попасть в число наиболее
популярных высших заведений мира. Также рейтинг определяет выбор
абитуриента, что учитывается впоследствии при приеме на работу.
Также рейтинг университет влияет на маркетинг и рекламу, а так же
формирует его политику и направление. Фактически, небольшая
группа людей, которые определяют рейтинг университетов, оказывают
сильное воздействие на политику университетов во всем мире.
Таблица
2
иллюстрирует
критерии,
по
которым
оцениваются
университеты.
Несмотря на факторы, которые оказывают минимальное влияние
на
опыт
студентов,
все
три
исследования
показывают,
что
деятельность, как критерий оценки университета составляет 50 %.
Кроме того, почти невозможно для нового участника занять первую
строчку в рейтинге без крупного финансирования в течение многих
десятилетий. Это противоречит сегодняшнему положению вещей, где
многим крупным и влиятельным корпорациям не больше 20 лет.
Последним
критерием
для
новых
участников
является
определение влияния лиц, занимающих те или иные должности. В этой
области, пожалуй, большое значение имеет история. Оксфордский,
Кембриджский и Гарвардский дипломы принимают во внимание
отчасти.
По данным Джонатана Коула все сегодняшние крупные
американские
университеты,
за
исключением
Стэнфордского
университета, уже были известны до Второй мировой войны. ------Участники имеют и другие преимущества. Не последнюю роль играет
одаренность. Знаменитые выпускники стремятся к тому, чтобы
репутация Альма – Матер, и их собственная, осталась непоколебимой.
Однако было бы слишком самонадеянно полагать, что эти
критерии отбора смогут бесконечно сдерживать поток желающих
участников. Влияние глобализации и технологии, сложная обстановка
в мировой экономике, подвергшейся изменениям, говорит о том, что
мы не можем знать, что будет. Как говорит Лоран Дэвис: «Что-то
должно произойти». Вопрос ,что?
Составляющие успеха университета 20 века
"С того дня, когда Джейн и я поступили в аспирантуру в 1970 году,
Йельский университет
стал частью нашей жизни. С тех пор как я
поступил на факультет в 1974 году, мои старания в качестве учителя,
ученого и ректора были вознаграждены. Как ректор, я имел сильную
поддержку со стороны преданных преподавателей, сотрудников,
студентов, выпускников, попечителей и друзей, но, проработав 20 лет,
я понял, что настало время уходить.
"Мы стоим на пороге реализацией многих важных идей и
большого количества инициатив. Мы успешно завершили кампанию
под названием «Йельский университет завтра», отремонтировали все
двенадцать колледжей - общежитий, сократили наш бюджет в
результате
финансового
строительства
новой
кризиса,
школы
обеспечили
управления,
финансирование
достигли
результата в западном кампусе и успешно открыли
колледж совместно с
желаемого
гуманитарный
Национальным университетом
Сингапура
(NUS),приняв на работу выдающихся руководителей и первую группу
профессорско- преподавательского состава, а также заложили здание
нового кампуса.
Перед нами встают задачи, когда приступить к строительству
здания факультета биологии, а также как обеспечить условия для
научных исследований и построить новое здание для школы
драматического искусства и два новых колледжа-общежития, кроме
этого необходимо сделать ремонт зала аспирантуры и Хендри холла.
Эта выдержка из прощального послания, написанного в 2012 году
покидающим свой пост ректором Йельского университета Риком
Левиным, который признался, что имел огромный успех и приписал
себе интернационализацию университета, показывает удивительную
истину о традиционном университете 20-го века.
В письме, где ректор размышляет над
своим 20-летним
руководством в одном из ведущих в мире университете,
Левин
заостряет внимание на огромном количестве зданий и проектов.
Он не раз касался конкретных академических результатов,
исследований
и
воздействовал
на
мир.
Его
письмо
-
это
красноречивое заявление не только о приоритетах, но и о постоянстве.
Ученые приходят и уходят, но заложенный фундамент оставаться на
месте. Йельскому университету, во всяком случае, не
приближающийся кризис. Или
почувствует угрозы с его стороны.
грозит
если он настанет, университет не
Учитывая,
что
знаменитые
университеты
мира
имеют
многолетний опыт, а в некоторых случаях и многовековой (Йельский
университет, например, был основан в 1701 году), вряд ли можно
усомниться в стабильности университетов.
Как считают Кристенсен и Айринга: «… Университеты идентичны
по
структуре
факультетов
и
взаимоотношений
между
преподавателями и сотрудниками. Идентичность проявляется в
учебном плане, в правилах по приему абитуриентов, в тактиках по
мобилизации финансовых средств и привлечении спортсменов. А
также она проявляется в наличии кампусов. Данные характеристики
университета остаются неизменными.
В совокупности с вышеуказанными характеристиками, если
университет имеет свою историю и знаменит учеными и академиками,
он становится одним из самых влиятельных в мире. Названия
«Гарвард»
и
«Оксфорд»
ассоциируются
с
высоким
уровнем
образования.
Эти характеристики глубоко укоренились в обществе. Кристенсен
и Айринг объясняют:
«Развитие университета происходит в ответ на значительные
потребности и возможности. Предпринимательство в университете
ограничено, а коренные изменения, которые часто происходят в
бизнесе или политике, здесь редко проявляются. Эта стабильность
является
основным
показателем
авторитета
университета
в
непостоянном, подверженном изменениям обществе» .
Кроме того, в этом заключается влияние ведущих университетов,
которым многие пытаются подражать.
Кристенсен и Айринга
добавляют:
«За редким исключением
размер и качество академии
продолжает расти. Появляется больше курсов, которые становятся
более специализированными. Создаются новые образовательные
программы. Подбирается профессорско- преподавательский состав с
целью вступления в престижные спортивные ассоциации. Будет
построены новые здания, а старые обновлены».
Как мы видим, Кристерсен и Айринг описывают это как
закрепившуюся тенденцию и полагают, что подавляющее большинство
университетов США, хотя и далеких от стандартов, стремятся стать
похожими
на
Гарвард.
Классификация
университетов
Карнеги
укрепила эту тенденцию, и для каждого образовательного учреждения
стало целью соответствовать это классификации.
Университеты получили деньги для медицинских колледжей,
затем для бизнес колледжей, так как они являются престижными.
Исследование Кристенсен и Эринг (Christensen and Eyring)
ориентировано на США, но подобные тенденции наблюдаются
повсеместно. Например, после отмены в Англии разделения на
университеты и политехнические институты в начале 90-ых годов, все
без исключения политехнические институты сменили свое название на
«университет» и пошли по пути «улучшения и увеличения». Майкл
задавался вопросом тогда и задается им и сейчас: если бы
политехнические университеты остались бы в своем прежнем статусе
стали бы они успешными в долгосрочной перспективе? Бывшие
политехнические институты, которые добились успеха либо поднялись
рейтинге университетов, либо как Ноттингем Трент (Nottingham Trent) и
Оксфорд
Брукс
(Oxford
Brookes)
прорвались
в
ключевые
исследовательские области.
Стоит уделить время подробному описанию характерных черт
классического университета 20 века частично из-за того что они всем
известны и воспринимаются как данность и частично из-за того, что как
мы
в
дальнейшем
увидим,
что
некорым
из
них
угрожает
надвигающаяся лавина (?).
РЕЗУЛЬТАТЫ.
Результатом работы классического университета являются:
исследования и дипломы (хотя следуют отметить, что одно вполне
может обходиться без второго). Хотя большинство считает, что
университеты это в первую очередь образовательные учреждения,
которые выдают дипломы и уже только потом исследовательские
институты – на самом деле все наоборот. Все чаще обучение
рассматривается университетами как способ получения денежных
средств для исследований. Количество и качество исследований
выросли значительно
за последнее
исследований
возросла,
крайне
время.
Так как важность
правительство
и
бизнесмены
инвестирует рекордно большие суммы в исследования. В 2006 году 640
американских университетов потратили на исследования $47,8 млрд.,
что на 45% больше суммы потраченной за последние 5 лет.
Тем временем тенденция к «улучшению и увеличению» привела
к развитию исследований в области гуманитарных, экономических и
социальных наук. Благодаря этим исследования несколько ученых
становятся всемирно известными, как минимум в своей области,
некоторые делают успешную карьеру, а все остальные пишут
огромное количество статей в надежде (часто напрасной) на
повышение. Без сомнения, университеты 20 века привнесли много в
знание человечества, а также совершили несколько научных прорывов
– например, открытие ДНК Уотсоном (Watson) и Криком (Crick). Также
следует отметить, что университеты способствуют интеллектуальной
свободе и проведению автономных исследований, не связанных с
интересами государства и бизнеса.
Другим результатом работы университета является выдача
дипломов,
так
как
предполагается,
что
дипломы
связаны
с
исследованиями, а их основная цель готовить новых ученых. Более
того в теории предполагается, что студентов должны обучать ведущие
специалисты и возможность работы с этими специалистами вызывает
интерес у студентов. Однако, в реальности эти ожидания не
оправдываются, и студенты получают удаленные лекции и очереди на
занятия у ведущих ученых, чьим приоритетом является исследование.
Более того, для большинства студентов, которые не планируют
карьеру
ученого,
расписание
может
быть
непонятным
и
неподходящим.
Для многих студентов диплом значит гораздо больше чем
обучение. Диплом имеет свою ценность на рынке труда и несмотря на
то
что
его
ценность
может
падать,
диплом
открывает
профессиональные возможности, которые недоступны людям без
диплома. Конечно же, не все дипломы равны по ценности, и чем
престижней университет, тем выше ценность вашего диплома.
Кроме
дипломов
бакалавра
также
существуют
дипломы
магистра, MBA и степень доктора. В 1900 году в Америке было только
300 докторов наук. В 2007 докторов наук насчитывалось 45000. Для
некоторых профессий, таких как, например, преподавание, в середине
20 века было достаточно диплома бакалавра, диплом магистра теперь
является чуть ли не обязательным требованием.
Также мы можем отметить и третий основной результат работы
университета это улучшение экономической ситуации в городе или
регионе. Всем известна связь Кремниевой Долины со Стэнфордом,
Гарвардом и Массачусетским Технологическим Университетом (MIT).
Фонд Кауфман подсчитал, что объем продаж компаний выпускников
MIT составил $2 трлн., из которых $164 млрд. приходятся на компании
расположенные в Массачусетсе. Также исследование показало, что
данные компании не были бы расположены в Массачусетсе если бы не
MIT, т.к. менее 10% студентов родом из данного штата, однако, 31%
выпускников остается жить в Массачусетсе.
Таким образом устанавливается связь между исследованиями и
бизнесом, которая привлекает в город инвестиции, делая его более
желанным местом для проживания.
В таких городах как Торонто,
Манчестер, Москва, Гонг Конг и Мельбурн пытаются создать подобные
условия.
Данные преимущества появились относительно недавно и
являются заслугой Ричарда Флориды (Richard Florida) из Университета
Торонто, который приписывает успех университетов сочетанию
«таланта, технологии и толерантности». Эд Глейзер (Ed Glaeser) из
Гарварда,
чья
работа
также
поразительна,
указывает
на
«человеческий капитал, связь и соревнование». Как он утверждает,
развивающиеся
отдельно
города
вместо
часто
того
рассматривают
чтобы
инфраструктуру
рассматривать
город
как
«взаимосвязанную общность». В 21 веке это крайне важно для
университетов, так как для студентов и преподавателей становится
важным, чтобы университет удачно располагался физически. Это
может
стать
ключевым
элементом
в
спасении
традиционных
университетов.
ЛЮДИ.
Как мы уже видели, многие считают, что университет это
комплекс зданий. Однако на самом деле, как заявил Джон Дос Пассос
«университет это глас народа».
Традиционно в университете три категории людей: руководство,
преподаватели
и студенты.
Рост
университетов
означает,
что
количество людей в университете очень большое. В Государственном
Университете Огайо обучается 46000 студентов. Во многих городах
университеты
являбтся
единственным
крупным
работодателем.
Согласно утверждением Стива Смита, иностранные студенты в
Университете Эксетера (4000 из 18000) поддерживают 3240 рабочих
мест в местной экономики, что крайне важно для города с населением
100000.
Тех, кто вовлечен в управление, может быть очень маленькое
число,но их роль очень значима и она заключается не только в
гарантии
финансового
благополучия
университета,
но
и
его
академической свободы, от которой зависит успешность.
Функции администрации и обслуживающего персонала, все
больше привлекающие лучших специалистов в своих областях,
составляют движущую силу обширной и сложной организации. Они
варьируются от благотворительных и студенческих организаций,
поддерживающих рост университета, до технологий, удобств и
обслуживающего персонала. Профессионализация университетского
управления, фактически, является одним из негласных, но важных
направлений
развития
университеты
стали
в
послевоенные
крупными
десятилетия,
предприятиями,
так
понятными
как
и
имеющими обязательства перед своими вкладчиками, будь это
правительство, предприятия, фонды или же с все большим перевесом
студенты. Действительно, такие профессиональные сотрудники часто
не менее ответственно подходят к получению дохода, чем, скажем,
научные сотрудники к получению грантов на исследования или набору
лучших талантов.
В то же время преподавательский состав ведет и отвечает за
исследование и (изредка) преподавание, два вида деятельности,
дающие
ключевые
результаты.
Связь
между
факультетом
и
организацией в своей основе напряженная, что не характерно для
других организаций, предоставляющих интеллектуальные услуги. К
примеру, консультации стимулируют каждого отдельно консультанта
работать на цели организации. Университеты не могут и не должны
позволять себе того же.
Возьмем, к примеру, такой отдельный предмет как история, где
надежность и успех исходят не от продвижения в самой организации,
но, по меньшей мере так же, а то и больше, от репутации среди коллег,
других историков в той же области из других университетов, или даже
из народа. С рассветом медийной культуры некоторые историки стали
главными
публичными
брэндом.
Алан
Джон
личностями,
модными
Персиваль
Тейлор,
интеллектуалами,
великий
историк
послевоенного поколения, может быть рассмотрен как первый
британский пример вместе с такими успешными современниками как
СаймонШама и НиалФергюсон. Некоторые из этих ученых добились
такого успеха, что могут создавать свои собственные термины и
предельно высоко оценивать свое имя и репутацию, как это делают
лучшие спортсмены. Эта тенденция ясно прослеживается почти во
всех областях знаний. Фактически, это явление не обязательно
подразумевает
наличие
должности
преподавателя.
Мы
были
свидетелями подъема таких гуру как Сет Годин , не имеющего никаких
официальных
аспирантских
квалификаций,
кроме
как
степени
магистра делового администрирования, и тем не менее имеющего
высокое влияние в мире идей. Мы называем это эффектом Рональдо в
честь великолепного (хоть и не всегда любимого) португальского
футболиста, чей талан настолько велик, что он может сам выбирать, за
какой футбольный клуб играть.
Есть большая разница между этими учеными и обыкновенными
профессорами, зарабатывающими себе на жизнь (часто неплохую)
комбинируя преподавание, исследование и консультирование. В то
время как знаменитости могут привлекать студентов, эти люди их
действительно
учат.
университетского
Получив
ранжирования,
привилегию
исследования
профессорский
состав
среди
обычно
выбирается на основе результатов их исследований и принятой на
себя ролью преподавателя, хотя не совсем, если подумать. Это
студенты-магистранты, потенциальные академики в будущем, а в
настоящем часто участники исследования, которые получили больше
всего
наград,
в
рассматриваются
то
как
время
тяжелое
как
студенты-бакалавры
бремя,
от
которого,
в
часто
случае
повышения, можно освободиться.
Еще
есть
категория
студентов,
число
которых
заметно
увеличилось за последние несколько десятилетий. Традиционно таким
студентам было от 18 до 22 лет, и они приходили учиться сразу после
окончания школы. Демография данной группы сейчас изменяется –
студенты поступают в колледжи все в более позднем возрасте и
учатся дольше. В настоящее время в США студентов от 18 до 22 лет
меньшинство.
Борьба за лучших студентов влияет не только на процесс отбора
преподавательского состава, но и на такие моменты как возможность
предоставления жилья, условия для занятия спортом и так далее.
Учитывая то, что многие студенты более заинтересованы в получении
степени и опыта, чем в самом процессе обучения, неудивительно, что
таким аспектам как так называемая учебная практика уделяется
большое внимание. Следует отметить, что в своем прощальном
письме
Левин
обращает
внимание
на
реконструкцию
жилых
помещений 12 колледжей и говорит о планах создания двух новых.
Более того уже наметилась тенденция, чтобы взимать со
студентов большую плату за обучение, которую они вносят авансом
или,
в
наиболее
частых
случаях,
студенты
берут
кредиты,
выплачиваемые в последствие различными способами. The Browne
Review
–
независимая
проверка
финансирования
высшего
образования и субсидирования студентов в Англии заявила:
«Ученая степень является преимуществом не только для ее
обладателя, но и для нации. Поэтому в балансировании бюджета,
отражающего данные преимущества, основной задачей является
устойчивость финансирования. Мы рекомендуем возложить основное
бремя оплаты за обучение на студентов, но они должны платить
только в том случае, если могут позволить себе выплатить данную
сумму».
Однако, опять же отражая глобальную тенденцию, the Browne
Review поощряет студентов к выбору, таким образом, возлагая всю
ответственность на университеты: «Образовательные учреждения
должны убедить студентов, что их образование стоит тех денег,
которые за него требуют».
Одним из последствий данной тенденции явилось то, что
студенты по всему миру превратились в клиентов, которые, особенно
наиболее требовательные из них, стали оказывать растущее влияние
на университеты. В некоторых странах, в частности в Англии,
проводятся студенческие
опросы касательно
широкого спектра
аспектов жизни университета, от преподавания и качества библиотеки
до
жилья
и
ночной
жизни.
С
развитием
средств
массовой
коммуникации университеты повсюду встречаются со все более
увеличивающимся
потребительским
давлением,
что
является
положительной тенденцией. Сейчас для университетов, как и для
любого другого сектора экономики, встает вопрос, какую нишу рынка
преследовать. Ведь в скором будущем может оказаться невозможным
удовлетворить запросы всех студентов.
Программа
Университет сотрудничает с программой, которая представляет
собой цель университета - расширение человеческого знания и
понимания, а так же передача этих знаний следующему поколению.
Поэтому
исследования
и
ученые
степени
являются
основным
решением (выходом).
Учебный план данный программ традиционно состоит из 3 или 4
лет обучения, которые состоят из курсов, утвержденных ведущими
преподавателями на кафедрах. учитывая, что начать курс легче, чем
закончить его, и что рост специализаций является некой особенностью
в последние полвека, не удивительно, что учебный план, как у
студентов, так и у выпускников ВУЗов является сложным комплексом
разнообразных, в основном не связанных между собой курсов, которые
можно комбинировать по-разному для достижения необходимой
степени.
В нашем постоянно меняющемся мире, учитывая новые веяния в
промышленности,
концентрированная
четырехлетняя
учебная
программа может оказаться на пути устаревания (отмирания). Теперь
людям
необходимо
оставаться
постоянно
актуальными
в
обновлять
постоянно
свои
навыки,
изменяющихся
чтобы
рыночных
условиях. По словам Марка Пегрума - доцента Университета Западной
Австралии - дни четырехлетней учебы в колледже и работы уже после
него изменяются. Сегодня студенты имеют работу еще до колледжа
или же работают параллельно с работой. Поэтому них иной взгляд на
образование, отличающийся от взгляда группы людей двадцатилетней
давности.
Содержание
курсов
сообщается
студентам
различными
способами - это лекции, семинары. Иногда учебники в сочетании с
чтением. Оценивается всё это тоже несколькими путями - эссе,
выполнение домашнего задания. Выпускные экзамены или экзамены
по окончании учебного года, практические занятия (по некоторым
предметам) и иногда устные экзамены. Технология и глобализация
позволяют перестроить каждый аспект преподавания, обучения и
оценки, что мы сможем увидеть позже.
Важным
для
университета
является
возможность
иметь
полномочия для награждения степенями - обладать властью, данной
государством. Ответственность за программу, которая ведет к степени,
лежит на преподавателях, а для администрации бывает довольно-таки
трудно контролировать данный процесс. Но важнее всего является
сила, которая устанавливает положение университета на рынке.
Консультант может обеспечить лучший бизнес-тренинг, нежели
бизнес-школы, но на данный момент он не выдает степени.
Качество обучения разнится, несмотря на усилия университета
(например,
при
Лоуренсе
Саммерс,
находившемуся
на
посту
президента Гарварда) или на национальном уровне, как в Англии за
последние десятилетия. При условии, что должность, повышение и
академическая репутация всё ещё зависят, по большей части, от
заслуг на исследовательском поприще, эти попытки приносят ещё и
дополнительную
выгоду.
Более
того,
распространение
новых
технологий общения и социальных сетей подняло принципиально
важный вопрос не только о содержании, но и способах
передачи
информации. На протяжении десятилетий, студенты, обучавшиеся по
принципу «читай книгу» часто могли предвкушать, что же будет на
лекции. Сейчас, когда лекции могут быть так просто и дёшево
записаны или скачены, ценность живого выступления становиться
спорной.
Студенты
осознали
это,
результатом
чего
стало
распространение вирусных видео, которые ставят под удар статус
лекции.
Опыт
Другая
важнейшая
составляющая
университетского
образования- опыт: опыт знакомства с однокурсниками, вдохновение
(в идеале), вызванное новыми идеями и/или
возможность
ведущими учёными,
пообщаться в учебном заведении с представителями
различных слоёв общества, руководить организациями, заниматься
спортом, заняться актёрством или политикой или одной из 101 другого
вида активности и ,естественно, найти друзей.
Классический университет 20 века уделял подобным вещам
огромное внимание, с тех самых времён, когда президентом Гарварда
был Эббот Лоурэнс Лоуэллс, подчеркнувший в своей инаугурационной
речи важность студентов «постоянно брошенных вместе» как один из
основных
элементов
либерального
образования.
указывают на то, что весь этот опыт действительно
Все
данные
ценен для
типичных студентов, и пока некоторым это кажется полнейшим
безумие, для других это основная ценность обучения в университете.
Для сегодняшних студентов, обучение за пределом класса всегда
намного значимее, чем обучение внутри.
Здесь так же много структурированного опыта, который в
большей или меньшей степени основан на самой программе,
например обучение заграницей и/или опыт работы и интернатура. На
некоторых курсах, к примеру, в Стэнфорде, где студентам, по сути,
закладывают фундамент для их будущего, можно найти свидетельства
подлинного смешения теории с практикой, что, безусловно, является
главной чертой некоторых престижных профессиональных курсов,
таких как медицина. Другой пример – DukeEngage, новаторская
программа Университета Дьюк, которая предлагает
студентам
захватывающее лето в США или заграницей. Студенты проходят
исследования до и после поездки. Программа ориентирована на
настоящие результат и трудоустройство. С начала программы, 2007,
2000 студентов стали её участниками. Похожая программа существует
в Йэльском Университете, где студентов поощряют работать или
учиться летом за пределами США, дабы сделать каждого выпускника
гражданином всей Земли.
Несмотря на то, что образовательная программа во многих
Университетах
постепенно
несколько десятилетий,
усовершенствовалась
за
прошедшие
большинство выпускников, относящиеся к
двум последним поколениям, возможно, жаловались бы, что студенты
сегодня легко получают учебную степень, не прикладывая должных
усилий, как было в их время.
Характерные черты Университетов (описанные в предыдущих
страницах) представлены в таблице 3:
Результаты:
1.
Поисково-
Научные
исследовательская
доклады,
деятельность
патенты
2.
Степени
публикации,
цитаты,
защищенные
Исследование
количества
времени,
проведенного
в
Университете и потраченного на
подготовку к экзаменам
3.
Экономическая ситуация
в городе
Экономическое и социальное
развитие города или региона
Люди:
4.
Факультет
Профессора
преподавательский состав
и
5.
Форма обучения
Очная
форма
неполная
форма
(свободное
обучения,
обучения
посещение)
Возраст
студентов: 18-22
6.
Руководство
администрация
и
•
Университетский
ректорат
•
Поступление,
финансирование,
помощь
выпускников, службы ремонта
и услуг
Программа:
7.
Расписание
•
Индивидуальный
план,
срок обучения 3-4 года
•
Расписание,
составленное деканатом
•
Учебники и справочный
материал
8.
Обучение и учение
Лекции,
индивидуальные
занятия, семинары
9.
Задания
•
Экзамены, в конце курса
по предмету
•
Диссертации
программы
в
конце
10.
Опыт
Студенческие
•
организации
Внеклассные
•
мероприятия
(такие
как
дискуссии, исследовательские
соревнования)
Внеаудиторные (пьесы,
•
спортивные соревнования)
•
Опыт
работы
работы,
(волонтерские
интернатура)
Почти
все
приведенные
в
данной
таблице
элементы
традиционного университета находятся в критическом состоянии.
Согласно мнению Клейтона Кристонсена университеты находятся в
состоянии разрушения.
3. РАЗДЕЛЕНИЕ ИЛИ НОВОЕ СОРЕВНОВАНИЕ
В своей глубоко-философской книге «Старые пути» Роберт
МакФарлан цитирует слова капитана корабля, говорящего о том, как
можно учиться, наблюдая за поверхностью воды: «Нужно искать
волнения, быть готовым к непредвиденным взаимодействиям». Это
хороший совет тем, кто руководит университетами в 21 веке. Сейчас
мы очень отчетливо можем видеть волнения на поверхности воды.
Это естественно для рынков, когда в периоды изменений
успешные
идеи
вынуждены
бороться
не
только
со
своими
традиционными соперниками, но и с совершенно новыми типами
конкурентов. Так, например, в 19 веке владельцы каналов были
вынуждены бороться с развивающимися железными дорогами, или
традиционная почта борется с наступлением электронной почты и
других форм мгновенной передачи сообщений.
Это изменение в конкуренции начинает происходить и на рынке
университетов. Первой пришла глобализация: глобальная конкуренция
за финансирование исследований и талантливых студентов, особенно
иностранных, ставших одним из основных источников «доходов» не
только для отдельных университетов, но и для всей страны в целом.
Это, например, противопоставленный Оксфорду Кембридж и Лига
Плюща или, например, в Дареме и Эдинбурге против университетов в
Амстердаме и Упсале, не говоря уже о тех, которые находятся в
Мельбурне и Сингапуре.
Глобализация будет продолжать набирать обороты, но то, что мы
видели в последнее время, и на других рынках, является рост
технического
прогресса,
который
угрожает
многим
деталям
традиционного университета. Как мы видим, здесь новая конкуренция
проявляется не обязательно только на уровне всей организации
института,
но также и на уровне каждого отдельного компонента.
Когда это происходит, разукрупнение существующих институтов
становится возможным, и вероятно, даже необходимым. Другие
средства
группировки
компонентов
становится
все
более
привлекательными для потребителей и / или более экономичными и
эффективными. Этот процесс разделения, а затем и повторной
перекомплектации
различными
способами
поднимает
фундаментальные вопросы традиционного университета. В свою
очередь, мы можем рассмотреть каждый из наших 10 компонентов.
1. Исследования
Университетские исследования набрали и продолжают набирать
обороты и в будущем останутся ключевым продуктом университетов,
по крайней мере, лучших из них. В науке, инженерии и медицине, где
легко получить финансирование проектов, затраты на проводимые
исследования растут, поэтому инвестиции, необходимые для покупки
новейшего оборудования, могут привлечь только наиболее крупные
университеты. Будущее за университетами, имеющими реальную
исследовательскую силу (исследовательская сила равна времени,
затраченному на исследования). Остальным придётся либо искать
партнёров, либо выйти из состязания. И на самом деле, на
сегодняшний день практически все хорошо известные исследования
являются
результатом
международного
сотрудничества,
а
не
отдельных университетов. Другими словами, как отметил Стив Смит в
частной беседе с нашим изданием, "университеты будут иметь
глобальное
влияние,
если
они
задействованы
в
глобальном
сотрудничестве".
Это является необходимостью для исследований, полностью
изолированных от коммерческого влияния и имеющими сиюминутную
цель, - исследований, вносящих вклад в развитие человечества, но не
обещающих немедленного дохода или возврата инвестиций. Однако,
наличие таких исследований обеспечивает разнообразие видов
университетской деятельности, и в настоящее время снижается, в
следствие
сокращения
выделяемых
бюджетных
средств
и
возрастающей зависимости от сотрудничества на коммерческой
основе.
Другие участники исследований увеличивают своё влияние в
обществе и получают более экономически эффективные результаты.
Среди этих участников есть частные лаборатории, такие как Институт
геномных исследований Крейга Вентера в штате Мэриленд, крупные
фирмы с сильными исследовательскими программами, такие как
фармацевтические компании Pfizer и Merck, а также доверительные
фонды, например, Wellcome. Так, Большой Адронный Коллайдер,
работа которого настолько раздвинула границы физики, как ни один
университет, находится под управлением Европейской организации по
ядерным исследованиям (ЦЕРН), а не какого-либо университета.
В области социальных наук конкуренция за стенами учебных
заведений
также
растёт,
начиная
от
групп
исследователей,
консалтинговых компаний и крупных организаций, например, Brooklngs.
Консалтинговая компания McKinsey & Co. вкладывает большие
средства в работу Международного Института McKinsey (MGI), который
известен своими лидирующими, широко известными анализами
социальных проблем. Центр Американского Развития и Фонд Томаса
Фордхэма также имеют сильные исследовательские группы, а
компания Economist Intelligence Unit регулярно сообщает о новаторских
глобальных исследованиях, имеющих несомненное практическое
применение.
Во всех областях науки исследования всё больше оказываются
вовлечены в сотрудничество с другими университетами и другими
организациями. Например, частью университета Стэнфорд является
престижный Гуверовский институт, который привлекает финансовые
средства и людей, обычно далёких от традиционной системы
университетов.
Для
лидирующих
университетов
выбор
стратегического партнёра является решающим выбором, который им
приходится сделать.
Растущая конкуренция в области исследований среди самих
университетов и между университетами и другими организациями
определяет то, что всё больше финансовых средств оказываются во
всё
меньшем
количестве
исследовательских
организаций.
В
Великобритании 80% всего финансирования идёт всего-навсего 25
организациям. Похожим образом уменьшается количество мест
подготовки докторов наук. Это является мировой тенденцией,
наблюдающейся даже в Китае, Австралии, Гонконге и Германии. Так,
для
лидирующих
университетов
с
хорошими
достижениями,
успешными академиками и кафедрами, являющимися сильными
брендами, имеется гораздо больше возможностей, но и трудности
также значительнее. Одна из них заключается в том, что традиционная
система в университетах является труднопреодолимой преградой для
инноваций, требующих немедленного реагирования. Это стало одной
из причин кардинальной реорганизации Университета Аризоны. В
Университете Дьюка же произошло слияние кафедр английского
языка, этики, нейробиологии и информатики, что позволило создать
огромное
программ,
разнообразие
междисциплинарных
включающих
сертифицированных
Информационные
технологии
и
Информационные исследования.
Если
стратегию,
лидирующие
чтобы
университеты
оставаться
на
вынуждены
первых
изобретать
позициях
в"Игре
исследований", то более простые университеты (исследовательский
вклад которых также прост) оказываются перед серьёзным вопросом:
зачем отдавать приоритет исследованиям, если в результате студенты
всё равно получают образование более низкого качества?
2. Научные степени
Присуждение научных степеней является одной из главных
функций университетов, которой также присущи препятствия. В
частности, это связано с конкуренцией в частном секторе: новые
частные университеты, имеющие влияние не только в США, но и в
других странах, таких как Бразилия. Майкл и Кейтлин нашли спонсора
и
председателя
Anhanguera,
крупнейшей
которая
образовательной
оценивается
в
1,4
сети
миллиона
Бразилии
долларов
и
обслуживает сотни тысяч студентов. Эта организация была создана с
целью получения прибыли.
Её основатель постоянно отслеживает
способности и склад ума своих клиентов и учащихся, которые будут
востребованы в современном мире. В дополнение, такие компании как
Pearson (где мы, авторы, и работаем) ищут возможность получить
разрешение на самостоятельное присуждение научных степеней.
Компании Pearson принадлежит CTI - университет в Южной Африке,
специализирующийся на образовании кадров, необходимых колледжу
Pearson за пределами его представительства в Лондоне. Колледж
сотрудничает
Pearson
с
другими
организациями,
такими
как
американская транснациональная компания Cisco, государственными
университетами,
такими
как
Королевский
колледж
Холлоуэй,
имеющим право официально присуждать научные степени.
Всё
большее
подтверждающие
традиционных
распространение
научную
степень,
университетах.
получают
которые
Газета
Financial
дипломы,
не
выдаются
Times
не
в
курирует
образовательные программы для членов правления, что, вероятно,
предполагает более взаимосвязанную работу и усиление бренда, чего
не обеспечивают традиционные образовательные программы, во
многом благодаря специфике организации.
И это ещё не всё. Всё больше сомнений возникает о самом
явлении научной степени. Зачем, например, получать научную степень
в области, которая учит, как основать свою компанию, когда можно
стать
частью
организации,
осуществлении задуманного?
которая
поддержит
в
реальном
За последние 5 лет "тепличные" и
ускоряющие программы приобрели большее значение, что требует их
формализации. Лучшие из них, такие как Y-Combinator и Techstars,
являются брендами, сравнимыми по значимости с бизнес-школой Лиги
Плюща. Такие программы требуют финансирования для основания
компаний, сильного наставничества и слаженно работающей системы.
Например, на неделе бизнеса Bloomberg, прошедшей 21 февраля 2013
года, было заявлено, что "Университет Героев Тима Дрейпера, где
студенты в возрасте от 18 до 16 лет обсуждают будущее вместо
истории, играют в волейбол двумя мячами и овладевают навыками
выживания, что включает наложение швов и стрелковую подготовку,в
апреле
года
2013
открывает
программу
8-недельную
Теория
предпринимательства, стоимость которой 7 500 $".
Хотя научная степень, полученная в престижном университете,
сыграет решающую роль в получении первой работы в лидирующих
компаниях, в конечном итоге будущий прогресс определяет только
название компании в резюме - McKinsey, Goldman Sachs, Google или
Financial Times. Это происходит потому, что эти компании не только
придирчиво
отбирают
свои
кадры,
но
и
дают
очень
гибкие
профессиональные навыки. Есть места, где есть ещё наставничество,
и
где
формируется
слаженная
работа
коллектива.
Например,
сотрудничество Майкла с Кейтлин и Саадом началось в McKinsey, где
они
успешно
заложили
фундамент
предприятию
в
Пакистане.
Благодаря их заметному вкладу и очевидным результатам, он
предложил им стать сооснователями его команды в Pearson. Наличие у
них научной степени уже не имело никакого значения, учитывались их
реальные достижения м репутация в McKinsey. Изучив требования
профессиональных социальных сетей, таких как Linkeln, можно собрать
портфель реальных способностей, опыта и рекомендаций, для которых
научная степень раньше была фактором, обеспечивающим доверие.
В своей книге "Пуск себя" (The Start-up of You) Хоффман и Казноча
заявляют:
"Что требуется сейчас - это предпринимательский склад ума...
если вы хотите получить новые возможности... вам нужно мыслить так,
как будто вы совершаете запуск вашей карьеры... это значит, что вам
предстоит всё время адаптироваться к новым условиям. И если у вас
не получится, то никто - ни ваш работодатель, ни государство - не
станет вам помогать."
Разумеется, так мыслят примерно 20% одарённых людей нашей
планеты. С открытием новых возможностей мир изменяется, и уже
вполне возможно представить, что традиционные научные степени
потеряют свой блеск , и многие будут воспринимать её как боязнь
рисковать, в то время как новые способы подтверждения таланта
станут доступными. Данная предпринимательская идея не будет
распространена только на признание опыта. Так как рынок труда
продолжает
эволюционировать,
каждому
человеку
придется
действовать как предприниматель, потому что работодатели будут
нанимать меньше служащих, останавливая свой выбор на более
краткосрочных контрактах, основывающихся на проектах. Это, в свою
очередь, будет означать, что люди, которые скорее ассоциируются с
производительностью
и
воздействием,
будут
обладать
преимуществом. Примером служит ODesk, торговая площадка для
подрядчиков, на которой зарегистрировано 2,5 млн лиц со всего мира и
на которой за прошедшие полгода было размещено около 800 тыс.
объявлений о вакансиях. Людей нанимают на основании последних
действительных достижений, которые постоянно оцениваются и
просматриваются работодателями.
Для будущего работодателя,
нанять специалиста в области маркетинга с внушительным портфолио
из Бангладеша будет гораздо выгоднее, чем обращаться к местному
более дорогостоящему агенству.
Университеты тоже осознают это, что подтверждает анонимная
реакция служащих на газету Пола Джонсона, заместитель ректора
Университета Западной Австралии (UWA) заявляет:
"Я полагаю, вы правы, современная монополия университетов на
присуждение научных степеней будет разрушена. Мы проделали
огромную работу по убеждению Правительства, что нерегулируемый
сектор опасен для государства, и поэтому нуждается в наблюдении и
изменении. Я не могу видеть, как это продолжается. Свойственное
перекрёстное
субсидирование
исследований,
не
связанное
с
финансированием преподавателей, тоже делает нас уязвимыми."
Эта перемена от зависимости от государства к фокусировке на
клиенте, в данном случае, это студенты, отражается снова и снова на
других секторах, так как глобализация и технологии изменили правила
игры. Есть и другие потенциальные конкуренты, которые хотят
установить
документ,
схожий
с
научной
степенью.
Один
из
потенциальных подрывных факторов - это сайт degreed.com, который
является
ранним
прототипом
онлайн-сертификации
знаний,
достижением которого являются курсы MOOC (MOOK) и другие
проекты. Попытки применения подобного, предпринятые Mozilla, тоже
имеют право на участие в конкуренции. Они создали стандартные
рамки и приглашают к сотрудничеству сообщества и организации,
которые могут подтвердить разнообразные способности. Суть в том,
что люди могут собирать так называемые бейджи и использовать из в
качестве подтверждения своих способностей. В дополнение, сеть
Linkedln предлагает опцию, где люди могут подтверждать навыки и
проекты и давать рекомендации.
Подобные проекты предлагают более точное и современное
оценивание квалификации человека и его навыков, чем штамп о
подтверждении от престижного университета. Хотя присуждение
научной степени остаётся неприступной крепостью, которой владеют
университеты, в казавшейся безупречной броне появились трещины.
3. Процветание города
Во всём мире города пытаются следовать примеру Стэнфорда, а
именно тому влиянию, которое он оказывает на Силиконовую Долину.
Они играют более активную роль в создании условий и структуры
поддержки для внедрения инноваций и экономического роста.
Например, East London Tech City при содействии правительства собрал
консорциум корпораций и университетов с целью поспособствовать
запуску проектов по развитию Лондона. Поддержка, в свою очередь,
осуществляется с помощью новых мер, введение которых отстаивал
Рохан Сильва (советник премьер-министра в сфере инноваций). Эти
меры связаны с выдачей виз для предпринимателей и налоговыми
льготами для инвесторов. В сущности, те составляющие городского
процветания,
которые
по
традиции
зависели
от
присутствия
университетов, в настоящее время более эффективно формируются
самим городом.
Для того чтобы достичь этого процветания и победить в мировой
борьбе за людской капитал, а также зарекомендовать себя как
сообщество
интеллектуалов,
городу
понадобятся
серьезные
инвестиции. Города являются творческими центрами, в которых
существует пространство для налаживания контактов, сотрудничества
и обмена опытом. Однако, несмотря на то, что такое пространство
пользуется
большим
спросом,
было
установлено,
что
образовательные проекты в городах могут иметь ключевое значение
для создания конференций и форумов. Генеральная Ассамблея,
например, осуществляя запуск образовательного проекта, арендует
свободные помещения для реализации других проектов. Получив
деньги от Нью-Йорка на продвижение своих объектов там, она
расширила свою деятельность и в Лондоне. Центр инноваций и
технологий в Лондоне создает аналогичные пространства для
сотрудничества.
В
Нью-Йорке
многообещающего
приступили
проекта
по
к
реализации
увеличению
еще
одного
интеллектуального
преимущества города.
В сотрудничестве с такими ведущими университетами Израиля
как
Корнелл
и
Технион,
планируется
создание
передового
университета на острове Рузвельта с упором на технологии и
инновации.
Некоторые
из
ведущих
предпринимателей
нашего
времени, в числе которых Марк Цукерберг и Стив Джобс, бросили
колледж, для работы в Силиконовой Долине. Поскольку такие центры
сейчас получают все большее распространение, огромное количество
предпринимательски настроенных молодых людей сочтут экосистему
города более выгодной и отвечающей их ожиданиям, нежели кампус в
университете.
процветания,
Руководствуясь
такие
целью
технологичные
развития
центры
городского
могут
стать
университетами будущего.
4. Факультет
На протяжении большей части 20-го века (и, безусловно, раньше),
работа на факультете предполагала и проживание там же. И
действительно, не было ничего удивительного в том, что руководство
университета могло потребовать от своих сотрудников проживания
недалеко от их места работы, ведь это было настоящее сообщество.
В веке современных технологий всё это утратило своё значение.
Факультет теперь может находиться в любом месте, а обучение
осуществляться онлайн при помощи видеоконференций. Поэтому нет
ничего удивительного в том, что студенты всё чаще предпочитают
обучаться у ведущих мировых экспертов, нежели у своих профессоров,
какими бы выдающимися они не были. Эта тенденция становится все
более популярной, и усиливает вышеупомянутый «эффект Роналду».
Также она увеличивает ряд возможностей, потому что это не просто
ученые, осуществляющие обучение в любой точке мира, а ещё и
ведущие мировые специалисты, начиная от продюсеров фильмов и
политиков и заканчивая бизнесменами и госслужащими. Лорд Дэвид
Патнем, знаменитый продюсер таких фильмов, ставших классикой, как
Огненные Колесницы и Поля Смерти, преподает этику создания
фильмов в трех университетах, не покидая при этом своего дома в
Ирландии.
Действительно хорошим примером того, как это всё может
развиваться,
является
группа
Майл
Энд,
входящая
в
состав
программы по современной истории в университете королевы Марии в
Лондоне. Там же в месте, связанном с историей Британии 20 века,
ученый Джон Дэвис и журналист Джон Рентоул при поддержке
современного историка, не имеющего себе равных, лорда Хенесси
создали курс «Новые лейбористы у власти 1997-2010». В этом курсе
приняли
участие
практически
все
ведущие
представители
правительства новых лейбористов, включая самого Тони Блэра (и
Майкла), посетивших заседания в Майл Энд, и оказавшихся в столь
спокойном академическом окружении, были готовы отказаться от
своих успехов и неудач, моментов воодушевления и ошибок. Все
семинары
записываются,
и
каждая
группа
студентов
имеет
возможность загрузить приложение, что делает их ещё более
ценными. Студенты также как и в любом университет могут читать
книги
и
обсуждать
серьёзные
проблемы,
обладая
поистине
невероятным собранием дополнительных материалов. Ценность
универсальных знаний снижается, но специализированные знания
ценятся высоко. Здесь ученые-предприниматели используют данное
взаимодействие и близкое расположение к центру Лондона, так что
политики и должностные лица могут совершить такую поездку и
создать уникальную образовательную программу.
Было предприняты кое-что ещё: ведущие политики и чиновники
тем временем устанавливают интернет соединение и остаются на
связи. В результате такого инновационного мышления ученые создали
нечто ценное для всех участников, в том числе собственную
программу исследований. Планируется также выпуск книги о новых
лейбористах, написанной Дэвисом и Рентоулом, которые, вероятно,
информированы обо всех нюансах больше, чем кто-либо другой.
Короче
говоря,
это
творческие
создатели
Тома
Фридмана
в
академической обстановке, демонстрирующие путь, опережающий
традиционные университеты. Напротив, те, кто предпочтет ожидание,
могут оказаться
на пути больших изменений. Повсеместное
распространение информации и близкие к нулю затраты на хранение и
передачу
означает,
что
университеты
больше
не
обладают
исключительным правом на выражение идей в курсах. Организация,
созданная при поддержке Технологического университета в штате
Массачусетс и Гарвардского университета (EDx) уже создала большое
количество онлайн курсов, доступных для использования студентами
по всему миру. Так как многие «известные» профессора проводят
занятия в лекционных аудиториях с количеством студентов большим,
чем положено, существует небольшая разница между личным
присутствием на занятиях и их просмотром по видео.
Таким образом, репутация небольших институтов не страдает
из-за
отсутствия
в
профессорско-преподавательском
составе
именитых профессоров, и необходимость их непосредственного
присутствия в аудитории ставится под сомнение.
«Кеплер» ,
университетский проект, запущенный недавно в Руанде, предлагает
бесплатные курсы лекций онлайн в сочетании с очными занятиями с
преподавателями, что открывает слушателям доступ к лучшему
материалу за более низкую цену, чем в любом традиционном
университете этого региона.
Одной из ключевых
функций преподавателей является также
наставничество студентов, но, как правило, «наставляют» лишь
студентов, нацеленных на научную работу. Как же все остальные?
Постепенно университеты начинают разрабатывать новые программы
наставничества.
Например,
Кейтлин,
студентке
экономического
факультета, огромную пользу принесли занятия по программе,
насыщенной теоретически, но куратором которой был специалистпрактик. Она была участницей малой группы, занятия в которой вел
преподаватель, бывший главным руководителем отдела торговли
опционами в банке «Голдман Сакс». Одним из спонсоров этого курса,
который назывался «Раскрываем тайны Уолл-стрит (улица в Нью-
Йорке, где находится биржа)», выступил «Дойче Банк». Курс
предоставлял
слушателям актуальные сведения из «Уолл-стрит
джорнал», анализ долгосрочных тенденций, возможность участия в
общеуниверситетской бизнес-игре, спонсируемой банком «Морган
Стэнли», а также возможность индивидуальной обратной связи. В
итоге, ‘’инвестиционный портфель’’ Кейтлин сослужил ей добрую
службу: она прошла два тура собеседования в «Морган Стэнли»,
выиграла стажировку и провела лето в торговом зале Нью-Йоркской
биржи, что дало хороший старт её карьере. Вряд ли какой-либо другой
курс дал бы Кейтлин те знания и уверенность, которые позволили ей
добиться таких результатов.
К сожалению, без значительных затрат сделать практику
приглашения таких преподавателей в вузы более масштабной будет
довольно трудно. Но вместе с тем, так как будущее процветание
города или региона во многом зависит от сегодняшних активных и
целеустремленных студентов, необходимость предоставления им
комплексной поддержки экспертов становится очевидной.
5. Студенты
Традиционно считалось, что для передачи знаний и проведения
дискуссий на занятиях преподавателям и студентам нужно было быть
в одном месте, в одной аудитории. Сегодня, студенты, так же как и
преподаватели, могут находиться в любой точке планеты. Например, в
университете
Санту- Амару в Бразилии обычным явлением стали
лекции, которые преподаватель в режиме реального времени читает
студентам, находящимся в филиалах в разных городах.
Развитие
новых
технологий,
таких
как
виртуальная
и
дополненная реальность, делают дистанционное общение все более
похожим на личное.
Хотя поколение Майкла стало свидетелем возникновения и
развития технологии видеоконференцсвязи и уже легко использует
Skype в повседневной жизни, сегодняшние дети вырастут вместе с
этими технологиями, т.к. для них они являются уже естественной
средой, а виртуальная реальность и реальная жизнь воспринимаются
не как противоположности, а как единое целое.
Эта технология, в сочетании с возможностью доступа к любому
содержанию в любой точке мира и наличием многоканальной связи, в
скором времени сделает возможными занятия, на которых студенты
смогут
активно
взаимодействовать
со
своими
сверстниками,
независимо от их местонахождения.
Дэвид Гланс из Университета Западной Австралии занимался
проблемами педагогики Открытых Онлайн Курсов (MOOC – Massive
Open Online Course) и констатировал:
“Многие будут утверждать, что получить дистанционно то, что
дает очное обучение, невозможно. Но подавляющее большинство
наших
студентов
предпочитают
не
появляться
на
территории
университета, т.к. мы записываем все лекции и не настаиваем на
непосредственном присутствии студентов. Что касается проектов, они
работают над ними в электронном формате – создают группы в
Facebook, организуют видеоконференции в Google+
и Skype, иногда
встречаются. Необходимость личного взаимодействия действительно
становится меньше”.
В современном мире всё разительно меняется. Т.к. университет
уже не является дифференциатором общества, и т.к. от каждого
человека, независимо от его происхождения, ожидается некая доля
предприимчивости, то каждому, соответственно, необходимо активно
учиться, познавать новое, чтобы проявить гибкость и динамичность в
постоянно меняющихся условиях. Реид Хоффман и Бен Каснока
хорошо представили эту идею в своей книге, но эта истина и без того
осознаётся многими. Появилось уже несколько веб-сайтов и книг,
направленных на то, чтобы изменить мышление молодежи. Например,
TAOTPR – веб-сайт, созданный молодым человеком из Сингапура и
пропагандирующий “искусство принятия на себя ответственности”.
Этот сайт помогает молодым людям принять новый тип мышления,
чтобы в дальнейшем быть в состоянии обеспечивать себя и, активно
действуя, найти свое место в жизни.56
Молодежь также начинает
осознавать, что им есть чему друг у друга научиться. Sandbox - сеть для
ученых
моложе
30.
Они
организуют
встречи
и
совместные
мероприятия, уверенные, что они могут и должны учиться друг у
друга.57
Университетам придется отвечать меняющимся требованиям и
ожиданиям настоящих и будущих студентов, т.к., как сказал Боб Дилан
много лет назад (после того, как бросил университет), “старая дорога
быстро приходит в негодность”.
6. Администрация.
Т.к. ключевой функцией администрации является руководство и
поддержка всех остальных элементов университетской системы, то её
деятельность и общая цель должны быть адаптированы к изменениям,
происходящим в других сферах жизни университета. Если студенты и
преподаватели данного университета разбросаны по всему свету,
почему бы и администраторам не последовать их примеру?
В отношении управления и администрирования, университеты
немного отличаются от мировых компаний, которые процветают, имея
руководство, рассредоточенное в разных местах. Но на самом деле,
для Открытых Онлайн Курсов (MOOC – Massive Open Online Course),
которые приобретают все большую популярность, такая система
неизбежна. Она уже работает и во многих коммерческих институтах.
Например, Laureate International Universities – это сеть из более чем 60
институтов в 29 странах. Местное управление поддерживается из
центра в вопросах распределения профессорско-преподавательского
состава и студентов по университетам внутри сети и определения
учебного плана.58
56 http://taotpr.com/
57 http://www.sandbox-network.com/
58 http://www.laureate.net/AboutLaureate
Даже для традиционных университетов перспектива такой
организации управления становится необходимой, особенно при
большом
количестве
студентов-иностранцев
и
студентов,
обучающихся дистанционно, или при наличии филиалов за границей.
Тем не менее, устойчивые связи на местах необходимы для
университетов, заинтересованных в сотрудничестве с городскими или
региональными властями.
Организация управления несёт в себе большие трудности для
западных университетов, т.к. число администраторов и затраты на их
содержание растут быстрее, чем набор студентов. Исследование,
проводившееся в Университете Миннесоты, показало, что в период с
2001 года по 2012 год состав администрации университета увеличился
на 1000 человек, что в 2 раза превышает рост профессорскопреподавательского состава и почти в 2 раза превышает рост набора
студентов. Этим администраторам отводится 24% фонда заработной
платы университета, тогда как преподавателям выделяются 37%
фонда.
За
десятилетний
период
расходы
на
содержание
администрации возросли, а на преподавателей – уменьшились.
59
Согласно докладу Бейна, это лишь часть более масштабной
тенденции. В отчете говорится, что зачастую работу администрации
университетов
можно
охарактеризовать
как
“неэффективную
вследствие неспособности закрыть старые программы, неумения
обустроить студенческие кампусы, принятия системы поощрения
факультетов или учебных программ, не согласованной с имеющимся
бюджетом”.
60
Т.к. расходы университетов возрастают, а конкуренция
становится более жесткой, то руководство университетов будет
испытывать дополнительное давление в случае неэффективности
своей работы.
7. Учебный план
Учебный план университета, который раньше был достоянием
лишь преподавателей, разработавших его, теперь
становится
общедоступным. Открытые Онлайн Курсы (MOOC – Massive Open Online
Course) сделали
доступ к проверенным учебным программам
открытым для всех желающих. Это особенно удобно для базовых
курсов и дисциплин, которые составляют основу учебного плана. Хотя
некоторые университеты относятся к намечающейся тенденции
скептически, другие называют Открытые Онлайн Курсы “фактором
Napster (Napster – сервис для свободного обмена музыкой) ” высшего
образования. 61
Отвечая на вопрос
Университета
Западной
проректора, один
Австралии
дал
из
преподавателей
следующую
краткую
характеристику происходящим изменениям:
“ Открытые Онлайн Курсы – это действительно достижение. Ни
один нормальный университет не позволит преподавателям тратить
время на написание методических пособий для своего курса, т.к. они
уже существуют и они доступны. Трудно оправдать и трату времени на
подготовку
лекций
по
стандартным
темам
по
экономике
или
исчислению, когда они есть онлайн в бесплатном доступе. Существует
столько способов подачи материала, нужно лишь выбрать. И студенты
выбирают -
выражая свое мнение посещаемостью (посещаемость
некоторых лекций в бизнес-школе ниже 50% при трех занятиях в
неделю) ”. 62
59 Belkin and Thurm 2012
60 Bain Brief 2012
61 Shirkly 2012
62 Johnson 2012
Выделяют три вида «Massive open online course»: Coursera, Udacity и
EdX.
Они
тесно
связаны
университетами. Проект
с
Coursera
престижными
американскими
был открыт в Стэнфорде и в
настоящее время быстро развивается, представляя более 200курсов,
30 университетов и миллион дипломированных выпускников. Coursera
также начал вводить инновации в область аккредитации путем
сотрудничества
с
Американским
Федеральным
Советом
по
Образованию, предлагая дополнительный модуль по окончанию. EdX
был основан Массачусетским технологическим институтом MIT и
Гарвардом как некоммерческое образование с целью предоставления
их курсов в мировом масштабе. Udacity был основан Себастьяном
Траном, в прошлом профессором Стэнфорда и представителем
Google, и в настоящее время предлагает курсы, в основном связанные
с научной деятельностью и компьютерным программированием. И
EdX, и Udacity используют экзаменационные центры Pearson VUE’s 4 500
по всему миру, чтобы осуществлять выпускные экзамены.
Также существуют обучающие курсы онлайн, которые являются
менее
открытыми
и
предоставляются
университетами,
предлагающими данный вид обучения. Наш руководитель, Pearson,
приобрел
две
таких
компании,
и
eCollege
EmbanetCompass.
EmbanetCompass работает с колледжами и университетами Северной
Америки и предусматривает онлайн решения в области программного
дизайна, маркетинга и трудоустройства, сохранения студентов и их
занятости.
это
2U-
похожая
компания,
предоставляющая
университетам модель обучения «school-as-a-service» таким образом,
чтобы он могли доставлять учебные программы посредством онлайн
услуг. Такие принципы осуществляются на уровне института и могут
предоставлять
лучшие
возможности
традиционных
университетов,
но
это
для
развития
будет
некоторых
зависеть
от
их
возможности урезать плату и предоставить студентам скидки в форме
пониженного взноса.
Также существуют модели, разрушающие принципы о том, что
университеты оставляют за собой право формирования учебных
программ, а преподаватели – обучения. LearnRev, British start-up
предоставляют онлайн курсы, нацеленные на развитие навыков,
имеющих отношение к работе, таких как руководство собранием,
финансовое
моделирование
и
переговоры.
Этому
обучают
специалисты-практики, которые совершенствовали навыки в ведущих
компаниях McKinsey, Goldman Sachs и Microsoft. Важным является то,
что учебная практика, а не теория,
– это самый необходимый
компонент, который необходим сейчас на рабочем месте, и то, что
бренд известной компании может быть более значим, чем название
ведущего института.
Традиционные
университеты
должны
выйти
за
пределы
развивающегося стандартизированного учебного плана для базовых
курсов
чтобы
оставаться
релевантными.
Это
может
включать
приспособление учебных программ MOOC в соответствии с местным
контекстом, необходимостью и языком. Например, профессор в Китае
может воспользоваться курсом Economics 101 по программе EdX, чтобы
развивать способы исследования конкретных случаев в той или иной
местности. Университеты должны сконцентрироваться на развитии
учебных программ, которые будут функционировать на уровне,
несформированным MOOC. Также, в то время как MOOC может
обеспечивать содержание, он не может с легкостью определить,
совершенствуют ли студенты их более глубокие качества, которые
обеспечат достижение успеха на рынке труда и в обществе в 21 веке, а
хороший профессор - может. Это приспособление под потребителя и
локализация скорее всего будут важными средствами спасения
университетов, которые не входят в состав престижных.
8.Обучение и изучение.
Имея контент мирового класса, который доступен всегда
бесплатно, имея возможность везде представлять факультет и
наблюдая растущую популярность онлайн обучения, как альтернативы
самообучения, нам необходимо размышлять над природой обучения и
изучения в высшем образовательном учреждении. Онлайн обучение
должно оставаться – 68 % преподавателей колледжа или университета
полагают, что онлайн курсы могут быть так же качественны, как и
занятия вживую – и исследования Комитета Образования Америки
выявило, что в среднем, студенты, обучающиеся онлайн, показывают
значительно лучшие результаты чем те, занимающиеся лицом к лицу.
Хроники высшего образования делают предположение о скептическом
отношении работодателей к ценности онлайн результатов, но это со
временем может измениться.
Источник: Fisher 2013
Примечание: Средние оценки были поставлены по пятибалльной
шкале, где единица означает «много меньше» и пятерка – «много
больше».
Более того, студент всё в большей мере становится активным
создателем своих знаний. Новая педагогика выходит широко за рамки
традиционных лекций и семинаров, и технология предоставляет
сотрудничество и совместное создание,
как на расстоянии, так и
вблизи.
Обучение уже не нуждается в подкреплении традиционными
моделями лекций, сопровождаемых домашней работой и проверкой
знаний. Доктор Кларк Куин пишет: «...электропроводка наших мозгов не
имеет пределов для сохранения знаний каждый день – а практика в
жизни действительно помогает нам удерживать их».
Мы
начинаем
наблюдать
это
на
практике.
На
сайте
американского университета Western Governors University говорится: «
Вы зарабатываете Ваши баллы, основываясь на том, что Вы выучили,
а не на том как долго Вы просидели в аудитории. Мы называем это
образование, основанное на компетенции». В то же время, Профессор
Даниель Тан проводит программу в техническом университете Nanyang
Technological University в Сингапуре, где 70% всех лекций записаны,
чтобы у студентов была возможность повторить их в свободное время.
Использование этих лекций контролируется, и заметен резкий скачок
сразу после окончания занятий и перед главным экзаменом,
наблюдаются изменения в том, как студенты используют содержание.
Это
похоже
на
эксперимент
с
«перевернутым
классом»,
где
профессоры выступают как посредники и активаторы, а не докладчики.
Университет Сингапура Singapore’s National Institute of Education и его
руководитель, профессор Lee Sing Kong, расширяют границы обучения
с «перевернутым классом» и затем делятся своими догадками с
другими университетами Сингапура.
Смысл
состоит
в
том,
что
такое
обучение
не
следует
традиционной модели взаимодействия в ходе курса. Сегодня студенты
нуждаются в умениях, которые будет востребованы в современном
мире. В настоящее время инновационные программы возникают для
того, чтобы обеспечить эти важные навыки, так как для университетов
это либо очень медленно, либо очень дорого в состязании.
Например, Генеральная Ассамблея снабжает предпринимателей
с курсом обучения, состоящий из нескольких лекций, который сделает
их предприятие успешным. Еще одна интернет-компания, SkillShare,
дает возможность людям делиться их опытом, будь это кулинария или
программирование, с любым человеком, желающим платить за это
деньги. Эти развивающиеся форумы потенциально обеспечивают
более эффективный спрос в обучении, чем экосистем университетов и для многих людей это может быть лучший способ улучшить свою
жизнь с помощью обучения. Freeformers является примером курсов
практического обучения, чтобы научить быстро и учащихся средних
школ и старших управляющих думать, как разработчики программного
обеспечения и изучить коды. Слушатели курсов учатся на практике, и
через несколько часов они способны создать свою первую программу,
используя различные приложения и шаблоны.
Для
традиционных
университетов,
существенное
переосмысления того, как факультет использует свое время и как
взаимодействует со студентами, будет занимать центральное место
для достижения
успеха. Где университет
Brigham Young - Айдахо
лидирует, другие понимают, что они вынуждены следовать. Например,
Уортонская школа бизнеса при Пенсильванском университете и Cisco и
Cisco объявили в пресс-релизе на 25 февраля 2013‘опыт обучения
будущих элементов с помощью телеприсутствия и других технологий
значительно улучшат взаимодействие преподавателей, студентов и
выпускников’.
И
это
не
только
для
университетов.
Широкий
спектр
возможностей, который используется совершенно разными способами,
иногда интенсивно; направлен
на улучшение знаний
студентов,
которые, возможно однажды думали, что это университетский
стандарт.
Вот как Teach of America и Teach First успешно готовили учителей в
течении восемь недель или менее, а не год. Между тем, DevBootcamp с
девятью недельной интенсивной программой обучения, которая
выпускает
готовых
инженеров
программного
обеспечения,
90
процентов из них находят работу в течение трех месяцев после
окончания программы.
9. Система оценивания.
Так же, как учебный план и преподавание и обучение готовы к
нарушениям, тоже самое происходи и с оценкой. Традиционно
университеты колеблются между конечными экзаменами, модульными
оценками или диссертациямии, или некоторой комбинацией их этих
трех . В некоторых местах, особенно PhD, присутствует устный
экзамен.
Между тем, в реальном мире, технология может оказывать
влияние трансформации. Пилоты оцениваются на основе сложного
компьютерного моделирования, например, с помощью компьютерной
игры,
которая
оценивает
широкий
спектр
качеств,
включая
выносливость, воображение и сотрудничество, и обеспечивают
несколько путей к успеху, а также мгновенную обратную связь.
Азербайджан может быть (пока) не высокотехнологичная страна,
и его ведущая футбольная команда, ФК Баку, может быть не так
сильно известна на данный момент, но они вошли в историю 22 ноября
2012 года, когда они назначили 21-летнего Вугара Гусейнзаде в
качестве менеджера. Он был назначен, несмотря на конкуренцию со
стороны Жан-Пьера Папена, бывшего нападающего Франции с
большим управленческим опытом, основываясь на результатах
успешно пройденной компьютерной игры Football Manager. "Я всегда
хотел работать в футболt и играли Football Manager с 2002 года’, сказал
он.
Удачи ему! Некоторые видят в этом отклонение
приемлемое
лишь в далекой республике, но, возможно, просто возможно, это
показатель. Наверняка, доказательства успехов в виртуальном мире
будут рассматриваться как не существенные в мире реальном. Кроме
того, кто может сказать, что 10 лет успеха в компьютерной игре это
меньше, чем наличие у того же самого молодого человека диплома
спортивной школы? Затем задайте тот же вопрос о сфере бизнеса или
финансов, как области, в которых компьютерные модели являются
фундаментальными.
Революция в оценивании будет не просто зависеть от технологий
, но и от ответной реакции реального мира. Мы видели это уже с
TopCoder and'GitHub.
Что может быть лучше для оценки знаний
студентов, чем начать собственный бизнес, и видеть, как они получают
знания на практике? Учитывая низкую степень успеха, это нужно не
только для того добьются они успеха в этой сфере, но для того, чтобы
посмотреть
как они реагируют на неудачу,
просто, что они думают об этом. В Англии,
рискуют деньгами
и
в настоящее время,
приобретая квалификацию учителя, вы должны быть не только
успешны в классе, но и должны получить комментарии от практиков, а
также университетских сотрудников. То же самое верно, в Высшей
школе образования Relay Graduate в Америке, которая была создана
явно для того чтобы сломать форму традиционной
подготовки
учителей в США и предоставить учителям череду привилегий для
достижения успеха.
Другой пример, Университет Висконсина недавно объявил о
степени, которая может быть получена без проведения интервью и
резюме, а просто при прохождении серии тестов, которые могут быть,
сделать в режиме онлайн и в домашних условиях. Как Wall Street Journal
отмечает, что они отделяют обучения от оценки.
Кроме того, нет никакой причины, почему эти виды оценки
должны быть установлены в университеты. Вполне правдоподобно для
специалистов в области оценки, чтобы взять на себя эту роли, будь то
оценка
разработанных
такими
компаниями,
как
College
Board,
организация Educational Testing Service (ETS). Принимая во внимание,
что глобализация коснулась и рынка труда, студенты хотят быть
уверены, что их квалификации является всемирно признанными, и
пока известные унивирситеты могут это гарантировать , другие, менее
популярные, предпочитают зависеть от бренда-гиганта.
Ели такие
бренды, как G-MAT и GRE работать с поступлением в университет,
почему бы не уйти?
Аргумент идет еще дальше. В связи с разрывом - иногда
пропастью
-
между
тем,
что
требования
рынка
труда
и
университетским снабжением
кадрами, некоторые
работодатели
решили взять делов свои руки. Недавний опрос общественного мнения
в Великобритании показывают, что только 18 процентов
думают,
что
университетское
образование
является
людей
хорошей
подготовкой для современного рынка труда. В ответ, Венди Пиат,
выступая за ведущие университеты, отклонила это восприятие и
сказала, что на самом деле образование было «идеальным». Если она
права, по крайней мере, она имеет серьезную проблему.
Основные работодатели во всем мире конечно же не увидели
реальное
положение дел. Некоторые из них - Unilever и P & G-
например
разработали
свои
собственные
оценки,
и
вложили
значительные средства в центры оценки. Многие другие будут прыгать
в процессе оценки, и тогда который университеты
будут не
эффективно развиваться. Это еще не произошло, но если это случится
, пропасть между вузами и рынком труда может стать непреодолимым.
10. Опыт.
Все чаще, опыт университетского образования также может быть
получен в другом месте, например в молодежных клубах, учебных
сообществах
и
т.д.
Абитуриенты
упоминали,
что
существуют
альтернативные и более ценные места для построения, я получения
сети,а не университетский кампус. Некоторые из них в настоящее
время носят глобальный характер, такие как Sandbox, избирательная
сеть для инновационных людей, которые организуют собрания на
основе равных знаний. Саммит, самая престижная конференция,
проходящая в США, приобрела земли в Клорадо, чтобы запустить
сообщества
обеспечивает
мыслителей
и
практиков.
Институт
в
Нью-Йорке
студентов опытом и они работают в компании в
течение двух лет. Ребята посещают имеют дискуссии и чтения.
Студенты рассматривают как когорты и живут в таунхаусах.
Global Citizen Year, международная программа образования,
напцелена на студентов окончмвших среднюю школу, обеспечивает
годовой опыт руководства через: серию групповых программ, заданий,
размещения в домах добровольцев в чужой стране. Возможно, в,
будущее, такие программы, как эта будут вполне ожидаемы и будут
формировать один год за четыре курса. Кроме того, один мир
молодежный проект соединяет университетские аудитории по всему
миру
с уникальной учебной программой и
взаимопонимание.
Это
хороший
пример
того,
межкультурным
как
недорогая
программа, которая может быть построена как курс , учащий в эмпатии
и межкультурному взаимопониманию.
Мы свободно признаем, что мы не можем быть уверены, как
революция будет разворачиваться. В 1825 году один из ведущих
инженеров Великобритании заявил, что идея с пассажирским поездом
идущим более чем 30 миль в час - нелепа. Пять лет спустя, это
произошло. Мы утверждаем, что драматические изменения, скорее
всего, возможны, пока некоторые госслужащие будут работать в этом
направлении. Пока они обладают огромной силой на рынке, хорошим
стратегическим видением, и удачей, другие будут страдать, а
некоторые будут гибнуть.
4. Заглядывая в будущее
В этом разделе мы постараемся обобщить темы работы, а затем
описать некоторые модели будущего университета после того, как
произошли расформирование и вновь создание.
1. Востребованность - еще не всё
Многое из нашего обсуждения до сих пор не подтвердило
потенциального
воздействия
резко
меняющейся
глобальной
экономики на университетский сектор. Мы считаем, что воздействие
будет разительным - но мы хотим четко знать ключевую часть
дискуссии. У вузов есть стремление к знанию ради него самого,
находящееся в основе их миссии на протяжении более двух веков. Во
всем мире студенты могут по-прежнему изучать классику, философию
и средневековую историю. Университеты по-прежнему принимают
ученых, чтобы преподавать, исследовать и писать в различных
областях, не потому, что они имеют важное или практическое
отношение, но и потому, что они имеют внутреннюю ценность. Когда
Аллан Блум писал «Закрытие американских Умов» в 1987 году, он
утверждал, что университеты потеряли демократию и «сделали
обедневшими души сегодняшних студентов»; что хорошее, прекрасное
и истинное тонет в море релятивизма. В течение 25 лет после этого
вопросы, которые он поднял, широко обсуждались, но главным
является то, что его отчаяние оказалось напрасным. Поиски добра,
прекрасного и истинного продолжились. В некоторых областях –
например, в области исторической биографии, археологии, - здесь
имело место быть возрождение, которое Блум не предвидел и,
несомненно,
приветствовал
бы.
Между
тем,
Эдвард
Хирш
популяризировал культурную грамотность и повлиял на школьный
учебный план.
Мы утверждаем, что ничего не должно стоять на пути
исследования глубоких элементов культурной традиции. Мы согласны
с Хелен Гарднер, которая, цитируя К. Льюис в ее великолепной работе
«В защиту Воображения», говорит, что " мы читаем, потому что мы
хотим видеть другими глазами, представлять другими мысленными
образами и чувствовать другими сердцами ". Наш спор не означает,
что эти области исследования обречены, и не потому, что они сразу не
важны, что они должны получать более низкий статус или меньший
приоритет. Это означает, что, как и все аспекты обучения, они будут
меняться, как меняется мир - подходы онлайн и смешанного обучения
имеют большое значение для Древних греков, как и для современного
инженерного искусства, например. Это также означает, что сторонники
этих областей исследования нужно доказать правоту не только
государству, но и будущим студентам и общественности.
Это не должно быть трудно - мы живем в эпоху, когда будущие
предприниматели и банкиры нуждаются в этике более, чем когда-либо;
когда учат мыслить четко и спорить решительно, что также не менее
важно, чем когда-либо; и когда способность отличать мудрость в море
информации может быть высшим качеством, выделяющим индивида
из толпы. Книга Джонатана Хайда «Гипотезы счастья», которая
прекрасно
соединяет
древнюю
философию
с
современной
психологией, является тому подтверждением.
2.Своеобразие вопросов
В XX веке наблюдался подъем университетов. Не большие, а
даже
средние
города
в
развитых
странах
не
имели
своего
университета, при этом обучая полному спектру учебных предметов
через искусство и науки. Хотя некоторые из наиболее элитных
университетов, несомненно, будут достаточно сильными, чтобы
продолжать это делать, для других это может оказаться трудной
задачей. Так как они борются за студентов, им понадобится
предложение, которое их выделит. Более того, так как студенты имеют
больший
выбор
и
данные
становятся
более
очевидными,
университеты должны будут продемонстрировать свое качество, в
каких бы ролях они ни предпочли играть или областях, в которых они
хотят лидировать. Это может произойти на уровне конкретного курса
(как с группой Майл Энд в университете королевы Марии в Лондоне,
упомянутой выше), или же это может быть на уровне университета (как
в штате Аризона с его междисциплинарным аспектом). Различие
может быть в предмете или теме, или же в стиле, подходе, как мы
видели,
качестве
наставничества,
природе
учебного
опыта
и
отношении университета к своему городу или региону - все области
обладают большим потенциалом, как и мировым сотрудничеством и
возможностью обучения за рубежом. Высшая школа экономики в
Москве, например, предлагает получить совместные дипломы с
Лондонской Школой экономики.
Мы считаем, руководителей университетов и отдельных его
подразделений ждёт вызов в ответе на вопрос " Что особенного в
вас?". Иными словами, университетам и подразделениям потребуется
оправдать свое существование.
Это значительно повлияет на то, как университеты оценивают
себя, и как они воспринимаются другими людьми. Тогда как 15 лет
назад считалось, что университеты Великобритании - с кого мы берем
пример – находятся в рейтинге от 1 до 134, теперь каждый из них
сравнивается с университетами, часто в других странах. Спасение
придет не столько от их позиции в национальном рейтинге, как от
позиции в выбранной равной группе.
3. Трудно угодить всем студентам всех времен
В конце 1980-х годов Майкла попросили провести независимый
опрос о роли и влиянии студенческого Союза в институте Образования
в Лондоне. Как и многие студенческие союзы того времени, они
состояли из небольшого количества активистов, которым было 20-25
лет. Повестка дня собраний (и музыка в баре) отвечали этому. Однако
исследование тела студента обнаружил совсем другое – средний
возраст студента составлял 35-40 лет, проводил в школе полный или
неполный рабочий день, имел своих детей. То, что хотели, был
студенческий Союз, который обеспечит хорошим кафе и выступит за
качество преподавания и за гибкость времени и места занятий. Это
было 25 лет назад. Тенденции в этом направлении по всему миру были
разительными - приходят студенты
всех возрастов, из всех слоев
общества, разделяя стремление добиться прогресса в жизни и карьере
путем обучения.
Университеты стали подвержены данным тенденциям, им будет
трудно удовлетворить всех. Они должны взамен найти свою нишу или
ниши среди потенциальных студенческих групп - академическая элита,
взрослое население, единомышленников по карьере и так далее.
Так как студенты по всему миру все чаще несут затраты на учебу,
они
становятся
более
разборчивыми;
в
ответ,
университетам
необходимо более четко понимать, что и кому предлагать. Как мы
говорили ранее, студент-потребитель все чаще будет царем. Это
имеет благоприятные последствия, такие, как ориентация на качество,
но также возникают вопросы: что если студент-потребитель требует
получения
степени?
Будет
ли
это
стимулировать
снижение
стандартов?
4. Многие из ценностей не будут содержанием
Так как в каждой области содержание становится повсеместным,
ведущие университеты мира или власти становятся его поставщиками,
содержание курса перестанет быть решающим фактором. Вместо
этого важным станет то, что университет и его факультет создаст
вокруг содержания - например, качество обучения и наставничества,
природа содействия диалога между студентами (которая может быть
глобальной) или же род оценки и путь из университета на рынок труда.
Здесь есть свобода для новаторства, которую университеты могут
немедленно начать с ограниченным риском.
5. Заполнить теоретический/практический пробел
Спор не в том, что теория и практика должны быть объединены,
оба компонента важны, и оба имеют место быть в университетской
программе. А спор в том, что их разделение по способу представления
может быть закончено - и оба могут преподаваться лучше. Когда
профессор Майкл Фуллан высказал фразу
«учиться - значит
работать», он писал об учителях, но послание относится ко всем
секторам экономики. На BMW, например, сейчас, процесс создания
машины настолько автоматизирован, что текущая (гораздо меньшая)
рабочая сила тратит до половины своего времени на развитие.
Обучение и работа становятся неотделимы - на самом деле
можно было бы утверждать, что это именно то, что означает, иметь
знания об экономике или научное общество. Отсюда следует, что если
работа становится обучением, то обучение должно стать работой – и
университеты должны стать реальными для этого возможностями.
Конечно ведущие специалисты театра, кино, медицины, по
законодательству , в бизнесе, в банковском деле, в правительстве
могут стать учителями или приглашенными профессорами.
Это могло бы быть – как в случае классов Майкла в Высшей
школе
экономики
в
Москве
–заочное
обучение,
возможно
дистанционное; это мог бы быть случай набора преподавателей из
числа ведущих специалистов; но также можно было бы записывать
лекции до занятий или, в другом случае, ведущие специалисты
становятся наставниками для группы студентов.
Кроме того, так как сами фирмы все более и более понимают,
что обучение и развитие их штата - главный дифференциатор, они
также заинтересованы в сотрудничестве с университетами, которое
приносит перспективу, академический анализ, критический анализ и
признание обучения. Такое сотрудничество может также помочь с
поиском талантов. Обучение – это работа, и работа – это обучение.
Эта комбинация предоставит богатые возможности университетам,
готовым воспользоваться ими.
6. Трех-, четырехгодовое
или
очное обучение больше не
является стандартом
Поскольку обучение и работа переплелись, поэтому идея очного
обучения, а затем работы, потеряет свою привлекательность для
многих. Уже мы видим
значительный
рост
студентов-заочников
и
выпускником,
стремящихся улучшить свои
знания, навыки и квалификацию. Теперь, однако, особенно в
условиях глобальной экономической нестабильности, многие 18- 22-летнего возраста,
предпочитают совмещать работу и учебу, которая может
сократить их финансовую задолжность, увеличить их шансы на
трудоустройства и уменьшить риск ожидания трех
или четырех лет, чтобы увидеть, что доступно. Кроме того, это
увеличивает количество
потенциальных наставников, которые играют важнейшую роль в
прогрессе молодого человека на
ранних этапах карьеры.
В настоящее время, нормативные режимы и механизмы для
поддержки студентов
иногда выступают в качестве препятствий для изменений в том
отношении, что без
сомнений здесь еще один плюс для традиционного университета,
которому помогут
инновации и современные технологии. Поскольку технология
может
объединить
решительно,
другие
большой объем
действия,
данных и сообщить о нем
помимо
присуждения
степени
университета, может совершить человек, готовый для работы. Подъем
управляемого означает, что навыки и обучение оцениваются судя по
достижениям
мастерству,
,продемонстрированному
а
не
по
завершении курса в течение установленного периода времени.
Мы еще не сказали много о влиянии этих тенденций на магистров
и профессиональные степени, но границы между бакалавриатом и
послевузовским образованием
стираются
перед
стоимостью и
ценностью альтернативных и более гибких программ обучения. Даже
долго застойные в правовой сфере образования в США начинает
меняться.
Американская
ассоциация
юристов
недавно
провела
рабочую группу по вопросу о будущем юридическое образования и
поступило много предложений, начиная от снижения требуемой
степени от трехлетнего к двухлетней программе до создания пути
обучениями, которым пользуются медсестры.
Создатели экономических ценностей - предприниматели –
способны эффективно превратить исходные материалы в в нечто
большее. Они все реже будут нанимать
штатных сотрудников и
вместо тех, которые демонстрируют высокую компетентность в
конкретной задаче. Эта компетенция измеряется их послужным
списком в выполнении этой задачи, а не их основными полномочиями.
Люди должны постоянно учиться и улучшить свои навыки. Это уже не
разумно ожидать, что большие первоначальные инвестиции в
школьном возрасте окупятся в течение всей жизни. Экономика и
технологии в настоящее время меняются слишком быстро для
студентов, чтобы не отставать: компьютерный язык, изученный за
четыре года ,может стать устаревшими в момент окончания курса
обучения. Молодые люди должны готовить себя к жизни непрерывного
повышения квалификации и развития навыков.
7. Отношения с городом или регионом становятся все более
важными
Университетский колледж Лондона (UCL) является одним из
ведущих университетов Великобритании, с более чем 25 000
студентов. В зависимости от рейтинга ,на который вы посмотрите, он
находится
между 20-м и 4-м местом
в мире. В последнее время
некоторые из его студентов были вынуждены закончить оккупацию
некоторых из его зданий угрозой судебного преследования. Протест
был против плана перехода значительной части деятельности UCL к
востоку от Лондона, недалеко от Canary Wharf и Олимпийского парка.
План UCL, возможно неудобный для некоторых нынешних
студентов,
является
дальновидным.
Он
хочет
расширения
и
обновления, и он может видеть рост и развитие в лондонском районе
Newham - тенденция, которая началась с появлением Canary Wharf в
1980-х и продолжается с Олимпийских игр 2012 года, в котором приняли
обширные улучшения инфраструктуры и развития района. Мэр городка
хочет укрепить Ньюхэм и видит - от работы Ричарда Флориды и других
- что присутствие лучшего университета может иметь огромное
значение в долгосрочной перспективе, в то время как университет
видит потенциал новых отношений и зеленые поля .Улучшение
качества транспортных связей между исходным Bloomsbury (в котором
находится чучело философа и социального
реформатор, Джереми
Бента) и предлагаемым новым местом может сделать проект
возможным.
История показывает ключевой момент
для университетов в
современном мире.
Так
как
происходит
глобализация,
местные
университеты
становится более важными.
UCL принимает пари, что его новая роль в восточном Лондоне
предложит ряд
преимуществ,
которые
будут
укреплять
научно-
исследовательский потенциал университета и
предоставит новые возможности для студентов, не смотря на
нынешние протесты.
Города и регионы выиграют от этого, потому что университеты
делают массивный
вклад в развитие местной и региональной экономики в качестве
привлечения работодателей, новаторов, исследователей и, возможно,
прежде всего, талантливых студентов. Недавний опрос в в институте
Милкен подтверждает эту точку зрения. Она предполагает, что "для
американских
общин, прибыль от инвестиций в образование никогда не была
так высока». Обращая внимание на это утверждение все более ясна
становится
важность
университетов.
Построение
отношений
с
городами, строительство университетов, тесные связи с бизнесом и
органами государственной власти, совместные исследования
и
разработки, привлечение талантливых студентов и преподавателей,
развитие "крутых"
мест для жизни - с хорошим кофе, вином музыкой, например, - и
то дальнейшее развитие университета и города, должны быть сейчас
центральными задачами
в любом классическом университете. Эту
роль классический Университет может сыграть. Онлайн университет
или Mooc не может.
8. Поскольку монополия по
присуждению ученых степеней
перестает работать, университеты должны иметь в виду их реальную
ценность.
В общем говоря,
университеты были основаны, чтобы быть
региональными или национальными
институтами, но оказывается, что
благодаря мобильности
талантов, они работают в условиях глобального рынка.
Полномочие
по
присуждению
степеней
предоставляется
руководством штата или страны и ограничения, существующие к
подобным полномочиям, дали ВУЗам возможность защитить свое
положение.
Когда студенты
в глобальном масштабе оплачивают свое
обучение, и степень им присуждается в онлайне, что может
предложить любая страна, и при этом коммерческие организации тоже
хотят получить право присуждать степени ,прочность университетских
позиций слабеет, если не полностью рушится. .
В результате, университеты должны смотреть на то, что они
предлагают -учебные программы, обучение, наставничество и более
широкий опыт – и стремиться к тому, что имеет реальную ценность как
в своей сущности ,так и в качестве подготовки к работе, жизни.
Как мы видели ранее в этой статье, в течение последних двух
десятилетий давление повысило и стоимость и цену, но в новом
мире, это, вероятно, обеспечивает неустойчивость для многих
университетов. В то время как талантливые
способные
предложить
слепой
(и, следовательно,
прием)могут
оставаться
в
безопасности, а другие будут бороться.
От той искаженной логики, которая объединяет цену и качество,
необходимо
отказаться.
Университеты
должны
найти
способы
снижения стоимости при одновременном повышении качества, и что
важно, им нужно удостовериться в том, что это будет понятно их
нынешним и будущим клиентам.
Когда в Бригхамовском университете (штат Айдахо) столкнулись
с данной проблемой, то они сознательно решили избавиться от
данного образца. Соединив преподавание в аудитории с обучением
онлайн, они сосредоточились на ключевых дисциплинах. Отменив
длительные летние каникулы, они обратились к круглогодичному
преподаванию.
магистратуры,
Кроме
того,
соревнований
финансируемых
они
по
исследований.
предпочли
лёгкой
Ими
отказаться
атлетике
также
или
была
от
внешне
отвергнута
избирательность при приеме.
Однако выбранное ими сочетание не может подходить каждому
учащемуся. Основная идея заключается в том, что они радикально
изменили существующую модель, отвечая требованиям современного
мира,
и продолжают проводить изменения. Это действительно им
помогло, но, как отмечает Кристенсен, только несколько университетов
в США отважились на перемены, то же самое происходит и в мировом
масштабе. Тем не менее, в условиях же предстоящего переворота,
принятие столь смелой и срочной стратегии могло бы показаться
целесообразным.
С
учетом
этих
факторов,
можно
представить
себе
возможностей для будущего развития университетов. Не
единой
удачной
модели,
наоборот,
ключевым
будет
ряд
будет
являться
разнообразие. Так же как и с преобразованиями в различных секторах
экономики, руководители высших учебных заведений пойдут на риск и
некоторых постигнет неудача. Но, несмотря на это, существует
обреченная на провал стратегия: ждать, наблюдать и надеяться на то,
что возможно никакого переворота вовсе не произойдет.
Перед очерчиванием самих моделей, стоит отметить, что
экосистема, в рамках которой функционируют университеты, тоже
постоянно изменяется. На сегментированном рынке, по определению,
встречаются различные примеры непревзойденного мастерства. В то
время как преподаватели университетов часто знают о таких сдвигах,
персонал, студенты, выпускники и работодатели незнакомы с этим, что
может привести к путанице или выбору неправильной стратегии.
Новые модели
Перед вами пять находящихся на стадии становления моделей.
Мы признаем, что мы не уверены ни в одной из них. Кроме того,
ответом в каждом конкретном случае может являться сочетание этих
вариантов, поскольку они не являются взаимоисключающими. Цель
заключается в побуждении к размышлению и действию.
Модель 1: элитный университет
С мировым брендом, серьезным пожертвованием, выдающимися
достижениями, историей, уходящей вглубь веков, и запасом известных
выпускников, лишь небольшое количество элитных университетов
продолжит привлекать светил науки, львиную долю престижных
научных грантов и самых талантливых студентов со всего мира.
Но это не означает того, что им не придется меняться.
Преподавание
и обучение
необходимо
будет
адаптировать, а
технологии будут занимать большую часть процесса обучения.
Каждому
ВУЗу
и
факультету
необходимо
будет
определять
эффективность своей системы по сравнению с другими в мировом
масштабе и спрашивать себя о том, что же является их источником
мирового лидерства и как им удержать свои позиции.
Решения о сотрудничестве с другими университетами по всему
миру, а также с крупными учреждениями и предприятиями будут
оставаться крайне важными. Как и с любой глобальной инициативой,
качество управления и руководства будет иметь решающее значение.
Эти университеты будут расширяться по всему миру через
партнерские отношения с местными учреждениями, и устанавливать
действующие на расстоянии кампусы, стремящиеся к предоставлению
такого же качества квалификации, как и первоисточник. Наиболее
яркими примерами могут служить Кампус Нью-Йоркского университета
в Абу-даби и филиал Йельского университета в Сингапуре в
сотрудничестве с Национальным университетом Сингапура. Тот факт,
что в университет в Абу-даби поступило свыше 15 тысяч заявлений на
обучение в 2016 году при количестве мест в 150, означает, что спрос на
такие учреждения будет расти.
Помимо этого, элитным университетам необходимо убедиться в
том, что они осознают развитие студентов и способны подготовить их к
руководству и влиятельности. Они также нуждаются в прочной
экосистеме внеклассных и искусственно созданных мероприятий, на
которых студенты могут учиться и демонстрировать превосходство.
Для поддержания их элитного статуса они должны гарантировать
налаживание связей и контактов с подобными ВУЗами, привлекая
ведущих мировых специалистов. И так как
Джиллиан Тет, выдающийся обозреватель (Financial Times)
напомнил нам, устроительная функция университетов останется
ведущей особенно для элиты, несмотря на увеличение онлайнвариантов. Наставничество будет также являться важным для
студентов,
поскольку
студенты
персонифицированного
определенную
часть
все
больше
взаимодействия,
их
образования.
ожидают
высоко
составляющего
Это
подразумевает
значительное выделение ресурсов, но также крайне необходимо,
чтобы такие университеты выпускали специалистов мирового класса
для подержания своей значимости и статуса элитного учебного
заведения.
Более того, с помощью массовых открытых онлайн курсов и
эффекта Рональду (Ronaldo effect) эти университеты могут расширить
своё влияние, став основным источником содержания и учебных
программ для других университетов по всему миру. Область их
влияния может выходить далеко за пределы той небольшой элиты
студентов, которую они обучают напрямую.
Модель 2: общий университет
Пользуясь глобально разработанным содержанием и адаптируя
его для своих студентов, общие университеты могут обеспечить
хорошее образование для быстро развивающегося в мировом
масштабе среднего класса (и других), представители которого
осознают, что среднего образования недостаточно, чтобы получить
работу в будущем.
Эти университеты будут использовать преимущественно как
онлайн, так и смешанные подходы (при возможном сотрудничестве с
важными
организациями)
и
обучать
сотни
тысяч
студентов
одновременно. Эти студенты в большей степени увидят, что
значительная цена деньгам и времени предложена именно этими
учреждениями по сравнению с университетами среднего и низкого
уровня. Разнообразие курсов и возможностей обучения будет
распространяться
далеко
за
пределы
того,
что
может
быть
предложено традиционным колледжем из кирпича и извести, позволяя
студентам адаптировать и выстраивать свое обучение в соответствии
с их личными интересами и увлечениями на тот период времени,
который им больше всего походит. Предложения общего университета
будут все чаще распространяться на сферу реальных навыков на
рабочем
месте.
Они
также
дополнят
профессорско-
преподавательский состав специалистами-практиками из бизнеса и
других
областей,
которые
будут
видеть
взаимодействие
с
университетом не только как обеспечение престижа, но и как доступ к
хорошо образованным талантливым учащимся.
Из-за характера отрасли довольно быстро появится объединение
онлайн провайдеров, в котором останутся только сильнейшие. В то же
время, многие университеты среднего и низкого уровня придется
расформировать или преобразовать, поскольку они могут стать
неактуальными.
Некоторые общие университеты возникнут из классических
университетов 20 века в развитых странах, закрывая свои двери в
буквальном смысле и перемещаясь полностью в интернет. Та же
самая
тенденция
произошла
университеты появятся
и
в
газетном
бизнесе.
Другие
в ставших недавно развитыми странах,
например, в Бразилии, которая выдвинула себя на передний план по
достижениям в онлайн образовании. Некоторые из университетов
будут
прибыльными,
одни
будут
преимущественно
профессиональными, а другие же будут шире.
Модель 3: оптимальный (удобный) университет (niche university)
Конечно, по определению, каждый такой университет будет
отличаться от других и для этого существует несколько возможностей.
В США у таких классических колледжей искусств Вильямса, Оберлина,
Льюиса и Кларка безусловно есть будущее: небольшой студенческий
городок, красивый кампус, высококвалифицированное преподавание и
чувство
единения
привлекут
студентов,
и
позволят
таким
университетам процветать.
Новый гуманитарный колледж – новое частное коммерческое
учреждение в Великобритании стремится перенести свой опыт работы
в центр Лондона. Плата за обучение в два раза выше, чем в
государственных университетах
(18 тысяч фунтов по сравнению с 9). Это, безусловно, привлекает
талантливый профессорско-преподавательский состав, работающий
на
полную
ставку
и
небольшое
количество
таких
мировых
знаменитостей как Найл Фергюсон. Кроме того, гарантирует «более
широкую программу изучения гуманитарных наук гораздо большего
содержания,
чем
стандартная
степень
бакалавра»
и
«более
личностный подход в обучении с преподавателями, готовыми помочь
студентам развить их научный, профессиональный и личностный
потенциал». Данное учреждение работает только первый год, поэтому,
слишком рано говорить, будет ли его программа иметь успех, но это
может оказаться таким (niche) предприятием, которое станет удачным.
Он действует всего год, поэтому невозможно сказать, будет ли
проект успешным, но он может занять как раз свободную нишу на
рынке. Стоит также отметить независимость этой концепции от
современных технологий.
Другой недавний проект в Великобритании - это Юридический
Колледж, обладающий традиционным правом присваивать учёные
степени, недавно был продан частной фирме, который ясно видит
возможную прибыль в секторе высшего образования.
Университет Минерва, расположенный в Сан-Франциско,- это
смелая попытка обслуживания элитного сегмента рынка через
интернет. Он нацелен на предоставление высококачественного
образования от ведущих преподавателей за цену в 2 раза меньше, чем
в традиционной школе. Лекции будут проводиться через видеосвязь в
семи странах и будут сопровождаться дискуссиями и обсуждениями,
управляемыми преподавателями. Основной сектор здесь – это высший
эшелон студентов на развивающихся рынках, которые не могут
позволить себе обучение в элитных институтах из-за цены или
проблем с визой.
Модель 4: местный университет
В мире существует много университетов, которые играют
ключевую роль в постоянном обновлении местной или региональной
экономики через предоставляемые ими возможности для развития
навыков для рынка рабочей силе и для прикладных исследований.
Институт Управления
Бизнесом (ИУБ) и Института Делового
Администрирования (ИДА) - два примерами из Пакистана. Вместе они
выпустили
много
специалистов
по
бизнесу
возглавляющих корпоративный сектор
высшего
калибра,
и сектор услуг в Карачи,
экономическом центре страны. Их вклад в сегодняшнюю экономику
страны бесспорен и будет важен в будущем.
Индийский Институт Технологий (ИИТ), представляющий собой
группу институтов,
в Индии выполняет похожую функцию. Он был
основан в 1961 для поддержания экономики Индии и до сих пор тесно
связан с государством, где президент страны играет ведущую роль в
его управлении. Несмотря на то, что институты ИИТ всемирно
признаны
работодателями
ведущими
инженерно-техническими
учебными заведениями, они не считаются элитными, и большинство из
них не значатся в мировых рейтингах. Это частично связано с местным
характером институтов, которые привлекают исключительно индийских
студентов и где все преподаватели должны являться гражданами
Индии. Однако, влияние ИИТ несомненно: они входят в число
наиболее важных и престижных учебных заведений страны.
Аналогичным образом, возможно в будущем основной процент
аттестатов будет предоставляться несколькими большими элитными
университетами, а местные университеты будут обеспечивать опыт
работы.
Университеты,
обучающие
предметам,
для
которых
необходима практика и подготовка, также не потеряют значимости.
Медицинские институты всегда будут необходимы для обучения
врачей.
Институты
профессионально-технической
подготовки
продолжат выпускать технических специалистов и инженеров для
промышленности. Например, такие университеты, как Вулвергемптон,
в Мидлендс в Великобритании, необычайно важны для местных и
региональных экономик.
Модель 5: механизм бессрочного обучения
Нандан Нилекани, один из основателей весьма успешной
индийской компании Infosys, взялся за проект для государства с
огромным риском. Цель проекта заключается в регистрации как можно
большего количества людей из населения Индии, составляющего 1.2
миллиарда, в облачной базе данных. Зарегистрировано уже около 300
миллионов человек. Теперь представьте, что те 300 миллионов могли
бы вносить туда свои учебные и карьерные достижения, а также
характеристики. Представьте также, что некоторое количество из них
заключат контракт на программу делового наставничества
с
организацией, которая специализируются исключительно на этом.
Представьте, что другие
позаимствуют элементы из разных
образовательных учреждений Индии и мира и одно из них признает
созданную из этих элементов комбинацию курсов соответствующей
официальным стандартам для получения учёной степени, другая
организация займётся оценкой, используя лучшую компьютерную
технологию, которая проверяет не только знания, но и способности
решать
проблемы,
лидерские
качества
и/или
потенциальные
возможности.
Таким образом, появились бы те, кто успешно получил высшее
образование, не посещая университет, кто пользуется
услугами,
большинство из которых не предоставляется университетом. Это
вероятный сценарий; есть и другие. По всему миру университеты
десятилетиями
присваивают почётные степени доктора наук за
исключительные
заслуги
в
разных
областях
–
можно
смело
предположить, что эта практика также может быть применена для
степени бакалавра и магистра. Многие успешные предприниматели,
например, утвердили себя в жизни и приобрели
более полезные
знания, чем те, кто получил традиционную степень делового
администрирования.
Рассмотрим историю Натали Уорн, которая была опубликована в
«Нью-Йорк Таймс» в ноябре 2012. В газете говорится, что Натали
«решительно настроенная девушка двадцати двух лет из Чикаго,
которая не пошла по пути обучения в колледже после средней школы,
чтобы самой управлять своим образованием, которое для неё
означало поездки по стране с целью выражения протеста против
жестокости в раздираемый войной Уганде. Всё началось, когда она во
время учебной практики в течение года после окончания средней
школы приняла участие в благотворительной программе «Невидимые
дети», где она приобрела опыт публичных выступлений, организации
мероприятий и монтирования фильмов (однажды она появилась на
«Шоу Опры Уинфри»). Наслаждаясь тем, чем занимается, Натали
продлила практику на два года, а потом - на три. Выступая на
конференции TED (Technology
Entertainment Design), она встретила
Дейла Джей Стивенса, основателя движения «Uncollege», которое
выступает за «более значимые» альтернативы обучению в колледже.
Сейчас в планах Натали нет колледжа. «Оказалось, что опыт научил
меня большему, чем любая книга, классная комната или
любой
педагог».
Максим Горький гордился бы ею.
Существует множество других историй успеха тех, кто бросил
обучение в университете, от Ричарда Брэнсон до Стива Джобса и
Марка Цукерберга, которые и без завершения университетской
программы
изменили мир. Но в каждом из этих примеров
предприниматель внёс значительный вклад в обучение.
Разделения
концепции
классического
университета
на
составляющие открывает различные возможности их комбинирования.
Несомненно, в мировых рамках будут проводиться попытки создать
новое из уже существующих элементов: некоторые идеи проваляться,
некоторые проекты ярко вспыхнут и быстро погаснут, другие –
укрепятся. Но непременно родители, молодые люди и правительства
государств будут должны решить, как правильно распределить
средства для обеспечения дальнейшего развития, роста и обучения,
которое в результате
общества в целом.
создаст ценности для отдельной личности и
Последствия
В целом картина ясна. К середине века население планеты
достигнет 9 млрд человек. Так как количество здорового населения
растет, а мировая экономика продолжает изменяться, спрос на высшее
образование продолжает расти. Возможно, в следующие 50 лет
наступит золотой век высшего образования, и все большему
количеству людей придется изучать огромное количество самых
разнообразных
предметов,
чтобы
соответствовать
стандартам,
которые будут невообразимо высоки. В то же время людям придется
развивать крайне сложные, разнообразные навыки общения, чтобы
соответствовать и поспевать за многообразием.
Дело
в
том,
что
весь
этот
потенциал
могут
быть
не
осуществлены, если полагаться на классический университет 20
столетия. Наоборот, университетская методика требует радикального
пересмотра как на уровне одной страны, так и в мировом масштабе,
пока она еще не принесла большого ущерба.
Перспектива развала и сотворения новой программы поднимает
несколько важных вопросов для каждого, от кого зависит судьба
образовательной системы. Здесь возникает несколько вопросов для
каждого из них, хотя мы и не надеемся получить все ответы.
Правительство
Государство
остается
органом,
спонсирующим
высшее
образование (как студентов, так и научно-исследовательскую работу),
но учитывая затруднительное состояние государственного бюджета по
всему миру, возможно, совсем скоро это финансирование прекратится
или сойдет на нет.
Вероятным
финансирование
областях,
как
приоритетом
и
поддержка
сканирующая
для
правительства
талантливых
является
студентов в
просвечивающая
таких
электронная
микроскопия,
беспристрастность
(или
гарантия,
что
твои
биографические данные не помеха в достижении успеха), а также
научно-исследовательская работа в областях, важных для экономики
страны. Все больше и больше государства будут использовать
финансирование для стимулирования и побуждения к изменениям,
которые рынок сам по себе не сможет достаточно быстро осуществить.
Например, в Австралии правительство использует спонсирование
научно-исследовательской
деятельности
для
стимулирования
сотрудничества между университетами и предпринимателями, в то
время как в Израиле руководитель исследовательских работ в
действительности является и предпринимателем, идущим на риск.
В то же время все государства следят за сохранением пределов
студенческих
выплат
и
помощи.
Обзор
Брауна
за
2010
год
спонсирования высшего образования в Соединенном Королевстве (в
котором принимал участие Майкл) оказался весьма сомнительным, но
его анализ разграничил финансирование студентов на выплаты за
хорошую учебу, на проживание (поддержка студентов), за работу, на
погашение договоренности, и в то же время позволил правительству
принять обоснованное решение. Также обзор открыл недостающие
цифровые данные – пока была возможность продемонстрировать
положение высшего образования с точки зрения студента, было
невозможно придать значение достоинствам особых университетов,
так как информация была недоступна. Также не получилось полностью
предугадать скорость развития глобализации и последствия, которые
она может за собой повлечь.
Здесь возникает сложная задача по регулированию государства.
Традиционно ключевой ролью правительства являлось исполнение
законодательной власти и обеспечение определенных институтов
возможностями присуждения степеней, наград. Правительства на
протяжении 30-40 лет пытались урегулировать и обеспечить качество.
Основной подход обзора Брауна заключается в том, что качество
должно быть первостепенной важности для студента и университета.
Создавая
прямые
денежные
отношения
между
студентом
и
университетом, и способствуя большему и лучшему информированию
общества, можно сформировать у студента стремление к высокому
качеству.
Очевидно,
что
это
работает,
но
скорость
глобализации
заставляет задуматься о более важных вопросах. Как государству
удастся обеспечить качество, или распознать, или аккредитовать
степень онлайн-университета, расположенного в другой стране? Или
программу бесплатных образовательных курсов в Интернете? Должно
ли государство вознаграждать студента материально за достижения в
таких курсах? Или должна ли быть студенческая поддержка? Если да,
почему? Если нет, почему нет?
Несомненно,
заинтересовано
любое
в
том,
национальное
чтобы
его
правительство
рабочая
сила
была
высококвалифицированной, но заинтересовано ли оно в поддержке
своих собственных университетов в противоположность другим? Если
так – и это легко осуществить – как это отличается от предоставления
субсидий,
которые
в
других
областях
экономики
будут
дисгармонировать с правилами ВТО?
Университеты
Большинство сказанного выше относится к университетам и
проблемам, с которыми они сталкиваются. Также следует подчеркнуть,
что университетам коллективно необходимо развивать высшее
образование
во
всем
его
многообразии.
Учитывая
растущее
разнообразие институтов и различных организаций, стремление
каждой из них предотвратить рост конкуренции, отстаивание общих
интересов сходит на нет и распадается на интересы индивидуальных
групп. Может быть именно поэтому всеобщие усилия должны быть
приложены работодателями, правительствами, студентами, а не
всеобъемлющими организациями. Конечно, в век ограниченных
ресурсов и экономической трансформации есть острая нужда в
переменах, которые слышны над общим негодованием.
Сами университеты могли бы рассмотреть новую систему
ранжирования, которая придаст большее значение последствиям и
результатам, а не доходам. Пока существует риск, сущность спора
окажет сильное влияние на высшее образование, и унесет проблему
прочь от постоянно растущих цен. Это бы сделало всеобъемлющие
факты для публики острее, чем в настоящее время.
Еще одним следствием эпохи свободного доступа является
возникновение вопросов, связанных с брендом, возможно, иногда в
большей степени, чем положено. В мире, где работодатель делает
скоропалительные выводы в отношении претендентов, студентам
необходимо любое преимущество, чтобы выиграть. Таким образом,
показательная важность университетского диплома заключается в
определенной силе бренда, поэтому он представляет большую
ценность для студента.
Предприятия и организации
В традиционном понимании, предприятия и другие крупные
организации
являются
первостепенными
заказчиками
высшего
образования. Как было замечено ранее, в настоящее время , они
весьма недовольные клиенты. Н о они уже не могут больше просто
оставаться
в
стороне
и
жаловаться,
что
их
потребности
не
удовлетворяются. Им необходимо принимать более активную позицию,
точно объснять, что им нужно, от курса развития до формирования
политики.
Многие предприятия сотрудничают
с университетами
только тогда, когда дело доходит до приема на работу. Это слишком
поздно, чтобы иметь какое-либо реальное влияние. Деловые круги
должны
проявлять заинтересованность
с первого учебного дня
студентов, если они не хотят потом разочаровываться отсутствием
навыков после окончания учебы.
Предприятия
набирают студентов только на летнюю практику
или на полный рабочий день. По мере ухода от привычной
четырехлетней программы обучения к более гибкой учебной модели,
этот набор должен изменяться. Существуют
три явные
модели,
которые могут использованы в таком случае:
1.
Частичная
занятость:
студент
работает
в
области
реального бизнеса и одновременно очно учится .
2.
Работа для репутации универститета : работа признается
как часть обучения и способствует аккредитации ВУЗа
3.
Комбинирование работы и обучения : студент может взять
семестр и более для работы в корпорации, а затем легко
возвращается обратно в обучение.
Некоторые профессиональные и деловые круги встали на путь
формирования необходимых сотрудников. В частности, на Ближнем
Востоке создан широкий спектр партнерских отношений
для
профессионально-технической подготовки, развитие менеджеров и
водителей для Саудовской Железной Дороги. Цель системы развить
отношения с партнерскими с производственными объединениями и
адаптировать
содержание
учебных
программ
к
потребностям
компаний, входящих в Ассоциацию. Индивидуальный подход и
сертификация включают ученичество у местных партнеров и система
оценивается как чрезвычайно успешный пример сотрудничества.
Аналогично, Лахорский Университет Управления Науки, базирующихся
в Пакистане, был основан известным бизнесменом, который хотел
создать управленческий талант.
Аяла, один
из крупнейших
конгломератов
в Филиппинах,
рассматривает вопрос как формировать недорогие университеты для
получения более высокого качества выпускников, чтобы заполнить
рабочие места для сектора Филиппинской службы и обработки их
собственных
бизнес аутсорсинговых центров. Аяла разработала
программу для студентов в местном университете Хосе Ризал, которая
называется Профессиональная Программа Занятости. Отбор на
программу основан не на классах, а на мотивации. Нет традиционной
классификации, нет учебников, только обучение на практике.Студенты
в программе мечтают об этом. Их учат, как думать и активно
поощряется разговор
предлагают
и ошибки, пока они учатся. Эти курсы
практические,
популярность этих курсов
профессиональные
навыки,
вероятно,
продолжит расти , поскольку они
увеличивают уровень трудоустройства студентов.
К тому же, в больших компаниях есть прогресс в плане
тренировачных программ, Мак Кинси проводит ежегодные программы
по менеджменту в Кэмбридже для новых менеджеров, у Дженерал
Электрик есть программа по отбору менеджеров. Как было отмечено
ранее, Деустич Банк спонсировал курс финансового анализа рынков в
Дьюк Университете в тоже время, Морган Стенли провел торговую
игру.
Еще одна цель для университетов состоит в том, чтобы
воспринимать трудоустройство студентов серьезнее, чем раньше.
После
последнего
визита
Майкл
был
впечатлен
центром
по
трудоустройству Университета Экзетер, расположенном в сердце
студенческого городка, в новом здании. Студенты не могут пройти
мимо него ( в отличие от таких же центров университетов 20 века,
запрятанных в углу и не внушающих доверия). Любой студент,
принятый в Экзетер получает справочник по трудоустройству по его
специальности еще до начала занятий. Более того, в Экзетере
действут самая успешная волонтерская программа по всей Англии,
под руководством Центра по трудоустройству. Университет пришел к
пониманию,
что
обыкновенной
последипломной
программы
не
достаточно, чтобы гарантировать трудоустройство после выпуска.
Все чаще проявляются два ключевых отличия для бизнеса;
талант (который они могут нанимать и удерживать) и инновации. Оба
потенциально усиливают прочные партнерские отношения с высшими
учебными заведениями.
Предприниматели
Многие сферы от музыки и до программирования, которые
изменили предприниматели целыми отраслями
в пространстве
несколько лет. Как мы уже отметили, многие из них уже нацелились на
образование.
Этот
обнадеживающие
акцент
очень
важен
результаты.
В
будущем,
предпринимательские
умы
работа
по
и
это
приносит
получая
проблемам
образования и предоставлению им права, поддержки
яркие
высшего
будет иметь
решающее значение.
Мы бы помогли новаторам из других отраслей производства
сместить акценты в сторону того, как их товары и знания пригодятся в
сфере высшего образования. Скрещивание идей может принести
некоторые поразительно инновационные решения. Например, какое
влияние
оказывает
стереоскопическая
печать
на
то,
как
в
заключается
в
университетах преподается инженерная механика?
Другое
потребности
значение
размышлять
для
предпринимателей
над
научными
исследованиями
и
передовыми методами, которые уже очевидны и осознаны. Им не
нужно
основывать
фактически,
свое
самые
мышление
на
инновационные
традиционализме
решения
-
являются
результатом нарушения каких бы то ни было соглашений. Но знание и
понимание того, что сработало в прошлом, а что - нет, сыграет важную
роль.
Этого
можно
достичь
с
помощью
сотрудничества
с
университетами или с помощью самих университетов, так как они
помогают создавать благоприятную почву для новых рискованных
предприятий, особенно для предпринимателей, которые желают
воздействовать на общественность. Так как
цены, затраты и
проблемы, связанные с трудоустройством, в значительной для
университетов степени увеличились, то же самое произошло с
возможностями
предпринимателей
обеспечить
потребности
те
рынка,
включиться
которые
и
материально
обошли
стороной
традиционные модели.
Студенты
В прошлом "студенты" были пассивными игроками на пути
обучения. В будущем им нужно будет стать
инициативными,
активными агентами, готовыми брать на себя ответственность за свое
собственное образование и развитие профессиональных навыков. Как
указывают Касноча и Хоффман, студентам нужно будет понять, как
создать стоимость, чтобы получить её, и как действовать в роли
устроителя своей собственной карьеры. Как говорит Джей Альтучер,
ещё один выдающийся философ стартапа (создания новаторских
компаний), людям нужно обладать "способностью терпеть неудачу,
способностью иметь идеи, продавать эти идеи, претворять в жизнь эти
идеи и быть настойчивыми, чтобы, даже если они терпят неудачу, они
извлекли урок и перешли к следующему рискованному предприятию.
Приносите прибыль, любую прибыль, кому угодно, и смотрите, как
прибыль делает карьеру". 87
87 Альтучер, 2013
Кроме того, студентам следует стремиться к познанию и практике
навыков, связанных с новаторством. Они должны стремиться быть в
инновационных командах, в инновационных организациях и частью
инновационного общества, поскольку это те места, где они будут расти
и развивать свои навыки, необходимые для того, чтобы быть
конкурентоспособными
на мировом рынке. Схема из нашего
издания "Океан инноваций", представленная ниже, указывает на
ключевые характеристики, способ работы и миссию-ориентацию,
необходимые для того, чтобы быть настоящим новатором. Мы думаем,
что образование и обучение - ключ к раскрытию человеческого
потенциала, направленного на решение задач 21 века, точно так же,
как системы школьного образования и университеты играют роль в
формировании мировых лидеров.
Фигура 6: Схема инновации.
Индивиду
ум
Команда
Организ
ация
Инноваци
онное
общество
Характ
ер
Образова
нный,
Состояща
я
Состоя
из щая
Открыта
извнешним
(составляющ уверенный,
первоклассных первоклассн идеям,
ие)
индивидуумов, ых
смелый,
команд,поощряет
целеустремлен разнообразная разнообразна принятие риска,
ный,
бунтарь, в
склонный
в
планепринимает
к происхождения происхожден неудачи,
размышлениям (раса,
,
планея
пол),ия
скромный, будущего
(раса,приветствует
пол),
многообразие
одарённый
(вероисповедан будущего
богатым
ие, возраст) и (вероисповед
воображением, опыта,
ание,
ответственный, открытое
возраст)
влюблённый в рабочее
опыта,
своё
открытое
дело, пространство,
лояльный,
общие
креативный
ценности
и
рабочее
и пространство
главная миссия , правильные
инструменты
для
миссии,
общие
ценности
главная
миссия
и
Метод
Трудолюб
Неиерарх
(способ
ивый,
ическая,
работы)
решительный, открытая
Многоф
Прогресси
ункциональна вная
для я,
иммиграционна
способный
дебатов,
неизолирова я
оценивать
культуры
нная,
себя,
отзывов
сосредоточена
и децентрализо на
любознательн изучения,
ванная
ый,
четким
легко творческий
политика,
городах
сурбанизации,
основана
приспособляю беспорядок,
управлением, учете
щийся, бросает побуждает
ориентирова служебных
вызов
нная
принимать
существующем решения,
у
назаслуг
на
не
(а
международн аристократичес
положению основанная наый
уровень,кая
вещей,
учете
увязанная
открытый
служебных
миссией ( акая),
идеям,
заслуг, быстроне
или
спротекционистс
честная
просто(без
восприимчивы развивающаяся функцией),
й к неудачам, ,
и
коррупции),
приветствует открытая дляпредсказуемое
чрезвычайно
разногласие,
задач
иправовое
честный,
конструктивная, дебатов,
настойчивый,
желающая
способный
противостоять конкуренции бюрократическ
регулирование,
способствует адаптивная (не
преодолевать жестоким
между
ая),
трудности,
фактам,
командами,
устанавливает
берет
циклическая,
циклическая, приоритеты
ситуацию
под приветствует
желающая
пользу
личный
конкуренцию
противостоят образования
контроль
между
ь
низкой
индивидуумами эффективнос
,
создаетти работы и
круговую
ответственност
заурядности
в
Миссия
(цель)
Стремитс
я
Добиваетс
кя
Сохраня
ет
Желает
достичь
совершенству, совершенства, деструктивно мирового
желает
ориентируется е
добиться
на
видениелидерства,
будущее,будущего,
лидировать
лучшего, верит готова
добивается
в
совершенств у
лучшее воображать,
будущее, готов стремится
воображать,
повлиять
беспрестанно организацию,
по
экономическом
и
а и правды,неэкономическо
настремится
влиянию
оптимистичный нацеленный навдобавок
кму
вопросу,
способна
крассматривать
действие,
прибыли,
интересы
за
стремится
дальновидна пределами
превзойти
я,
организацию
быть
готовасвоих
границ,
верит
в
неблагоразум возможность
ной
лучшего
мира,
изучает
глобальное
разумное
руководство
Исследовательский институт общественных интересов (Institute
For Public Policy Research) Надвигается лавина: впереди высшее
образование и революция.
6. ПОСЛЕСЛОВИЕ
В заключение необходимо отметить, что сочетание маркетизации
- студент-потребитель как хозяин ситуации с возможностями
за
пределами университета, для талантливых студентов в том числе - и
глобализация приведут к появлению университетов, которые будут всё
меньше и меньше включены в рамки национальных систем и более и
более глобально ориентированы, а также сыграют ведущую роль в
росте инновационной экономики - сотрудничества и конкуренции. В
новом мире именно учащийся будет хозяином положения, следящим
за ценой. Для учебных заведений решение принять этот новый мир
может оказаться единственным способом избежать лавину, которая
надвигается.
Точно так же, как лавина придает горе форму, так же
предстоящие изменения в корне поменяют картину университетов.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа