close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Сергей Аксаков
Аленький цветочек
Сказка в двух действиях
Инсценировка Г.Беспальцевой
Персонажи: Купец, его дочери: Аленушка, Матрена,Дуня, работник
Егорка, Няня, Ведьма, Кикимора, Леший, Чудище.
Действие первое
Сцена 1.
Лесная поляна. (Ведьма, Кикимора, Леший)
Ведьма. – Ох, скучно мне стало в этом лесу заповедном! Всех
зверей распугала, всех птиц извела, да по людям аж соскучилась.
Никто в мой лес не заходит – разбойников опасаются да нечисти
лесной. А как раньше жилось интересно и весело: то одного
поймаешь - превратишь во что-нибудь (хоть в дерево), то другого,
то заклятье какое наложишь! А потому что отравляет мне душеньку
чужое счастье да благополучие. Когда я последний раз колдовала?
Лет двадцать назад! Младенчика одного наказала заклятием
страшным – а нечего было его папаше знатному мне смертью
угрожать! Бессмертная я! Ха-ха-ха!
Спотыкается о пенек – там леший спит.
- Ах, ты, пень ты старый! Всё спишь, прохлаждаешься!
Леший. – Да пусто в лесу, хозяюшка, комарьё одно зудит.
Поразвлечься нечем, вот в сон и клонит.
Ведьма. – А подружка твоя где, кикимора болотная?
Леший. – Да где ж ей быть, лягушек гоняет – больше заняться
нечем!
Кикимора (появляясь) – Ты что тут сплетни разводишь, пень
неотесанный!
Я к реке бегала, посты разбойничьи проверяла, храпят все, пощекотала
их, чтоб очнулись.
Ведьма. – Вот я вас самих пощекочу сейчас дубиною! Чую, чую,
готовится мне подарочек, аж руки чешутся гадость какую
сотворить! Пойду, отдохну пока, сил наберусь. А вы прочь
отсюда, подсматривайте, да подслушивайте, совсем службу свою
забыли!
Сцена 2. Перед домом купца. (Купец, Матрена, Дуня,
Аленушка,
Няня, Егорка-работник, массовка)
Идет погрузка товаров в лодку. Матрена и Дуня сидят на лавке у
дома, наблюдают.
Матрена.- Опять батюшка куда-то ехать собрался, неугомонный он
у нас.
Дуня. – Пусть едет, наторгует хорошо и подарки нам какие-нибудь
привезет, сарафаны да сапожки новые.
Матрена. – Этого добра и так полно, все сундуки тряпьем забиты,
я еще прежние наряды не сносила.
Дуня. - Да тебя хоть во что наряди, Матренушка, всё одно словно
опара в кадушке.
Матрена. - Заткнись, Дунька, на себя глянь – напялишь на шею все
свои каменья, ходишь согнутая, как под коромыслами.
Дуня. – Завидно, так и говори. Ладно, поделюсь своими бусами
драгоценными.
Матрена. – Да не нужны мне твои бусы, хочется чего-нибудь
особенного, чего у других нет.
Дуня. – И то правда, подумать надо.
Няня. - Девоньки, чего ж вы сидите без дела, семечки щелкаете,
помогли бы собраться батюшке.
Дуня. – А Егорка-работник на что?
Няня. – Да он и так таскает, устал поди!
Матрена. – Тогда сама и помогай, нам некогда!
Дуня. – Аленку, небось, не упрекаешь, вот где она, бездельница!
Няня. Аленушка батюшке туесок с пирожками в дорогу
укладывает.
Матрена. – Ей всегда лишь бы выделиться.
Егор-работник. – Кажется, всё уложили, надо хозяина звать.
Няня. – А соломки набросал для мягкости?
Егор. – А как же! Даже ковер постелил, чтобы хозяину удобно и
уютно было сидеть. Вот только пищаль забыл!
Няня. – Свят, свят, зачем тебе пищаль? Кого убивать собрался?
Егор. – Мало ли, путь не близкий, вдруг разбойники нападут или
нечисть какая лесная, отбиваться буду, хозяина защищать.
Няня. – Да ты умеешь стрелять-то, воин?
Егор. – Конечно, ворон, знаешь, сколько настрелял, стаю целую.
Няня. – Ну, если ворон, значит, глаз зоркий, в цель попадешь.
Работник убегает за ружьем.
Выходят Купец и Аленушка с туеском, укладывает туесок
в лодку.
Купец. – Дочери мои милые, дочери мои пригожие, еду я по своим
купецким делам за три девять земель, в тридевятое царство,
тридесятое государство. Мало ли, много ли времени проезжу – не
ведаю, и наказываю я вам жить без меня честно и смирно. За то
привезу вам такие гостинцы, какие вы сами хотите. Ну, говори,
Матренушка, дочь моя старшая.
Матрена. - Государь ты мой, батюшка родимый! Не вози ты мне шелка
и серебряной парчи, ни мехов черного соболя. А привези ты мне
золотой венец из каменьев самоцветных. Чтоб был от них свет, как
от месяца полного, как от солнца красного, и чтоб было от него
светло в темную ночь, как среди белого дня.
Купец. – Хорошо, дочь моя хорошая и пригожая, привезу я тебе
таковой венец. Знаю, где его достать. Работа будет немалая, да для
моей казны супротивного нет.
Дуня. – Батюшка родимый, а мне не вези ни ожерелья жемчужного,
ни золотого венца, а привези ты мне зеркальце из хрусталю
восточного, чтобы, глядя в него, видела я себя всегда молодою, и
красота моя девичья прибавлялася.
Купец. - Хорошо, дочь моя милая, достану я тебе такое зеркальце.
Знаю, где найти его. Будет тебе гостинец по сердцу.
Подойди же ко мне, младшая моя доченька, скажи, что тебе в
подарок хочется.
Аленушка. - Государь ты мой батюшка, всё у меня есть, но коли уж
без подарка возвращаться не можешь, то привези мне Аленький
цветочек, краше которого нет на белом свете.
Купец. - Ну, задала ты мне работу потяжелее сестриных. Когда
знаешь, что искать, то как не сыскать, а как найти то, чего сам не
знаешь? Аленький цветочек не хитро найти, да как же узнать мне,
что краше его нет на белом свете? Буду стараться, доченька.
Егорка.- Хозяин, ветер поднимается, тучи нагоняет – отправляться
пора.
Купец. -Ну, доченьки, нянюшка, по русскому обычаю присядем на
дорожку. Не ссорьтесь тут без меня, няню слушайтесь.
Матрена, Дуня.- Вот еще! Сами знаем, не маленькие!
Няня. Не волнуйся, батюшка, не впервой нам провожать тебя,
мирно будем жить, поджидать, а потом и встречать тебя. Главное,
здоров будь.
Аленушка. – Приезжай скорее, батюшка, мы без тебя тосковать
будем!
Купец.- Счастливо оставаться!
Матрена. - Ну, что, Дуня, не сходить ли нам на гулянку!
Дуня. - И правда, Матренушка, засиделись дома под присмотром,
надо косточки размять, да кавалеров поискать!
Няня. - Не стыдно, батюшка только-только уехал, а вы уже на
гулянку наладились.
Матрена.- Отстань, нянька, надоела!
Дуня. - Аленку воспитывай. Она, дуреха, какой-то аленький
цветочек заказала, ему срок – неделя, а там завянет, и нету его.
Матрена. - Скромница, так и просидит весь век у батюшки да у
няньки под крылом. Пошли, Дуня!
Няня. – Девочка моя безответная, не грусти, Аленушка!
Аленушка. Я не обижаюсь на сестер, няня, вот приедет батюшка,
привезет мне аленький цветочек…
Няня – Что же это за цветочек такой необыкновенный, у нас их
много растет вокруг, любуйся да радуйся!
Аленушка. – Он мне будто во сне привиделся – такой, что краше
нет. И почудилось, что всё моё счастье в нем, что, если не увижу
его, то и любви не узнаю.
Сцена 3.
В лесу. Выбегает Егорка.
Егорка. – Фух, еле ноги унес от разбойников проклятых! Слава
богу, потеряли след. Да в этом лесу дремучем сам-то потеряешься.
Хорошо хоть в бухте лодку оставили с товарами – не приметили
разбойнички спросонья. И зачем мы в эту глушь заехали, что здесь
можно найти, кроме нечисти, какой аленький цветочек? Мне бы
хозяина теперь разыскать!
Ведьма, Леший и Кикимора подсматривают.
Кикимора. – Видал?
Леший. – Видал.
Кикимора. - Слыхал?
Леший. – Да слыхал, не глухой. Цветок они ищут аленький,
заколдованный.
Кикимора. – Надо хозяйку звать!
Ведьма. – А я вот она я! Явились, наконец, людишки глупые во
владения мои. Сейчас развлечемся и второго дождемся. Не сыскать
им моего цветочка аленького, не дойдут они до него. Беги, Леший, в
лес, приманивай, а ты, Кикимора будешь мне здесь помогать.
Заходи луна за тучи, оживай мой лес дремучий
Кикимора. – Зажигайтесь, огоньки на болотах, сбейте, сбейте их с
пути сразу, слету!
Прибегает Леший.
Леший. – Первый возвращается!
Ведьма. – Я тебе второго найти велела, главного! Ну да ладно,
попугаем этого лесом живым, а потом успею я его в ёлку обратить.
Егорка. – Кружит меня по лесу, опять что ли на то же место
пришел. Где же хозяин, неужто пропал в этих чащобах? Я- то не
пропаду, я ловкий да смелый, и стрельну, если что, из пищали моей
верной. Ой, что это движется? Не подходи, убью! (Стреляет, падает
ветка) Дерево подстрелил. Нет здесь никого.
Леший. - Ух-ух!
Егорка. – Ай! (Леший исчезает) Опять показалось!
Кикимора. – Кыш-кыщ! (Крутит его)
Егорка. – В глазах потемнело! Ветер что ли поднялся?
Ведьма. (появляясь) – В голове у тебя ветер! Пусть поносит он тебя
две-три ночи, два-три дня!
Егорка. – Караул! Прости, хозяин, если слышишь меня. Убегаю я!
Ведьма. – Беги, беги, не больно ты нужен, смельчак пуганый. А
хозяин твой никуда не денется. Ищите его, а я пойду, полежу, устала
с непривычки.
Леший. – Устала она… Я тоже третью тыщу лет по ночам бегаю.
Кикимора. – Я что ли не бегаю, по болотам не ползаю. Пойдем,
Лешенька, отдохнем.
Выходит по огонькам Купец.
Купец. – Один я, видно, остался в этом лесу зачарованном. Егорку
потерял, благо, в плен к разбойникам не попал. Как выберусь
отсюда, не знаю, да и нельзя мне без подарка доченьке моей
любимой домой возвращаться. А искать аленький цветочек больше
негде – я уже во всех землях побывал, все леса исходил. Не
встретил такого, чтоб самый лучший был на белом свете.
Лес вдруг осветился.
- Что за чудо? Ночь была, и вдруг светло стало, как белым днем.
Деревья расступились, вижу дворец прекрасный. Откуда он, в этой
глуши лесной? Страшится мне его или радоваться? Была – не была,
пойду к нему. Двух смертей не бывать, а одной не миновать!
Сцена 4. Во дворце.
Купец. – Красота какая! Эй, есть кто живой, отзовись! То ли
брошен дворец, то ли попрятались все. А откуда же музыка звучит,
как будто прямо здесь играют. Всё хорошо, да изголодался я!
(Появляется стол с яствами) Вот это чудеса! Поем, пожалуй! Ну,
спасибо за угощенье, хозяин невидимый! Теперь бы хорошо
соснуть, устал очень (Появилась кровать). Нет, не до сна теперь,
сердце чует, ждут меня дочери, и особенно Аленушка, Чувствую,
грустит она, печалится. Да, видно, и в этом дворце волшебном со
слугами невидимыми не найти мне того, что ищу.
Появляется сад и в нем горит цветочек алым цветом.
- Да вот же он, цветочек аленький, красоты невиданной и
неслыханной, о каком просила меня доченька меньшая, любимая!
(Срывает его)
Раздался гром, перед купцом появилось Чудище мохнатое и
заревело
диким голосом:
Чудище. – Что ты сделал? Как ты посмел сорвать в саду мой
заповедный, любимый цветок? Я всякий день утешался, на него
глядючи, а ты лишил меня главной утехи в моей жизни. Я хозяин
дворца и сада, я принял тебя, как дорогого и званого гостя,
накормил, напоил, а ты эдак-то заплатил за моё добро? Знай же
свою участь горькую: умереть тебе за свою вину смертью
безвременною!..
Купец. – Ох ты, господин честной, зверь лесной, чудо морское: как
величать тебя – не знаю, не ведаю! Не губи ты души моей за мою
дерзость безвинную, прикажи слово вымолвить! Есть у меня три
дочери, хорошие и пригожие, обещал я им по гостинцу привезти:
старшей – самоцветный венец, средней – зеркальце хрустальное, а
меньшой дочери – аленький цветочек, какого бы не было краше на
белом свете. Старшим дочерям гостинцы я сыскал, а меньшой
дочери не мог. Увидал у тебя в саду аленький цветочек, какого
краше нет на белом свете, и подумал я, что такому хозяину
богатому-богатому не будет жалко цветочка аленького, о каком
просила моя меньшая дочь, любимая. Ты прости мне, неразумному
и глупому, отпусти меня и подари мне цветочек аленький. Заплачу я
тебе казны золотой, что потребуешь.
Чудище. – Не надо мне твоей золотой казны, мне своей девать
некуда. Есть одно для тебя спасенье. Я отпущу тебя домой, подарю
цветочек аленький, коли дашь ты мне слово честное, купеческое,
что пришлешь заместо себя одну из дочерей своих и будет она жить
в чести и приволье, как сам ты жил во дворце моем. Стало скучно
мне одному, истомился душою по человеку верному.
Купец. – Господин лесной зверь, чудо морское! А как мне быть,
коли дочери мои по своей воле не захотят ехать к тебе?
Чудище. – Не хочу я невольницы, пусть приедет твоя дочь сюда по
любви к тебе. А коли дочери твои откажутся, то сам приезжай, и
велю я казнить тебя смертью лютою.
Купец. – Ворочусь я, а сейчас отпусти с дочерьми попрощаться,
дать им свое родительское благословение.
Чудище. – Ладно, даю тебе сроку три дня и три ночи. Не уговоришь
кого жить со мной, сам умрешь.
Купец. – Согласен. Только как я за три дня обернусь? Я сюда два
года добирался, чуть не пропал в лесу.
Чудище. – Я дам тебе перстень с руки моей: кто наденет его на
правый мизинец, тот очутится там, где пожелает, в единое
мгновение. (Купец надевает кольцо и исчезает).
Сцена 5. В доме купца.
Матрена. – Батюшка, смотри, как венец самоцветный сверкает,
подружкам на зависть! Ни у кого такого нет! А сарафан атласный
тоже мне?
Купец. – Тебе, тебе, голубушка, в придачу.
Дуня. – А у меня, смотри, нянька, какое зеркало. Смотреться в него
буду, и никогда старой, как ты, не стану!
Няня. – Ну, дай-то бог, будь всегда красавицей.
Дуня. – И ожерелье я себе беру самоцветное. Спасибо, батюшка,
угодил!
Купец. – Я рад, доченька, носи на здоровье! Там еще много чего,
выбирайте!
Егорка. – Кабы не я, не видать им подарков!
Няня. – Как так?
Егорка. – А я их спас от разбойников, от ведьмы злой, от нечисти
лихой!
Няня. – А хозяина тоже ты спас? Он почему-то один вернулся,
добром груженый, только грустный очень.
Егорка. – Главное, что вернулся. Путь-то неблизкий, устал, видно
очень, я-то помоложе буду.
Няня. – Помоложе, да понаглее.
Матрена.- Ух, какая красота!
Дуня. – Сколько вещиц нарядных, глаза разбегаются!
Матрена. – А Аленка свой цветок даже в руки не берет, нам,
небось, завидует.
Дуня. – Дура!
Аленушка. – Батюшка, что печалит тебя, открой мне свое горе
сердечное.
Матрена. – Может, растерял еще какие богатства в дороге?
Купец. – Не потерял я богатство, а получил втрое- вчетверо.
Аленушка, дочь моя милая, любимая, почему же не берешь своего
цветочка желанного? Краше его нет на белом свете.
Аленушка. – Батюшка, не мил он мне, вижу, что горе он тебе
принес. Расскажи, что случилось с тобой, чем могу помочь тебе.
Няня. – Может, баньку истопить, очень помогает от дурных мыслей
и печалей душевных.
Купец. – Нет, не поможет банька.
Слушайте, доченьки, Попал я в поисках цветочка аленького во
дворец волшебный, к зверю лесному, чуду морскому. Сорвал в его
саду заповедном цветочек, краше которого нет на свете, и за это
должен поплатиться смертью.
Няня. – Неужто спасенья нет?
Купец. – Есть, да только не могу его принять.
Аленушка. – Какое же, батюшка, скажи нам?
Купец. – Кто-то из вас, дочерей моих, если хочет избавить меня от
смерти лютой, должна отправиться жить к зверю лесному.
Матрена. – Пусть та дочь, для кого ты доставал аленький цветок, и
выручает тебя, батюшка.
Дуня. – Я так же думаю. Её был каприз, ей и расплачиваться.
Аленушка. – Благослови меня, государь мой, батюшка родимый: я
поеду к зверю лесному, чуду морскому. Не могу допустить гибели
твоей.
Купец. – Дочь моя милая, хорошая, пригожая, меньшая и любимая!
По доброй воле своей выручаешь отца от смерти. И как же мне
доживать мой горький век, лица твоего не видючи, ласковых слов
не слыша?
Аленушка. – Не плачь, не тоскуй, господин мой батюшка родимый,
я верну зверю лесному его цветочек, буду служить ему верою и
правдою.
Купец. – Аленушка, не прощу я себе судьбы твоей страшной, пусть
лучше я, старый, умру.
Аленушка. – Не оплакивай меня живую, словно мертвую. Может,
зверь лесной надо мной и сжалится, может, бог даст, я и вернусь к
тебе. Скажи только, как добраться до дворца того?
Купец. - Дал мне зверь лесной свой перстень волшебный, возьми
его, надень на мизинец правый и окажешься в его хоромах.
Аленушка. – Прощайте, батюшка, сестры мои, нянюшка, не
грустите обо мне. ( Кланяется и уходит)
Действие второе.
Сцена 6. Во дворце.
Аленушка. - Красота какая невиданная! Палаты высокие, птицы
райские поют, сад сказочный! Бедный батюшка, так он переживал
за меня, а мне здесь совсем не страшно. Надо вернуть на место
цветочек аленький, кажется, вот здесь он рос, на этом высоком
пригорке – стебелек вниз клонится…
Да он сам прирос – вот чудо-то! Теперь его хозяин успокоится.
Почему-то он меня не встречает. Где же ты, зверь лесной? Спасибо
тебе за цветочек аленький, мне так хотелось его увидеть. Пусть
растет на своем месте, я могу и здесь им любоваться. Видно,
хозяин этого дворца чудесного на меня и на батюшку не гневается
и будет мне господином милостивым.
Вдруг на стене появляются слова огненные.
Аленушка читает: «Не господин я твой, а раб послушный.
Ты моя госпожа, и все, что тебе пожелается, исполнять я буду с
охотою»
- Раб послушный… Нет, ты не раб, и я не госпожа. Мне ведь не
надо многого. Здесь так хорошо, так интересно, я всё оглядеть хочу.
(Бегает по дворцу, танцует под музыку)
Вновь появляется надпись:
«Довольна ли госпожа моя садами да палатами, угощеньем и
прислугой?»
- Не зови меня госпожой, а будь всегда мой добрый господин.
Благодарствую тебе за все твои угощения. Как же мне довольною
не быть, я, отродясь, таких чудес не видывала. Только боюсь
почивать одна.
Надпись читает: «Не бойся, моя госпожа прекрасная!
Много в палате душ человеческих, только ты их не видишь, и все
они, вместе со мной, берегут тебя и день и ночь».
Аленушка. – А можно мне тоже, господин мой, письмо написать к
своему родителю, дать ему о себе весточку?
Читает: «Тебе всё можно! Спокойной ночи,
Аленушка!» Спасибо тебе. Спокойной ночи!
Появляется столик и бумага с пером.
Пишет: - Не плачьте обо мне, не горюйте, я живу во дворце, как
барыня. Самого зверя лесного не вижу и не слышу, а пишет он ко
мне на стене словесами огненными, и знает всё, что у меня на
мысли и исполняет тотчас. Я уже полюбила его, не видя – не
слыша, за доброту только.
Письма летят. Словеса горят всё нежнее.
Аленушка. - Милый, добрый мой хозяин, хочу я хоть голос твой
услышать. Не волнуйся, я не испугаюсь. После всех твоих
милостей не убоюсь я и рева звериного, говори со мной не
опасаючись.
Раздался голос страшный: - Не хочу я пугать тебя,
милая девица, ты дорога мне стала, ничем не хочу потревожить,
огорчить твою добрую душеньку.
Аленушка. – Говори, говори, мне радостно тебя слушать, и не
страшно вовсе. Я теперь и увидеть тебя хочу!
Голос. – Не проси, не моли ты меня, госпожа моя распрекрасная,
красавица ненаглядная, чтоб показал я тебе свое лицо звериное и
тело безобразное. Потому как возненавидишь ты меня, а я умру в
тоске.
Аленушка. – Клянусь, никакого страшилища не испугаюсь и не
разлюблю. Если ты стар человек, будь мне дедушкой, если
середович – будь мне дядюшкой, если же молод ты – будь мне брат
названный, друг сердечный.
Голос. – Не могу я тебе супротивным быть, потому как люблю
пуще самого себя. Но коли не выдержишь вида моего, не стану
удерживать и неволить: найдешь под подушкою мой перстень,
наденешь – и очутишься у батюшки родимого, и ничего обо мне
уже никогда не узнаешь.
Аленушка. – Не говори так, я ведь тоже полюбила тебя и не хочу
расставаться. Покажись мне, верный друг, я готова!
Чудище показывается. Аленушка падает в обморок.
Чудище. – Погубила ты меня, моя красавица возлюбленная!
Пришло мне умереть смертью безвременною!
Сцена 7. У ведьмы
Ведьма (колдует). – Кипи, кипи, моё снадобье колдовское,
оборотное – травы дурманные да кости жабьи. Засиделась без дела
любимого, скорей появись жертва долгожданная, чтоб обратить тебя
в тварь ползучую либо в чудище лесное. Чтоб не узнать тебе ни
любви, ни счастья. У самой их нет и не было, так пусть и другие
страдают, жизнь свою проклинают!
Появляются Леший и Кикимора. Дерутся.
Леший. – Отдай, листок, я первый увидел!
Кикимора. - А я его достала, ты ж по болоту лазить боишься!
Леший. – Да ты чумичка безграмотная, лягушек одних считаешь!
Кикимора. – Да отстань ты, леший старый. Хозяюшка, оторвись от
варева, смотри, что я нашла на болоте нашем – листок исписанный.
Откуда, думаю, взялся - голову к небу подняла, а там они летят,
будто стаи птичьи. Вот один упал – тебе принесла показать.
Леший. – Я его первый увидел!
Ведьма. – Тихо! Чую недоброе, не иначе из дворца эти «птички»
летели. Дай, гляну листок (Читает). Ну, точно, проворонили мы
важных людишек-то, проникли они во Дворец к чудищу моему да к
цветочку аленькому, волшебному.
Кикимора. – Кто же это?
Леший. - Как же это?
Ведьма. – А так, что спать надо меньше, караулить лес лучше.
Девчонка живет во дворце, на цветок любуется да письма отцу
шлет, как хорошо ей там. Как господин служит ей да угождает во
всем. Погибель наша близится, коль снимет она с Чудища заклятие.
Кикимора. – Надо её убрать оттуда, выманить.
Ведьма. – Сама знаю, что надо, да ходу мне нет во Дворец.
Леший. – Придумай, ведьмочка, ты же умная!
Ведьма. – Да не мешайте, я думаю… Придумала! Благо, что
грамоте знаю. Неси перо, бумагу.
Кикимора. – Поняла, ответ хочешь написать обманный.
Ведьма. – Пошлю девчонке письмо, как будто от отца родного, что
заболел, умирает, мол, и просит вернуться – попрощаться. Она отца
любит, по всему видно, сумеет вырваться домой. А там мы её и не
выпустим назад. Да и то, может, она и сама рада будет дома
остаться, чем жить у Чудища страшного.
Кикимора. – А если это любовь?
Ведьма. – Да тьфу на тебя, я ж того и боюсь! Где любовь, там нам
погибель. Ну, ничего, в дом свой вернется, я уж как-нибудь туда
проберусь, что-нибудь придумаю.
Сцена 8. Во дворце.
Аленушка с Чудищем гуляют по саду, играют в прятки. Она
присаживается и затихает.
Чудище. – Что с тобой, Аленушка, отчего загрустила? Страшен я
очень?
Аленушка. – Что ты, что ты, совсем нет, не пугаюсь я тебя больше.
Чудище. – Жалеешь меня, наверное, по доброте своей. А я умру,
если покинешь меня.
Аленушка. – Не говори так, я всегда буду с тобой! Но… господин
мой милостивый, мой добрый и ласковый, просить тебя хочу…
Чудище. – Проси, всё исполню для тебя!
Аленушка. – Приснился мне сон недобрый о доме моем и
батюшке. А сегодня и известие от батюшки получила, что умирает,
хочет увидеть меня и попрощаться. Позволь мне повидать своего
батюшку родимого и сестер любимых.
Чудище. – Зачем тебе моё позволение? Золот-перстень мой у тебя
под подушкой лежит, надень его и очутишься в дому у батюшки
родимого. Только я скажу тебе: коли ты ровно через три дня и три
ночи не воротишься, то не будет меня на белом свете. По той
причине, что люблю тебя больше, чем самого себя, и жить без тебя
не могу.
Аленушка. – Спасибо тебе, добрый мой. Я вернусь, верь своей
Аленушке!
Сцена 9. В доме купца.
Купец. – Не могу себе простить, что отправил мою Аленушку к
зверю лесному, хоть и пишет она, что хорошо ей там. Да боюсь,
меня просто жалеет.
Няня. – Не переживай, хозяин. Может, и правда полюбился ей зверь
этот, пишет ведь, что добрый он, услужливый.
Матрена, Дуня(выскакивают из дома). – Батюшка, нянька, Аленка
явилась! Чудеса да и только!
Выходит Аленушка.
Купец. – Девочка моя, вот не думал, что свидимся!
Аленушка. – Ты здоров ли, батюшка, признайся мне. Я сон плохой
видела, а потом и письмо от тебя получила.
Купец. – Какое письмо? Не писал я писем – как отправить-то их, не
ведал я. А за твои весточки веселые – благодарю. Хотя душа все
равно болела.
Матрена. – Поглядите, какая она нарядная вернулась. Сразу видно,
в богатстве там жила.
Дуня. – Эх, нам бы так пожить!
Няня. - Да чем же вам плохо живется, чего не хватает? В доме
родном да под присмотром. А Аленушка одна там, с Чудищем
страшным.
Купец. – Слава богу, вернулась, теперь все вместе заживем, как
прежде!
Аленушка. – Нет, батюшка, я ведь ненадолго здесь, лишь проведать
вас, дорогих моих, узнать, здоровы ли, а потом назад ворочусь, к
господину своему. Не могу его бросить – слово дала. Умрет он без
меня, да и сама уже соскучилась.
Матрена. – Соскучилась… С богатством расстаться жалко, небось!
Дуня. – Ну, и пусть умрет! Не век же со страшилищем жить, себя
пожалей!
Купец. – Хватит болтать, в дом пошли – пусть Аленушка родное
гнездо вспомнит да отдохнет, пирогов нянькиных откушает.
Глядишь, и захочет остаться.
Все уходят. Появляется Ведьма.
Ведьма. – Не уговорят они девчонку. Уж такая верная да
совестливая, откуда только взялась, на сестер своих совсем не
похожа. Остается одно - кольцо выкрасть – где-то в доме она его
положила. Обернусь-ка я сорокой-воровкой, да проникну в дом,
авось не заметят.
Обращается в сороку, проникает в дом.
Из дома все выходят.
Аленушка. Спасибо всем за ласку! Не осуждайте меня, сестры
старшие, батюшка, нянюшка, Егорушка. Поймите: если я моему
господину доброму за все его милости и любовь горячую заплачу
его смертью лютою, то не буду я стоить того, чтобы мне на белом
свете жить. Пора в дорогу, опаздываю уже, успеть мне надо
вернуться до полуночи.
Купец. – Ну, что ж, значит, так тому и быть.
Аленушка. – Колечко только достану. (Ищет его) Где же оно?
Няня. – Может, в доме оставила? Пойду гляну, видела его в
блюдечке, у постели твоей.
Все обнимаются, прощаются.
- Нету его нигде, Аленушка!
Аленушка. – Как же так! Сестрички, не брали вы?
Матрена. – Надо больно!
Дуня. – Да хоть бы и не нашлось!
Аленушка. – Ох, не успею я вернуться, время уходит!
Егор. – Гляньте, гляньте, сорока из окна вылетела!
Купец. -А в клюве блестит что-то, не колечко ли?
Аленушка. – Оно это, оно! Что же делать теперь! Одна минуточка
остается
Купец. – Няня, откуда птица в доме?
Егор. – Я знаю, кто это! Это ведьма сорокой-воровкой обернулась.
Где моя пищаль боевая, вот и пригодилась опять!
Прицеливается, стреляет, сорока скидывает кольцо и
улетает. Егор ловит его и отдает Аленуше.
- Испугалась, проклятая,
лети, лети в свои леса дремучие. Все равно конец тебе придет!
Аленушка надевает кольцо и исчезает.
Сцена 10. Дворец.
Аленушка. – Где же ты, мой добрый господин, мой верный
друг? Отзовись! Что случилось здесь без меня? Не горят огни,
не поют птицы, не шумят ключи родниковые и цветочек
любимый увял, не горит цветом алым! (Находит чудище на
пригорке у аленького цветочка) Вот ты где! Неужели умер,
прости меня, прости.
У дворца появляются Ведьма, Леший и Кикимора.
Леший. – Слышите, плачет девчонка, прощенья просит.
Кикимора. – Ура! Опоздала, значит, к своему чудищу ненаглядному
Ведьма. – Вот я какая умница, не потеряла еще силы своей злой.
Можно победу праздновать да новые гадости готовить –
вдохновение чувствую!
Аленушка. – Не верю, что умер ты!
Леший. – Не верит она…
Ведьма. – Пусть причитает, это у людишек так положено.
Кикимора. – Ага, сердце облегчают…
Аленушка. – Не опоздала я, еще минуточка ведь оставалась!
Ведьма. – Не может быть! Я точно просчитала.
Аленушка. – Встань, пробудись, нет мне без тебя жизни! Я люблю
тебя, как жениха желанного!
Кикимора. – Смотрите, он зашевелился, поднимается…
Леший. – Бежим скорей!
Аленушка целует Чудище. Ярко вспыхивает Аленький
цветочек
Ведьма. – Ну все! Любовь проклятая победила, а нам смерть
пришла!
Исчезает лесная нечисть.
Появляется прекрасный юноша.
Юноша. - Открой глаза, Аленушка! Посмотри на меня!
Аленушка. – Кто ты, добрый молодец?
Юноша. – Не узнаешь? Я тот, кому суждено было жить весь свой
век чудищем безобразным, заколдованным злой ведьмой. Ты
полюбила меня таким и сняла заклятие. Дай же мне руку, любимая,
госпожа моя, жена моя!
Аленушка. – Об этом счастье я и мечтала! Спасибо тебе, Аленький
цветочек!
Беспальцева Галина Иосифовна
Волгоград, Советская 21-64
8 961 692 63 99, [email protected]
.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа