close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
58
млрд. долл., в том числе российский экспорт увеличился на 11,1% до 26,6 млрд.
долл., а российский импорт – на 11,5% достигнув 6,7 млрд. долл. В 2012 году
объем российско-турецкого товарооборота продолжил восстанавливаться после
резкого падения в 2009 году, связанного с мировым финансовым кризисом. При
этом его динамика по–прежнему определяется в первую очередь изменением
мировых цен на энергоносители, поскольку на энергетическое сырье
приходится около 70–75 % российского экспорта или 2/3 всего объема
российско-турецкой торговли [4].
Турция закупает в России природный газ, уголь, нефтепродукты, сырую
нефть, химикаты, лесоматериалы, черные и цветные металлы, бумагу, цемент,
автомобили, другую машинно-техническую продукцию. Российский импорт из
Турции в основном состоит из потребительских товаров, минерального сырья,
стройматериалов, некоторых видов машиностроительной продукции.
В настоящее время страны АТР являются единственным регионом мира, с
которым Россия стабильно увеличивает объем торговли. Более 70%
внешнеторгового оборота России с азиатскими странами приходится на
государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия придает большое
значение укреплению своих политических и экономических позиций в АТР.
Библиографический список
1.
Белоглазов Г.П. Социально-экономические и международные
проблемы Китая (по материалам круглого стола) // Россия и АТР. – 2012. – № 1.
2.
Википедия. – [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org
3.
Оболенский В. Внешнеэкономические связи России: некоторые
уроки глобального кризиса // Вопросы экономики. – 2012. – № 5.
4.
Портал внешнеэкономической информации. – [Электронный
ресурс]. URL: http://www.ved.gov.ru
УДК 325.8
ВЛИЯНИЕ ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЫ НА СОЦИАЛЬНО–
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ США
В 1960–ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1970–Х ГГ.
Иванов В.В.
ФГБОУ ВПО «Амурский гуманитарно-педагогический государственный
университет», г. Комсомольск–на–Амуре
Все более глубокое втягивание Соединенных Штатов в военную
интервенцию в Индокитае в 1964–1975 гг. способствовало развитию
негативных тенденций в экономике, политической и общественной жизни, в
положении США на международной арене. Пребывание у власти
администрации Л.Б. Джонсона характеризовалось новым витком милитаризма
и экспансионизма в американской внешней и внутренней политике.
Если оценивать развитие экономики США в категориях ВНП, в 1960–е гг.
происходило ускорение темпов экономического роста. Следует учитывать, что
59
рост военных заказов, обусловленный расширением интервенции в Индокитае,
способствовал усиленному развитию в первую очередь тех отраслей
обрабатывающей промышленности, которые прямо или косвенно обеспечивали
ВПК США. В 1961–1968 гг., т.е. в период действия военно-политической
стратегии «гибкого реагирования» США, стремясь сохранить ядерное
превосходство над СССР, активно наращивали и переоснащали свой военный
потенциал. Министр обороны Соединенных Штатов Р. Макнамара утверждал,
что получал прямые указания от президентов Д.Ф. Кеннеди и Л.Б. Джонсона
обеспечить все необходимое по реализации стратегических планов Америки
«без каких–либо определенных бюджетных ограничений, но с максимальной
экономической эффективностью» [12, p.87].
Так же как во время корейской войны, в период американской
интервенции в Индокитае стали расти военные расходы и численность
регулярной армии. В 1964–1968 гг. численность вооруженных сил США и доля
военных расходов в ВНП значительно увеличились – с 2,5 млн. до 3,6 млн. чел.
и с 8 до 10% валового национального продукта [7, с.44, 136].
Что касается расходов непосредственно на вьетнамскую войну, то в
1965–1967 финансовом году Вашингтон истратил на ведение боевых
действий в Индокитае 100 млн. долл., а в 1966–1967 гг. – 5,8 млрд. долл., то в
1967–1968 гг. – более 20 млрд. долл., в 1969 г. – более 28 млрд. долл.[1,
c.133]. Всего на осуществление интервенции было затрачено 110 млрд. долл.,
а общие расходы с учетом выплаты пенсий ветеранам и процентов по
военным займам к 1975 г. составили 352 млрд. долл.[1, с.133]. В 1965–1970
гг. рост американских военных расходов намного опережал рост валового
национального продукта. Если ВНП за эти годы увеличился на 43,6 %, то
военные расходы – на 66,7 % [1, с.133].
В середине 1966 г. группа сенаторов обратилась к известному
американскому экономисту Э. Джейнуэю с предложением прокомментировать
официальные данные администрации Л. Джонсона об объеме средств,
затраченных США на войну во Вьетнаме. Джейнуэй заявил, что заявленная
правительством сумма не соответствует действительности. По расчетам
ученого, военные расходы составляли около 30 млрд. долл. в год. [6, с.267]
По данным профессора Вашингтонского университета М. Вейденбаума, в
1962–1965 гг. фирмы, занятые производством вооружения, получили в среднем
17,5 % прибыли на инвестированный капитал по сравнению с 10,6 % прибылей
компаний, занимавшихся гражданским производством [13, p.63]. По оценке
американского ученого Р. Лэппа, в 1961–1967 гг. 15 крупнейших корпораций
США получили государственные заказы на общую сумму около 64 млрд. долл.,
а их производственные мощности в среднем более чем на 75 % были заняты
военным производством [11, p.186–187]. Интервенция Соединенных Штатов в
Индокитае обеспечила резкое увеличение прибылей 500 крупным
американским компаниям. Во второй половине 1960–х гг. прибыли
американских
военно-промышленных
корпораций
возросли
и
от
60
международной продажи вооружения. В 1961 г. стоимость экспорта основных
систем оружия из США составляла 160 млн. долл., в 1964 г. – 290 млн. долл., в
1965 г. – 500 млн. долл. [16, p.161].
В период интервенции в Индокитае Соединенные Штаты расходовали
значительные средства на поддержку проамериканских режимов в Южном
Вьетнаме, Лаосе, Камбодже. Крупные суммы выделялись на закупку военных
материалов, строительство, содержание морских и воздушных баз, а также
решение других стратегических задач в странах Азиатско-Тихоокеанского
региона. В частности, США приобретали в Японии средства связи, напалм,
боеприпасы; ремонтировали боевую технику.
В 1965 г. США, добившись согласия от правительства Республики Корея
на отправку крупного военного контингента в Южный Вьетнам, предоставили
правительству Пак Чжон Хи широкую финансовую помощь в осуществлении
второго пятилетнего плана. От выделения Сеулу поддержки, главным образом,
потребительскими товарами администрация Л.Б. Джонсона постепенно
перешла к преимущественному экспорту капиталов в виде кредитов и займов.
Кроме того, Вашингтон оказал активное содействие экспорту южнокорейских
товаров в Америку [4, с.111–112].
Чтобы стимулировать своих союзников к более широкому участию в
интервенции в Южном Вьетнаме и Лаосе, администрация США взяла на себя
расходы по транспортировке, оснащению их войск в Индокитае. Кроме того,
Вашингтон занимался вопросами обеспечения инвалидов войны, выплатой
пособий семьям погибших, полностью финансировал подготовку, вооружение
контингентов Таиланда, Южной Кореи, Филиппин.
Об объемах финансовых затрат США можно судить по масштабам
действий американских Военно-воздушных сил (ВВС). Если в период второй
мировой войны американская авиация израсходовала на европейском,
тихоокеанском театрах военных действий более 2 млн. тонн бомб, то в период
войны в Индокитае только с 1965 по 1971 гг. было сброшено 6,3 млн. тонн
бомб (из наземных видов оружия было выпущено 7 млн. тонн боеприпасов),
что по мощности превышало 24 атомных бомбы, взорванных в Японии в
августе 1945 г. [2, с.287]. Воронок от бомб было столько, что масса
выброшенной из них земли в 10 раз превысила объем грунта, вынутого при
строительстве Суэцкого и Панамского каналов вместе взятых. Эти воронки
составили 1/25 часть территории только Вьетнама [2, c.287].
При этом военная эффективность ВВС Соединенных Штатов была
невысокой. Многие военные объекты вьетнамцев были надежно укрыты в
джунглях и под землей. Воздушные удары эскадр стратегических
бомбардировщиков по речным переправам, представлявших легкие наплавные
бамбуковые мосты, грунтовым дорогам на территории Демократической
Республики Вьетнам обходились американским налогоплательщикам в десятки
миллионов долларов. Следует учитывать, что многие уничтоженные объекты
быстро восстанавливались вьетнамцами.
61
Большие затраты на вооруженные силы и выполнение внешних
обязательств Вашингтона перед союзниками по интервенции в Индокитае
привели к росту инфляции и иных кризисных явлений в экономике
Соединенных Штатов (см. табл.1).
Таблица 1
Рост военных расходов и численности вооруженных сил США в
наиболее активный период иностранной интервенции в Индокитае [1, c.133].
Показатель
1965 г. 1966 г. 1967 г. 1968 г. 1969 г.
Военные расходы, млрд.
55,8
60,8
74,6
83,9
84,5
долл.
Численность
регулярных 2655
3094
3376
3547
3460
вооруженных сил, тыс. чел.
Численность
войсковой 184,3
385,3
485,6
536,1
543,4
группировки
США
в
Южном Вьетнаме
Уже весной 1965 г. в стране стал отмечаться рост инфляционных
тенденций даже в условиях тогда еще ограниченного вмешательства США в
Южном Вьетнаме и Лаосе. Снижалась конкурентоспособность американских
товаров на мировом рынке.
Расходы на участие в интервенции в Индокитае заставили
администрацию США отказаться от осуществления ряда социальных программ,
запланированных на 1964–1967 гг. В январе 1966 г. президент Л.Б. Джонсон,
выступая в Конгрессе, заявил: «Я считаю, что мы можем строить «Великое
общество», продолжая воевать во Вьетнаме» [9, p.327]. Cогласно официальных
статистическим данным, в Соединенных Штатах в середине 1960–х гг. было
более 3,5 млн. семей белых и около 1 млн. семей цветных американцев, чей
ежегодный доход был менее 2 тыс. долл. Доходы 7 млн. американских семей
составляли менее 3 тыс. долл. в год. В то же время эти американцы были
вынуждены платить подоходный налог в размере 38 % [5, c.272]. Как отмечал
известный негритянский правозащитник М.Л. Кинг: «Бомбы Вьетнама
взрываются у нас дома»[5, p.272].
Летом 1967 г. Л.Б. Джонсон внес запрос о значительном повышении
налогов для погашения внешней задолженности. Белый дом был вынужден
сократить финансирование космических исследований, рискуя проиграть
соперничество с СССР за то, кто первым достигнет Луны. Ассигнования на
военные нужды США во второй половине 1960–х гг. продолжали поглощать
более 50 % федерального бюджета. Дефицит платежного баланса составил в
1966 г. около 10 млрд. долл., сокращались резервы золота и валюты.
Стремительно происходило обесценивание доллара. В США развивался рост
цен, и хотя вьетнамская война несколько сократила размеры безработицы, ее
уровень составлял более 4 %.[6, С.489].
7 июля 1967 г. американский Объединенный экономический комитет
Конгресса в специальном докладе на имя президента Л.Б. Джонсона утверждал,
62
что вьетнамская война произвела «опустошение в экономике США в 1966 г.». В
документе также высказывалось мнение, что война во Вьетнаме в 1967 г.
потребует расходов на 4–6 млрд. долл. больше той суммы, которую требовал у
Конгресса американский президент [18, p.212].
Финансовый кризис, разразившийся в марте 1968 г., оказался тяжелым
испытанием для экономики США. В апреле 1968 г. еженедельник «US News
and World Report» подчеркивал: «Война во Вьетнаме и «кризис доллара» ясно
показали, что Соединенные Штаты, будучи еще «сверхдержавой», испытывают
острую нехватку экономической силы, необходимой для роли мирового
полицейского и всемирного банкира» [17, p.60].
Общее
ухудшение
социально–экономического
положения
незамедлительно сказалось на внутриполитической ситуации в Америке. В этой
связи постоянное наращивание численности крупной группировки
американских войск во вьетнамской войне вызывало серьезное недовольство
общественности Соединенных Штатов администрацией Л.Б. Джонсона. В
результате поражения Демократической партии на промежуточных выборах
1966 г. в Конгресс она потеряла 47 мест в Палате представителей и несколько
мест в Сенате [5, c.269].
В середине 1960–х гг. в США ширилось забастовочное движение рабочих
ряда промышленных отраслей, требовавших повышения заработной платы и
улучшения условий труда. Параллельно с экономическими требованиями
участники выступлений выдвигали политические, в том числе и направленные
против войны во Вьетнаме. В 1964–1968 гг. в результате забастовок было
потеряно 163 млн. рабочих дней [5, c.272].
В 1960–е гг. в Америке активизировалось общественное движение
против расовой сегрегации, получившее наименование «негритянской
революции». В 1967–1968 гг. антирасистские выступления в ряде штатов
приобрели характер массовых кампаний гражданского неповиновения.
Администрация Джонсона была вынуждена задействовать крупные силы
полиции, Национальной гвардии, армейские подразделения, чтобы
стабилизировать кризисное положение.
В июле 1967 г. еженедельник «U.S. News and World Report» отмечал: «В
настоящее время на творцов политики в Вашингтоне начало находить озарение,
что времена изменились, что мир 1967 г. – это не мир 1947 г. И что
Соединенные Штаты, как они ни могущественны, не могут больше в одиночку
выполнять свою прежнюю роль. Во Вьетнаме вся мощь огромной
американской военной машины встретила эффективное противодействие
маленькой азиатской страны… Это вызвало шок среди высокопоставленных
творцов политики» [16, p.32–34].
Параллельно с этим в США набирало силу антивоенное движение. 1960–е
гг. стали для Америки «десятилетием Вьетнама». Интервенция в Индокитае
оказала большое влияние на американскую общественно–политическую жизнь.
В антивоенном движении активно участвовали ученые, юристы, бизнесмены,
представители творческой интеллигенции, священнослужители. С критикой
63
интервенции в Индокитае выступали такие известные во всем мире личности,
как Д. Гелбрейт, Г. Моргентау, Н. Майлер, У. Фулбрайт, Б. Спок, Д. Фонда и
др. В 1965 г. были созданы Национальный мобилизационный комитет за
прекращение войны во Вьетнаме, объединение «Женщины, борющиеся за мир»
и ряд других пацифистских организаций. В 1965 г. оппозиционно настроенные
лидеры духовенства сформировали в Нью Йорке объединение CALCV (Clergy
and Laity Concerned About Vietnam), мобилизовавшее против вьетнамской
войны религиозные общины США, преимущественно католические и
иудаистские. Позже появилась религиозная группа «Обеспокоенные
священники и миряне», также принявшая активное участие в антивоенном
движении [16, p.34]. В январе 1966 г. 16 профессоров Гарвардского
университета выступили с осуждением применения войсками США
химического оружия в Индокитае.
В соответствии с результатами исследований, проводившихся
Мичиганским университетом в 1966 г., 27 % американцев, имевших полное
среднее образование, выступали за выход Америки из войны. В то же время,
41% американцев, имевших начальное образование, отрицательно относились к
интервенции в Индокитае [19, p.203]. В апреле 1967 г. 300 тыс. чел. приняли
участие в антивоенном марше в Нью Йорке [14, p.123]. В октябре того же года
был проведен первый «поход» на Вашингтон – массовая акция протеста против
вьетнамской войны. Десятки тысяч американцев, подлежавших призыву в
армию, под различными предлогами уклонялись от выполнения своих
обязанностей. С октября 1969 г. по март 1970 г. 50 % призывников отказались
прибыть на сборные пункты [14, p.159]. В декабре 1969 г. в США проходила
неделя солидарности с борьбой вьетнамского народа против «американской
агрессии». Внутриполитическая ситуация в США во второй половине 1960–х
гг. становилась все более нестабильной.
Приход к власти администрации Р. Никсона в 1969 г., начало вывода
войск интервентов из Индокитая не привели к урегулированию экономике
США. Военные и политические неудачи Белого дома в Юго–Восточной Азии,
рост антивоенного движения в США, падение престижа Америки на
международной арене и другие факторы сделали дальнейшее продолжение
вьетнамской войны невыгодным для вышеупомянутых группировок. К моменту
прихода к власти администрации Р. Никсона в 1969 г. обозначились явные
признаки падения престижа и влияния института президента.
22 января 1971 г. Р. Никсон в своем послании Конгрессу о
внутриполитическом положении страны подчеркивал: «В прошедшие
тревожные годы на долю Америки выпало испытать кошмар войны и раскола,
роста преступности и инфляции. В еще большей степени нам пришлось
пережить долгую темную ночь кризиса американского духа. Но сейчас эта ночь
близится к концу» [5, c.316].
Неудачи в Индокитае, кризисные явления в экономике, размах
антивоенного движения отразились не только на авторитете президентской
власти, которая, по мнению многих американцев, не справилась с
64
возложенными на нее задачами. Именно в этот период активизировал свою
деятельность Конгресс. Обозначившийся тупик в Индокитае подтолкнул ряд
сенаторов и членов палаты представителей к действиям, направленным на
ограничение прерогатив президентской власти в таких областях, как военные
полномочия,
использование
бюджетных
ассигнований
для
внешнеполитических целей, заключение международных соглашений,
назначение на военные и дипломатические посты.
В 1972 г. в Америке был принят закон Кейса–Заблоцки, в соответствии
с которым госсекретарь от лица администрации обязан предоставить
Конгрессу текст любого международного соглашения, одной из
договаривающихся сторон которого являются США, не позднее чем через 60
дней после того, как оно вступило в силу в отношении Америки [3, c.717].
Летом 1973 г. Конгресс принял поправку председателя сенатского комитета
по иностранным делам У. Фулбрайта, которая гласила: «Невзирая на любое
другое законоположение, 15 августа 1973 г. или после этой даты никакие
фонды, ассигнованные настоящим, ранее или в последующем не могут быть
предназначены или израсходованы для финансирования участия
вооруженных сил Соединенных Штатов в военных действиях на территории
или в воздушном пространстве, или у берегов Северного Вьетнама, Южного
Вьетнама, Лаоса или Камбоджи» [3, c.717].
Эта поправка вошла в совместную бюджетную резолюцию Конгресса
1973 г. и стала законом. В октябре того же года Конгресс принял Билль о праве
объявления войны, в соответствии с которым президент должен был
консультироваться с законодательной властью, прежде чем использовать
вооруженные силы в конфликте. 24 октября Никсон наложил на Билль вето, но
7 ноября Конгресс преодолел президентский запрет. Таким образом, США
фактически продемонстрировали намерение соблюдать Парижские соглашения
даже в случае их нарушения другими договаривающимися сторонами. При
обсуждении Билля об оказании военной помощи Южному Вьетнаму в 1974 г.
финансовом году Белый дом запросил на это 1,6 млрд. долл. Конгресс сократил
эту сумму до 1,126 млрд. долл. [9, c.717].
Противостояние исполнительной и законодательной ветвей власти США
в 1972–1974 гг. разворачивалось в атмосфере «уотергейтского кризиса» –
одного из самых громких скандалов политической жизни США в 70–е годы XX
в. В условиях резкого падения рейтинга президента решение Никсона о
возобновлении американского вмешательства в Индокитае могло иметь самые
негативные последствия.
Сложившаяся ситуация не изменилась после отставки Р. Никсона. В
феврале 1975 г. Южный Вьетнам посетила делегация Конгресса США в целях
ознакомления с политической обстановкой в стране. Президент Дж. Форд
надеялся, что после этого визита его предложения об увеличении финансовой
помощи режимам Нгуен Ван Тхиеу (Южный Вьетнам) и Лон Нола (Камбоджа)
будет удовлетворено. Тем не менее палата представителей и Сенат ответили
отказом. Весной 1975 г. Форд, опираясь на президентский фонд, выделил
65
средства на осуществление операции «Baby Lift» по эвакуации из Южного
Вьетнама в США 2 тыс. вьетнамских детей–сирот [10, p.198]. 10 апреля 1975 г.
в условиях наступательных операций, развернутых коммунистическими силами
в Южном Вьетнаме, Форд запросил Конгресс выделить 722 млн. долл. на
оказание военной и гуманитарной поддержки Сайгону, но, как и в предыдущих
случаях, получил отказ [8, p.156–157].
Значительное сокращение военной и финансово-экономической помощи
проамериканским режимам в Южном Вьетнаме, Лаосе и Камбодже стало
одной из основных причин ослабления указанных режимов и активизации
коммунистических сил в странах Индокитая в первой половине 1975 г. В ходе
военной кампании весной 1975 г. правительственные армии Южного
Вьетнама, Лаоса и Камбоджи потерпели поражения. Во всех указанных
государствах к власти пришли коммунистические правительства, заявившие
враждебные позиции по отношению к Америке и их союзникам. Длительная
война в странах Индокитая серьезно подорвала экономические и
политические позиции Соединенных Штатов в Юго–Восточной Азии, по
меньшей мере, на десятилетие.
Библиографический список
1. Государства НАТО и военные конфликты. – М.: Наука, 1987. – 310 c.
2. Глазунов Н.К. Никитин Н.С. Операция и бой. – М.: Военн. изд–во,
1983. – 320 с.
3. Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946–1975). – М.: Изографус, 2002.
– 814 с.
4. Иванов В.В. Участие Республики Корея во вьетнамской войне 1964–
1973 гг.//Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем
Востоке. – 2011. – № 11.– С.109–115.
5. Иванян Э.А. Белый дом. Президенты и политика. – М.: Политиздат,
1979. – 382 с.
6. Иванян Э.А. История США. – M.: Дрофа, 2006. – 572 с.
7. Фарамзян Р.А. США: милитаризм и экономика. – М., 1970. – 376 с.
8. Ford G.R. A Time to Heal: The Autobiography of Gerald R. Ford. – N.Y.,
1979. – 535 p.
9. Johnson L.B. The Vantage Point, Perspectives of the Presidency, 1963–
1969. – N.Y., 1971. – P.327.
10. Kutler S. Encyclopedia of the Vietnam War. – N.Y.: Simon and Schuster
Macmillan, 1996. – 711 p.
11. Lapp R. E. The Weapons Culture. – N.Y., 1969. – 297 p.
12. MacNamara R. The Essence of Security. – N.Y., 1968. – 357 p.
13. Melman S. Pentagon Capitalism. N.Y., 1971. – 438 p.
14. Neale J.A. People’s History of the Vietnam War. London: The New Press,
2003. – 310 р.
15. Thayer G. The War Business. – N.Y., 1969. – 396 p.
16. U.S. News and World Report. 03.07.1967. – 68 p.
17. U.S. News and World Report. 15.04.1968. – 65 p.
66
18. Willbanks J.H. Vietnam War Almanac. Facts on File, Inc, 2009. – 590 p.
19. Young M. The Vietnam Wars: 1945–1990. – N.Y., 1991. – 314 p.
УДК 316+339.9
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КИТАЯ В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО
ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
В.Н. Коваленко,
ФГБОУ ВПО «Амурский гуманитарно-педагогический государственный
университет», г. Комсомольск–на–Амуре,
И.Б. Коваленко,
Комсомольский–на–Амуре филиал ЗАО «Гражданские самолёты Сухого»
Мировой экономический кризис заставил правительства развитых
рыночных стран изменить содержание социально–экономической политики.
Главная проблема, на которую оказал особенное влияние мировой
экономический кризис, – это падение темпов экономического роста. Для его
стимулирования правительства развитых рыночных стран использовали
различные модели: кредитование потребительского спроса, рефинансирование
займов (давать новые на погашение старых). Реализация этих моделей не дала
ощутимых результатов, и для удержания имеющегося уровня благосостояния в
США и в Европе постоянно включают печатный станок.
Проблема экономического роста по-прежнему остаѐтся актуальной для
всех рыночных стран и сегодня. Продолжается медленное скатывание
экономики вниз: каждый месяц будет хуже предыдущего, но настоящего
тяжѐлого экономического кризиса не будет. Правительства, учѐные–
экономисты, эксперты–аналитики международных финансовых организаций
пришли к выводу, что на данном этапе оздоровления мировой экономики
вполне достаточными являются темпы роста экономики на уровне 1–3% в год.
Мировой экономический кризис, безусловно, ударил и по экономике
Китая. США, страны ЕС, Россия отказывались от закупок: некому было
продавать электронику, автомобили, предметы ежедневного потребительского
спроса, особенно одежду. Объѐмы экспорта на внешний рынок резко упали, что
сказалось отрицательно на формировании государственного бюджета.
Китайцам пришлось резко изменить содержание социально–экономической
политики, переориентировав еѐ с экспортной модели развития на модель,
ориентированную в существенной мере на внутренний рынок. Эта политика
была направлена на сдерживание падения экономики и даже на экономический
рост в условиях экономической нестабильности.
Оказалось, что проблема экономического роста начала беспокоить
правительство Китая в 2010 году. По мнению китайских аналитиков, к этому
периоду экономические ресурсы, обеспечивающие «китайское чудо», во
многом себя исчерпали. Соответственно, для обеспечения высоких темпов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа