close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...города и определите здания, сохранившиеся и сегодня.;pdf

код для вставкиСкачать
Вестник
ПСТГУ
III:
Филология
2013. Вып. 5 (35).
С.
46-58
ЛЕКСЕМЫ СО ЗНАЧЕНИЕМ « Б О Г »
В БОГОСЛУЖЕБНЫЙ: КНИГАХ АРАБОВ-ХРИСТИАН
В . В . ЛЕБЕДЕВ
Объектом исследования в данной статье являются лексемы со значением «Бог» во всех
их словоформах, встречающихся в богослужебных текстах арабов-христиан, целью исследования — уточнение их грамматической идентификации и семантики. В статье затрагиваются также отдельные вопросы функционирования арабского языка как знаковой системы и некоторые особенности арабской языковедческой традиции, имеющие
отношение к объекту исследования.
Какие слова и словоформы со значением «Бог» встречаются в богослужебных
текстах арабов-христиан? Чтобы ответить на этот вопрос, нами было проведено
исследование по книге «Всенощное бдение и Божественная литургия святителя
Иоанна Златоуста», изданной в Иордании с надеждой Иерусалимского патриарха на то, что она «станет единственной книгой, распространяемой в святых
церквях во всех уголках Иорданского Хашимитского королевства»
В исследованном нами арабском тексте встречается три лексемы со значением «Бог». Количество их употреблений составляет около 180.
Этими лексемами являются:
'allahu Бог — около 70 употреблений,
'ilahun бог — около 110 употреблений,
'allahumma Боже! — одно словоупотребление.
Кроме того, в рассматриваемых арабских текстах встречается производное
от слова Ц прилагательное
божественный в разных словоформах (более
10 употреблений), однокорневое ему слово с абстрактным значением ""JAV Божество, однокорневой масдар (имя действия)
божественность и соответствующее ему действительное причастие 2Jlfu божественный — по 1 - 2 употребления каждое. Эти слова и их словоформы выходят за пределы поставленной
исследовательской задачи и здесь не рассматриваются.
1
(Ас-Сала ас-сахариййа... Хидмат ал-Куддас ал-Илахийй ли-л-киддис Йуханна азЗахабийй ал-фам. Амман, 2003. С. 3). Церковно-славянские соответствия фрагментов богослужебных текстов в русской графике приводятся по книге: Всенощное бдение. Литургия.
Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010.
46
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
О словоформах лексемы
'allahu Бог и арабских падежах
Выделенные в текстах непроизводные слова различаются не только своими
частотными характеристиками, но и количеством словоформ, как потенциально возможных, так и реально встретившихся в богослужебных текстах арабовхристиан.
Система словоформ лексемы 'allahu включает в себя три единицы. Это
'allah-u, 'allah-a,'allah-i, которые различаются падежными показателями.
Различия между этими словоформами не затрагивают номинативного
аспекта. Они касаются отношений между лексическими единицами в составе
предложения или словосочетания. Это отношения сугубо грамматические, реляционные, которые рассматриваются в рамках категории падежа. В совокупности эти формы отражают полную парадигму арабского именного слова. Они
характеризуются как именительный (-u), винительный (-a) и родительный (-i)
падеж соответственно и в арабской языковедческой традиции именуются словоизменительными значениями raf, nasb и jarr.
Полное соответствие в двух языковедческих традициях — арабской и европейской — имеет только один компонент. Это jarr и родительный падеж (генитив). И в той, и в другой традиции он охватывает одно из словоизменительных
значений единиц именного класса. Другие из названных здесь категорий традиционной арабской грамматики охватывают как единицы именного класса слов,
так и одну из подгрупп глагольного класса.
Отсюда следует, что понятие nasb соответствует понятию винительный падеж только в той его части, которой охватывается определенное словоизменительное значение единиц именного класса арабских слов. В целом же понятие
nasb отлично от понятия винительный падеж, поскольку им охватывается еще и
аналогичное по средствам выражения словоизменительное значение одной из
двух основных форм глагольного класса. Nasb — это не только субстантивный
падеж, но еще и «падеж» арабского глагола (ср.: имя sakir-a-n благодарящего; глагол yaskur-a благодарить).
Точно так же и понятие raf соответствует понятию именительный падеж
только в той его части, которой охватывается определенное словоизменительное значение единиц именного класса арабских слов. Рассматриваемое понятие отлично от понятия именительный падеж, поскольку им охватывается еще и
аналогичное по средствам выражения словоизменительное значение одной из
двух основных форм глагольного класса. Raf — это не только субстантивный падеж, но еще и «падеж» арабского глагола (ср.: имя sakir-u-n благодарящий; глагол
yaskur-u он-благодарит).
С учетом этих необходимых оговорок можно продолжить использовать привычные термины европейской грамматической науки в анализе реалий арабского языка.
Для решения задач настоящего исследования наиболее важной представляется семиотическая значимость падежных противопоставлений 2 . Трехком2
Она получает подробное освещение в работе: Габучан Г. М. Арабское словоизменение:
Дис. ... д-ра филол. наук. М., 2000.
47
Исследования
понентная система арабского субстантивного падежа 'i'rab 'al-'ism включает в
себя две оппозиции: именительный « не-именительный и винительный « родительный.
Именительный — «прямой» падеж, который информирует о том, что данная
словоформа «самодостаточна»: она выражает определенное смысловое содержание в своих собственных пределах, независимо от контекста3. Противопоставленные ему «косвенные» падежи — винительный и родительный — информируют о том, что данная словоформа не самодостаточна в выражении определенного смыслового содержания и что для его получения нужно выйти за пределы этой
словоформы. При этом «косвенная» словоформа имеет две возможности: либо
присоединиться к другой лексеме, либо присоединить к себе другую лексему.
Винительный падеж, противопоставленный родительному, информирует о
том, что данная словоформа присоединяется mudaf4, добавляется к другому слову
и вместе с ним передает некое смысловое содержание. Присоединяющее слово
является либо глаголом, либо «подобной глаголу» модальной частицей группы
'inna.
Родительный же падеж, противопоставленный винительному, информирует о том, что данная словоформа присоединяет mudaf 'ilay-h5, добавляет к себе
другое слово и вместе с ним передает некое смысловое содержание. При этом
присоединяемая лексема по форме должна быть нейтральна по отношению к
определенности-неопределенности. Это может быть либо предлог, который обладает этим качеством по своей природе, либо именное слово с нулевым артиклем, которое приобретает это качество в силу утраты определенного и неопределенного артиклей. В последнем случае словоформа в генитиве приобретает
статус приименного субстантивного определения, который тем или иным образом может сказываться и на семантике самой лексемы. Это относится, в первую очередь, к лексемам, составляющим объект нашего изучения. Однако это
влияние не достигает того порога, за которым может возникать другая лексема,
поэтому при дальнейшем анализе падежные различия могут игнорироваться.
В то же время выдвинутые здесь обоснования необходимости обращения к контексту сохраняют свою актуальность.
Следует также отметить, имея в виду возможность использования данных
материалов в сравнительном религиоведении, что лексема 'allahu Бог во всех
своих словоформах употребляется и в Писании мусульман (Коране), обладая в
нем самым высоким рангом частотности среди всех номинативных единиц: общее число ее употреблений составляет в нем около 2370.
3
Габучан Г. М. Арабское словоизменение... С. 45.
Таммам Хассан. Ал-Луга ал-'арабиййа: М а ' m х a ва-мабmхa. Касабланка, [б. г.]. С. 207.
Здесь современный египетский лингвист практически вплотную подходит к тому, чтобы выразить знаковую сущность арабских косвенных субстантивных падежей посредством одного
понятия: присоединение 'idafa. В традиционной грамматике оно используется для указания
только на субстантивное генитивное определение. Столь высокий уровень теоретического
обобщения, к сожалению, остается практически незамеченным в современной арабистике.
5
Там же.
4
48
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
О словоформах лексемы
'ilahun бог и арабском артикле
В отличие от 'allahu Бог лексема 'ilahun имеет максимально возможное для
именного слова количество словоформ — 9. Это
три падежные формы с неопределенным артиклем -n:
'ilah-u-n
'ilah-a-n
'ilah-i-n,
три падежные формы с определенным артиклем 'al-:
'al-'ilah-u
'al-'ilah-a
'al-'ilah-i,
три падежные формы с нулевым артиклем (одновременным отсутствием
неопределенного артикля -n и определенного артикля 'al-):
'ilah-u
'ilah-a
'ilah-i.
Различия между тремя рядами этих словоформ, благодаря артиклю, затрагивают и их номинативное измерение.
Арабский артикль6, как известно, несет двойную нагрузку.
Прежде всего он решает задачи синтаксиса, задачи различения словосочетаний разного типа. В силу того, что каждое именное слово в арабском языке
самостоятельно оформляется артиклем, разные комбинации артиклей двух соположенных именных слов используются системой для различения разного типа
словосочетаний: разноименные артикли (определенный + неопределенный)
указывают на предикативные отношения между соседними именными словами; одноименные артикли (неопределенный + неопределенный или определенный + определенный) — на атрибутивные отношения между ними; именное
слово, имеющее нулевой артикль, всегда функционально эквивалентно имени с
определенным или неопределенным артиклем (правила установления этой эквивалентности разработаны в теории проф. Г. М. Габучана7).
Синтаксическая нагрузка для арабского артикля первоочередна и первостепенна. Там, где артикль от нее свободен, он решает иные задачи — номинативные и коммуникативные. Первые связаны с выражением единичности или
обобщенности, вторые — с видом референции, выполнением анафорических
функций в тексте, выделением новой информации в структуре сообщения и др.
Обзор всех 9 словоформ лексемы 'ilahun показывает, что среди них имеются такие, которые по своим лексическим и грамматическим значениям тождественны лексеме 'allahu Бог в ее трех падежных словоформах, — это словоформы
'al-'ilah-u, 'al-'ilah-a, 'al-'ilah-i. Задача их размежевания становится главной проблемой настоящего исследования. При этом нельзя не отметить, что словоформы 'al-'ilahu, 'al-'ilaha, 'al-'ilahi в Коране не встречаются.
Однако прежде, чем перейти к решению главной проблемы, представим еще
одну лексему, употребление которой зафиксировано нами в богослужебных текстах арабов-христиан.
6
7
См.: Габучан Г. М. Теория артикля и проблемы арабского синтаксиса. М., 1972.
Там же. С. 143-168.
49
Исследования
О лексеме
'allahumma Боже!
Эта лексема представлена одной формой, не имеющей аналогов у других именных слов и выполняет функцию вокатива. Ее лексическое значение
передается в арабских толковых словарях через сочетание звательной частицы ya со словоформой 'allahu: ya 'allahu Боже!8 Таким образом, 'allahumma =
ya 'allahu = Боже!
Решение главной проблемы настоящего исследования будет основываться,
таким образом, на рассмотрении лексико-грамматических особенностей контекстов каждого члена синонимической пары 'allahu — 'al-'ilahu Бог и на поисках диагностицирующего контекста для ее доминанты.
Контексты лексемы
'allahu Бог
Эта лексема встречается в следующих микроконтекстах богослужебных книг
арабов-христиан:
1. Предикативное ядро глагольного предложения:
1.1.
t ^ j l f j (букв. Да будет благословен Бог) Благословен Бог. Познавательная ценность этого контекста, скорее всего, не выходит за рамки изучения вопроса лексической сочетаемости лексемы со значением «Бог». В этом плане, в
частности, он может стать основой и для сопоставительного анализа содержания
понятия «Бог» в арабо-христианских и мусульманских текстах.
2. Предикативное ядро именного предложения с инверсией главных членов:
2.1.
jJia (букв. Свят Бог) 9 Святый Боже.
Инверсия здесь — средство экспрессивного синтаксиса. Данный контекст
свидетельствует о том, что лексема, не относящаяся сама по себе к экспрессивной лексике, может синтаксическими средствами быть помещена в поле экспрессивной семантики и стать тем самым объектом выражения субъективного
отношения говорящего к передаваемой информации.
3. Приименное субстантивное определение:
3.1. ^ ^ a j i k j (букв. и страхом Бога) и страхом Божиим;
3.2.
JJ! (букв. Сын Бога) Сын Божий;
3.3.
(букв. Слово Бога) Слово Божие;
3.4. ^it
(букв. Агнец Бога) Агнец Божий.
Здесь уместно напомнить, что масдар с нулевым артиклем всегда обладает в
составе генитивного словосочетания значением определенности (в примере 3.1.:
hawfi = 'al-hawfi), а существительное с нулевым артиклем обладает значением
8
См., например: Ал-Клмус ал-джадид ли-т-туллaб. Тунис; Алжир, 1985. С. 96.
В данном арабском тексте функциональным эквивалентом этой фразы выступает не вокатив, а именное (тематическое) предложение (1) с инверсией (2):
(1) 'allah-u
quddus-u-n
^
(2) quddus-u-n
'allah-u
Бог (имя опр.)
свят (имя неопр.)
Свят (имя неопр.)
Бог (имя опр.)
ТЕМА
РЕМА
РЕМА
ТЕМА
9
50
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
определенности или неопределенности в зависимости от определенности или
неопределенности второго члена такого словосочетания (в примере 3.2.: 'ibnu =
'al-'ibnu и т.п.)10.
Этот контекст так же, как и обозначенный цифрой 1, может быть информативен в плане изучения лексической сочетаемости лексемы 'allahu с целью уточнения объема ее семантики.
4. Предложное сочетание в разных функциях:
4.1. Приименное определение:
^bjj) j Л! qa ^ s j ^ j (букв. со страхом от Бога и верою) со страхом Божиим
и верою;
4.2. Выражение дополнения при пассиве:
Л! QA JJ^JQ^ дW (букв. хранимых от Бога) богохранимых;
4.3. Замещение синтаксической позиции ремы-сказуемого именного (тематического) предложения:
Л ЛКЛ!! (букв. слава для Бога) слава Богу;
4.4. Распространение предикативного ядра предложения:
DA J J Л
JnTU (букв. жертва для Бога дух сокрушенный) жертва
Богу дух сокрушен.
5. Конструкция с определением, выраженным существительным (приложением).
Такое определение согласуется с определяемым, принимая однотипные значения определенности и словоизменения. Лексема 'allahu Бог выступает в этом
контексте только в качестве определяемого. Определением-приложением может
быть как отдельное именное слово, так и генитивное словосочетание, состоящее
из имени с нулевым артиклем и личного местоимения, слитного для родительного падежа:
5.1. T_)JL! Л! (букв. Бог-Господь) Бог и Господь;
5.2. T_IVL Л! (букв. Бога-Отца) Бога и Отца;
5.3. t v ^ V o ^ Ь (букв. о Боге-Спасителе меня) о Бозе Спасе моем;
5.4. U4J Л! (букв. Бог-Бог нас) Бог наш.
Определительные отношения, выраженные приложением, характеризуются
максимально возможной как формальной, так и семантической близостью между определением и определяемым. Только один шаг отделяет аппозитивное словосочетание от предикативного — предложения тождества: это разделительное
местоимение между субъектом и предикатом, имеющими одноименное значение определенности и падежа: CJJL! Л!Бог-Господь (приложение) ^ VJJ! J A Л!
(букв. Бог Он Господь) Бог и есть Господь (предложение тождества).
И определяемое, и определение в конструкции с приложением имеют единый
денотат, имеют один и тот же «объем понятия». При этом сочетание может быть
представлено без ущерба для коммуникации посредством любого из его компо10
См.: Габучан. Теория артикля... С. 143-168.
51
Исследования
нентов: определяемый компонент может быть заменен определяющим, определяющий — определяемым. Именно эта особенность рассматриваемого словосочетания была выделена традиционным арабским языкознанием, положившим
ее в основу названия определяющего компонента этой структуры — заменитель
badal. Определяемый компонент получил название заменяемый mubaddal min-h.
Вся конструкция называется именем ее определяющего компонента.
Специфика аппозитивных отношений более всего проявляет себя на фоне
отношений предикативных и атрибутивных.
В предикативном словосочетании определяемое (тема, субъект) и определение (рема, предикат) соотносятся друг с другом в рамках конкретного времени,
задаваемого данным предложением.
В аппозитивном словосочетании определяемое («заменяемое») и определение («заменитель») отражают вневременную связь между двумя наименованиями одного и того же денотата.
В атрибутивном словосочетании определяемое и определение (атрибут) также отражают вневременную связь между носителем признака и его признаком.
Однако если в атрибутивном словосочетании устанавливается связь между
обозначаемыми, имеющими не только разный «объем понятия», но и разное
«содержание понятия», то в аппозитивном словосочетании и определяемое, и
определение имеют один и тот же референт, и поэтому каждое из них в отдельности может представлять данное словосочетание, например, при повторной
номинации в данном тексте.
Существительные, связанные аппозитивной связью, могут взаимоопределяться, взаимоуточняться, взаимоусиливаться. Все слова-приложения к одной
и той же лексеме в рамках одного и того же текста (или текста одной культуры)
могут быть квалифицированы как члены одного номинативного ряда, доминантой которого является определяемое слово.
В богослужебных книгах арабов-христиан членами такого ряда являются
слова Л! Бог,
Отец, L j } ! Господь,
Спаситель, ^G-JJ / LJGJI Бог наш/
мой и т.п.
В Писании мусульман в одном номинативном ряду со словом Л! Бог выступают только L jll Господь и UGJJ /
Бог наш/мой.
6. Звательная конструкция
Ь.
Она состоит из двух элементов. В рамках традиционной арабской грамматики рассматривается в двух аспектах.
Первый аспект изучения звательной конструкции связан со словоизменительным значением именного слова после звательной частицы. Его падежный
статус рассматривается и определяется в рубрике прямого дополнения. (Традиционная грамматика, как правило, избегает создавать новые рубрики, как бы не
желая без острой необходимости «увеличивать количество сущностей», или базовых ячеек исследуемой системы). Для обоснования этого исследовательского
решения постулируется утверждение, что в основе конструкции ya 'abda 'allahi
О раб Божий лежит глагольное предложение с прямым дополнением 'ad'u 'abda
52
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
'allahi Я зову раба Божия, в котором глагольное слово опускается, замещаясь при
этом (излюбленный прием традиционной лингвистики, которая не оперирует
«исключениями») звательной частицей ya.
Однако винительный падеж после звательной частицы не является безусловным. Условием для его проявления является наличие при нем зависимых от него
слов или обращение к неконкретному лицу (объекту): ya rajulan (букв. О какойнибудь мужчина!) О кто-нибудь!
При отсутствии этих условий именное слово не только утрачивает винительный падеж, но и падежное значение вообще. Оно обретает застывшую, внепадежную форму, выражающуюся тем показателем, который оно имело бы в именительном падеже. В словах, имеющих танвин, переход в «беспадежное», нефлектируемое состояние сопровождается утратой танвина: rajul-u-n ^ ya rajul-u
О мужчина, zayd-u-n ^ ya zayd-u О Зейд. Эта «приобретенная», а не исходная
внепадежность, нефлектируемость рассматривается как семиотический показатель того, что данное именное слово составляет с предыдущей единицей «одно
смысловое целое».
Таким образом, в контексте
tabaraka 'allah-u Благословен Бог
окончание -u является показателем именительного падежа, а в контексте
Ь
ya 'allah-u Боже такое же окончание указывает уже на «внепадежность», нефлектируемость именного слова. Это, в свою очередь, указывает на то, что в последней конструкции две единицы: ya и 'allahu составляют одно целое (по аналогии с
hamsat-a 'asar-a пятнадцать, где каждое из именных составляющих имеет «внепадежный» статус, который выражается утратой танвина и окончанием -a, которое имела бы данная лексема в винительном падеже). Следовательно, форма
именного слова после звательной частицы оказывается вне трех словоформ, выделенных нами ранее. Она противостоит им всем, хотя и не имеет каких-либо
видимых отличий от одной из них11.
Приводя этот материал, мы стремились показать и то, что арабская грамматическая мысль (кстати, очень тесно связанная своей методологией с мусульманской богословской мыслью12) умела расщеплять и дифференцировать то,
что очевидно предстает как единое (окончание -u как показатель именительного
падежа и как знак «внепадежности»), и видеть единство между тем, что очевидно предстает как очень разное (прямое дополнение и звательная конструкция).
Своей методологией она напоминает нам о необходимости за разными внешними формами видеть возможное единое содержание, а за внешне неразличимыми
формами скрытое в этом неразличении разное содержание. Очевидно, что такое
видение было бы невозможным при отсутствии глубокого убеждения в единстве
и системности окружающего мира и составляющих его подсистем.
Вместе с тем мы еще не исчерпали из звательного контекста всю информацию об интересующем нас объекте — лексеме 'allahu Бог.
11
Это явление редко получает адекватное освещение в европейских (в т.ч. русских) грамматиках арабского языка и в учебной литературе.
12
См., например: Ахмад Сулайман Йакут. Зaхират а л - и ^ б фи-н-нахв ал-'арабийй. Алжир, 1983.
53
Исследования
Второй аспект рассмотрения соответствующей конструкции в арабской
грамматической традиции связан со звательной частицей.
В арабском языке семь звательных частиц. Они в том числе причастны и к
выражению пространственных отношений. Так, эти частицы различают две степени удаленности лица (или объекта) от говорящего: близкую и дальнюю. Отдельной частицей выделяется ситуация оплакивания 'an-nudba. К наиболее часто
употребляемым частицам со значением «близкое» относится частица 'ay, а со
значением «дальнее» (включающее и спящего, и рассеянного) — частица ya.
Особые требования арабская языковая система предъявляет к звательной
частице, предшествующей именному слову, которое начинается с определенного артикля 'al-. Они заключаются в следующем:
1) это должна быть частица 'ay;
2) она употребляется совместно с морфемой ha вот, способной как к самостоятельному, так и к слитному функционированию, в частности с указательными морфемами со значением «близкое»: ha + da = hada вот это. Звательная
частица в этом случае имеет вид 'ayyuha.
Итак, перед словом с определенным артиклем звательной частицей должна
быть 'ayyuha.
О чем же тогда свидетельствует контекст ya 'allahu относительно рассматриваемой нами лексемы 'allahu? Однозначно о том, что слово 'allahu не начинается
с артикля 'al-, который является носителем значения определенности. Арабская
языковая система не рассматривает начальные сегменты Ji 'al- лексемы
'allahu
как определенный артикль J| 'al- 13.
Однако слово 'allahu Бог имеет грамматическое значение определенности.
Это подтверждают и все рассмотренные выше контексты.
Каково же лингвистическое решение этой коллизии формы и содержания
('al- в начале слова есть, а определенного артикля 'al- нет; определенного артикля нет, а значение определенности есть)? О чем свидетельствует своими фактами сама языковая система?
Ответ системы однозначен, и он содержится именно в той ее части, где функционирует звательная конструкция. Этот ответ фиксирует в своем знаменитом
толковом словаре арабского языка «ал-Камус ал-Мухит» арабский филолог Фирузабади (1329-1414) в словарной статье
предварительно сообщив, что относительно идентификации слова Л! 'allahu имеется до 20 различных точек зрения.
Он отмечает, что Л! 'allahu — это «имя собственное, непроизводное»14.
Попутно заметим, что в Коране контекст ya 'allahu не встречается.
13
В грамматиках и учебниках по арабскому языку, в том числе написанных нами, встречается и противоположное утверждение. См., например: Лебедев В. В. Учись читать Коран
по-арабски. М., 2002. С. 47.
14
ал-Фирузабади. Aл-Кaмус ал-Мухит. Бейрут, [б. г.]. С. 1603.
54
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
Контексты лексемы Я11 'ilahun бог
1. Падежные словоформы с неопределенным артиклем
Лексема
'ilahun полностью, во всех своих словоформах ('ilah-u-n,
'ilah-a-n, 'ilah-i-n) относится к именам нарицательным.
Все контексты, в которых представлены ее словоформы со значением неопределенности, имеют общий знаменатель. Они функционируют в рематических сегментах высказывания. Они связаны с передачей новой информации.
Они как бы сосредоточены на передаче только своего понятийного содержания
(сигнификата) и «держат в уме» только свойства своих денотатов, только «идеальное». Они полностью лишены индивидных признаков объекта. Для них типична характеризующая функция. Наиболее благоприятной для них является
позиция предиката.
Словоформы со значением неопределенности используются в арабском
языке и для передачи значения единичности, которое может получить свое подтверждение и усиление посредством следующего за ним числительного wahid
один.
Вот практически полный список этих контекстов:
1.1. L^aAli JJSII ^
3JI <ji Lua (букв. и тем, что-Он Бог, который Онвосстал из гроба вставанием) Яко Бог бо воскресе от гроба;
1.2.
К^' ^ ^
(букв. верю в Бога одного, Отца, держателя
всего) Верую во Единаго Бога Отца Вседержителя;
1.3. 3*411
(ja. <1] Бога истинна от Бога истинна.
2. Падежные словоформы с определенным артиклем
Все контексты, в которых представлены словоформы этой лексемы со значением определенности ('al-'ilah-u, 'al-'ilah-a, 'al-'ilah-i), в плане решаемых нами
задач представляют интерес прежде всего с точки зрения лексической сочетаемости и тех синтаксических позиций, в которых они функционируют.
Как и лексема Л! 'allahu, лексема
'al-'ilahu функционирует в аппозитивном словосочетании. Однако если первая выступает в качестве главного, определяемого члена такого словосочетания, то вторая — в качестве его определяющего
члена:
2.1.
^алИ
(букв. О Христос Бог) Христе Боже.
Словоформы 'al-'ilah-u, 'al-'ilah-a, 'al-'ilah-i, являясь определяющим членом аппозитивных словосочетаний, в то же время нередко выступают в качестве
определяемого компонента в атрибутивных словосочетаниях:
2.2. jjiJI
jJlLall ЫуI (ilSV (букв. потому что-Ты Бог Благий и Любящий людей) Яко благ и человеколюбец Бог еси.
2.3. t_iLajj V
4JVI tliji
(букв. потому что-Ты Ты Бог, который не
описывается-Он) Яко Ты Бог неописуем.
2.4. ^jLaUl AW!
У
(букв. чтобы мы-призывать тебя Отцом, о
Бог Небесный) призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца.
55
Исследования
Словоформы с определенным артиклем могут одновременно определяться
и атрибутивно, и аппозитивно:
2.5. ^LLuLoll
(букв. милости Бога Великого Спасителя-нас Иисуса Христа) милости великаго Бога и Спаса нашего Иисуса
Христа.
В плане лексической сочетаемости словоформ с определенным артиклем
интерес представляют те конструкции, где генитивная словоформа 'al-'ilah-i выступает в качестве субстантивного определения к имени с нулевым артиклем:
2.6. <lyt S-^lj UliLa (букв. Госпожу-нас родительницу Бога) Владычицу нашу
Богородицу.
А также в качестве субъекта или объекта глагольного предложения:
2.7. Atyl p t f j
Laj (букв. тем, что-Ты родила-Ты Бога) яко Бога рождшая.
2.8.
воплотися.
у •<•»•*' l^de (^И (букв. которая, из - Нее воплотился Бог) из неяже Бог
Рассмотренные контексты показывают, что падежные словоформы с определенным артиклем могут функционировать в качестве субъекта глаголов с семантикой «воплощения» и в качестве объекта глаголов и их дериватов с семантикой «рождения».
3. Падежные словоформы с нулевым артиклем
Все падежные словоформы рассматриваемой лексемы с нулевым артиклем
'ilah-u, 'ilah-a, 'ilah-i имеют при себе определения, выраженные либо субстантивом, либо личным местоимением, слитным для родительного падежа.
Из личных местоимений полнее всего представлено 1-е лицо:
3.1. ^
Ь (букв. О Бог-меня) Боже мой.
В качестве субстантивных определений выступают слова со значением «спасение», «силы», «все», а также «отцы» в сочетании с личным местоимением:
3.2. (^^j-a^L* Я11 j Ь (букв. О Господь Бог спасения-меня) Господи Боже
спасения моего.
Словоформа с нулевым артиклем вместе со своими определениями может
быть компонентом других словосочетаний: предикативных, генитивных, с сочинительной и аппозитивной связью:
3.3.
t i l j b j (букв. Да будет благословен Бог Бог-нас) Благословен Бог
наш.
Здесь, прежде всего, обращает на себя внимание, что в конструкциях с приложением словоформы рассматриваемой лексемы с нулевым артиклем реализуют свою уникальную по отношению к другим однокорневым наименованиям
Бога способность принимать сему притяжательности (посессивности).
Сема посессивности в арабском языке оформляется местоименными клитиками. С местоименными клитиками, как известно, употребляются, в первую
56
В. В. Лебедев. Лексемы со значением «Бог» в богослужебных книгах арабов-христиан
очередь, имена релятивной семантики15. Из двух рассматриваемых нами однокорневых лексем: 'allahu и 'ilahun этому требованию удовлетворяет только вторая лексема. Она — имя нарицательное, а первая — имя собственное.
Система арабского языка позволяет именам собственным утратить способность выделения именуемого ими объекта, его индивидуализации и идентификации и получить релятивную составляющую своей семантики. Другими словами, переход имени собственного в имя нарицательное (апеллятивация) в арабском языке возможен. Он осуществляется посредством добавления танвина или
с использованием синтаксиса16.
Однако имя собственное 'allahu Бог не имеет возможности воспользоваться
этим механизмом. Как будто арабская языковая система «оберегает» свой наивысший теоним от разного рода преобразований, связанных с получением дополнительной информационной нагрузки. В то же время она проявляет свое
«попечение», «предоставляя в его распоряжение» другую однокорневую лексему
с таким же семантическим потенциалом —'al-'ilahu, которая «берет на себя» выражение всего того, что может быть связано с резким изменением внешней формы и высокого статуса лексемы Л! 'allahu.
Таким образом, лексема 'ilahun во всех ее словоформах в отношении к лексеме 'allahu как бы «восполняет» выражение тех значений, которые становятся для нее по разным причинам «неудобными» (ср., например: walidatu 'al-'ilahi
Богородица).
В данном исследовании мы стремились показать, что 'allahu Бог во всех трех
словоформах и 'ilahun бог во всех девяти словоформах относятся друг к другу как
две разные лексемы. Различаясь друг от друга количеством словоформ, по категории имя собственное — имя нарицательное, наличием — отсутствием релятивного компонента семантики, способностью — неспособностью принимать притяжательные местоименные клитики, способностью занимать в аппозитивном
словосочетании преимущественно позицию определяемого или определения,
сочетаемостью со звательной частицей ya или 'ayyuha, сочетаемостью или ее отсутствием со словами с семантикой «родиться», эти лексемы тесно взаимодействуют друг с другом в процессе религиозной коммуникации арабов-христиан.
15
См.: Журинская М. А. Посессивность / / Лингвистический энциклопедический словарь.
М., 1990. С. 389. В этом смысле показателен пример 3.3. Это — интродуктивный возглас, его
задача — назвать Бога и передать отношение к нему посредством местоимения. Первую задачу в арабском тексте решает лексема Л ! 'allahu Бог. Вторая задача решается присоединением
местоименной клитики к лексеме с релятивной семантикой 4JVI 'al-'ilahu Бог: U^! 'ilahu-na
Бог наш. В соответствующем церковно-славянском тексте посессивность выражается автономным притяжательным местоимением наш. Автономное притяжательное местоимение не
выдвигает аналогичных ограничений на семантическую сочетаемость с другими лексемами,
поэтому указанные коммуникативные задачи решаются здесь двумя, а не тремя лексическими
единицами: Благословен Бог наш.
16
Ср., например: 'al-kuwayt-u Кувейт (имя собственное, опр. артикль, им. п.) ^ kuwaytu-n (имя нариц., неопр. артикль, им. п.) ^ kuwayt-u-na наш Кувейт (имя нариц.., нулевой артикль, им. п.).
57
Исследования
Ключевые слова: Бог, арабы-христиане, система знаков, лексема, словоформа, контекст.
LEXEMES WITH A MEANING OF « G O D »
I N PRAYER BOOKS O F T H E C H R I S T I A N ARABS
V. V. LEBEDEV
The lexemes allahu, 'ilahun, 'allahumma in all word forms encountering in the
service texts of the Christian Arabs is a test subject in the given article, the objective of the
study is a clarification of their grammatical identification and semantics. Certain aspects
relating to a functioning of the Arabic language as a sign system, certain peculiarities
of the Arabic linguistic tradition and certain aspects of the Arabic cases, the Arabic
article, appositive word combination and possessiveness relating to the test subject are
considered in the article as well.
Keywords: God, Christian Arabs, sign systems, lexeme, word-form, context.
Список литературы
1. Ахмад Сулайман Йакут. Зяхират а л - и ^ б фи-н-нахв ал-'арабийй. Алжир, 1983.
2. Всенощное бдение. Литургия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010.
3. Габучан Г. М. Теория артикля и проблемы арабского синтаксиса. М., 1972.
4. Габучан Г. М. Арабское словоизменение: Дис... д-ра филол. наук. М., 2000.
5. Журинская М. А. Посессивность / / Лингвистический энциклопедический словарь. М.,
1990. С. 389.
6. ал-Клмус ал-джадид ли-т-туллaб. Тунис; Алжир, 1985.
7. Лебедев В. В. Учись читать Коран по-арабски. М., 2002.
8. а с - С а ^ ас-сахариййа... Хидмат ал-Кудадс ал-Илaхийй ли-л-киддис Й у х а н т азЗахабийй ал-фам. Амман, 2003.
9. Таммам Хассан. Ал-Луга ал-'арабиййа: Ма'нaхa ва-мабнaхa. Касабланка, [б. г.].
10. ал-Фйрузабадй. А л - ^ м у с ал-Мухит. Бейрут, 1993.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа