close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки РФ
Владивостокский государственный университет
экономики и сервиса
ИНСТИТУТ ПРАВА
Материалы международной
научно-практическая конференция
«Правовая политика российского государства в XXI
веке: состояние, проблемы
и направления развития»
(г. Владивосток)
29 – 30 ноября 2014 г.
Владивосток, 2014
1
Ответственные редакторы:
Верещагина А.В. – кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой публичного
права Института права ВГУЭС (Россия)
Коротина О.А. - кандидат философских наук, доцент, заведующая кафедрой философии и
юридической психологии Института права ВГУЭС (Россия)
Кравченко А.Г. - кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой частного права
Института права ВГУЭС (Россия)
Якимова З.В. - кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой управления
персоналом и трудового права Института права ВГУЭС (Россия)
Мамычев А.Ю. – доктор политических наук, кандидат юридических наук, заведующий
кафедрой теории и истории российского и зарубежного права Института права ВГУЭС
(Россия)
2
Оргкомитет международной конференции
Ализода З. – кандидат юридических наук, Уполномоченный по правам человека в
Республике Таджикистан (Республика Таджикистан)
Балашенко С.А. – доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой
экологического и аграрного права, декан юридического факультета Белорусского
государственного университета (Республика Беларусь)
Босяцки А. – доктор права, профессор Варшавского государственного университета
(Польша)
Верещагина А.В. – кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой публичного
права Института права ВГУЭС (Россия)
Коротина О.А. - кандидат философских наук, доцент, заведующая кафедрой философии и
юридической психологии Института права ВГУЭС (Россия)
Кравченко А.Г. - кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой частного права
Института права ВГУЭС (Россия)
Кузьменко М.Д. - кандидат экономических наук, доцент, заведующая кафедрой
государственного и муниципального управления и права Института права ВГУЭС (Россия)
Любашиц В.Я. - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и
истории государства и права ЮФУ (Россия)
Малько А.В. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ,
директор Саратовского филиала Института государства и права РАН (Россия)
Мамычев А.Ю. – доктор политических наук, кандидат юридических наук, заведующий
кафедрой теории и истории российского и зарубежного права Института права ВГУЭС
(Россия)
Махмудов М.А. – доктор юридических наук, профессор, Председатель Конституционного
суда Республики Таджикистан, академик АН РТ (Республика Таджикистан)
Мордовцев А.Ю. - доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории
российского и зарубежного права Института права ВГУЭС (Россия)
Левченков А.И. – кандидат юридических наук, проректор по науке Луганского
государственного университета внутренних дел имени Э.А. Дидоренко (Украина)
Литвинова С.Ф. – кандидат юридических наук, доцент, директор Института права ВГУЭС
(Россия)
Овчинников А.И. - доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории
российского и зарубежного права Института права ВГУЭС (Россия)
Понеделков А.В. – доктор политических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ,
заведующий кафедрой политологии и этнополитики Южно-Российский институт – филиал
РАНХ и ГС при Президенте РФ (Россия)
Терентьева Т.В. – доктор экономических наук, профессор, первый проректор ВГУЭС
(Россия)
Федоренко В.Л. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Украины, член
Конституционной Ассамблеи (Украина)
Хошимов Д.Д. – кандидат юридических наук, руководитель аппарата Конституционного суда
Республики Таджикистан (Республика Таджикистан)
Якимова З.В. - кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой управления
персоналом и трудового права Института права ВГУЭС (Россия)
3
ОГЛАВЛЕНИЕ
Секция №2. Гражданское право; предпринимательское право; семейное право;
международное частное право; международное право
Муртазакулов Д.С., Пурге А.Р. Правовое регулирование установления происхождения детей
при применении методов ВРТ в Российской Федерации и в Республике таджикистан
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УСТАНОВЛЕНИЯ
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ МЕТОДОВ ВРТ В
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН
Муртазакулов Джамшед Сайдалиевич, профессор кафедры
гражданского права, юридического факультета ТНУ, доктор юридических
наук, Пурге Анна Роландовна, ст.преподаватель кафедры ЧП Института
права ВГУЭС
Происхождение детей от конкретных родителей, удостоверенное в
законном порядке, является
отношений
между
основанием для
родителями
и
детьми.
возникновения
При
этом
под
правовых
термином
«происхождение детей» имеется в виду их кровное происхождение от
определенных мужчины и женщины.
Семейный кодекс РФ внес существенные изменения в правовое
регулирование
установления
и
удостоверения
происхождения
детей:
существенно расширены основания установления отцовства в судебном порядке,
существенно изменились основания оспаривания отцовства1. Так, только после
принятия Семейного кодекса РФ в 1995 году для признания отцовства стало
достаточным любых доказательств, с достоверностью подтверждающих
происхождение ребенка от ответчика. Наиболее достоверным из них является
1
Семейный кодекс РФ: федеральный закон от 29 декабря 1995 года №223-ФЗ (в ред. от 04.11.2014г. №333-ФЗ)
[Электронный ресурс] / СПС «Гарант»
4
медико-генетическая экспертиза, которая, как отмечалось на заседании
Государственной Думы во время обсуждения проекта Семейного кодекса РФ,
есть основа для установления отцовства.2
Семейный кодекс Республики Таджикистан, в отличие от российского
законодательства,
закрепляет
следующие
основания
для
установления
отцовства в судебном порядке: совместное проживание и ведение хозяйства
с матерью ребенка или совместное воспитание либо содержание ими
ребенка,
или
происхождение
другие доказательства,
достоверно
ребенка от конкретного лица,
подтверждающие
доказательства, достоверно
подтверждающие признание ответчиком отцовства. Следует отметить, что
аналогичные основания содержались в КоБСе РСФСР и по сравнению с
современным российским законодательством не были расширены.
Отдельного внимания требует установление происхождения детей при
применении методов искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона
суррогатной матери. Закрепление порядка установления происхождения
ребенка, который родился в результате применения методов ВРТ является
новеллой Семейного кодекса РФ.
В Семейном кодексе РТ ранее содержалась норма о государственной
регистрации рождения ребенка при применении методов ВРТ, однако в 2006
году эта норма была исключена из Семейного кодекса РТ3. Норма о
государственной регистрации рождения ребенка при применении методов ВРТ
содержится в настоящее время в законе РТ «О государственной регистрации
актов гражданского состояния» в которой говорится, что лица, состоящие в
браке и давшие согласие на применение методов ВРТ записываются
родителями рожденного ребенка4.
В большинстве случаев применение методов ВРТ правоотношения между
Государственная Дума. Стенограмма заседаний. Бюллетень №104. 17 мая 1995. Издание Государственной
Думы. С.35.
3
Семейный кодекс Республики Таджикистан от 13 ноября 1998 года (в ред. от 19.03.2013г. №952)
[Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.adlia.tj/
4
О государственной регистрации актов гражданского состояния: закон Республики Таджикистан от 29 апредя
2006 года №188 (в ред. от 28.06.2011г. №733) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.adlia.tj/
5
2
родителями и детьми устанавливаются на основе принципа признания. Причем
признание ребенка происходит еще до его рождения, и даже зачатия, в момент
дачи согласия на применение того или иного метода ВРТ. В случае применения
ВРТ, не связанных с имплантацией эмбриона суррогатной матери, спорных
вопросов правового характера при определении отца и матери ребенка не
возникает ни в Российской Федерации, ни в Республике Таджикистан:
закономерно, что лица, состоящие в браке и давшие свое согласие на
применение таких технологий, в случае рождения ребенка записываются его
родителями в книге записи рождений.
Более спорным является установление родителей при рождении ребенка в
результате имплантации эмбриона суррогатной матери.
Прежде всего, хотелось бы отметить, что до недавнего времени ни в
Семейный кодекс РФ, ни в каких-либо иных нормативных актах даже не
упоминалось о тех правах и обязанностях, которые возникают у мужа
суррогатной матери, если она состоит в браке. При оформлении договора в
медицинском учреждении о выполнении услуг по вынашиванию ребенка,
согласия ее мужа никто, как правило, не спрашивал, хотя он мог и возражать
против того, чтобы его жена выступала в роли суррогатной матери. В то же
время на мужа не только ложится определенная моральная нагрузка в период
беременности жены, но и материальная ответственность за новорожденного в
том случае, если женщина решит воспользоваться своим законным правом
оставить ребенка. Более того, если суррогатная мать воспользовалась правом
оставить ребенка себе, то ее муж автоматически в соответствии с принципом
презумпции отцовства записывался бы его отцом со всеми вытекающими
отсюда последствиями и, в первую очередь, обязанностью содержать этого
ребенка. Нарушение прав мужчины было налицо.
В настоящее время согласно Федеральному закону от 21 ноября 2011 года
№323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»
женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном
законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью
6
только с письменного согласия супруга5. Это представляется верным.
Законодательством
Республики
Таджикистан
никак
не
регулируются
отношения, связанные с рождением ребенка суррогатной матерью.
В Российской Федерации рождение ребенка с помощью суррогатной
матери вызывает множество споров, так как возможность возникновения
родительских прав у супругов, ожидающих ребенка, поставлена в зависимость
от воли суррогатной матери.
Кроме того, закон РФ не содержит указания на негативные последствия в
случае,
если
в
течение
установленного
срока
ребенок
вообще
не
зарегистрирован, т. е. ни суррогатная мать, ни нареченные родители не могут
быть привлечены к ответственности за просрочку месячного срока для
государственной регистрации ребенка, впрочем эта же проблема имеет место и
при обычном рождении ребенка. В связи с чем, представляется необходимым
законодательно
решить
вопрос
об
установлении
административной
ответственности за несвоевременную государственную регистрацию рождения
ребенка
и
внести
соответствующую статью в главу 5
Кодекса об
административных правонарушениях РФ в следующей редакции «Нарушение
сроков государственной регистрации рождения ребенка» и предусмотреть
санкцию в виде штрафа от двух до пяти тысяч рублей.
Законодательством Республики Таджикистан предусмотрена обязанность
государственной регистрации рождения ребенка в течение трех месяцев с
момента рождения, также отдельно регулируется порядок государственной
регистрации ребенка, рожденного в экспедиции или в отдаленной местности,
где нет регистрирующего органа, в этом случае государственная регистрация
рождения должна быть произведена не позднее одного месяца с момента
возвращения в местность, в которой есть регистрирующий орган. Интересна
норма
законодательства
РТ
о
государственной
регистрации
ребенка,
достигшего возраста одного года, такая регистрация возможна только
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 21 ноября 2011 года
№323-ФЗ (в ред. от 01.12.2014г. №419) [Электронный ресурс] / СПС «Гарант»
7
5
городскими или районными отделами органа загс и при наличии доказательств,
что ранее регистрация не производилась. Законодательством РТ предусмотрена
также возможность государственной регистрации рождения лица, достигшего
совершеннолетия, которая может быть произведена только по заявлению
самого
лица,
в
отношении
которого
производится
государственная
регистрация. Однако норм, регулирующих государственную регистрацию
рождения ребенка, рожденного суррогатной матерью, законодательство РТ не
содержит.
Проблема соотношения прав суррогатной матери и лиц, ожидающих
передачи ребенка, давно вызывает интерес специалистов. Предлагаются
различные варианты решения проблемы. Так, Г.И. Литвинова предлагала
считать матерью женщину, которая родила ребенка6. Такая позиция была
подвергнута критике М.Н. Малеиной, т.к. при этом не учитывается степень
участия самих супругов в процессе суррогатного материнства и наличие
генетической связи между ребенком и супругами7.
В сложившейся ситуации коллизии интересов потенциальных родителей
(одного из них) и суррогатной матери, по мнению И.В. Авхадеева, следует
руководствоваться не «принципом признания», а «принципом происхождения»,
тем более что в лице потенциальных родителей (одного из них), как правило,
сочетаются оба этих принципа. Кроме того, как таковой генетической связи
между суррогатной матерью и ребенком не существует, а сопутствующие
«убытки» морально-этического и биологического характера, которые несет в
этой
связи
суррогатная
мать,
вполне
призвано
компенсировать
предусмотренное договором вознаграждение8.
Предметом отдельного обсуждения является смерть суррогатной матери.
Необходимо предусмотреть для таких случаев право потенциальных родителей
(одного из них) быть записанными в качестве родителей ребенка при
6
Литвинова Г.И. Правовые аспекты искусственного оплодотворения // Советское государство и право. 1981.
№ 9. С.119.
7
Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. М.: Бек, 1995. С. 98-99.
8
Авхадеев И.В. Некоторые вопросы правового регулирования института суррогатного материнства // Право и
образование. 2007. № 9. С.151-158.
8
отсутствии письменного согласия суррогатной матери.
В случае же смерти потенциальных родителей (одного из них) при
применении суррогатного материнства или смерти супруги, суррогатная мать
записывается в качестве матери ребенка. При этом, как верно отметила В.В.
Самойлова, ее «отказ от ребенка» не должен повлечь негативных последствий,
связанных с лишением родительских прав и т.п., поскольку женщина не
является генетической матерью, рожает ребенка не для себя и, как правило, не
готова воспитывать ребенка в такой ситуации по различным основаниям
(отсутствие семьи, согласия ее супруга, материальных средств и т.п.).
Обращает внимание то обстоятельство, что российское законодательство
не регулирует ситуацию, когда ребенок становится невостребованным ни
суррогатной матерью, ни потенциальными родителями (одним из них).
Бывают ситуации, когда лица, давшие согласие в письменной форме на
вынашивание ребенка, уже в процессе беременности суррогатной матери либо
после рождения ребенка отказываются и отзывают свое заявление, и
суррогатная мать также не желает записывать себя в качестве матери ребенка.
При этом супружеская пара становится менее обремененной стороной, так как
на нее не ложится груз ответственности за вынашивание и рождение ребенка.
Семейный кодекс РФ не содержит обязательства потенциальных родителей
(одного из них) «записать» ребенка на себя.
Таким образом, можно заключить, что в настоящее время назрела
настоятельная необходимость корректировки норм, регулирующих вопросы
установления отцовства и материнства при применении ВРТ и в Российской
Федерации и в Республике Таджикистан.
Соответствующие изменения в законодательстве будут не только
способствовать правильному разрешению споров об установлении отцовства
(материнства), но и в наибольшей степени будут отвечать интересам ребенка.
Список использованных источников
9
1
Авхадеев
И.В.
Некоторые
вопросы
правового
регулирования
института суррогатного материнства. / И.В. Авхадеев // Право и образование. 2007. - № 9. - С.151-158.
2
Государственная Дума. Стенограмма заседаний. // Бюллетень №104. -
17 мая 1995. - Издание Государственной Думы. - С.35.
3
Литвинова Г.И. Правовые аспекты искусственного оплодотворения. /
Г.И. Литвинова // Советское государство и право. - 1981. - № 9. - С.119.
4
Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. / М.Н.
Малеина - М.: Бек, 1995. - С. 98-99.
5
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации:
федеральный закон от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ (в ред. от 01.12.2014г.
№419) [Электронный ресурс] / СПС «Гарант»
6
О государственной регистрации актов гражданского состояния: закон
Республики Таджикистан от 29 апредя 2006 года №188 (в ред. от 28.06.2011г.
№733) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.adlia.tj/
7
Семейный кодекс РФ: федеральный закон от 29 декабря 1995 года
№223-ФЗ (в ред. от 04.11.2014г. №333-ФЗ) [Электронный ресурс] / СПС
«Гарант»
8
ред.
от
Семейный кодекс Республики Таджикистан от 13 ноября 1998 года (в
19.03.2013г.
№952)
[Электронный
http://www.adlia.tj/
10
ресурс]
Режим
доступа:
11
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа