close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Схема слова съел класс;pdf

код для вставкиСкачать
В.Ш. Сабиров
г.Новосибирск
БОГАТСТВО ФИЛОСОФИИ И НИЩЕТА ФИЛОСОФОВ
Аннотация: В статье рассматриваются некоторые стереотипы философского мышления,
убивающие живую мысль и делающие философское знание бессмысленным и убогим в
современных условиях.
Ключевые слова: тесты, стереотипы философского мышления, персонологический и
партийный принципы, метафизика, философия как форма культуры, диалектический и
системный методы.
V.Sh. Sabirov
Flowering of philosophy and poverty of philosophers
Abstract : The are few stereotypes of philosophical thinking considered in this article. The
philosophical knowledge without creative thinking is dead and unmeaning thing for somebody.
Kew words: tests, stereotypes of philosophical thinking, part and personology principles,
methaphisics, philosophy as form of culture, dialectical and systematic methods.
Нельзя научить философии, но можно
научиться мыслить философски.
И. Кант
Каждые 5 лет вузы проходят аккредитацию. Согласно регламенту аккредитации, по
многим дисциплинам студенты проходят тестирование в режиме он-лайн Надо честно
признаться, что очень часто результаты такого рода тестирования оказываются не на самом
высоком уровне. Это касается практически всех дисциплин. По нашим сведениям, в
большинстве вузов, даже весьма престижных, результаты оказывались не лучше, чем в
провинциальных. Закономерно возникает вопрос о причинах такого рода неудач. Можно
предположить, что имеется комплекс причин, обусловливающих неутешительные результаты
тестирования. Не будем заострять на них внимания. Поскольку в данной статье речь идет о
философии, позволим себе дать небольшие комментарии относительно некоторых типичных
вопросов, предлагаемых создателями интернет-тестов нашим студентам.
Итак:
Предметом философии является:
1. Всеобщее в системе «мир – человек»
2. Доводы разума, исходящие из интуиции
3. Физическая реальность
4. Положения Священного Писания
Авторы теста склонны полагать 1-й ответ правильным. Согласитесь, что «всеобщее в системе
«мир – человек» мало что говорит уму и сердцу современного студента, обучающемуся к
тому же не на философском факультете, а в технических или гуманитарных вузах.
К философским идеям и принципам можно отнести:
1. Идеал материального благополучия
2. Идеалы гуманизма, свободы, справедливости
3. Продолжения рода
4. Идею мирового господства
По замыслу авторов теста здесь правильным является 2-й ответ. Сразу же напрашивается
встречный вопрос: почему все остальные ответы не могут быть отнесены к философским
идеям и принципам. Разве утилитаризм и прагматизм не провозглашают идеал
материального благополучия? Неужели идея мирового господства не встречается у ряда
философов прошлого и настоящего? Наконец, уже сейчас человечество сталкивается с
ситуацией, когда многие обыватели в развитых странах отказываются заводить детей. Так что
не за горами время, когда философы вынуждены будут обосновывать необходимость
продолжения рода, чтобы человечество не выродилось окончательно.
К представителям материализма относятся:
1. Платон
2. Декарт
3. Маркс
4. Августин
5. Лао-цзы
6. Демокрит
Для чего, спрашивается, студентам технических вузов, а не философских факультетов,
нужно это знать? Чем такого рода знания могут их обогатить интеллектуально и духовно?
Духовная сущность человека выражается в:
1. В витальных влечениях
2. В подавлении биологических инстинктов
3. В действиях, основанных на идеалах
4. Исключительно в религиозной вере
По мнению тестологов, правильным является 3-й ответ. Однако зададимся вопросом: идеал
материально благополучной жизни существует? Безусловно, существует! Неужели он
свидетельствует о духовной сущности человека?!
Религия видит смысл жизни:
1. За пределами самой жизни
2. В индивидуальном существовании
3. В существовании человеческого рода
4. В сознании ее бессмысленности
Правильным тестологи считают 1-й ответ. Однако если рассуждать предметно и конкретно,
то сам вопрос и ответы, как «правильные», так и «неправильные» о религии дают весьма
поверхностные и искаженные представления. Ни одна религия, за исключением буддизма, не
отрицают ни самой земной жизни, ни ее смысла. Христианство персоналистично и,
следовательно, смысл индивидуального существования для него не безразличен. Если иметь
в виду языческие верования, то они зиждутся как раз на вере в истину рода, или народа.
Перед человеком возникает вопрос о смысле жизни, так как человек:
1. Смертен
2. Имеет свободное время
3. Верит в Бога
4. Счастлив
На примере этого вопроса можно легко убедиться в том, что тесты такого рода способны
вульгаризировать самые важные проблемы, возникающие перед человеком.
Факторами, влияющими на определение смысла жизни современного человека являются:
1. Теория Дарвина
2. Интернет и ТВ
3. Общественная система ценностей и государственная идеология
4. Правильное питание и диета
В постановке проблемы авторы совершают грубую ошибку, полагая, что смысл жизни – это
нечто, чему научаются извне, что обретение смысла жизни зависит от воспитания, т.е. от
воздействия общества и людей на человека. В действительности смысл жизни является
экзистенциальной проблемой, периодически возникающей практически перед каждым
человеком. Однако она чаще всего встает перед ним не как теоретический вопрос, а как
глубокое экзистенциальное страдание, которое В. Франкл очень удачно назвал
экзистенциальным вакуумом. Этот вакуум преодолевается самим человеком, в результате его
мучительных духовно-нравственных исканий.
Что можно сказать о приведенных выше тестовых заданиях по философии?
Во-первых, не может не вызывать удивление тот факт, что большинство вопросов
сформулированы в парадигме философии, преподававшейся в СССР (не будем называть ее
марксистской, поскольку она весьма далека от аутентичного Маркса);
Во-вторых, эти вопросы носят чаще всего формальный характер, относясь к
социологизированной версии философского знания.
В-третьих, есть вопросы, сформулированные некорректно.
В-четвертых, откровенно ошибочные ответы подаются как правильные.
В-пятых, такого рода тесты по философии, по сути дела, убивают живую философскую
мысль, создают представление о философии как скучном, оторванном от реальной жизни
механическом наборе знаний, неприменимых никем и нигде.
Для сравнения давайте теперь посмотрим, какие вопросы в действительности интересуют
современных отечественных студентов отнюдь не престижного столичного вуза1:
Почему миром правят деньги?
Почему происходит разложение российской культуры?
Как самореализоваться?
Проблема российской самобытности, сохранит ли её Россия?
Что ждет Россию в будущем времени, ее место в мире, изменится ли ее положение?
Смогу ли я добиться всего чего хочу и к чему стремлюсь.
Как сделать так, что бы общество, человечество стало работать сообща.
Какой смысл жизни человечества, на фоне огромной вселенной, где мы только песчинка, что
нас нет, что мы есть, какая разница?
Что есть «добро», а что «зло».
Наступит ли в мире гармония?
Когда исчезнет социальное неравенство?
Что останется после меня?
Какими ценностями руководствуется современное общество?
По какому пути развития пойдет современная Россия?
Какое место занимаю я в обществе и смогу ли я повлиять на мир?
К чему приведет упадок умственного развития людей?
К чему стремится Россия в настоящее время?
Для чего мы живем в стране, которая включает в себя политику коммунизма? Что будет со
мной в будущем, если уничтожить мой умственный потенциал?
Почему люди ненавидят друг-друга?
Почему так торопимся жить?
Где в этой неразберихе мое место?»
Как прекратить «вечное соревнование» между странами за чье-то превосходство?
Как помочь русскому народу в социальных проблемах?
Как развиваться в условиях современного мира?
Выживет ли Россия с такой нравственностью русских людей?
Что такое человек, откуда он?
Какое будущее ждет нашу планету?
Как выжить в жестоком, однообразном современном мире? Как сделать его лучше?
Справедливость в современной России.
Чему посветить свою жизнь? Призвание, самореализация, как вырастить жизнеспособное
поколение?
Что способен сотворить человек с миром?
Есть ли у России будущее? Когда Россия найдет национальную идею?
Чего я хочу добиться?
Зачем нам космос сейчас?
Что ждет Россию через года такого правления?
Как понять, что пришел конец? И что меня ждет там?
Почему люди не гуманны по отношению друг к другу?
Что будет с Россией и народом?
Что будет ждать моих детей?
Что сделать, чтобы мир был добрее, справедливее?
Найти «себя», а не копировать Америку.
Как воспитать правильно своих детей, чтобы изменить этот мир?
Современный мир – это то, к чему стремились и достигли, или же мир с каждым
десятилетием деградирует?
Перестает ли русский народ быть русским?
В чем смысл жизни?
Истина. Насколько точно это определение понимается в современном мире?
Существует ли грань Российского альтруизма?
Самосовершенствование. Насколько это реально? Есть ли шанс измениться в лучшую
сторону?
Когда наступит мир во всем мире?
Когда Россия встанет с «колен»?
Существует ли жизнь после смерти?
Возможно ли создать такое общество на земле, в котором бы все люди были благосклонны
друг к другу и что для этого необходимо?
Как стоит улучшить политику России и уменьшить количество коррупции, взяточниства и
материализма в ней?
В чем смысл жизни и для чего действительно стоит жить?
Зачем происходят войны?
Почему правительство не волнуется о жизни людей своей страны?
Для чего я живу?
Куда стремится мир, к тотальной систематизированности или к хаосу?
Путь развития России, что наиболее близко русскому человеку и какой путь наиболее
верный?
Путь самоопределения.
Причины возникновения терроризма
Почему мы гонимся за западом?
Понять себя, есть ли у меня душа?
Будет конец света или нет? И в чем причина?
Измениться ли отношения между взрослыми и детьми? Между разными национальностями,
проживающих в России?
Как научиться не обманывать самого себя?
Современный мир, знает ли он сам чего хочет? К чему стремиться? Какими способами?
Поймет ли Россия что она сама по себе уникальна и не нужно все «слизывать» с Европы?
Что важнее: огромное количество денег, чтобы не отказывать себе или отношения, любовь,
семья? Духовные ценности или материальные? Все ли возможно купить?
Ждет ли человечество прозрение?
В чем спасение России?
Что в конце пути, по которому меня ведет судьба?
Согласитесь, что между тем, какие философские и жизненные вопросы волнуют студентов, и
вопросами, которые предлагают им профессиональные преподаватели философии,
существует колоссальная разница. Этот трагический разрыв между студенческой молодежью
и представителями «древнейшей профессии» свидетельствует о том, насколько последние
оторвались от реальной жизни. Люди, которые должны глубоко и оригинально мыслить,
превратились в начетчиков и трансляторов бессмысленных представлений и понятий.
Нищета философов в данном случае предстает как скудоумие мысли. Современная
философская общественность в значительном своем большинстве увлеклась по сути дела
нанофилософией, выражающейся в фантастической мелочности идей, которыми оперируют
люди с дипломами об окончании философских факультетов, с учеными степенями
кандидатов и докторов философских наук. По существу, преподаватели философии отвечают
на вопросы, которые им студенты не задавали! Одной из основных причин этого положения
является странная до болезненности приверженность многих наших коллег по цеху
представлениям и идеям, имевшим хождение в советскую эпоху и приобретшим характер
стереотипов, мешающих им творчески мыслить и заражать молодежь новыми животворными
идеями.
***
Многие современные философы, в особенности, старшего поколения до сих пор полагают,
что марксизм есть высшая форма философского знания, а диамат и истмат – перл создания и
венец творенья, и не представляют себе действительности вне известных клише: «бытие
определяет сознание», «соответствие производственных отношений характеру и уровню
развития производительных сил», «базис определяет надстройку» и т.п. При этом есть среди
них и «продвинутые», которые на старости лет крестились в православном храме и их
«марксистская парадигма» чудесным образом переплелась с якобы христианскими
ценностями и представлениями. Известный всем политик, руководитель партии, ничтоже
сумняшеся заявляет, например, что моральный кодекс строителя коммунизма и заповеди
Христа (за которые выдается, как правило, декалог Моисея) ничем не отличаются друг от
друга. Другой философский старец сделал открытие: воскресение Христа – это есть
превращение одного вида материи в другой!!! Печально, что многие представители среднего
поколения и даже молодые преподаватели философии остаются во власти подобных идей и
представлений, по-прежнему мыслят (если бы это было мышление!) в категориях диамата и
истмата.
Хотелось бы рассмотреть несколько наиболее типичных стереотипов прежнего советского и
очень убогого типа знания, встречающихся в современных учебниках по философии, в
статьях и монографиях и даже кандидатских и докторских диссертациях.
В среде философов устоялось в принципе правильное утверждение о том, что философия –
это мировоззрение. Однако вслед за этим утверждением чаще всего всплывает пресловутый
партийный принцип в философии, делящий философов на материалистов и идеалистов,
который в свою очередь упирается в одиозный основной вопрос философии, с одной
стороны, разделяющий мыслителей на два больших лагеря, а, с другой стороны,
смешивающий и обезличивающий философов и их воззрения на мир. С нашей точки зрения,
более продуктивным и справедливым по отношению к изучаемым философам был бы не
партийный принцип, а персоналистический. Если философия есть мировоззрение, то оно
является ничем иным как воззрением на мир конкретного мыслителя. Тогда по иному
предстанет и основной вопрос философии. Поставленный в общей (партийной) форме, он
теряет свою эвристическую и герменевтическую значимость, во многих случаях носит
совершенно искусственный и надуманных характер. Поставленный же персоналистически,
применительно к каждому конкретному философу, он открывает широкие возможности для
нетривиальной интерпретации его творческого наследия, способствует пробуждению
собственной оригинальной мысли у тех, кто читает философские сочинения.
Многие наши коллеги все еще полагают, что идеализм – это плохо, потому что он ненаучен, а
материализм – это хорошо, так как, якобы, он согласуется с достижениями науки. И мало кто
способен из них постичь простую, но непреложную истину, что, по сути дела, материализм –
это тоже идеализм, поскольку в нем берется одна сторона действительности, которая
отвлекается от нее и гипостазируется, т.е. часть выдается за целое. Они до сих пор не поняли,
что одна разновидность любимого ими материализма, восторжествовавшая в нашей стране и
ставшая руководством к социальным преобразованиям в ней, нанесла такой колоссальный
вред нашему народу, культуре, государственности, которые не причинили ни одна
идеалистическая философия в частности и все они в совокупности. Нигде и никогда они не
ввергали в катастрофу такого масштаба, как это произошло в СССР, где социальная утопия
(читай – идеализм диалектического и исторического материализма!) претворилась в жуткую
антиутопию, уничтожившую по сути дела фундаментальные основы жизни.
***
Значительная часть преподавателей философии и интеллигенции, закончившая советские
вузы, представляют философию как науку о наиболее общих законах развития материального
мира и познания, превращая ее таким образом в разновидность схоластического знания.
Между тем вот уже второе столетие не стихает дискуссия относительно того, к какому роду
культурных явлений отнести философию. Этот спор по существу сконцентрировался вокруг
вопроса о том, является ли философия наукой или она суть нечто, качественно отличное от
научного познания мира? Острота этого вопроса такова, что равносильна вопросу жизни и
смерти для самой философии. Судите сами. Если признать философию наукой, то она
утратит свое культурное своеобразие и станет в один ряд с позитивным научным знанием.
Если, с другой стороны, противопоставлять философию и науку, то мы рискуем представить
первую как нечто, лишенное логической строгости и обоснованности, достоверности и
общезначимости. Таким образом, в первом случае философия перестает быть сама собой, а
во втором – как бы теряет свою значительность, что также равнозначно вынесению ей
смертного приговора. Для того, чтобы достойно выйти из этой пикантной ситуации и дать
достоверное обоснование статуса философии, необходимо хотя бы мельком взглянуть на то, в
каких модификациях она существовала.
Как показывает история культуры, философия многовариантна по своей форме и
содержанию. Даже в европейской культуре она принимала самые разнообразные формы. Это
не удивительно, ибо философия, как любовь к мудрости, подобно мифическому Протею,
может принимать обличья тех форм культуры и знания, в которых она видит источник
жизненной мудрости. Так, например, философия Платона пронизана мифами и сама похожа
на миф, где царствует величественный персонаж – Сократ, олицетворяющий мудрость в
чистом виде. Римские стоики усилиями Сенеки и Марка Аврелия превратили философию в
разновидность моральной проповеди. Средневековая философия, в свою очередь,
конституировалась как служанка богословия, а в Новое время эталоном философского знания
стала наука. Сейчас мы знаем, что философия существует и в виде строгой научной теории
(учения И. Канта, Г.В.Ф. Гегеля, Э. Гуссерля и др.), и в ткани художественного повествования
(романы Ф.М. Достоевского, Т. Манна, Г. Гессе). Она может иметь форму
систематизированного знания и предстать в виде эссе, мозаики афоризмов и житейских
наблюдений (так писали свои произведения Ф. Ницше, В.В. Розанов). Однако не только
форма, но и содержание философии варьируется в зависимости от исторической эпохи и
культурной среды, ее порождающей. Оно может детерминироваться социальным заказом,
злобой дня, вызовом времени, кризисом глобального порядка… Однако какую бы форму ни
принимала философия, как бы не изменялось ее содержание, она всегда хранила в себе некий
инвариант социокультурных задач, которые и выполняла с разной степенью успеха в жизни
общества и человека.
Мир дан нам как совокупность самых разнородных явлений, и главная задача философии, ее
специфическая функция заключается в том, чтобы представить его как нечто целостное,
единое, имеющее один источник и основание. По словам В.В. Зеньковского (1881 – 1962),
«философия есть там, где есть искание единства духовной жизни на путях ее
рационализации»2. Аrhe, без которого древние греки не мыслили философского знания, в
подавляющем большинстве учений трактуется как нечто нематериальное, сверхчувственное,
т.е. духовное. Это духовное начало не только скрепляет весь мир, но делает его живым,
динамичным, способным к развитию. В разных культурах сформировалось свое
представление о таком объединяющем начале. В индийской культуре, насчитывающей
несколько тысячелетий, такой первоосновой всего сущего признается дхарма, в не менее
древней – китайской – дао, в христианской культуре, недавно отметившей свое
двухтысячелетие, – Логос («В начале было Слово, и Слово Было у Бога, и Слово было Бог»
(Ин. 1; 1)). Разные исторические эпохи и конкретные мыслители вносят свои коррективы в
представления о первооснове сущего. В Новое время в Европе она трактовалась как
субстанция, в ХХ столетии многие мыслители открыли для себя экзистенцию. Гегель
боготворил абсолютную идею, А. Шопенгауэр в основе всего усмотрел мировую волю,
Вл. Соловьев создал философию всеединства, Н. Бердяев полагал первичной предвечную
свободу и т.д. Однако интегрирующая роль философии относится не только к миру в целом.
Философия является важным фактором единства как общечеловеческой культуры, так и той
культуры, в лоне которой создаются конкретные философские учения, хотя бывали в истории
случаи противоположного свойства, но они все же составляют исключения из общего
правила. Философ является неотъемлемой частью своего народа. Поэтому его творчество
неотделимо от судьбы данного народа. У Гегеля есть такое высказывание: «Когда философия
начинает рисовать своей серой краской по серому, тогда некая форма жизни стала старой, но
серым по серому ее омолодить нельзя, можно только понять; сова Минервы (символ
мудрости в греческой мифологии. – В.С.) начинает свой полет лишь с наступлением
сумерек»3. Великий немецкий мыслитель этим хочет сказать, что философия возникает на
той стадии развития общества, народа или цивилизации, когда они не только достигли пика
своей зрелости, но и обнаружили серьезные проблемы, вступили в состояние глубокого
кризиса, требующего перехода на более высокую ступень социально-исторического бытия.
Философия возникает тогда, когда стихийные естественные формы жизни, в которой
пребывали общество, народ или цивилизация, перестают быть конструктивными, тормозят
развитие, а то и вообще ставят со всей остротой вопрос об их существовании. К примеру,
философские учения Платона и Аристотеля – непревзойденные вершины древнегреческой
мысли – были созданы в период глубокого кризиса античной полисной системы и афинской
демократии. Великая немецкая классическая философия родилась в стране, которая
прозябала на задворках Европы, не имея крепкого централизованного государства. Точно так
же русская философия в лице Вл. Соловьева и его последователей появилась на свет только
после того, как Россия прошла более чем тысячелетний путь своей истории, накопив
огромный воз нерешенных проблем, в конечном счете ввергнувших ее в пропасть
Октябрьской революции. Философия, таким образом, предстает как способ духовной
(теоретической) рефлексии над основами жизни общества, данного народа или конкретной
цивилизации. Она вырабатывает свои представления о причинах кризиса (духовного,
культурного, социального), путях и целях дальнейшего развития. Одновременно философия
является способом выражения национального сознания и образа жизни. По словам Гегеля, «у
данного народа появляется определенная философия, и эта определенность, эта точка зрения
мысли, есть та же самая определенность, которая пронизывает все другие стороны народного
духа; она находится с ними в теснейшей связи и составляет их основу. Определенный образ
философии одновременен, следовательно, с определенным образом народов, среди которых
она выступает, с их государственным устройством и формой правления, с их
нравственностью, с их общественной жизнью, с их сноровками, привычками и удобствами
жизни, с их попытками и работами в области искусства и науки, с их религиями, с их
военными судьбами и внешними отношениями… Она есть высший цвет, она есть понятие
всего образа духа, сознание и духовная сущность всего состояния народа, дух времени как
мыслящий себя дух. Многообразное целое отражается в ней, как в простом фокусе, как в
своем знающем себя понятии»4. Действительно, можно сказать, что философия
рационализирует, делая всеобщим достоянием, определенный принцип жизни, который в
действительности объединяет людей, превращая их в один народ или нацию, разные формы
культуры (искусство, мораль, право, фольклор и т.п.) – в одну культурную традицию,
многообразие религиозного опыта – в один тип духовности. Например, интерес британской
философии в основном сводился к проблематике теории познания и этики, а истина и добро
трактовалась англоязычными мыслителями сугубо функционально. Истинно то знание,
которое приносит пользу; добро также ассоциируется с полезностью. Таким образом,
утилитаризм и практицизм британской философии, отражающие коренную особенность
менталитета островного народа, и послужили тем рациональным принципом, который
объединил данный народ и его культуру в единое целое. Иное дело – германская философия,
имевшая тенденцию придавать знанию абсолютный характер и заключавшая его в
грандиозные теоретические системы, которые стали выражением и воплощением немецкой
тяги к порядку. Итак, философия одновременно является способом национального
самовыражения и способом национального самосознания, рефлексии над основами жизни и
культуры данного народа. Каждый народ имеет свою более или менее оригинальную
философию, свое представление о мудрости и путях к ней. Другое дело – достигает ли она
высот мирового уровня, т.е. становится ли достоянием всего человечества.
Наших студентов, как показывает наш опрос, волнуют вопросы, связанные с их жизнью в
России. Почему же мы не обращаемся в полной мере к творчеству русских мыслителей,
создавших оригинальную философскую традицию, глубоко и творчески осмысливших
проблемы не только России, но и мира в целом, и приобретающую ныне все большую
популярность за рубежом5?!
Интегрирующая роль философии в культуре тесно связана с ее аналогичным значением в
жизни человека. Будучи мировоззрением, она соединяет всю совокупность знаний и
ценностей, которыми живет человек, в единое целое. Имея мировоззрение, сознательное
представление о мире в целом и о себе, как части этого целого, человек является носителем
определенных убеждений. Чем более выражены в нем убеждения, тем более яркой и
значительной личностью предстает он перед другими людьми. Личность созидается истиной,
добром и красотой, в ней заключенных. Чем более слаженны между собой эти понятия, тем
более целостной и гармоничной является личность, тем ближе она к мудрости. В какой-то
степени каждый человек – философ, в разной степени приближенный или удаленный от
Софии. Философские учения, созданные профессиональными мыслителями, должны давать
людям необходимый материал для строительства своей личности, для постижения Истины,
Добра и Красоты.
Возвращаясь к спору о том, является ли философия наукой, мы можем подвести некоторые
предварительные итоги, дающие повод для окончательных выводов на этот счет. Между
философией и наукой есть некоторые формальные сходства, в особенности, если мы возьмем
в качестве примера философские учения Нового времени и ряд течений философской мысли
ХIХ–ХХ веков, которые действительно имеют наукообразную форму. Однако, если
рассматривать их с точки зрения их роли в жизни общества и человека, то между ними
обнаруживаются существенные различия. Ни одна наука, какой бы универсальной она ни
была, как бы ни был широк предмет ее исследования, как бы глубоко она ни проникала в
бездну мироздания, как бы ни велика была ее роль в развитии техники, производства, быта и
цивилизации, не выполняет роли интегратора знаний, культурных ценностей и не имеет
такого значения в жизни и творческом созидании человеческой личности. Таким образом,
можно заключить, что философия есть особая форма культуры, существующая наряду с
религией, моралью, правом, искусством и наукой и выполняющая специфические для нее
социокультурные функции. Тем не менее, сопоставление философии и науки необходимо и
имеет позитивный смысл, ибо обе они представлены в виде знания. Следовательно, чтобы
углубить наши представления о философии, нужно понять, чем философское знание
отличается от научного.
***
Как это ни удивительно, но до сих пор в тестах по философии понятие метафизики
употребляется в энгельсовском смысле: как разновидность знания и метода познания,
игнорирующего факт развития. Такое понимание в настоящее время утратило свое значение,
и оно сбивает с толку студентов, отвечающих на тестовые задания.
Систематизатор трудов Аристотеля Андроник Родосский, живший в первом веке до Р.Х.
назвал «Метафизикой» одну из работ великого античного мыслителя и ученого, потому что
она в картотеке располагалась сразу после трудов по физике («метафизика» в буквальном
переводе означает «после физики»). Сам же Аристотель называл эту часть своих сочинений
первой философией, поскольку она была посвящена самым фундаментальным проблемам
бытия мира и бога, т.е. метафизика фактически совпадала у него с онтологией и теологией.
Однако впоследствии вплоть до настоящего времени понятие метафизики стало трактоваться
расширительно и приобрело более глубокий содержательный смысл, поскольку с его
помощью стали дифференцировать философские знания от позитивных знаний науки. Таким
образом, под физическим знанием (физикой) стали понимать научное знание, имеющее
эмпирическое происхождение. Физическое знание в широком смысле этого слова имеет
отношение к миру, данному исследователю непосредственно (через его органы чувств) или
опосредствованно – через приборы. Метафизика же обращена к сверхчувственному миру.
Она исследует вопросы, ответы на которые нельзя получить опытным путем. Они требуют
умозрения и духовного созерцания. Объектом физического знания, т.е. науки, является
неживая природа, растительный и животный мир, социальные явления и история. Предметом
метафизики являются вопрошания, относящиеся к сфере Arhe. Типично метафизическими
вопросами являются вопросы о первопричине всего сущего, о целях и смысле человеческой
жизни, истории, бытия в целом. Один и тот же объект может быть предметом как
физического, так и метафизического познания. Так, например, жизнь, как физическая
реальность, может исследоваться различными естественными науками, и она же может стать
объектом метафизики, когда ставится вопрос о смысле человеческой жизни. Традиционно
метафизическими проблемами признавались также вопросы бытия Бога и бессмертия. Так
вот, философия есть там, где есть постановка метафизических проблем, решение которых
требует умозрения и напряжения всех духовных способностей человека.
Еще раз подчеркнем, что под физическим знанием в широком смысле понимается знание,
которое может быть проверено опытным путем. Метафизика же имеет дело с вопросами и
проблемами, которые не могут в принципе быть сведены к эмпирической достоверности.
Итак, философия есть там, где есть постановка метафизических проблем, решение которых
требует умозрение и напряжение всех духовных способностей человека. По словам
известных отечественных философов, «метафизика есть, по существу, фундаментальное
основание философии в целом, философии в ее чистом виде…»6. Философское знание по
большей части есть умозрительное знание, в котором субъективно-оценочный момент
выражен неизмеримо сильнее, чем в научном знании. Дискуссии о смысле человеческой
жизни поэтому никогда не прекратятся, в то время как жизнь со строго биологической точки
зрения явно не вызывает прений такого эмоционального накала.
Однако здесь возникает один принципиальный вопрос: если философия предполагает в
своем существе метафизику, то чем она отличается от религии, которая также говорит о Боге
и бессмертии? Религия основана на вере, а вера, по словам апостола Павла, «есть
осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11; 1). В религиозной вере,
действительно, есть метафизический компонент, ибо она зиждется на уверенности в
существовании некоего сверхчувственного, запредельного нашему миру бытия. Вера есть
сосредоточенность человеческого духа на душеспасительной истине, которая
трансрациональна и зачастую существует вопреки доводам и очевидности
непосредственного опыта. Философия же по преимуществу есть разновидность логически
обоснованного знания, она строится на аргументации и доказательствах. К этому следует
добавить, что религия являет собой сложный социальный феномен, ибо наряду с
вероучением она вмещает в себя культ и церковную организацию религиозной жизни.
Философия же есть продукт свободного творчества мыслителей и воплощается только в
знание. Если философия принимается на веру и становится теоретической основой какоголибо общественно-политического движения, то она перестает быть сама собой и
вырождается в идеологию. Такого рода метаморфозы случались в истории культуры.
Достаточно здесь вспомнить марксизм и учение Ницше.
В то же время вопрос о соотношении философии и религии имеет еще один принципиально
важный аспект. Если философия не существует без метафизики, то закономерно возникает
вопрос о том, из какого источника она будет черпать свою проблематику и решения: из
духовной традиции, основанной на религиозном откровении, из спекулятивных рассуждений
философов, плода их личного умозрения, из мистических переживаний и визионерского
опыта людей? В зависимости от того, из какого источника философия будет брать
метафизические идеи, зависит не только судьба того или иного философского учения,
значение и роль философии в жизни общества, но и жизнеспособность самого социума,
культивирующего тот или иной тип философского знания и те или иные философские
учения.
***
Анализ авторефератов диссертаций по социально-гуманитарным наукам показывает,
что в большинстве из них содержится стереотипный набор методов, подходов и методологий,
на которые опираются в своих исследованиях соискатели ученых степеней. Как правило,
большинство диссертантов указывают в своих работах, что они использовали при
исследовании той или иной проблемы диалектический метод или системный подход.
Однако очень часто упомянутые методы применяются бездумно, некритически, без
творческих моментов.
Диалектический метод как систематизированное знание универсального характера
представил Гегель. Диалектика Гегеля — это философская теория и философская
методология, разработанная в контексте его философской системы, т.е. развернутого
мировоззрения, принадлежащего именно великому немецкому философу. Диалектику Гегеля
нельзя отрывать от его философской системы и онтологизировать её, как это происходило в
советское время. Если представлять диалектику Гегеля как совокупность онтологических
законов, то отпадает всякая потребность творческого исследования социальных или
гуманитарных проблем. Последние просто подводятся под заданную схему, в результате
получались однотипные решения. Если учесть, что диалектика Гегеля подавалась в якобы
марксистской трактовке, то вполне естественно происходила еще и вульгаризация этого
метода. Разумеется, так понимаемый диалектический метод не может дать позитивных
научных результатов.
Все это говорится для того, чтобы не онтологизировать диалектику того или иного
философа. Не существует одной, единственно верной и применимой во всех условиях
диалектики. Существует множество диалектик. С советских времен в сознании
обществоведов утвердилась мысль о том, что существует три закона диалектики (закон
единства и борьбы противоположностей, закон перехода количества в качество, закон
отрицания отрицания), строго по которым в этом мире все и развивается. Казалось бы, если
ученый будет неуклонно опираться на эти законы, то он обязательно добьется успеха в своей
области исследований. Однако, на деле, оказалось не так, потому что упомянутые законы
являются слишком общими и абстрактными, в силу этого малопродуктивными в конкретных
случаях. Диалектика свелась к сумме примеров. Стала безжизненным и ритуальным
понятием.
Продуктивным будет такой подход, если мы будем исходить из того, что существует
множество диалектических методов, которые соотносятся с вполне конкретными именами
философов. Была своя диалектика у Сократа, Платона, Николая Кузанского, Маркса, В.С.
Соловьева, Б.П. Вышеславцева, А.Ф. Лосева и т.д. Каждый исследователь социальногуманитарных проблем на основе изучения разных вариантов диалектики должен решить для
себя, какой из них более подходит в его случае, или же, творчески преобразовав их, создаст
свою версию диалектического метода и применит его в своем исследовании.
Примерно такая же ситуация сложилась с системным методом или подходом.
Система — это целостная совокупность элементов. Куча песка не есть система.
Подчеркнем, что система — это некая целостность, где каждый элемент занимает свое
присущее ему место. Всякая система включает в себя определенную структуру —
закономерную связь элементов. Следовательно, изучая некий объект как систему,
исследователь должен выделить в ней структуру, поскольку именно от нее зависит характер
существования и развития данного объекта. Кроме того, ни одна система не существует
изолированно: она является частью (элементом) еще большей системы, поэтому нужно знать
эти связи и учитывать структурные характеристики изучаемой системы и в их соотношении
со структурой большей системы.
Системный метод эффективно работает применительно к относительно статичным
объектам. Другое дело — общество и человек, в своей основе динамичные и часто
непредсказуемые феномены, в особенности, в критических стадиях своего развития.
Нельзя придавать системному подходу в социальных и гуманитарных науках
гипертрофированное значение, превращать его в некую панацею, способную разрешить все
научные проблемы в этой области.
О. Павел Флоренский говорил в свое время: «Система есть результат события мысли,
а не ее предпосылка. Лучшее суеверие, чем системоверие»7. Еще более категоричным был
М. Мамардашвили: «Где система, там смерть»8. Современный отечественный психолог В.П.
Зинченко утверждает, что системный подход означает концептуализацию живого, которое
ему сопротивляется. В гуманитарном знании нельзя обойтись без идей, смыслов, образов и
метафор, которые выходят за пределы системного подхода9. Действительно, например, очень
трудно дать адекватную «картину» личности, опираясь на один системный подход. Личность
не поддается абсолютной рационализации, в ней остается некий иррациональный остаток и
тайна. Выдающийся русский богослов В.Н. Лосский писал: «Человеческая личность не
может быть выражена понятиями. Она ускользает от всякого рационального определения и
даже не поддается описанию, так как все свойства, которыми мы пытались бы ее
охарактеризовать, можно найти и у других индивидов. «Личное» может восприниматься в
жизни только непосредственной интуицией или же передаваться каким-нибудь
произведением искусства. Когда мы говорим: «Это – Моцарт», или «это – Рембрандт», то
каждый раз оказываемся в той «сфере личного», которой нигде не найти эквивалента»10.
Можно было бы продолжить обзор стереотипов, сквозь призму которых многие
современные философы воспринимают мир, не понимая его, озлобляясь на власть и на тех из
своих коллег, которые мыслят по другому, ностальгируя по ушедшей советской эпохе, впадая
в пессимизм перед реалиями современной очень непростой, эмпирически тяжелой,
социально опасной, но в то же время очень интересной жизни, которая нуждается в новом
качестве философской рефлексии.
Если будет нарождаться новая философская мысль, отвечающая на вопросы, поставленные
самой жизнью, тогда изменится и положение философа в обществе. Его будут уважать и
чтить, а не презирать за скудоумие его мыслительного аппарата и жалкость социального
положения.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа