close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Доклад
Президента Международного общественного Фонда единства православных
народов (МОФЕПН) профессора В.А. Алексеева на XXI ежегодной Международной
конференции МОФЕПН
на тему: «Достоинство, свобода и права человека: христианское измерение»
Любляна, Словения,
9 февраля 2015 года
Ваши Высокопреосвященства!
Ваши Превосходительства!
Дамы и господа!
Досточтимые отцы, братья и сестры, дорогие друзья!
Современный мир находится в транзитном состоянии перехода из одного состояния
в другое, будущее значение которого доподлинно нам неизвестно, поэтому оно видится
как пугающая неопределенность. На этом пути катастрофичным является потеря
надежных ориентиров, к коим относятся традиционные ценности и смыслы. В этой
тревожной и становящейся все более ненадежной, а то и агрессивно-враждебной
реальности все чаще звучат голоса, повторяющие Редьярда Киплинга, что следует
вернуться «от богов Торжищ к богам Азбучных истин». Все новые и новые диагносты,
вслед за Арнольдом Тойнби, утверждают, что современное больное общество ведет войну
против самого себя. В этом контексте не представляется безосновательной концепция
Френсиса Фукуямы «о конце», или «закате» истории в случае отказа от сложившихся
традиционных ценностей и смыслов.
ХХ век, как и предшествующее ему XIX столетие новой эры человеческой истории,
было временем секулярной культуры, сформированной на Западе в поисках новых
ценностей и смыслов на основе отказа от христианской традиции. Это вызвало упадок
нравственных и духовных начал в обществе и породило огромные потрясения в мире,
приведшие к глобальным войнам, радикальным революциям и, в конечном итоге, к
массовым людским потерям, колоссальным жертвам. XXI век начинается не менее
драматически, секуляристские процессы еще остаются доминирующим трендом на
Западе, однако новейший период истории отмечен ростом фундаментализма,
поворотом немалой части населения планеты не только к религиозному
возрождению, но и к архаике, догматизму, возвратом целых народов к религии отцов
и дедов. И этот процесс, характерный прежде всего для народов исламской традиции,
выглядит как очень жесткий ответ вестернизации и бездуховной западной культуре,
насаждаемой по всему миру, это ответ западному обществу, отказавшемуся в угоду
либерализму от высоких религиозных ценностей и смыслов.
«Wall Street Journal», оценивая события вокруг трагедии во Франции с журналом
«Шарли», сделал довольно широкое, но весьма точное обобщение, говоря, что это один из
элементов идеологического вызова ислама западной цивилизации и ее постулатам.
Достоинство и высокое предназначение человека в его духовном измерении нельзя
не только обеспечить в реальной жизни, но и даже дискутировать на эту тему невозможно
вне наличия системы традиционных ценностей и смыслов. Поэтому подлинное
2
достоинство личности и обеспечивающие это достоинство права и свободы человека не
только не могут существовать одно без другого, но они вместе составляют матрицу
европейской цивилизации, родившейся, как известно, в лоне христианства.
Нынешний Папа Римский Франциск I является критиком современной европейскоамериканской, то есть западной культуры или образа жизни человека. Он полагает, что
западное общество смертельно больно в результате отказа от христианских
фундаментальных ценностей. Старушка Европа, сказал понтифик, выступая в конце
ноября 2014 года в Европарламенте, в Брюсселе, потеряла ценности, а потому
стремительно утрачивает жизненную силу. То же самое он повторил в те же дни и в
другой политической столице Европы – Страсбурге, выступая перед членами ПАСЕ.
Но эта губительная ситуация характерна не только для Европы, она трагична для
всего человечества. Западный мир во главе с США потерял историческую
инициативу и в другом ключевом регионе планеты – на Ближнем Востоке. В
результате насильственного изгнания отсюда традиционно проживающих христиан
здесь стремительно изменился этнорелигиозный состав населения, что резко
разбалансировало всю международную ситуацию в этом сверхчувствительном регионе
мира. Это произошло по причине близорукой и смертельно опасной для человечества
политики Америки, Великобритании, Франции, Германии, поддерживающих агрессивнотеррористические фундаменталистско-исламские силы, о чем недавно заявил Патриарх
Сиро-Католической Церкви Игнатий Юсер III. Президент Египта Абдель Сиси на днях с
тревогой отметил, что необходимо очистить ислам от экстремизма, чтобы эта религия и
ее последователи не находились в противостоянии всему немусульманскому миру.
Вместе с тем, экстремистские настроения в исламе питаются и подогреваются
действиями радикальных сил из других этнокультурных и религиозных лагерей. Как
известно, взрыв исламского экстремизма произошел в результате «интифады Аль-Аксы»
14 лет назад, когда израильский политический деятель Ариэль Шарон вместе с лидерами
партии «Ликуд» демонстративно, несмотря на протесты мусульман-арабов, поднялся на
Храмовую гору в Иерусалиме к святыне ислама мечети «Аль-Акса», чем вызвал волнения
по всему мусульманскому миру, сознательно спровоцировав всю международную
ситуацию и тем самым привел к резкому обострению цивилизационного кризиса. И,
несмотря на сегодняшнюю очень напряженную обстановку, в мире продолжается
провоцирование исламских радикалов в целях углубления межцивилизационного
конфликта.
Не так давно в этом сверхчувствительном центре трех мировых религий – в
Иерусалиме – радикальный раввин Йехуда Глик, назначенный директором «Института
храма», вместе со своими последователями объявил, что они начинают работы по
подготовке сноса мечети «Аль-Аксы» и постройки на ее месте Третьего храма на
Храмовой горе для прихода туда Мессии, что, естественно, накалило градус возмущения
«арабской улицы» и всех других мусульман мира до высшей точки за последние годы.
В этой связи не выглядят случайными недавно произошедшие трагические события
в редакции французского сатирического журнала «Шарли», где мусульмане-радикалы
французского происхождения расстреляли более десяти человек полицейских и
журналистов. Нет оправдания убийцам, но журнал на протяжении последних лет упорно и
последовательно провоцировал мусульманскую умму Франции и других стран, изо дня в
день публикуя все новые и все более непристойно-вызывающие карикатуры среди прочих
2
3
персонажей и на пророка Мухаммеда, объясняя свое право на публикацию
оскорбительных картинок конституционной свободой слова, без которой, дескать,
невозможно в полном объеме соблюдать права и достоинство человека.
Справедливости ради надо сказать, что сатирические картинки «Шарли» с
изображением христианских святынь по своей разнузданности и гнусности не менее, а,
может быть, и более вызывающи непристойностью и оскорбительностью. Но именно под
лозунгом защиты свободы слова французские социалисты, находящиеся во власти во
главе с Президентом Франсуа Олландом, вывели на улицы Парижа миллион французов,
пригласив на эту демонстрацию еще и несколько десятков лидеров других государств
мира, с целью показать свою решимость защищать права и свободы человека как высшую
ценность.
Демонстрация в Париже, как сугубо либеральная акция, стала символом разлома
существующей модели европоцентризма. По сути, она высветила давно имеющийся, но
усердно скрываемый до этого либералами факт о наличии двух, а то и трех – четырех
Европ на континенте в этно-культурно-религиозном смысле, то есть в смысле
сосуществования исторически трудно соединимых систем различных традиций, смыслов,
ценностей разных народов. Мы видим, как непросто соединить в одно культурнополитическое пространство Север и Юг Европы, из-за чего уже сегодня раздаются
заявления серьезных политических игроков о скором крахе единой Европы через провал
политики мультикультурализма и разъединении в близком времени ЕС на Балтийский и,
скажем, Южно-Европейский союзы.
Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман утверждает, что
экономическая политика Евросоюза и Евробанка де-факто уже разделили Европу на
процветающий Север и кризисный Юг. Дело за малым – осталось только политически
оформить развод. Ведущий колумнист газеты «Telegraph» Амброз Эванс-Причард вообще
говорит о предательстве Брюсселем и Берлином Южной Европы. Только что
состоявшиеся выборы в Греции и победа там непримиримых критиков и антагонистов
Брюсселя и Берлина могут стать мощным примером для других южан выступить со своей
собственной программой. Что, собственно, уже и происходит. Так, лидер итальянских
лигионеров Маттео Сальвини заявил: «Теперь очередь за нами».
В самом конце ХХ века, в период эпохальных перемен в мире, когда история, до
того, казалось, остановившаяся, вдруг побежала галопом, появились созданные, главным
образом, в Америке несколько теорий, активное обсуждение и применение которых, по
сути, подтолкнули исторический процесс двинуться вперед бешеным темпом. Особенно
заметной стала теория «конфликта цивилизаций» Сэмюеля Хантингтона, опубликованная
в 1996 году. Можно сказать, что именно она и стала теоретическим прикрытием
процесса глобализации, продвигаемого Западом во главе с США в собственных
эгоистических интересах. Знаменитый русский философ Александр Зиновьев в своем
интервью газете «Фигаро» со свойственной ему проницательностью еще в 90-х годах ХХ
века определил глобализацию как систему мирового господства. Острием этого процесса
стало тотальное насаждение по всему миру так называемой системы защиты «прав
человека» с помощью другой американской теории - «мягкой силы», опубликованной в
книге Джозефа Ная-младшего все в те же 90-е годы.
Теории «защиты прав человека», «продвижения мягкой силы», а также системная
концепция «управляемого хаоса», разработанная Стивеном Манном как логическое
3
4
продолжение «мягкой силы», комплекс работ другого американца – Джина Шарпа о так
называемых
«ненасильственных
революциях»,
стали
орудиями
взлома
существовующих
традиционных
социо-культурных,
сложившихся
этноконфессиональных и ценностно-смысловых национальных и региональных систем
народов мира. В конце ХХ – начале ХХI века начался процесс ожесточенного штурма
этих систем с участием в передовых рядах атакующих представителей либерального
интернационального авангарда.
Первый удар штурмующего отряда либерального авангарда пришелся по
прошлому народов, по их истории. Прошлое требовалось изменить, т.е. перекодировать
историческую память народов в соответствии с либеральными задачами. Кто
контролирует прошлое, тот контролирует будущее, утверждал Джордж Оруэлл.
Историческая память формирует символы, апеллирует к традициям, закрепляет смыслы и
канонизирует ценности, связывая прошлое, настоящее и будущее поколений, делая их,
таким образом, единым народом со своей собственной и неповторимой проекцией
развития. Вот эти–то фундаментальные основы, обеспечивающие достоинство
народов и каждой отдельной личности, либералы и вознамерились разрушить.
Теория «мягкой силы», в конечном итоге, сводится к «способности заставлять
другого хотеть то же, чего ты хочешь, чтобы он захотел». Глобализация должна была
обеспечить победу ультра-либерализму с его практикой беспринципной, двойной морали,
так называемой толерантности, легализации однополых браков, утверждения
антихристианских моделей поведения, господства абсурдизма в «актуальном искусстве»,
снятии всякого рода табу в половых отношениях и т.д.
Очевидно, что это никак не согласуется с христианским, традиционным
представлением о достоинстве и свободе человека. «Где дух Господень, там свобода», говорится в Евангелии. Дух Господень, осеняющий верующего человека, преобразует
тварную людскую природу в подобие образа Божия, тем самым поднимая достоинство
личности к спасительным вершинам подвижнического самоотречения от порока и греха.
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая 23 января с.г. в
Государственной Думе России, особо отметил пагубность «абсолютизации свободы» в
либеральном контексте, когда все остальные ценности человека, идущие от Божественных
заповедей, являются как бы второстепенными. Значение безграничной свободы
человеческой воли нельзя преувеличивать, заявил Патриарх. «Мы говорим о свободе
выбора, но выбрать можно и зло», - очень точно подметил первосвященник Русской
Церкви.
Либеральная доктрина, которая сегодня господствует в Европейском союзе, а,
собственно, ЕС – это и есть продукт воплотившейся либеральной идеи, напротив,
утверждает, что свобода и достоинство не дарованы человеку Богом, а присущи ему от
природы и человеку не нужен Бог, он сам творит все, что хочет. Отказ от Бога неминуемо
обездухотворяет и приземляет человека, концентрирует его исключительно на
физиологическом, плотском, а, стало быть, греховном направлении. Порок перестает
пугать человека, хотя гибельная сущность порока и греха остается все той же ужасающе
безвыходной, но человек создает себе иллюзию свободы, оставаясь рабом своих
низменных страстей и инстинктов.
Такая позиция господства антропоцентризма, когда в центре всего и вся находится
человек, не отягощенный нормами традиционной морали и системой соответствующих
4
5
ценностей и смыслов, неизбежно приводит к возведению в культ человеческий
эгоцентризм и сопутствующий этому триумф порока.
Таким образом, Европейский союз как либеральный проект превратился в
разрушителя традиционных ценностей, выработанных историей Европы за два
тысячелетия христианской эры. Притом слом всей системы традиционных ценностей и
смыслов произошел именно в Европе и именно тогда, когда в памяти живущих здесь
поколений еще не исчез ужас пережитых в годы Второй Мировой войны нацистских
преступлений, поставивших на грань исчезновения целые народы континента.
Либеральная модель содержит в себе проекции тоталитарного устройства мира.
Александр Зиновьев в упоминаемом нами интервью газеты «Фигаро» определенно
утверждал, что либерализм, победивший в Европе, столкнувшись с серьезными
трудностями на своем пути, неизбежно скатится к тоталитарной демократии и даже к
колониальной демократии, когда в Европе будет выстроен один тип демократии для
привилегированных народов, а другой тип демократии –колониальный – для других
народов континента. Западный человек, как вершина ценностей либерализма,
носитель идей Запада, будет практически провозглашен сверхчеловеком, o появлении
которого грезили многие философы либеральной волны от Фридриха Ницше до лидеров
Франкфуртской школы.
Грандиозная манифестация в Париже под лозунгом «Я - Шарли» высветила, по
мысли многих специалистов, и еще один важный момент – страх парижан перед
нашествием другой культуры, перед миром агрессивной бедноты и неприятия
французской культуры. Не случайно все громче звучат десятки тысяч голосов не только
во Франции, но и в Германии с требованием прекратить приток переселенцев в Европу из
Ближнего Востока, Африки, лишить гражданства тех из них, кто не вписался в стандарты
западной жизни. В этих требованиях есть немало правды, но слепая политика лидеров
стран Запада ведет к провоцированию коренного населения на конфликт, что грозит
нарождением тоталитарной демократии «во имя обеспечения прав и свобод
западного человека».
Об этом страхе европейцев недавно проговорилась Министр культуры Франции
Флёр Пеллерен, которая заявила, что демонстрация в Париже в поддержку «Шарли» есть
ответ «страху, фанатизму, радикализму, любым догмам». Говоря о свободе, Министр с
гордостью отметила, что у французов - наследников Рабле и Вольтера, - нет границ в
определении свободы человека, особенно в самовыражении. Отцы современного
либерального секуляризма – богоборцы Рабле и Вольтер – и не могли дать другого
наследия, как те самые «ценности», что проповедовал «Шарли».
При этом госпожа Министр убеждена, что те люди, которые расстреляли
журналистов «Шарли», были недостаточно толерантны. Вот если бы представители иных
этнических групп, слабо интегрированных во французское общество, по мнению госпожи
Министра, были бы в достаточном количестве представлены во французском парламенте,
идеи демократии тогда бы дали превосходные результаты.
Госпожа Министр сверхлиберального правительства Франции, являясь по
происхождению кореянкой, убеждена, что задача французской культуры заключается в
тотальной борьбе с фундаментализмом, «отжившими догмами», к коим она, видимо,
относит и традиционную французскую литературу, театр, кинематограф, а потому
выступает за продвижение фильмов, снятых за французский бюджет, скажем, турком
5
6
Нури Бильге Джейланом, или мавританцем Абдеррахманом Сиссако, ведь эти фильмы
содержат острую критику «фундаментализма и отживших догм», т.е., читай,
традиционных христианских ценностей. На этих постулатах взращивают западного
человека.
Этот западный человек как продукт исключительно либерального проекта
произведен на свет для слома существующего традиционного мира. Этот процесс перешел
сейчас в заключительную и самую агрессивную фазу. Конфликт цивилизаций призван
убыстрить уничтожение системы традиционных ценностей и смыслов.
Достоинство человека, попирающее права и свободы другого
человека,
перерождается в свою противоположность – в нацизм. Беспрецедентная в истории
человечества колоссальная концентрация капитала, происходящая в соответствии с
либеральным экономическим учением, не считается с интересами национальных
государств и растворяет всякое понятие о суверенности народов и ценности их культур.
Таким образом, либеральная идея перерождается в тоталитарную, а конфликт
цивилизаций порождает опасность реального возрождения нацизма в Европе. И этот,
казалось бы, на первый взгляд, парадокс сосуществования и даже совпадения интересов
таких разных систем как либеральная и тоталитарно-националистическая, а то и просто
нацистская, на самом деле, никакой не парадокс, а ныне существующая социальнополитическая реальность в Европе. Не замечать сегодня возрождающийся нацизм в
Европе уже просто невозможно: некоторые члены ЕС, по сути, возвели его в ранг
государственной политики.
К сожалению, наши коллеги – интеллектуалы, политики, экономисты, собравшиеся в
прошлом месяце в Давосе на свой ежегодный форум, с которым мы регулярно соотносим
повестки своих конференций, не уделили должного внимания указанным выше
проблемам, хотя их встреча имела название «Новый мировой контекст». Правда,
неизменный модератор форума профессор Клаус Шваб все-таки счел необходимым
признать существование «мира дезинтеграции, ненависти, фундаментализма и, с другой
стороны, мира солидарности, сотрудничества. Мы увидели оба этих мира в Париже», –
заявил он.
Стало быть, у либералов в Давосе есть осознание наличия двух миров в Париже, а,
значит, и в Берлине, Лондоне, Нью-Йорке и т.д. Значит, есть признание конфликта этих
миров, но есть и разное видение преодоления этого конфликта.
Вот, например, давоский тезис о пагубности фундаментализма и о необходимости
стремления к солидарности и терпимости в этом году на форуме впервые обернулся
включением в повестку дня вопроса о борьбе с дискриминацией секс-меньшинств в
глобальной деловой среде. Но ведь среди участников Давоса есть представители стран,
где однополая любовь карается как уголовное преступление смертной казнью, а многие
другие участники форума – убежденные христиане, для которых подобные сексотношения – безусловный грех, порок. Так зачем провоцировать конфликт даже в своей
среде?
Или, скажем, Давос не обошел вниманием украинскую тему, но при этом постарался
не заметить возрождение нацизма в этой стране, хотя скрыть это уже невозможно.
Недавно этот вопрос с особой озабоченностью поднял даже Президент Чехии Милош
Земан. Но, увы, либеральное сообщество и правящий класс в Европе уходят от ответа.
6
7
К сожалению, в либеральном мире есть силы, делающие ставку на
тоталитарную демократию и связанный с ней нацизм. Когда речь идет о стратегии
США, да и в целом Запада по сдерживанию России – тут все средства хороши, в том числе
и откровенно неонацистская, этнократическая, антирусская политика ряда постсоветских
балтийских государств или нынешних властей на Украине. Но это опасная авантюра!
Нацизм, как видим, не сложно оживить, но очень трудно его загнать обратно в небытие.
Поощряя неонацизм в различных формах и комбинациях, лидеры экспансионистских
кругов США и либеральной Европы теряют контроль над политическим процессом,
утрачивают возможность продуцировать позитивный диалог культур, еще более
увеличивают разрыв некогда казавшегося единым социо-культурного пространства
континента.
Особенно странной оказалась молчаливая реакция на опасность возрождения
нацизма на Украине, в прибалтийских республиках со стороны Германии, в которой во
власти находится «христианский тандем» – два представителя Евангелической церкви:
Президент Иоахим Гаук и Канцлер Ангела Меркель, оба к тому же из бывшей ГДР, где
сегодня, как представляется, не случайно резко возросла активность и популярность
праворадикальных партий. У прошлого всегда есть возможность посмеяться над
будущим, только надо ли давать ему этой возможностью воспользоваться?
Лицемерие и двойные стандарты, как норма общественно-политического
процесса, разъедает основы социально-культурного сотрудничества, уничтожает
нравственный и духовный климат, унижает достоинство. Нетерпимость к
инакомыслию, а редакционная политика, скажем, все того же «Шарли» изобиловала
примерами такой нетерпимости, как и практикой двойных стандартов, не могла не
привести к трагическому финалу. Нельзя не согласиться с оценкой, данной «Шарли»
газетой Financial Times, что сатирический журнал вряд ли можно считать убежденным
защитником свободы. «Шарли» – это идеальный пример выражения лицемерия и двойных
стандартов в либерально-секулярной упаковке. Как, собственно, и демонстрация в
поддержку «Шарли» в Париже, которая вылилась именно в демонстрацию двойных
стандартов и лицемерия.
Ведь даже сам проход якобы во главе многотысячной демонстрации лидеров
государств по улицам Парижа был организован социалистами с редким цинизмом и
постановочными эффектами, превратившими все это в подобие незамысловатого шоу.
Видеокартинки, поданные в эфир официальными телеканалами, показывали, будто
Президент Франции Франсуа Олланд и его высокие зарубежные гости идут во главе
гигантского общенационального шествия, сплотившего высокой идеей все слои общества,
что давало особый настрой этому действу.
Однако это был ловкий телефокус, на самом деле «вожди» шли очень далеко от
народа, а, точнее, совсем не с народом (якобы в целях безопасности). Они прошагали,
толкаясь, отдельной группкой по Парижу всего несколько сот метров. Но телешоу выдало
всем телезрителям смонтированный совсем другой сюжет – демонстрацию «неразрывного
единства лидеров с народом», что было очень далеко от реальности. Вот так лицемерие
плодит лицемерие.
На крутых поворотах истории нередко открывается то, что бывает не заметно в
спокойные периоды жизни народов. История вокруг санкций против России обнажила
некую реликтовую ненависть Америки к России. Именно США, как известно,
7
8
понуждают весь остальной мир максимально ужесточить позиции по отношению к
России. Эта нетерпимость американцев к русским в прошлые годы маскировалась под
стратегию сдерживания «красной угрозы» в лице Советского Союза, но, на самом деле,
Америка боится русских как таковых и ненавидит Россию как единственную
реальную силу, способную сдерживать США и их экспансию по всему миру.
Но есть еще одно важное обстоятельство, которое как бы держится втуне. Америка
ненавидит и Европу как таковую. США созданы беженцами из Европы, которые были
выдавлены из Старого Света по религиозно-идеологическим мотивам. Вся мощь
протестантской Америки исторически выстраивалась как ответ ненавистной Европе этими
самыми евроотверженными, бежавшими в Новый Свет. Эти же антиевропейские
настроения живут и среди нынешних прибывающих в США эмигрантов. Протестантско фундаменталистская Америка будет всегда противостоять Европе, как родине
современной цивилизации с ее традиционными ценностями и смыслами, будет пытаться
навязать свои ценности, стараться разрушить, ослабить Европу, тотально контролировать
ее, возбуждать на ее территории и вокруг войны, очаги напряженности, нестабильности,
чтобы демонстрировать свое превосходство. США определенно страдают комплексами и
в отношении Европы и, конечно, России, как особой цивилизации. И развязывая
конфликт Европы с Россией, США каждый раз «срывают банк» в своей игре,
пытаясь получить выигрыш.
Только с Англией у Америки другие отношения как со страной-островом с
протестантским менталитетом и, в некоторой степени, с похожей судьбой. Ко всем
остальным европейцам США относятся исключительно с недоверием, причем плохо
скрываемым, а то и с откровенным презрением. И самое большое недоверие в Европе
американцы исторически испытывают к Германии – классической европейской
стране. Поэтому США всегда будут натравливать Германию на Россию под разными
предлогами, ослабляя таким образом две самые мощные силы в Европе.
Идет вселенская битва за грядущий мир, за человека в этом мире, за его настоящий и
будущий статус, где вопрос о достоинстве личности занимает критически важное место.
Что будет представлять собой человек уже ближайшего будущего, каким будет его
достоинство? Основы его будущего статуса закладываются уже сегодня, они
проецируются также, разумеется, и из прошлого. Обостряется до крайности подлинная
мировая война за контроль за смысловой инфраструктурой цивилизации,
траекторией и динамикой социального времени и пространства. Главный бой идет за
первенство в производстве смыслов, продуцировании идей, образов, продвижение
научного, культурного, образовательного и информационного капитала, за лидерство в
геоэкономических и геокультурных пространствах.
Всякое будущее есть проекция идеи, сформулированной в прошлом. Сегодняшний
день формирует заказ на образ и содержание дня завтрашнего. Постмодерн созидается из
распадающегося модерна. Онтологической основой будущего народов Европы должно
оставаться существующее культурно - цивилизационное пространство с такими
базовыми компонентами, как традиционная культура, религия и язык. В этой связи
представляется важным всякое позитивное политическое решение в поддержку подобных
трендов, как, например, Обращение Государственой Думы России к журналистскому
8
9
сообществу Российской Федерации и других государств о недопустимости разжигания
религиозной вражды. По сути, это призыв к приостановке информационной войны.
Но проблема стоит шире, надо формировать общественный консенсус по поводу
недопущения еще более страшной опасности. На пороге стоит угроза появления
поведенческих войн при помощи новейших глобальных электронных технологий. В
их сердцевине лежит манипулирование вложенными в нас социумом, а также собственной
биографией и культурной средой, алгоритмами поведения, привычками, стереотипами
деятельности и т.д. Мир должен быть обязан Эдварду Сноудену, предупредившему
человечество о грядущей опасности. С ним согласен даже такой персонаж, как Джордж
Фридман, – глава частного американского разведывательно – аналитического агентства
«Stratfor», которое часто называют «теневым ЦРУ».
Уже сегодня формируются специальные институты для ведения этих войн, задача
которых – довести до критической, «роковой» стадии политические, религиозные и
общественные структуры, организации и VIP-персоны, на которых определяется их
судьба, когда, казалось бы, даже незначительное воздействие способно выдавать цепную
реакцию, затрагивающую многие элементы и саму будущность личностей и национально
– государственных систем в целом.
Достоинство личности, трезвая самооценка человека, признание его качеств в
обществе базируется в немалой степени на понятии о справедливости. Бог создал всех
нас равными перед Ним – Высшим Судией. Такое равенство перед Богом понимается
нами, христианами, как обязанность солидаризироваться с ближними, помогать людям в
беде, помятуя о неизбежности предстоящего отчета перед собственной совестью –
голосом Бога в человеке. Отсюда торжествующее неравенство людей, особенно в
социальном смысле, выглядит наиболее ужасающим вызовом всему традиционному
миропониманию. Нищета и бесправие есть угнетение достоинства человека. Необходимо
помнить это даже тем, кого будто бы не коснулись эти беды, ибо нельзя ощущать себя
свободным, если живешь в несвободном мире, где каждый день оскорбляется
людское достоинство и попираются права и свободы человека по национальным,
религиозным, политическим, социальным признакам.
Благодарю за внимание.
9
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа