close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
подготовил: ученик 5 класса «А»
МБОУ «СОШ №34 с уиоп»
Красников Елисей
проверила: учитель истории
Нестерова Н.Н.
 22 июня 1941 года… Эта дата
никогда не изгладится из памяти
россиян. На рассвете
воскресного дня гитлеровская
Германия, вероломно нарушив
договор о ненападении, без
объявления войны, нанесла по
Советскому Союзу удар
страшной силы.
Жители нашего края внесли
немалый вклад в победу над врагом.
В рядах защитников Отечества
сражались наши землякистарооскольцы. Свою работу мы
посвятили Якунину Ивану Васильевичу.
Историю его жизни нам рассказал
его сын Якунин Александр Иванович.
Жизнь этого удивительного человека,
который столько пережил, особенно во
время войны, нас очень поразила, и мы
решили, что обязательно должны
рассказать о ней другим людям.
Якунин Иван Васильевич
родился в 1925 году в селе
Лукьяновка Старооскольского
района (сегодня это Губкинский
район). Закончил школу, 7
классов. Когда началась война
ему уже было 16 лет, кстати, о
войне он узнал от двоюродного
брата, который работал в НКВД,
так как даже радио у них в
деревне не было.
В 1942 году летом до прихода немцев
руководство Лукьяновского колхоза
готовило всю технику к эвакуации, Иван
уже работал механизатором к тому
моменту, так как все более зрелые
мужчины ушли на фронт. Часть тракторов
разобрали на запчасти и спрятали, а
оставшиеся погнали за Дон, в район
Каратояка. Пока гнали трактора, Иван
Васильевич выменял хлеб и еду, которые
он взял из дома, на солдатское
обмундирование у отступающих солдат.
Переодевшись в солдатскую одежду он
продолжил путь со своими земляками. По
рассказам Ивана Васильевича, когда они
подъехали к Дону (было это в конце июня
1942 года) техники было очень много,
гнали со всех районов, на которые
наступали немцы. Переправы пришлось
ждать очень долго, из начальства никого
не было. И тут механизаторы видят, что их
окружают немцы.
Вот таким образом Иван
Васильевич попал в плен, а
был то он в солдатской
одежде. Немцы решили, что
он солдат Красной Армии и
уже было собрались его
расстреливать, но мужики,
что постарше были
вступились и объяснили,
что он эту одежду выменял,
его отстояли. Но немцы всех
попавших в плен погнали на
сборный лагерь под Корочу
в деревне Погореловка. По
дороге бежать не удалось,
немцы охраняли их очень
хорошо. Когда привели в
лагерь мысль «как же
бежать?» не оставляла
Ивана Васильевича. Потому,
что пока он еще эти места
знает, а что будет если их
угонят далеко?
Вдвоем с приятелем, с
которым их вместе взяли в
плен они начали обсуждать
план побега ночью. Этот
разговор услышал солдат
кадровой армии Бухарин
Василий Петрович,
которого взяли немцы в
плен под деревней
Ивановкой
Старооскольского района и
тоже пригнали в
Погореловку: «Ребята, я сам
из Челябинска, возьмите
меня с собой, я с вами
побегу». Друг Ивана
Васильевича бежать
отказался, видимо
испугался (кстати, что с ним
произошло дальше никто не
знает, так он и пропал, даже
когда война закончилась
домой он так и не вернулся).
В 1942 году, в период оккупации Корочанского района немецкими войсками,
в Погореловке располагался временный концентрационный лагерь для
военнопленных. Захваченных в плен солдат и офицеров Красной Армии под
конвоем сгоняли за колючую проволоку. Здесь, при жаре более 30 градусов,
под открытым небом, без пищи и воды содержались сотни наших солдат и
офицеров. Военнопленные все время находились на ногах. Здесь же рядами
лежали окровавленные раненые, которым не оказывалась никакая
медицинская помощь. Умерших от голода, ран и антисанитарии, а также
расстрелянных за неподчинение складывали в повозки, впрягали по 20
человек военнопленных и под конвоем вывозили под Белую гору.
Женщины села Погореловка бочками возили воду и, наливая ее в солдатские
фляжки, бросали через колючую проволоку пленным. Жители города Короча,
близлежащих сел (Проходное, Городище, Прудки) бросали военнопленным
хлеб, сало, огурцы, картошку и другие продукты, одежду. Часто несли самое
последнее, что было в доме. Фашисты криками и выстрелами вверх отгоняли
местных жителей, забирали наиболее ценные продукты, но иногда вода и
скромная пища попадала по назначению.
Некоторые местные жительницы в качестве «родственников» или под видом
«женихов» забирали военнопленных к себе домой. Немецкая комендатура
разрешала это делать при условии договора о несопротивлении немецкой
власти.
( Памятный знак на месте лагеря для военнопленных в г. Короча)
Вот, что вспоминает про этот лагерь Комаристов А.Е. : «Выше больницы, перед
Погореловкой, был большой выгон, где до войны пасли скот, иногда сажали
свеклу. На выгоне немцы устроили лагерь для военнопленных. Там были сотни, а
может быть и тысяча наших солдат. Если их и кормили, то раз в сутки. Воду
привозили в бочке на лошади. Когда приезжала бочка, а жара стояла ужасная,
нельзя было без боли смотреть, как за кружку или флягу воды, люди буквально
убивали друг друга. Говорили, что в лагере были случаи предательства и
доносительства. Стоило кому - либо сказать на другого пленного из-за куска
хлеба или глотка воды, что он «политрук» или «коммунист» – его убивали на
месте. Мы с ребятами несколько раз ходили к лагерю. Пытались даже через
колючую проволоку передать пленным воду, но «власовцы» не подпускали нас к
ограде. Не могу забыть, как в саду нашей соседки, недалеко от выгона, пленного
заставили вырыть себе могилу и тут же убили. Наверное, кто-то в лагере сказал,
что он коммунист. Где мы прятались, что нас «власовцы» не видели – не
помню. Несколько позже, когда в Корочу пришли венгры, из зарослей бурьяна и
кустов мы видели, как венгерская жандармерия в саду детского дома, за
небольшим курганом, расстреляла цыганский табор - мужчин, детей, женщин,
стариков. Якобы за то, что цыгане увели у них несколько лошадей. Перед
расстрелом жандармы заставили цыган выкопать себе могилу.»
Когда настала ночь Иван Васильевич
Якунин вместе с солдатом из
Челябинска — Бухариным Василием
Петровичем бежали сначала в
кукурузное поле, которое было рядом
с лагерем для военнопленных, а
затем три дня добирались до родных
Ивана Васильевича, которые жили на
хуторе под поселком Троицкий
(старое название Красный хутор).
Там жили сестры Ивана Васильевича.
Когда они до них дошли, сестры
подняли плач: «Мы тебя уже
похоронили». Потом всю немецкую
оккупацию они прятались у сестер
Ивана Васильевича, и с их стороны
это был подвиг, так как если бы об
этом узнали оккупационные власти
вся семья была бы или расстреляна,
или повешена. Когда появились
первые подразделения наступающих
войск Красной армии Иван
Васильевич и Василий Петрович
вместе с разведкой пришли в
Лукьяновку.
Сам Якунин Иван Васильевич
после освобождения Старого
Оскола в феврале 1943года
тоже хотел пойти на войну и
даже приходил на
мобилизационный пункт.
Подойдя к военкому он по
простоте сказал: «Дядь забери
меня воевать». Тот ему ответил
приедешь на тракторе возьму
(Иван Васильевич сказал что он
механизатор). Тогда он собрал
трактор из запчастей и приехал
к нему опять: «Дядь я приехал
на тракторе». Офицер дал ему
направление на работу на
аэродром на Горняшке в
батальоне авиационного
обслуживания. До марта 1943
года он катал взлетную полосу.
А в конце марта 1943 он пошел
в армию — танкистом.
Провоевал все оставшиеся годы,
участвовал в составе 3-го
Украинского фронта в ЯсскоКишеневской операции, за
взятие Аккермана (современный
Белгород – Днестровский
Одесской области Украины) был
награжден орденом мужества,
дошел до Берлина.
Всё дальше уходят от нас
грозные годы Великой
Отечественной войны, когда
в ожесточённых битвах с
немецким фашизмом
советский народ, его
доблестная армия отстояли
нашу великую Родину.
Сменяются поколения, всё
меньше остаётся в живых
ветеранов этой войны. Но
память о войне, затронувшей
каждую семью, неизгладима.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа