close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать

Прочно став в XVIII в. на путь общеевропейского развития, русское дворянство, как и аристократия всей
Европы, начало во всем следовать французской моде. Журналы мод, которые с XIX в. начинают регулярно
выходить в России («Московский Меркурий», «Модный вестник», «Всеобщий модный журнал», «Модный
магазин»), а также художественно-литературные журналы «Библиотека для чтения», «Современник»
помещают французские модели. Роскошные туалеты русской аристократии по-прежнему привозят из
Парижа или шьют по европейским модным образцам. Успешно работают в этот период известные
петербургские и московские швейные мастерские «Ломанов», «Г-жа Ольга», «Бризак», «Иванова»,
«Шансо». Живопись русских художников XIX в., журналы мод свидетельствуют о том, что костюм русской
аристократии строго следовал во времени и в формах общему европейскому развитию.


Увлечение античностью выразилось в начале века в костюме стиля ампир. Современники поэтически
сравнивают женские образы с изображениями римских барельефов и этрусских ваз.

В 30-е гг. утверждается дальнейшая пышность и помпезность русского придворного этикета и костюма. Она
является своего рода отголоском жестокой реакции в общественной жизни России после расправы с
декабристами в 1825 г. Царь Николай I указом от 27 февраля 1834 г. устанавливает специальную форму
русского придворного костюма. Модные французские формы механически соединяются в нем с русским
орнаментом золотого и серебряного шитья, украшением драгоценностями. Цель этого псевдорусского
стиля — представить царское самодержавие выразителем народных интересов. В Москве и Петербурге
открываются золотошвейные мастерские, где расшиваются парадные дворцовые туалеты, стоимость
которых превышала 20-25 тыс. золотых рублей.


Эклектика, смешение различных художественных стилей, которое начинается в 40-60 гг., особенно
акцентирует возвращение к рококо. Голубые, белые, лимонные атласные ткани, затканные букетами
цветов и вышитые узорами рокайля, пышные юбки на кринолинах, головные уборы и прически напоминают
блестящих маркиз времен Людовика XV. Стиль модерн в русском костюме отражен в женских портретах
Репина, В. Серова. Изогнутые жесткими корсетами и турнюрами костюмы создают загадочный,
отрешенный от реальной жизни женский облик.

Россия XIX в. по социальному составу представляет пеструю
картину. Столичная буржуазия, крупные заводчики,
финансисты, чей быт и обычаи подвергались реформации еще
во времена Петра I и Екатерины II, примыкают к дворянской
аристократии. Провинциальное купечество и мещане
отличаются от аристократии своим вкусом и костюмом.
Главной особенностью костюма купцов и мещан является
сочетание форм русского народного платья с элементами
европейской моды, но, как правило, сильно отстающей во
времени.


Сословный характер русского костюма XIX в. прекрасно
передан в известной картине Федотова «Сватовство майора»
Здесь и сваха в яркой кофте мещанки 40-х гг., и отец — купец
в долгополом сюртуке, и мать — купчиха в богатом ярком
шелковом платье с неизменной шалью на плечах, и служанка
в одежде городской простолюдинки, и сама невеста в платье
на кринолине из французского шелка, тоже с кружевной
шалью.

Начиная с середины XIX в. в России появляется критическое
отношение определенной части общества к слепому подражанию
западным обычаям и моде. Оно охватило широкие круги дворянства и
интеллигенции.

Славянофилы, отрицавшие все европейское, широко
пропагандировали возврат к допетровской русской одежде. Многие из
них в 40-50-е гг. надели русские рубахи-косоворотки, поддевки,
заправляли брюки в сапоги. Это бездумное подражательство внешним
формам старины родило моду на «русский стиль» в одежде.

Новые эстетические принципы простоты, удобства, скромности
утверждает в своем костюме демократическая интеллигенция:
темные ситцевые или полотняные мужские косоворотки, надеваемые
поверх брюк с поясом, холщовые блузы-толстовки. В женском платье
отсутствуют ватные прокладки, турнюр заменен небольшой мягкой
драпировкой, бантом или концами подобранной туники. Такой костюм
мы видим на картине Нестерова «Портрет дочери художника О. М.
Нестеровой»
 Нестеров
«Портрет
дочери
художника О.
М. Нестеровой»

В последней трети XIX в. формируется и костюм фабричных рабочих. У мужчин
— темные косоворотки, опоясанные ремнем или кушаком, жилеты, пиджаки,
брюки, заправленные в сапоги. У женщин — парочки: сарафан и кофта из одной
ткани головной и наплечный платок, фартук. Праздничная одежда следовала
общепринятой моде, но была без турнюров и драпировок на юбке Для
будничной одежды применялись ситец и другие фабричные хлопчатобумажные
ткани, для праздничной — недорогой шелк, полушелковые и полушерстяные
ткани.

Кринолин, корсаж, неглиже, камзол, шмиз, шлафрок, фонтаж, ангажант такова лишь малая часть тех слов, которые были заимствованы русским языком
в XVIII-XIX веках для обозначения различных деталей немецких, французских и
английских костюмов, попеременно становившихся модными в России.

Мир костюма — это мир слов. Они звучат загадочно и необыкновенно для
непосвященного человека. «Кринолин», «панье», «карако», «боа», «пет-ан-лер»
— слова иногда завораживают и привлекают раньше, чем сами вещи.
Посредством слова происходит знакомство и понимание культуры, истории и
бытовых традиций. Каждая культура создает свой язык костюма. В каждом
языке есть поэзия и мудрость, и в любом названии заложен свой смысл и своя
история. Но как донести поэзию и смысл языка чужой культуры без потерь и
ошибок? С этой сложной задачей приходится справляться переводчику.
В русском языке слова, обозначающие детали одежды, ее формы, названия
тканей и другие термины, которые можно объединить общей темой «костюм», в
основном иностранные или производные от них, измененные на русский манер.
Большая их часть пришла из французского языка вслед за французской модой в
XVIII–XIX веках (корсаж, неглиже, камзол, шмиз), много английских слов
(блузка, гетры и др.)




XVIII век — время формирования русской модной лексики. Европейское платье,
«введенное в моду» указами Петра, было немецким или голландским
вариантом французского, поэтому среди названий разных предметов этого
нового стиля были в том числе немецкие слова (например, шлафрок).
Продолжали пользоваться и лексиконом старого русского костюма, обозначая
новую одежду по принципу внешней аналогии.
К середине 1720-х годов влияние французской моды, распространившись по
Европе, захватило и русское высшее общество. Хотя попрежнему наиболее
тесные связи, политические и родственные, у русского двора были с дворами
немецких князей, французский язык и французский стиль становились все
популярнее. И модницы петровского времени в письмах за границу просят
привезти им «фонтанжи» и «ангажанты», а не «чепцы» и «оборки для рукавов».
В 1730-е годы уже появляется сатирическая литература о щеголях,
изъясняющихся на коверканом французском, который становится в это время
языком модного света и моды.
Французский костюм всегда отличался чрезмерностью в отделке, сложным и
тонким узором тканей. Английская мода, напротив, более сдержанная,
строгая, приспособленная к прохладному климату. У российского
европеизированного платья тоже были свои особенности. Иностранцы в
течение всего столетия отмечали смешение стилей в русской моде: одного
забавляло «безвкусное подражательство» французским обычаям, другого
завораживало обилие золотых и серебряных кружев и галунов в одежде
придворных, а третьего удивляло соседство на столичных улицах невиданных
прежде меховых одеяний и клетчатых плащей, напоминавших о родной
Шотландии.


Элементы английского стиля, возможно более близкого российским условиям,
начали проникать в Россию в конце XVIII — начале XIX века, тогда же в русский
язык пришло много английских слов, относящихся к костюму.

Жены крупных буржуа, банковских дельцов, удачливых торговцев одевались в
конце прошлого столетия у лучших российских портных. На их финансовые
возможности были рассчитаны и модные украшения, и новые аксессуары
одежды. Однако взгляд современника быстро отличал элегантную
аристократку от стремившейся быть похожей на нее представительницы
«третьего сословия». «Купеческий налет» сказывался в выборе тканей,
«кричащей» роскоши драгоценностей, весьма «откровенном» декольте и
прилегающем лифе бальных платьев. На улицу купчиху было узнать еще легче:
наряду с модными пальто и манто, обрисовывавшими их крупные фигуры,
купчихи и купеческие дочки часто носили бархатные салопы, часто на меху или
на вате, с широкими рукавами и длинными пелеринами. Российские купчихи
сознательно сохраняли в своем костюме эту вышедшую еще в 1830-е гг. из
моды монументальную форму одежды, что позволяло им внешне отделять себя
от разночинной интеллигенции, ориентировавшейся на европейские
представления о стиле и умении одеваться.


Но как ни упрощались фасоны женских платьев, как ни демократизировались,
— все же модная одежда оставалась и в конце XIX в. одеждой для праздных, не
знающих, чем себя занять, скучающих обладательниц тугих кошельков.
Различия в повседневном и праздничном костюме зажиточной части общества
и людей с ограниченными средствами стали особенно заметны с 1900-х гг.,
когда на выбор фасонов, цветов, манеры одеваться стали оказывать влияние
стили декаданс и модерн. Мотив медленного умирания, упадка, манерной
усталости в декаданса, подражание «длинному и гибкому ростку вьющегося
растения» в стиле модерн, сформировали особый силуэт, типичный для
европейской и российской моды начала столетия. Его отличала вытянутость,
извивы, завышенная и нечетко обозначенная талия: «все шло в длину,
увеличивало свою протяженность щупальцами, возносилось вверх и оттуда
падало или гибко никло...»

Удобными в повседневной носке год от года становились буквально все элементы гардероба
россиянок — дневные, послеобеденные, вечерние и даже бальные платья. В начале XX в. буквально
все ощутили преимущества прорезиненных пальто и плащей. Практичностью объяснялась и возникшая
мода на вязаные вещи (например, джемперы, не утратившие своего значения в гардеробе по сей
день). Несомненное влияние на появление новых видов одежды оказало вошедшее в моду в конце
1890-х гг. увлечение спортом (велосипедным, конькобежным, верховой ездой). Благодаря ему, даже
для повседневной носки стали изготавливаться и продаваться свободные блузы, сравнительно
короткие юбки в складку и даже (впервые в истории женской моды!) широкие шаровары на манжетах
ниже колен.


Модной обувью в начале XX в. считались лакированные или шнурованные ботинки со светлым верхом
и черными лакированными носками и каблуками, а также «лодочки» с перепонкой. С вечерними и
бальными платьями надевали, как правило, остроносые туфли на высоком каблуке, которые украшали
блестящей пряжкой. Хороший вкус требовал подбора цвета чулок точно pendant цвету туфель.


Однако все еще не все женщины и даже не их большинство могли себе позволить этот «хороший
вкус», да и просто покупку одежды с учетом индивидуального стиля. Модистки и портнихи брали за
пошив изысканных платьев огромные деньги, и стесненные в средствах горничные, камеристки,
бонны, гувернантки могли лишь мечтать о «модном гардеробе». Элегантность была позволительна
лишь представительницам обеспеченной части общества. Помимо «буржуазок» и дворянок, модную
одежду в начале XX в. носили купчихи, однако взгляд современника по-прежнему нетрудно выделял
последних в толпе гуляющих, в театральной ложе, в магазине. Дорогие одежды, выписанные купцами
для своих жен и дочерей из-за границы или же сшитые в лучших российских домах мод («госпожа
Ольга», «Н. Ламанова», «А. Т. Иванова»), — теряли на толстых и неуклюжих фигурах все изящество.
Неумение носить и сочетать наряды и аксессуары, излишества в украшениях придавали
карикатурность облику российских купчих.



В отличие от них, работницы российских фабрик не стремились угнаться за модой. Их обычной
одеждой с конца XIX в. была по-прежнему сосборенная на талии юбка и свободная кофта с баской.
Многие носили и платья, но чтобы покрой их был достаточно удобным, во всех швах немного
отступали, лиф припускали пошире и не встрачивали в него «косточек», юбку укорачивали, на
рукавах не делали напусков. Их рабочую одежду дополнял фартук и накинутый на плечи платочек,
завязанный под подбородком. Излюбленными и недорогими тканями, из которых шилась
каждодневная и праздничная одежда российских работниц, были ситец, миткаль, бумазея и сатин.
Обувь к таким «нарядам» носилась соответствующая: кожаные ботинки с резинками по бокам, реже —
грубоватые туфли на небольшом каблуке.

На небольших фабриках и в мастерских работницы нередко одевались вообще покрестьянски, в сарафаны с кофтами или платья-рубахи. В деревнях же женщины и в
начале XX в. оставались верными традиционной одежде, проверенным веками фасонам и
крою. Только шить такую одежду (сарафаны, казакины, поневы) стали чаще из фабричных
тканей, а не из домотканины. В сельской местности Центрального Промышленного района
и Урала городская мода оказывала более сильное воздействие на крестьянский костюм. В
начале XX в. крестьянки этих губерний стали покупать себе праздничные наряды в
магазинах готового платья, появившихся в начале XX в. не только в крупных, но и в
провинциальных городах.


Таким образом, за два века — XVIII и XIX-ый — костюм всех российских женщин, и богатых и
незажиточных, заметно изменился. Европейская мода, которой вначале следовали лишь
приближенные ко двору, завоевала тысячи приверженцев — в XIX в. во всех городских
сословиях, а с начала XX в. — и в деревне. Сословные отличия в одежде, столь заметные
еще на рубеже XVIII-XIX вв., стали стираться. И если в начале XIX в. зависимость платья от
костюмных традиций сословия была явной, по сорту и узорам ткани, из которой был сшит
наряд, его фасону и украшениям можно было отличить сложнейшие оттенки положения
его обладательницы в обществе, то спустя столетие свою традиционность сохранила лишь
крестьянская одежда, и то не вся и не везде.


Одежда россиянок, изменения стиля которой оказались в непосредственной зависимости
от причуд европейской моды, стала индикатором значимости того или иного события в
политике, литературе, искусстве. В то же время, основные различия в манере одеваться
диктовались отныне прежде всего отличиями вкусов и привычек, а также размерами
кошелька. Общую же тенденцию развития женского костюма в России в начале нынешнего
столетия удачно подметил один из авторов «модного обзора», опубликованного на
страницах журнала «Столица и усадьба» за 1914 г.: «Чутко прислушиваясь к запросам
нового уклада жизни, платье стало просто и практично, — отметил он. — Удобный для
движения, свободный покрой окончательно отвоевал себе место».
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа