close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Сравнение полисов: Афины
и Спарта
Гражданство
Оба полиса имели основой всей политической и социальноэкономической системы коллектив граждан, в совокупности
образовывавший античную гражданскую общину. В
Спарте понятие гражданства не было разработано столь
полно, как в Афинах. Спартанским гражданином считался
человек, принадлежащий к спартанскому роду и достигший
возраста 30 лет. Понятие гражданства распространялось и на
женщин, но, как и во всех других греческих полисах, женщины
не участвовали в политической жизни, хотя, справедливости
ради, надо заметить, что в Спарте положение женщины было
выше и ее общественная активность значительнее, чем даже в
демократических Афинах. Кроме спартиатов, в Спарте были,
как уже отмечалось, полностью бесправные илоты и
полубесправные периэки, чье положение отличалось от илотов
тем, что они считались лично свободными, но гражданских прав
не имели и обязаны были платить налог в пользу государства.
В Афинах понятие гражданства было весьма
основательно разработано в политической мысли.
Понятие "гражданин" означало личность, наделенную
рядом неотъемлемых прав, как основы
жизнедеятельности. Афиняне дорожили своими
гражданскими правами и привилегиями, поэтому
доступ в гражданство находился под строгим
контролем полиса. Афинским гражданином мог стать
только тот человек, у кого и мать, и отец были
афинскими гражданами. В списки граждан молодых
людей заносили с 18 лет, и они получали статус
эфебов. В течение года эфебы проходили
специальное обучение и воспитание, после чего
проходили испытание на гражданскую зрелость.
Затем полагался год военной службы, и только после
этого, в возрасте 20 лет, они могли стать
полноправными гражданами Афин.
Гражданское полноправие понималось афинянами как
совокупность определенных прав и обязанностей. К числу
прав относились: право на свободу и личную независимость,
право на земельный участок в пределах полиса, право на
экономическую помощь полиса в случае материальных
затруднений, право на ношение оружия и службу в ополчении,
право на участие в делах государства (непосредственно - через
народное собрание или в выборных органах), право на
почитание и защиту полисных богов, право на участие в
общественных празднествах, право на защиту и
покровительство афинских законов. Любопытно, что афинский
гражданин мог преследовать по закону того магистрата, который
нарушил его права. Гарантией осуществления прав был
принцип абсолютного главенства законов. С правами были
тесно связаны гражданские обязанности, к числу которых
относились: обязанность трудиться на своем земельном
участке, приходить на помощь полису всеми своими силами и
средствами в чрезвычайных обстоятельствах, защищать полис
от врагов, повиноваться законам и избранным властям,
принимать активное участие в общественной жизни, почитать
полисных богов.
Сравнение полномочий, функций и
регламента работы народных собраний экклесии и апеллы
Высшим органом власти и в Спарте, и в Афинах считалось
народное собрание. В Афинах оно называлось экклесия, а в
Спарте - апелла. В обоих полисах в народном собрании
участвовали все граждане-мужчины. В компетенции народного
собрания находились вопросы войны и мира, выборы
должностных лиц, законодательство. Но полномочия народного
собрания в Афинах были шире, чем в Спарте. Экклесия
заслушивала отчеты должностных лиц, решала дела по
продовольственному снабжению, осуществляла контроль за
государственным имуществом, утверждала наиболее крупные
завещания, контролировала воспитание юношей, утверждала
государственный бюджет, рассматривала вопросы о даровании
за особые заслуги гражданских прав иностранцам. То есть, по
существу, экклесия была не только законодательным органом,
но и осуществляла контроль в сфере управления и
администрации. Полномочия спартанской апеллы отличались от
афинской экклесии лишь тем, что апелла решала вопрос о
наследовании царской власти, если не было законных
наследников и утверждала освобождение отдельных илотов.
В Афинах важную роль играл Совет 500 (буле). Он может
рассматриваться как рабочий орган народного собрания, но в то же
время он имел и самостоятельное значение. В буле избиралось по 50
человек от каждой территориальной филы Афин, при этом каждую
десятую часть года исполняла обязанности всего Совета 500 дежурная
фила (притания), получалось, что буле работал круглый год, заседая
ежедневно, исключая праздники. Важнейшей задачей буле была
подготовка и организация работы народного собрания и выполнение
его функций в перерывах между заседаниями, когда требовалось
оперативно решать насущные вопросы государственной жизни. В силу
этого компетенция буле была столь же обширна, как и самого
народного собрания, хотя важнейшие вопросы требовали
обязательного утверждения народным собранием. В ведении буле
также была докимасия - проверка правильности избрания должностных
лиц. Совет 500 выступал также как организующий и руководящий орган
всей системы магистратур, то есть исполнительной власти. За работу в
Совете 500 полагалась в два раза большая плата, чем за посещения
народного собрания. Срок полномочий булевтов определялся в один
год, причем повторное избрание допускалось лишь через несколько
лет и только один раз.
В Спарте ряд функций,
аналогичных буле,
выполняла герусия, хотя
компетенция последней
была значительно шире и ее
роль в государственной
жизни Спарты, несомненно,
гораздо важнее. Герусия
состояла из 30 членов: 28
геронтов - избранных
народным собранием
старцев старше 60 лет на
пожизненный срок и обоих
царей. Герусия не
подчинялась ни одному
органу и не
контролировалась ни одним
органом.
Ареопаг являлся древнейшим политическим органом
Афин. Он состоял исключительно из аристократов и
был единственным органом во всей политической
системе афинской демократии, который не
избирался, но сам кооптировал новых членов в свой
состав на пожизненный срок. После всех
преобразований эпохи формирования афинской
рабовладельческой демократии ареопаг из главного
органа афинского государства превратился в одну из
судебных инстанций, которая разбирала дела об
умышленных убийствах, ранениях и поджогах, а
также о нарушениях религиозных предписаний.
Однако помимо этих функций ареопаг осуществлял
надзор за нравами и являлся хранителем традиций,
и роль его в этом была весьма велика.
Гелиэя, напротив была одним из самых демократичных органов
афинского полиса. Она считалась высшим судебным органом и
рассматривалась как дополнение народного собрания. В ее
состав входили 6000 граждан старше 30 лет, как правило отцы
семейств, избираемые на народном собрании сроком на один
год. Большое количество судей объяснялось как обилием
судебных дел, так и стремлением афинян избежать подкупа
судей. Судьи делились на 10 палат по 500 человек в каждой
(1000 судей считались запасными), а дела между палатами
распределялись по жребию, хотя наиболее важные дела
рассматривались на объединенном заседании нескольких
палат. Судебные разбирательства проводились совместно с
соответствующими магистратами, которые проводили
предварительное следствие.
Цари в Спарте не были носителями верховной
единоличной власти, и спартанский государственный
строй не был монархией. Оба царя обладали
одинаковой властью, их компетенция была
ограниченной, оба они находились под контролем
герусии и эфоров. Их прерогативой было
командование армией, руководство религиозным
культом и участие во всех государственных делах, но
лишь как членов герусии. Авторитет царей в
спартанском обществе был достаточно высок, но он
никогда не выходил за пределы установлений
общины равных и в целом вписывался в систему
ликургова законодательства.
Подводя итог сравнению Спарты и Афин
как политических систем следует
констатировать, что и та, и другая
обладали рядом достоинств и
недостатков.
Афины представляют самую развитую, законченную и самую
совершенную форму демократического строя античных
рабовладельческих государств. В афинской демократии
воплотилась высшая форма государственности
сформировавшегося в древнем мире античного гражданского
общества. Вместе с тем эта демократия была ограниченной всей полнотой гражданских прав пользовалось лишь 10-20%
населения. Женщины, хотя и считались гражданками, в
политической жизни не участвовали, а метеки и тем более рабы,
вообще не имели гражданских прав. Кроме того, несмотря на
существовавшую в Афинах оплату даже за участие в работе
народного собрания, не все жители Аттики, особенно из
отдаленных районов, имели возможность посещать все
мероприятия полисной политической жизни. К тому же
полноценное участие всех граждан во всех мероприятиях
наносило существенный вред хозяйственной жизни. Да и в
случае возможно полного кворума выступить на народном
собрании мог далеко не каждый - для этого требовалась
специальная подготовка, прежде всего ораторская. Свобода
слова, несмотря на всю ее полноту, не допускала инакомыслия
в некоторых вопросах, особенно религиозных.
Жертвой этой ограниченности прав стал, например,
Сократ, приговоренный к смерти за то, что он не
почитал отеческих богов. Но свобода слова имела
порой и другую крайность: нередко обсуждение
самых экстренных мер могло затягиваться до
бесконечности, и это приводило иногда к серьезным
последствиям. Так, когда жители Олинфа,
находившегося на северном побережье Эгейского
моря, попросили у афинян защитить их от
македонского царя Филиппа, собрание обсуждало
этот вопрос столь долго, что помощи уже и не
потребовалось: к моменту принятия решения город
уже был взят и разграблен македонянами, а жители
его проданы в рабство. Однако, несмотря на
ограниченность, афинская демократия в чисто
политическом отношении надолго осталась
совершенной моделью такого рода государственного
устройства, прогрессивного типа государственности,
служившего на протяжении многих веков образцом
для подражания.
Относительно оценки государственного устройства Спарты споры
шли еще в древности. Одни мыслители видели в ней образец
подлинной демократии и равенства, другие расценивали ее как
режим олигархического типа, третьи, в том числе Платон и
Аристотель, готовы были признать лакедемонское
государственное устройство результатом идеально
сбалансированного синтеза одновременно нескольких
политических начал: демократии, олигархии и монархии.
Действительно, в Спарте наблюдается сложное переплетение
элементов полисной демократии и коллективизма с элементами
авторитарного администрирования, обусловленного
милитаризацией всей жизни спартиатов.
Антиаристократическая и демократическая направленность
государственного строительства в Спарте не может вызывать
сомнений, однако спартанская демократия, сохранив внешнюю
оболочку и оставаясь для внешнего мира все той же "общиной
равных", в действительности довольно быстро деградировала и
превратилась в прямую противоположность демократическому
идеалу.
Застывшая на точке замерзания экономика,
почти абсолютная изоляция государства от
внешнего мира, бесцеремонное
вмешательство государства в частную жизнь
граждан, подавление личной инициативы во
всех ее проявлениях, нивелировка
человеческой индивидуальности и как прямое
следствие - беспросветная политическая
реакция и культурная отсталость - таковы те
печальные итоги, к которым Спарта пришла в
результате "ликурговой революции".
Застывшая на точке замерзания
экономика, почти абсолютная изоляция
государства от внешнего мира,
бесцеремонное вмешательство
государства в частную жизнь граждан,
подавление личной инициативы во всех
ее проявлениях, нивелировка
человеческой индивидуальности и как
прямое следствие - беспросветная
политическая реакция и культурная
отсталость - таковы те печальные итоги,
к которым Спарта пришла в результате
"ликурговой революции".
•
•
Греки называли спартанское государственное устройство привычным
им термином олигархия, хотя ближе всех к истине был "отец истории"
Геродот, писавший о царящей в Спарте "деспотии закона". И лишь
совсем недавно было найдено, как кажется, правильное определение.
Его дал, пожалуй, самый выдающийся отечественный исследователь
спартанского феномена Ю.В.Андреев, определивший спартанскую
государственность как одну из самых ранних форм тоталитарного
государства. "Краеугольными камнями спартанского тоталитаризма, отмечал он, - стали именно те социальные и политические институты,
которые по замыслу их устроителей должны были служить главной
опорой демократического строя". Так, государственный контроль
превратился в административный диктат, эфорат из демократической
диктатуры - в диктатуру без демократии, равенство наделов и
находившихся на них илотов привело к отчуждению спартиатов от
своих хозяйств и превратило их в простое приложение к этим наделам.
Жесточайшая регламентация всей жизни имела следствием
обезличение и нивелировку личности, и государство ассимилировало в
себе и общество и всех его индивидов. Ценой консолидации
спартанского общества стало ограничение гражданских прав и
подавление свобод личности.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа