close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Выполнила: Грейцаровская Катя
«Нестора Махно зачастую называют русским графом Монте
Кристо - его появление всегда сопровождалось расправой с
богатыми обидчиками, помощью всем угнетенным и
больным и, конечно же, гуляньем до упаду. Но, помнится, у
графа Монте Кристо были несметные сокровища! А у
батьки Махно? По преданиям казна его многотысячной
армии спрятана в Старобельске Луганской области.
Некоторые историки утверждают, что никаких
драгоценностей у Махно не было, мол, не в его характере
копить на "черный" день. Ну уж нет! Перелопатив кучу
документов, стало ясно - не быть нищим самому и не
позволить бедствовать своим приближенным для Махно
было так же важно, как осуществлять идею пресловутого
анархизма!»
Галина Коваленко "Сегодня"
Человек, который родился в нищете, не пожелает такой участи своим детям. А Нестор появился на
в семье, бедность которой была до такой степени удручающей, что видавшие виды жители
Гуляй-Поля, проходя мимо соломенной хибары Михненко, сочувственно покачивали головами.
Нестор был пятым ребенком в семье. Говорят, во время обряда крещения у священника
загорелась ряса, это означало, что родился "разбойник, какого мир не видывал". Отец Нестора
умер через 11 месяцев после его рождения, поэтому мальчишке пришлось научиться
зарабатывать на хлеб раньше, чем сесть за парту. Хотя, надо признать, что науки ему давались
легко.
Историки утверждают, что 16-летний Махно хотел вступить в ряды Союза бедных хлеборобов
исключительно по идейным соображениям, то есть жаждал справедливости и равноправия. А
для этого, как говорится, все средства хороши - с оружием в руках они чистили банки,
почтовые поезда, дома богачей. Даже если учесть, что часть вырученных таким способом
средств уходила на печатание листовок с призывом к "мировой социальной революции", часть
- раздавалась нуждающимся, "бедные хлеборобы" в любом случае не голодали.
Будучи подростком, Нестор попадает в тюрьму за убийство. Только его возраст спасает его от
смертной казни, к которой он был приговорен. За девять лет отсидки в Бутырке Махно
прекрасно овладел знаниями - изучил русскую грамматику, математику, литературу,
политэкономию, историю культуры. А соседство на нарах с известным российским анархистом
Петром Аршиновым подковало Махно идеологически. Тюрьма была его единственным в
жизни учебным заведением, за что он, естественно, был благодарен судьбе. Но приобретения
всегда чреваты утратой - в заточении Нестор заболел туберкулезом, что навсегда подорвало его
здоровье. Вот таким он вышел в 1917 году на свободу.
Подался в Москву, но пробыл там совсем недолго - федерация анархистов влачила там жалкое существование, что совсем не
устраивало Нестора. Он вернулся в Гуляй-Поле, где лихо начал расправляться с богачами и аристократами, попрежнему занимаясь грабежами. Нельзя не сказать, что при этом он занялся созданием вольных коммун для крестьян,
независимыми от самозваных правительств. Но ведь никто не станет утверждать, что делал он это исключительно из
желания помочь бедному крестьянству, не имея никакой выгоды для себя?
Вольные коммуны, в силу различных обстоятельств, исчезли так же быстро, как и появились. Не исключено, что Махно
придумал бы еще что-то подобное, ведь он по натуре своей был романтиком и идеалистом при его-то огненном
темпераменте! Но ему пришлось увязнуть в войне. Да-да, именно так, ибо он вовсе не собирался участвовать в
гражданской войне. Он так и писал: "Я боялся взяться за дело, связанное с войной. А пришлось!" Но речь сейчас не о
военных подвигах батьки Махно, которому все же надо отдать должное ибо, будучи невысокого роста, хрупкого
телосложения, со слабым здоровьем он смог заставить идти за собой миллионы! Почему эти люди верили ему, слушая
на митингах и собраниях негромкий, хрипловатый от болезни голос?
Но вернемся к нашей теме. Помогая красным или занимаясь "махновщиной", Нестор никогда не слыл бедным, а его
стотысячная армия, контролирующая половину территории правобережной Украины, была прекрасно оснащена.
Источники ее пополнения были самые разнообразные. Немалую часть средств армия Махно получила из бюджета
молодой Страны Советов. Самым стабильным источником доходов были "налоги", которыми Махно облагал жителей
занятых им деревень. Размеры поборов колебались в зависимости от материального положения "налогоплательщика",
платить должны были все. К примеру, пожилые старушки отдавали дань самогоном, крестьяне победнее продовольствием и кормом для лошадей. А вот с крестьян зажиточных брали преимущественно деньги и
драгоценности. Кроме того, махновцы и дальше промышляли грабежами. Добычей их становилось имущество не
только отдельных людей, но и пассажиров целых железнодорожных поездов.
В то время в Украине находилось в обращении около 30 видов "бумажных" денег. Собственные кредитные билеты выпускал
и сам Махно. На них было напечатано: "Обеспечивается головой того, кто отказывается их принимать". Однако даже
такое суровое предостережение не помогло - банкноты Махно, как и многие другие, моментально обесценились и
исчезли из обращения. Самыми ценными в казне были, естественно, "экспроприированные" золотые и серебряные
монеты, ювелирные украшения. Именно они, по преданиям, до сих пор покоятся где-то в подземных ходах
Старобельска, потому что город Махно покидал поспешно, а значит налегке.
Многие жители Старобельска Луганской области до сих пор уверены, что именно в их городе легендарный батька Махно
оставил казну своей армии. Предания об этих драгоценностях будоражат воображение уже не одного поколения
горожан.
Махно и повстанцы
Несмотря на свою более чем трехсотлетнюю историю, Старобельск и сейчас остается в основном одноэтажным.
Теперь - это обычный районный центр, небольшой по украинским меркам. А в начале двадцатого века это был
сравнительно крупный город. Достаточно сказать, что на территории нынешней Луганской области было всего
два уезда - Старобельский и Луганский. Причем из двух уездных городов большим был Старобельск, а
меньшим - Луганск.
Именно на Старобельщине должен был развернуться анархо-коммунистический эксперимент батьки Махно.
Таково было условие торга с коммунистами, цена за помощь Красной Армии в борьбе с Врангелем.
Соответствующий договор был подписан в октябре 1920 года Нестором Махно и командованием Южного
фронта. Также его называют Старобельским соглашением: четвертым соглашением Махно с Советской властью.
Если бы оно было выполнено, то на территории нынешнего Старобельского и Беловодского районов была бы
создана первая и, пожалуй, единственная в мире анархистская республика. Выбор на него пал совсем не
случайно. Во-первых, именно в Старобельском уезде у Махно обнаружилось немало единомышленников,
большинство населения сочувствовало ему, а не Советской власти. Во-вторых, Гуляй-Поле было обыкновенной
деревней, а Старобельск - уездным городом. Значит вероятность сосредоточения именно здесь основных
капиталов Махно очень высока.
Планам Нестора Ивановича не было суждено сбыться. Непродолжительный роман с красными закончился
достаточно традиционно. После того, как его тачанки обеспечили победу в кампании против барона Врангеля,
коммунисты в очередной раз объявили Батьку вне закона. Из Старобельска вместе с шестью сотнями
соратников, Нестор Махно начал поспешный прорыв к границе. С тяжелыми боями удалось добраться до
Румынии, от многочисленного отряда осталось лишь 24 бойца. О финансовом состоянии махновцев в этом
походе можно судить на таком примере. Перед переходом румынской границы начальник охраны махновской
армии небезызвестный Лев Задов снял свой перстень и отдал беременной жене Махно, сказав, что это единственная ценная вещь в отряде.
Батька Махно, бравший поезда с царскими богатствами, прибыл в Европу в рваной гимнастерке и без гроша в
кармане. Чем немало удивил русских эмигрантов, сумевших утащить за собой целые картинные галереи и
чемоданы золота. А казна Махно, размеры которой можно оценить лишь косвенно, подсчитав сколько денег
необходимо для содержания многотысячной армии, с тех пор так и не была найдена. Старожилы утверждают,
что одно из наиболее вероятных мест, где она может покоиться - подземные ходы, которых под Старобельском
бесчисленное множество.
В сентябре 1918 года Махно совершал налеты на богатые
немецкие хутора
Когда именно появились в Старобельске подземные ходы, точно никто не знает. Известно лишь, что самые
большие из них соединяли женский монастырь и городские церкви. Один из ходов протяженностью около трех
километров начинался в монастыре и заканчивался на берегу реки Айдар. Для чего они были построены,
можно только догадываться. Как рассказывают бывавшие там старобельчане, стены, полы и своды выложены
кирпичом или мергелем, а ширина их такова, что там может свободно проехать запряженная лошадью подвода.
Кроме того, под городом имеются и меньшие системы подземных коммуникаций. Возникли они в XIX веке,
тогда стало модно сооружать подземные переходы между домами. Многие из зажиточных горожан строили
подвалы, которые соединяли один или несколько домов, имели ответвления, потаенные комнаты-хранилища.
Сейчас ими почти не пользуются - грунтовые воды поднялись слишком близко к поверхности и древние
подвалы либо затоплены, либо стали слишком сырыми.
Желающих найти эти клады было немало. Самыми усердными кладоискателями, естественно, оказались дети.
Многие в катакомбах терялись, их приходилось долго искать. Именно из-за этого входы замуровали. Самые
приметные из них - в подвале Старобельской гимназии и на берегу реки Айдар - сейчас завалены землей и
заложены кирпичом. Единственный открытый вход в подземелья находится на территории женского
монастыря. Сейчас посторонних туда не пускают. А во времена СССР там располагалась воинская часть. Тогда,
несмотря на вооруженную охрану, попасть в подземные ходы мог любой желающий.
Однако точку в истории казны Махно ставить пока рано. Неудачи искателей клада можно объяснить тем, что все
они действовали как любители. В подземелья ни разу не спускалась экспедиция, подготовленная и
проведенная по всем правилам кладоискательства или археологической науки. Поскольку в Старобельске
Махно собирался строить свою республику и рассчитывал рано или поздно вернуться сюда из-за границы,
можно предположить, что "исчезнувшей" казне вполне могла быть отведена роль стартовой материальной базы
будущей анархистской автономии.
Нестор Иванович умер в 1934 году в возрасте 45 лет в Париже в крайней бедности и был похоронен за счет
муниципалитета. Его жену, Елену Михленко, в 43-м году угнали на работы в Германию, а после войны она и
дочь Галина Кузьменко были названы врагами народа и отправлены в политлагеря. Жена Махно умерла в 70-х
годах, его дочь в начале 90-х. Родственники, которые сейчас живут в России, кладами Махно в Старобельске не
интересовались...
В Гуляйполе по случаю 120-летия со дня рождения Нестора
Махно в субботу, возвели памятники:
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа