close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Общение вприглядку
С.МУРЫГИН. Секретарь Сталинградского местного отделения КПРФ
по организационной работе, г. Москва. «ПРАВДА» №112 (30174) 10—13 октября 2014 года
Сразу признаюсь, что положение дел, связанных с работой в трудовых коллективах на
территории Сталинградского местного отделения КПРФ г. Москвы (это известные не
только столичным жителям районы: Кузьминки, Печатники, Рязанский и
Южнопортовый), достаточно печальное. За последние 20 лет капиталистический режим
практически полностью уничтожил промышленные предприятия. То, что осталось, —
лишь вывески, а помещения сдаются в аренду.
ВОЗЬМЁМ ДЛЯ ПРИМЕРА открытое акционерное общество «Московский подшипник».
Это ОАО входит в «Европейскую подшипниковую корпорацию» (ЕПК). От мощного
промышленного предприятия уцелело лишь офисное здание, которое сейчас занято мелкими
арендаторами и частично сотрудниками ЕПК. А бывшие производственные корпуса переделали
в огромный «рынок на Дубровке», ставший по сути реинкарнацией печально знаменитого
«черкизона». Вот и всё, что осталось от огромного завода, который делал авиационные
подшипники. С остальными предприятиями примерно такая же ситуация.
На территории, входящей в наше местное партийное отделение, ещё сохранились
режимные предприятия, но туда, как правило, войти невозможно. На одном из них (в
корпорации «Комета») работает наш коммунист. Он пытается вести агитацию, но эта личная
работа пока не приносит результатов. Люди или боятся, что их уволят за связь с
коммунистами, или их в целом устраивает существующий порядок (заработная плата
выплачивается стабильно, а больше им, похоже, пока ничего не надо).
Единственное, что у нас есть, — это ячейка из нескольких коммунистов, работающих в
государственном унитарном предприятии «Метрополитен». В частности, они были
делегатами II Всероссийского съезда представителей трудовых коллективов России.
Коммунистическую пропаганду они ведут, хотя и не очень успешно. Это всё, что они пока
могут сделать.
Попытки агитации на мелких и средних предприятиях, на которых число рабочих обычно
не превышает 50 человек, никаких значимых успехов пока не принесли. Люди разобщены,
стабильных коллективов нет: текучка большая и занятые там труженики очень боятся
репрессий со стороны руководства.
С горечью приходится признавать, что в рабочей среде существует недоверие к
КПРФ. Здесь есть как объективные, так и субъективные причины. С одной стороны, мощный
пресс СМИ всё-таки вбил в сознание многих расхожие идеологические клише: «КПРФ —
проект власти, встроенный в существующую систему»; «кровавые коммунисты 70 лет
уничтожали русский народ»; «коммунисты только рвутся на сладкие депутатские места» и т.д.
и т.п. С другой стороны, и позиция самой КПРФ даёт основание для упрёков. Про
классовую борьбу, про эксплуатацию пролетариата мы почти ничего не
говорим. Всё больше про выборы, про происки США и Евросоюза, про падение
уровня жизни населения (населения, а не пролетариата!), про борьбу за
экологию, духовность, межевание и т.д. Иначе говоря, ведём речь в целом про
борьбу за всё хорошее против всего плохого. Результат налицо: рабочие не видят в
КПРФ ту партию, которая отражает и защищает их коренные интересы.
А теперь коротко отвечу на вопросы, которые задавала «Правда».
1. Да, наш партийный комитет определил те трудовые коллективы, общение с рабочими
которых мы считаем приоритетной задачей парткома. Первые шаги в этом направлении —
агитация. Что касается первых результатов, то мы столкнулись с низкой активностью
трудовых коллективов, чаще всего господствует позиция: «моя хата с краю». В то же
время в работе коммунистов часты идеологические штампы.
2. Что касается наличия в нашем местном комитете секретаря парткома, который
отвечает за связь с рабочими, то он есть. Эти обязанности возложены на меня. Актив в целом
сложился, но этот процесс далёк от завершения. Встала неожиданная и довольно трудная для
меня задача разъяснения (теперь уже коммунистам!) роли рабочего класса в борьбе с капиталом
и важности взаимодействия с трудовыми коллективами. Но приходится отметить, что в активе
по организации взаимодействия с рабочими самих рабочих нет.
3. В составе нашего Сталинградского местного партийного отделения г. Москвы наёмных
работников, являющихся членами КПРФ, примерно 40%. На втором месте идут пенсионеры (их
около 30%). Из тех, кто состоит у нас на учёте, каждый десятый — предприниматель. Кроме
того, четверо безработных. Есть также учащиеся, служащие, представители интеллигенции.
4. Что касается уполномоченных парткома (наших «агентов «Искры») на
предприятиях, то их у нас нет. Информация с оставшихся заводов, фабрик, других
организаций лишь эпизодическая.
5. Контактов с профсоюзами, как «старыми», так и «новыми», у нашего партийного
комитета нет.
6. Среди депутатов местного самоуправления депутатов-рабочих также нет.
Но положение всё-таки меняется. В первую очередь — позиция партактива
(прежде всего людей в возрасте 25—40 лет, которые не являются рабочими). Причём далеко не
без участия «Правды», публикующей достаточно много статей, посвящённых рабочему классу
и классовой борьбе. На мой взгляд, надо активно менять принципы агитации,
говорить прежде всего о классовой борьбе, об эксплуатации пролетариата, о
сущности управляющего страной класса, о коренных интересах
пролетариата. Тогда и рабочий класс будет относиться к коммунистам по-другому, с
большим доверием.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа