close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ
О выборах в Петербурге
«Советская Россия» № 105 (14053) 20 сентября 2014 года
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева выступила на Пленарном заседании
Государственной думы в часе политических заявлений
Я буду говорить сегодня о Петербурге и о том, почему научная и культурная столица
стала в сентябре этого года столицей уголовных избирательных фальсификаций.
Масштаб нарушения избирательных прав в городе таков, что выборы полностью
были выведены из законодательного поля. Тысячи людей были принуждены к
голосованию, втянуты в фальсификации, замешаны в таких нарушениях избирательного
законодательства, которые характеризуются как уголовные преступления. Тысячи людей
фактически стали соучастниками уголовных преступлений, – считает Оксана Дмитриева.
– В Петербурге 14 сентября одновременно проводились губернаторские и
муниципальные выборы. Каковы же основные механизмы уголовных преступлений,
фальсификаций и выведения избирательного процесса из законодательного поля? Вопервых, выборы были проведены без выбора. До регистрации не были допущены
реальные конкуренты как на муниципальных, так и на губернаторских выборах. На
губернаторских выборах был заблокирован муниципальный фильтр
антиконституционным способом, поскольку господин Полтавченко дал команду
собрать за себя более 70% подписей муниципальных депутатов, сознательно
блокируя фильтр для всех остальных, для «неугодных» кандидатов. Кроме того, было
оказано беспрецедентное давление на муниципальных депутатов в нарушение всех
конституционных прав.
Второй акт – блокировка и устранение конкурентов на муниципальных выборах. Как
можно было не допустить до избирательной гонки тысячи кандидатов? Я вам расскажу,
потому что, возможно, на следующих выборах эта технология будет использована в
вашем регионе. В Петербурге выборы проходили в 107 муниципальных образованиях,
соответственно, было 107 избирательных комиссий, расположенных в разных районах
города. Чтобы не допустить к регистрации кандидатов, нужно скрыть местоположение
этих избирательных комиссий, ИКМО. Затем нужно скрыть часы работы и ежедневно
произвольно их изменять. Если кандидаты все же находили ИКМО и вычисляли часы
работы, то организовывался физический фильтр: приглашались братки, молодчики с
татуировками-свастиками на руках, и физически блокировали доступ в избирательную
комиссию. Таким образом, 200 человек из 900, выдвинутых «Справедливой Россией»,
и сотни представителей других партий и самовыдвиженцев просто не смогли
физически зайти в помещение комиссии и сдать документы. А те, кто прорвался и
сдал документы, не смогли на следующем этапе сдать финансовый отчет. А дальше тем
кандидатам, которые смогли преодолеть все эти барьеры, отказывали в регистрации
по надуманным причинам. Получив отказ в регистрации, кандидаты шли в суды, и суды
часто принимали решение в пользу кандидатов. Но после решения суда кандидаты снова
идут в ИКМО и у них снова не принимают документы…
И чем это не Кущёвка? Петербург превратили в Кущёвку! Устранили реальную
конкуренцию на губернаторских выборах, заблокировали фактически выдвижение
половины кандидатов в муниципальные депутаты от оппозиционных партий. Но этого
мало, потому что 480 кандидатов нам удалось выдвинуть и они выигрывали с
вероятностью 70–80%. Поэтому на следующем этапе было организовано досрочное
голосование.
В Санкт-Петербурге досрочно проголосовали 350 тыс. человек, 9% от общего
числа избирателей. В Москве, для сравнения, 20 тысяч человек, меньше 0,5%. Если из
досрочного голосования делают основное голосование, это полностью нарушает 27 из 84
статей Закона об основных гарантиях избирательных прав.
Теперь о том, как осуществлялось досрочное голосование. В автобусах, по
разнарядке, из бюджетных учреждений, общественных организаций свозили
избирателей в принудительном порядке на избирательные участки, что является
уголовной статьей. Самый вопиющий случай, который я вообще расцениваю как
надругательство над всем святым, что есть у Петербурга, был принудительный привоз
ветеранов ВОВ после траурной церемонии на Пискаревском кладбище в день годовщины
начала блокады. Ветераны не хотели выходить из автобусов, понимая, во что их
втягивают, их буквально выталкивали и принудительно с Пискаревского кладбища
привозили к избирательной комиссии Центрального района.
Реально таким образом смогли доставить на досрочное голосование 5%
избирателей, а оставшиеся 4% досрочного голосования – это вообще просто прямые
вбросы. Под этими голосами нет даже реальных списков избирателей,
проголосовавших досрочно. В ходе досрочного голосования все 10 дней конверты с
бюллетенями, незапечатанные, неподписанные, «гуляли» на виду у всех по
кабинетам избирательных комиссий, с их содержимым можно было делать что
угодно, и есть сотни фото- и видеодоказательств этой вакханалии. Там, где наблюдатели и
члены комиссий от оппозиции заставили произвести отдельный подсчет голосов по
реальному голосованию и досрочному голосованию, выяснилось, что результаты везде с
точностью да наоборот! На 70–80% при реальном голосовании выигрывали представители
оппозиции, а при досрочном они не проходили совсем.
Но нашему губернатору и этого варварского досрочного голосования оказалось мало,
потому что явка реальная в день голосования составила 15–17%, плюс 9% –
досрочное голосование, в итоге максимум 25%. Откуда на выборах губернатора
появилась вдруг явка 39%? На более чем 500 участках в ГАС «Выборы» вводились
вообще абсолютно произвольные цифры. Произвольные настолько, что невооруженным
взглядом видна вопиющая разница между протоколами на одном и том же участке на
муниципальных выборах и информацией, введенной в ГАС «Выборы» на губернаторских.
Например, участок 2044: явка на муниципальные выборы – 272
человека, явка на губернаторских выборах – 1472, в семь раз
больше! То есть 1200 человек пришли на участок, взяли
бюллетень по губернаторским выборам и отказались брать
бюллетень на муниципальных? И почему никто из наблюдателей и членов
комиссии эту тысячу в глаза не видел и не зафиксировал? Это что, невидимки из
фантастических романов Уэллса? И это не единицы, это свыше 500 участков по городу,
то есть больше 25%.
Теперь о политической подоплеке произошедшего в Петербурге.
Президент Российской Федерации в Петербурге на выборах без фальсификаций
получал около 60% голосов. «Единая Россия» в нашем городе после всевозможных
фальсификаций никогда не получала больше 36%. Поэтому рейтинг президента в
Петербурге никогда не распространялся ни на «Единую Россию», ни на губернаторов,
которых она выдвигала. Почему же получилась ситуация, когда президент на выборах
получает 60%, а господин Полтавченко – 80%? Если по отношению к народу то, что
произошло в Петербурге, – узурпация власти, то по отношению к президенту это
подлость, которую осуществили региональные власти. Используя сложную
геополитическую ситуацию, понимая, что федеральное руководство сосредоточено на
решении серьезных экономических и внешнеполитических задач, они использовали
патриотический подъем и высокий рейтинг президента исключительно как прикрытие для
крупномасштабных, фантастических фальсификаций выборов.
Мы не признаем такие результаты. Мы считаем, что итоги
губернаторских и муниципальных выборов в Петербурге
должны быть отменены, а фальсификаторы должны быть
наказаны по всей строгости закона.
***
Глава Центризбиркома Владимир Чуров заявил о массовой
фальсификации итогов муниципальных выборов в СанктПетербурге, которые он назвал «либо ошибкой, либо преступлением».
Независимые наблюдатели и члены избиркомов от оппозиции заявили, что как
минимум треть проверенных ими протоколов с участков на
выборах губернатора расходятся с официальными данными,
опубликованными в ГАС «Выборы».
Партия власти апробировала уголовно-силовой вариант выборов и в красных
регионах Подмосковья, считает Наталья Еремейцева, депутат Московской
областной думы, член Общественной палаты Московской области.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа