close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
Добро
пожало
вать в
новый
мир!
2
Катя Калашникова.
Легенды Антуина.
«Сказание о потерянном
ключе». ©
Серия: Заводный мир.
Том 1.1
2012-13 г.
3
Все права на книгу и любые материалы, связанные
с ней принадлежат автору. Распространение и
использование только с письменного согласия автора.
E-mail: [email protected]
Ссылка на группу: http://vk.com/legends.antyina
4
Содержание:
Послание от автора……………………………………………………….6
Предисловие………………………………………………..…..………..7-8
1 глава. ……………………………………..…………………......….….9-22
2 глава. Моран…………...…………………………………......…..23-46
3 глава. Флоростан………………………………………………….47-79
4 глава. Травалон………………………………….….…………..80-105
5 глава. Песакон…………………………………………..………106-125
6 глава. Огоран………………...………………………….………126-152
7 глава. Лартаин……..……………………………………………153-174
8 глава. Тетралан ……………………………………........……175-190
9 глава. Сайлест ………………………………..…………......…191-221
10 глава. Голтенхаун...………………………………..…...…222-242
11 глава. ……………..………………………….……………….……???-???
12 глава. ……………………………………………….……………..???-???
13 глава…………………………………………….……….…….…...???-???
Послесловие…………………………………………………………???-???
Послепослесловие………………………………………………………???
5
Послание от автора.
В книге описаны события, происходящие между
двумя историческими вехами. Этот мир существовал за
тысячи лет до этого события, и будет существовать
тысячи лет после.
Краткое описание:
Вдохновением для книги стало творчество великой
писательницы Дианы Уини.
Надеюсь, что моя книга натолкнет вас на
интересные мысли, которыми вы можете поделиться со
мной и окружающими.
Любые отсылки к реально существующим
народам, лишь внешние. Любые аналогии случайны и не
несут глубокого смысла.
Книга
«Сказания
о
потерянном
ключе»
предназначена для первичного ознакомления со
Вселенной острова Антуин.
Дальнейшие события будут описаны во множестве
Сказаний, которые будут выходить с периодичностью
зависимой от активности Читателей на сайте и в группах.
Вы можете принять участие в создании Нового мира. И
стать его неотъемлемой частью.
В конце хотелось бы сказать: «Мои мысли, это
только мои мысли. Соглашаться с ними или нет, решать
только вам».
6
Предисловие.
Юный монах склонился над древним томом. Он с
трепетом перелистывал страницы, едва касаясь их
пальцами. Эта книга существовала в единственном
экземпляре. И возможно он последний кто видит ее
страницы. Обложка книги была темно - синей, с
серебряным теснением на переднем форзаце. Легенды
Антуина, таково было название тома.
В столь юном возрасте он стал единственным кто
смог пройти все ступени библиотеки Всеобъемлющих
знаний. Последний из рода Читающих. Он все еще не
понимал, что может и не вернуться из своего странствия
по бесконечным лабиринтам книжных полок. И поэтому
с жадностью всматривался в страницы, впитывая новые
знания. Из - за чего белый рисунок на его голове,
состоящий из нескольких сфер начал свое вращение.
«В незапамятные времена. Еще до того как десять
королевств Антуина слились в одно. Свершилось
предсказание старой ворожеи, изреченное на смертном
одре. Свершилось это на заре времен. Когда закончилось
Утерянное время. Предсказание было частично потеряно
в предсмертных криках старухи. Но самое главное
осталось в памяти старцев передающих его, из поколения
в поколение.
Трудно сказать свершилось ли оно полностью. Те
события произошли в стародавние времена. И книги,
написанные о них, давно уже превратились в труху и
развеялись по ветрам времен. Но одно сказать можно
точно, Антуин и поныне стоит на своем месте. На его
7
землях бушуют битвы и празднества. Рождаются герои и
гибнут злодеи. Короли сменяют друг друга на
разноцветных тронах.
Купол неба надежно хранит его земли. Солнце
продолжает свой извечный путь по небосклону. Волны
океана по-прежнему разбиваются о преграду и
возвращаются вспять к берегам Великого острова.
Десять королевств. Десять цветов процветают на
землях Антуина. Капрела – белое королевство правды и
лжи. Моран – синяя Ладога, королевство волн.
Флоростан – фиолетовая империя страха и хитрости.
Травалон
зеленое
Триполье,
взращиваемое
настойчивостью своего народа. Песакон - оранжевое
королевство съедаемое жадностью. Огоран кроваво красная Слобода. Лартаин - голубая республика, стоящая
на столпах Справедливости. Тетралан - пестрое
королевство музыки, фантазии и смеха. Сайлест
серебряная империя зависти и лукавства. Голтенхаун царство золота и власти.
За прошедшие столетие случилось Все. Сказание о
потерянном ключе послужило началом - Нового
времени».
8
Глава 1.
Ночь. Пустынная улица. Закрытые двери. Отчаянье.
«Неужели это конец?» - мысль в голове. Ей пришлось
столько пройти, чтобы оказаться здесь. Она бежала от
одной двери к другой, проворачивая ручки.
Комендантский час уже вступил в свою силу. От
чего на позолоченных улицах было пустынно. В редких
окнах еще горел свет. Черный плащ сливался с
окружающей тьмой, скрывая путницу от лишних глаз.
Походка ее была быстрой, но не твердой.
В темноте раздавались шаги преследователей. Они
гнались за ней от самого дворца. Опьяненные погоней
мужчины, выкрикивали ругательства, подгоняя друг
друга. Солдаты были вооружены алебардами на концах,
которых висели золоченые фонари, освящающие им
дорогу. Мало кто решался обворовать Золотого
императора. Тем более украсть церемониальный плащ
императрицы. Решиться на это в Ночь теней способен
был лишь безумец.
Улица тянулась вперед длинной шеренгой домов,
между которыми не было ни единой прорехи. Дома
выглядели достаточно просто и были выкрашены в
желтый цвет. Лишь черепица крыш второго этажа слегка
отливала позолотой. Кое - где все еще проступали
рисунки, стертые временем. Путница начала в отчаянье
трясти ручки дверей, но не одна из них и не думала
открываться.
9
Времени, да и сил оставалось немного. Как только
стражники покажутся из – за поворота, им понадобиться
всего несколько мгновений, чтобы увидеть и поймать ее.
Сделав последний рывок, она в изнеможении
навалилась на синюю дверь с деревянной резной ручкой.
Дверь неожиданно поддалась, и девушка упала внутрь.
И случилось это как никогда вовремя. Буквально
через мгновение из-за угла выскочил усатый алебардист.
Вслед за ним подоспел остальной гарнизон. Они
замерли, вглядываясь в темноту. Свет фонарей
образовывал круг, а за его пределами погруженные в
темноту начали движение Тени. Мужчины испугано
переглянулись и двинулись в обратном направлении.
Никому не хотелось оказаться в объятии Теней. Это
может стоить жизни или смерти в зависимости от того,
насколько повезет.
Но девушка в черном плаще этого уже не видела.
Перед ее взором мелькнула комната. С серым потолком,
стенами обитыми деревом. И пять удивленных лиц.
Ближе всего к ней оказалась маленькая девочка, которая
от испуга стукнула гостью погремушкой по голове.
***
- Приветствую, - произнес маленький мышонок. Да, да
мышонок. А чему вы удивляетесь? Здесь еще и не такое
будет.
На голове его был надет черный лакированный
котелок, из - под которого виднелись кустистые серые
бакенбарды. Также на нем был надет белый костюм
тройка и черная бабочка.
10
- Я рад приветствовать вас в Заводном мире, называемом
в народе Антуин или Великий остров. В дальнейшем мы с
вами станем свидетелями невероятных приключений,
неожиданных поворотов и…
Мышонок во время рассказа гордо прохаживался
перед входом в нору, импозантно покачивая хвостом. И в
момент, когда он остановился на мгновение, неожиданно
с другой стороны показалась огромная рука. Схватив
мышонка, она исчезла снаружи.
- Протестую, - только и успел пискнуть он.
***
- Лютяля. Верни мышонка в норку. И не смей его
облизывать! Мало ли где он лазал.
Сухой старческий голос обращался к малышке, в
прелестном оранжевом платье, на голове которой был
огромный бант черного цвета в белый горох. Та еще
несколько мгновений сжимала мышонка в руке, словно
решая, стоит ли послушаться. После печально вздохнула
и опустила его на пол. Мышонок с возмущенным писком
юркнул внутрь.
Девчушку поднял на руки юноша в фиолетовом
сюртуке
и
темно-фиолетовых
штанах-шароварах.
Немного покачал на руках и опустил ее в манеж. Не
успели ножки малышки коснуться пола, как сверху
сбежал мальчик, с огромной кипой пергаментов в руках.
- Потучек давай быстрее, – подогнал его юноша,
устроившись возле манежа, позвякивая погремушкой, от
чего малышка заливалась звонким смехом.
- Отстань Бессон, я и так стараюсь. Мог бы и сам.
11
- Ты у нас младший ученик, а значит это твоя
обязанность.
Мальчик свалил, все пергаменты на пол и сам
уселся туда же. Ведь на единственном имеющемся в
комнате столе, лежала без сознания, девушка, завернутая
в черный плащ.
- Свиток «Восстановления сил», - сказал старец, сидящий
в кресле.
- Сейчас. Мне нужно только его найти, - торопливо
ответил мальчик перелистывая страницы.
- А так не помнишь? Это же простое заклинание, съязвил Бессон.
- А ты помнишь? – оборвал его улыбку старец, - нет? Вот
и помалкивай. Даже я не помню, - закончил он
свистящим шепотом.
Мальчик закатал рукава повыше и начал быстро
перебирать пыльные свитки. Некоторые из них при
разворачивании искрились.
- Нашел! – вскрикнул он через несколько минут.
- Прочитай и сделай, как написано, - наставническим
голосом произнес старик. Как - будто это был просто
очередной урок.
Потучек расправил свиток на полу и начал
собирать ингредиенты необходимые для заклятья.
Несколько порошков, синего и сиреневого цвета, и
жидкость красного. Смешал все это в ступке. И накрыв ее
рукой, поспешил к креслу.
12
Он выпустил лечебный пар в лицо старца. Тот
втянул его широкими ноздрями, задержав дыхание на
несколько мгновений. И неожиданно бодро вскочил с
кресла.
- Превосходно. А теперь займемся нашей прекрасной
гостьей.
Он приблизился к столу и аккуратно отогнул часть
плаща. Под ним оказалось белоснежное одеяние
покрытое потеками крови.
- Ох, - растеряно выдохнул старец. – Бессон мне
понадобиться «Заживляющее зелье» из верхнего
хранилища. А ты Потучек принеси мне «Лекарственные
заклятья» том 3. Он в моей комнате. – И когда оба
мальчика исчезли из комнаты, он обратился к девочке,
которая высунулась из манежа, – ну а тебя Лютяля, я
попрошу быть, как можно серьезней.
На что малышка утвердительно агукнула. И тут же
сдвинула брови. Придав лицу самое серьезнейшее из
своих выражений, на которое была только способна.
- Прекрасно. Ты же знаешь, что это неимоверно важно.
Приговаривал, старец разрезая ткань рубахи на
животе, чтобы взглянуть на рану. Порез был довольно
глубокий. Но кровь уже перестала сочиться.
Не успел он, как следует разглядеть рану. Как на
лестнице появились посыльные и начали одновременно
спускаться вниз, отталкивая друг друга. Положив перед
старцем вещи, они попытались отдышаться от быстрого
бега. Старец с первой же попытки отрыл увесистый том
на нужной странице, и начал капать зельем в рану читая
одновременно заклятье.
13
Закончив, старец отступил на шаг, давая,
волшебству простор для действия. Рана сначала
задымилась едким зеленным дымом, но он тут же
развеялся, открывая вид на новую кожу. Вероятно,
заклятье было довольно болезненное, девушка застонала
и открыла глаза.
- Ну, вот и прекрасно. А то я уже подумал, что опоздал.
Простите меня великодушно. В последнее время влияние
старости как никогда сильно. Я чародей Светлояр. А это
мои ученики Бессон и Потучек, - оба галантно
покланялись в знак приветствия, - А это наша
воспитанница Лютяля, – девочка помахала рукой.
- Про меня не забудь, – раздалось из очага утробное
урчание, и вверх взметнулись языки пламени, образуя
лицо.
- Это наш домашний демон, Таргитай, – представил его
юноша.
Девушка слегка тряхнула головой, отгоняя
головокружение. Приподнявшись на локтях, она начала
рассматривать хозяев дома.
Светлояр был старцем с медной бородой до самого
пола, заплетенной на конце косичкой. На голове у него
были рыжие волосы. Такой же длинны, как и борода.
Одет он был в балахон цвета красного кирпича, который
на рукавах был украшен рисунком всполохов огня. Его
родиной наверняка был Огоран. Темно – коричневые
глаза, цвета пережженной красной глины смотрели на
нее с добротой и беспокойством.
Бессон был молод, строен и изящен, словно
стебель тростника. Одет он был во все фиолетовое, что
14
свидетельствовало о происхождении из Флоростана. Да и
оливковая кожа подтверждала ее догадку. Его черные
волосы были зализаны назад. Это подчеркивало глубину
его лиловых слегка раскосых глаз.
Потучек был очень низеньким и первое, что она
увидела, были топорщащиеся во все стороны русые
волосы. После она увидела серые глаза отливающиеся
странным многоцветием. Только длинный плащ, с
прорезями для рук, выдавали в нем представителя
Сайлеста. Он накинул его, когда она очнулась.
Карина не смогла определить, откуда Лютяля. У
нее были блондинистые, кудрявые волосы. Девочка
смотрела на нее очень внимательными изумрудными
глазами. Карину очень удивило, насколько взрослый у
нее взгляд. Лютяля протянула к ней руку, и девушка
пожала ее.
В очаге светил огненный демон. Его красно –
оранжевые языки пламени, пребывали в постоянном
движении.
- А вас как зовут? – полюбопытствовал Потучек.
- Карина, - с трудом произнесла девушка, садясь на столе.
- Приветствуя вас в нашей скромной обители, - сказал
старец, разведя руки в стороны.
После того как Карина немного пришла в себя, они
устроились на поздний ужин. Новая кожа все еще
чесалась. Требовалось некоторое время, чтобы заклятье
набрало силу. Карина все еще не пришла в себя, поэтому
послушно выполняла все, что ей говорили. В последнее
мгновение она подумала, что это конец. Но видимо
судьба решила поиграть с ней еще немного.
15
Бессон поджарил яйца и картошку на огне
Таргитая. Тот немного поупрямился, но получив
скорлупу и очистки, все же смилостивился, довольно
заурчал и начал гладит дно сковороды огненными
языками, похожими на руки.
После ужина они уселись возле очага, и пили чай с
листьями смородины. Мальчики принесли специально
для нее кресло с верхнего этажа. А сами устроились на
полу вместе с малышкой. Светлояр взял в руки книгу и
начал читать. Карина решила ему не мешать,
погрузившись в долгое молчание.
***
- Мне нужно идти, - сказала Карина, нарушая мерное
чтение Светлояра, – благодарю за ваше гостеприимство,
но вынуждена откланяться.
Она резко поднялась,
направились к двери.
и
уверенным
шагом
- Это невозможно, - догнал ее голос старца.
Но девушка не стала его слушать. И потянулась к
ручке. Но так и не смогла дотронуться до нее. Неведомая
преграда каждый раз отводила ее пальцы в сторону.
Карина протянула руку вперед и начала давить,
почувствовав как пальцы погружаются во что-то
неимоверно твердое, от напряжения на кончиках
пальцев начали проступать капли крови.
- Сожалею, но вы не сможете покинуть дом, - старец
подошел сзади и взял ее за руку.
- Почему?! – в голосе девушки слышались страх и
отчаянье. - «Почему все всегда настолько сложно».
16
- Видите ли, данный дом обладает сильнейшей
магической защитой. В течение нескольких лет он не
пропускает внутрь, ни кого, кроме его постоянных
жильцов и естественно их гостей. Но за это. В
определенный день, час, минуту, секунду, мгновение
внутрь обязательно попадает новый жилец. Иногда это
происходит раз в год. Или десятилетие. Но обязательно
происходит. И на этот раз это были вы. И вы… - старец на
мгновение замялся.
- Что? – напряженно спросила Карина.
- Не сможете покинуть дом в течение целого года.
- Десять месяцев?! – Карина наконец-то очнулась и
начала хоть что-то воспринимать.
- Такова плата, - с нескрываемой тоской произнес
Светлояр.
- Не может быть.
Карина ошарашено стала ходить по комнате.
Жители дома решили оставить ее в покое и дать
некоторое время, чтобы осознать новость. Эта реакция
была для них не новой. Они вновь уселись возле очага.
Старец взял книгу и продолжил чтение с того места, на
котором остановился.
Через
некоторое
время
Карина
устала
бессмысленно шагать по комнате и уселась за спинкой
кресла. Прижала к себе колени и стала раскачиваться из
стороны в сторону.
***
- Храбрый мышонок собрался с последними силами и
поднял меч…
17
- Это не правильно! – прервал увлекательное чтение
Светлояра, вскрик Карины. Она резко вскочила на ноги.
- Простите?
полумесяцы.
–
спросил
чародей,
поправляя
очки
- Так не должно быть! Мне нужно… Я так долго… - от
отчаяния по ее щекам побежали слезы. Старец поднялся
с кресла, отложил книгу в сторону.
- Сожалею. Но эту магию невозможно преодолеть. Она
существует с начала времен. И мы все когда – то, также
как и вы попали сюда в урочное время. Но в отличие от
других гостей решили остаться. Год не такое уж
длительное время и мы как сможем, сгладим твое
пребывание в нем.
- Если я не выйду, начнется война! Вы не понимаете!
Капрела начала Чернеть. Пророчество сбылось, – голос
Карины срывался от отчаянья.
- О, камень всемогущий! – испуганно произнес Светлояр,
– Бессон ступай в мою комнату и принеси «Книгу
пророчеств».
Юноша поднялся с пола и убежал наверх.
- Вы можете отнести кое - что наружу? Только нужно
будет найти подходящего человека, - сказала Карина,
цепляясь за последнюю надежду.
- Я опять вынужден вас огорчить. Ни что из
принадлежащих вам вещей также не может покинуть
дом.
Карина без сил
подставленное кресло.
опустилась
на
вовремя
18
- Возможно, тебе лучше будет отправиться спать. А после
мы все обсудим, на светлую голову, – сказал Светлояр,
Карина безучастно кивнула, - тогда сегодня ты можешь
лечь в моей спальне, а дом пока создаст для тебя
комнату.
Карина пошла в сторону лестницы. Но вместо того,
что бы подняться наверх она свернула направо и зашла в
кладовую. Закрыв дверь, она случайно задела крючок,
который опустился на петельку. Немного постояв, она
улеглась на одну из полок и закрыла глаза.
***
Спускаясь вниз Бессон, заметил, как Карина
заходит в кладовку. Он хотел предложить ей лечь в своей
комнате, но крючок щелкнул и он отступил в гостиную.
- Я не нашел книгу, - сказал Бессон разводя руки в
стороны.
- А, ну да, я же спрятал ее в тайнике.
Задумчиво почесав нос, чародей хлопнул в ладоши
и у него в руках появился толстый фолиант в кожаном
переплете. На его обложке была изображена карта
Антуина. Лютяля радостно захлопала в ладоши. А
Потучек заинтересовано смотрел на книгу.
- Так. Так. Так. Где же это.
«Когда ключ повернется.
В белоснежном сердце.
И будет вынут тем.
Кого полюбили из-за волшебства.
Настанет время Тьмы.
19
И Антуин захватит зло.
Оно придет из сердец людей.
И поглотит их без остатка.
...
Дочь путника рожденная в ненастье.
Пройдет путь Поиска.
Ее жизнь станет ценой.
Расплатой за прошлое.
...
Заточение в доме закончится лишь.
После падения десяти королей...
Небо укажет ей путь.
Лишь в одиночку можно пройти его.
...
Остатки, жителей объединятся.
Лишь те, что смогут принять.
И отринуть тьму, смогут рассеять ее.
И вернуть свет Антуина.
...
Ибо так сказано, и сделано будет.
Через тьму Антуин очистится.
Через нее он найдет новый путь.
Ибо нет света без тьмы.
Как нет дня без ночи.
Свет и тьма должны рождаться друг из друга.
Чтобы продолжить жизнь.
- И что это значит? – с придыханием спросил Потучек.
- Это значит, что наша новая обитательница была права.
Оно начинает сбываться. Неужели прошла тысяча лет? –
задумчиво протянул старец.
20
Чародей начал копаться в своих бумагах, что-то
шепча про себя. Его лицо приобретало все более и более
напряженный вид. Пальцы двигались в воздухе, губы
шевелились.
- И действительно, - сказал он через некоторое время.
- Антуин захватит зло? – испуганно спросил Потучек.
- Выходит так, – растерянно произнес Светлояр.
***
Карина повернулась на спину и уставилась в
верхнюю полку. В углу была натянута паутина. В щели
вокруг двери проникал свет, и поднятая ею пыль
клубилась в его лучах.
Внутри у Карины было как-то пусто. Спустя
столько времени. Столько испытаний, она смогла добыть
ключ. Ключ, который сейчас висел на ее шеи. Но он
оказался бесполезен на ближайший год. А она не
чувствовала ни чего. Ни злости. Ни отчаянья.
Прикрыв глаза, Карина уже готова была
погрузиться в спасительный сон, когда где-то внизу
раздалось странное шуршание. Перевернувшись на
живот, она посмотрела вниз. Там происходило странное
действие. Две мыши сцепились возле стены. Карине даже
показалась, что одна из них одета в жилетку и штаны.
Приподняв голову, она заметила, что в задней
части кладовой была черная дверь, без ручки и замка.
Как раз напротив ее лица, Карина провела по ее
поверхности пальцем. Внизу там, где копошились мыши,
была небольшая дыра.
21
Перекатившись через край, она упала на пол,
чтобы внимательней рассмотреть. Мыши, услышав звук
падения, разбежались в разные стороны. Взглянув в
отверстие, она смогла увидеть отдаленные блики, белые
полосы.
С мысли ее сбило мерное тиканье. Тик-так. Тиктак. Это был самый отвратительный звук в жизни.
Тиканье часов. Звук продолжал преследовать ее. Тик-так.
Тик-так. Безостановочно.
Единственным
способом
убежать
было
отключиться. Просто закрыть глаза и раствориться в
звуке.
***
Мышонок сидел на белоснежном куске мрамора,
напоминающем трон.
- Да так иногда случается, когда мы добиваемся многого.
Перед нами встает непреодолимая преграда. И что же
будет делать Карина? Узнаем дальше.
Он загадочно улыбнулся и вздрогнул от детского
смеха, раздавшегося, откуда – то слева.
22
Глава 2.
Моран.
Проснулась Карина только на следующее утро. Но
вместо твердого пола под ней оказалась мягкая кровать.
А вместо пыльной каморки была, хоть и маленькая, но
солнечная комната. Небольшой столик в углу,
заваленный книгами. Шкаф с резными дверцами. И
только черная дверь осталась на прежнем месте.
Откинув одеяло, она увидела, что на ней длинная
белоснежная рубаха до пят. Немного смутившись, она
поискала свою одежду. Но в комнате ее не оказалось. И
тут она вспомнила о ключе и испуганно прижала руку к
груди. Но он висел на месте.
Выйдя в гостиную, она увидела только Светлояра.
Он сидел в кресле у очага и с очень сосредоточенным
видом штопал ее рубашку. Остальная одежда лежала на
спинке кресла. Подойдя бесшумна сзади, она взяла плащ
и накинула его на плечи.
- Доброе утро, – сказала девушка.
- Приветствую Карина, - ответил ей старец, не отрывая
глаз от своего занятия.
- Давайте я сама.
- Да мне не трудно. Я бы даже сказал это моя страсть. В
доме, наполненном колдовством трудно заняться ручным
трудом.
23
- Раньше это тебя не беспокоило, - пробурчал Таргитай.
Старец не обратил на него внимания. Он с
довольной улыбкой поднял рубаху перед собой. Карина с
трудом сдержала улыбку. Светлояр сшил вместе две
половины рубахи, а дырка все также осталась на месте.
- О! Незадача.
- Позвольте.
Она забрала у старца рубаху и начала распарывать
довольно аккуратный шов, с помощью лежавшего рядом
швейного набора. Светлояр наблюдал за ней с
заинтересованным видом.
- И ты не думай, это все дом, – сказал он через некоторое
время.
- Дом? - переспросила Карина.
- Да. Я нашел твою одежду на ручке. Каморка
преобразилась? - спросил он, слегка наклоняясь вперед.
- Да. Кровать появилась… и окно. Мебель разная.
- Вот видишь. Конечно лучше бы наверху. Но этой
каморкой мы давненько не пользовались. Если честно,
насколько я помню ни когда. Восхитительно! Кто учил
тебя шить?
- Мама, – немного печально ответила Карина.
Но старец, казалось, этого не заметил. Он
заворожено наблюдал за движениями быстрых пальцев
девушки.
- А где остальные? – спросила Карина.
24
- Потучек повел Лютялю погулять. А Бессон ушел до того
как я проснулся.
- Ясно.
Закончив работу, Карина отправилась в свою
каморку и переоделась. Светлояр за это время успел
согреть чайник. И они вместе позавтракали печеньем с
черешневым вареньем. Карина все время поглядывала на
дверь, немного хмурясь.
Но не успел Светлояр с ней заговорить, как в дверь
ворвался Бессон. Он был чем - то очень обеспокоен.
Порывисто сорвав бархатные перчатки бледно –
сиреневого цвета и темно – фиолетовый плащ,
закрывающий правое плечо. Он, наконец, разразился
длинной тирадой, из которой они поняли, что-то
случилось. Вот только что конкретно понять было
трудно. Бессон перескакивал с одной темы на другую, не
объяснив предыдущую.
- Тихо! – крикнула Карина.
Бессон со
уставился на нее.
стуком
закрыл
рот
и
удивленно
- Ты можешь все нормально объяснить? – но не успел
юноша открыть рот, как она добавила, - только без
лишних деталей. Пожалуйста.
- Синий флот разгромлен, - скал Бессон с легкой
истерикой в голосе.
- Что? – Карина даже вскочила разлив оставшийся чай.
- Черная Армада. Они появились на рассвете. Синий
замок захвачен. Король в плену.
25
- Не может быть.
Карина прижала руки к груди и села обратно.
- Началось, - прошептала она.
.***.
Вечер был темным. Небо застилали тучи. Звезды
решили спрятаться от взглядов людей. Черный плащ
надежно скрывал девушку на черном фоне парапета.
Лишь кудрявые каштановые волосы до плеч слегка
выделяли ее на общем фоне.
Край мыса, был обнесен тяжелыми мраморными
перилами. Под ними раскинулось бушующее море.
Волны в темноте были не видны, только слышались их
тяжелые удары о скалы.
- Скучаешь сестренка?
Он подошел неслышно. Буквально возник из
неоткуда у нее за плечом. И как только он появился, небо
просветлело, обнажив нарисованные звезды.
Их глаза встретились, синие глаза девушки и
коричневые юноши. Он был на целую голову выше нее.
Черные волосы, зализанные назад, контрастировали с
белизной выбритой кожи возле ушей.
Раньше Карина была рада своему старшему брату,
второму по рождению после Дарена. Он был ее лучшим
другом, и они немало времени провели в веселых
приключениях. Но теперь он пугал ее все больше с
каждым днем.
- Нет, Талан. Я наслаждаюсь вечером, - ответила Карина,
своим тоном давая понять, что разговор окончен.
26
- Красивый плащ. Мне кажется или я вижу его все чаще.
- Это не твое дело, - сказала Карина отворачиваясь.
- Мое, - бросил Талан.
Резко приблизившись, он схватил ее за плащ и
дернул. Под покровом черной ткани скрывался костюм
из белоснежного хлопка.
- Дарен, приказал
ослушалась.
нам
одеть
черное.
Ты
опять
- Да, - в глазах Карины сверкнула упрямство, - И я скорее
умру, чем исполню этот приказ.
- Следи за словами. Они вполне могут сбыться. Не будь
глупой просто надень и ни чего не изменится, - мягко
проговорил юноша.
- Все изменится. Вас это уже изменило.
- Ни чего подобного. Мы остались прежними.
- Ты просто не видишь. Оно даже Балана изменило.
- Он просто вырос вот и все, - отмахнулся от нее Талан.
- За три месяца? Ты ослеп? С тех пор как появились эти
пятна, все изменилось. Чернота поедает Капрелу.
Вначале стены, теперь люди. Когда ты последний раз
видел отца?
- Вчера, - нерешительно ответил парень.
- И каким он был? – порывисто спросила Карина.
- Не важно, - Талану с трудом удавалось скрывать злость.
27
- А я тебе скажу. Он был черным. Абсолютно черным. От
одежды до кожи и даже глаз. Мы должны отправиться в
путь, чтобы найти ключ…
- Замолчи!- «Почему тебе обязательно лезть туда, куда не
просят». Талан кипел внутри от злости. Кариан снова не
оставляла ему выбора.
- Мы должны найти его. Вместо того, что бы потакать
безумию отца. Ключ, это единственное что поможет нам
вернуть белый цвет.
- ЗА-Т-КНИСЬ!!!
Талан словно с цепи сорвался, схватив Карину за
грудки рубашки, он откинул плащ в сторону и перевесил
ее через парапет. Единственное, что ей оставалось это
цепляться за его руки.
- Ты сейчас! Пойдешь в свою комнату! И наденешь
черное платье! – брат говорил отрывисто, чеканя каждое
слово.
- Нет!
Характеры у них были одинаково упрямые. Но
Талан, помедлив мгновение потянул, ее на себя. И в тот
момент, когда она отпустила руки, чтобы схватиться за
край парапета. Отпустил руки.
Она почему – то совсем не испугалась. Ведь она
увидела в глазах брата прежний блеск. Они загорались
так, словно они готовили очередную шалость. Но он
отпустил руки. Руки, которым она всегда могла доверять.
Последнее, что она увидела, были звезды, которые
ярко горели на небе. А после небо застила темнота.
28
Вначале она подумала, что ослепла. Но поняла, что брат
кинул ей вслед черный плащ.
Непродолжительный полет вниз закончился так
же внезапно, как и начался. Удар. Сильный удар о воду,
который выбил из легких весь воздух. А из головы
сознание. Удар тока, проходящий по всему телу. И
темнота.
В ее голове мелькнула последняя мысль. «Он
отпустил свои руки…»
.***.
Очнулась она в каком - то странном сарайчике.
Голова нещадно болела. Карина лежала на свернутых
сетях, сверху на которых был расстелен ее же плащ.
Рядом играли в карты трое парней. В темно – синих
шароварах сделанных из плотной ткани. И в жилетках из
атласа, цвета моря.
- Но это мой цвет, а значит, плюс один дан, - обиженно
протянул один из них.
Они встрепенулись, как только она открыла глаза.
Ближайший юноша вскочил и поднес к ее губам
маленькую чашечку наполненную водой.
- Выпей. Она предаст тебе сил.
И хотя вода была последним, что Карина хотела
сейчас видеть, она сделала глоток. Вода имела
сладковатый привкус. И тут же у нее просветлело в
голове.
Карина увидела перед собой трех парней, они были
похожи как три капли воды. Только сверкали они
разными гранями. Их черные волосы, и загорелая кожа
29
подчеркивала глаза цвета моря. У старшего они
бушевали грозовыми перевалами. Средний был
обладателем глаз цвета спокойных волн перед началом
шторма. Глаза младшего сверкали озорной голубизной.
Она с трудом, но все же смогла приподняться. Тело
немного ломило, хотя после полета с утеса удивительно
было, то, что она в принципе осталась в живых. Она все
еще помнила тот удар о воду. И электрический разряд,
который еще обжигал ее пальцы.
- Где я? - спросила Карина осипшим голосом. «И как я
вообще смогла выжить. Брат. Что ты сделала на этот
раз?».
- В Моране. Тебя выбросило на берег, а мы нашли, –
ответил, тот, что напоил ее.
- Ты из Капрелы? – спросил один из них.
- Да, – отпираться было глупо. Только в их королевстве
носили белые одежды... Хотя теперь уже черные.
- Что там происходит? Вы уже несколько месяцев не
ведете торговлю с нами, - спросил тот, что был
помладше, подсаживаясь поближе.
- Пророчество сбылось, – только и смогла ответить
Карина.
- То самое?! – спросили они вместе.
- Да.
Мало
кто
на
землях
Антуина
помнил
предсмертные слова старой ведуньи. С тех пор минуло не
одно столетие. Но жители Синего королевства
передавали его из уст в уста, из поколения в поколение.
30
Они находились ближе всех к Капреле. А значит, примут
удар первыми.
- Это мы и подозревали. Пограничники стали замечать
странные Черные корабли, - сказал самый старший.
- Меня Карина зовут, - решила сменить тему девушка.
- О, простите наши манеры. Я Тайрус, - представился
старший, - Это Мулту, и Немох. Мои братья.
- Вы принцесса Карина? – спросил последний.
- Да, - ответила девушка, слегка напрягаясь, - откуда ты
знаешь?
- Тебя ищут, – сказал средний.
- Кто?
- Черные странники. Таких мы никогда не видели. Они
носят длинные черные плащи и маски, – ответил
старший.
- Гвардейцы короля.
- Их видели на Северном мысе, скоро они доберутся
сюда, - сказал средний.
- Мы можем пойти к нашему королю и он… - предложил
младший.
- Нет! – отрезала Карина.
Она точно знала, что кто-то из оставшихся девяти
королей похитил их реликвию и начал войну. И вполне
может быть, это был Аватонн, король Морана. Синий
народ не отличался властолюбием. Но ключ это
сильнейший артефакт Антуина. Ключ увеличивал
количество магии, производимой фонтаном силы в
31
несколько раз. И повышал
способность
единовременно
количество магии из колодца.
симбиоз магов. Их
забирать
большее
- Я просто уйду, - Карина встала на ноги, но когда поняла,
что идти ей некуда села обратно. Все кого она знала,
остались в Капреле.
- Нет. Это опасно. Мы должны спрятать тебя, - твердо
сказал Тайрус, кладя руку ей на плечо. «Я не потеряю
тебя снова».
- Мы отдадим им твой плащ, скажем, что нашли его на
берегу, они поверят, что ты утонула, – предложил Немох.
- Почему вы помогаете мне? – растеряно спросила
Карина.
- Ты знаешь часть пророчества, касающуюся Морана? спросил старший.
Вода должна сохранить крупицу света.
Иначе Ладога вернется вспять.
Корабли первых людей вновь спустятся на воду.
И уже никогда не коснутся земли.
Процитировал Тайрус.
- Если ты не знаешь, по преданиям Морана, Первые
корабли не могут касаться воды. Поэтому они подняты
так высоко на сваях, возле площади Празднеств. Когда
вода поднимется до их днищ, Антуин погрузиться под
воду, что будет олицетворять конец всему, - добавил
средний.
32
- Поэтому мы должны помочь тебе. Если пророчество
правдиво, то это ты крупица света. А мы вода, которая
должна сохранить ее. Ты пойдешь с нами в рейс на
несколько недель, к тому времени Темные уйдут из
Морана, - предложил старший.
Это решение показалось им самым простым. А
Карине было все равно. Она просто потерялась в своих
мыслях. С трудом представляя, что же ей делать дальше.
Она надеялась на своих братьев. Это они должны быть
сейчас здесь. И это они должны принимать решения. Всю
свою жизнь она находилась под их защитой…
Единственные несколько раз, что она покидала
Белые земли, не продлились и несколько дней. Она жила
в закрытом мире. Где все существовало по привычным
правилам. Там не было неожиданностей или угрозы.
Только там она чувствовала себя в безопасности.
А теперь она уходила в море… С людьми которых
видела первый раз в своей жизни. Странное чувство
пустоты. Тик – так. Тик – так. Звуки тиканья часов…
Усиливали чувство пустоты и неизбежности.
.***.
«Синяя лазурь» уже несколько дней бороздила
неспокойные воды. Ее борта некогда были выкрашены в
синий цвет, но после длительных плаваний, краска
облупилась, оставив от себя лишь небольшие разводы. А
вот паруса, развивающиеся на ветру, были насыщенно
синего цвета. Осень еще только начиналась, но небо уже
затягивалось тучами. Зима близко.
Вместе с ними из порта вышли еще около десяти,
двенадцати кораблей. Но в первый же день они
33
разошлись в разные стороны. У каждой команды была
своя задача. У их четверки она была, наверное, самая
опасная. Они должны были поймать Голрата. Огромную
рыбу своим размером в два раза превышающую каждый
из кораблей их небольшой флотилии.
Братья предложили ей отправиться с теми, кто
ловил Голубой блеск (небольшие рыбки, которые
плавают огромными косяками. Их чешуя отливает
серебряно – голубым блеском). Самое безопасное из
заданий Моранов. Но Карине показалось странным
плыть с кем – либо еще кроме итак мало знакомых ей
братьев.
Карину поразило насколько изношенная на
моряках одежда. Но Мулту объяснил ей, что в рейсы они
надевали самую старую. Ведь она обязательно замарается
или порвется. А вот чашки и тарелки были сделаны из
красивого синеватого мрамора и были украшены
необычной резьбой. Им бы позавидовал самый
предвзятый аристократ. Тяжесть мрамора удерживала их
на раскачивающейся палубе.
На их корабле она была единственной девушкой.
Но на других они были не редкостью. Они заплетали
волосы в тугие косы. И повязывали их косынками. У
Моранцев не было разделения труда по половому
признаку. Работу выполнял тот, кто умел и хотел этого.
Погода их не баловала. Штормовой ветер
преследовал по пятам. Раздувая паруса и мешая
следовать выбранному курсу. Но при всех трудностях,
которые преследовали их каждый день. Моряки
продолжали улыбаться. А иногда даже напевали
34
странные
Карины.
песенки.
Смысл,
которых,
ускользал
от
.***.
В середине третьего дня Карина стояла на носу
корабля, вглядываясь вдаль. На плечах у нее
громоздился плащ вытертого - синего цвета. Он имел
грубую фактуру, но очень хорошо защищал от ветра и
холода.
В дали она видела отсветы на границе мира. И то,
как в нее бились волны, откатываясь назад. Эта картина
надолго в печаталась ей в мысли. Их мир был окружен
прозрачной непреодолимой преградой. Но что же там?
За этой гранью. Пустота? Или множество таких же миров
как этот… Над этими вопросами билось не одно
поколение ученых и философов. Но убедительного ответа
никто так и не смог найти.
- Это последний рейс перед началом зимы. Надеюсь, нам
удастся поймать хотя бы одного Голрата, - Тайрус встал у
нее возле плеча.
- Я вас не понимаю, - произнесла девушка через
несколько минут молчания.
- Что именно? – спросил Тайрус, стараясь, чтобы Карина
не заметила его взгляда.
- Ваша жизнь полна трудностей. Каждый год вы с риском
для жизни отправляетесь в море, чтобы обеспечить все
остальные королевства рыбой.
- Голраты большие, хватает надолго.
- Я не об этом. Почему вы улыбаетесь? – спросила
Карина, повернувшись к парню лицом.
35
- Почему мы улыбаемся? – задумчиво переспросил
Тайрус. С его лица на мгновение исчезла улыбка. Но в тот
же миг вернулась обратно. – Просто. Просто так. Разве
для улыбки обязательна причина?
- Не знаю, - неуверенно произнесла Карина, вновь
повернувшись к волнам.
- Так жить проще. Если ты будешь печалиться и стонать,
жизнь от этого не станет лучше. Печаль отнимает
слишком много сил и времени. Для улыбки не нужна
причина, если она настоящая.
- Ты прав, - ответила Карина.
Они оба замолчали. Тишину разрушал лишь плеск
волн. Корабль шел мягко, капитан вел его твердой рукой.
Где - то впереди из волн показались черные спины
огромных рыб.
- Голраты! - закричал Тайрус, - Голраты!!!
На палубе тут же появилось множество людей.
Некоторые тащили сеть. Другие длинные палки с
крючками на концах. Карину оттеснили на середину
корабля, к главной мачте.
Карина прижалась спиной к дереву и заворожено
наблюдала за слаженной работой рыбаков. Они
действовали так, словно могли читать мысли друг друга.
Лишь изредка кто - нибудь выкрикивал команды. И не
только на этом корабле. Все остальные моряки также
двигались синхронно. Они двигались очень быстро, и
через некоторое время Карина перестала что – либо
понимать.
36
Она услышала бой барабана, раздающийся с
другого корабля. Он отбивал ритм для моряков. И вместе
с тем отражал биение ее сердца. По бокам кораблей
появились весла. Они двигались синхронно. Мягко
опускаясь вниз и с фонтаном брызг вырываясь наверх.
Вначале они догнали большую стаю Голратов,
отбили одного в сторону и оплели его сетями. И пока
остальные не заметила потери, отплыли как можно
дальше на север, пытаясь их обмануть.
Голрат беспокойно бился в борта кораблей,
угрожая в любую секунду перевернуть один из них. Через
некоторое время они остановились. И с бортов полилась
красная жидкость из больших бутылей. Барабаны
замолчали.
- Что это такое? – спросила Карина, проходящего мимо
Мулту.
- Это сонный отвар.
- Так вы не убивает их?
- Не сейчас, – ответил он и пошел дальше.
Всю свою жизнь Карина любила мясо Голратов и
никогда не задумывалась о том, как именно их ловят.
Ведь они же не рождаются белыми, нарезанными на
кусочки и со сливочным соусом. Реальность всегда
намного темнее наших представлений о ней.
Выждав положенное время корабли двинулись в
обратном направлении, оставляя за собой красный след
который постепенно растворялся, теряя свою силу.
- Тайрус, вы же поймали Голрата, что не так? – спросила
Карина, увидев напряженное лицо парня.
37
- Еще ни чего не закончилось. Стая никогда не отставляет
своего, они уже, заметили потерю. Они попытаются его
отбить.
.***.
На море спустилась тьма, они уже проплыли
большую часть пути, два дня пролетели в постоянном
беспокойстве. Стая так и не появилась. Карине не
спалось, она сидела возле мачты и смотрела на небо.
Нарисованные звезды сверкали на черном полотне
купола. Их свет с трудом достигал корабля. В прошлом
году после зимних туманов не зажглись слишком многие
из них. Между звездами были огромные пятна темноты.
Они словно предвещали тьму, что опустилась на Белое
королевство. И грозила поглотить весь мир.
Море вокруг оставалось безмятежным и казалось
на этот раз возвращение пройдет спокойно. Они
приблизились к Синему порту. Карина увидела силуэты
двух башен. На их вершинах светились огни маяков.
Башни располагались на некотором отдалении от самого
порта, прямо в воде. Образую искусственную бухту.
Маяки стояли на выходе из бухты возле окончаний
мысов. Они освещали путь затерявшимся в ночи
кораблям.
Неожиданно вода под кормой ведущего корабля
вздыбилась фонтаном. И из нее выпрыгнул огромный
Голрат, преграждая путь. Корабли закачались. С боков
появились еще несколько рыб.
Моряки встрепенулись и начали крепить канаты.
Им на помощь поспешили те, кто спал. Каждый из них
38
знал свою работу отменно. Не раздалось ни одного
выкрика или приказа.
В этой давящей тишине Карина всматривалась в
напряженные лица моряков. Некоторые даже сейчас
продолжали улыбаться. Сердце Карины сжалось от
страха. Все, что ей оставалась лишь покрепче вцепиться в
веревку, обмотанную вокруг мачты, чтобы следующим
толчком ее не выкинуло за борт.
Гигантские рыбы закружили вокруг кораблей. А
одна из них подплыла под сети, пытаясь вытолкнуть
своего сородича из них. Но морякам немыслимым
образом удавалось удерживать корабли на плаву. И к
тому же двигаться вперед.
Некоторые из моряков висели буквально в
нескольких сантиметрах от чешуйчатых спин и
плавников Голратов. В любое мгновение, грозясь упасть
вниз, но все же удерживали нужные канаты. Чтобы
корабль продолжал свое плавание.
Голраты сошли с ума. У заднего корабля оторвало
кусок борта, и он начал тонуть. У левого обломали
половину весел. Вода буквально вскипала и пенилась под
телами рыб. Их бока терлись о деревянные бока
кораблей. Плавники и хвосты зачерпывали воду на
борта, пытаясь смыть моряков.
Но даже под ливнем воды они продолжали
крепиться. Их уставшие руки все также твердо держали
канаты. Из бухты появились тяжелые военные корабли.
Они были выкрашены в темно – синий цвет и имели на
носу тараны в виде волны. Гиганты еще никогда не
приближались настолько близко к порту.
39
Перед самым лицом Карины, один из моряков не
удержал равновесие и свалился за борт. Поддавшись
какому-то странному порыву, она заняла его место. Его
затянуло в огромный рот Голрата. Последнее, что она
увидела, были его спокойные глаза и умиротворенная
улыбка. От которых по спине бежали мурашки, и в душу
проникал страх.
Боевые корабли быстро отогнали гигантов на
безопасное расстояние, чтобы рыболовные корабли
зашли на отмель, на которую Голраты не могли попасть.
Задний корабль приходилось тащить за собой двум
боковым. Но добыча осталось в сетях. А значит это все,
было не зря.
Карина еще долго слышала протяжные крики стаи.
Они оплакивали своего сородича. Почему - то Карине
хотелось плакать вместе с ними. Она смотрела по
сторонам и видела спокойствие. Они уже привыкли к
этому… Просто принимали как данность жизни.
.***.
Рейс закончился и они, получив положенную им,
часть улова, направились домой. Братья несли увесистые
кульки со свежим мясом, обвязанные веревкой.
- А ты молодец не растерялась, - похвалил ее Тайрус.
- Это было что-то вроде помешательства. И что всегда
так?
- Бывает и хуже. Иногда они топят корабли. Вот тогда
плохо, - сказал Мулту.
40
На собрании объявили о потере четырех моряков.
Им посвятили минуту молчания и объявили, что завтра
будет поминальный костер.
- Вы такие храбрые. Я бы ни за что не повторила этот
поход, - «да и, наверное, в ближайшее время не захочу
приближаться к воде».
- Это необходимо. Этим мясом мы будем питаться до
следующего рейса. И его хватит на все королевства до
следующего сезона ловли, – сказал Мулту.
- Наш отец говорил, что храбрость это не то, что ты
делаешь. А то вопреки чему это делаешь, – добавил
Тайрус.
Оба брата немного погрустнели после этих слов.
Карина не успела задать вопрос, когда им на встречу
выбежал Немох. И забрал у братьев часть ноши. Он
буквально светился улыбкой.
- Все в порядке, я говорил с рыбаками, Черные
странники вернулись в Капрелу, - сказал Немох, зайдя в
лачугу.
- Отлично, - Тайрус заулыбался своими белоснежными
зубами.
- Они, наверное, подумали, что ты утонула, - сказал
Мулту.
- Вряд ли, - ответила Карина, - у каждого дитя Белого
трона, есть сфера жизни. Пока наши сердца бьются, она
продолжает светиться.
- Но, теперь они не знают где ты. Мы выиграли время,
чтобы спрятать тебя.
41
- Вы так спокойны, - сказала Карина уставшим голосом,
она все никак не могла прийти в себя после пережитого.
Глаза и улыбка погибающего моряка стояли перед ее
взором.
- А почему мы должны тревожиться. Все же хорошо. Мы
вернулись. Странники ушли… - сказал Мулту.
- Но тот моряк погиб. Ты же видел это Мулту. Ты был
рядом. Его засасывало в рот Голрата… А он… Он
улыбался.
Повисла напряженная тишина.
- Это плата, - ответил через некоторое время Тайрус,
абсолютно спокойным голосом.
- За что? – непонимающе спросила Карина.
- За жизнь. Вода дает нам все, что нужно. Но время от
времени забирает самое дорогое. Только так может
существовать баланс.
- Но почему он улыбался?
- Он возвращается домой.
После Тайрус замолчал, и все погрузились в
печальное молчание. Карина все еще не могла понять.
- Когда - то море забрало наших родителей, - сказал
Немох, и по его щеке побежала слеза. Мулту положил
руку ему на плечо.
***
- Иногда в наши жизни приходят печальные моменты,
главное суметь понять, что случившееся невозможно
вернуть и двигаться дальше, - на это раз мышонок был
одет в синий китель и стоял на фоне бушующего моря.
42
Под его ногами качалась палуба. Хотя на самом деле это
был кусок древесины, поставленный на карандаш, - И
пока наши герои приходят в себя, я ознакомлю вас с
Мораном.
Синяя Ладога, Моран расположено на берегу
Бурного моря, это портовый город. Жители в основном
обитают в рыбацких лачугах, которые раскинуты по
всему берегу и на высоких мысах.
Южный и Северный мысы словно обнимают
поселение с двух сторон. В центре стоит деревянный
дворец. А по бокам два больших амбара, в которых
хранятся все запасы. Синий дворец воздвигнут на
небольшой возвышенности. Он напоминает два корабля,
которые слились бортами. Сваи возносят их выше мысов.
По легендам Моранцев, это были Первые корабли,
на которых сюда приплыли Первые люди Морана. На
левом плыли первые женщины, на правом первые
мужчины. Символом Левого корабля была Лилия.
Символом Правого Голрат.
Они основали город - порт на берегу. И воздвигли
две сторожевые башни - маяка, чтобы они освещали путь
затерявшихся кораблей и звали рыбаков домой. Маяки
сложили из синего мрамора, а на их вершинах разожгли
не гаснущие костры.
.***.
Во время празднования Последнего улова, Карина
наблюдала за королем. Ему было уже около пятидесяти,
но он все еще оставался поджарым и мускулистым
мужчиной.
43
Его синяя форма, была идеально выглажена и не
помялась даже, когда он на одних руках взобрался вверх
по канатной лестнице. Оттуда он произнес пламенную
речь, которая произвела впечатление на Карину. Но она
все еще предвзято относилась к нему и старалась не
показываться на глаза.
На его голове была корона. Тайрус с
нескрываемым восхищением рассказывал о ее значении.
- Она поделена на две равных части. Они символизирует
Первые корабли. На каждой части изображен корабль на
волнах, из мрамора и дерева. Но короной является
только мраморная часть. Во время мореплаваний король
заменяет корону на повязку, сложенную из парусов
Первых кораблей, а сверху надевает капитанскую
треуголку. Три угла символизирует мужчину, женщину и
их потомство…
Но Карина не особо вслушивалась в его слова.
Вокруг них шумел пир. И бегало множество собак,
Карину поразило их количество. Она залюбовалась
местными девушками, в их волосы были вплетены
белоснежные лилии.
Они были словно выкованы из белого металла,
оплетенные черным неводом волос. Тайрус смущаясь,
подарил ей один цветок, который она закрепила за
правое ухо, вызвав еще одну улыбку у парня. Карина уже
не впервые поймала себе на мысли, что невод
бушующего моря затягивает ее все глубже.
.***.
Через несколько неделей, когда Карина уже
начинала привыкать к жизни в Синем королевстве она по
44
привычке заканчивала приготовление похлебки, когда
услышала стук открывающейся двери.
- Тайрус? – спросила она, повернувшись, парень
вздрогнул от неожиданности.
- Ты слышала, - немного разочарованно произнес он.
Тайрус явно решил сыграть в любимую игру Немоха.
Подойти сзади и закрыть руками глаза.
- Ты рано вернулся?
- Да… Просто…
Тайрус зачем – то встал перед ней, хотя в любое
мгновение брызги из котла могли испачкать его новый
китель. Который раньше не попадался Карине на глаза.
- Как прошла встреча с королем? – спросила Карина.
- Нормально, - ответил Тайрус, сложив руки на груди.
Карина увидела, что Тайрус чего – то хочет от нее,
но решила дождаться, когда он сам расскажет. Она по
своему опыту общения с братьями знала, что нельзя
потворствовать желанию похвастаться.
- Тебе назначали капитаном? – в лачугу вбежал Немох.
- Да, - немного разочарованно ответил Тайрус.
- Поздравляю, - сказала Карина и протянула ему
пирожное, в виде лилии. Она слышала вчера ночью
разговор братьев, и решила подготовить сюрприз.
- Спасибо, - Тайрус смущено опустил глаза и опустил
палец в крем, - Это мое! – возмутился он, отталкивая
руку брата.
- Я тоже хочу, - обижено протянул Немох.
45
- Вы еще подеритесь, я приготовила на всех, - сказала
Карина, открывая противень.
Готовка была одним из немногих ее занятий в
Белом дворце.
***
- Где Потучек с Лютялей, - обеспокоенно спросил Бессон.
- Они гуляют, - ответил старец.
- Нужно вернуть их. И как можно быстрее.
- Ты должен помочь выжившим, – перебила его Карина.
- Что? – растеряно, спросил Бессон.
- Ты чародей. Светлояр слишком стар, а Потучек с
Лютялей маленькие.
- Я… Не могу… Мы знакомы всего несколько часов. И ты
не знаешь, что я не отличаюсь храбростью.
- Храбрость это не то, что ты делаешь. А то вопреки чему
это делаешь.
Бессон посмотрел на нее немного странно. Но
накинул на плечи плащ и натянул перчатки. Руки его
дрожали.
- Я сделаю это. Но не обещаю, что справлюсь.
46
Глава 3.
Флоростан.
Мышонок появился в норке внезапно. Он странно
улыбался, а возле уголка рта у него было бордовое
пятнышко. Он все же смог добраться до запасов варенья.
Одет он был в темно - фиолетовое одеяние и важно
прилег на серебряную циновку.
- Вам показалось странным поведение Бессона. И если я
намекну, что он родом из Флорастана, это вам ни чего не
скажет? Тогда я объясню. Этот народ отличается некой
степенью трусости передающейся из поколения в
поколение. Чем и вызван панический приступ Бессона.
Они могут часами возлежать на своих циновках. Но если
что - то угрожает им, они проявляют недюжинную
быстроту, чтобы избежать опасности. Но прежде чем мы
перейдем к непосредственным действиям я позволю себе
ознакомить вас с эти королевством.
Флорастан стоит в глубине земель между скал
Сайлеста и Межевого холма Капрелы. Замок поделен на
три части, в виде трех окружностей, в центре, на
пересечении которых стоит дворец. Стены первой
выкрашены в золотой, второй в серебряный, третьей в
медный. В зависимости от того, мастера по какому
металлу в них живут. Дома чародеев расположены по
внешним сторонам кругов. На одном расстоянии друг от
друга.
Дворец возносится вверх тремя витыми башнями
цвета железа, которые оплетаются вокруг друг друга.
Замок напоминает цветок с тремя лепестками. Когда – то
47
эта монархия славилась своими цветами, а не
искусственными украшениями. В долине до самого моря,
колосились поля цветов. Но сейчас там лишь дыры от
шахт и разрытая земля. На троне восседает династия
Флоранийцев.
Они начали чеканить деньги. И это изменило
монархию до не узнаваемости. Он стал самым закрытым
замком Антуина.
Бессон, конечно же, не является типичным
представителем своего народа. Я бы даже сказал,
радикально от них отличается. Он высокий и поджарый,
в отличие от своих полноватых соплеменников. Также он
отличается активностью и жизнелюбием. Но вот
трусость, к сожалению, впиталась с молоком матери.
Хотя он и пытается всячески исправиться и воспитывает
в себе черты героя. Особенно когда его об этом просят
симпатичные девушки. Если вы понимаете, о чем я.
***
Карина обеспокоено ходила по комнате. Потучек и
Лютяля вернулись с прогулки и наблюдали за ее
метаниями. Поворачивая голову ей в след. Светлояр
листал большой кожаный том, ища любые заклинания
способные помочь. Он уже составил довольно длинный
свиток. Таргитай исчез из очага. Как объяснил старец, он
отправился помогать Бессону. Поэтому им приходилось
обходиться светом из окна. Карине даже показалось, что
дом как – то посерел и словно постарел лет на десять.
Карина не сводила глаз с двери. И впервые как
следует, рассмотрела ее. Дверь имела посередине
большую медную панель с одиннадцатью углублениями
48
заключенных в овал, в которые можно было вставить
резную ручку. Десять соответствовала королевствам и
еще одно в середине, чтобы попасть в дом. Они были
соединены тонкой линией.
Окна в доме имели странные свойства. Они могли
менять свою форму в зависимости от того на какое
королевство они выходили. Сейчас ручка стояла в самом
центре, деревянной панели, и из окна открывался вид на
пологий холм, который окружал дом со всех сторон.
Потучек рассказал ей, что хоть через эту дверь
можно попасть во все королевства. Но на самом деле дом
находился в одном и том же месте. В самом центре
Антуина. В королевствах дверь находился где-то на
задворках. В месте скрытом от посторонних глаз.
Единственное, что могло выдать ее, был другой цвет
краски на двери.
- Где же он, - обеспокоенно спросила Карина.
- Успокойтесь, дорогуша. Длительность отсутствия может
быть и хорошим знаком, – сказал Светлояр, не отрываясь
от книги.
- Вы можете с ним связаться?
- Нет. Но в случае опасности он пошлет нам знак. Карина
с ним Таргитай.
- Разве это должно меня успокоить?
- Разумно, - сказал Светлояр через мгновение.
Оторвавшись от чтения очередного фрагмента книги.
49
***
Устав ждать они приступили к еде. Так как демона
не было. А поленья не желали без него разгораться. Им
пришлось обойтись бутербродами и холодным морсом.
Когда они дожевывали последние кусочки, в дверь
ввалился Бессон. Его одежда была измята и потрепана.
Плащ был в нескольких частях прожжен. Вид у него был
уставший. Бессон прошел внутрь, ногой захлопнув дверь.
К облегчению Карина заметила, что он явился из
Голубого королевства. Вслед за ним в трубу просочился
Таргитай. Он же прибывал в приподнятом настроении. И
его лицо сверкало от улыбки. С его появлением дом
словно преобразился.
Бессон театрально откинулся на стуле и протянул
руку к стакану. Потучек тут же наполнил его морсом. И
только после того как он напился, он наконец заговорил.
- Я нагнал их около Огорана. Всего семь кораблей.
Вначале я подумал, что на море начался шторм. Но
потом понял, это были Голроты. Не знаю, сколько их
было. Но море просто бурлило. Единственное, что я смог
придумать это заклинание ветра. Сначала удалось
управлять кораблями. Стая осталась позади. Но они
сразу догнали нас. Или это была другая стая. А потом…
Потом появился Таргитай…
В голосе Бессона появилось раздражение. А демон
задорно рассмеялся.
- И что случилось? – спросил Потучек.
- Он нырнул в воду, - произнес юноша сквозь зубы, - вода
закипела. Рыбы тут же исчезли. Но он даже не подумал
выплывать обратно.
50
- А что? Там было интересно. Подводные скалы.
Сокровища, – последнее слова он произнес мечтательно.
- Вода вспенилась. И мне пришлось поднять корабли над
водой.
- У тебя получилось? – восхитительно спросил Потучек.
- Не с первого раза, - со «скрипом» признался Бессон, но так их даже проще было передвигаться.
Прежде чем продолжить он
несколько слив и с трудом прожевал.
засунул
в
рот
- Я решил перенести их в Лартаин. Чуть не уронил в
пустыне. А вот после… - он интригующе замолчал,
собирался с силами, чтобы продолжить, - появились они.
- Кто? – заворожено спросил Потучек.
- Чародеи в черных мантиях.
- Сколько их было? – спросила Карина, сбив его с мысли.
- Четверо.
- Не все, - сказала она с облегчением, Бессон несколько
секунд непонимающе смотрел на нее, но продолжил.
- Я думал все, конец. Корабли посыпались вниз. Но по
счастью появились Голубые маги.
В комнате были дети, и поэтому он решил не
рассказывать о том, что один из кораблей все же
разбился о землю. А черные чародеи применили
заклятия, от которых все стыло внутри. И в голову лезли
самые страшные воспоминания. Даже сейчас сидя в
светлой гостиной, он не мог избавиться от страха внутри
себя. Хотя пытался строить из себя героя.
51
- Значит, они спаслись? – спросила Карина.
- Да Черных чародеев было слишком мало, - Бессон
вымученно улыбнулся, - тебе передали кое - что, - он
достал из потайного кармана чашечку из синего
мрамора.
- Тайрус. Значит, он жив? – спросила Карина с надеждой.
- Не знаю, это мне дала маленькая девочка. Она не
представилась.
- Почему тогда ты думаешь, что чаша для меня? –
непонимающе спросила Карина.
- Потому, что девочка сказала, что она для нашего
спасителя.
- Тогда она твоя, - Карина попыталась вернуть ее обратно.
- Нет, мне бы ни за что не хватило смелости сделать это,
если бы не твои слова. Она твоя.
- Ты можешь посмотреть есть ли среди выживших, трое
братьев, - Карина решила сменить тему, и поставила
чашу на каминную полку.
- Посмотреть могу, но сказать им о тебе, нет. Это еще
одна особенность заклинания о тебе не будет знать ни кто
снаружи. И ни кто из обитателей дома не сможет о тебе
говорить.
- Тогда не надо, - разочарованно протянула Карина.
- Ладно, я пошел спать.
Бессон встал из – за стола и пошел на верх. Выйдя
из комнаты, он прислонился к стене и дождался пока его
колени, перестанут дрожать. Переведя дух он все же
начал подниматься.
52
- А ты где был? - осуждающе спросил Потучек у Таргитая.
- Ну, не успел я, - ответил он немного виновато.
Захлопнув за собой дверь, он весь затрясся и
хлопнулся на кровать, закрыв лицо подушкой. Внизу он
немного соврал. Но не о том, что произошло с
кораблями. А о том, что пошел спать. Он уже несколько
лет вообще не спал. Об этом знал только старец.
Поэтому в его комнате повсюду громоздились
башенки палочек и карт. Множество
пазлов,
законченных или нет. Ночи бывают длинными. А
Таргитай не всегда хотел с ним болтать. Приходилось
убивать время. Это помогало не вспоминать о своей
жизни в Фиолетовой монархии.
.***.
Он еще в детстве понял, что не такой как все (да он
просто Эмо). Жизнь в Фиолетовом замке текла мерно и
размерено. Люди ходили по улицам редко и очень
медленно. Маленькими шажками, плетясь по улицам.
Все свободное время они лежали на террасах и
поедали фрукты и различные блюда с пряностями. От
чего их тела были похожи на гигантские колыхающиеся
горы. Вес был их гордостью. Чем толще был человек, тем
богаче и выше стоял он по статусу. Всю грязную работу
выполняли големы.
Флорастан
поставлял
всем
остальным
королевствам украшения. Все необходимые материалы
добывали големы, в разных шахтах, разбросанных по
всему королевству. Но люди сами обрабатывали их.
Флорастанцы не смотря на свою лень, были
искуснейшим ювелирами. Драгоценные камни в
53
больших количествах выкупались у Голтенхауна. Или
обменивались на готовые украшения.
А чародеи Флоростана вели аскетичный образ
жизни. Они отказывали себе абсолютно во всем. Изнуряя
тело голоданиями. Издалека они больше походили на
скелетов, чем на людей. Их худобу скрывали длинные
объемные одеяния.
Чародеи делились на гильдии. В зависимости от
того, чем занимались создаваемые ими големы. Самыми
знатными были добытчики золота. Они носили
фиолетовые одежды вышитые золотыми нитями и
украшенные прозрачными камнями. И жили в больших
домах.
Очень редко в семьях толстяков рождались
особенные дети. Со способностью к магии. Их тут же
забирали чародеи, чтобы воспитывать и растить в
традициях своего ордена.
.***.
Бессон родился в семье серебряных дел мастера.
Они жили в богато украшенном доме с пышным садом.
Так, по крайней мере, считали родители и старший брат.
Да и редкие гости не уставали восхищаться убранством
дома.
Но мальчику всегда виделось, что они живут в двух
этажном, сером бараке. Как и все остальные жители
Фиолетового замка. Богатые ткани одежды и мебель
обтянутая ею, виделись ему фиолетовыми тряпками
разных оттенков, без всяких украшений. И только
проходящие мимо чародеи сверкали великолепием.
54
Еще в детстве он понял, что об этом нельзя
рассказывать. Мать обижалась, а отец наказывал. Но
главным отличием от остальных было его жизнелюбие.
Он не понимал, сколько можно лежать на террасах
и поедать такое количество пищи. Его намного больше
привлекали игры со своими големами. Но он боялся, что
чародеи его найдут.
.***.
Бессон всегда их боялся. Чародеев. В них он видел
что-то неправильное. За ними шла толпа големов
охранников. Но они не пугали его так сильно как глаза
этих «скелетов». Как только он видел чародеев, то сразу
же убегал в дом и прятался в чулане, в самой дальней
комнате.
И там же он создал своих первых големов Палочку
и Камешка. Конечно, они были не такими красивые как у
чародеев. Но зато имели настоящие чувства. Они могли
радоваться, грустить, веселиться и печалиться.
На протяжении нескольких лет они играли на
заднем дворе. Там где все видели пышный сад. Бессону
виделись чахлые деревья и сухая трава. Они придумали
множество игр. И пережили уйму путешествий, ни куда
не выходя. Бессон создавал другие королевства прямо у
себя во дворе.
Заигравшись он не заметил пристальный взгляд.
На следующий день за ним пришли… Скелеты.
.***.
Его забрали в дом чарадея. Любой другой
мальчишка был бы безумно рад. Даже его брат, которого
55
всегда считали лучшим,
отказался от второго обеда.
позеленел
от
зависти
и
Бессон же был не особо счастлив. Придется уйти из
родного дома. В дом человека, который вызывает у него
страх. А Палочку и Камешка оставить здесь. Ведь если
чародей узнает о них рассердиться.
.***.
Учение было нудным и состояло в основном из
монотонных действий, которые через пару дней надоело
мальчику. Если бы не его големы, которым все же
удалось проникнуть в дом, жизнь была бы сущим
разочарованием.
Прошло пять лет, но обучение у чародея, лишь
немного усложнилось. Ему нужно было взять четыре
мешка с разноцветными порошками и смешать их в
нужных пропорциях. И так каждый день.
Чародей, который взял Бессона в обучение был не
в курсе, что через несколько месяцев, когда взвешивание
и рассыпание порошков ему порядком надоело, Бессон
создал еще двух големов Весы и Сыпучку. Их главным
желанием было взвешивать и смешивать. Они
испытывали настоящее счастье, делая это изо дня в день.
Бессон же вместе Палочкой и Камешком
исследовали город. Правда теперь големы стали Дубиной
и Кувалдой. Увеличившись в несколько раз. Бессон так и
не смог понять, отчего это произошло.
Стражники замка не однократно гонялась за ними.
Но поймать ни разу так и не смогли. И даже узнать, что
это они. Заклятья Бессона надежно скрывало их личины.
56
.***.
Однажды утром после того как чародей в
очередной раз поставил перед ним мешки с порошками и
ушел по своим делам. Бессон велел Весам и Сыпучке
приступать к работе и отправился проследить за
чародеем.
Дубина и Кувалда пошли с ним. Они производили
настолько много шума, что Бессон превратил их в
маленькие фигурки, которые уместились в карман. И
начал красться за чародеем.
Тот степенно шел по улице. А за ним тянулась
вереница големов - охранников. И Бессон превратился в
одного из них. Чародей через некоторое время свернул с
главной улицы, в узкий проулок. Големы охранники
встали на проходе.
Чародей остановился у дальней стены, сделал
несколько пасов и исчез внутри. Бессон стукнул себя по
голове, исчезая из вида. И подошел к тому же месту,
слегка сощурившись, он начал всматриваться в стену,
чтобы различить заклятье. Повторив движения чародея,
он почувствовал, как его засасывает внутрь.
.***.
Пройдя по темному коридору, Бессон вышел к
большому освященному залу с прозрачным куполом. Он
остался в темном коридоре, чтобы не выдавать себя
заклятье невидимости действовало не долго. В зале было
множество подушек, на которых возлежали все чародеи
Флорастана.
Бессон стал наблюдать за ними. Его учитель как
раз устраивался на своем ложе. Тогда – то он и заметил,
57
что над ним висела странная дымка. Она была похожа на
то, как воздух плавится от жары. Проведя перед глазами
рукой, Бессон снял ее.
И
был
ошарашен
уведенным.
Вместо
скелетообразных аскетов, перед ним предстали пышущих
здоровьем величественные здоровяки. Они поедали
фрукты, запивая их вином. А перед ними танцевали
девушки.
Приглядевшись, Бессон понял, что они все из
разных королевств. Их волосы, цвет кожи и глаза
слишком разнились. И ни одна из них не была из
Флорастана. Оливковый цвет кожи их женщин, нельзя
было спутать ни с каким другим. Их улыбки, были
натянутыми, а в глазах сквозил страх. Щиколотки были
скованы цепями.
- Он становится все могущественнее. Он создал уже
четырех реальных големов, - донеслись до него слова
учителя.
- Нам не о чем беспокоиться. Пока он под нашим
присмотром. В случае угрозы, поступим как обычно.
- Он может догадаться и сам. Когда он осознает свое
могущество, будет уже поздно. Не забывай, чья он кровь.
Нужно было давить их в младенчестве.
- Успокойся Ярус, и наслаждайся зрелищем. Жертвенная
церемония уже скоро.
Бессон ошарашено начал отступать назад. Его не
столько поразили слова учителя, как то, что он увидел.
Все что говорили или делали чародеи, было ложью. Не
только… Вся жизнь Флорастана - ложь!!!
58
В странном бреду, он свернул не туда. В тот
момент, когда он понял, что коридор тянется слишком
долго, возвращаться назад было поздно. Тем более где –
то впереди мерцал свет.
.***.
Свет исходил из большой пещеры, где на полу
спало множество людей. Судя по цвету, волос и кожи они
были из разных народов. Но не успел Бессон осознать
увиденное, как из бокового прохода появилась группа
големов. Они все проходили сквозь водную изморозь,
стекающую с потолка. И к ужасу Бессона превращались в
людей.
Они все выглядели ужасно изможденными.
Каждый из них будил кого – то из спящих на полу и
занимал его место. Тот в свою очередь поднимался и,
проходя через преграду, превращаясь в голема.
И тут Бессон проявил свою самую ненавистную
черту. Он струсил, беззвучно вскрикнув, он кинулся в
обратную сторону. Преодолев темный коридор, выбежал
наружу через арку. Шарахнувшись от големов
охраняющих проход, он побежал домой.
Улицы
проносились
мимо.
Но,
только
остановившись возле ворот, он понял, что это дом
чародея. Башня поднималась высоко вверх. И бойницы
смотрели на него, словно распахнутые глаза чудовищ. Он
превозмогая страх зашел внутри и забрал своих големов,
которые безумно огорчились, от того, что пришлось
прервать их любимое занятие.
Закинув в сумку немного еды и свитки, на которых
он рисовал эскизы своих будущих големов он вышел во
59
двор. Проникнув сквозь стену, он оказался с другой
стороны.
Флорастан давно было закрытой монархией. Но
рабство было слишком страшным преступлением. Он не
мог понять, как раньше этого не замечал. Или возможно
не хотел замечать.
В его голове бились странные мысли. Он хотел
действовать. Стать героем тех книг, которые он нашел в
закрытой части библиотеки. Он хотел стать героем…
Только смелости не хватило.
.***.
Пробираясь через пустынные улочки Бессон
продумывал куда же ему податься. Домой возвращаться
нельзя, там его быстро найдут. Прятаться нужно за
пределами Флорастана. Но там он никого не знал.
Но словно кто – то навел на него порчу. Обходя
стороной большой золоченый дом, с фиолетовыми
разводами, он повстречал колонну чародеев.
В начале его ни кто не заметил и Бессон уже было
подумал, что ему удастся благополучно проскочить. Но в
какой-то момент учитель, словно почувствовав что-то,
обернулся. И тут же обрушил на Бессона заклятье.
Остальные чародеи поспешили присоединиться к нему.
Немыслимым образом ему удалось отразить те, что
летели точно в него. Остальные врезались в стены домов,
выбивая из них огромные куски. С террас высунулись
удивленные лица. Но тут же исчезли. Флорастанцы
всегда знали, когда пора удалиться.
60
Чародеи
безостановочно
палили
в
него
заклятьями, которые попадали во все подряд. Они
поднимали тучи пыли с дороги. Заклинания искрились и
окрашивали воздух в разные цвета. Бессон выставил
защиту и пытался оторваться от толпы разъяренных
чародеев.
Это было трудно, они могли прыгать в
пространстве на небольшие расстояния. И как бы быстро
он не бежал, они всегда были где – то позади. Их
заклинания множились, сливались и рикошетили.
Отчаявшись спастись бегством, Бессон решил
укрыться в каком – нибудь доме и хоть на мгновение
передохнуть, чтобы собраться с мыслями. Ведь сейчас он
делал все спонтанно, не отдавая себе отчета в своих
действиях. Ему в глаза, бросилась зеленная дверь.
Раздумывать было некогда. Перевернувшись в
воздухе, он спиной влетел в дверь. Почувствовав что ктото сумел достать его заклятьем.
***
Бессон вновь вспоминал тот ужас, который ему
снился в течение первого месяца. Заклятье задело его на
излете, но поселило в сердце страх.
Страх однажды поселившийся в душе. Начинает
пожирать ее. Оставляя пустоту. Слова из древней книжки
сказок очень точно отражали его состояние.
Там, куда впились острые когти страха, оставались
дырки. Их нельзя было заполнить ни едой, ни весельем,
ни вином. Пустота вызывала еще больший страх.
61
Ему снились несчастные люди в пещере. Они
тянули к нему руки и молили о помощи. После
появлялись родители или брат. Они садились на
серебряные подносы, отцовской работы и их пожирали
чародеи, ставшие чудовищами.
Но самый страшный был тот, в котором, он убегал
от чародеев. Подбегал к зеленной двери. Брался за ручку,
а учитель хватал его за ногу и тащил в толпу, где его
ждали монстры с масками аскетов на мордах. Ему
удавалось вырваться и добежать до двери. Но она была
закрыта… Закрыта навсегда, отрезая ему путь к
спасению.
Это продолжалось каждую ночь. Светлояр через
некоторое время попытался снять заклятье. Но все
попытки были безуспешны. Тогда он заколдовал его еще
раз, лишив сна. За это он раз в году должен был на целый
день впадать в забытье.
Он уже начал вновь погружаться в свои кошмары,
когда из – под кровати вылезли его големы. Он так их и
не увеличил. Бессон был благодарен им за то, что они
всегда были рядом и поддерживали его.
***
- Бессон из Флорастана? – спросила Карина.
- Да, - ответил ей Светлояр.
- А мне всегда казалось, что они все большие и ленивые.
- Они не толстые, они горячие, если ты понимаешь, о
чем я, - сказал Таргитай и подмигнул ей.
- В большинстве своем да. Но Бессон особенный, даже
среди чародеев фиолетовой монархии. Его сердце
62
трепещет, но дух силен. Да и лень это всего лишь страх
перед препятствиями и принятием решений не более, мудро заметил старец.
- Но зато приятное время препровождение, - добавил
Таргитай и вновь рассмеялся.
- Наверное, не надо было на него давить, - обеспокоено
проговорила Карина.
- Напротив хороший пинок иногда может сподвигнуть на
длительный путь.
***
На следующий день к ним пришла весть о том, что
на Флорастан напала Черная армия. Потучек тут же
забегал по кругу, собирая свитки с заклятиями. Даже
Светлояр поднялся и начал разминать свои кости.
- Отправляемся через пять минут, - сообщил им старец.
- Нет! – все удивленно посмотрели на Бессона.
- Почему же? – спросил Светлояр.
- Они не достойны спасения, - сказал он подавленным
голосом. Молчать все это время было ошибкой. Но ему
было слишком стыдно.
- Что ты такое говоришь? Это твой родной народ, - сказал
ошарашенный Потучек.
- Вот именно, - ответил Бессон, опустив глаза в пол, - это
мой народ.
- Бессон ты нам ни чего рассказать не хочешь, - спросил
Светлояр, пристально смотря на него.
63
Юноша довольно долго молчал. Он уже хотел, как
всегда струсить, но посмотрел на Карину. Для того чтобы
поверить в себя порой хватает всего лишь одного слова,
произнесенного человеком который почему - то решил
довериться тебе.
Собравшись с силами, он рассказал обо всем, что
произошло. Обо всем, что он видел. Остальные слушали
очень внимательно. Не мешая ему делиться своими
страхами.
- Мы все равно должны им помочь, - констатировал
Светлояр.
- Ты меня не слушал, - с отчаяньем протянул Бессон.
- Я тебя очень внимательно слушал. Не смотря на то, что
сотворили чародеи Флорастана. Всем остальным нужна
наша помощь.
Не
двинулся
отверстие
Потучек,
головой.
дав Бессону возможности возразить, он
к двери, переставил ручку на фиолетовое
и исчез за ней. Следом за ним двинулся
не забыв напоследок осуждающе покачать
Бессон на мгновение замер. Он все же решился и
шагнул к двери. Но увидев за ней вздыбленную пыль
улиц и вспышки заклинаний, замер.
- Если ты боишься… - сказала Карина.
- Нет, - ответил он твердо.
Однажды он уже отправился спасать корабли. А
сделать второй отважный шаг намного проще.
- Как герои книжек, - прошептал он и шагнул за дверь.
64
Карина подбежала к ней и начала вглядываться в
происходящее. Но не успела она заметить, что мимо
проскакал всадник в черном плаще, как дверь сама собой
захлопнулась.
Все что ей оставалось это вглядываться в окно, но
его очень быстро занесло серой пылью. Таргитай
последовал за старцем, и комната освещалась, только
тлеющими поленьями.
Лютяля села на пол и начала тихонечко хныкать.
Карина села рядом с ней и обняв за плечи, стала
успокаивать.
.***.
- Вы это слышали? – Немох ворвался в лачугу и чуть не
наступил на растянувшегося, на полу Мулту. Тот схватил
его за ноги и спросил.
- Что?
- Эмир Флорастана созывает чародеев ближайших
королевств.
- Зачем? – спросил Тайрус.
- Не знаю. Я слышал все только краем уха. Возможно, это
оно и есть. Ключ.
- Нужно ехать, - встрепенулась Карина.
- Попасть туда проще всего через порт. Если конечно
уговорим капитана отправиться в плаванье, - сказал
Тайрус.
- А от него до замка день пути,- сказал Мулту.
- А в порту ровно день стоять и можно, - добавил Тайрус.
65
- Дня вполне хватит, - сказала Карина, задумчиво
улыбаясь. Братья переглянулись, старший удивлено
поднял бровь.
.***.
Они стояли на Северном мысе. Карина уже
несколько раз складывала руки и издавала странный
свист.
- Отсюда до Капрелы, несколько километров. Тебя никто
не услышит, - сказал Тайрус.
- Она услышит,- уверено ответила Карина.
И словно в подтверждении ее слов, где – то вдали
раздалось лошадиное ржание. И из – за холма появилась
белоснежная кобыла. Ее грива трепетала на ветру
белоснежно – прозрачными волнами. Она словно плыла
над поверхностью земли, не касаясь ее ногами.
- Восход, как же хорошо, что кони цветов не меняют, сказала Карина, обняв лошадь за шею и запустив пальцы
в гриву. Лошадь наклонила голову, позволяя Карине
обнять ее за шею. - Восход, быстрейшая лошадь Антуина.
Я выпустила ее на волю, как только поняла, что отец уже
не станет прежним. Она поможет мне добраться до
Флоростана.
- Не забудь, что еще там несколько часов тебе придется
провести внутри. А для начала, хотя бы попасть туда, напомнил Тайрус.
- А для этого мне понадобиться один из ваших плащей и
одежда.
- Я могу отдать тебе свои детские сапоги, - сказал Тайрус.
66
.***.
«Синяя лазурь» колыхалась на морских волнах.
Море было по-осеннему неспокойно. Тучи все больше
собирались под куполом неба. Солнце все реже могло
пробиться сквозь них. Ночами были слышны раскаты
грома и сверкали молнии. Но дожди вновь прольются
только весной.
- Это опасно. Если бы я знал сразу, что ты задумала. То не
пустил бы тебя, - голос Тайруса звучал твердо.
- Они не должны видеть меня на борту этого корабля.
Иначе вы в опасности.
Тайрус стоял перед лошадью, скрестив руки на
груди.
- Тай, хватит. Это простейший способ, - Карина слегка
наклонив голову.
- Да ты же просто замерзнешь, - продолжал упорствовать
старший.
- Немох достал для меня амулет Огорона, - Тайрус бросил
на младшего испепеляющий взгляд.
- Я сказал нет!
Карина не стала больше спорить. Вместо этого она
выкрикнула странные слова на древнем языке династии
Интариан. Восход сделала несколько шагов назад и
неожиданно рванула вперед. Перепрыгнула через плечо
Тайруса. Приземлилась и вновь прыгнула, но уже за борт
корабля.
67
Восход красиво вошла в воду, грациозно изогнув
шею. Тряхнув гривой и оттолкнувшись от борта корабля,
она поплыла к берегу.
Карину обожгло холодом. А затем огнем, когда
Огоранский амулет, наконец, начал действовать. Лошадь
недовольно заржала, амулет действовал и на нее. Карина
потрепала ее по холке, не забыв покрепче вцепиться в
гриву. Уздечки и седла Восход на дух не переносила.
Весь путь до берега, от чужих глаз из порта их
прикрывал борт корабля. Но корабль должен был
свернуть к пирсу, ей оставалось надеяться, что синий
плащ и белую гриву примут за очередную волну.
.***.
Охранники
на
воротах
заметили
приближающегося путника. Синий плащ, полностью
скрывал его лицо и фигуру. Только белая лошадь породы
Аргамак выделялась на пыльной земле.
- Стой, кто такой?
- Чародей, явившийся по зову короля.
- Чародейка.
стражник.
Докажи,
-
презрительно
протянул
Это было, наверное, самое сложная часть плана.
Она точно знала, что здесь и сейчас у нее был редчайший
шанс попасть внутрь по приглашению.
Карина задумалась на мгновение, собирая все
крохи магии, что плескались в ее крови. Все те крупицы,
что обжигали ее всю жизнь. Она практически не
пользовалась магией, за нее это делал Талан, ее старший
68
брат. Дело было в том, что любое чародейство отзывалось
в ней безумной болью.
Но она собрала все свои силы, чтобы не закричать
и превратила гриву Восхода, в морские волны. Лошадь
недовольно тряхнула головой, и воды схлынули вниз, на
серую землю.
Охранники восторженно захлопали в ладоши и
отварили ворота, пропуская ее внутрь.
.***.
Восход ей пришлось оставить в конюшне. Лошадь
была не очень довольно соседством. Месяцы вольной
жизни, сказывались на ней.
В тронном зале собралась целая толпа чародеев,
явившихся сюда, со всех концов Антуина. Награда стоила
потраченного времени в пути. Зал просто пестрел от
различных цветов.
На стенах тронного зала висели гобелены,
символизирующие гильдии чародеев. Они закрывали
собой все пространство стен. Под каждым из них
собрались не менее десятка чародеев.
Эмир сидел, а точнее полулежал в дальней части
зала на троне. Трон был огромный и вырезан из цельного
куска золота, украшен большими фиолетовыми
камнями. Витые украшения на спинке и подлокотниках
были наполнены золотом, серебром и медью. А эмир
больше всего напоминал Карине желе. Он вибрировал от
каждого слова, что произносил.
На короне было три острых зубца спереди и
простой обруч сзади. Первый зубец сделан из золота,
69
второй из серебра, третий из меди. Во все три вставлено
по одному огромному фиолетовому драгоценному
камню, квадратной формы. Обруч сзади был сделан из
обычного металла.
Карине бросились в глаза странные белесые нити,
идущие от головы, кистей и стоп эмира, к рукам главного
чародея. Карина всегда видела магию. Насколько бы
скрытой она не была.
Несколько раз, моргнув она, сняла морок. Зал
вдруг уменьшился в несколько раз, Карина с трудом
понимала, как они все здесь поместились. Но
сильнейшие изменения произошли с эмиром.
Вместо, хоть и плотного и упитанного мужчины.
Она увидела расплывшееся пятно жира. Карину чуть не
вырвало от омерзения. На голове этого существа
крепилась
железяка,
выкрашенная
в
золотой,
серебряный и медный цвет, вовсе без камней. Карина
вернула морок на место.
.***.
- Я пригласил вас… Сегодня… Чтобы вы… - эмир говорил
с большим трудом, - Тага продолжи…
Эмир махнул в сторону Главного чародея, и закрыл
от усталости глаза. Карина успела краем глаза заметить,
что чародей при этом дернул мизинцем.
- Король Фаян, призвал вас, чтобы лучшие чародеи
Атуина создали хранилище для величайшего сокровища
Флорастана. И в награду вы получите все, что пожелаете
из сокровищницы эмира. Но прежде вы должны
поклясться на Обязующем шаре.
70
По залу пронесся ропот. Обязующие шары были
большой редкостью. Во всех королевствах их было всего
десять. Три было утеряно. Два, насколько знала Карина,
находились в сокровищнице Капрелы под сильнейшими
заклятьями.
Каждый, кто касался камня с обещанием на устах,
вынужден был его выполнять. Иначе его настигнет кара
небес.
Карине
еще
сильней
заинтересовалась
происходящим. Если они достали Обязующий шар, то
дело по - настоящему серьезное.
Многие чародеи покинули тронный зал. Клясться
на шаре было слишком опасно. Даже ради всех сокровищ
Флорастана. Осталось ровно тринадцать чародеев, вместе
с Кариной.
Каждый из них подходил к камню и, касаясь его,
произносил слова клятвы: «Я, клянусь сделать все
зависящие от меня, чтобы создать величайшее
хранилище для сокровища Флорастана».
Настала очередь Карины. Обязющий камень
представлял из себя абсолютно круглую сферу. Она была
прозрачной. И после прикосновения окрашивалась
цветом королевства, к которому принадлежит чародей.
Протягивая руку к сфере, Карина создала водную
преграду и произнесла слова клятвы. Этому ее научил,
Дарен, он как – то рассказывал, что сделал так же, но
тогда он использовал воздушную преграду. Сфера
отозвалась бледно – голубым светом и болью в ладони.
- Теперь, когда вас связывает обязательства, вы можете
увидеть сокровище. Но прежде напомню вам слова
пророчества:
71
В срок, когда будет найден.
Великий камень в землях Флоростана.
Власть возьмет истинный маг.
И он будет править Фиолетовым королевством.
И род его будет велик и неисчерпаем.
Он махнул рукой и с витрины, стоящей за троном
эмира, упало покрывало. Внутри скрывался огромный
фиолетовый драгоценный камень радиант. Он был
размером с самого эмира.
По залу прокатился возглас удивления. Многие
чародеи Флорастана, тоже видели его впервые. С
чистотой камня не мог сравниться не один родник. А его
огранка была настолько совершенной, что о его грани
можно было порезаться.
Но Карина была разочарована. Она хотела увидеть
совсем другое. Настроение в зале тут же изменилось
после слов Главного чародея.
- Вы не сможете покинуть Флорастан, пока не создадите
совершенное хранилище для этого сокровища.
.***.
Совет тринадцати чародеев длился уже второй час.
Но ни кто не высказал хоть сколько – нибудь интересной
мысли. А Карина понимала, что дольше находиться здесь
просто не может.
- Попробуйте завязать заклятье на крови короля, бросила Карина, выходя из зала.
72
Им разрешили покидать комнату совещаний, и
ходить по Дворцу. Карина медленно шла по коридорам,
словно решали прогуляться, для того, чтобы подумать в
одиночестве. Дождавшись, когда стража перестанет
обращать на нее внимание, она свернула в конюшни.
Восход уже ждала ее, переминаясь с ноги на ногу.
Карина взяла ее за шею и медленно повела к выходу.
Выждав немного, Карина повела лошадь в
водосток. Который был в одной из низинных площадей.
Хотя раньше здесь вероятно был распределяющий
колодец.
Водосток представлял собой каменный тоннель с
высокими потолками и едва доходящей ей до щиколотки
водой на дне. Она читала о них в книгах, посвященных
Флоростану.
Когда – то здесь хлестали потоки, берущие свое
начало в одном из водопадов Сайлеста. Орошая
цветочные поля. Сейчас же путь для воды преграждала
дамба.
Цокот копыт Восхода звонко отзывался от стен. Но
Карина не в состоянии было их услышать. Сейчас она
полностью сосредоточилась на том, что бы избавиться от
следов Обязующего шара оставшихся на ее ладони.
Заклятье жгло, словно ей на руку накапали
раскаленного воска, который не желал остывать. «Как
только оно исчезнет, боль уйдет». Так говорил Дарен. Но
брат слишком часто врал ей, из-за своей гордости.
Вода должна была ей помочь. Она растворит
заклятье. Но для этого ей нужно было вновь применить
магию.
73
- Что это за звук?
Голос, раздавшийся в тоннеле, заставил Карину
очнуться. Они с Восходом замерли.
- Иди и проверь, - раздался второй голос, он был очень
недоволен.
- Мне лень, - сказал первый.
- Ну, тогда играем дальше. Скоро раздел, и тогда ты у
меня попляшешь.
Карине пришлось прижать лошадь к дальней
стене, чтобы непонятно зачем сидевшие здесь
стражники, не заметили их в свете костра. Те настолько
увлеклись игрой, что перестали обращать внимание на
звук цокота копыт.
Пройдя стражу, Карина навалилась на шею
Восхода в изнеможении. Лошадь пошла дальше, потянув
за собой Карину, которая еле переставляла ноги, держась
за гриву. Карина не знала, сколько они уже шли по
тоннелю. Он слился для нее в мелькание камней и воды.
Неожиданно Восход замерла. Карина подняла
голову и увидела выход из тоннеля. И хотя на улице уже
совсем стемнело, Карина смогла различить разницу в
темноте. Кое – где уже виднелись звезды. До отплытия
корабля оставалось не так уж много времени.
Карина собрала все свои силы, чтобы завершить
свое заклинание. Сзади раздался рокот. Восход
беспокойно переступила с ноги на ногу. Карина
обхватила ее за шею, успокаивая.
Рокот приближался, становясь все громче. И
вскоре они уже могли увидеть несущиеся на них водный
74
поток. Он заполнил весь тоннель. И словно сорвавшийся
с цепи пес, которого не выпускали на улицу неделями,
поток рвался на свободу.
Карина покрепче обняла шею лошадь. Вода
ударила сзади, подхватив её и девушку. До выхода из
тоннеля оставалось меньше метра и поэтому они не
успели нахлебаться воды. Как только они преодолели
границу, Карина почувствовала ужасающую боль в
правой руке. Ей стоило больших усилий удержаться на
шее лошади.
Как только поток вынес их на несколько метров от
стен замка, Восход сумела встать на ноги. Карина
взобралась на нее. Но правая рука ее не слушалась. И ей
удалось это, но не с первого раза.
- Вперед!
Лошадь сорвалась с места. Им в след полетели
заклятья со стен. Но Восход была быстрее ветра.
.***.
Они преодолели путь за несколько часов. Все - то
время мимо пролетали изрытые шахтами земли. Карина
ни когда не видела цветущих полей Флоростана. Они
были перекопаны и выжжены задолго до ее рождения.
Только где – то вдали, виднелись белесые лепестки. Там
возле межевого холма еще остались цветы Ларэна.
Карина спрыгнула на песчаный берег. Бока
Восхода вздымались от длительного бега. Правая рука
Карины пульсировала от боли. Но видимых повреждений
не было.
75
- Восход со мной тебе больше нельзя, - сказала Карина
проводя левой рукой по морде лошади, - Скачи на Запад.
Через Сайлест. Через Лартаин. Скачи в Тетралан. Дома
тебе будут лучше.
Лошадь не желала ее слушать. Она трясла головой
и копала песок правой ногой. Карине пришлось
развернуть ее и шлепнуть по бедру. Но даже тогда
лошадь не тронулась. Карина увидела пыль, летящую из под копыт преследователей.
- Ну же скачи! Мне нужно знать, что ты в безопасности, прошептала Карина в отчаянье.
Лошадь встала на дыбы, тревожно заржала на
прощание и пустилась вскачь. Песчаная полоса огибала
весь остров, и Восход беспрепятственно попадет домой.
Карина же скинула плащ и быстро вошла в воду.
Амулет едва согревал ее. Но зато боль стала по не многу
отпускать. До корабля было всего несколько десятков
метров. Отплыв на почтительное расстояние, она смогла
расслышать выкрик кого – то из преследователей.
- Все равно ее покарает небо.
.***.
- Тайрус, время на исходе, - Мулту стоял возле левого
борта, всматриваясь в воду.
- Я знаю, - тревожно сказал Тайрус. «Где же ты?
Позволить ей идти одной. Какай же я слабак».
- Тай капитана вызвали к големам. Что будем делать? –
спросил, встревоженный Немох, который подбежал к
ним с другого края корабля.
76
- Я разберусь.
Тайрус спустился вниз. Где капитан безрезультатно
пытался объяснить каменному стражу, что им необходим
еще час. Парень присоединился к разъяснениям. Но у
голема нет души, а значит и сочувствия.
- Вы должны отплыть в течение десяти минут.
Единственное, что повторял голем, сокращая
время, на пять минут.
- Но послушайте… Ауч.
Тайрус почувствовал, как камень влетел ему в
затылок. А обернувшись же, заметил ноги, обутые в его
детские сапоги, залезающие в отверстие для якоря.
- А, нет ничего. Мы отплываем, - ему с трудом удалось
сдержать вздох облегчения. Но от улыбки он все же не
удержался.
Тайрус положил руку на плечо капитана и повел
его на борт. Поднявшись, он тут же кинулся в трюм.
- Ты где была? - выкрикнул он, но заметив, что Карина
переодевается за импровизированной ширмой, из
натянутой тряпки, смущенно отвернулся.
- Ты опоздала на два часа, - сказал он уже более
спокойным голосом.
- Возникли непредвидимые обстоятельства.
- Я же говорил, это была плохая идея…
- А где Восход? – спросил Немох, с лестницы.
- Я отпустила ее домой, в Тетралан. Со мной ей опасно.
Извини за камень.
77
- Да ни чего, - ответил Тайрус, потирая вздувающуюся
шишку.
***
Вернувшись через несколько часов, Светлояр и
мальчики застали их спящими в манеже. Карина лежала
на боку, согнувшись пополам. Лютяля же уперлась в ее
живот спиной.
Встрепенувшись, от звука закрывшейся двери,
Карина краем глаза заметила, что они пришли из
Голубого королевства.
- Все хорошо, - устало сказал Светлояр, - мы перенесли
всех кого смогли к Лартаинцам.
- Места там осталось немного. Замок переполнен, добавила Бессон.
***
- Господин синие корабли, они ждут в бухте. Нам их
впустить? - голем поклонился очень низко. Но главный
чародей склонил его еще ниже.
- Впусти. Эти трусы бежали, оставив свое королевство. Ну
что ж мы приютим их, а после… После заставим
выплачивать долг вечно.
Чародей ушел в свои покои, и наслаждался пением
своей рабыни, не подозревая о том, что происходит в
порту.
Синие корабли швартовались один за другим. С
них спускались люди в синих одеждах и как - то
обреченно шли к городу. На место отплывающих
кораблей прибывали все новые. И вскоре долина внизу
78
была полностью покрыта людьми. Они все как один
следовали к Фиолетовому замку.
Охрана впустила их, получив разрешение от эмира.
Слишком поздно они заметили черноту в глазах
Моранцев. Они уже успели заполнить город.
Нападение началось, как только последние лучи
солнца коснулись строенной металлической башни.
Чернота захватила Моранцев силой. Уцепившись за
страх о ближних. Все что она смогла это затопить синеву
их глаз…
Страх имеет множество форм и проявлений. Страх
за кого – то из близких парализует нас. Превращая в
послушных игрушек.
Флоростанцы же пали под гнетом страха, уже
давно поселившихся в их душах. Уже очень давно этот
народ не вспоминал свое первородное название - Хиты.
Да и теперь уж и не вспомнит…
79
Глава 4.
Травалон.
Жизнь в доме вот уже несколько дней текла своим
чередом. Чернота не давала о себе знать. Все остальные
королевства готовились к войне. Вспоминая защитные
заклятья.
Светлояр с Бессоном и Потучеком целыми днями,
а иногда и ночами пропадали вне дома. Ручка всегда
была установлена на середину. Карине приходилось
коротать время в компании Лютяли и Таргитая. Хотя
последний, так же частенько отлучался.
Из Морана поступали тревожные слухи. Синий
замок постепенно пожирала чернота. Вода возле порта
была похожа на болото, наполненное черной жижей.
Беженцы говорили, что всех Моранцев согнали в одно
место и заперли. О судьбе чародеев Морана ни кто не
знал, что вызывало тревогу.
Карина как всегда устроилась возле очага, и читала
какой – то старинный том об истории Травалона. Это
единственное, что ей сейчас оставалось. Чтение помогало
ей не думать. И не успела она полностью погрузиться в
описание жизненных переплетений и судеб Зеленого
королевства. Как в гостиную вошли трое чародеев, с
загадочными улыбками на лицах.
Троица продолжила загадочно слоняться, по дому
надеясь, что Карина не выдержит и сама спросит. Но
девушка решила подождать, когда они созреют. Первым
80
не выдержал Потучек, во время ужина он несколько раз
глубоко вздохнул, но, не дождавшись реакции, сдался.
- Знаешь, чем мы занимались? – загадочно спросил
мальчик.
- Нет. Я же не могу выходить, – отстранено сказала
Карина.
- Мы строили защитный барьер, - гордо произнес
мальчик.
- Барьер, - более заинтересованно спросила Карина.
- Да. Пришлось наложить уйму заклятий, - гордо сказал
Потучек.
- И делали это в основном мы, - вставил Бессон.
- Я тоже помогал, - возмущенно ответил Потучек.
- Да я и не говорил…
- Хватит, - произнес Светлояр, порядком уставший от их
ссор.
- Ну, так вот. Теперь в середине Антуина существует
область не доступная черноте, - сказал Потучек.
- Здорово, - воскликнула Карина.
- И хоть остановить ее мы пока не сможем, - Карина не
произвольно прикоснулась к ключу, - мы хотя бы примем
всех беженцев, - добавил Бессон.
- Если бы я могла выйти… Все бы уже давно закончилось,
- сказала Карина.
- Завтра мы перенесем корабли Морана. За барьером есть
озеро, - сказал Светлояр пытаясь отвлечь ее, от тяжелых
мыслей.
81
Но было уже поздно. Карина задумалась над тем,
кто же станет следующей целью Черного войска. Почему
– то ей в голову сразу пришел Травалон.
.***.
- Тебе нужно уходить.
Именно таким словами ее разбудил Тайрус, одним
далеко не прекрасным утром. После месяца пребывания
в Моране. Она уже начала привыкать к такой жизни.
Братья чинили сети, латали их лачугу. Или
занимались засолкой и копчением рыбы на зиму.
Изредка они брались за шитье одежды. Карина
чувствовала себя их сестрой. Они заменили ей
собственных братьев. Это чувство давала ей спокойствие
и уверенность. Хотя иногда ее сердце замирало от улыбки
Тайруса. Рука время от времени побаливала, но стоило
опустить ее в чашу с водой, и она отступала.
Вечерами они ходили в большой зал, который был
в одном из амбаров. Где все пели, танцевали. И много,
много общались. К концу голова Карины просто гудела
от слов. Здесь же иногда появлялся король. Но Карина
все еще предпочитала избегать его. Прячась за
широкими спинами братьев.
.***.
- Что? – сонно спросила Карина.
- Черные странники вернулась. Они ищут тебя.
Карина сразу же проснулась и вскочила на
постели. Тайрус вышел за штору, которую они повесили
возле ее кровати. Карина быстро оделась.
82
- Где они сейчас? – спросила она, наблюдая, за тем как
братья собирают для нее сумку.
- Мы точно не знаем, но близко, - ответил Мулту.
- Поэтому ты уедешь с нашим знакомым из Травалона.
Его телега отходит через пятнадцать минут, – сказал
Тайрус. – Там тебе будет безопасней.
- Они могут и не найти меня, - сказала Карина.
- Нельзя рисковать, - сказал настойчиво Тайрус. «Так
будет лучше. Сейчас ее место не здесь».
Не дав ей и шанса на споры, он накинул ей на
плече легкий темно – синий плащ, с большим
капюшоном, скрывающим ее лицо. Именно поэтому он
не заметил навернувшиеся ей на глаза слезы.
Карина видела, что Тайрус занимался чем – то в
дальнем углу, за сетью. Оказалось все это время, он шил
для нее плащ, взамен тому, что пришлось отдать. Ткань
должна была скрывать ее в сумерках и согревать в
холодные вечера.
- Это брошка моей матери, - сказал Тайрус, скрепляя
плащ маленькой серебряной брошью в виде лилии, с
сапфирами в центре и на кончиках лепестков.
- Спасибо, - сказала Карина дрогнувшим голосом.
Они вышли во двор, где их уже ждала тяжело
нагруженная повозка. Там лежало множество мешков, от
которых пахло рыбой.
Немох крепко обнял ее на прощанье. Мулту обнял
еще крепче. А Тайрус поднял в воздух и, сжав на
83
несколько мгновений, усадил на задник телеги. Карина
едва успела напоследок поцеловать его в щеку.
Извозчик тут же пришпорил лошадей, и они
медленно двинулись вперед. Карина раскачиваясь из
стороны в сторону, махала на прощание рукой. А внутри
у нее все сжималось от тревоги.
Лачуга братьев постепенно удалялась. Как и сами
братья. Которые все еще стояли возле двери дома.
Восходящее солнце слепило глаза. Озаряя мир светом
нового дня. Но скрадывая силуэты братьев. Карина
пыталась себя обмануть, что слезы текущие из глаз из –
за ярких лучей. Но себя обмануть невозможно. Она вновь
теряла братьев...
Тик – так. Тик – так. Снова и снова. Где – то
внутри.
.***.
Друзья братьев были большой крестьянской
семьей. Жили они на дальней ферме. Мать, отец, девять
старших детей с семьями и трое младших, живущих с
родителями. Всего тридцать пять человек.
Жили они все в одном большом доме. Только у
старших были свои пристройки. Дом сделан из дерева и
был одноэтажный. Вокруг было разбросанно множество
амбаров и сараев.
И все это скопление построек стояло в окружении
огородов, садов и бескрайнего поля травы. Оно тянулись
на несколько километров в одну и другую сторону. До
следующего семейства фермеров.
84
Они с извозчиком прибыли к ферме, когда солнце
уже клонилось к закату. Всю дорогу Карина была
погружена в свои мысли. Нужно было как можно быстрее
найти ключ. И тогда ей больше не нужно будет бежать. И
быть может она сможет остаться в Моране…
- Прибыли внучка, - голос извозчика вытянул ее из
размышлений.
Она впервые взглянула на него. Он оказался
мужчиной почтенных лет в соломенной шляпе, и темно зеленной одежде. Не сразу она поняла, что и волосы у
него также соломенного цвета. Как только они
остановились, из дома высыпала целая толпа похожих на
него людей. Только девушки были одеты в платья до пят,
с разрезами до колена, с соломенно – блондинистыми
волосами и зеленными глазами всех оттенков.
- Это мои дети, - подсказал фермер.
- Что все? – ошарашено, спросила Карина.
- Нет, некоторые внуки. Меня зовут Гордобор.
- Карина.
- Я знаю. И я знаю, кто ты, Тайрус рассказал. Не бойся
здесь ты в полной безопасности. Пока никто не знает, что
ты у нас.
.***.
Ее проживание здесь осталось незамеченным. В
такой толпе одному человеку было легко затеряться.
Семья просыпалась рано. Но Карину, которая жила в
отдельной комнате на чердаке, ни кто не беспокоил. Она
просыпалась, завтракала в одиночестве и шла на крышу.
85
Оттуда открывался великолепный вид на
окрестности. Карина впервые поняла, почему это
королевство называют Зеленым. Оно именно таким и
было. Даже сейчас, когда зима постепенно подступала,
вокруг раскинулись бескрайние просторы зелени.
Зеленые деревья, поля, сады. С редкими вкраплениями
цветных пятен цветов и плодов. Зима приходила в это
королевство в последний момент.
Картина завораживала своей простотой и
изяществом. Легкий ветерок колыхал поля травы,
раскинувшиеся перед домом. По полю проходили волны,
начинающиеся с самого горизонта и заканчивающиеся
где – то вдали. А там, на грани видимости желтело что –
то неведомое. Как говорил старик, это были вытоптанные
просторы Песакона.
Но даже больше чем вид, ее восхищало, как
слажено, трудилось семейство Травалов. Они вставали с
одной стороны поля, и к вечеру оно становилось пустым.
Все, что было на нем, было собрано и упаковано в
корзины. И так они поступали каждый день. С утра до
вечера. Карину поражала их настойчивость.
Они делали это с песнопениями и странными
танцами. Они буквально сливались друг с другом во
время работы. Труд для них был чем – то естественным.
Даже дети трудились наравне со взрослыми. Для них это
было скорее игрой. Взрослые разрешали им кидаться
гнилой картошкой. Поливать друг друга из ведер, и
поедать горстями ягоды.
Однажды утром Гордобор начал собирать телегу к
поездке в Моран. Их ферма чаще всего торговала с
86
Синим королевством. Карина вышла из дома, чтобы
посмотреть на его работу. Ей было интересно все новое.
- Завтра еду к Моранам, - сказал Голдобор как – то
странно.
- Ага, - сказал Карина не отрывая глаз от того как он
закрепляет поводья.
- Может передать кому, чего?
- Что?
- Письмо, говорю, может передать?
- Нет, спасибо, – Карина заливаясь румянцем.
- Если передумаешь, так ручка и бумага в письменном
столе на кухне. А письмо положи на шкафчик возле
входа. Сверху напиши имя кому отдать.
- Хорошо. А почему здесь так жарко? В Моране сейчас
практически зима.
- Это все из-за пустыни. Ты же знаешь, как наши
королевство расположены.
- Приблизительно, - география была ее слабым местом.
- Смотри.
Он подобрал палку и нарисовал на земле большой
овал, обозначающий Антуин. После он нарисовал десять
кружочков, внутри овала, обозначающие королевства.
- Это восемь внешних королевств. Знаешь, как они
называются?
- Да.
87
- А вот здесь два внутренних. Травалон и Песакон.
Зеленое и Желтое королевства. Они постоянно движутся
по кругу. Постепенно земля у последней фермы, то есть
сейчас у нашей пересыхает и ее вытаптывают стада
животных Песакона. Земля может взрастить лишь травы
и фермерам приходится переезжать на другую сторону.
Где непрерывные дожди и ветра превращают пустыню в
плодородную землю. Фермеры собирают дома и пожитки
и весной обосновываются на новом месте. Труд это
тяжелый и требует непомерной настойчивости, но зато
урожаи ближайшие три года будут обильными. Понятно?
- Пока да. А короли?
- А короли живут в двух дворцах. В деревянном живет
наш князь, Лютар. А вот здесь, напротив, в тканом, живет
Абуде шах Песакона.
- Песаконцы выращивают животных.
- Да. Земли Песакона делятся на три части. Болота там,
где проливаются обильные дожди. Дальше идет пустыня,
где стада Песакона съели все траву и вытоптали землю. А
вот после идут степи, там, где они постарались не так
рьяно. Понятно?
- Да. А как часто это происходит? Как быстро они
меняются?
- Это совершенно по-разному. Год или десятилетие.
- А как же замки королей? Они что тоже переезжают?
- Совершенно верно. Когда последняя ферма перед
нашим дворцом снимается с места, князь посылает
письмо шаху, и они меняются местами. Ну что ж хватит с
тебя на сегодня.
88
- И вам не жалко, столько трудиться, чтобы потом
оставить эти земли чужакам.
- Труд это не что иное, как настойчивость. Только с ее
помощью можно взрастить самое капризное растение.
Даже не смотря на неудачи, нужно идти вперед. Делая
шаг за шагом, не смотря ни на что. Эта присказка
передается у нас с молоком матери.
.***.
Ночью Карина проснулась от жгучего желания
написать письма братьям. Или скорее одному из них. Но
открыв глаза, увидела у себя на груди маленькое
странное существо с большими глазами. Они не
продолжительное время глазели друг на друга. После это
существо икнуло и спрыгнуло с кровати. Оставив на
одеяле зеленые камешки. Карина некоторое время
полежала в раздумьях, но все же встала.
Тихонько спустившись вниз, она зажгла свечу на
столе и долго не решалась начать. Но все-таки написала
его. Рассказала обо всем, что с ней произошло с их
расставания. Хотя писать было особо не о чем. А в конце
она нерешительным почерком написала: «Я скучаю…»
Но через некоторое время все же добавила: «… по вам».
На свернутом письме она написала три имени.
С утра ни письма, ни повозки не было.
.***.
Карина очень долго не решалась влиться в
идиллию семьи Травалов. Она боялась нарушить ее
своим присутствием. Поэтому наблюдала с крыши. Но
еще больше она боялась показаться им неумехой. В
родном дворце она ни чем подобным не занималась.
89
В Капреле абсолютно все было создано магией или
привезено из других королевств. Они создавали
множество механизмов. Им просто не зачем было
трудиться. Даже полы и стекла мыли с помощью
заклинаний. От чего все сверкало белизной.
Впервые спустившись в поле, где они собирали
викторию, она чувствовала неловкость.
- Что – то случилось? – спросил Гордобор, заслоняя
рукою солнце
- Нет. Я просто… Хотела помочь вам. Если можно.
- Конечно. Только тебе нужно переодеться.
Карина посмотрела на свой белоснежный костюм.
Он действительно не был предназначен для работы в
поле.
.***.
Собирать викторию было здорово. Большие
упругие ягоды сочились соком, стоило их слегка сжать.
Плетеные корзины очень быстро наполнялись. Старшие
братья, и сыновья относили их к большим чанам, где их
засыпали сахаром и варили сладкое варенье.
Раньше виктория ей не очень нравилась. Но первая
ягода, съеденная после целого часа сбора, была такой
сладкой.
Обедали они прямо в поле. Собравшись в кружок,
усевшись на траву. Они передавали по кругу крынки
молока и запеченную на углях картошку.
Еда просто таяла во рту. В руках и ногах была
приятная усталость, но почему – то это ее не смущало.
90
Сидя в кругу, она наслаждалась общением. Если бы это
обманное чувство спокойствия могло бы длиться вечно…
- Ну, все! Заканчивайте. Нам еще много осталось, - сказал
Гордобор, поднимаясь на ноги.
Все с улыбками приступили к работе. Несмотря на
палящее солнце, они продолжили свой труд,
спрятавшись под широкополыми шляпами.
- Деточка, может быть, ты домой пойдешь? – предложил
Гордобор.
- Я не устала.
- Как говаривал мой дед: "Труд полезен в нужных дозах.
Излишки приводят к унынию. Недостаток к лености". –
Сказал Гордобор с улыбкой.
Так и тянулась ее жизнь в Травалоне. Она была
тяжелой с непривычки, но давала какое – то странное
чувство удовлетворения. Она даже забыла о том, что ей
необходимо было сделать. В этом месте было трудно
думать о чем – то Черном.
.***.
Она копалась на клумбе с цветами. Гордобор
сказал, что это теперь ее клумба, и ухаживать за ней
должна она сама.
Закончив прополку, она пошла в дом, чтобы
вымыть руки. Рядом с раковиной она заметила
небольшой рисунок, на деревянной дощечке, который
раньше почему – то не бросалась ей в глаза.
На дощечке была изображена молодая девушка с
растрепанными русыми волосами до стоп, которые
91
оплетали ее тело. Оставшееся тело закрывали листья всех
оттенков. Начиная от темно – зеленного на груди,
заканчивая коричневым у самых ног. Там были
изображены листья всех известных ей деревьев.
Не смотря на, маленький размер, Карину
восхитило тонкость прорисовки деталей. Она взяла
дощечку в руки, чтобы получше рассмотреть. Проведя
пальцем по поверхности, она даже почувствовала рельеф
рисунка.
- Это Надежда, - раздался голос.
- Вы вернулись,
Гордобора.
-
обернувшись,
Карина
увидела
- Только приехал, - сказал он, протягивая ей конверт.
- Спасибо, Надежда это ваша дочь?
- Можно сказать и так. Но скорее она наша всеобщая
мать. Надежда это наша богиня, - Карина тут же
поставила дощечку на место.
- Извините.
- Не стоит. Ведь Надежда это – сама природа. А природой
нужно любоваться. Но только осторожно.
- А почему Надежда?
- Потому что природа единственная надежда на жизнь.
Карина снова взяла дощечку в руке. И начала ее
пристально рассматривать. С каждым мгновением она
видела все больше мельчайших деталей, которые просто
не могли уместиться на таком маленьком пространстве.
Через некоторое время ей показалось, что богиня
улыбнулась ей. Хотя ее лицо было одухотворенно
92
спокойным. Ей даже удалось увидеть ее изумрудные
глаза, на мгновение показавшиеся из - под век.
.***.
Проснувшись на следующий день, и спустившись
вниз, Карина застала семейство в беспокойном метании
по дому.
- Что происходит? – спросила Карина, поймав самого
маленького из детей.
- Князь едет, - ответил Тюня, вывернувшись из ее рук.
Выйдя на кухню, Карина застала хозяйку дома за
готовкой, ей помогали старшие дочери. Карине тут же
вручили зелень и попросили ее порезать. Орудуя ножом,
Карина решила расспросить Иллиду.
- Тюня сказал, что князь едет. Это правда?
- Да.
- А зачем?
- Чтобы сообщить нам, что мы должны будем переехать
на другую сторону.
- Но вы ведь и так это знаете.
- Это традиция.
- Этим занимается сам князь?
- Конечно, а кто же еще этим должен заниматься? Его же
выбрали для этого.
- А разве это не наследственная должность?
- Не всегда. Хотя нами и правит кровь Таирлиров,
Древнего княжеского рода. Но не всегда на трон садились
93
прямые наследники. Эту должность нужно заслужить
настойчивостью.
.***.
Карина
решила
не
показываться
князю,
спрятавшись на чердаке. Он вряд ли был тем, кто забрал
ключ. Но лучше сохранить ее пребывание в этой семье в
тайне. Это лучший способ не накликать на них беду.
Наблюдая за княжеской процессией, появившейся
через несколько часов, Карина была несказанно
удивлена. После непродолжительного приветствия,
подданные во главе с князем, приступили к сбору
оставшегося урожая.
Как объяснил ей Гордобор, они пришли помочь,
чтобы у фермеров осталось время, собрать все вещи и
разобрать дом. Позже они еще помогут им переехать. Это
было одной из самых важных обязанностью князя.
.***.
На следующий день, после отъезда князя Карина
лежала на крыше. Девочки предложили ей позагорать.
Даже одолжили купальник. Светло - зеленая ткань
обтягивала ее фигуру и немного смущала девушку. Но
длинные рукава и штанины до колена немного
успокаивали. Ткань пропускала солнечные лучи,
оставляя легкий загар.
- Смотрите собачка, - весело сказала одна из младших
девочек, свесившись с края крыши.
- Это не собака! – вскрикнула Лана, старшая дочь.
- Волк!!! Волк!!! Волк!!!
94
Они кричали, срывая горло. Но парни,
собравшиеся у травяной линии и играющие в лапту, их
не слышали. Тюня самый младший мальчик как раз в это
время побежал за улетевшим мячом.
Волк был в нескольких метрах от него. Карина
видела, что его морда была испещрена странными
царапинами. А из пасти капала слюна, мерзкими
тягучими каплями.
Тюня приблизился к самой границе травы. Волк
оскалился. Карина не слышала, но почувствовала глухое
рычание. Несколько младших девочек заплакали, и
старшие девушки закрыли им лица.
Рычание услышали юноши, они выхватили
клеванги, но было уже поздно.
Волк напрягся и
приготовился к прыжку. Карина взмахнула рукой и
потеряла сознание.
.***.
- Не бойся Тюня, она скоро проснется, - услышала она
над собой голос Гордобора.
Карина с трудом открыла глаза. В голове шумело, и
она чувствовала острую боль в пальцах правой руки.
Поднеся их к глазам, она увидела тонкие белесые шрамы
похожие на разряд молнии.
- Как ты себя чувствуешь? – обеспокоенно спросил
Гордобор.
- Что случилось?
- Это ты мне скажи. Кажется если бы не ты, то на одного
внука у меня стало бы меньше.
95
- А волк? – обеспокоено спросила Карина.
- Его поймали, помогли, - немного печально произнес
Гордобор.
- Почему? Он был такой?
- Это паразиты. Они проникают через царапины от
кустов, и приводят волков в бешенство. Обычно волки
нападают только на животных. Но когда паразиты
проникают им в мозг, волкам становиться все равно, чем
питаться.
- Я создала заклятье?
- Или ты или неведомый дух. Спасибо девочка.
Гордобор протянул ей письмо.
.***.
На этот раз оно было только одно и братья, писали
о какой – то ерунде. Не ответив не на один заданный ею
вопрос. Единственным примечательным моментом, было
то, что оно было все в странных жирных пятнах.
Глубокой ночью, она вспомнила, как однажды
Тайрус показал ей особый способ письма, с помощью
прозрачных чернил. Получаемых из слюны Голрата.
Тогда на бумаге остались точно такие же следы. Чтобы
прочитать его, нужно было погрузить письмо в соленую
воду.
Она спустилась вниз. Налив в чашку воды она
добавила соли. После немного подумав, добавила еще. До
соленой воды моря, было очень далеко.
Дождавшись когда соль раствориться, она
опустила письмо в воду. Через некоторое время
96
проступили тусклые буквы. Карина поднесла под письмо
свечу, чтобы получше рассмотреть его.
«Они вернулись!
Ищут тебя!
За нами следят.
Могут прийти на ферму.
Беги!!!
Я скучаю…»
Последняя строчка была написана другим
почерком, буквы были выведены дрожащей рукой.
Сердце Карины оборвалось. Опять… Она уже привыкла к
спокойствию. Она уже практически забыла.
Неожиданно письмо загорелось, она поднесла
бумагу слишком близко к свече. Оно напомнило ей о том,
что нужно сделать и о тех, кто идет по следу. Огонь,
пожирающий бумагу, образовывал черноту…
Все страхи вернулись к ней. Но даже больше того,
что за ней опять идут, ее пугало осознание того, что она
навела беду на эту семью. Карина ввязалась в это по
собственному желанию. А вот они были ни в чем не
виноваты…
Бесшумно поднявшись наверх, она собрала вещи,
надела свой белоснежный костюм, который лежал в
шкафу. И накинула сверху темно – синий плащ, с
надеждой прикоснувшись к броши, словно она могла все
решить. Письма от братьев она оставила на чердаке.
97
Спустившись вниз, Карина написала для семьи
прощальную записку. Правая рука ее вновь плохо
слушалась.
Выйдя из дома, она двинулась в сторону земель
Песакона. На кухне она собрала немного припасов в
заплечный рюкзак. В записке, оставленной на столе, она
извинялась перед семьей и обещала все возместить.
Но не успела она пройти и десяток метров, как
сзади послышался стук копыт. Обернувшись, она
ожидала увидеть кого – то из семьи, но это были другие
кони. Лица всадников закрывали повязки, а на головах
были намотана ткань. Стук раздавался все ближе и
ближе.
- Схвтть ее!
***
Уже несколько дней Карина находилась в
нервозном состоянии. Черная армия затаилась,
дожидаясь пока Фиолетовый замок почернеет. Хотя им и
удалось спасти половину населения. Теперь они
поселились за барьером.
- Они знают о барьере, а значит от Флорастана, они
двинутся в нашу сторону. С защитой Серебряного замка
им пока не тягаться, - сказал Бессон.
- А значит у них на пути Травалон, - взволновано сказала
Карина, - Нужно их предупредить.
- Я уже послал к ним гонца, - успокоил ее Светлояр.
- Но ведь все дома.
- Я послал к князю, друга.
98
***
Тронный зал Зеленого замка был уставлен
деревянными кадками с растениями. С потолка свисал
плющ. Посередине в месте, где не было пола, стоял трон.
И из земли росла высокая трава. Темно - зеленая
короткая курчавая спереди, изумрудная длинная прямая
с права, светло - зеленый высокая за спинкой,
поднималась вверх спиралью, бледно - зеленый росла
волнами слева. Над головой не было потолка, чтобы
дождь мог орошать растения, расставленные по всему
тронному залу.
На троне восседал князь Лютар. Это был
моложавый мужчина лет тридцати с коричневой
бородой. Рядом с ним на подушке сидела его княгиня. А
еще ниже трое сыновей. И всем им пришлось
наклониться вперед, чтобы внимать посланнику чародея
Светлояра.
На большой расшитой подушке, на руках лакея,
стоял маленький гость. На маленьком тельце был надет
строгий зеленый костюм. А голову с серыми
бакенбардами украшал котелок. Гость был несказанно
воспитан.
- Ваше Величество, я прибыл к вам от чародея Светлояра,
дабы предупредить о грозящей вашему княжеству
опасности.
- Вы говорите о черных странниках?
- Нет, Ваше Величество, о Черной армии! Они уже
захватили три королевства. Но многоуважаемый чародей
Светлояр и его ученики создали магический Барьер, где
могут укрыться беженцы из захваченных королевств. Это
99
не понравится Черным властителям и наверняка они
попытаются разрушить его.
- И на их пути лежат земли Травалона, - утвердительно
сказал князь.
- Совершенно верно. Они двинутся на вас в любой
момент. Мы просим вас укрыться за Барьером. Места там
хватит на всех.
- Ваше предложение не сказано щедрое. Ведь мои
подданные не отличаются воинственностью.
Как только князь замолчал, в зал ворвался
посыльный.
- Ваше Величество. Черная армия. Она у наших границ.
Скоро они будут здесь.
- Тихо! – крикнул Лютар, чтобы остановить поднявшийся
гвалт, - всем магом приказано явиться во дворец. Мы
встретим их возле излучены реки. Там будем сдерживать
их, сколько сможем. Вы же моя княгиня соберете всех
подданных и уведете за барьер. Время пришло:
Зелень колеблется на ветру.
Черные тени ползут с севера.
Лишь преградив им путь.
Можно сохранить ростки.
Произнеся последнее слово, он порывисто встал и
двинулся к дверям. За ним последовали большинство из
мужчин находящихся в зале, и столько же женщин. Они
шли вперед с уверенными лицами. Чародеи Травалона
100
были действительно сильны. Их питала силой сама
земля.
Мышонка посадили в карету вместе с княгиней и
ее отпрысками. Старший сын отправился с отцом.
Уезжая в сторону барьера, они видели зеленые всполохи
где-то вдали. Чародеи приняли свой бой.
***
Зеленое поле колосилось под порывами ветра. В
воздухе висела звенящая тишина. Маги Травалона
стояли, сомкнув руки, и смотрели на горизонт. Там уже
собралась Черная туча. И с каждым мгновением она
подступала все ближе и ближе.
Это был их бой. Их последний бой. Они даже не
думали о том, что бы победить. Дать шанс укрыться за
барьером. Дать время на побег и спасение.
Травалон никогда не был воинственным. Не
смотря на то, что соседствовал с Песаконом. А иногда
одновременно с Песчаным королевством и королевством
Огня. Но даже тогда Травалы не нападали первыми.
Лишь защищали свои границы. Но это было не так уж и
сложно. Сама природа была на их стороне. Надежда
оберегала их. А они лелеяли ее. Возделывали и
взращивали. Травы взмывали вверх, и поглощали всех
кто приходил на эти земли со злым умыслом.
Но эту тьму им придется сдерживать самим.
Природа не тронет тех, кто не ведает, что творит. Иначе
бы Песакон давно был стерт с лица земли.
Князь стоял чуть впереди. Он первым должен был
принять удар. За ним был его сын. Он держал отца за
руку. Соединяя его с остальными.
101
- Настойчивость - это кровь Травалона. Настойчивость
может возродить миры из тлена бытия. И вырастить
хрупкое растение на неплодородных землях.
Это были последние слова Лютара от крови
Таирлиров. Прежде чем на них обрушилась Черная буря.
Она в мгновение поглотила их. Окружив со всех сторон.
Черный газ струился вихрями и вскоре в его полутьме
показались тени. Это были люди, попавшие под власть
Черноты. Они шли вперед, не разбирая дороги. Их лица
застыли в тех выражениях, в которых они были
порабощены.
Линия
зеленых
магов
содрогнулась
от
мощнейшего удара магией. Но устояла. И снова удар.
Еще сильнее прежнего. Они даже не дрогнули. Удар. Еще
удар. Но Зеленые маги были непоколебимы.
Тогда вперед выехали черные всадники. Их было
всего шестеро. Но и этого было достаточно, чтобы
разорвать цепь. Всадники вернулись назад, чтобы
отразить атаку. Но ее не последовало. Зеленые маги
шагнули ближе друг к другу и вновь соединили цепь.
Образуя зеленую пыль, которая колебалась в воздухе, с
шипением взрываясь при соприкосновении с чернотой.
Тишину разорвал дикий крик, больше походящий
на вой умирающего животного, чем на человека. Чернота
могла проникнуть внутрь, только через темные стороны
человека. Его черные чувства: страх, гнев, ярость,
ненависть…
Но Травалы стояли как статуи. Их объединяла
настойчивость. Они хотели защитить. Сберечь. Дать
время на то, что бы новые ростки смогли подняться
102
вверх. Потому, что пока жив хотя бы один из Зеленого
народа, кровь Таирлиров не прервется. Они все были из
рода князей. И все они были простыми крестьянами. На
этом строилось единство Травалона.
Волна. Черная волна захлестнула Травалов. Они
сдерживали ее, пока могли. И гибли один за другим, под
мечами и копытами. Но каждый из них улыбался, глядя
вверх.
Там в вышине, пробиваясь через Тьму, сияла
зеленая звезда. Звезда Надежды. Травалы будут жить.
Травалы вернут себе зеленые земли и взрастят их.
Травалон заколосится пуще прежнего и станет еще
сильнее и надежней.
Будущие
поколения
с
еще
большей
настойчивостью будут возрождать природу. Помня этот
день. Помня эту плату.
***
Вслед княжеской кареты тянулись телеги
фермеров. Они брали с собой только самое необходимое.
На телегах было больше людей, чем вещей.
Через час последняя телега из самой дальней
фермы преодолела барьер. Еще через час все начали
беспокоиться. Условленный знак уже давно светился в
небе, а чародеев все еще не было. Всполохи вдали
становились все реже и реже. И вскоре совсем затихли.
Прошел еще час. Небо начало окрашиваться в
красный. А из – за холма ведущему к барьеру так ни кто и
не появился. Ожидание самое тяжелое, что ждет
спасенных.
103
Прошел еще час. И вместо ответа на съедающий их
вопрос, на самой верхушке холма появились черные
полосы. Они начали разрастаться, постепенно поглощая
под собой зелень травы. Чернота приближалась
стремительно. Она поглощала все на своем пути. И
казалось еще мгновение, и она преодолеет невидимую
преграду.
Она приблизилась вплотную к черте. Она
ударилась о преграду. От чего все стоящие за ней
отпрянули назад, во всеобщем порыве. Но проникнуть
внутрь не смогла.
И только теперь увидев колыхающиеся море
черноты, перед собой люди Травалона зарыдали на
взрыв. Они оплакивали своих чародеев, князя и
наследного принца. Они не верили, что потеряли их.
И вместе с тем многие из них чувствовали, как
магия проникает в их жилы. В природе не бывает ни чего
лишнего. Все что разрушено, преобразится, и вновь
возникнет в мире. Природа не терпит пустоту. Но
Черноте все же удалось отобрать у них часть силы.
Окружившие их Мораны и Флорастанцы пытались
хоть чем – то помочь. Но все их старания были
бесполезны.
***
- Как это, наверное, страшно, видеть, как твою страну
съедает тьма, – сказала Карина, наблюдая за всем
происходящим из окна. Она вспомнила, что стало с ее
королевством…
104
Карина всматривалась в окно, пытаясь увидеть
приютивших ее фермеров. Но все Травалы были
настолько похожи…
- Придет время, и они ее восстановят, - сказал Светлояр, как восстанавливали каждый раз. И Травалон вновь
расцветет пышным цветом.
- Кого ты послал к королю? – спросила Карина.
- Я познакомлю вас в свое время. Сейчас он на полпути к
своей следующей цели.
- Какой?
- Тканый замок Песакона. Надеюсь шах Абуде внемлет
его предложению. Он молод, горяч и глуп.
Карина
слегка
воспоминаниям. Тик – так.
вздрогнула,
подавшись
105
Глава 5.
Песакон.
Очнувшись через некоторое время Карина,
вначале даже не поняла, что происходит. Ей на голову
надели мешок. По тому, как она поднималась и
опускалась, она поняла, что ее перекинули через круп
лошади. Это было не самое удобное место. Но выбирала
не она.
Где – то внизу раздавался стук копыт. А наверху
крики. Карина с трудом различала слова. Она плохо
говорила на Песаконском наречии. Все остальные
народы предпочитали общий язык. И только песчаные
люди были настолько жадными, что глотали половину
звуков.
- Впрт! Шх ждт нс.
.***.
Дорога была долгой. Ее перекидывали с лошади на
лошадь. После ее переложили на что – то деревянное. И
очень долго несли, как ей показалось, на руках. А в самом
конце положили на что – то мягкое.
Неожиданно она почувствовала, что ее ложе со
стуком опустилось на пол. И с нее, наконец, сняли
мешок. В первую секунду она ослепла от яркого света. Но
дело было даже не в свете. Все вокруг было абсолютно
желтое. Охровое. Ткань была повсюду, на стенах. Свисала
с потолка, и он сам также был сделан из ткани.
Поднимаясь высоко вверх, образуя купол.
106
Вокруг
собралось
множество
придворных.
Мужчины в шароварах и чалме. Дамы же были одеты в
полупрозрачные одежды, их лица были закрыты
вуалями.
В центре зала на множестве подушек возлежал
молодой человек. Он единственный кто был в зале с
открытым лицом. Он был бы красив, если бы не глаза,
они смотрели на нее с нескрываемой жадностью.
- Снт плщ! – выкрикнул он, приподнявшись на
подушках.
Стоящие рядом с ней охранники сорвали с нее
плащ. Она дернулась, чтобы забрать его, но его вырвали
и унесли.
- Всхттлн! Я взму тб в жны!
- Что?
- Его Величество, превосходнейший шах Абуде, изъявил
желание взять вас в жены, - сказал слуга.
- В жены! – ужаснулась Карина.
- Да. Вы станете девятой женой, - слуга указал на женщин
одетых в непрозрачную паранджу. Они были оранжевого
цвета. На каждой было одеяние на тон бледнее
предыдущего.
- Это… честь для меня.
Карина сама не ожидала от себя подобных слов. Но
это был хороший способ задержаться здесь, чтобы
проверить, не шах ли украл ключ. Он жаден, а значит,
мог позариться на него. Быть желанной в этом месте,
значит иметь возможность делать все, что захочешь.
107
- Пойдемте.
Слуга взял ее за руку и повел за собой. Ее привели
в отдельную комнату, здесь все было бледно - оранжевого
цвета. И только в центре на подушках темнело пятно ее
плаща. Карина даже вида не подала, насколько он важен.
Ведь его могли забрать.
- Вы останетесь здесь до самого торжества, которое
пройдет через несколько дней, - сказал слуга и вышел из
комнаты.
Оставшись одна Карина, кинулась к плащу и
проверила на месте ли брошь. Карина провела пальцем
по металлу. Сапфиры подмигнули ей, отсветами свечей.
Комната полностью состояла из ткани. Карина
попыталась поднять одну из стен. Она оторвалась на
мгновение, но тут же вернулась на место.
- Магия...
Карина оглянулась вокруг. В комнате не было ни
чего кроме подушек и чаши с водой в центре. Из нее бил
фонтан. Карина опустила в нее ноющую руку, боль
отступила ненадолго.
Она присела на одну из подушек и начала думать.
План рухнул в самом начале. Ни чего так и не придумав,
она откинулась на подушках и решила поспать.
.***.
Утром. Точнее ей показалось, что утром, ведь окон
в комнате не было, служанка принесла ей кушанья.
Подняв голову от подушки, Карина увидела как девушка
в грязно – желтом одеянии отодвинула штору и
108
задвинула поднос с едой. После она встала, и задернула
дверь. Из - за стены послышались удаляющиеся шаги.
Карина улыбнулась и начала умываться. После она
плотно позавтракала и начала ждать.
Ждать пришлось очень долго. Карина от скуки
даже задремала. Но услышав приближающиеся шаги,
встрепенулась быстро встала возле двери, не забыв
накинуть плащ.
Служанка не заметила ее. Она смотрела в пол.
Карина приставила к ее спине палец.
- Не двигайся, - служанка испуганно замерла.
- Не убивайте меня. Пожалуйста, у меня дети, - испуганно
проговорила девушка.
- Ты говоришь не как они, - Карина сдернула накидку, откуда ты?
- Из Огорана, - ответила девушка оборачиваясь.
- Из красной страны? Но почему ты служишь здесь? Я
слышала, вы не приклоняете колен.
- Песаконцы умеют убеждать, - сказала служанка
сдавленным голосом.
- Мне нужно уйти. Что с тобой будет?
- Они убьют меня. Привяжут снаружи… - служанка
сжалась.
- И что?
- Скоро будет песчаная буря.
- Ты пойдешь со мной? – спросила Карина через
несколько мгновений.
109
- Нет, у меня же дети.
- Мне нужно уходить, поэтому я свяжу тебя.
- Меня изобьют плетьми, - сдавлено сказала служанка, но
неожиданно выпрямилась и посмотрела Карине прямо в
глаза, - но все равно, уходите. Бегите отсюда!
- П-п-очему? - Карина опешила от ее напора.
- Ты станешь его женой. Девятой женой.
- И что? – все еще не понимала Карина.
- На самом деле ты будешь пятнадцатой. Я прибыла
сюда, со своей госпожой… Ее больше нет…
Так же внезапно как вспыхнула, девушка потухла.
Карина похолодела. Она и не думала, что это настолько
опасно.
- Мне нужна твоя одежда (и мотоцикл).
Оставив поднос на проходе, чтобы дверь не
закрылась, они переоделись. Одежда служанки была
слегка великовата. Темно – синий плащ как раз
поместился на животе, под рубахой.
- Ударь меня, - сказала служанка.
- Что???
- Ты должна. Иначе они убьют меня.
Карина нерешительно замерла над ней. Выбора не
было. Но вместо того, что бы ударить она нажала на вену
у нее на шее. От чего служанка сразу же уснула. На шее
останется синяк, и она будет в определенной
безопасности.
Хотя… Слово безопасность не совсем подходило.
110
.***.
Идя по коридорам, она опустила голову. Именно
так ходили местные служанки. Трюк с плащом сыграл ей
на руку. Все принимали ее за беременную и не трогали.
Она не один раз видела как проходящие мимо
господа, без каких – либо причин били служанок. И не
только руками. Просто потому, что им было можно.
Внимательно слушая и наблюдая, она шла к самому
центру замка из ткани.
Карина двинулась за парочкой в дорогих одеждах.
Но через некоторое время ее схватили за руку и втащили
в небольшую щель в стене. Там оказался еще один
коридор.
- Ты что с ума сошла? Если бы тебя заметили, то убили.
Буря близко, - очередная служанка испугано смотрела на
нее.
- Я не заметила, - служанка отпрянула от нее.
- Ты новая невеста?
- Да, - почему – то Карина не стала отпираться, - откуда
ты знаешь?
- Твой голос. Я слышала его. Тебя уже ищут. Среди наших
нет беременных.
- Что со служанкой?
- Ее заперли.
- Но она жива?
- Да.
- И будет жить?
111
- Когда заживут побои, будет.
- Где живет хан?
- Тебе нельзя туда.
- Нет, я должна попасть к нему.
- Как хочешь… Иди все время прямо и придешь куда
надо. Все дороги Песчаного дворца ведут к опочивальне
господина.
- Не выдавай меня.
- Иди.
Они разошлись в разные стороны. Коридор был
узким, едва хватало место для одного. Когда в коридорах
появлялись щели, она сначала убеждалась, что ни кого
нет, и только затем перебегала его. Как, наверное, и
другие служанки.
Ей все же удалось дойти до спальни хана не
замеченной. Когда ты никто, тебя не видно. Хан лежал на
подушках в центре комнаты, он спал. С потолка стекала
вода, распыляясь брызгами.
Переведя взгляд на других служанок, которые
протирали пыль, Карина увидела, что вдоль стен стоит
множество трофеев. Чтобы рассмотреть их все, ей
пришлось обойти комнату по кругу. К ее разочарованию,
ключа среди них не было. Хотя возможно его хранят в
другом месте. Но жадность Песаконцев, вряд ли позволит
ему доверять хоть кому – то.
Подождав еще немного, она увидела, что хан
проснулся. На его шеи была надета увесистая золотая
цепь. Но оранжевая рубаха скрывало то, что висело на
112
ней. Карина переместилась по коридору до следующей
щели, чтобы рассмотреть. Она как раз оказалась у тупика,
где с обеих сторон были щели. Одна вела в спальню хана
другая в коридор.
Она была вновь разочарована, когда хан
потянулся, Карина увидела, что на его шее висит
огромный черный скорпион. Он был как настоящий. Но
зато краем глаза, она заметила служанку, которая стояла
посередине главного коридора. Это была та самая
служанка, что остерегла ее. Карина хотела втащить ее
внутрь, но заметила рядом еще кого – то.
- Этого хватит, чтобы выкупить твою свободу, говори, где
она, - но служанка ответила не сразу. Ее глаза были
прикованы к горсти золота в руке у вельможи. - Говори
же!
- Она пошла к хану. Она в одном из коридоров.
Человек грязно выругался и ударил ее, рассыпав
золото.
Служанка
ползала
по
полу,
собирая
раскатившиеся монеты. Ее глаза горели жадностью.
Карина затрясло от омерзения и страха. У нее было
всего лишь три пути к бегству. Направо к проснувшемуся
хану. Вперед, но там уже было полно стражи. И налево
где ползала служанка. Она поднимет шум.
Время на принятие решений было мало. Она
рванула влево, увидев ее, служанка завизжала. И с обеих
сторон коридора тут же появилась стража.
Тогда Карина рванула назад, в коридоре уже
слышались шаги. Задержавшись на мгновение, она
вбежала в опочивальню. Хан посмотрел на нее с
удивлением. Она схватила ближайший предмет. Это
113
оказался горшок с растением. Оно угодило хану в голову.
И тут же она выскочила через другую щель. И понеслась
по коридорам.
Она сворачивала куда придется, постоянно слыша
за собой шаги. В груди слышалось тиканье, отдающееся в
ушах. Каким – то неведомым образом ей удавалось
скрываться от них в последнее мгновение.
С каждым мгновением последние остатки сил
покидали ее. Свернув в очередной раз, она выбежала в
большой зал. Остановившись, она тяжело дышала, и
сразу же поняла где она. Это был гарем.
Все восемь жен хана взирали на нее испуганными
глазами.
- Кт ты? – спросила жена в самом ярком платье. Первая
жена.
Вместо ответа Карина сняла паранджу. Все жены
ахнули. Она уже приготовилась бежать дальше, ведь
вдали раздавались шаги стражников.
- Стой. Сюда может войти только господин, - сказала
самая младшая.
- Млчи! – вскричали остальные.
- Как только он придет, он накажет тебя, - продолжила
говорить младшая.
- Не придет.
- Почему? – спросили все одновременно.
- Я швырнула ему в лицо... Что – то… Вряд ли он сейчас
думает обо мне.
114
В гареме повисла тишина. Она продлилась
несколько мгновений. И неожиданно восемь женщин
подняли большой гул. Карина даже отшатнулась от них.
Но оказалось, что так они ликуют. Видно было, что
они недолюбливают своего мужа. Как только радость
прошла, они тут же подняли бурную деятельность.
Одни собирали провизию в ее рюкзак, который
оказались у них. Карина переоделась и накинула сверху
темно – синий плащ. Непроизвольно проведя рукой по
серебряной броши.
- Тб нжно ухдть, - сказала ей первая жена, надевая сверху
желтый плащ из плотной ткани.
- Но как?
- Мы поможем тебе, - сказала самая младшая.
Жены встали у дальнего края палатки и все вместе
приподняли край ткани, образую небольшую щель.
- Если вы можете поднять ткань, то почему не сбежите?
- Для этого нужны мы все.
- Одна может пролезть наружу и держать ткань с другой
стороны. И так все окажутся снаружи.
Судя по лицам жен, такая идея им не приходила в
голову. А потом на их лицах появилось недоверие и
страх.
- Наши дети. Их держат в другом месте, - сказала кто- то
из средних.
- Скре, - прервала ее старшая, - Беги, он идет, - добавила
она совсем другим голосом.
115
В коридоре раздался странный шум. Карина не
стала продолжать. Это было их решение. Их жизнь. Они
сделали свой выбор. Они остались, хотя могли бежать.
Расстояние между песчаным полом и тканью стены
было слишком узким. Она еле смогла просунуть голову.
Каждый сантиметр давался с большим трудом. Жены
взволнованно щебетали над ней. Ей приходилось
изгибаться всем телом, проминая песок, чтобы вырваться
наружу. Шаги хана слышались все ближе.
В последний момент ей все же удалось вылезти. Ее
нога исчезла как раз в тот момент, когда хан откинул
полог двери. Его лицо, мелькнувшее в последний
момент, было искажено гневом и перевязано тканью
закрывающей левый глаз.
С наружи Карина слышала приглушенные крики и
причитания. Мужской голос срывался на крик и визг.
Послышались удары и мольбы.
Только слабые мужчины применяют силу, чтобы
доказать свою правоту. Так однажды сказал отец Дарену.
.***.
Она шагнула в сторону, и тут же на нее налетел
шквальный ветер с песком. За магической границей
бушевала буря. Карина шагнула обратно. Под ногой
оказалось что – то твердое. Кто - то из жен вытолкнул
наружу ее рюкзак. Закинув его на плече, она замерла.
Запахнувшись в плащ посильнее и вздохнув поглубже,
она шагнула в бурю.
Ветер тут же напал на нее, буквально швыряя из
стороны в сторону. Он, то подгонял ее в спину, то
116
обрушивался спереди, не давая шанса шагнуть. Но она
шла. Шла вперед.
Обернувшись на вершине дюны, на которую она
поднялась, Карина увидела пять огромных шатров
тянувшихся высоко вверх. Они прогибались под
шквальным ветром. Буря закручивалась вокруг их
шпилей, разрывая штандарты. В буре ей почудился образ
кобры, но Карина тряхнула головой и двинулась дальше.
Через некоторое время ей не просто стало трудно
идти, даже дышать стало невыносимо. Влажность
воздуха была запредельной. Туман окутывал песок
непроницаемым саваном. Песок проникал повсюду. Лез в
глаза, которые ей пришлось закрыть, в нос, скрипел на
зубах.
Она прошла еще несколько шагов, но, не выдержав
потока воздуха, легла на песок. Вниз лицом, закутавшись
в верхний плащ. Два плаща защищали от песка и ветра.
Она лежала, уткнувшись лицом в рюкзак. И чувствовала,
как сверху на нее наваливается песок. Его становилось
все больше. Исчез гул, хотя дышать стало труднее.
Неожиданно она услышала лошадиное ржание и
топот копыт. Приподняв голову, она увидела
проскакавшую мимо лошадь. В ее изгибах она узнала
Восход. Но это был лишь мираж. Образ лошади распался
на тысячи песчинок. Карина уткнулась в песок, страшась
увидеть другие виденья.
.***.
Тяжесть сверху и в груди подействовала на нее как
снотворное. Но она знала, что может и не просунуться,
поэтому как могла, отгоняла от себя дремоту.
117
Неожиданно песок под ней зашевелился, она
оцепенела от страха. «Пустынная кобра» промелькнула у
нее в голове. Но это было лишь движение песка, вниз по
дюне. В голове все помутилось.
В бреду, она почувствовала запах моря. А на лице
мягкий бриз. Открыв глаза, она услышала еще и шум
моря. Ей стало страшно. Звук шел из капюшона.
Она хотел встряхнуться, но вместо этого увидела
перед собой воду. Песчаный берег. На воде было видны
звездные дорожки. Она шагнула в воду, и поняла, что она
настоящая.
- Ты пришла, - раздался сзади голос.
Обернувшись, она увидела Тайруса бегущего к ней.
Приблизившись вплотную, он остановился. Карина
шагнула к нему, но увидев, что ее прозрачная рука
прошла через грудь, остановилась. Он выглядел странно.
Под глазами залегли глубокие тени.
- Где ты сейчас? – обеспокоенно спросил Тайрус.
- В пустыне.
- Песакон? Ты в порядке?
- Да.
- Тебе нужна помощь?
- Да. Я не знаю, куда мне идти.
- Оттуда ты можешь выйти только к Огорану. Их красную
башню видно отовсюду.
- Спасибо. Берегись!!!
118
Сзади появились черные тени, они двигались
очень быстро.
- Тайрус!
Карина выкрикивала его имя, очнувшись в
пустыне. Последнее, что она увидела, были черные
пальцы сжавшие горло.
.***.
Карина уже третий день брела по пустыне. Вода во
фляге подходила к концу. Она как могла, экономила ее,
но уже чувствовала обезвоживание.
Поднимаясь на очередную дюну, она увидела
внизу колодец. Под жаром и влагой воздух плавился, и
она приняла его за мираж. Но подойдя ближе, увидела
серую каменную кладку с рисунком травы на камнях.
Веревка ведра была оборвана, но это не имело
значение. Заглянув внутрь, Карина увидела лишь песок.
Он уже не один год набивался внутрь. Достигнув самого
края колодца.
Она села возле него, чтобы перевести дух. И
пожалела об этом, вставать было не выносимо. Ей
пришлось приложить практически все свои усилия.
Голова кружилась. Сердце стучало не ровно. В такт со
звуком часов.
***
На этот раз мышонка притащили, держа за
загривок. Он был одет все в тот же зеленый костюм.
Только котелок слетел по дороге. И привели его не для
аудиенции. А для того, чтобы шах посмотрел на
говорящую зверушку.
119
Слуга, принесший мышонка, швырнул его на
подушку перед шахом. Тот перевернулся в воздухе и
приземлился на задние лапы.
- Приветствую тебя о разумнейший из шахов, Абуде, мышонок галантно поклонился ему.
- Ха, оно действительно разговаривает,- насмешливо
проговорил шах.
- Я прибыл к вам от чародея Светлояра. Чтобы
предупредить на ваши земли надвигается опасность.
- Какая же? Моя армия мощнее всех в Антуине. Мои маги
сильнее всех магов Антуина, - самовлюбленно сказал
шах, дернув забинтованной щекой.
- Это не так, - спокойно сказал Мышонок.
- Что?! – взревел он, вскакивая на подушке.
- Вы ослеплены лживыми речами слуг. Черная армия
вскоре будет здесь, и вас раздавят. Если вы отправитесь
за барьер…
- Мы не побежим! Я выведу своих воинов в пески, и мы
разгромим их!
- Всех кто пожелает спастись могут отправиться со мной,
- сказал мышонок, повернувшись к вельможам, - мы
примем всех.
- Ха! Ты думаешь, я отпущу тебя? Ты станешь венцом
моего зверинца.
- Это вряд ли. Но не зря говорят, жадность рождает
глупость. А глупость множит жадность, - Мышонок
поклонился и тут же подпрыгнул в воздухе.
- Схватить его!
120
Но мышонка уже и след простыл. Он пробежал
между ног стражников. И юркнул в щель между полом и
тканью, но с другой стороны не появился.
***
- Сколько еще ждать?! - шах был, как никогда раздражен.
Его лицо. Его драгоценное лицо было покалечено…
Растение, которое росло в горшке, который
угодило ему в лицо, называлось Тьяда. Оно выглядело
как четырехлистный фикус, листья которого покрывают
ядовитые капли. Если притронуться остается ожог. На
лице хана отпечатался след, от двух листьев, который
постоянно обжигал щеку, стоило к ней притронуться.
- Мы практически готовы к
главнокомандующий его армии.
походу,
-
доложил
- Отлично, выступаем, казните всех кто останется в
городе.
Песчаное войско, представляло собой большую
раздробленную кучу. Каждый из его вельмож жаждал
иметь сильнейшее войско, но забывал, что сила не в
количестве, а в дисциплине и способности действовать
воедино. Большая часть войска состояла из погонщиков
скота, которые впервые взяли в руки оружие.
Каждый из солдат мечтал о большей награде и не
гнушался убивать своих же. Помня об этом, доверие
внутри войска не существовало. Песаконцы всегда
побеждали числом.
Не раз в истории Антуина малое войско,
укрывшись в расщелине, одолевало орды Песакона. А
еще чаще песчаное войско пожирало само себя из - за
121
раздора вельмож, что пытались отомстить обидчику на
поле боя, ударив его в спину.
Молодой хан не знал истории. Он твердо верил,
что его "псы" верны ему и не посмеют ослушаться. Сейчас
он думал лишь об одном. Прославить свое имя в веках.
Добиться того, что бы его образ вышили на гобеленах,
что весят на стенах, ведущих в тронный шатер. Уж он
позаботиться, что бы его лицо было отражено там во всей
красе.
Он взобрался на своего жеребца. Конь был черной
масти и копытами глубоко уходил в пески. Слишком
тяжелым было его тело для пустыни. Но шаха это не
волновало.
Черная туча подступила к границам Песакона. Но
она не пугала ее жителей. Песчаные бури, случающиеся
здесь ежегодно, приносили куда больше ужаса.
Чем ближе подступала буря, тем темнее она
становилась. Чем ближе подползала она, тем сильнее
беспокоились кони. Они вставали на дыбы и рыли
копытами землю. Люди же чувствовали ужас, что
зарождался в их душах. Он шел изнутри. Поднимаясь
вверх мерзкой липкой волной.
- Вперед! В бой! За Пески! За Шаха!!!
Первый выкрик принадлежал самому шаху. Он
больше не мог терпеть. Ему нужно было что - то сделать…
Ему нужно было движение, чтобы вернуть себе
самообладание.
Воины сорвались в бой, но тут же увязли в чем - то
черном. Оно было, словно живое и больше походило на
грязь, чем на пыль, которой оно казалась издалека.
122
Крики ужаса разорвали пустыню. Войско Песакона
повернуло вспять.
- Трусы! Предатели! - кричал шах в след убегающим
воинам. Но и сам в это время разворачивал коня.
Лошадь завязла в песках. Они стекали вниз под его
весом и тащили шаха к приближающейся черноте. Он
попытался слезть с коня, но уздечка опутала ногу.
Рванувшись, в попытке освободиться он свалился вниз
головой. И оказался под конем. Тот, почувствовав
близость вязкой черноты, встал на дыбы заржал и
опустился вниз…
На голову шаха. Последний всхлип последовал за
секунду до того как чернота поглотила их. Но все же
умирающий шах еще успел увидеть…
Красный всполох рядом с собой. И окружающая
чернота слилась с чернотой его сознания.
***
Они наблюдали за всем, что происходило в окно.
Люди постепенно успокаивались и начинали обживаться
на новом месте. Повсюду цвета смешивались друг с
другом. Люди как могли, помогали окружающим.
- Ты думаешь, они справятся? – спросила Карина.
- Да, - ответил Светлояр.
Сзади их раздался странный звук. Все резко
оглянулись. Из очага выскочил маленький комочек. Это
оказался мышонок, он перекатился по полу и скинул
зеленый пиджачок. Кончик его хвоста дымился,
пробежав к столу, он взобрался на верх и опустил хвост в
стакан.
123
- Фьюх, наконец – то дома.
- А вот и он мой посланник. Я могу вас познакомить. Это
Мистер Мышь.
Мышонок встал на столе и галантно поклонился.
- Всех остальных я думаю, ты знаешь?
- Конечно же, - ответил мышонок.
- Что ответил хан? – спросил Светлояр.
- Он пожелал битвы.
- Что ж это его выбор.
- Что вы такое говорите! Нужно помочь им, - возмутилась
Карина.
- Дорогая моя девочка невозможно помочь тому, кто не
хочет принять помощь. Этого стоило ожидать. Жадность
и глупость песаконцев славится в веках. Жадность
пожирает все вокруг. И начинает с самого человека.
Бессон переключи нас на желтую дверь.
- Сейчас.
Бессон подошел к двери и переставил ручку. Окна
тут же превратились в тряпичную ткань. Ее трепал
разбушевавшийся ветер. Внутрь начал просачиваться
песок.
Они прильнули к двери, там за песчаной бурей
шло сражение. Казалось, что все окружающее
пространство буквально сверкало от черно – желтых
молний заклятий.
124
Мимо них пролетел человек в желтой мантии,
поднятый потоком воздуха. Он дико кричал, от чего
Лютяла зашлась в плаче.
- Достаточно, - голос старца был еле слышен, он
держался за сердце, - достаточно.
- Светлояр, - Карина повернулась к нему и взяла за руку, Бессон переключи обратно.
- Смотрите, - крикнул Потучек.
***
Пески пожрут сами себя.
Скорпион, взобравшись на дюну.
Отправится в последний бой.
И более не вернется.
Прервется род несущий жадность.
Яд скорпиона покинет их кровь
Молодой шах так и не удосужился научиться
читать. А его советники не посчитали необходимым
донести до него древнее пророчество. Иначе он бы не
был столь опрометчив в своих поступках.
Хотя возможно ни чего бы и не изменилось.
Жадность чаще всего застилает глаза, и человек
воспринимает окружающее лишь, так как хочется ему.
125
Глава 6.
Огоран.
Но никто не обратил на Потучека внимание. Все
смотрели на побледневшего Светлояра.
- Этому никогда не будет конца…
.***.
Молодой кронпринц стоял на балконе своей
комнаты, и наблюдал за тем, как внизу веселилась толпа
молодежи Огорана. Они специально приходили под его
балкон, чтобы досадить ему. Ведь он не мог спуститься
вниз. Ярость народа могла обрушиться на них в любую
минуту. И тогда она сотрет их семью. Так говорил отец.
Он лелеял мечту передать власть своему сыну. В
Огоране такое происходило очень редко. Всегда
находился тот, кто был способен забрать корону силой. А
она признавала лишь достойного атамана. Поэтому отец
велел выстроить высокую магическую башню. Она была
видна из всех десяти королевств.
Чтобы подняться наверх потребуется не менее
восьми лет. Отец заточил их в башню, когда ему было
десять, а значит к тому времени, когда кто – нибудь
сможет добраться он уже будет наследником. Конечно
же, если они выживут в бесконечном потоке лестниц.
Но это решение принесло им одиночество. С ними
были только несколько слуг, которые постарели раньше,
чем принц успел вырасти. Всю жизнь ему было скучно, и
это приводило его в ярость. Так же как и все вокруг.
126
Злость копилась в нем, усиливаясь с каждым
годом. И он уже дождаться не мог когда, наконец, сможет
выплеснуть ее.
- Вы у меня еще попляшите! – он повторял это каждый
день, глядя на людей сверху вниз.
.***.
И вот, наконец, этот день настал!
Проснувшись утром, он всем своим естеством
почувствовал, что этот день все же настал. Выпрыгнув из
постели, он начал одеваться. Он уже давно стал делать
все сам. Старики были слишком медленны. Невыносимо
медлительны.
Да и в них крылась скрытая опасность. Завладеть
короной можно было лишь в бою, а отец мог пожелать
оставить власть себе. В истории впечатаны случаи
страшнейших расправ над своими потомками. Их не
гнушались душить даже в колыбели.
Запертый в башне он мог лишь читать. Но время
книг закончилось.
Он надел свои лучшие одежды. Латы из коленного
железа. Его особым образом раскаляли и оставляли в
таком состоянии на века. Воздух вокруг начал плавиться.
Но он не ощущал жара.
Подойдя к стене, он сделал резкое движение
рукой. Из стены тут же выдвинулась полка, на которой
лежал длинный ятаган. Его ковали тысячи лет назад в
первом огне Ифритов. Но он все еще помнил их жар. Он
вытащил ятаган из ножен и залюбовался им. Также как и
латы, ятаган был раскален добела.
127
Точно такой же сейчас держал в руках отец. Чтобы
править
Огороном, нужно
иметь
два ятагана
Повелителей Ифритов.
На его лице отразилась истинная ярость
правителей Красного королевства. Развернувшись к
двери, он вышел из нее величественной походкой.
.***.
Коридор тянулся, казалось до самого горизонта. Но
на самом деле ему хватило всего несколько шагов, чтобы
достичь арки.
За ней был церемониальный зал Поединка. С
другой стороны он увидел такой же проход. В нем стояло
его точное отражение, не считая лишних восемнадцати
лет.
- День настал! – воскликнули они одновременно.
Больше ни чего произнесено не было. Ведь больше
ни чего и не нужно.
Зал
был
разрисован
языками
пламени,
смешивающимися с реальным огнем. Дышать в зале
было невыносимо тяжело. Воздух плавился, искривляя
все перед глазами.
Подняв ятаганы, они начали сходиться. Чем ближе
они были друг к другу, тем сильнее раскалялся воздух.
Он почувствовал это. Внутри себя. Первородную
ярость. Злость бурлила в нем. Кровь Огорана плавилась в
его венах. Отец был в нескольких метрах.
Он ударил первым и к своему удивлению не
встретил отпора. Ятаган отца вылетел из рук и со звоном
128
упал на пол. Ярость внутри на мгновение погасла. Но
разгорелась вновь.
- Сражайся! Подними ятаган и сражайся, - ярость,
скопившаяся внутри, требовала выплеска.
- Нет, сын мой. Я сделал свой выбор, когда женился на
твоей матери и сотворил эту башню.
- О чем ты говоришь?
- Твоя мать принцесса из Морана.
- Нет! Я чистокровный Огоран.
Его мать умерла при родах. Это первое, что он
помнил из детства. Единственной вещью, которая
осталось от нее, был медальон. Он нашел его в
библиотеке. В нем была изображена утонченная девушка
в синем платье. Ее волосы были черными как смоль,
такими же, как и у него. Головы людей внизу были
раскрашены во всевозможные цвета красного. Как и
волосы отца. Но он не хотел видеть очевидного.
Он выбросил руку с ятаганом вперед. Лезвие
вошло точно между щитками брони. Оно пронзило
сердце отца.
- Светлояр. Несущий свет. Не сжигающий…
Прошептал отец, оседая на пол. Присев рядом
Светлояр понял, что на отце надет тонкий слой железа,
имитирующий латы. Его сердце заболело…
Тоска, вновь навалилась тяжелым грузом. Но она
тут же испарилась, под огнем ярости. Он решил излить
свою боль на тех, кто собрался под сводами башни,
ожидая представления.
129
.***.
Коридор за спиной отца вел к винтовой лестнице.
Подобрав второй ятаган, он двинулся по лестнице вниз.
Ступень за ступенью. Каждый раз, когда он делал шаг,
казалось, что это не ступени идут вниз, а нижняя
площадка приближается к нему.
Он сделал всего десять шагов, прежде чем достиг
ее. Мимо проносилось множество скелетов, которые
трещали под ногами. На последней площадке их было
больше всего. Вероятно, умирая они падали вниз.
Обернувшись, он увидел ровно десять ступеней. А вот
люди находящиеся снаружи увидели, как башня
сложилась в десять раз и достигла земли.
Он вышел к тронному залу. В нем стоял трон,
сделанный из красной глины. Он стоял на круглом
основании, наполненном раскаленными углями, которые
ни когда не погаснут. По легенде Огорана жар углей
поддерживают Трое первородных Ифритов.
Под троном был подвал наполненный пламенем и
жаром. Они создавал красную пустыню из глины.
На сиденье трона лежала корона. Это был простой
медный обруч с шестью узлами. Он с трепетом надел его
на голову. Корона Огорона была самой опасной из всех.
Она могла сжечь недостойного атамана. Но на его голове
она запылала кровавым огнем.
Светлояр открыл дверь и вышел наружу. Вокруг
собралось множество людей. Они смотрели на него как
на выставочную игрушку. Как только он шагнул за порог,
башня вернулась на место, взмывая вверх. Он гордо
задрал голову и провозгласил на всю площадь.
130
- Я ваш новый атаман!
Толпа на мгновение замерла, а после взорвалась
громким смехом. Светлояр вздрогнул. Вокруг него было
множество смеющихся лиц. Дети, взрослые и старики.
Все заливались безудержным смехом.
- Мы ни когда в жизни не будем подчиняться заложнику
башни, - раздался из толпы голос женщины.
- Ты недостоин! – прокричала толпа единодушно.
Секунда и толпу из веселья бросило в ярость. Он
увидел то, чего так боялся отец. Смеющиеся лица
сменились искривленными рожами ярости. Смех
сменился гневными выкриками.
Но он был готов к этому. Он готовился к этому
мгновению
всю
свою
жизнь.
Сконцентрировал
закипающую ярость в самом центре груди. И
одновременно вынул оба ятагана. Скрестив их над
головой, он произнес:
- Взываю к вам! Ифриты!
Как только он закончил фразу, то развел ятаганы в
стороны, образуя огненную арку, через которую хлынули
огненные смерчи. Они спускались на землю и начинали
сжигать все вокруг себя - землю, деревья, людей. Ярость
сменилась страхом, люди закричали и побежали прочь.
А Светлояр стоял с высоко поднятыми руками и
смеялся как безумный. Он наслаждался смертью
царящей вокруг. Мимо пробегали горящие люди. Их
крики напоминали ор чудовищ. Они сливались с треском
сгорающих
деревьев
и
ставень
домов.
Огонь
перекидывался с одного строения на другое и в скорее
131
занялся уже весь город. Где – то вдали виднелись
красные всполохи, там, в противостояние с Ифритами
вступили маги Огорана. Но они были бессильно перед
могуществом истинного огня.
.***.
Неожиданно Светлояр почувствовал что – то
внутри себя и опустил руки. Ифриты потеряли связь со
своим царством, утратили часть силы, но все же
продолжили свое буйство.
Оглянувшись вокруг, он ужаснулся. Огненная
смерть уничтожала его царство. Огоран сгорал в
собственном огне. То из чего он родился, превращало его
в прах.
Страх сжал его сердце, швырнув ятаганы на землю,
он бросился бежать. Все вокруг кипело и плавилось. Его
латы раскалились добела. Ему пришлось скинуть их,
даже магия не справлялась с напором огня.
Светлояр не узнавал эти улицы, ведь видел их
только с высоты птичьего полета. Красный песок,
которым посыпали улицы, превратился в стекло и
прилипал к ногам.
Корона обожгла его, и Светлояр скинул ее. Но
слишком поздно на лбу, остался кривой ожог.
Он чувствовал себя на грани отчаянья. Когда
увидел странную голубую дверь. Ему уже некогда было
раздумывать, он бросился к ней и влетел внутрь. Оставив
за собой пылающий город.
Мужчины слабы перед властью. Слабыми она
управляет и лишь единицы способны подчинить ее.
132
***
Закончив рассказ, Светлояр бессильно откинулся
на кресле.
- А что было после? Ведь Огоран до сих пор существует, –
спросила Карина.
- Ятаганы подобрал достойный. Он покорил Ифритов и
заставил их покинуть город.
- Я однажды была в Огоране. Там так страшно…
Карина прижала руку к груди. Тик – так. Тик – так.
.***.
Карина очень долго блуждала по пустыни. Ее вода
и пища подошли к концу. Единственное, что не давало ей
отчаяться, был темно – синий плащ, который приносил
ей звуки моря и легкий бриз, охлаждающий кожу. Но
Тайрус больше не приходил на берег. Сколько бы она не
ждала. Перед ее глазами снова и снова всплывали руки,
сжавшие его горло.
Песчаная буря вскоре прекратилась, или скорее
сдвинулась за горизонт. Но, не смотря на это, пески все
равно жестоки сами по себе.
Днем солнце жгло нещадно. Ночью же ее окутывал
мороз, проникающий сквозь два плаща. Единственным
ее ориентиром в пути была башня.
Ей казалось, что она не двигается. Но однажды
взобравшись на очередной бархан, Карина увидела город
под своими ногами. Достаточно просто спустится вниз.
Башня оказалась неожиданно близко. Там внизу желтая
пустыня сливалась с красной подступая к замку.
133
Карина обессилено опустилась на корточки, решив
передохнуть перед последним рывком. И тут же, из - за
поворота, появился огненный смерч.
«Ифриты» - полыхнуло в голове Карины. Они
кружили вокруг каменных стен замка из красной глины.
«В Огоран мог войти лишь тот, кто знает тайну». Она
вспомнила слова, прочитанные в какой – то книге. За
время пока она раздумывала, мимо проплыли трое
Ифритов.
Застыв в нерешительности, она пропустила
момент, когда рядом с ней кто – то появился. И поэтому
вздрогнула от того, что с ней заговорили:
- Чтобы попасть внутрь, нужно дождаться разрыва. Ты
выбрала хорошее место. Мы как раз у Северных ворот.
Рядом с ней стоял юноша в красном плаще, с
накинутым капюшоном.
- Только тебе придется снять свой балахон, иначе не
сможешь бежать.
Карина задумалась на мгновение, но все же
скинула желтый плащ на землю. Он одобрительно
улыбнулся и взял ее за руку. Карина не решилась ее
отдернуть. Тут же он без предупреждения рванул вперед,
девушка еле поспевала за ним. Но к ужасу Карины
бежали они на глухую стену.
Из – за левого поворота появился Ифрит, он
словно почувствовав жертву, ускорил свое вращение.
Карина подумала, что, несмотря на это они как раз
успеют добежать. Правда, ее все еще смущал тот факт,
что они бежали в стену! До нее оставалось несколько
134
шагов, Карина попыталась вырваться. Но юноша ее не
отпустил.
Карина закричала, когда они оказались у самой
стены. Но к ее удивлению они не врезались в нее. А
прошли, словно сквозь ткань. Обернувшись, Карина
поняла, что ворота действительно были сделаны из
красного полотна.
Замок Огорана был защищен мощнейшей магией.
Правители часто отправлялись в кровавые походы,
оставляя свои земли без защитников. Поэтому ворота в
незапамятные времена зачаровали. В них мог войти
лишь тот, кто знал, где они находятся. Остальные просто
врезались в стену.
Перед глазами все покраснело. Карина заморгала,
но ни чего не изменилось. Буквально все за стеной имело
красный оттенок. Стены, ставни, одежда, посуда и многое
другое. Цвет был даже на головах людей в виде волос.
Глаза непроизвольно заболели.
Они с юношей стояли рядом и не могли
отдышаться от быстрого бега. Неожиданно она
смутилась, ведь он все еще держал ее за руку.
- Я Огонь.
- В смысле? – непонимающе спросила Карина.
- Меня зовут Огонь.
- А… Я Карина.
- Ты из Морана?
- Что? Да, – она решила соврать, тем более плащ ей в
этом помогал.
135
- Ну, удачи тебе, мне еще нужно вернуться в башню.
- Ты там живешь? – Карина посмотрела на башню,
уходящую высоко в небо.
- Она не такая высокая, как кажется.
- Ясно.
- Хотя знаешь, может устроить тебе экскурсию по замку?
- Хорошо, - Карина с трудом разлепила губы, они
пересохли и потрескались.
Она даже обрадовала. Лучше если в незнакомом
месте у тебя есть провожатый. Еще Карина планировала
его расспросить.
- Только мне нужно попить. Я несколько дней провела в
пустыне. А вода закончилась.
- Тогда я отведу тебя к фонтану.
Он развернулся и поднялся на стену по лестнице,
которая сливалась цветом со стеной. Карина вряд ли
заметила бы ее. Ступени были слегка округлые, что
помогало их скрывать от взгляда.
Поднявшись наверх, Карина заметила, что это сеть
верхних дорог, по всему городу. Они связывали между
собой дома и различные районы замка. Под ними шли
уже обычные дороги, по которым двигался основной
поток пешеходов и всадников. Редко встречались
груженые телеги.
- Где мы?
- Это пути для стражи. Так что нужно быть осторожней, сказал Огонь, слегка приседая, чтобы его не было видно
из – за перил, тянущихся по краям верхних дорог.
136
Карина взяла его за капюшон, чтобы не отстать. - Да не
бойся.
Пройдя несколько пролетов и свернув два раза,
они вышли к саду. Он притаился в небольшой нише
между домами.
Огонь жестом показал, чтобы она хранила
молчание и шла как можно тише. И первым начал
спускаться вниз. Здесь была такая же скрытая лестница.
К счастью для Карины, она не знала, что не законное
нахождение на этих путях карается публичной казнью.
Красные бунты ни когда не заканчивались мирно.
Красный равен крови. Она не раз омывала эти стены.
Карину восхищено смотрела на растения, растущие
в нише между домами. Они росли буквально повсюду,
поражая своим разнообразием. Некоторые даже свисали
с балконов и ползли по стенам. Бутоны цветов были всех
оттенков красного.
Все эти кущи были разделены на несколько частей,
тонкими тропинками, ведущими к обоим домам, воротам
и фонтану, который примостился возле стены, рядом с
лестницей.
Огонь бесшумно двинулся к фонтану и встал ровно
посередине. Мраморное основание и чаша были
поделены на две части цветом и рисунком. На срединной
линии стояли два кувшина разной отделки и четыре
кубка, похожие на кувшины, рядом с которыми стояли.
Огонь взял один из кубков и хотел опустить в воду,
но Карина остановила его руки и набрала воду в ладони.
Вода была совершенно прозрачная и восхитительно
прохладная.
137
После того времени, что она провела в пустыне, это
были ее первые глотки воды. Карина буквально
чувствовала, как вода проникала внутрь, орошая ее
пересохшее горло.
В тот момент, когда она, наконец, поняла что
напилась, Карина услышала отдаленные шаги. Огонь тут
же схватил ее за руку и потянул на лестницу. Но перед
этим зачем – то переставил кубки местами.
Через несколько мгновений, после того как они
укрылись за перилами, на правом балконе появился
мужчина в красном халате до пят. Он некоторое время
вглядывался вниз, пока, наконец, не разразился
страшным ругательством.
- Кияра! Ты опять пила из моего фонтана? – выкрикнул
он, что есть мочи.
- Что ты сказал? - С вызовом спросила женщина, в
длинном подпоясанном халате, появившаяся спустя
некоторое время, на левом балконе.
- Ты опять пила из моего фонтана?! – выкрикнул он еще
громче.
- Нет! – отрезала женщина.
- Да как же! Кубок – то ты не туда поставила!
- Нет!!! Это ты кубок не туда поставил!
Они кричали все громче и громче. Вспоминая обо
всем, чем обидели друг друга за целую жизнь.
- А разве вода не одинаковая? – спросила Карина
подавленным голосом.
138
- Что? – переспросил Огонь, с трудом отрываясь от
зрелища, на его лице играла улыбка, - конечно
одинаковая.
- Тогда почему они спорят?
- Не знаю, - он на секунду задумалась, - это весело.
- Не лучше ли было построить дома с отдельными
садами.
- Зачем? Тогда ссориться будет не из – за чего.
- А зачем ссориться?
- Просто… Это весело.
- Они наверное долго живут рядом, - спросила Карина,
после того как женщина перешла на детские
воспоминания.
В это время мужчина запустил чем – то с балкона.
Но это не долетело до противоположного балкона, а
упало на куст, с красными цветами. Женщина завизжала
и швырнула вазу в одно из деревьев на противоположной
стороне.
- Класс. Я тебе больше скажу. Они брат и сестра, - Огонь
все же ответил ей, оторвавшись от зрелища, но заметив
ее состояние, сказал. - Пойдем.
Он взял ее за руку и повел наверх. Карина была
подавленна зрелищем. Ее расстроило, то с какой
ненавистью родные люди оскорбляют друг друга. И ей
тут же вспомнились ее братья, по которым она очень
скучала. Не смотря на то, что они переметнулись на
другую сторону. Она вспомнила братьев Морана. И
самого старшего из них. Правая рука снова заныла.
139
Погрузившись в раздумья, она не заметила, что
Огонь, привел ее в какой – то странный закоулок. Слева
бушевал людской поток. Но здесь все звуки
скрадывались.
- Зачем ты пришла в Огоран?
- Мне нужно найти ключ. Его мог украсть Красный
король, - ответила Карина, не заметив этого.
- Он не делал этого, - сказал Огонь немного злобно.
- Откуда ты знаешь?
- Мой отец ни когда бы этого не сделал! Он ни за что не
стал бы красть ваш ключ! Если бы ему что – то
понадобилось, он взял бы это силой!!!
В голосе Огня было столько ярости, что Карина
отшатнулась от него. Она по - настоящему испугалась его
глаз. Ей даже на мгновение показалось, что в них зажегся
настоящий огонь.
Карина вскрикнула, побежала в толпу и
попыталась затеряться в ней. Она еще некоторое время
слышала крики Огня, несущиеся ей вслед.
Карине удалось спрятаться в какой – то нише.
Парень пробежал мимо нее, на мгновение замер, и
кинулся дальше.
Карина вышла на другую улицу и двинулась в
противоположном направлении. В сторону ближайшей
башни, ведь под ней были одни из шести ворот. Она
больше не могла находиться в этом замке. Злоба
буквально сочилась ото всюду.
140
Жены кричали на мужей. Они на соседей. Матери
кричали на детей. Те кричали друг на друга. И все это
сливалось в единый ор, который звучал в ушах Карины
проникая, словно яд в кровь.
Она опустила капюшон и старалась как можно
быстрее добраться до башни. Идти приходилось сквозь
толпу, в которой каждый пытался ее пихнуть или
наступить на ноги. Карине казалось, что все они смотрят
на нее с ненавистью.
Стражи видно не было и поэтому Карине удалось
проникнуть в воротную арку, спрятавшись в ее полутьме.
Запахнувшись в плащ, она, почему то почувствовала себя
грязной.
Но не из – за красной пыли, что кружилась в
местном воздухе. А из – за слов, что потоками
изливались на окружающих.
.***.
Ворота с этой стороны были сделаны из плотной
красной ткани. Их даже трепало воздушными потоками.
Открывая вид на красную пустошь.
Когда – то здесь добывали красную глину, из
которой мастера изготавливали различные изделия,
обжигая их в печах. После они передавали их
искусницам, которые раскрашивали их тончайшими
узорами.
Карина задумалась, как ей выбраться из Огорана.
Ведь в просветах ткани, время от времени мелькали
огненные вихри.
141
Где – то сзади послышался стук копыт. В воротную
арку въехала телега. Плащ хорошо скрывал Карину от
глаз извозчика. Тот явно ждал, когда будет разрыв между
Ифритами.
Недолго раздумывая, Карина запрыгнула в телегу.
В ней было множество пыльных инструментов. Неудачно
приземлившись, она ударилась локтем.
Но в это момент телега двинулась и довольно
быстро. Извозчик ни чего не заметил. Карине пришлось
ухватиться за борт, один из молотков ударил ее по плечу.
Извозчик несколько раз подгонял лошадей. Скачка
продолжалась не долго. Телега накренилась, когда
завернула за один из красных холмов. И там Карине
пришлось быстро спрыгивать. Пока телега не заехала в
подземный тоннель. Это был еще действующий карьер.
Передохнув немного, Карина взобралась на один
из холмов, чтобы оглядеться. Башня выходила в сторону
порта. Красная израненная пустыня тянулась вдаль,
врезаясь в Золотые горы. Неподалеку она увидела
голубые паруса.
- Лартаин.
Сейчас это было самым лучшим вариантом. Там
хотя бы существовала справедливость, и злоба не была
настолько распространена.
Карине пришлось рассказать капитану корабля
всю правду, чтобы попасть на борт без денег. Но она была
готова абсолютно на все ради того, чтобы не
возвращаться обратно.
142
Команда приняла ее благодушно, они не раз
подбирали беглецов из этой страны.
***
Огонь стоял на коленях возле постели своего отца.
Такого не было еще в истории Огорана. Атаман умирал
не в битве со своим приемником.
- Отец не умирай, - по щекам парня текли слезы. Но он
жалел не потому, что хотел получить корону в битве. Он
не хотел, что бы его отец покинул его.
Он был третьим поколением, что вновь поселилось
в башне. Кровь Морана, как ни когда сильно проявилась
в его отце. Он решил укрыться в башне, надеясь, что сын
не унаследует Синее влияние. Храбрость и ярость иногда
пагубно влияют друг на друга. Но если их смешать в
правильных пропорциях…
- Отец прошу тебя!
- Огонь… Прости меня я слаб… Тебе придется взять
корону самому, - красный глаз отца потух, а в след за ним
и синий. Атаман, что не правил ни дня покинул эту
землю.
Огонь скорчился от боли. Он плакал… Но
неожиданно слезы испарились с его щек. В распахнутых
глазах не плясал огонь, в них кипела лава.
- АААААААААА!!! - крик ярости был слышен в каждом
уголке Огорана, даже Ифриты на мгновение прервали
свое вращение, но после вгрызлись в землю с удвоенной
силой.
Они
почувствовали
истинного
атамана
Инфарталов.
143
Огонь поднялся на ноги и призвал оба ятагана и
корону. Они явились незамедлительно и заняли каждый
свое место.
Спустившись вниз по лестнице, он увидел
огненного жеребца и оседлал его. Конь вышиб двери и
как только его копыта коснулись мостовой… Башня
рухнула вниз. Больше не было необходимости в ней. Вода
высохла в крови Огня. Теперь он полностью
соответствовал своему имени.
Люди в страхе отшатнулись от него.
- Седлайте коней! Огоран идет на войну!
Толпа отозвалась ликованием. Давно… Слишком
давно не слышался этот клич над красной пустыней.
Слишком давно не кипела кровь Огорана. Огонь
подстегнул коня и направил его по улице. Вслед за ним
скакали все новые и новые воины. С детства огоранцев
учат быть готовыми к войне.
Ворота запылали, коснувшись шкуры огненного
коня, полностью открывая проход. Но Ифриты не
хлынули в город, они последовали за своим господином.
На его голове пылала корона. В его глазах кипела ярость.
В его сердце шипела боль. Ярость не лучшее спасение от
боли, но разве можно думать о таком… Сейчас…
Пустоту внутри себя не заполнить чужой болью. Но
ведь всегда можно попробовать.
***
Красная пустыня сменилась желтой, но кони лишь
ускорили свой бег. Песок плавился и шипел от огня
Ифритов. Они первыми вступили в бой. Ворвавшись в
144
черную жижу, что поглощала Палаточный замок, и она
развеялась, вновь превратившись в газ.
Огонь возликовал, но эта была обманная победа.
Ифриты вертелись, вокруг своей оси и с каждым кругом
их жар угасал.
Огонь на мгновение очнулся. В нем еще остались
капли Морана. Он успел увидеть, что сильнейшее оружие
Огорана гибнет под влиянием Черноты. Им не
победить… За ним шли сотни воинов, они поддались
ярости и их уже не остановить.
Поворачивать домой уже поздно. Он привел их
сюда. Он погубил свой народ…
Последние капли с шипением испарились и он
забыл обо всем. Он больше не думал о том, что может
быть. Он жаждал одного победы. Победа или смерть!
Черноте пришлось истратить много сил, чтобы
погасить его свечение. Он был последним Огораном, что
бился в той пустыне.
К счастью или нет, но именно в такие моменты
истории Антуина рождаются истинные Инфарталы, они
должны заставить Тьму ослабнуть, чтобы остальные
смогли с ней бороться...
***
- Да этот город наполнен злобой. Ярость словно пожар,
выжигает все вокруг себя. И начинает с сердца человека,
- сказал Светлояр.
- Но вы же смогли с ней бороться,- с надеждой сказала
Карина.
145
- Да. Но это стоило слишком многого. Слишком многого.
И, к сожалению, не только для меня.
- Посмотрите, - настойчиво вскрикнул Потучек.
За окном желто – черная борьба окрасилась
красными всполохами. Их становилось все больше и
больше. И вскоре мимо них пронесся огненный вихрь.
- Ифриты,- прошептал Бессон.
- Зачем? Зачем они пришли? – вскрикнул Потучек.
- Они почувствовали злобу. И пришли, чтобы поживится
ею, - ответил Светлояр.
- Что это за звук?
Откуда – то раздавались странные звуки, словно
кто – то бился о стекло.
- Бессон переставь ручки в середину, - сказал Светлояр.
Окна вновь сменились, и за ними оказался барьер.
Он весь покрылся черными пятнами. Они расползались
по всей поверхности. И стучали с другой стороны
пытаясь проникнуть внутрь.
- Барьер выдержит? – спросила Карина.
- Не думаю, - слишком спокойно ответил Светлояр.
- Что? – испуганно переспросила Карина.
- Мы вложили в него много сил, но я рассчитывал на
помощь бежавших магов. Но все они в плену. Под
властью черноты уже чародеи шести королевств.
- Но Огоран… - начал было Бессон.
146
- Огоран поддался ярости и сам преподнес им своих
чародеев. А еще сила Ифритов. Первозданных существ.
- Вы думаете, они проиграют, - спросила Карина.
- Это случится в любом случае, - ответил Светлояр,
непонятно спокойным голосом.
- Что же нам делать? – беспокойно спросил Потучек.
- Есть только один способ.
Светлояр с трудом поднялся и пошел к двери.
Карина последовала за ним.
- Знаешь дитя мое, - он крепко взял Карину за плечо, - я
должен был стать величайшим чародеем Огорана и
остальных девяти королевств. Но вместо этого оказался
обычным властолюбивым ничем. Но ты… Ты не такая.
Не забывай этого. В твоем сердце есть отблески
первозданной чистоты хоть ты об этом и не
подозреваешь. И вспомни слова о правде, когда придет
время.
- Слова о правде?
- Ты вспомнишь. И последнее - в этом мире, возможно,
все стоит только захотеть и решиться сделать шаг. Путь
не обязательно проходить до самого конца.
Как только с его губ слетели последние звуки, он
отпустил ее плечо и шагнул в распахнувшуюся дверь.
Карина не смогла последовать за ним. Ее не пустила
невидимая преграда. Бессон и Потучек также врезались в
нее.
147
Светлояр шел вперед нетвердой походкой. Он
остановился в центре небольшой поляны, вокруг него не
было не души. Все попрятались от страха в свои укрытия.
- Что вы собираетесь делать? – выкрикнула Карина.
- Светлояр, - позвал Бессон.
Но Светлояр, словно не слышал их. Лютяля
захныкала на руках Потучека.
***
Светлояр замер в центре природного круга, воздев
руки к небу. Он тихо шептал слова, которые ни кто не
смог расслышать. Это были слова, идущие из самого
сердца. Они распахивали душу. Его голос становился все
громче и громче. И вместе с этим в центре его груди
разгоралось пламя.
- Из огня мы приходим, и в огонь вернемся, - прокричал
Светлояр.
- НЕЕЕТ!!! – закричал Бессон, он узнал заклинание.
Но было уже поздно. Магию души остановить
невозможно. Светлояр в последний раз вскрикнул и из
его сердца вырвался огненный смерч окруженный
потоком воды. Их сдвоенный поток достиг барьера и
ударил практически в центр.
Спустя мгновение из той точки, куда он ударил, по
куполу начали разрастаться огненно – водные узоры.
Хотя огненных узоров было намного больше, но узоры
воды были изящнее и сильнее. Чернота с шипением
начала отступать.
148
Люди с трепетом выбирались из своих укрытий и,
задирая головы вверх, рассматривали узоры. И только
шестеро смотрели на них с болью в глазах.
Преграда перед дверью еще несколько мгновений
держалась, но с глухим звуком исчезла. Как только она
исчезла внутри осталась только Карина и Лютяля.
На месте где стоял старец, осталась только мантия.
Бессон поднял ее с земли. Из нее посыпалась багровая
пыль. И выпал медальон.
- Потучек принеси стеклянную вазу с полки.
Мальчик тут же сбегал в дом и принес стеклянную
емкость. Они все вместе ползали по земле и собирали
прах, все до последней песчинки. Мистер Мышь старался
особенно рьяно.
Бессон даже применил особое заклинание, чтобы
собрать все. И сверху они положил медальон, который
сам собой распахнулся. В нем была маленькая картина
изысканной брюнетки в синем платье.
Немного постояв, они двинулись к дому.
- Он прожил долгую жизнь, - печально сказал Бессон,
переступая порог.
- Знаете, я уже давно хотел сказать… - начал Потучек и
замолчал.
- Говори, - подтолкнула его Карина.
- Я прочитал в книге, Огоран пылал триста лет назад.
Кажется он намного старше, чем мы думаем.
149
Они склонили голову и погрузились в тягучую,
сжимающую сердце тишину. Люди почувствовали их
настроение и присоединились к их скорби.
***
Спасение многих лежит в магии души.
Тот, кто был рожден на погибель.
Своего народа, воздвигнет преграду.
Но цена обратима, лишь стоит вспомнить о правде.
Слова, написанные на тонком пергамене, сгорели в
огне очередной войны. Но все еще остались люди, что
хранят их в своей памяти.
***
Они все собрались возле стола, на котором лежала
мантия, а поверх нее стояла ваза. Бледно – алая пыль
внутри могла быть магическим порошком. Если бы они
точно не знали, что это не все что осталось от Светлояра.
- Ой, - вскрикнул Таргитай.
- Что? – встревожились все.
- Беженцы из Песакона и Огорана, проникают за барьер.
Теперь я, чувствую все это.
Но ни кто не среагировал.
- Что нам теперь делать? – спросил Бессон, через
некоторое время.
- Мы должны продолжить то, что делал Светлояр.
Осталось еще четыре королевства. Мы должны спасти их
150
чародеев и королей. Тогда у них не будет нужной
мощности, - сказал Таргитай.
- Нужной мощности? О чем ты говоришь? – спросила
Карина.
- Светлояр оставил мне послание.
- Тогда дай мне его, - сказала Карина, протянув руку.
- Не могу, это мысленное послание. Они хотят захватить
все десять королевств, чтобы погасить Солнце,последние слова он сказал с комком в горле. – Они хотят
погрузить Антуин во тьму.
- Мы должны остановить это, - воскликнул Бессон.
- Есть только один способ, - сказала Карина достав ключ
из – за пазухи.
- Но ты не можешь выйти или вынести ключ наружу, сказал Бессон.
- Да, я помню. Поэтому нам и нужно укрыть магов
оставшихся королевств, - сказала в ответ Карина.
Неожиданно они услышали странный звук. Они
обернулись к очагу. Таргитай висел, отвернувшись от
них. И казалось, что он плачет. Они не знали, что делать.
Ведь трудно успокаивать огонь.
- Таргитай, он…
Но демон не стал их слушать и просто вылетел в
трубу. Дом покачнулся. И резко просел, угрожая
обрушиться.
- Так что мы будем делать? – опять спросил Бессон.
151
- Я продолжу выполнять свои обязанности, и хотя старец
просил меня только о двух посольствах, я готов
продолжить, - сказал Мистер Мышь.
- Благодарю, но для убедительности нужно идти всем
вместе, - сказала Карина, - Бессон ты как старший
возглавишь их.
- Я?
- Да. Теперь ты лидер.
- Нет… Я… трус.
- Я верю в тебя.
- Но…
- Ты же не сомневаешься во мне?
- Нет.
- Тогда ты не имеешь права сомневаться в себе. Понял?
- Да…
- Вам пора отправляться. Идите к Честерну, князю
Лартаина.
152
Глава 7.
Лартаин.
Лартаин. Голубое королевство. Но в свете
восходящего солнца оно показалось Карине лазурным.
Все в нем было покрыто бледно голубым цветом. Шесть
тонких башен и один хрустальный дворец взмывали над
остальным замком. Он напоминал ей хрустальную
диадему.
***
Мышонок был одет в простой голубой костюм. Он
держал в руках семисторонний многогранник из
хрусталя. Он начал уже привычное повествование.
- Замок Лартаина вырезан из отрогов Серебряной горы.
Семь ступеней поднимаются высоко вверх. Горы
занимают половину земель республики. И тянутся по
дуге от Сайлеста до Тетралана. Остальная часть поделена
надвое рекой и перекрыта межевым холмом Тетралана.
На берегах реки растут густые леса.
Лартаин занимается изготовлением изделий из
дерева. Для того, чтобы доставлять древесину в замок,
где живут мастера, Лартаинцы заказали у Капрелы
механические грузовые лифты.
Воды Неведомой реки, спускаются в подземный
грот, и впадают в озеро, которое через расщелины,
вытекает в море. А с помощью водного колеса, попадают
в город. Где протекают по каналам вдоль улиц.
Перед Лартаином, стоит Рынок – порт. Его
построили в стародавние времена, чтобы прекратить
153
раздоры между королевствами. Все торговые сделки и
союзы заключались только на его территории.
Справедливость Голубого королевства должна была
служить гарантом порядка.
В самом Лартаине королевство называют
свободной республикой. И во главе сидит избранный
князь. Трон занимает династия Сибаллов.
Закончив
рассказ,
он
случайно
уронил
многогранник. На счастье он не разбился, а лишь запел
хрустальным недовольством.
.***.
Поплотнее запахнувшись в плащ, Карина
медленно шла по улице. Карина уже была в этом
королевстве однажды, но предпочитала не вспоминать об
этом.
Мимо проходили люди в одеждах голубого цвета.
Их крой был совершенно одинаковым. Наверное, это
было одним из проявлений справедливости. Только вот
такой крой шел далеко не всем...
Все смотрели на нее с любопытством. Здесь редко
бывают чужаки. Большинство королевств боятся
честности Лартаина.
Она гуляла по улицам уже больше часа. Успела
пройти три ступени замка. Карина оказавшись на
небольшой торговой площади. Вокруг витали вкусные
запахи. В животе забурчало. И она уже и не помнила,
когда ела в последний раз.
Подойдя к прилавку, она начала рассматривать его
голодными глазами. Хозяйка поджаривала бело –
154
голубое мясо. От него шел восхитительный запах
пряностей.
- Желаете Отумали?
- Что?
- Мясо. Мы обваливаем его в соли и еще шести специях.
Поджариваем на открытом огне.
- У меня нет денег, - с сожалением сказала Карина.
- Это честно. Обычно чужаки начинают юлить.
- Но разве честность что – то меняет?
- Конечно.
И она наколола несколько кусочков на длинную
деревянную палочку и протянула ей. Поблагодарив,
Карина с жадностью приступила к еде. Мясо было слегка
пересоленное, на ее вкус, но оставляло пряное
послевкусие. Оно было на удивление сытное. Трех
кусочков хватило, чтобы утолить ее голод.
Карина возвращала хозяйке палочку, со словами
благодарности, когда кто – то взял ее под руку.
- Вы должны пройти со мной.
Рядом с ней стояло несколько стражников. Они
отличались лишь небольшими серебряными значками на
груди.
- Зачем? – Карина знала, что они ответят ей честно.
- Князь хочет вас видеть.
- Зачем?
- Пройдемте.
155
Он явно не собирался ни чего объяснять. Это тоже
некое подобие честности. Ведь он же не солгал. Но
иногда пугает больше отсутствие слов, чем откровенная
ложь. Но она все равно продолжала спрашивать. Вместо
объяснения он поклонился ей и жестом указал, куда
следует идти. И она пошла. Выбора не было.
Пройдя по рыночной площади, они двинулись
вдоль широкой улицы. Отовсюду на них смотрели
заинтересованные лица. Когда Карина обернулась, то
увидела, что за ними следуют люди. С каждым шагом их
становилось все больше и больше.
Вдоль улиц текла вода. Люди с легкостью
переходились каналы и присоединялись к толпе. Вода
едва доходила им до колен. Весь город был словно
фонтан. Вода стекала вниз от самого хрустального
дворца, в котором жил князь и его приближенные.
- Куда мы идем? – испугано спросила Карина.
- На площадь Принятия решений.
Дорога заняла не очень много времени. Но путь
показался ей вечностью. Ноги дрожали. Она знала эту
площадь, читала в книге Легенд Антуина. Она
находилась в самом центре шестой ступени замка.
Туда соберется весь народ
принять судьбоносное решение.
Лартаина,
чтобы
Стражники вывели ее в самый центр и спустились
вниз, по десяти ступеням, которые представляли собой
огромные круглые площадки стоящие друг на друге, в
виде пирамиды.
156
Люди стекались со всех сторон, заполняя ярус за
ярусом вокруг нее. Только самый верхний оставался
свободным. Вместе с ними на нее навалились звуки.
Гомон, топот ног, выкрики торговцев. Смех или плач
детей. Шум давил на нее больше чем взгляды.
Внезапно все оборвалось и из Хрустального
дворца, вышла процессия возглавляемая князем
Честерном. За ним тянулась свита. Он был одет точно в
такой же костюм, как и все. Отличался он лишь статью,
но узнать в нем князя не составляла труда. Корона,
напоминающая хрустальную диадему, была закреплена
над стулом Решений. На судейской площади.
На самый верх поднялся лишь сам князь. Он
приблизился к ней и галантно поклонился приветствуя.
А после протянул руку и дернул за шнурок плаща. Он
соскользнул на пол. Звякнув серебряной брошью. Карина
осталась в своем белом костюме.
- Приветствую вас, принцесса Карина.
- Приветствую вас, князь Честерн.
- Вы знает, что это? – князь обвел руками площадь.
- Да. Площадь Принятия решений.
- Прекрасно. И вы, наверное, знаете, что она устроена
таким образом, что нас слышит каждый человек на этой
площади.
- Да.
- И знаете, что возможно от этого решения зависит ваша
жизнь?
- Да, - ответила Карина севшим голосом.
157
- Зачем вы пришли в нашу республику?
- Я… мне больше некуда идти… Я не знаю куда идти.
- Почему вы не могли остаться в Капреле?
- Там теперь все по-другому…
- Она пришла?
- Да.
- Значит, мои провидцы были правы. Время пришло.
Последние два слова он сказал очень громко,
обращаясь к толпе. Площадь, хранившая молчание
взорвалась от слов. Люди перешептывались, решая
судьбу Карины.
Атмосфера накалилась. Ведь пророчество были
донесены до всех жителей.
Справедливость не всегда равна честности.
Честность же не всегда стоит справедливости.
Но судьба неумолима.
Голубое королевство падет в свой час.
Покинуть дом придется им.
Князь пленен, корона во тьме.
Но кто виновен…
- Она предвестник бури!
- Она погубит нас!
Выкриков становилось все больше. И вскоре вся
толпа взбудоражено шумела. Карине стало страшно.
Единственный за кого она могла ухватиться, был князь.
158
Честерн был спокоен как вода, текущая вдоль улиц его
замка. Он сжал ее руку.
- Тихо! – вскрикнул он. - Прежде чем вы примете
решение, я напомню вам о главном принципе нашей
Свободной республики. Справедливость. А справедливо
ли наказать виновного?
- Да! – ответила толпа.
- А справедливо ли, когда мы наказываем тех, кто
окружает его? - толпа промолчала. - Тьму на Антуин
опустила не она. Пророчество сбудется. В любом случае.
Вам придется покинуть дом. А меня пленят. Но она ли
виновата в этом? – он замолчал на мгновение. – Теперь
же принимайте решение.
Князь сжал руки Карины и отвел на край верхней
площадки. Через несколько мгновений, в центре
открылось отверстие. Оно вело в подземелье, внизу
бурлил и пенился поток воды. Уходя вниз водоворотом.
- Это значит? – испугано спросила Карина.
- Нет. Сейчас ты должна шагнуть. У каждого жителя под
ногами две плитки. Голубая означает помилование.
Черная казнь. Если они приняли правильное решение, то
отверстие закроется.
Он отступил на шаг и встал на голубую плитку,
которую Карина раньше не замечала. Карина подошла к
самому краю. Ее трясло от страха, ноги практически не
слушались. Она вновь услышала это странное тиканье.
Тик – так. Тик – так. Намного быстрее, чем раньше.
Внутри все сжалось…
159
Вода внизу пенилась и с шумом разбивалась о
каменные берега, ее раскаты достигали даже вершины. В
каком – то странном трансе Карина заметила, что лететь
до воды довольно далеко.
Она четко понимала, что этот шаг ей все же
придется сделать. Пробиться сквозь толпу ей не удастся.
Сейчас ее жизнь зависит от принятого решения людьми
Лартаина.
Вопрос стоит ли для них ее жизнь, хоть что – то.
Ведь она из Капрелы. Да еще и принцесса Белого
королевства. Королевство, которое принесет им
разрушение.
Решаться нужно было сейчас, ведь это все равно
неизбежно. Карина закрыла глаза с мыслью о том, что из
этого водоворота возможно выплыть. Ведь это
справедливо давать приговоренным шанс. Однажды ей
уже удалось выжить в воде…
Карина сделала шаг. Мгновение, которое ее нога
висела в пространстве, перед ее взором вспыхивали
счастливые воспоминания, из ее прошлой жизни.
Последним, что мелькнуло у нее перед глазами, было
улыбающееся лицо Тайруса. И ее нога… ударилась о
камень. Проход со стуком закрылся прямо под ее
ступней. Народ принял решение.
Только сейчас глядя на камень под ногой, Карина
почувствовала, что у нее на плече сидит птица. Голубая
чайка. Она раскрыла крылья и с протяжным криком
спикировала вниз пирамиды.
- Пойдем.
160
Князь взял ее под руку и повел в сторону
Хрустального дворца. Все ее чувства весь страх куда – то
улетучились.
Стены дворца были абсолютно прозрачные. Но
вырезанные рисунки и высеченные грани искажали все
вокруг. От чего было трудно увидеть даже, то, что
творилось за ближайшей стеной. Тем более, сейчас, когда
заходящее солнце играло своим светом, в его гранях.
Князь провел ее в свою комнату. Она
располагалась в самой высокой из башен. Там была
небольшая площадка, выходящая за пределы комнаты,
на которой стоял стол и два стула. Он пригласил ее
присесть.
- Правда, отсюда прекрасный вид? – спросил Честорн,
чтобы нарушить затянувшееся молчание. С этой
площадки был виден весь Антуин как на ладони. - Ты так
напоминаешь мне ее…
- Она все еще спит?
- Да, - спокойное лицо князя на мгновение исказилось
болью.
- Вам не стоило расторгать помолвку.
- Это было бы не справедливо по отношению к твоему
брату.
- Он любил ее…
Сейчас ей не хотелось говорить о том, что будет.
Хотя возможно она могла бы закричать и спросить, зачем
он заставил ее пройти через это решение. Он был мудрее
нее. Возможно, он как обычно знал больше. Карина
161
доверилась ему.
родственниками.
Ведь
однажды
они
могли
стать
.***.
Он стоял перед зеркалом и уже в десятый раз
поправлял свой костюм.
- Да идеально! Идеально!
За его плечом появился младший брат. Он
положил ему руку на плечо и улыбнулся.
- Думаешь ей понравиться?
- Кронпринц в белоснежном костюме с погонами гранд –
генерала и в наследной короне? Да вряд ли. Кому это в
принципе может понравиться, - съязвил Талан.
- Опять ты со своими шуточками.
Он в очередной раз поправил на голове черно –
белый обруч. Тот красиво подчеркивал его темно –
коричневые волосы. Карие глаза брата отраженные в
зеркале светились озорными огоньками.
- Ну что ты опять задумал? – спросил Дарен.
- Давай сделаем это.
- Нет.
- Ну, давай! Ты мне брат или нет?!
- Вот всегда ты так.
Талан применил технику «милые глазки» даже
через зеркало она сражала на повал.
- Хорошо, - через некоторое время сдался, Дарен, - но в
последний раз.
162
- Тогда раздевайся.
.***.
- Ты уверен, что хочешь сделать это? – спросил Дарен.
- Да уверен.
- Аааааа… (яой отпусти меня)))
Сдавленный крик сорвался с губ Дарена, когда он
спрыгнул вниз с утеса. Это было их детским
развлечением. Каждый раз они прыгали с более
высокого уступа. Проверяя друг друга на прочность.
В эту звездную ночь они прыгнули с самой
высокой точки утеса, с небольшой площадки под
куполом неба. Но перед этим они довольно долго
подначивали друг друга. Пытаясь столкнуть.
- А ты понимаешь, что если мы сейчас разобьемся, то
странной будет править Балан, - сказал Дарен, удерживая
брата на самом краю.
- А Карина? Она старше.
- Она откажется. Ты же знаешь, она не любит принимать
решения.
- Ладно, хватит болтать женишок, - он дернул брата к
краю, но он удержал его.
- Ты думаешь, я буду хорошим мужем?
- Я тебе больше скажу, ты будешь хорошим мужем, отцом
и правителем.
- А ты будешь лучшим верховным магом.
- Вот это уж нет. Знаешь что? – спросил Талан,
повернувшись к брату.
163
- Что?
- Обещай мне кое – что.
- Что?
- Обещай.
- Сначала скажи! И не надо твоего взгляда в темноте его
не видно.
- Пообещай, что
верховного мага.
освободишь меня от должности
- Нет, - твердо сказал Дарен.
- Ну, пожалуйста,- протянул младший.
- Нет! – Сказал, Дарен и, схватив брата, спрыгнул с ним
вниз. Они вошли в воду с тучей брызг и, оттолкнувшись
друг от друга, вынырнули на поверхность.
- Пожалуйста, братик, - сказал Талан, отплевывая воду и
схватив брата сзади за плечи.
- Мы уже об этом говорили, - сказал, Дарен сбрасывая его
руки, - Второй по рождению Интариан становится
верховным магом.
- Ты же знаешь, что я буду плохим магом. Хочешь, что бы
на нас напали Песаконцы.
- Пока я на троне Капрелы никто не посмеет напасть.
- Самовлюбленный индюк. Смотри, Лиани любить не
будет.
- Молчи.
Они медленно плыли к берегу. Воды бухты были
спокойны. Звезды светились высоко на небосклоне,
164
самые большие образовывали сразу несколько Звездных
дорожек на воде.
- Ты любишь ее? – спросил через некоторое время Талан.
- Да.
- Когда ты это понял?
- Когда увидел первый раз.
- Но вы знакомы с трех лет.
- Когда в первый раз увидел ее по – настоящему.
.***.
Лартаин сверкал в лучах заката. Хрустальный
дворец озарился багрянцем.
Бал только начался. Первые пары пробовали
паркет, кружась в медленном вальсе. Старшие принцы
Капрелы скучали у стены. Многие девушки обоих
королевств, стреляли в них глазками. Но отвечать они не
спешили.
Талан только, что расторг третью помолвку и
испытывал небольшую неловкость. Дарен же решил
поддержать брата.
- Мне кажется или местные парни смотрят на меня
неодобрительно.
- Ты же знаешь, Лартаинцы сватаются лишь раз.
- Я что ли виноват, что так получилось?
- А кто?
- Обстоятельства.
165
Но ответа Дарен, не услышал. В момент, когда
заиграла капризная скрипка и с винтовой лестницы
начала спускать девушка в голубом платье.
- Лиани…
Это была его давняя знакомая, но он с трудом
узнал ее. Старшая дочь князя Лартаина. Они с самого
детства сидели за одним столом на празднествах. Но он
не видел ее несколько лет.
И неожиданно из длинношеей девчонки с
веснушками
она
превратилась
в
утонченную,
большеглазую девушку. Ее русые вьющиеся волосы
ниспадал вниз волнами до самого пояса. Белоснежное
личико разделяло надвое голубые полосы. Одна шла от
кончика носа до линии волос.
Вторая разделяла
нижнюю губу.
Ее голубые глаза смотрели на него с насмешкой. А
он все ни как не мог вздохнуть. Казалось в зале, вовсе
исчез воздух. Дарен не мог отвести взгляда от ее лица.
- Здравствуй Вол, - Дарен, не заметил когда, она
оказалась настолько близко.
- Здравствуй, - слова с трудом покинули его рот.
- И что не назовешь меня Гусиной шеей? – спросила она,
склонив голову в сторону.
- Нет, - сдавлено произнес, Дарен понимая, что краснеет.
- Тогда станцуем Вол.
Она взяла его за руку и потянула на середину зала.
К скрипке присоединилось фортепьяно. И музыка стала
166
нежной и тягучей. Дарен сомкнул руки у нее на талии и
понял, что его пальцы касаются друг друга.
Она показалась ему еще изысканнее, чем на
лестнице. Тонкой, невесомой. Каждый раз, когда он
подбрасывал ее вверх в танце, он едва ощущал вес ее
тела. Волны ее волос окутывали его, скрывая остальной
мир от взора. Он видел лишь ее лицо.
Ее изысканные руки то ложились ему на плечи, то
расходились по сторонам.
Посмотрев на ее лицо еще внимательней, он
понял, что веснушки вовсе пропали. А длинная шея
теперь предавала ей женственности.
Дарен понял, что тонет в озерах ее глаз с каждым
вздохом, все сильней.
- Ты прекрасна, - неожиданно он понял, что произнес это
вслух.
Она в ответ лишь рассмеялась.
.***.
Его сердце беспокойно билось в груди. Скоро он
вновь увидит ее. Ту, что украла сердце навсегда. Его
любовь. И вскоре она станет его женой. Станет его
навсегда. Он вздрогнул, когда Талан положил ему руки
на плечо.
- Расслабься. Осталось немного, - сказал младший и
начал массировать ему плечи.
- И она станет твоей, - сказала Карина, обняв его за пояс с
другой стороны.
- Скорей бы, - протянул Дарен.
167
- Почему Дворец черный? – спросил Балан, повиснув на
борту корабля.
- Не знаю. Возможно это отражения наших цветов.
Наверное, с другой стороны он белый, - сказал Дарен.
Но сердце предательски дрогнуло.
.***.
Их встретила небольшая процессия, одетая в
черное. Но сколько бы они не спрашивали, все хранили
молчание.
- Вам все расскажет князь, - был единственный ответ. Во
дворце их оставили в холе. Только Дарена пропустили на
верх.
- Приветствую…
- Дарен, мальчик мой не нужно слов. Проходи, остановил его князь Честерн.
- Что происходит? Почему все затянуто черным, –
спросил, Дарен, проходя в комнату. Но тут же получил
ответ. - Сонная болезнь, - с отчаяньем произнес Дарен.
Он увидел Лиани, лежавшую на постели. Дарен
едва сдержался, чтобы не закричать. Снова…Это
случилось снова.
- Мы послали письмо. Но ты уже отбыл, - словно
извиняясь, сказал князь.
- Давно она заболела? – спросил, Дарен, не веря в
происходящее.
- Три дня. В последнее время это случается все чаще.
- Неужели нельзя ничего сделать? – спросил Дарен.
168
- Уже поздно, - с сожалением ответил князь.
- Я заберу ее с собой, - сказал, Дарен сжимая теплую
ладонь своей любимой.
- Прости, Дарен, но Лиани останется дома, с матерью и
сестрами, - сказал князь, положив руку ему на плечо.
- Она моя жена.
- Дарен, она лишь твоя невеста. Я расторгаю помолвку, князь говорил спокойно, но Дарену захотелось его
ударить.
- Вы не можете, - выпалил, Дарен сжимая кулаки.
- Прости, но я не могу сковывать тебя, - князь, извиняясь,
твердо посмотрел на него. Давая понять, что разговор
окончен.
- Она останется моей невестой навсегда.
Дарен последний раз коснулся лица любимой. А
после на мгновение замер и поцеловал… Он с надеждой
вглядывался в ее лицо. Но… чуда не произошло, поцелуй
любви не развеял заклятье.
Дарен выпрямился и вышел из комнаты не
оглядываясь.
Спустившись вниз, он увидел только свою семью.
Он хотел, как всегда сохранить непроницаемое лицо. Но
когда увидел рухнувшую улыбку Карины и потухший
взгляд Талана, упал на колени.
- Дарен, пожалуйста, не плачь, - Карина впервые увидела
слезы старшего брата.
- Она уснула…
169
Так страшно видеть, как плачет тот, кто вытирал
твои слезы.
.***.
- Почему вы поступили так жестоко? Он любил ее больше
жизни.
- Это было справедливо.
- Но вы ведь то же потеряли дочь.
- У нас есть поговорка. Не трудно быть справедливым к
себе. Главное относиться по справедливости к
остальным.
Они некоторое время посидели молча.
- Почему они приняли такое решение?
- Тебе помогла чайка. У этих созданий сердце из
хрусталя. Оно может видеть справедливость. Давно над
нашим королевством не летали голубые чайки.
- Что с ними случилось?
- Кбалты. Птицы нападали на их корабли…
В комнате вновь повисла тишина.
- Почему вы так спокойны? Ведь в пророчестве…
- Как я сказал чему быть того не миновать, - спокойно
ответил князь.
- Ключ у вас?
- Ты же знаешь, что нет.
- Вы знаете у кого? – с надеждой спросила Карина.
- Нет, могу только предполагать. Они всегда завидуют.
170
- Сайлест? Серебряное королевство?
- Или Голтенхаун. Их жажда власти прославлена в веках.
Расскажи мне, с чего все началось?
- Появилась она, - сказала Карина
- Нет, еще раньше.
- Мама… Она умерла… уснула, - голос Карины дрогнул, когда рожала Балана. И через пять лет появилась она.
- Новая королева. Так говориться в пророчестве, Честорн кивал головой, словно знал все, что она скажет.
- Да. Она вытащила ключ.
- Но для того, чтобы вытащить его нужно повернуть, сказал князь, утвердительно кивая головой.
- Да. А после она пропала вместе с ключом. Мы обыскали
все королевство. Ее нигде не было. Отец погрузился в
тоску и заперся в троном зале.
- Это тоже было предсказано в пророчестве.
- Если вы все знали, то почему не предупредили нас.
- Вам бы все равно не удалось это предотвратить. Но
последствия могли быть намного хуже. Чернота все
равно бы появилась в Капреле.
- Люди старательно ее не замечали, пока она не проникла
в их сердца.
- И ты решила убежать?
- Нет, меня... Толкнули.
Перед ней опять всплыл образ брата, его глаза…
- Он отпустил руки.
171
Князь не стал ни чего говорить. Так они и сидели,
всматриваясь вдаль, где на горизонте зарождалась
черная гроза. Она была отголоском того, что должно
было свершиться. Карина со страхом взирала на нее.
Наконец поняв, что уже поздно убегать. Она сжала
руки. Пора действовать. Пора уже идти вперед, а не
пытаться прятаться в прошлом.
***
Карина выглянула в окно. Она видела, как над
барьером растет хрустальный мост. Он переливался в
лучах солнца и завораживал своей чистотой. Не сразу, но
она заметила статуи. Они были сделаны из более мутного
хрусталя и с трудом просвечивали насквозь.
Статуи были совершенно разными. Ни одна даже
отдалено не походила на другую. Карина не понимала,
зачем тратить время на их создание, когда в любое
мгновение может напасть Чернота.
Но люди начавшие спускаться на землю с еще
недостроенного моста отвлекли ее.
- Слава Солнцу. Хотя бы одно королевство не достанется
Ей.
***
Они вернулись поздно. Карина даже успела уснуть.
Но услышав звук закрывающейся двери, вздрогнула в
кресле и с ее колен упала книга.
- Ну как? – спросила она.
- Более или менее, - сказал Бессон.
- В смысле?
172
- Огонь в плену, - сказал Потучек.
- Что?
- Атаман Огорона, его зовут Огонь, - объяснил Бессон.
- Но он же такой…
- Молодой, – подсказал Бессон.
- Да.
- Его отец внезапно умер. И он смог завоевать корону,
объявив войну Черноте. Они пришли на помощь
Песаконцам. Но на стороне черной армии было слишком
много магов, - сказал Бессон уставшим голосом.
- А что песаконцы?
- И хан, и все маги в плену.
- А Лартаин?
- Мы прибыли вовремя. Они уже готовились вступить в
сражение. Мы их отговорили. Чернота сомкнулась вокруг
барьера. Мы не смогли провести людей. Маги построили
хрустальный мост, - Бессон замолчал.
- Что? – обеспокоено, спросила Карина.
- Они становятся статуями, чтобы удержать его.
Хрустальными статуями, - продолжил Бессон севшим
голосом.
- А князь? – спросила она через некоторое время.
- Он остался в замке, чтобы создавать иллюзию живого
города. Черная армия двинулась туда. К счастью пока
они не заметили моста. Чтобы захватить Лартаин им
придется подняться на водном колесе. Возле прохода
стоят маги, но не думаю, что они продержаться долго.
173
- Значит, пророчество сбывается, - задумчиво сказала
Карина, - Теперь вы должны отправиться в Тетралан.
- Почему ведь есть еще три королевства.
- Они повторяют мой путь.
- Что?
- Они идут по тому пути, по которому прошла я. А значит,
следующим будет, пестрое королевство. Затем Сайлест. А
в конце Голтехаун. Мы должны спасти хотя бы одного
короля.
174
Глава 8
Тетралан.
- Думаю, будет некрасиво отказаться, - сказал Карина.
- Ты шутишь? У нас война в разгаре, а ты хочешь
смотреть спектакль? – возмущено сказал Бессон. Он
лишь не давно вернулся и огорошил Карину известием.
- Они все равно не уйдут раньше, - сказала Карина
примирительно, - Вы идите.
- А ты? – спросил Потучек.
- Я же не могу выйти.
- Ты тоже сможешь посмотреть, - сказал Бессон.
- Как? - непонимающе спросила Карина.
- Когда я был заперт внутри дома, Тетраланы тоже
давали представление. Дверь в Пестрое королевство, это
окно в библиотеке. Если переместить ручку в нижнее
положение, ты сможешь смотреть, - сказал Бессон.
Бессон тут же переставил ручку, пока она не
передумала. Дверь превратилась в сводчатое отверстие. А
настоящие окна исчезли. Отверстие было закрыто
резными ставнями. Бессон открыл его в Разноцветный
мир.
***
В самом центре стояла восьмигранная библиотека,
которую оплетала дорога похожая на девятиконечную
звезду. Между лучами, которой стояло множество
175
кибиток, раскрашенных во все цвета радуги. Мимо
сновали люди в многоцветных одеждах.
Лютяля,
оживилась.
все
это
время
спавшая
в
манеже,
- Так ты из Тетралана, - спросила Карина, доставая ее из
манежа
-Агу, - ответила Лютяля.
- Ага. Пойдем смотреть спектакль, - и после шепотом
добавила, - зачем же ты сюда пришла?
Бессон и Потучек сели на крыльце. Или точнее для
них это было крыльцо, но на самом деле это был
подоконник. А Карина с Лютялей на коленях сидели за
порогом. Как раз там, где начинался невидимый барьер.
За дверью – окном люди уже начинали спектакль.
- Я ни чего не понимаю,- сказал через некоторое время
Потучек.
- Они рассказывают, то, что происходило, - ответила
Карина немного севшим голосом.
***
Дева в белоснежном одеянии возлежала на белых
простынях. Ее лицо было искажено болью. Ее четвертый
ребенок вот, вот должен был появиться на свет. Ее
последний ребенок. Голос, наполненный болью вновь
разнеся к потолку. Белая дева Капрелы металась на
постели. Она из последних сил…
- Мальчик! Это мальчик! - выкрикнула повитуха.
176
- Балан… - прошептала Белая королева. Это были ее
последние слова, прежде чем ее глаза закрылись, и она
уснула вечным сном.
Повитуха обрезала пуповину. Завернула ребенка в
простыню и вынесла в комнату. Белый кроль сидел в
глубоком кресле. Повитуха опустила ребенка ему на
колени, но король даже не заметил этого.
- У вас мальчик ваше Величество.
Сцена завихрилась многоцветием. Перед ними
предстала большая площадка, окрашенная в белый. На
ней появилась тонкая изящная девушка в белой пачке.
Она изыскано танцевала балетные па под аккомпанемент
фортепьяно и флейты. С другой стороны появился
мужчина в белом сюртуке. Неожиданно балерина
взмахнула рукой и от нее потянулась, тонка нитка,
которая обвилась вокруг шеи мужчины и проникла в
сердце. Музыка зазвучала громче и быстрее.
Нитка стала оплетать их, прижимая, все ближе
друг к другу. Пока, наконец, их руки не соединились.
Звуки музыки кружили их. Но неожиданно они
повалились на кровать. С высокой периной. Они обняли
друг друга и, закрыв глаза, уснули. Сцена наполнилась
тишиной.
Через несколько мгновений в воздухе появились
странные щелчки. Они разливались в самом воздухе. Под
эти звуки Новая королева открыла глаза, оглянувшись по
- сторонам и вынула ключ. Прежде повернув его вниз.
Сфера над их головами, повернутая все это время белой
стороной. Стала черной. Как и сфера в груди короля.
177
Но королева не обратила на это внимания. Она
вскочила с кровати и побежала. С каждым шагом звук
щелчков становился все быстрее и быстрее. Она
выбежала с белых земель и пустилась бегом по морю.
- Куда она бежит? – спросил Потучек.
- В Голтенхаун, - ответила Карина.
И в подтверждении ее слов Новая королева
прибежала в Золотой зал. Как только она остановилась,
щелчки тут же прекратились. Королева отдала ключ
человеку в Золотой короне. Щелчки сменились
торжественной музыкой. А новая белая королева
медленно опустилась вниз как сломавшаяся заводная
кукла.
- Она ненастоящая, - воскликнул Потучек.
- Да. Мне всегда так казалось, - сказала Карина.
На сцене появился белый трон. На него тяжело
опустился король в белоснежных одеждах. Он закрыл
свое лицо руками и заплакал. Но слезы не были
прозрачными, они были такого же цвет, как сфера над
его головой. Абсолютно Черные. Он откинулся на спинку
сиденья. И у него на голове появился шлем. Забрало с
тяжелым лязгом захлопнулось.
Из - под опущенного забрала расходилась чернота.
Вначале капала тонкой струйкой, но с каждым
мгновением поток черноты становился все больше. Она
проникали внутрь Антуина через черное сердце короля.
Даже сильнейшие мира сего пали под гнетом
печали.
178
В это время золотой король начал прыгать и
смеяться в сопровождение торжественных труб. Из
соседней комнаты появились люди в длинных золотых
халатах. И начали кружиться вокруг короля. С
протянутыми руками.
- Кто они? – спросил Бессон.
- Это мудрецы Голтенхауна, это они создали королеву, ответила Карина.
- Откуда ты это знаешь?
- Я просто вижу… - Кариан сдвинула брови, заметив, чтото странное. Это было настолько ошеломляюще, что она
решила ни с кем не делиться этим пока не сможет найти
доказательства.
Король начал пинать своих мудрецов, прогоняя их.
Тронный зал сменился небольшим помещением обитым
деревом, выкрашенным золотом.
- Что они делают? – спросил Потучек.
- Колдуют. Мудрецы Золотого королевства могут
колдовать только все вместе. Это плата за их могущество,
- ответил Бессон.
- Смотрите, - воскликнул Потучек.
Из круга мудрецов вырвался золотой поток. Он
лентами струился вверх и попал в белоснежную комнату.
Где на кровати спала девушка с темно – каштановыми
волосами.
- Это же ты, - вскрикнул Потучек.
179
Поток проник в грудь спящей девушки, и она резко
распахнула глаза. В воздухе появилось мерное тиканье,
отозвавшееся в груди Карины.
Комната сменилась видом Капрелы, в то время
когда он была еще белой. Но так было не долго. Вначале
появилось одно черное пятнышко, после еще одно. Еще
два. Три. Пять и их становилось все больше, с каждым
мгновением. Пока все королевство не почернело.
Осталось только одно маленькое пятнышко. А
сцена сменилась черным парапетом.
- Кто это? – спросил Потучек, обернувшись к Карине.
- Мой брат.
- Что он тебе говорит?
- Не помню, - соврала Карина.
- Что он делает? – Потучек вскочил на ноги.
- Он отпустил свои руки.
Девушка в белом полетела вниз. Погружаясь с
головой в потоки синей ткани. В след за ней струились
белые потоки. И Карина впервые поняла, что брат даже
тогда не предал ее. Тот электрический разряд, что она
почувствовала, был его заклятьем. Только благодаря
этому она смогла выжить.
После
все
сцены
менялись
быстрыми
многоцветными
потоками.
Синий.
Фиолетовый.
Зеленый. Оранжевый. Красный. Голубой. Вихрь цветов.
Серебряный. И Золотой.
180
В воздухе раздался звон мечей. Звон становился
все громче и ближе. Лютяля недовольно пискнула,
Карина сжала ее слишком сильно.
***
- Что это? – спросила Карина.
- Звон мечей, - ответил Бессон.
- Нет. За ним слышите.
Они сосредоточились. За сценой, где метались два
черных вихря, они смогли расслышать стук. Легкий,
глухой, отдаленный стук. Словно кто - то бился в стекло.
- Защита Тетралана. Они пытаются разрушить ее. Бессон
нужно прервать спектакль. Иначе их поглотят.
- Но если спектакль начался… - растеряно произнес
Бессон.
- То нужно объявить антракт, - отозвался Потучек.
Он поднял руки к небу и сосредоточился. Через
несколько мгновений в небе появился большой медный
колокол, который ударил десять раз.
Сцена на поляне начала распадаться и вскоре
множество удивленных людей смотрели вверх.
- Черная армия наступает! Мы должны спасти вас! прокричал Бессон,- вот только как, - добавил он
шепотом.
- Ты же мастер магии предметов, ты можешь создать еще
один мост, - сказала Карина.
- Это слишком сложно, - растерянно сказал Бессон.
181
- Ты сможешь!
находимся?
Забыл, в
каком
королевстве мы
- В каком?
- Мы в Тетралане, королевстве фантазии.
- И что?
- А значит, получится все. Если приложить к этому
немного фантазии. Фантазия это надежда на лучшее.
Стоит только поверить в себя, - Карина проникновенно
процитировала короля Тетралана.
Он замер вглядываясь в ее лицо. Ища там
признаки лжи. Но к счастью или разочарованию не
нашел. Встав на самый край крыльца, он взмахну
руками.
Вначале ни чего не произошло. Лишь удары стали
слышится сильнее. Но после вверх начали взмывать
различные части кибиток. Колеса, двери, ставни и сверху
все затягивалось тканью. Складываясь в мост, идущий от
библиотеки.
Бессону было очень трудно. Одновременно
создавать и поддерживать стабильность созданного. Но в
один миг, словно поняв его замысел, все Тетраланы
подняли руки вверх. Каждый вносил свою лепту.
- Они все. Все маги!!! - ошарашено прокричал Потучек, мы ошибались, они все маги. Вот почему защита такая
сильная.
- Это плохо, - сказала Карина.
- Почему?
182
- Потучек, Черной армии нужны маги. А они все маги!
Если им удастся захватить хотя бы треть. Им уже не
нужны будут остальные королевства.
- Ой – ей. Тогда я лучше помогу, - он начал поднимать
руки.
- Нет! Лучше уводи людей на мост, по одному. Как можно
быстрее.
- Хорошо.
Он спустился вниз и начал за руку отводить людей
на мост и подталкивать вперед. Вскоре на нем было
больше людей, чем на земле. Но мост еще не был
достроен до конца.
Бессон покачнулся.
- Держись, - сказала Карина, протянув к нему руку, но
преграда отвела ее в сторону.
- Я пытаюсь… Так тяжело… - еле произнес он.
- Агу.
Воскликнула Лютяля. Подбежав к Бессону, она
обняла его за ноги. Мост начал строиться намного
быстрее. Тетраланы почувствовав ее воздействие,
обернулись и начали перекачивать свою энергию через
Лютялю, как через переходник.
- Хорошая девочка, - сказала Карина.
***
Цепочка людей начала редеть. Большинство из
них было уже с другой стороны. И в этот момент защита
начала трещать. Ведь ее магические источники исчезали
из зоны воздействия.
183
- Бессон ты должен быть с другой стороны. Оттуда мост
будет прочнее, - прокричала Карина.
- Хорошо, - натужно произнес он.
Он начал медленно отступать назад. Карина
захлопнула дверь и переставила ручку в середину. И тут
же распахнула в центре Антуина. Бессон шагнул наружу,
подхватив пошатнувшийся мост. Лютяля повисла на его
ногах.
- Я вернусь, - сказала Карина ему в спину, но вряд ли он
ее расслышал.
Карина вернула ручку в самый низ. И снова
распахнула дверь. Защита расходилась веером трещин. С
другой стороны пробивалась чернота. Но это были не
люди. Она больше была похожа на черный
полупрозрачный дым. Карина впервые видела ее
настолько близко.
Она растекалось по округе, словно отравляющий
газ. А в то мгновение, когда защита окончательно
рухнула, она хлынуло внутрь непрекращающимся
потоком. В темноте появились тени, они были чуть
плотнее черноты. Они двигались бесшумно. Тишина
очень сильно давила на уши. Но одновременно с этим
они беззвучно кричали от страха.
Карина чувствовала их крик кожей. Он шел
буквально отовсюду. Они кричали тысячью голосов. Но
она продолжала смотреть.
Чернота растекалась. Она пожирала все краски
вокруг, а не сами предметы. Она приблизилась к мосту.
Карина увидела, что внизу находится еще кто – то.
184
- Бегите! – крикнула она.
Но было слишком поздно чернота, словно
почувствовав жертву, кинулась вперед. Он некоторое
время сумел оказать сопротивление. Но это длилось
недолго. «Прикончив» свою жертву, чернота поползла на
мост. Люди побежали наверх, пытаясь обогнать ее. Мост
потерял устойчивость и начал рушиться практически под
ногами бегущих. Они в самый последний момент
умудрились оказаться с той стороны. И эта часть моста
рухнула вниз.
Чернота вновь вздыбилась вверх, но ей не хватило
сил оторваться от земли. И тогда она развернулась и
поползла к единственному окну, которое было открыто.
- Закрой дверь! – закричал Таргитай.
- Я…
Она не могла оторвать взгляд. Чернота
приближалась все ближе и ближе. Накатывая волнами.
Возможно, проще сейчас позволить ей коснуться,
дотянуться до нее. Поглотить без остатка. И тогда все
закончится…
Чернота сделала последний рывок и разбилась о
невидимую преграду. Карина, словно очнувшись от этого
удара, захлопнула дверь. И вытащила ручку. Что – то с
силой ударилось с другой стороны.
- Оно может проникнуть внутрь?
- Нет, - ответил Таргитай.
Карина вставила ручку в середину и распахнула
дверь.
185
***
Перед ней открылась самая странная картина из
когда – либо видимых. Повсюду были видны цвета
девяти королевств. Всех кроме Золота и Серебра.
Всех кроме! То тут, то там были видны белые
пятна. Карине показалось, что она видит знакомые лица.
Цвета смешивались друг с другом. Больше не было
отдельных королевств. Они все были едины. Небольшое
пространство было переполнено людьми. Но ни кто даже
Огоранцы, не проявляли признаков агрессии. Все как
могли, помогали друг другу обустроиться. В некоторых
импровизированных жилищах селились семью из
разных королевств.
- Бессон, Потучек, Лютяля! – выкрикнула Карина.
Они тут же поспешили домой. Как поняла Карина,
кроме них ее ни кто не слышал.
- Мы перевели всех, - радостно сказал Потучек.
- Нет. Я видела темнота сожрала кого – то. В самом низу,
кто шел последним?
- Фаназ. Король Тетралана, - сказал Бессон.
- Значит, осталось только двое, - сказала Карина
уставшим голосом, но тряхнула головой и словно
очнулась. - Нам придется пойти на любые крайности.
Фантазия иногда преподносит странные ведения,
которые не обязательно должны быть счастливые. С ее
помощью можно погрузиться в самые страшные образы.
Главное вовремя понять, что это всего лишь ваше
воображение и начать действовать.
186
.***.
Карина знала, что должна отправиться
Серебряную империю. Но просто не смогла устоять.
в
Она не была в Тетралане уже несколько лет. Хотя
король этого королевства был ее крестным. Капрела и
Тетралан находиться очень далеко друг от друга. Как
парой, Правда и Фантазия.
Ей удалось присоединиться к
балаганчику, который возвращался домой.
небольшому
В одной из кибиток ее приютила семья. В задней
части была небольшая сцена с импровизированным
занавесом. Всю дорогу семья развлекала ее маленькими
спектаклями. Они были рады новому зрителю.
Ей впервые за долгое время было весело и уютно.
Она всегда чувствовала тепло рядом с разноцветными
людьми. Они словно были ее второй семьей. Мир
фантазии привлекал ее больше чем реальность. Тем
более крестный исправно снабжал ее множеством книг.
.***.
То же самое она чувствовала, когда приезжала в
Тетралан в шестнадцать лет. После того как мама уснула,
прошло несколько месяцев. Отец решил отправить ее в
другое королевство, чтобы Карина перестала проводить
все время в усыпальнице Белой девы, расчесывая ее
волосы.
Король Фаназ принял ее на пороге Библиотеки. И
пригласил пройти во внутренний двор, где народ
Тетралана приготовил для нее приветственный
спектакль. Он делился на семь частей. И Карине
187
пришлось провести с ними семь дней, чтобы посмотреть
его целиком. С каждым днем она все глубже и глубже
погружалась в мир красок театра. Он затягивал ее словно
невод. Там было хорошо и спокойно. Там не было
проблем и страха. Там не было закрытых глаз матери.
И в тот момент, когда ей пришло время, уезжать
Карина знала, что ей нужно делать. Мать уснула, а значит
у самого младшего члена их семьи нет того кто
позаботится о нем.
Ее младший брат нуждался в ней. Ни кто кроме
нее не должен воспитывать его. Она будет петь ему
колыбельные матери. Она будет пеленать и кормить его.
Она заменит ему ту, с которой он ни когда не увидеться.
Ту, чей голос ни когда не заговорит с ним. Ту, что не
коснется его своими мягкими пальцами.
И возможно на эту мысль ее натолкнул сюжет
спектакля, в котором маленький мальчик лишается в
детстве матери и ступает на кривую дорожку.
Отправляется на Ничейные острова и вступает в
Кобальтовую секту.
Вернувшись в Капрелу, она неожиданно поняла,
что в Тетралане были слишком яркие краски,
искусственные театральные эмоции.
Мир фантазии хорош, но только как временная
замена реальности. Он помогает нам погрузиться в
события, которые могут произойти в нашей жизни. И
увидев их последствия принять другие решения.
Чтение книг помогает понять наш мир лучше. Но
они не должны подменять реальность. Книга это лишь
средство отдохнуть от реального мира, а не его замена.
188
.***.
Карина знала, что долго в этом королевстве
задерживаться не стоило. Выдуманные миры всегда
интересней реальности. Но главное помнить, что они не
настоящие.
Через некоторое время они прибыли на самую
границу Тетралана. Граница пролегала между двумя
Межевыми холмами и также проходила по их вершинам.
Она была не видима, но всегда ощущалась. Карина
почувствовала ее за несколько метров. Главной
особенностью границы была способность не пропускать
внутрь не желательных гостей. «Она не пустит вас, если
вы пришли со злым умыслом или не уверены, что
должны находиться здесь» - однажды прочитала Карина
в одной из книг.
Карина ощущала внутри неприятное чувство,
которое возрастало с приближением к границе. Карина
читала, что если бы граница отвергала ее, было бы
больно…
Практически у самой границы она попросила
остановиться и спустилась на землю. Ей пришлось долго
прощаться с семьей, они не хотели ее отпускать. Но
Карина знала, что должна быть не там.
В конце концов, они сдались, и Карина еще долго
махала им на прощание, пока они не скрылись из виду.
Время мечтать для нее подошло к концу. Пришло
время действовать. Идти вперед.
Она тяжело вздохнула и двинулась в сторону
Золотого царства. Ей предстояло вновь пройти через
189
Желтую пустыню. Но таков путь от детства к взрослению.
Путь, когда тебе приходиться переходить от мечтаний к
действиям. Но чем раньше ты отправишься в путь, тем
раньше достигнешь цели.
Путь так далек. Делать это в одиночестве понастоящему страшно. Только если…
Карина услышала стук копыт. Развернувшись, она
увидела Восход. Волны ее белоснежной гривы
развивались на ветру.
Лошадь разразилась радостным ржанием. В
мгновение ока она оказалась возле Карины. Девушка
обняла лошадь за морду, та же приподняла ее над
землей.
Карина быстро оседлала Восход, и лошадь тут же
сорвалась с места, словно точно зная, куда направлялась
всадница.
Не всегда ты должен следовать к своей цели один.
Иногда путь с кем – то близким намного важнее
конечной цели.
***
Мир фантазии столь привлекателен.
Что многие тонут без остатка.
Но она еще сыграет свою роль.
Лишь правильный выбор поможет.
Делать его не всегда следует сразу.
190
Глава 9.
Сайлест.
Жизнь в Серебряном дворце наполнена блеском.
Все вокруг было покрыто начищенным серебром. И
только серебром. Ни чем кроме серебра.
Империя Сайлест расположено в горах. С которых
вниз стекают воды двух водопадов, их серебряные
отблески можно увидеть с любой точке Антуина. Они
дают начало двум рекам Антуина. Искристой и
Неведомой. Реки поворачивают в разные стороны.
Искристая в сторону Флоростана. Неведомая Лартаина.
Дворец в виде девяти конечной звезды стоит ровно
посередине между двух гор. Одного луча нет, он словно
разрушен и выходит в сторону других королевств. Он
олицетворяет разлетевшийся луч Падающей звезды.
Между лучами раскинуты сады и огороды. Поля,
на которых выращивают хлопок, лен и другие растения
для изготовления тканей, которыми славится Сайлест. И
вверх поднимаются восемь башен, и шпиль Серебряного
дворца.
Когда восходит солнце, империя сверкает в его
лучах. Но как кажется его жителям, не так сильно как
Золотой дворец. И это вызывает зависть...
.***.
Юный кронпринц сидел на краю перил. Когда –
нибудь он должен будет стать императором Сайлеста. Но
это его совсем не радовало. Вся его дальнейшая жизнь
191
была расписана по дням, а то и часам. Он уже устал жить
по традициям. Делать все, чтобы ему завидовали черной
завистью.
- Господин Потучпеколатан вы должны идти на урок, сказал подошедший сзади слуга.
- Я ни кому, ни чего не должен. Я не хочу.
- Но господин Потучпеколатан…
- Уйди!
Слуга почтено поклонился и удалился из комнаты.
Так было всегда, что бы ни происходило. Его слушались
абсолютно все. Даже мать. Ведь они стояли ниже его по
статусу. Только отец был выше. А значит, ему должен
завидовать Потучпеколатан.
Хотя почему – то у него этого не получалось.
Завидовать значить хотеть обладать. А он не хотел
становиться императором. Не хотел править всеми этими
людьми.
Они послушно исполняли все его капризы. Только
потому, что ему удалось родиться в семье императора, да
еще и первым.
***
Мышонок переоделся в костюм из серой ткани. А
на его поясе были прикреплены пустые ножны. Голову
украшала широкополая шляпа, с длинным голубым
пером.
- Ну что ж пора и вашему слуге принять активное участие
в спасении нашего мира. Давненько я не вынимал свой
меч из ножен. А где он кстати? - он начал неловко
192
оглядывать комнату, - А впрочем, давайте я сначала
познакомлю вас с устройством Серебряной империи.
В ней все подчинено лестнице зависти. Она
существует уже очень давно, практически с самого
начала времен. В ней все завидуют всем. Человек за
человеком. Статус за статусом. И даже тому, кто
находится в самом низу, завидуют все остальные. Ведь
если тебе ни кто не завидует, не лучший ли это повод для
зависти. Вот тогда – то лестница превращается в ленту
Мёбиуса.
Этот замкнутый круг невероятно трудно сломать.
Но важно помнить, что однажды он уже был прерван,
чтобы начать свое существование.
.***.
На следующий день принц вновь сидел на перилах.
Ни кто не знал, зачем он сидит там. И все завидовали
ему. Ведь он делал, то чего они не понимали.
А Потучпеколатан искал ее. Позолоченную дверь.
Она сверкала и переливалась, под лучами солнца. Это
было необычно в замке серебряных дверей.
Он видел ее только один раз. Когда проезжал мимо
в паланкине. Но и этого хватило, чтобы она запала ему в
сердце. Тогда он не спросил, где они были, а теперь это
вызвало бы подозрение.
Ему безумно хотелось оказаться внутри. Ведь здесь
все было именно таким, каким должно быть. Чтобы
каждая низшая ступень завидовала в нужной степени,
должен существовать установленный порядок, и что
важнее его нельзя было нарушать. Жизнь была
прописана в Книге Зависти.
193
А эту дверь ни кто кроме него не замечал. И никто
даже не подозревал о ней. Ведь она выходила за рамки
Зависти.
И теперь ему нужно было ее найти. Но нигде.
Абсолютно нигде, ее не было видно. Хотя окна его
комнаты выходили только на одну сторону. С другой
стороны была комната брата. Но он бы ни за что его не
пустит к себе, ведь он завидует, что комната старшего
выходит на противоположную сторону.
.***.
Потучпеколатан проснулся рано утром. Раньше
всех остальных, чтобы незамеченным выскользнуть из
дворца. Надев свой лучший костюм, и плащ с
капюшоном.
Спускаясь вниз по лестнице, он прислушивался к
окружающим звукам. Во дворце была звенящая тишина.
Еще даже самые низкие слуги не проснулись.
Город тоже спал. Даже в этом существовал
иерархия. Все должны просыпаться в определенное
время и завидовать тому, кто еще спит. Именно поэтому
его отсутствия ни кто не заметит. Пока не придет его
очередь просыпаться. А это еще не скоро.
Он уже знал, где нужно искать дверь. Там где на
нее ни кто не обратит внимание. За дверью последнего из
завистников. Ведь если ты последний в лестнице зависти,
то ни кто и не подумает, что за твоим жилищем, кто – то
живет.
Идя по пустынным улицам, Потучпеколатан
впервые думал, что этот город ему нравится. Наверное,
194
только в это время, замок был свободен от зависти. Ведь
это чувство может испытывать только человек.
Неожиданно Потучпеколатан почувствовал, что
нужно бежать. Казалось, если он опоздает хоть на
мгновение, то все пропало. Дверь испарится, как будто ее
и не было.
Дома пролетали мимо, из некоторых уже
выглядывали люди. Они провожали его удивленными
взглядами.
Практически у самого дома последнего на
лестнице зависти, он резко затормозил. Золотая дверь
была там. Она пряталась за углом, выдавая себя
позолоченным косяком.
Потучпеколатан
кинулся
бежать.
Он
уже
давненько так не бегал. Да и, наверное, ни когда так не
бегал. Ему просто не зачем было.
Осталось всего несколько шагов, и он сможет
открыть ее. Но что прячется там...
***
- Хорошо, но ты должен отправиться сейчас. Бессон будь
внимателен. Ты же знаешь, серебряные люди очень
завистливы. Не давай им лишнего повода.
- Но что я должен сказать? - спросил Бессон.
- Не знаю. Потучек ты ведь оттуда? Подскажи что –
нибудь.
- Нужно сделать так, что бы они позавидовали тем, кто за
Барьером.
195
- Точно. И даже не упоминай о Черной армии. Понял?
Будьте осторожны.
Карина обняла его на прощание и проводила
взглядом. Они снова и снова выходили за эту дверь, а она
оставалась внутри. В доме она чувствовала себя в
безопасности, но ее сердце поедал страх.
.***.
Потучпеколатан взялся за ручку и повернул ее.
Дверь открывалась наружу. Внутри его встретили четыре
удивленных взгляда.
- Ну, наконец – то, я уж думал, ты опоздаешь, - сказал
юноша в фиолетовой одежде, - интересно, что бы
случилось тогда?
- Мир бы треснул, не более, - ответил старец, - ну что
стоишь, проходи.
- Потучпеколатан, господин, вас ищут, - раздался сзади
голос его вездесущего слуги.
Потучпеколатан обернулся. Сейчас он должен был
принять решение. Если отступит назад, то вернется в
предсказуемую жизнь. Он даже знает девочку, что станет
его женой. Он знает имена своих детей. Но если шагнуть
вперед, то сплошная неизвестность...
Неизвестность пленяла его больше. Поэтому он и
шагнул. Захлопнув дверь перед самым носом слуги. И
неожиданно почувствовал в груди странное давление.
- Приветствую тебя в нашем доме серебряный принц, старец встал и приветственно развел руки.
- Откуда вы знаете, что я принц?
196
- А кто ж не знает, что ты принц. Я чародей Светлояр.
Мой ученик Бессон. И домашний демон Таргитай. И гдето здесь прячется Лютяля. Мы ни как не можем ее найти.
- Я Потучпеколатан.
- Как? – удивлено, переспросил Бессон.
- А попроще тебя нельзя называть? – спросил Таргитай.
- Нет.
- Тогда я буду называть тебя просто П, - сказал Бессон.
- Меня зовут Потучпеколатан и точка, - горделиво
произнес мальчик, выпятив грудь.
- Не в этом доме, - насмешливо отозвался Бессон.
- Кровь королей в тебе так и бурлит. Но запомни в этом
доме, нет уважения, по праву рождения его нужно
заслужить, – веско добавил старец.
***
Карина не долго, смогла усидеть в
Беспокойство брало свое. Она встала и
расхаживать по комнате.
кресле.
начала
- Да хватит уже! – раздался голос из очага.
- Таргитай! Наконец – то ты вернулся! Где ты был?
- Я летал к Солнцу, - немного странно ответил Таргитай.
- Зачем?
- Они могут ее погасить. Мне нужно было увидеться с
ней.
- Мы не позволим солнцу погаснуть, - сказала Карина,
присаживаясь возле очага.
197
- Они уже завоевали восемь королевств. Осталось лишь
два и те не смогут дать достойный отпор. Одни слишком
горды, чтобы принять помощь. - отстранено произносил
демон, девушке даже показалось, что его огонь немного
погас. - Авторых зависть может завести не на ту сторону, сказал Таргитай, словно не слыша ее.
- Мой отец говорил, что зависть толкает нас на
достижение успеха. Если не съедает изнутри, - сказала
Карина.
- Твой отец был мудрым человеком, - сказал Таргитай,
приходя в себя.
- Пока не окунулся в печаль. А кем был твой? Ну, или кем
был твой создатель.
- Я уже и не помню. Единственное что всплывает в
памяти это запах краски.
- Он рисовал?
- Не знаю. Возможно.
.***.
Перед самым Серебрянным королевством она
спешилась и отпустила Восход пастись в небольшой
лесок. Со своим синим плащом она и так как бельмо на
глазу. Он будет слишком ярким в серебряном окружении.
После рокового шага в пустоту, она приняла решение.
Идти вперед.
Честерн был прав в одном, это были либо
Серебряное, либо Золотое королевство. Вначале она
решила посетить Сайлест. Он находился ближе.
198
Она еще не разу не была в империи. Отец презирал
их. Что несомненно отражалось на ее отношению к
Сайлесту.
.***.
По поверьям Сайлестов их народ родился из
падающей звезды. Звезда была из чистейшего серебра, ее
осколки разлетелись по всей империи.
Говорят эта звезда, позавидовала свету солнца и
решила остаться на небе после рассвета. Но солнце было
слишком ярким. Оно следовало по своему извечному
пути и как обычно взошло на небе.
Звезда же не сумела удержаться, упала на землю. В
сердце каждого Сайлеста есть маленький осколок. И они
отравляют их завистью, разъедая изнутри. Не оставляя
ни чего.
Но если его убрать, то внутри останется пустота…
.***.
Самое странное было в том, что здесь можно было
ходить где угодно. Если ты, конечно же, считаешь, что
можешь туда идти. Здесь все базировалось на Лестнице
зависти. Если ты стоишь выше, то и можешь больше.
После захода солнца, нижний замок погрузился во
тьму. Одев капюшон поглубже, она двинулась на верх. Ей
на пути попадалось множество людей, но ни кто не
решался преградить ей дорогу или даже спросить, куда
она идет. Не понимая, к какой ступени, она относится со
своим плащом.
Тронный зал был наполнен людьми. На полу была
нарисована девяти конечная звезда, с одним обломанных
199
лучом. Она с трудом пролезла на задворки, чтобы
затеряться. После она хотела пойти за императором.
Но к ее удивлению ждать ей не пришлось.
Император сам решил объявить, то, что ей нужно было.
Или, по крайней мере, ей так показалось.
На нем был надет длинный серебряный плащ. Он
был очень высоким и каким - то высохшим. Глаза его
блестели нездоровым блеском. Он поднялся с трона,
сделанного из витого серебра. Трон выглядел невесомым,
но на самом деле был крепче стали. Украшен он был
множеством маленьких разноцветных драгоценных
камней.
- Сегодня! Я Император Айлус покажу вам главное
сокровище Антуина. Это станет нашим будущим. Станет
нашим величием.
Сердце Карины замерло. Неужели он. Это он
послал королеву? По знаку императора в центр зала
вывезли накрытую серебрено – белым покрывалом
тележку.
Если она бросится вперед и схватит его. Возможно,
получится убежать. Этот шанс она не упустит.
Сердце Карины застучало быстрее, в ушах вновь
появилось тиканье. Тик- так. Тик – так. С каждым ударом
сердце все сильнее. Еще один взмах рукой и покрывало
взлетает вверх. Сердце Карины падает вниз… Это всего
лишь кусок оплавленного серебра.
- Звезда! – возвещает торжественный голос императора, Звезда рождающая! Мы, наконец, нашли ее. Теперь
империя Сайлест станет великой.
200
Звезда будет найдена.
И это станет концом зависти.
Лестница будет прервана.
Ступени смогут двигаться.
Лишь род королей останется прежним.
- Если не падет от черноты, - шепотом добавила Карина и
незамеченной вышла из зала.
Оставив восторженную толпу за спиной, она
начала спускаться по лестнице размышляя о том, что
оставался только Голтенхаун. С его десятью золотыми
шпилями.
.***.
- А чашки кто за тобой мыть будет? – спросил Бессон, на
следующее утро, после того как Потучек попал в дом.
- Я не умею, - растерянно сказал он.
- Это не сложно. Берешь тарелку, намыливаешь и
смываешь. Смотри.
Бессон взял свою чашку и показал Потучеку, как
это нужно делать. Тот наблюдал за ним очень
внимательно. Ведь даже такое простое действие было для
него в новинку.
- Неужели ты никогда этого не делал? – удивлено
спросил Бессон.
- Раньше мне нужно было просто приказать.
- Здесь приказывать не кому.
201
Потучек прикусил нижнюю губу. Это первое от
чего ему придется отказаться. Но он готов был пойти на
эту жертву.
- Попробуй сам, - Бессон слегка отодвинулся от
раковины.
- Не так уж сложно, - сказал Потучек через некоторое
время. Но тут же уронил тарелку на пол, и она
разлетелась в дребезги. Но не успел он расстроиться, как
Бессон взмахнул рукой, восстанавливая ее.
- На самом деле и помыть их можно так же. Но Светлояр
сказал, что тебе будет полезен ручной труд. Ты в
порядке?
Потучек немного побледнел и прижал руку к
груди.
- Да. Все в порядке.
.***.
Светлояр разрешил Потучеку стать его учеником.
Но учение давалось ему с трудом.
- Не торопись, ты ошибаешься лишь потому, что
спешишь.
- Да, но Бессон уже все умеет.
- Бессон - Интуит. Его никто не обучал. Точнее ни кто не
сломал его.
- Маги же пользуются перчатками, без них больно.
- Не больно. Это лишь в твоей голове. Магия не
причиняет вред тому, кто ее не боится.
- Нужны камни, амулеты, мелки…
202
- Нет, не нужны. Магия - это ты. Твое сознание и ничего
другого. Все, что используют маги - это костыли. Магов
загоняют в рамки и говорят, что их сила ограничена. Но
на самом деле все зависит от твоей личности. Твоей
уверенности в себе. Если ты заглянешь внутрь себя.
Увидишь свою душу, и сможешь слиться с ней сознанием,
ты будешь способен на все.
- Но фонтан…
- Фонтаны магии - это лишь ограниченное количество
магии. Точки, где собраны эфирные силы. Но самое
большое хранилище внутри тебя. Осознай себя.
Попытайся быть собой и тогда ты все увидишь.
Потучек поджал губы, закрыл глаза и попытался
сосредоточиться. Но что – то опять пошло не так. Вместо
того, что бы создать прозрачную сферу, он создал
непонятное синее существо. Оно со странным звуком
свалилось на пол.
- Интересно. И ты продолжаешь завидовать Бессону?
- Да.
- Еще древние говорили: «Завидуют не тому, что есть у
тебя. Завидуют тому, что этого нет у них». Не смотря на
то, что он выдающийся маг, магия Бессона ограничена на
предметах. Он может их создавать. Оживлять и
взаимодействовать, но не более. Ты же можешь выбрать
любую форму магии. Ты об этом не думал?
- Нет.
- Ну, так подумай на досуге. И возможно мне лишь
кажется, но ты способен преобразовывать уже
имеющиеся заклятья. Ты в порядке?
203
- Да.
Потучек
снова
ощущение в груди.
почувствовал
неприятное
.***.
Потучек лежал на своей кровати и радостно
улыбался. Вокруг него бегало множество разнообразных
существ. Синяя жижа. Зеленое нечто. Оранжевый
пузырь. Белый крылатик и еще множество других. Всех
их он создал сам.
Да и заклятья со свитков получались все лучше и
лучше. Иногда даже Бессон удивлялся. Это было
приятно. Когда перестаешь смотреть на других, у тебя
самого начинается получаться намного лучше.
Если бы не это странное ощущение в груди. Оно
появлялось каждый раз, когда у него получалось что – то
самостоятельно. Иногда прикасаясь к груди, он
чувствовал что – то твердое. Но смотреть боялся.
.***.
- Сегодня мы попробуем Создание из ни чего, - этими
словами Светлояр начал очередной урок.
- А разве так можно? – удивился Потучек.
- А ты попробуй. Если не попробуешь, то и не узнаешь,
получится ли, - сказал Светлояр, загадочно смотря на
Потучека.
- Что нужно делать? – с воодушевлением спросил
Потучек, закатывая рукава.
- Подумать. Тебе нужно задуматься о том, что ты хочешь
создать. Сконцентрируйся и это произойдет.
204
- Хорошо. Я попробую, - сказал Потучек немного не
уверено.
- Нет, ты должен не попробовать, а сделать.
- Хорошо.
Потучек закрыл глаза и представил перед своим
взором кольцо, которое было на пальце у отца. Он
обещал, что когда Потучек вырастит, то получит его в
наследство.
- Нет. Сейчас ты пытаешься материализовать то, что уже
существует. Но ты должен создать из ни чего.
- Хорошо.
- Постарайся.
Потучек сосредоточился ни на чем и услышал
странный звук. Словно что – то шлепнулось на стол. И
продолжало шлепать.
- О! Как необычно.
- Что? – Потучек распахнул глаза.
- Тебе удалось, - сказал удивлено Светлояр.
- Но вы ведь говорили, что я смогу, - напряженно сказал
Потучек.
- Запомни незнание не возможности лучший способ
решения любой проблемы. Ты достигнешь большего,
если не знаешь ограничений.
Потучек рассматривал необычную рыбу. Она
беззвучно открывала рот и хлопала хвостом. Такой он ни
когда не видел. В это время Светлояр создал аквариум.
- Но у нас же такие не водятся? – спросил Потучек.
205
- Да, у тебя получилось, ты создал из ни чего, - гордо
произнес Светлояр.
- Ауч.
- Что случилось?
Потучек схватился за грудь и осел на стул.
Светлояр приблизился к нему и распахнул рубашку. Из
груди торчал небольшой серебряный отросток.
- Что это? – испугано, спросил Потучек.
- Осколок звезды. Значит, ваша легенда правдива, задумчиво протянул Светлояр.
- Но почему он выходит? – испугано просил Потучек.
- Потому, что ты отказываешься от зависти. И она теряет
над тобой власть. Ей больше не место в твоей душе.
- Но так больно.
- Конечно, больно. Больно становиться собой. А не
следовать путями чужих жизней.
- Я хочу, что бы оно уже вышло, - сказал Потучек со
слезами на глазах.
- Тогда послушай меня. Ты самый замечательный
мальчик. И ты должен сам принимать решения. Ты
станешь тем, кем сам захочешь. Ведь невозможно создать
из ничего.
- Что? Но ведь вы сказали…
- Не знание, не возможности
возможность исполнить его.
события
лучшая
С каждым, словом старца камень понемногу
выходил из груди, причиняя немыслимую боль. И в тот
206
момент, когда боль стала практически непереносимой
камень выпал. Светлояр подхватил его в полете и
опустил в аквариум к рыбе.
- Пускай побудет здесь. Если ты вдруг решишь вернуть
его на место.
.***.
Бессон вернулся поздно ночью. Но Потучек все
еще не спал. Он сидел внизу и, не отрываясь следил за
тем, как его рыбка плавает в аквариуме. Время от
времени поглядывая на камень, который лежал на самом
дне.
- Это что за гадость? – спросил Бессон, нагнувшись над
его плечом.
- Звезда.
- Я такой ни когда не видел. А на дне что?
- Звезда.
- Да я понял, что твою рыбку зовут Звезда, а на дне то
что?
- Осколок звезды.
- Аааа. А рыбку ты создал?
- Да.
- Ну, ни чего так. А что такой грустный?
Вместо ответа Потучек распахнул
Показывая дыру, оставшуюся от осколка.
- Чешется? - спросил
рассмотреть поближе.
Бессон
наклоняясь,
рубаху.
чтобы
207
- Немного. Но внутри, словно бескрайняя пустота. Мне
так неприятно.
- Хм. Тогда я могу тебе помочь.
- Как?
- Если одна звезда ушла я подарю тебе другую.
Он начал рыться на полках. Приговаривая: «Да где
же она». В самом дальнем углу он нашел, то, что искал.
- Вот она. Полуночная звезда. Я поймал ее на рассвете.
- Как ты мог поймать полуночную звезду на рассвете?
- Не придирайся к словам, лучше посмотри на это.
Он открыл руку и показал ему небольшой камень
сверкающий всеми оттенками радуги.
- Какой красивый.
- И он твой.
- Но ведь это ты поймал ее.
- Да, но я не могу ею управлять. Он не из нашего мира.
Ты же знаешь, что наши звезды нарисованы на небе. Я
дарю ее тебе.
Бессон приложил камень к его груди. И звезда
начала поворачиваться, проникая все глубже. Теперь все
выглядело так, словно она всегда была там.
- Так лучше?
- Да. Спасибо, - сказал Потучек.
Бессон с удивлением заметил, что серые глаза,
которые
раньше
отливали
серебром,
теперь
переливались радужным многоцветием. Но увидев
208
счастливую улыбку Потучека, решил не придавать этому
значения.
***
Бессон чувствовал себя не уютно. Серебряный
замок, сверкал каким - то странным потусторонним
светом. Словно в нем скрывалась тьма. Его провели в
малый тронный зал. Там его встретил император.
Новый император Сайлеста. Молодой мальчик лет
двенадцати. На его голове была одета, корона с девятью
лучами витая, с множеством драгоценных камней. Один
из лучей был сломан. Но корона была ему великовата, от
чего казалось, что это и есть его голова.
- Зачем ты явился? - спросил он надменным тоном.
- Я пришел, чтобы предупредить вас. Черное…
- Я знаю. Мы уже заключили союз.
- Заключили союз? Вы вряд ли понимаете…
- Я все прекрасно понимаю! Лестница рухнула, теперь все
смешалось. Но в пророчестве говориться, что род
королей сохранит себя. И единственный способ это
сделать, заключить договор с сильнейшим союзником и
покорить все остальные королевства.
- Этот путь ни куда не ведет, - Бессон попытался убедить
молодого императора, но слишком поздно понял, что
выбрал не те слова.
- Золотое царство таким способом, стало величайшим,
заключив союз с Капрелой...
- Оно пало. Зависть вас приведет туда же.
- Убирайся! – взвизгнул маленький император.
209
***
Бессон шел по коридорам Серебряного дворца. Он
намеривался проявить всю свою красноречивость,
привести сотни доводов. И все, конечно же, должно было
закончиться хорошо. Так как это происходило во всех
любимых им книгах. Но, к сожалению, в книгах все
бывает так, как задумал автор, реальность же имеет
другие формы.
Вот уже несколько недель он прибывал, в каком то странном состоянии. Он делал вещи, на которые не
решился бы ни когда. Шел туда, откуда в ужасе бежали
люди. Применял заклятья, которые раньше не давались
ему.
И во всем виновата она…
Карина. Ее глаза. Она смотрела на него, как на
последнюю надежду. Опору, которая должна была
устоять. Как он мог подвести ее.
Ведь она героиня его рассказа. Хотя он не был
уверен, что чувство, которое он испытывал к ней это
любовь…
Так сложно поверить в себя, пока вокруг тебя нет
ни кого. Но стоит хотя бы одному человеку увидеть в тебе
силу, надежность, решимость. И они множится в тебе,
появляясь из неоткуда. Ради себя он вряд ли бы поступил
так.
Его побег из Флоростана, окончательно убедил его,
что он трус и навсегда им останется. Но ее глаза
изменили все...
Осталось лишь доказать ей, что она не ошиблась.
210
***
Неожиданно он запнулся обо что - то невидимое и
чуть не свалился на пол. Невидимое же испугано
вскрикнуло и голос показался Бессону очень знакомым.
- Потучек?
- Ага, - ответил мальчик проявляясь.
- Что ты здесь делаешь? – удивлено спросил Бессон.
- Хотел послушать, как все пройдет.
- Ты должен помогать Карине!
- Я знаю. И помогаю ей.
- Что ты имеешь в виду?
- Знаешь заклинание двойника?
- Ты умеешь создавать двойников? – удивленно спросил
Бессон.
- Да.
- И кто из вас настоящий?
- Я не уверен. Очень трудно различить.
- Ты гений живой магии, - восхищено проговорил Бессон
- Значит, он отказал?
- Да. Похоже на этот раз Чернота решали действовать
ложью.
- Защитное поле еще не рухнуло, - сказал Потучек, глядя
в окно. Там между лучами звезды сверкало защитная
пыль.
- Может он одумается? Ты лучше знаешь своего брата.
211
- Он не передумает. С самого детства он мечтал о власти и
безумно завидовал мне. Хотя не понимал, что быть
главным это еще не вся жизнь… Но могу ли я рассуждать
так, ведь эта власть в любом случае перешла бы ко мне.
- Ты отказался от нее и от зависти, и ты имеешь
представление, какого это не иметь их. Где ты был
счастлив больше. Здесь или в доме?
- В доме… - нерешительно ответил Потучек.
- Значит, зависть отступила.
- Почему ты так думаешь?
- Если бы она еще имела силу над тобой. Ты бы выбрал
Серебряную империя. Ты бы завидовал, что не здесь.
- Смотри.
Бессон перевел взгляд за окно. Там невидимое
защитное поле, постепенно ослабевало, пропуская внутрь
все больше Черноты.
- Мы должны что - то сделать, - сдавленно прошептал
Потучек.
- Ты! Должен что - то сделать, - твердо сказал Бессон. Иди к брату и убеди его не открывать защитное поле.
- Я…
- Иди ты император этой страны, а значит, несешь
полную ответственность, - твердо сказал Бессон.
***
Потучек побежал по коридору. Он даже не стал
заглядывать в тронный зал. Он точно знал, где сейчас его
212
брат. Есть только одно место, откуда можно отключить
поле. Комната за опочивальней императора.
Дверь, ведущая в комнату отца, была сделана из
витого серебра. Он еще ни разу, не переступал ее порог. И
сейчас едва решился коснуться ручку.
Здесь было не так, как он ожидал. Простая кровать
под серым, однотонным пологом. Стол и два стула. И они
даже не были витыми. Обычные. Совершенно обычные.
Как и все вокруг. Здесь не чему было завидовать.
Чтобы прочно сидеть на вершине зависти, не
обязательно владеть тем, чему можно безмерно
завидовать, для этого нужно лишь создать внешнюю
видимость. Чужие слова намного сильнее, того что мы
видим своими глазами.
Пройдя мимо кровати, он слегка повернул одну из
ножек ногой. И тут же в стене образовалась ниша.
Замерев на мгновение, он решился зайти внутрь.
Там был только огромный серебряный стол с
Сайлесткой звездой на круглой столешнице. Его
младший брат стоял в самом центре и вращал руками,
снимая печать Защиты. Они растворялись одна за
другой. Оставалось всего три.
- Стой! - выкрикнул Потучек.
- Ты!!! - брат был в бешенстве, когда открыл глаза, засем ты явился, когда все было уже у меня в руках, - он
всегда начинал шепелявить, когда волновался.
- Не делай этого. Ты не понимаешь…
- Я все прекрасно понимаю. Проросество сбылось.
Лестница рухнула. Нашего отса утащили на рассвете.
213
Слуги низшие сслуги явились в его комнату и утасили
его.
- Они…- Потучек испугался, но почему то ему не было
жалко отца, нельзя жалеть того, кого ты практически не
знал, - их можно понять. На протяжении столетий они
вынуждены были рождаться и умирать в одном и том же
статусе. Без надежды, что - то изменить…
- Что ты несешь. Лестница зависти, вот на чем держится
наша Империя. Без нее…
- Ни чего не изменится. Остановись пока не поздно.
- Ты не сможешь помесать мне.
- Я наследный принц.
- Вот уж нет, корона у меня.
- Но старший я.
- А КОРОНА У МЕНЯ!!! Теперь тебе остается лишь
завидовать.
- Тут не чему завидовать, - устало проговорил Потучек.
Младший брат смотрел на него глазами
наполненными гневом. Но после они сменились каким то странным спокойствием.
Потучек слишком поздно понял, что задумал брат.
Резко взмахнув руками, он обрушил одну из граней
звезды. Где - то за пределами комнаты раздался
страшный грохот. Выбежав в комнату отца, Потучек
увидел, что Чернота хлынула в Сайлест.
- Потучек! - услышал он голос Бессон.
- Я здесь, - ответил он, выбегая из комнаты.
214
- Ты видел. Грань просто рухнула вниз. Что вы там
делаете.
- Это все Потантинал. Он совсем с ума сошел.
- Нужно что - то делать. И быстро.
- Я знаю один способ, но ты должен мне помочь.
- Говори что делать?
- Ты же умеешь делать порталы перехода?
- Да.
- Создай один вон там, на площадке, - Потучек указал на
площадку, на которую выходил император, когда
начинались празднества.
- Но как туда попадут люди, это слишком высоко.
- Это уже моя забота.
- Ладно, - Бессон еще некоторое время смотрел на него
нерешительно, но после кивнул головой и перенес себя
на площадку, где тут же начал возводить арку Перехода.
Потучек же положил руки на серебряное покрытие
стен и как можно сильнее сосредоточился. Серебро было
здесь повсюду. Оно покрывало буквально каждый
миллиметр Сайлеста. И оно должно было помочь ему
спасти людей. Вначале он испугался, что у него не
получится. Но после понял одну простую вещь. Он дома.
В своем родной империи, а значит он здесь хозяин.
Первым делом он поднял серебряную пыль, чтобы
преградить путь Черноте. Она недовольно отшатнулась,
но после рванула вперед с утроенной силой. Но к тому
времени на ее пути уже выросла огромная серебряная
стена. Она тянулась до самого неба, но была не толще
215
волоса. На ее строительство ушло лишь несколько
мгновений.
Под серебром прятался очень красивый серый
камень со множеством разводов. Вдоль внешней стены
шел незаконченный резной рисунок, древние мастера
врезали природный рисунок камня. И если бы у
спасающихся жителей было хотя бы мгновение. Они бы
залюбовались тончайшей работой древних мастеров.
После он начал строить серебряные дороги,
которые вели к Порталу. Оставалось лишь надеяться, что
жители поймут.
Дороги были самым сложным. Стена держала себя
сама. А их нужно было строить так, что бы по ним могли
пройти люди. Те не сразу, но поняли, что это путь к
спасению.
Серебра не хватало. Оно закончилось в нескольких
метрах от цели. Люди в ужасе взирали на искрившийся
Портал. Они видели его, но добраться не могли.
На дорогах все смешалось. Все ступени стояли
рядом. Даже не замечая этого. Хотя они и делали вид,
что лестницы нет, но она продолжала существовать в их
сердцах. Трудно сразу отказаться о того, что было с тобой
всю жизнь. Но сейчас, перед лицом опасности такие
мелочи не имели значение.
Потучек из последних сил удерживал дороги. Но,
даже приложив все усилия, он не смог найти больше
серебра для их продолжения.
Тогда он принял очень серьезное решение. Он
начал забирать его из Стены. Сначала по не многу, но
216
после того, как почувствовал, что дороги начали
проседать под весом людей. Забрал сразу половину.
Чернота с другой стороны почувствовала, что
Стена опускается, и рванулась вверх. Люди, что таились в
ней, не могли ходить по отвесным стенам. Газ же мог
проникнуть куда угодно.
***
Дороги коснулись площадки. Потучеку показалось,
что это было глупой идеей создавать портал так высоко.
Но это было лучшее, что пришло ему в голову. Так
чернота не успеет нагнать убегавших. Теперь, когда люди
один за другим исчезали в арке, он видел, что многие не
успеют добежать. Газ плыл точно за ними.
Потучек чувствовал еще немного, и он коснется
последних. Тогда он поднял вверх конец дороги,
преграждая путь газу. Но это помогло ненадолго.
Газ был быстрее. Из последних сил он обрушил
стену вниз. Это дало небольшой перерыв, газ рассеялся,
не успев затронуть людей. Но зато Черные люди сумели
проникнуть в город, до того момента пока стена вновь
поднялась вверх.
- Быстрее, прошу вас. Быстрее!
Потучек видел все, что происходило внутри себя.
Он словно видел сквозь серебро. Нужно было еще
немного. Еще немного серебра, чтобы построить вторую
Стену.
- Звезда.
Он обернулся, но Потантинал стоящий в дверях,
захлопнул их, отрезая ему возможность, коснуться самого
217
большого куска серебра, что еще оставался. Потучек
прикоснулся к груди.
- Осколки.
Он понял, что ему нужно было делать. Потучек
потянулся к осколкам серебряной звезды, что прятались
в груди каждого из Сайлеста.
Но они сидели слишком глубоко. Сейчас зависть,
как ни когда была сильна. Каждый завидовал тому, кто
стоял впереди. Потучеку удалось вынуть лишь несколько
незначительных кусочков, что были в груди у детей. Но
их было слишком мало.
Вынимая один из них. Он увидел, как маленькая
девочка упала, почувствовав боль. Он чуть не задохнулся
от страха, думая, что был виноват в ее гибели. Но кто - то
очень вовремя подхватил ее на руки.
И он узнал в нем отца. Он выглядел уже не так
величественно, как он помнил. Вся его одежда была
разорвана, а тело избито. Но он очень твердо держал на
руках девочку.
- Я все же воспитал тебя правильно, - произнес он и
вынул из груди огромный кусок звезды.
Этого не хватило на сплошную стену, но все же он
создал полупрозрачную сетку, что окутала людей
Черноты.
Людей на дорогах становилось все меньше. Но они
едва успевали. Темнота шла буквально по пятам. Когда
последний человек, взобрался на площадь. Потучек
понял, что пора уходить. Он обернулся на дверь…
218
Решая, стоит ли звать брата. Но понял, что это уже
бесполезно, он, как ни кто другой был окутан завистью. И
было уже поздно, что - то делать. Слова не помогут, а на
остальное просто не хватит времени. Он не мог
допустить, что бы его часть погрузилась во тьму. Если он,
конечно же, является копией.
Проведя рукой по серебру в последний раз,
заставил дороги рухнуть вниз, увлекая за собой тьму. Он
увидел в черноте людей. Они побоялись выйти из домов,
не понимаю, что происходит. Когда рухнула лестница,
они потеряли себя, смысл жизни. Потучек замер, но
черна пыль уже проникала в людей. Они поднимались со
своих мест и присоединялись к Черной толпе.
Потерянные люди слабы перед чужим влиянием.
***
Потучек бросился к порталу. У самой арки он
обернулся. Ожидая, что брат последует за ним. Но он не
появился. А темнота начала подползать со всех сторон.
Он зашел в портал и Бессон начал закрывать его.
Но Потучек внезапно понял, что забыл о чародеях.
Они были заперты в треугольных башнях вокруг дворца.
И выйти оттуда не могли из-за заклинания младшего
принца. Он заметил, как двое чародеев вступили в битву
с Черными людьми. Но тут же проиграли ее.
***
Как только портал перестал действовать. На крышу
выбежал мальчик в серебряном плаще и короне, что
была ему велика. Вместо того, что бы строить свой
портал. Он поднял руки вверх и начал взывать к Черноте.
На крышу вышли две темные фигуры.
219
- Где король, - спросил один из них, странным
бесцветным голосом.
- Я император Сайлеста.
- Настоящий король! - сказал второй.
- Все равно и этот сойдет, - сказал первый.
И схватил Потантинала за шею. Мальчик начал
задыхаться. Но не от того, что его душили. А из - за
вязкой, черной жидкости, что поднималась у него по
горлу. Последнее, что он увидел, были черные глаза...
***
- Не рассказывай Карине, - сказал Потучек, как только
вышел из портала.
- Что?
- Не рассказывай Карине о том, что произошло.
- Но ты спас свое королевство.
- Если бы я не ушел, то возможно ни чего бы и не
произошло.
- Если бы ты не ушел, то поступил бы так же как брат.
Только войдя в ту дверь, ты смог по - настоящему
измениться.
- Мы потеряли чародеев.
- Почему?
- Они были в башнях. Когда я растаю, он вспомнит все… неожиданно голос Потучек изменился.
- Хорошо, - Бессон не совсем понял последнюю фразу.
220
Но вместо объяснений Потучек неожиданно начал
раздуваться и со смешным хлопом распался на
множество серебряных пылинок.
- Заклятье двойников. Что еще умеет этот мальчик…
Сказал Бессон, направившись к двери.
***
Карина и Потучек
пролистывали свитки.
сидели
за
столом
и
- Ты уверен, что никогда не видел такого заклятья?
- Нет. Светлояр говорил, что отсюда нельзя выйти
раньше срока, - сказал Потучек и неожиданно
прикоснулся к груди.
- Если мы ни чего не найдем, то и выходить будет не
куда, - сказала Карина ни чего не заметив.
И тут из – за двери появился Бессон. Только
взглянув ему в глаза, она поняла, что новости плохие.
- Что?
- Они уже под властью черноты. Мы… - начал было
Бессон, но посмотрел на Потучека и продолжил, - Я спас
кого смог. Сайлест пал.
- Осталось всего лишь одно, - Карина не стала слушать
его дальше.
- Хрустальный мост рухнул. Маги пленены, - добавил
Таргитай бесцветным голосом.
221
Глава 10.
Голтенхаун.
Бессона и остальных не было уже очень давно. Они
решили выдвинуться все вместе, чтобы их посольство
было более представительным. Карина в очередной раз
обеспокоенно металась по комнате. Этот путь за
последние дни она могла пройти с закрытыми глазами,
не задев при этом ни одного предмета.
В голове у нее металась одна и та же мысль: «Как
выбраться отсюда». Ведь только от этого зависело их
спасение. Даже не смотря на жертву Светлояра, барьер
может не выдержать.
- Таргитай отправляйся к ним.
- Зачем?
- Будешь сюрпризом.
- Как хочешь, - сказал демон безучастно.
Огненный демон вылетел в трубу, оставив комнату
в полутьме. Первым порывом Карины, было двинуться в
свою комнату и наконец, поспать. Ведь она уже три дня
не могла сомкнуть глаз от беспокойства.
Но ее что – то остановило. Таргитай навел ее на
интересную мысль. Поддавшись неведомому порыву, она
заглянула в трубу очага. Труба вся была покрыта темно –
серой сажей. И где – то там далеко наверху виднелось
голубое небо.
222
Подбежав к двери, Карина переставила ручку на
середину и выглянула. Небо было испещрено водно –
огненными узорами. И оно было черным.
Вернувшись к очагу, она вновь взглянула в трубу.
На этот раз небо было темным. И на нем ярко светились
нарисованные звезды.
- Созвездие Плачущей Девы. Это невозможно. Оно не
появлялось на небе уже несколько десятилетий.
- В этом месте все возможно, - раздался голос.
Карина резко обернулась, ведь голос явно
принадлежал старцу. Но в комнате ни кого не было.
Замерев на мгновение, она подумала, что это ей
померещилось. Или это был очередной магический
фокус Светлояра. Ведь он оставил в доме часть себе.
Карина тряхнула головой и решила, проверить еще
одну свою теорию. Зайдя в свою комнату, она отодвинула
кровать. Черная дверь была на том же месте. Возможно,
Карине лишь показалось, но она стала немного блеклой.
Такой каким был цвет газа.
Ручки не было. Поэтому Карина легла на пол и
попыталась подцепить дверь пальцами. Но сколько бы
Карина не старалась, она не поддавалась. Словно
издеваясь,
дверь
приоткрывалась
буквально
на
миллиметр и тут же возвращалась на место. Когда у
Карины практически получилось ее открыть, в гостиной
послышались голоса.
- Это ты во всем виноват! – недовольно сказал Бессон.
- Она мне сказала, - огрызнулся Таргитай.
- Ты испортил все, я практически его убедил.
223
- Ну да, конечно. Именно поэтому вы все стояли на
коленях, а царь приказывал: «Голову с плеч».
- У меня было все под контролем, - огрызнулся Бессон.
- Тихо! – прикрикнула на них Карина, выходя в
гостиную, - что случилось?
- Власт отказался. Он сказал, что в его руках сокровище
Антуина и в нашей помощи они не нуждаются - ответил
Бессон.
- Как же сильно он заблуждается, - сказала Карина,
вспоминая о своей последней встрече с Золотым царем.
.***.
Золотой дворец сверкал своими десятью башнями,
со шпилями. Гордость Голтенхауна. Золотая стража
охраняла все десять ворот ведущие во дворец. Карина
спешилась недалеко до замка. Они с Восходом укрыли за
одним из отрогов Златых скал.
Ей было трудно вновь расстаться с Восходом. Но
сейчас она лишь мешала ей. Лошадь долго била землю
копытом, но все же ускакала. Ее белый силуэт,
уносящийся вдаль, разрывал Карине сердце. Почему – то
ей в голову пришла мысль, что возможно это последний
раз, когда она видит кобылу.
Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она подняла
голову вверх. Карина увидела, что скалы сплошь усеяны
дырами шахт, в которых добывали драгоценные камни.
Оттуда постоянно сыпались камни. Обвалы здесь были
довольно частым явлением. У рудокопов просто не
хватало гордости признаться, что они прокопали
слишком глубоко.
224
Карина внимательно осмотрела скалы. Она читала,
что когда – то они доставали практически до самого
купола. И образовывали Небесную арку. Но сейчас они
едва превосходили самый высокий из золотых шпилей.
Проникнуть внутрь было довольно легко. Если
знать, куда смотреть…
Это был тот редкий случай, когда они покинули
земли Капрелы. Царь Власт женился в третий раз и
пригласил всех остальных королей Антуина.
Предыдущие две жены сбежали от него в
Ничейные острова. Выбирая между своим статусом и
свободой. Они выбрали второе. Власть не принесла им
желаемого счастья.
Не всякая женщина сможет сесть рядом с царем.
Дарен, как перворожденный принц вынужден
посещать все торжественный приемы. Но они с Таланом
проводили все время в изучении дворца. И главное
искали способы выбраться из него, чтобы, наконец,
посмотреть весь оставшийся замок.
Множество раз их ловили в последний момент. Но
один раз им все же удалось выбраться. Правда, для этого
пришлось пройти по сточному каналу. Это было единое
место, где золота не было вовсе. Канализация не то место
где смотрятся драгоценные металлы.
Тогда она хотела отказаться, но Талан придумал
намотать ткань на лицо. И еще плотную ткань до колена,
чтобы не испачкать одежду. Он всегда был
изобретательным и очень умным…
Был…
225
.***.
Чтобы проникнуть внутрь на этот раз пришлось
украсть выделанную кожу со двора. Карина оставила
отметину на заборе, чтобы после как все закончится
вернуться и заплатить хозяевам.
Она туго повязала кожу на ноги и завязала полы
плаща вокруг талии. Из капюшона она сделала
защитную маску на лицо, закрепив ее брошью. Но даже
сложенная вчетверо ткань не спасала от запаха.
Насколько она помнила, пройти нужно было не так уж и
много, до первого подъема наверх.
Оставалось лишь решить, как спрятаться там. Ведь
ее темно – синий плащ буден виден из далека. Кожу она
скинула на первой же ступени ведущей наверх, аккуратно
примостив с краю, ведь предстояло еще возвращаться.
Она на это, по крайней мере, надеялась. И начала
подниматься наверх. Дверь вела в большой круглый
двор.
Мимо сновало множество людей. Они явно в
очередной раз готовились к празднеству. Золотые земли
славились своими пирами по поводу и без. Карине
пришлось довольно долго провести в тени. До самой
темноты.
Однажды в этот проход направилась группа людей.
Ей пришлось вжаться в стену, чтобы они ее не заметили.
Все они были одеты в странные серо – золоченые
комбинезоны и несли длинные изогнутые палки со
светящимися шарами на концах. Судя по разговорам, они
шли пробивать затор где – то выше по течению. То есть
Карина очень вовремя поднялась наверх.
226
.***.
Темнота была ее сторонницей. Темно – синий
плащ надежно скрывал ее от взглядов стражников.
Особенно если не приближаться к фонарям. И
передвигаться короткими перебежками. Она несколько
раз видела неясные тени у себя за спиной, но когда она
резко оборачивалась, там уже ни кого не было. Тени
прошлого
будоражат
нас,
заставляя
постоянно
оглядываться. Можно делать вид, что не замечаешь их.
Или же рассеять в свете новых свершений.
Коридоры были уже пусты. Только откуда – то из
далека, раздавался шум толпы. Праздник был в самом
разгаре или даже скорее приближался к своему апогею.
Карина обошла половину дворца прежде, чем
нашла дверь, которую искала. Она предположила, что
она ведет в опочивальню царя. И она не ошиблась.
Стража здесь, почему - то отсутствовала.
Обыскав комнату, ключа она не нашла. Вероятно,
царь прятал его в другом месте или носил с собой. Зато
она нашла здесь целый склад золотых плащей, которые
помогут ей смешаться с толпой. Она выбрала самый
простой.
Укрывшись под ним, она выскользнула в коридор
и отправилась искать сокровищницу. Или хоть что – то
подобное.
Но прежде ей пришлось пройти мимо зала, в
котором шумел праздник. Краем глаза Карина заметила
царя, который как раз в этот момент говорил тост. На его
голове сверкала золотая корона с десятью зубцами. Он
выглядел величественно, но где – то за этой маской была
227
странная усталость или даже боль. Она возможно и
прошла бы мимо, если бы мальчик державший фонарь
где – в конце зала, не уронил его и свет не отразился на
груди царя.
И хотя он был одет во все золотое… Сильнее всего
засветился ключ, выглядывающий у него из - под
сюртука. Заметив это царь, тут же спрятал его и взглянул
куда-то в сторону.
Карина вздрогнула в свете артефакта она увидела
сидящего рядом с царем маленького мальчика, одетого
во все черное…
- Балан, - прошептала Карина, узнала в мальчике самого
младшего брата.
Ее сердце предательски сжалось.
***
- Что ты имеешь в виду? – спросил Бессон.
- Царь спрятал ключ, но теперь его там нет, - сказала
Карина, доставая его из – за пазухи.
- Но это значит что…
- Да. Они не выстоят. Тебе придется вернуться и убедить
их.
- Они не пойдут.
- Гордость всегда с трудом принимает помощь, особенно
от тех кто, как она думает, стоит ниже по статусу,- сказал
Таргитай, все удивленно посмотрели на него, - так
Светлояр говорил.
228
- Даже если у меня получится уговорить их. Как мы
переправим их на другую сторону. У меня не хватит сил
построить еще один мост,- сказал Бессон.
- Можно попробовать через дом, - предложил Потучек.
- Он слишком маленький, - возразил юноша.
- Можно использовать одно заклинание «Живой
пузырь».
Он
появляется
в
одном
месте
и
материализуется в другом, по желанию создателя.
Только я еще не пробовал им пользоваться. У тебя лучше
получится, - сказал, подумав Потучек.
- Главное здесь слово «Живой». Я же работаю только с
неодушевленными предметами.
- Я же просто предложил, - насупился мальчик.
- Но твоя мысль меня кое на что натолкнула. Заклятье
Уменьшения.
- А оно здесь причем, - спроси Потучек.
- Оно примерно так же действует. Объект попадает в
пузырь воздействия заклятья и его вес переносится в
Никуда. А в реальности остается только небольшая часть.
- Я повторюсь и что? – снова спросил Потучек.
- Мои големы я ведь делал их реальных размеров, а
потом уменьшал, чтобы они поместились у меня в
комнате. Некоторые из них продолжают расти, не смотря
на то, что я постоянно уменьшая их.
- Ты можешь объяснить нормально? – сказала уже
Карина.
229
- Я могу вернуть им их реальные размеры и даже
увеличить в несколько раз. А Потучек наложил заклятье
полета. Так мы сможем перенести людей по воздуху.
Не дожидаясь их реакции, он поднялся наверх, в
свою комнату и принес большую коробку. Бессон
поставил ее на стол и начал доставать из нее различных
существ.
***
Они с Потучеком начали смешивать порошки.
Больше всего было страной изумрудной смеси с
проблесками синего. Вторая смесь было сиренево –
желтоватая для поддержания формы.
Они вынесли големов во двор, создания тут же
попытались разбежаться. Видимо приняв их действия за
очередную игру. Но дети, которые постоянно слонялись
по близости, помогли им их переловить.
Бессон начал возвращать големам их истинный
размер и увеличивал в несколько раз, выбирая тех, кто
лучше всего подойдет для полетов, а Потучек обсыпал их
порошками.
Големы тут же поднимались в небо. Но не
разлетались далеко, удерживаемые словами Бессона.
Они порхали вокруг, образуя плотную стаю «птиц».
Последней, он оживил странную конструкцию. Из
длинной палке, на которой крепились две поперечных
палочки, образуя две пары крыльев. А в задней части
было что – то наподобие хвоста в виде треугольника.
Между крыльями были две пары кресел вырезанных из
дерева.
230
- Я создал его для нас, хотел покатать, - сказал Бессон,
стараясь не смотреть на Карину.
- Здорово, - воскликнул Потучек.
- Нет, - Бессон схватил его за шиворот, - я полечу один
это слишком опасно.
- Ну! – обиженно протянул Потучек, скрестив руки на
груди.
- Он прав. Тем более мне нужна будет помощь. Покажешь
мне библиотеку. Ты там лучше ориентируешься, сказала Карина.
- Тогда ладно, - сдался Потучек.
- Будь осторожней, - сказала Карина, напоследок сжав
ладонь Бессона, который зашел в дом взять плащ.
Он резко выдохнул и вышел во двор, создал себе
полетные очки и оседлал голема. Как только юноша
коснулся
веревки,
которая
помогала
управлять
созданием, оно сорвалось в небо.
Он очень быстро исчез за Барьером. А стая,
немного неуклюже двинулась за ним, постоянно
наталкиваясь друг на друга.
Карина
с
детьми
еще
некоторое
время
всматривались в небо. Пока девушка не хлопнула в
ладоши.
- Ну что ж. давайте. Нам нужно найти заклинания
усиливающие Барьер.
.***.
Карина укрылась в комнате царя, ожидая, когда он
вернется. Вначале она решила спрятаться за шторой. Но
231
время все шло и немного устав, решила спрятаться под
кроватью.
Ее практически тут же сморил сон. В этом ей
помогла кошка с большими ушами, которая легла ей на
грудь и своим урчанием погрузила в глубокий сон.
Проснулась она от скрипа кровати и голосов. Мимо
пронеслась пара ног. На пол падала одежда. Карина
увидела, как царь положил ключ в стеклянную витрину.
- Ты не боишься оставлять его так. Пока эти братья здесь?
Ведь к нему могут прикасаться только люди королевских
кровей, - раздался голос царицы.
- За ними присматривают, - отмахнулся царь.
- И все же, - настаивала она.
- Хорошо, я уберу его в шкатулку, - сдался царь.
- И не доставай больше. Я не хочу, что бы мы его
потеряли. Вдруг она опять заболеет.
Карина лежала на полу придавленная грузом. Ведь
она поняла, что в Золотом царстве находятся, по крайней
мере, два ее брата. Это становилось все опасней. И даже
не обратила внимания на последние слова.
Царь подошел к черной шкатулке стоящей на
постаменте. На всех четырех стенках было по золоченому
замку. А сами стенки были испещрены резными
рисунками. Царь взмахнул руками. Карине пришлось
выгнуть спину, чтобы рассмотреть в отражении зеркала
его пасы.
Царская чета улеглась и через некоторое время
Карина услышала храп. Аккуратно выбравшись из - под
232
кровати и положив кошку на пол, она неожиданно
поняла, что храпит царица.
Карина на цыпочках подошла к шкатулке и
повторила действия царя. Но ни чего не произошло.
Карина повторила их еще несколько раз. Но и это ни чем
не закончилось.
Постояв немного и посмотрев на спящую царскую
чету, ей пришло в голову странная мысль. Она взяла
корону, лежавшую на подушке возле кровати.
Надев ее на голову, Карина вновь повторила пасы.
На этот раз шкатулка открылась с легким звяканьем.
Карина замерла и резко обернулась. Царь слегка
вздрогнул, но не проснулся. А царица, всхрапнув,
перевернулась на другой бок.
Карина схватила ключ, захлопнула шкатулку и
вернула корону на место. Постояв немного, двинулась в
сторону двери. Слегка приоткрыв ее, она увидела стражу,
стоящую на посту.
Поразмыслив немного, Карина решила выбраться
через окно. Уже открыв его, она поняла, что находится на
втором этаже. Чтобы спустится, ей пришлось снять и
связать между собой две шторы. Когда она привязывала
их к колонне, она заскрипела. Карине пришлось
замереть. Ни чего не произошло.
- Их так убьют, ни кто и не заметит, - прошептала
Карина.
Вылезая в окно, она насторожено следила за
спящими, но они даже не пошевелились. Карина
медленно спускалась вниз, когда почувствовала, что
ткань немного проседает. Узел, который она завязала,
233
ослабевал. А
расстояние.
до
земли
еще
оставалось
большое
Спустившись еще немного, Карина внезапно
поняла, что он еще немного и импровизированная
«веревка» рухнет. Карина быстро заработала руками и
ногами.
Это не очень приятное ощущение, свободное
падение. И хоть она успела проползти целый этаж,
потолки во дворце были высокими.
Уже приготовившись переломать себе все кости,
Карина сжала глаза и губы. Но удара не последовало. В
последний момент она зацепилась верхним, золотым
плащом за торчащий из стены шип.
Карина зависла у самой земли. Раскачиваясь из
стороны в сторону. Это продолжалось не долго, вскоре
плащ порвался окончательно и она шлепнулась на
землю.
Встав, она поняла, что плащ безнадежно испорчен.
Даже иголка ему не поможет. Она сняла его с плеч и
повесила на руку. Темно – синий плащ был также сильно
порван. Сзади просвечивал белый костюм. Карина сняла
и его, белый цвет в буквальном смысле засветился в
темноте. Она прикрепила брошь себе на рубашку.
Погрузившись в уныние из – за плаща Карина не
заметила как от стены возле прохода, в который она
направилась, отделились две черные тени. Ее старшие
братья.
- А вот и наша пропавшая сестренка. Мы о тебе так
беспокоились, ты же не думала, что мы поверим, что ты
утонула? – с лживым беспокойством произнес, Дарен
234
доставая из кармана кристалл светящийся мутно белым
светом.
- Ключ у меня. Мы можем все это закончить, - сказал
Карина, отступая назад, - если вы мне поможете.
- Ага, разбежались. Ты вернешься с нами или твой
кристалл погаснет, - прорычал Дарен.
Карина замерла, понимая, что сразу с двумя
братьями ей не сладить. От одного можно было
попытаться убежать.
- Ты пойдешь с нами? – спросил, Дарен сладким голосом.
- Нет!
- Тогда умри! - безумно закричал Дарен, выхватывая
катану.
Карина отшатнулась. Такой ненависти она ни
когда не видела. Самый край острия достал ее. Но… всего
лишь слегка, оставляя кровоточащую рану. Ведь катану
Дарена, остановил клинок Талана.
- Что ты делаешь? – закричал старший.
- Спасаю нашу сестру.
Сказал Талан, отводя катану в сторону и вставая
перед Кариной. Она зажала окровавленный бок и
отступила. Талан скинул плащ и бросил его Карине. На
нем были надеты длинные, черные сапоги и штаны. А
вот рубаха была белоснежная.
- Плащ скроет тебя.
- Предатель! – взвыл Дарен.
- Нет, только теперь я на правильной стороне. Беги!
235
Карина замерла в нерешительности.
- Я сказал, беги! Ты будешь мне мешать, - добавил он
спокойным голосом.
Запахнувшись в его плащ, она сорвалась с места, но
боль в боку заставила ее пошатнуться. Она боялась
обернуться.
Только свернув в один из проходов, она поняла,
что брошь, подаренная Тайрусом, упала с ее плеча,
иголка крепления треснула.
Чтобы получить то, что хочешь приходиться всегда
отдавать что – то взамен.
***
Карина и Потучек обложились свитками и
погрузились в чтение. Даже Лютяля делала вид, что
читает, хотя у нее в руках был лист с картинкой их
домика. Поэтому они не заметили, как вернулся Бессон.
Карина услышала шум дождя, доносящийся из
открывшейся двери. Но даже не подняла глаз. И поэтому
не заметила, что вслед за юношей в дом вошла фигура в
золотом плаще.
- Кхм, - прокашлялась гостья, но на нее ни кто не обратил
внимания.
- Бессон прими микстуру, она возле очага, - сказала
Карина, после того как гостья опять кашлянула.
- Спасибо не нужно, - ответил ей звонкий девичий голос.
Только тогда все подняли глаза.
- Кто это? – раздражено спросила Карина.
236
- Это… - начал было Бессон, но девушка вздернула голову
вверх и перебила его.
- Я Властала, дочь царя Власта наследница Золотого
царства, - гордо произнесла она.
- Ага, - безучастно произнесла Карина, - ты спас царя?
- Не совсем…
- В смысле? – спросила Кариан, приподняв бровь.
- Царь и царица удерживали защиту пока все остальные
усаживались на големов. Им пришлось остаться.
- Потому что кто – то украл наш артефакт, - сказала
Властала, выразительно посмотрев на Карину.
- Который вы украли у Капрелы, если бы не вы, то все это
вообще не началось, - сказала Карина, вставая со стула,
закипая с каждой секундой.
- Он был нам нужен, - сказала Властала, слегка отступая.
- Зачем? – настойчиво спросила Карина.
Девушка
промолчала.
горделиво
вздернула
голову
и
- Зачем? – повторила вопрос Карина.
- Катарин заболела сонной болезнью. Нам нужен был
ключ, что бы спасти ее.
- А попросить гордость не позволила?!
- Капрела в жизни нам не помогала!
- Что?
- Вы предали наш союз!
237
- Начинается!!! Забудьте уже! Это было пять столетий
назад. А вы все еще обвиняете нас…
- Да! Вы должны были прийти нам на помощь.
- У Капрелы был веский повод не вмешиваться. Вы в
своей гордости перешли все границы. А сейчас мы не
помогаем вам, лишь потому, что вы не в состоянии
попросить помощи. Но это не значит, что мы не дали бы
вам ключ.
- Сомневаюсь, - сказала Властала, отвернувшись, чем
вывела Карину окончательно.
- И вы заслужили той катастрофы! И в этой тоже
виноваты ВЫ!!! – прокричала Карина ей в спину. Она
буквально вскипела от гнева. Весь этот путь. Все эти
страдания людей случились из-за того, что Голтенхаун не
в состоянии был попросить помощи. Помощи, которую
они, не раздумываясь, оказали бы им, - Гордость всегда
платит страшную цену, за свою власть
- Девочки может не надо, - примирительно сказал
Бессон.
- Хорошо, - Карина перевела дыхание. Она поняла, что
винить друг друга бессмысленно, им необходимо
объединить те малые силы, что у них еще остались, - что
мы имеем, все короли у Черноты, а ключ заперт в доме.
- Не все короли, - Властала величественно повела
головой и сбросила капюшон, под ним оказалась корона.
- Тебя короновали по всем правилам, - спросила Карина,
девушка смутилась, - или отец просто велел тебе
сохранить корону? Или возможно черные охотились
238
вовсе не за ней. А за короной царицы ведь это она была
главной в вашей стране.
Щеки принцессы залились краской. Этот
молчаливый ответ, был намного красноречивей любых
слов.
- Значит, мы возвращаемся к тем же проблемам. Все
короли у Черноты.
.***.
Властала сидела у окна. Уже третий дней ее
старшая сестренка была заперта в своей комнате. И с
каждым часом, с каждым мгновением она все тверже
убеждалась – Катарин больше не встанет с постели.
Сонная болезнь подступала внезапно и средств для ее
излечения практически не было. А те, что помогали,
требовали слишком большой платы. За продление жизни
нужно было заплатить другой.
У царя Власта на протяжении первых десяти лет
правления не было детей. Ни от первой, ни от второй
жены. И лишь третья принесла ему потомство. Но даже
оно разочаровало его. Три девочки. Дальше он и не стал
пытаться. Гордость не позволила…
Даже имя Власталы отражение его амбиций. Он не
мог и подумать, что снова родится девочка.
- Ты должен что – то сделать!
Мама снова кричит на отца. Это продолжается на
протяжении последних трех дней. Матери трудно
смириться с тем, что ее первенец угасает. Отец делает
вид, что ему все равно, но в глубине души он так же
страдает.
239
- Ты должен попросить…
- Ни когда, я не
самовлюбленным…
стану
унижаться
перед
этим
- Твоя дочь умирает! А ты не можешь хоть на мгновение
снять свою корону.
- Гордость Голтенхауна ни когда не приклоняет колен.
Повисла
тишина.
Разбиваемая
мерным
покачиванием метронома. Где – то в другой комнате их
самая младшая сестра, должна брать урок фортепьяно.
Но Власта уже давно не слышала звуки музыки.
- Ты сделаешь это.
Тихий голос. Но он не принадлежит матери.
Неужели… Омирана… Она снова применяет свои
способности. Но отец же запретил. Она самая сильная из
них. Только ей передался дар Силы слова. Древнее
могущество Золотой крови. Только один от крови
Заурниратов владел им. И только он мог претендовать на
трон.
К сожалению, он достался самой младшей из них.
И она слишком рано поняла свое могущество. И из
маленькой девочки, что
любила
пение птиц,
превратилась в монстра, что был, обуреваем лишь одним
желанием повелевать. Гордость Золота, как ни в ком
проявилась в ней. Только отец мог справиться с ней. Но
даже он сдавал свои позиции.
Изредка Властале удавалось достучаться до
прежней сестры, но эти просветы случались все реже и
реже.
240
- Я запретил тебе применять Слово. Убирайся в свою
комнату и не выходи пока я не позову.
Властала даже здесь почувствовала отголоски
силы.
- Нет!
- Сейчас же!
- Нет.
- Я сказал…
- Нет, - с каждым разом голос царя затихал, а голос его
дочери становился сильнее.
.***.
Катарин сидела на постели и расчесывала волосы
гребнем. Властала вбежала в комнату и обняла сестру.
- Ты проснулась.
- Ну конечно. Что мне вечность спать?
- Ты проспала три недели.
- Сколько?
- Но как? Почему? Неужели… Сонная болезнь?
- Да.
- Если я проснулась…
- Это все Омиран. Она смогла, наконец, покорить отца. И
мать тоже. Я не знаю, что она им приказала, но теперь у
нас ключ Капрелы. С его помощью…
- Но кто стал жертвой?
241
- Омиран. Она сказала, что только так сможет спасти
Голтенхаун от себя.
- Я, хочу видеть ее…
.***.
Она снова была такой как в пять лет, до того как
поняла свою силу. Ее золотистые локоны красиво
обрамляли ее спокойное, умиротворенное лицо. Сестры
обнялись, чтобы разделить между собой боль от утраты.
Родители же стояли над своим чадом отрешенно
словно бы и, не замечая потери.
- Ты больше не будешь править Голтенхауном. Ни кто из
праведных Заурниратов не садят на трон. Теперь все
решения принимает мама.
Такими были последние слова маленькой девочки,
что уже давно мечтала поспать. Жизнь за жизнь. Кровь за
кровь.
***
Золото ярко сверкает.
Но ни кого не греет.
Власть разрушает себя и окружение.
Кровь поглотит кровь.
Ключ это спасение... И гибель…
Странно или нет, но мать умирающего ребенка
способна видеть, только те слова, что спасут его. Забывая
о последствиях.
242
До
скорых
встреч…
243
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа