close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Когда деревья были маленькими

код для вставкиСкачать
КОГДА ДЕРЕВЬЯ БЫЛИ МАЛЕНЬКИМИ…
Со временем я прихожу к убеждению: В наши трудные годы черты характера,
которыми, по мнению Ф.Э.Дзержинского, должен обладать чекист (служитель Закона) –
иметь горячее сердце, холодный ум и чистые руки, - соотносимы к абсолютному
большинству работников прокуратуры. И может быть потому, что по роду своей
деятельности они наиболее близки к простому народу, больше других понимают его беды
и проблемы. Они сами люди из народа и служат народу. А не кучке олигархов,
фактически ныне управляющих страной.
Вот прочитал недавно в «МК в Якутии» интервью актрисы Жанны Болотовой и
запомнилось мне, как она с горечью заметила, что счастливой её жизнь была до 91 года,
то есть до распада великой страны – СССР. Я полностью разделяю её мнение и знаю, что
многие миллионы соотечественников согласны с ней. И мои коллеги прокурорские
работники старшего поколения тоже.
Конечно, некоторые скажут: «Каждый кулик своё болото хвалит». Но это говорят
обыватели, чьи низменные тайные страсти вылезли наружу в пору российской «дикой
демократии». Они - иваны, не помнящие родства. Предатели, плюющие в посуду, из
которой поели.
И пусть мы жили бедно, при всеобщем товарном дефиците. Но жили в мире и
согласии со всеми, кто окружал. Жили, не боясь за свою и родных людей безопасность,
ведь кругом были близкие по духу, равные практически во всем, сограждане. Люди,
воспитанные на принципах чести и добра. С раннего детства мы знали, что человек
человеку друг, товарищ и брат. Потому жили, не отгораживаясь от мира и общества
хитроумными замками, железными дверьми и решетками, с открытой душой, готовые
прийти на помощь себе подобным в любую минуту. Не то, что сейчас…
Но я отвлёкся. А рассказать я хочу о людях, о своих друзьях-товарищах, коллегах
по работе в прокуратуре, в которой прослужил свыше 30 лет.
Добрыми словами я поминаю прокуроров Республики, принимавших участие в
направлении моей судьбы по стезе служения Закону. Михаила Михайловича Федорова,
при котором в 1968 году поступил на учёбу в Свердловский юридический институт
(СЮИ). Ивана Петровича Шадрина, при нем я учился в ВУЗе, помню его приезд в
Свердловск, где он навещал земляков – студентов, напутствовал на верность малой
Родине и долгу. Николая Нифонтовича Каратаева, ставшего у руля прокуратуры в 1972
году, в котором я и мои друзья закончили учебу в вузе. Далее моим руководителем был
Петраков Анатолий Дмитриевич, человек одаренный талантом руководителя и скрытой
физической мощью, следователь-профессионал, прославившийся на всю страну
расследованием обстрела взлетающего пассажирского самолета (первый, пожалуй, случай
в истории прокуратуры Республики), далее прошедший путь от прокурора Верхоянского
района до прокурора Республики. В своё время про него рассказывали, что в критическую
ситуацию (во время пожара здания в поселке Батагай) он легко выбросил из окна второго
этажа служебный сейф с документами. Потом люди и он сам удивлялись – ведь сейф-то
был неподъемной тяжести, да еще несгораемый и не было нужды его спасать… Взамен
ему пришел мой товарищ по институту, следователь, как говорится, до мозга костей,
Колмогоров Василий Васильевич, которого судьба призвала осенью 1994 года на службу в
руководстве Генеральной прокуратуры России, где он возглавил весь следовательский
корпус прокуратуры России.
Но всё же больше других из начальства мне близок Николай Нифонтович Каратаев,
о котором скажу одно: настоящий лидер!
Лето 1972 года. Мы – группа выпускников СЮИ, по государственному
распределению попавших на службу в прокуратуру: Прокопьев Валерий (ныне судья
2
Конституционного суда Республики Саха (Якутия)), Елизаров Василий (один из лучших
следователей прокуратуры Республики 1980-х годов, к сожалению, ныне приобретший
вечный покой), Павлов Василий (талантливый следователь, жаль, рано ушедший из
жизни) и я – молодой, как принято сейчас говорить, амбициозный специалист без
практики.
Для начала всех нас послали на заготовку сена на остров, где имелись луга,
выделенные для учреждения, которой суждено было стать мне родной. В ту пору, как
многие помнят, общественность помогала сельскому хозяйству в заготовке кормов, а
осенью на уборке урожая картофеля. Кстати, неплохо бы восстановить эту традицию. Эти
работы для многих были практически дополнительными отпусками, отдыхом от рутинной
службы в замкнутых помещениях учреждений. Потому многие с удовольствием выезжали
на природу совмещать приятное с полезным.
Вот и мы тогда поработали на славу на сенозаготовках. Венцом нашего и будущих
коллег труда было стогование сена. Помню, тогда я впервые проникся симпатией к своему
Большому шефу, видя как играючи он, довольно крупный и сильный мужчина, не
нуждающийся в загаре (он был настолько смугл, что его нередко за глаза называли Полем
Робсоном, был тогда знаменитый певец афро-американец), закидывал копны на самый
верх стога. Николай Нифонтович умел быть впереди не только на физических работах, он
остался в памяти как настоящий юрист-профессионал, принципиальный, честный и
справедливый руководитель. Про таких людей как он говорят: с детьми – дитя, со
стариками – старец!
И той ранней осенью, будучи на стажировке, мы также участвовали в разбивке
сквера напротив нового четырехэтажного здания прокуратуры Республики (сейчас там
находится прокуратура города Якутска). Саженцы деревьев и кустов были тогда такие
маленькие и хрупкие, а мы, новоиспеченные служители закона, казались себе такими
большими и сильными, готовыми сворачивать горы…
Прошли, пролетели годы. Как говорится, иных уж нет, а те далече! Деревья,
саженцы которых мы высадили тогда, ныне вымахали аж до окон последнего этажа
нового здания, куда летом 1972 года переехал коллектив прокуратуры Республики.
Выросли, конечно, и мы, начавшие свой трудовой путь в системе прокуратуры
Республики в ту пору, но больше вширь, чем ввысь. Стали действительно зрелыми
мужиками, специалистами своего дела. Половина тех выпускников - якутян
Свердловского юридического института, моих друзей - сокурсников, ныне живет лишь в
памяти живых. И, к сожалению, ушли в небытие еще больше добрых знакомых и друзей,
отдавшие все свои знания и опыт, годы жизни служению Закону в рядах сотрудников
прокуратуры. Всем им, старшим моим коллегам, живым и ушедшим, много доброго
сделавшим людям, признательность и благодарение сограждан…
Добрым словом я вспоминаю своего первого руководителя, ныне живущего на
пенсии Багынанова Василия Петровича. Будучи прокурором Алексеевского (Таттинского)
района многое он сделал для моего становления как следователя.
А своим учителем и наставником, привившим мне профессионализм, я считаю
незабвенного Аскольда Трифоновича Кулаковского, с которым я проработал в общей
сложности свыше десяти лет в прокуратурах Чурапчинского и Орджоникидзевского
(Хангаласского) районов. Годы совместного служения законности и справедливости под
его началом незабываемы. Особенно памятен период работы в Покровске. В 80-х года
прошлого века он собрал и руководил дружным коллективом единомышленников,
который практически во всем добивался успехов и долгие годы был первым среди равных
в Республике.
Оглядываясь и всматриваясь в те далекие годы, вновь вижу его – своего
Прокурора: седоватого, не очень большого роста плотного мужчину с число азиатским
чертами лица, с мягким говором. Вот он, указательным пальцем правой руки поправляя
3
свои очки, доброжелательным тоном дает мне указания и советы по уголовным делам,
которые находятся в моем производстве, или выговаривает за допущенные в ходе
расследования ошибки. Будь он среди нас на субботниках или на охоте, которую очень
любил, либо за праздничным столом, оставался всё таким же простым, доступным, без
тени превосходства.
Как руководитель по тем временам немаленького коллектива (в те годы в
большинстве районов, не считая технических работников, были только прокурор и
следователь, а нас было больше – прокурор, два следователя, два помощника) Аскольд
Трифонович всегда был в курсе всех, в том числе житейских, проблем своих подчиненных
и отечески помогал разрешить их. Он обладал очень хорошим чувством юмора, был
азартным любителем шахмат – по вечерам, не думая об ужине, он самозабвенно играл с
такими же энтузиастами в эту древнюю игру мудрецов. С шахматами он не расставался
никогда. Даже на охоте, когда другие уж отдыхали, наш шеф, добродушно усмехаясь,
тихо передвигал шахматные фигуры.
Нередко его противником в игре был Васильев З.М., иногда приезжавший из
Якутска, где он работал на ниве следствия. Я думаю, если бывают люди с прирожденным
божьим даром следователя, то один из них Захар Михайлович. В пору моего становления
как следователя именно он поддерживал меня и помог мне добиться всего того, чего я
достиг как следователь. Его пример, его наставления и советы как куратора
Следственного управления прокуратуры Республики, были неоценимы.
Возвращаясь к коллективу Оджоникидзевской районной прокуратуры, не могу не
вспомнить добрым словом помощника прокурора Кузьмина Калистрата Ивановича,
человека, до конца дней своих оставшегося верным коммунистическим идеалам, а также
моего сокурсника по институту, доброго друга, в начале 80-х годов пришедшего на
службу в прокуратуру Оконешникова Валерия Васильевича, позже поднявшегося до
высот руководителя отдела прокуратуры Республики. В начале долгого прокурорского
пути Басыгысова Геннадия Степановича также была служба в Покровске под началом
Кулаковского А.Т. Я уверен, что и он бесконечно благодарен ему за ту пору становления
его как следователя и будущего прокурора района.
А если взять по большому, то прокуратура Орджоникидзевского (Хангаласского)
района – это кузница кадров республиканского масштаба. Здесь окрепли крылья, кроме
вышеуказанных лиц, будущих руководителей районов и Республики Каратаева Н.Н.,
Васильева З.М., Егорова Агита Афанасьевича. В стенах Орджоникидзевской прокуратуры
начинали свой путь известные в Республике юристы: проработавший на должности
помощника прокурора района, ныне судья Верховного суда в отставке Вильям Очирович
Иванов, следователь, ставший прокурором района -Устинов Игнатий Софронович и
многие другие.
Осенью 1989 года пришла и моя пора расстаться с этой «кузницей кадров».
Назначен был я прокурором Намского района. И вот прокурор Республики Колмогоров
В.В. везет меня на своей служебной «Волге», за рулем которой сидит Володя (бессменный
водитель первых лиц прокуратуры Якутии Владимир Григорьев), в незнакомое мне село
Намцы. В те времена еще не был уложен асфальт на трассу, потому довольно долго мы
тряслись по гравийному покрытию. Благо еще, что дождей до этого было, а то пришлось
бы ехать еще дольше, пересчитывая каждую колдобину, коих и так было не счесть. После
того, как прокурор Республики представил меня руководителям района, я, приняв у
прокурора Яковлева Сергея Михайловича (прекрасной души человек, но был немного
педантом) скрупулезно им подготовленные разного рода подшивки документов, папки с
деловыми бумагами и прочее, сел за стол прокурора района...
4
Годы прокурорства пролетели столь стремительно, что невольно вспоминаются
слова песни: «А годы летят. Наши годы как птицы летят. И некогда нам оглянуться
назад…».
Между тем в стенах Намской прокуратуры прошли годы, запомнившиеся ГКЧП,
расстрелом Белого дома (Верховного Совета России), насильственным захватом власти
(переворотом), для которого хватило лишь трех танков и десятка снарядов-болванок,
тайным Беловежским сговором, приведшим к развалу великого Союза. Настали и, оставив
неисчислимые бедствия для народа, а взамен принеся расцвет криминала и ничем
неприкрытой коррупции, прошли «лихие девяностые» годы. Все правительственные
учреждения изменили направления своей деятельности, но одна лишь прокуратура
продолжала верой и правдой служить Закону, как и прежде, оставшись в абсолютном
большинстве своих работников чистой от накипи российской «дикой демократии».
После окончания срока своего прокурорства в 1994 году напросился я у прокурора
Республики Полятинского Николая Егоровича назначения вновь на следственную работу.
Хотя мог бы я тогда, как многие бывшие прокуроры, стать зональным прокурором в Следственном Управлении и, чертыхаясь от беззубости некоторых районных служителей
закона, глотать бумажную пыль заволокиченных уголовных дел и надзорных жалоб
граждан, но отказался, ибо это не мой удел – делать умный вид и давать наставления там,
где нужны кардинальные меры, и тем, от которых необходимо безжалостно избавляться.
Отслужил я, находясь в своей стихии, следователем по особо важным делам свыше
9 лет и вышел в отставку по выслуге лет. И теперь добрыми словами вспоминаю тех, с кем
пришлось нести Щит и Меч предварительного следствия. Была куча сложнейших дел с
множеством эпизодов преступной деятельности, совершенных организованными
группами. В основном, молодых людей, поверивших благодаря телевизионным
бандитским сериалам в возможность легкого и быстрого обогащения. В те годы целое
поколение молодых людей попало под влияние криминального мира, глаза многих затмил
блеск «золотого тельца», а души их прибрал Дьявол корыстолюбия. Так что следователи
без работы не оставались.
За те годы «смуты» и открытой «прихватизации» богатств страны, кроме
множества общекриминальных, через мои и моих коллег руки прошли так называемые
«банковские дела» по обвинению руководителей коммерческих финансовых структур в
расхищении денежных вкладов граждан. Сильно тогда удивили, и не только меня,
проценты на депозитные вклады высокопоставленных воров, порой достигавшие 1200% и
больше годовых. Как рыбы в воде чувствовали себя в ту пору различного рода
мошенники, с легкостью входившие в доверие граждан и прибиравшие к рукам денежки
т.н.«лохов», жаждущих быстрого обогащения. Ведь «пирамиды», подобные «МММ» и
прочим, да помельче масштабом, создавались и в нашей Республике. До сих слышны
отголоски скандалов, связанных с обманутыми вкладчиками. А какие насильственные
преступления совершались тогда – групповые разбойные нападения, бандитизм, убийства
таксистов с целью захвата автомашин, заказные убийства, наркомания, рэкет и жестокие
расправы при разделе сфер влияния между организованными преступными
группировками! Чего только не было…
В отделе по расследованию особо важных дел Следственного Управления
прокуратуры Республики в те годы нас - следователей было чуть больше 10 человек. В
2002 году отдел сократили (видимо, посчитали, что бандитский передел богатств страны
закончился).
Ныне из тех моих коллег на следственной работе остались лишь Филатов В.М. следователь по особо важным делам Следственного Управления Следственного Комитета
РФ по РС(Я, Тихонов Ю.А. - руководитель Нюрбинского отдела СУ СК РФ по РС(Я),
Алексеев Н.А. – Первый заместитель руководителя СУ СК РФ по РС(Я). Некоторые
5
перешли на судейскую работу (Аллахинов В.Я., Денисенко А.В., Герасимов Н.М., Коркин
М.И.). А Матвеев К.К., Анисимов А.А., Михеев В.В., как и я, вышли в отставку и ныне
находятся в рядах ветеранов - пенсионеров прокуратуры. Эверстов Е.Д. и Алексеев В.И.
продолжают служить в центральном аппарате прокуратуры Республики. Причем
занимают довольно высокие посты – Егор Дмитриевич служит в должности старшего
помощника прокурора Республики по обеспечению собственной безопасности и
физической защите, а Владимир Иванович – начальник Управления по надзору за
уголовно - процессуальной и оперативно - розыскной деятельностью.
В те памятные годы вместе с нами в отделе служила единственная
представительница прекрасного пола - Трофимова Екатерина Власьевна, которая теперь
работает в должности старшего референта отдела процессуального контроля СУ СК РФ
по РС(Я).
Она, как куратор следственной работы большой группы районов, наиболее близко
знакома с далеко не блестящим положением на местах и достойно несет свой «тяжкий
крест» по воспитанию профессионалов следствия из сырого материала – молодых, но
иногда слишком амбициозных выпускников юридических вузов, «маменькиных –
папенькиных» детей. Но самая трудная доля практического руководителя следственной
работы по тяжким и особо тяжким преступлениям досталась Алексееву Николаю
Артуровичу, самому молодому из нашего сплоченного коллектива, принявшего на себя
удар криминалитета в те «лихие девяностые». Работа в отделе закалила его, опыт
совместной работы с настоящими профессионалами и его личные качества, такие как
принципиальность и верность делу служения закону плюс крепкие знания помогли ему
подняться по служебной лестнице выше всех остальных коллег. Наш Николай, как я
уверен, обладает немалым потенциалом, что чувствовалось еще тогда, в те далекие годы
нашей совместной работы.
Заканчивая свои «мемуары», я не без гордости вспоминаю, что в своё время мне
повезло работать вместе такими «зубрами» следствия, как Балханов Лавсон Сундуевич,
Васильев Захар Михайлович, Зернова Кира Михайловна, Ким Раиса Петровна, Игнатьев
Ариан Иванович, Федоров Константин Маркович и многие другие из славной когорты
следователей и прокуроров, людей с горячим сердцем, холодным умом и чистыми руками.
Как стремительно летит время и как быстро выросли деревья, тогда еще
маленькие…
31 октября 2011 г.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа