close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Поэма М.Ю.Лермонтова «Демон» по праву считается вершиной русской
романтической поэзии. Замысел ее возник еще в 1829 году. Поэт работал
над ним почти всю свою творческую жизнь, создав восемь вариантов
поэмы. Лермонтов нарисовал яркий образ — портрет Кавказа — из
совокупности экзотических пейзажей, зарисовок патриархального быта
и оригинальных персонажей, на фоне которых предстал главный герой.
Но более всего оригинальный авторский подход виден в понимании
конфликта и в раскрытии образа Демона: здесь сказались отзвуки
новейших для того времени воззрений на проблему личности.
Демон Лермонтова — образ человечный и возвышенный, вызывает не
ужас и отвращение, а сочувствие и сожаление. Он воплощение
абсолютного одиночества. Демон одинок поневоле, он страдает от своего
тяжкого одиночества и преисполнен тоски по духовной близости. Демон
существует как бы на грани разных миров, и потому-то Тамара
представила его следующим образом:
То не был ангел-небожитель,
Ее божественный хранитель:
Венок из радужных лучей
Не украшал его кудрей.
То не был ада дух ужасный,
Порочный мученик — о нет!
Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь — ни мрак, ни свет!..
В поэме Лермонтова предстает не дерзкий претендент на власть
небесного владыки, не возмутитель спокойствия и порядка во вселенной,
не враг человечества. Лермонтов создал образ жертвы несправедливого
мироустройства.
Демон тоскует по гармонии. Он страдает от противоречий, раздирающих
все вокруг него. Демон тоскует по справедливости, но и она недоступна
для него, потому что не может быть справедливым мир, основанный на
борьбе противоположностей. Демон не только сам страдает, но и обязан
мучить людей.
Ничтожной властвуя землей,
Он сеял зло без наслажденья,
Нигде искусству своему
Он не встречал сопротивленья —
И зло наскучило ему.
И он искал примирения с извечным противником, жаждал возрождения
к новой участи, искал общения с чистой душой, пытался полюбить с
«неземной страстью» — бескорыстно и самозабвенно. В этом смысле его
встреча с Тамарой не случайна, а подготовлена всеми предыдущими
нравственными исканиями. Демон не намеревался искушать ее: он
искренне полюбил, а такая любовь предполагает готовность приносить
добро. И столь же искренним он был, когда явился на необычное
свидание:
И входит он, любить готовый,
С душой, открытой для добра,
И мыслит он, что жизни новой
Пришла желанная пора.
Демон готов отказаться от свободы в одиночестве, чтобы обрести расцвет
души в общении. Однако его намерениям не дано сбыться. Примирение с
небесами не состоялось: Демона оттолкнули. Чистая любовь не
осуществилась- его опять заставили сыграть роль искусителя. В келье
Тамары его уже поджидает Ангел: «И вместо сладкого привета Раздался
тягостный укор». Посланец небесного владыки назвал его духом
беспокойным и порочным, а в посещении Тамары увидел злой умысел.
Не стерпев унижения, Демон вступает в борьбу за душу Тамары, но
теперь не ради ее любви, а чтобы доказать свое могущество и
превосходство над Ангелом. Так на пути нравственных исканий Демон
совершил поворот вспять. «И вновь в душе его проснулся Старинной
ненависти яд» — эта психологическая мотивировка объясняет срыв
намечавшегося перерождения Демона.
У современников Лермонтова постоянно возникали вопросы о том,
почему в основе мироустройства лежит трагичная дисгармония. У
реалистов и романтиков ответы были разными по выражению, но почти
одинаковыми по существу.
Так, например, и у Пушкина в поэме «Медный всадник» возникал
вопрос: кто виноват в трагедии «бедного Евгения», чье счастье разбито
наводнением? И Пушкин помогал читателю понять: не императорпреобразователь, не «разъяренная Нева», не случай и слепые стихии
виноваты, а историческая необходимость всему причиной.
Лермонтов же обратился к древнему мифу, чтобы в духе романтических
воззрений представить извечно трагедийную основу мира.
В поэме Лермонтова «Демон» особенным образом преломились
настроения и духовные искания 1830-х годов. Однако ее значение шире
тех исторических рамок: поэма увлекла своим содержанием и
эстетическими достоинствами многие поколения русских читателей.
Поэма «Мцыри» написана М.Ю.Лермонтовым в 1839 году. Это
произведение завершает линию замыслов поэта, зародившихся еще в
1830—1831 годах. В него вошли и целые фрагменты из ранних,
ненапечатанных поэм: «Исповеди», «Боярина Орши».
Герой поэмы пытается вырваться из мира, обрекающего его на
одиночество. Мцыри — это «естественный человек», которому навязаны
угнетающие его внутренние чувства общественные отношения. В герое
велико чувство отрицания, так как его окружают не враги, а защитники и
покровители; он и не воюет с ними: он их не приемлет. Мцыри живет,
повинуясь естественным побуждениям, к которым относится любовь к
свободе, родине, родным и природе. Эти чувства заставляют его бежать
из монастыря, враждебного «закону сердца», и погрузиться в природную
стихию. Для него схватка с барсом — встреча с природой; он вступает в
борьбу без оружия, как первобытный человек; наивное чувство любви
пробуждается в нем при виде первой встреченной девушки. Каждый
сюжетный мотив «Мцыри» символически расширен и насыщен
философским смыслом.
Так, мотив монастыря в ходе поэмы меняет свое назначение: монастырьубежище превращается в монастырь-тюрьму. Мотив бегства —
освобождения преобразуется в мотив бесцельного кругового движения:
весь путь Мцыри, с его опасностями, трудами и подвигами, совершался в
окрестностях монастыря. Мцыри умирает, никого не проклиная. Но
именно последние строки поэмы и выражают яснее всего этот заряд
отрицания, который заложен в каждой сцене этого произведения.
Сочетание доверчивости, почти детской слабости с героической силой
духа, наивности и мужественной решительности, определяющее
характер Мцыри, было открытием Лермонтова. Устами этого
«естественного человека» произносится суд над монастырскими
законами, символизирующими законы общества. «Это любимый идеал
нашего поэта, это отражение в поэзии его собственной личности. Во
всем, что ни говорит Мцыри, веет его собственным духом, поражает его
собственною мощью...» (В.Белинский).
Поэма «Мцыри» — одно из высших достижений романтической поэзии
Лермонтова. Здесь сложился и особый лермонтовский поэтический язык
— захватывающий читателя речевой поток, внешне похожий на
импровизацию.
«Песня про царя Ивана Васильевича...» — историческая поэма,
написанная М.Ю.Лермонтовым в 1837 году. Белинский писал:
Лермонтов в «Песне...» «как будто современник этой эпохи, принял
условия ее грубой и дикой общественности, со всеми ее оттенками, как
будто бы никогда и не знавал о других...»
В этом произведении нет идеализации прошлого. В «Песне...»
торжествует правда, правда истории удивительно подобранных лиц, из
которых каждое — тип и вместе с тем неповторимая человеческая
индивидуальность. Но не только это. История в «Песне...» проходит
перед нами в богатстве и роскоши щедро разбросанных подробностей
жизни и быта, которые в сочетании с героями образуют целостную
историческую картину.
В каждом герое поэмы поражает прежде всего сила и цельность
характера. Грозный, Калашников, Кирибеевич — это люди,
представленные поэтом крупным планом. Но их цельность и полнота не
однолинейны: в каждом бушует, затухает и возгорается с новой силой
пожар страстей. Горе, печаль, подозрение, радость, надежда и отчаяние,
уверенность, бахвальство и страх — все это может пройти в герое целым
циклом за минуту.
Образ лермонтовского Грозного отличается от образов, созданных
другими писателями русской литературы. Его Грозный суров, остроумен,
грозен, величествен, гневен, весел, спокоен, радостен, доверчив и
подозрителен, наконец, жесток, но в своей жестокости справедлив, а в
справедливости опять-таки жесток. До и после Лермонтова никто так
Грозного не писал. Великий художник вводит нас в самую «механику»
чувств Грозного, не только изображает «диалектику» его души, но и
показывает обстоятельства, которые сделали его Грозным. С каким
художественным тактом поэт описывает пир Грозного, рассказывая, кто
где сидит за столом!
Сидит грозный царь Иван Васильевич.
Позади его стоят стольники,
Супротив его все бояре да князья,
По бокам его все опричники...
Так искусно ввел нас автор в самую суть политической борьбы времен
Грозного, которая много объясняет в его характере и поведении. И слово
«грозный» теряет свою самодовлеющую психологическую окраску,
становясь чертой характера, исторически значимой и обусловленной и
поэтому введенной в определенные исторические границы. Это и дает
художнику право, не греша против истины, развернуть другие
возможности характера Грозного, противоборствующие первой. Он
отстаивает свободу чувства любви, он не хочет и не может порабощать
любовь человека, любовь женшины. Это и продиктовало его знаменитые
слова:
Как полюбишься — празднуй свадебку,
Не полюбишься — не прогневайся.
Таков Грозный Лермонтова. Это сложная, богатая, противоречивая и
объясненная в своей сложности личность. Здесь нет ничего наперед
заданного, предвзятого, здесь все в естественном развитии действия
объясняет самое себя. Здесь все дышит историей, все живет историей.
Лермонтовский историзм и его художественный гений торжествуют
здесь полную победу. В обрисовке Грозного и в объяснении его эпохи
Лермонтов как автор «Песни...» выше всех своих современников —
историков и писателей.
Говоря о героях «Песни...», нужно заметить, что они отличаются не
только богатством содержания, но и тем, что каждый из них несет в себе
себя другого, свое продолжение как некое свое отрицание. Поэтому
каждый лермонтовский образ есть противоречие, борение: развитие есть
не одна, а ряд возможностей дальнейшего формирования личности в
сфере определенных обстоятельств. У Лермонтова в «Песне...» герои не
делятся на положительных и отрицательных. Кирибеевич нагл,
преступен, дерзок, но он ласков, нежен, готов на самоотверженность и
самопожертвование. Грозный — неисчерпаем.
Алена Дмитриевна послушна, покорна, верна обрядам и обычаям
старины.
Сочувствие автора отдано Степану Калашникову, защитнику законов
патриархальной эпохи, по которым жил в то время народ. В поединке с
Кирибеевичем купец отстаивает не только свое достоинство, свою честь,
свои личные права, но и общенародные моральные нормы. Своеволие
Кирибеевича вступило в противоречие с народными представлениями о
чести, а воля Калашникова («Я убил его вольной волею...») с ними
совпала.
«Песня про царя Ивана Васильевича...» и в наши дни остается
непревзойденным образцом проникновения поэта в тайны и народной
психологии, и поэтического склада народной речи. Белинский так писал
о поэме: «Здесь поэт от настоящего мира не удовлетворяющей его
русской жизни перенесся в ее историческое прошедшее, подслушал
биение ее пульса, проник в сокровеннейшие и глубочайшие тайники ее
духа, сроднился и слился с ним всем существом своим, обвеялся его
звуками, освоил себе его старинную речь, простодушную суровость его
нравов, богатырскую силу и широкий размет его чувства... — и вынес из
нее вымышленную быль, которая достовернее всякой действительности,
несомненнее всякой истории».
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа