close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
13 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
ЧАСТЬ 1
1. Разрушение "порядка" в мире, созданного после Второй мировой войны усилиями
антигитлеровской коалиции и их оформления с участием многих стран, является следствием
самовыражения возникшего после победы Запада в "холодной войне" "гегемона" не только Запада,
но и мира в целом. Этим гегемоном стали США, самоопределившихся в стремлении быть
гегемоном еще в рамках доктрины Монро. Стремление данного типа в политическом слое является
следствием прогнозирования и проектирования в слое экономики. Прежде всего, в звене динамики
финансового капитала. Так как уже в ХIХ веке финансовый капитал проявился как
предопределяющий, а концентрация его вела к иерархизации и главенству "ядерной группы"
торгово-финансового капитала, получившего потенциал роста прибыли не только по классической
схеме Маркса (кругооборот капитала), но и за счет спекулятивной трансформации концептуальнотехнологической схемы, ускоряя "саморост" капитала, то и мотивационная направленность
финансового олигархата вышла за рамки "допустимой" интенсификации роста прибыли. Маркс
указал, что вместе с ростом нормы прибыли мотивация меняется и после определенного предела
капиталист готов на "любые преступления". Именно это прехождение границ, в логике роста
притязаний, привело к порождению финансовых кризисов мирового масштаба, к тем финансовым
"пузырям", нейтрализацию которых финансовый олигархат мог осуществить за счет порождения
мировых войн. Он сочетал реагирование на "пузыри", мешающие нормальному функционированию
капиталистической экономики, и внесение дополнительных притязаний на рост прибыли за счет
перераспределения всех типов активов и принуждения, захвата активов. Само вовлечение
политических механизмов в реализацию спекулятивно-финансовых стратегий предстает как
следование закону построения циклов оборота капиталов. Если возникает приостановка,
затруднение в движении капитала к его "саморосту" за счет удержания плодов неоплаченного
труда, реализации удержанных продуктов на рынке, то капиталист ищет ту часть окружающей
среды, покупая использование которой, для снятия затруднения, он обеспечивает продвижение
процессов в цикле. Дополнительные траты должны окупиться быстротой и масштабами движения в
цикле, получения достаточного массива неоплаченного труда и т.п. Тем самым, покупая политиков,
политическую деятельность олигархат осуществляет расчеты и соглашается с версиями проектов,
которые гарантируют не только успешное использование механизма политики, но и
дополнительный рост прибыли. Переход к войне, тем более мировой войне, всегда просчитан
экономически. То, что гибнут люди, рушатся города, инвалидизируются страны и общества и пр.
их не волнует. Они лишь закупают СМИ и социокультурные механизмы для маскировок, внесения
иллюзий и т.д. Все просчитывается. Но прибыль – главное. Так что и авианосные группы в морях и
океанах, комплексы стратегических ракет и пр. все учтено.
Важно подчеркнуть фундаментальное различие между "правильным" (по исходной схеме
Маркса) движением капитала в цикле с получением прибыли и "неправильным" (спекулятивным).
И сообщество капиталистов делится на "цивилизованное" (без понимания сути цивилизации) и
"нецивилизованное". Первая часть не стимулирует войны и мировые войны, а вторая не может без
них обойтись, хотя и пытается не спешить с этим, боясь последствий типа революции в России,
(прежде всего того этапа, когда в свои руки страну взял И.В.Сталин). В мировой войне общий
"порядок" ломается и место освобождается для либо восстановления "порядка", либо для его
изменения. Какой "порядок" устанавливать? Тот, который учитывает сложившееся положение и
прежние притязания. Но он строится на базе расчетов, в центре которых расчеты экономические,
по критериям непрерывности и скорости, масштабов движимости капиталов, единой суммы, с его
"самонаростанием" в прибыли. Если США решили ломать послевоенный "порядок", и еще не
предлагает иной "порядок", то это означает, что олигархат не может терпеть сохранения прежнего
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
"порядка", уже оспорил его как ненужный под прежние или новые притязания. Но раз он действует,
то он и видит путь к новому, к результату, тип которого уже определился и который оценивается
как приемлемый и желаемый. При необходимости образ результата может быть изменен и
конкретизирован. Некоторая спешка может иметь причиной появление фактора, который является
отрицательно оцениваемый и "угрожающий" не только имеющемуся "порядку", имеющемуся
механизму, но и типу механизма. Типологическая проблематизация более фундаментальна и более
опасна, так как в механизме типа сосредоточиваются признаки не ситуативного и тактического
характера, а стратегические. Какие именно? Если обстоятельства способствуют реализации более
массивного замысла прежнего типа, то стратегический поворот не возникает и спешка может быть
временной. Если же возникает принципиально новый и оцениваемый как отрицательный фактор, то
стратегическая мысль возникает. И в нашем случае поворот России в сторону самостоятельности
политики, после периода следования за Западом, является вынуждающим к спешности в
стратегической проблематизации и спешных действий. Еще более "угрожающим" станет для
Запада, прежде всего для США, поворот России в сторону от спекулятивной экономики. Пока она в
целом упакована в конструкцию спекулятивной экономики, хотя ей уже некомфортно в такой
конструкции, по многим критериям, прежде всего в силу иного, чем на Западе, культурнодуховного кода.
Какой "порядок" можно и нужно предложить миру, если прежний уже сломан и изменились
условия сохранения прежнего "порядка", проблематизировалась в нем необходимость?
Чтобы правильно понять современную ситуацию в мире, отложив в сторону некоторые
особенности, возникшие в связи с повышением активности Китая, Индии, Бразилии и т.п. стран,
интенсивно меняющих международный ландшафт, то следует придать особую значимость роли
не только экономики, конечно в ее капиталистической форме, а именно спекулятивной
экономики. Именно она сделала придатком для своих интересов все остальные механизмы
общества. Но это утверждение "эмпирическое". Его практическая значимость скрывает
отсутствие сущностной глубины в воззрениях на общество. Возможность самой простой
проблематизации кроется в учете опыта СССР. Именно в нем экономика получила иную форму
существования, "социалистическую", иную. В ней опробован иной принцип бытия в
реагировании на внешний спрос. Преодолена индивидуализация реагирующего и реагировать
стало общество в целом. Однако после краха СССР и в подготовке краха "прозападными" силами
все преимущества социалистической экономики наскоро устранили из анализа, а все недостатки
реализации "идеи" (по Платону) усердно подчеркнули. Этим продемонстрировали не только
эмпиризм аналитики, но и подчиненность "спекулятивной" аналитике. Для преодоления
эмпирической случайности анализа следует не только ввести типологический подход,
рассмотреть и обобщенно охарактеризовать типы экономик. В 1951 году И.В. Сталин призвал
теоретиков осмыслить социалистический опыт и сделал первые шаги в этом направлении,
оставаясь в позиции стратегического управленца, в масштабах не отрасли, а страны. После
устранения вождя серьезных теоретических разработок было мало, недостаточно для
завершающих выводов. Мешал и сниженный способ теоретического анализа, хотя все
проговаривали о пользе "метода Маркса", "забыв" об "абсолютном методе" Гегеля (А. А. Зиновьев
пытался освоить диалектический метод инструментально в анализе "метода Маркса" в середине
50-х годов, были попытки и других логиков-методологов). Но типологическое отношение
предполагает привлечение обобщения, позиции "арбитра" в дискуссии. Чтобы решить проблему,
необходим высокий уровень арбитражности, арбитражная иерархия и затем введение
"дедуктивной пирамиды", привлечение именно "метода Гегеля". Это не было сделано и только в
настоящее время в рамках ММПК такая работа проводится.
Однако и в случае применения "дедуктивной пирамиды", но к масштабам научного предмета
"экономика", проблема не решается, так как следует анализировать иную, более охватывающую
целостность, чем экономика, хотя и с участием экономики. Эмпиричность подхода и к более
охватывающей целостности ведет к иллюзии постановки проблем, касающихся общества в целом, а
также мировой динамики. Что же должно быть содержанием "целого", частью которого выступает
экономика? Что за "клеточка", о которой говорится в "методе Гегеля и Маркса"? Общество, страна,
государство? В том числе и мировое сообщество, глобальное целое. В арсенале методологии
(ММПК) в 2001 году была введена онтологическая схема "общество", а в 2006 году схема "страна" и
схема "цивилизация". Схемы учитывали требования метода "псевдогенеза" (диалектики в варианте
Гегеля), к которому склонялись, недоопределив, и в методологическом сообществе ММК. Особую
роль в конструировании схемы "цивилизация" играла онтология "бытия вообще", оформленная в
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
1996 году как "метафизический треугольник", а в 2007 году как "метафизический ромб". Это
позволило совместить все уровни "дедуктивной пирамиды". Именно схема "цивилизация" стала,
подчиненная высшей абстракции (схеме "метафизический ромб"), основанием для схемы "страна", а
сама схема "страна" получила еще название "цивилизационный образ страны". Следующим шагом
была процедура типизации, дедуктивной типизации, ведущая к типологии стран в контексте
типологии цивилизаций.
Почему мы остановились на этих различениях? Потому что разобраться в проблемной ситуации
можно лишь в рамках цивилизационного подхода, при учете типа цивилизационности страны. Если
учесть, что типология имеет основанием средства "системного подхода", то вне привлечения
базисных категорий "рядоположенность", "структура", "система", "метасистема" не будет понятно,
какие же типы отношений могут быть между единицами, "нечто", целостная характеристика которых
соответствует той или иной категории. В связи с тем, что сейчас всех интересует кризис и
противопоставления стран, групп стран, то вне системно-метасистемного анализа раскрытие кризиса
невозможно, результаты будут и реально есть случайные, иллюзорные. Современные аналитики не
способны, в рамках нынешней их подготовки, к иному типу аналитики, чем "структурному". Если же
мы рассмотрим в качестве единицы "страну" как имеющую тип цивилизационности, как имеющую и
тип экономики, то раскрывающие происходящее следствия начнут появляться.
Запад, прежде всего США, в силу своей спекулятивности, следовательно примитивизации
культурно-духовного кода, на который они опираются в обеспечении успеха спекулятивного
финансового капитала и подчинения целостности страны и мира "золотому тельцу", а точнее –
проталкиванию роста прибыли любой ценой, обладают эгоцентрической цивилизационностью и
обречены использовать конфликты, кризисы, обманы, порождение иллюзорных парадигм и т.п. как
факторов роста суммарной своей прибыли на всем глобальном пространстве. Не просто механизм
единого СМИ пространства, но и механизмы воспитания, образования, религиозной деятельности,
культуры, науки, инженерии, социотехники и пр., все механизмы, влияющие на население своей
страны и других стран, являются заложниками пирамиды проектов, обращенных к разным
фрагментам населения с различием "своего" и типов "чужого". Это и есть тот "миропорядок",
который укрепляют США, модифицируя послевоенный "порядок" под новые притязания,
появившиеся после распада СССР, победы в "холодной войне", реализации плана Даллеса.
Означает ли это, что "порядок", установленный после войны, положительный с
цивилизационной точки зрения? Моменты не положительности, а приемлемости в нем были и об
этом пишет В. Путин. Две сверхдержавы поняли, по разному, что ядерное оружие уничтожит всех, а
не только "врага". Необходимо договариваться, согласовываться, оставаясь принципиально разными.
Интересы оставались разными и возможности тоже, в слое силового механизма США, с помощью
пристегнутых стран Запада, имели преимущество, окружив социалистический лагерь поясом
военных баз и пользуясь глобальным механизмом интеграции финансовых ресурсов. Паритет был
для сторон, имеющих противоположные, по большинству критериев, установки и ценности.
Инициатива конфликтогенеза была на стороне США, Запада в целом. На нее реагировал СССР и его
союзники, с некоторым моментом пронесения идеи социализма по всему миру. Уровень
рациональности такого пронесения зависел от качества политического руководства, резко
различавшегося до и после 1953 года. Если применить средства цивилизационного и
метафизического анализа, то можно выявить содержание идейного, а затем и всех иных типов
противостояния. Однако идейность в блоке США основывалась на спекулятивной экономике,
спекулятивной финансовой системе, цивилизационно низменной, тогда как идейность в СССР и его
ареале влияния основывалась на высоких ценностных установках, характерных для высокого типа
цивилизационности, хотя и сниженных в реализации в силу ряда дефектов механизма управления
страной. Противостояние внешне выглядело как "сражение" разных идеологем и носителей силы, как
равнозначимых "борцов" на мировом ринге, тогда как на деле замаскировано шло противостояние
противоположных типов цивилизационности, сражение представителей сил "темного" и "светлого"
типа в ценностной иерархии. Именно события последнего времени стали переводить это
противостояние в более явный уровень очевидности. Поэтому в 2009 году мы в В.Новгороде ввели
утверждение о том, что мировой кризис является не финансово-экономическим, а цивилизационным.
Поэтому война на Украине демонстрирует явность цивилизационного противостояния. Пока Россия
шала, "закрыв глаза" (в начале 90-х годов), вслед за спекулятивной экономикой и сама хотела войти в
европейское сообщество с соблюдением требований современной экономической парадигмы, она
была в зоне положительного оценивания Западом. Как только Россия стала выходить за рамки общих
требований, даже не меняя парадигму, США стали настораживаться. А уговаривание Украины не
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
лезть в петлю зависимости от спекулятивных будущих партнеров ускорило переход к выполнению
благополучно введенного и реализуемого ранее плана отрыва Украины от России, к интенсификации
противопоставления и порождения военного слоя противостояния.
Но если партнер является выразителем противоположного типа оснований, исходного для него
культурно-духовного кода, неизбежно ведущего к потрясениям и спекуляциям, то зачем все время
применять критерии отношений "равнозначимых" по содержанию? Зачем прогнозировать и
планировать "остепенение" зарвавшегося бойца, говоря с ним так, как будто он просто заблудился и
ошибся? Зачем строить иллюзии? Зачем оставаться в несвойственной для нашего культурнодуховного кода экономической парадигме, оставаться за "свояка" в экономике? Не пора ли
разобраться с экономикой в цивилизационном пространстве и при высоком уровне
цивилизационности доопределить бытие экономики с вытеснением спекулятивного начала? Тем
самым, при переопределении мирового "порядка" нужно вести расчет не с точки зрения самой
экономики, тем более спекулятивной, а с точки зрения "здоровой и приемлемой для человечества
цивилизационности" с учетом разнообразия типов включенности экономики в "положительную
цивилизационность". Необходимо учесть законы универсума применительно к динамике мирового
сообщества на земле, учитывая историческую динамику, динамику всех составляющих блоков
цивилизации. Только тогда расчеты станут неслучайными и выход из цивилизационного кризиса
станет возможным, сначала в мысли, стратегической мысли, а затем в усилиях по реализации. У
России свое место в цивилизационном разнообразии и сама она цивилизационно неоднородна, имеет
опыт сохранения разнообразия при политическом способе совмещения в условиях различных типов
политических механизмов.
Предварительно можно охарактеризовать культурно-духовную основу специфичности России и
ее роли в преодолении различных вариантов заимствования "чужих" парадигм в политике и в
идеологии, в иных слоях бытия. Наиболее удобным предстает обращение к различиям в "системной
парадигме". Для "рядоположенности" характерна замкнутость на внутреннюю жизнь и необращение
внимания на иных участников совместного бытия (на одной земле, глобальной площадке). Здесь нет
нанесения вреда, но есть равнодушие. В "структурных" совместностях партнеров рассматривают с
точки зрения "предметов потребления" и влияние на иных участников, восприятие влияния иных на
себя строится в сочетании адаптации (принесение убытка или дополнительного вклада) к условиям, но
в соответствии с приоритетом своих интересов. При равенстве сторон это осуществляется
"демократично", а при неравенстве сторон, иерархизации весов сторон стоящий "выше" преобладает в
адаптациях, усиливая неравенство, "недемократичность" до уровня доступного, для стоящих "ниже",
подчинения и согласия на масштаб притязаний, стоящего "выше". Структурность делает "законным"
"перетягивание каната", силовое соревнование, вплоть до тотального подчинения. В "системной"
совместности все стороны подчинены единому основанию, равны перед основанием системы, но
различны по определенности подчинения нейтральному основанию из-за различий своих качеств. В
пределах адекватности индивидуального подчинения основанию каждая сторона может устанавливать
структурные взаимозависимости. Негативные стороны структурных отношений нейтрализуются
содержанием единого основания, если оно направляет всех к нейтральному "добру", либо
поддерживаются единым основанием, если оно направляет всех к нейтральному "злу". В случае
"метасистемности" совместности системные основания сами подчиняются высшим, надпрагматичным
(культурно-духовным) основаниям, "идеям" по Платону. Но монометасистемным основанием является
принцип бытия универсума, еще не разделенного на противоположные основания, то есть содержание
"идеи идей" по Платону или "абсолютного духа" по Гегелю. Поэтому в реальности
монометасистемное
основание
представлено
типами
акцентированных
метаоснований,
разделяющихся на "светлые" (созидательные) и "темные" (разрушительные). Более тонкие
типологические различения пока не будем вводить.
Тем самым, США относимы к лидеру, для которого удобнее всего структурные отношения
иерархического типа, в которых они являются диктующими всем (однополярными). Если не удается
ограничиться этим, то они допускают отношения системного типа, но при введении нейтрального
"зла" в качестве основания, маскируемого любым доступным образом. Россия издавна, исключая
этапы подчиненности или увлеченности заимствованием несвойственного ей "западного" типа
отношений, основанного на прагматике "перетягивания каната" эгоцентрических сторон, была
подчинена "светлым" основаниям метасистемного типа и склонностью к монометасистемному
принципу. Это было наследие предков, живших в Сибири и Урале с времен катастрофы в Даарии
(территория Северного полюса), происшедшей 117 тысяч лет назад, имевших свою новую столицу
Асгард( территория Омска) с 106,8 тысяч лет назад. Россия является наследником этих носителей
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
"положительной" цивилизационности. В миграциях появились и иные фрагменты суперэтноса, в том
числе и жившие в регионе теперешнего Киева. Но они стали производными от изначального
суперэтноса (следует проработать книгу В.Демина "От ариев к русичам" М.-О. 2005, наиболее
внятную и обоснованную версию по древности нашей прародины, Рассении).
Какие следствия видны из сказанного? Необходимо раскрыть формы отношений стран с
различными культурно-духовными кодами, в том числе формы противостояний, устранив
имеющиеся иллюзии. Там, где становится неизбежной война, нужно бороться и следовать законам
войны (например, данные в древних "асах" или в версии Сунь-цзы и т.п.). Но воевать надо за то,
чтобы принудить носителя негативности (инициатором войн всегда является сторонник структурноиерархических форм отношений) к соблюдению системных и метасистемных типов отношений,
вписывающихся в монометасистемные рамки. В этом и состоит миссия России, склонной к этим
отношениям и могущей понять и принять "зов" универсума в наше время перехода от принципа
противостояний к принципу совмещений и согласований, вплоть до солидарности. Указанное выше и
является подсказкой лидеру России. "Порядок" в мире нужно установить такой, который
соответствует только что сказанному, но с учетом текущей цивилизационной динамики. Однако что
бы быть адекватными такой перспективе, необходимо параллельно сдвигам в "нужную" сторону
менять себя, Россию, искривленную в ходе заимствований. Надо выявить "темные пятна",
осуществить проблематизацию устройства и способа жизни, приближая к соответствию вечным
основаниям. Все основания выделить как средства сверхстратегического "похода" и подготовить как
мышление, так и мотивационную и самокоррекционную базу участников "похода". Методология
имеет для этого весь минимально необходимый потенциал.
ЧАСТЬ 2
2. Пользуясь отсутствием равномасштабного конкурента, США устремляются к мировому
господству, не опасаясь последствий снижения предсказуемости и безопасности в мире и осуществляя
в зонах своего влияния трансформацию всех блоков общества. Прежде всего это касается экономики и
политики, а также социокультурного слоя бытия общества. Суверенитет подконтрольных стран
уменьшается, а в иных странах порождается дестабилизация и "управляемый хаос". Сдерживающие
эгоцентрические самовыражения факторы уже перестают быть значимыми. Как можно
охарактеризовать такой процесс и отношения, какому "порядку" это соответствует? Поскольку
исходная устремленность сохранена и целевым ориентиром остается рост прибыли, темпы роста, чему
служит технологическая "идея" спекулятивности, то применительно к разным странам и слоям
населения, к разным условиям цивилизационного бытия технологические схемы строятся разные, от
грубых до утонченных.
В системном подходе в простых вариантах его использования различаются крайние типы,
"дисгармоничные" под преимущество либо "морфологии" и "формы", и "гармонический" тип, в
котором активизируются возможности и морфологического, и формного акцентов. При готовности
идти на любой вариант ради достижении цели, базисной целевой установки, капиталистическая
практика предпочитает проявлять гибкость прагматичности в "обычных" условиях и жесткость
прагматичности в "особых" условиях, при наличии угрозы неполучения желаемого и при наличии
ресурсов насильственного принуждения к планируемому. Стратегическая подвижность и
индивидуализация следования проектной идее в конкретных условиях требует высокого развития
организационных технологий и механизма, виртуозов организационного сословия, наличия
организационного корпуса и его иерархии, манипулятивно относящегося к морально-нравственным
стереотипам и принципам. Он создает не только субъективный "отстойник" в среде организационноуправленческого слоя специалистов, но и вносит "заражение" в субъективный слой всего общества, но
прежде всего поражение "элиты" общества. Естественное заражение примитивизированными
стереотипами, хотя и с надстройкой иллюзорной "изящности", совмещается с реализации программ
субъективной трансформации элит, их "переподчинения" наставникам по содержанию применяемых
стереотипов. Элиты теряют свою национальную и культурно-духовную ориентированность,
становятся для народов "чужими". Такая практика имела давние прототипы, прежде всего в
технологиях и моделях ордена иезуитов в средние века и более поздние времена. Моменты такого же
можно увидеть и еще раньше в практике идеологов и организационных технологов в пространстве
иудаизма, католицизма, византийского православия. Тем самым, если осуществить различные
модификации механизма цивилизации и выявлять, с помощью идеальных объектов, поиск
спекулятивно значимых вариантов, то они обнаруживаются в ходе подчинения моделирующего
конструирования критериям "структурности", иерархизированной структурности и системности под
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
"знаком" манипулятивности и хаотизации. В основе остается потребительское и эгоцентрическое
отношение к партнерам, вторично обеспеченное принудительными и создающими искривления,
искажения сервисами. Согласие "жертв" таких отношений с самовыражением "агрессоров" и является
типологическими признаками данного "порядка".
3. Эгоцентрическое существование в рамках "структурности" характерно не только
соответствующим целеполаганием, но и способом достижения цели, внутренней самоорганизацией,
наличием тех качеств, которые обеспечивают поведение потребительского типа и игнорирование
интересов партнеров, тем более жертв потребительского отношения в агрессивных формах
использования внешних ресурсов. В меру выстроенной подчиненности "партнеров" себе,
порожденной их несамостоятельности отношение к нормам взаимодействия носит манипулятивный
характер с произвольным толкованием достигнутых договоренностей, эгоцентрической
пристрастностью оценок происходящего и вводимых рецептов, легкостью придания им
универсальности, произвольностью применения, внесением скрытности процессов, негативность
которых для партнеров достаточно очевидна и может быть опознана, открытостью к осуществлению
шантажа значимых сил в стане партнеров. В процессах самовыражения стимулируется акцентировка
на свою исключительность и проявление тщеславия. То, что естественно для предрасположенных к
таким явлениям в жизни отдельных людей, с трудом проходящих путь социализации и
останавливающихся на ранних стадиях совершенствования становится присущим большим
общностям. Представители иного типа предрасположенности, способные к глубокой социализации,
вписанности в механизмы согласований, в процессы окультуривания и одухотворения вынуждены
адаптироваться к примитивным формам и уровням морали и нравственной несовершенности, либо
маскировать свою воспитанность, тормозить сопротивление примитивизму. Тем более что
механизмы коллективного погружения в него, СМИ, продукты сниженной и искривленной
"культурности", рамки "этичности" оставляют суженные возможность сохранить достигнутое в
субъективном развитии.
Тем самым, эгоцентрическая политика обеспечивает свое воспроизводство и совершенствование
соответствующим выращиванием субъективного потенциала общества, защищая его право на
существование деформированием проявлением критики, процессов проблематизации. Так как
механизм цивилизации опирается на наличие, в рамках обобщенного взгляда, на три типа источников
сил – социума, управления (интегрального – государственного) и высшей критериальности (культура
и духовность на основе высшего знания и мироотношения), и на согласованность в проявлениях этих
сил (базисные соглашения), то вместе с снижением уровня качеств механизмов этих сил и
перераспределением ведущего акцента, выбором ведущей силы под критерий потребительского
прагматизма и эгоцентричности соответствующим образом меняется и сам цивилизационный
ландшафт. Высшее подстраивается под низменное. Политика подчиняет бытие социума, культуры и
духовности, а экономика, спекулятивная в своей основе, подчиняет политику. Не поняв такое
соподчинение нельзя раскрыть особенности как функционирования, так и совершенствования
данного типа цивилизационного бытия, заметить и прогнозировать поведение и внутреннюю
динамику общества. Если применять по отношению к США критерии иной направленности,
устремленность на согласованность и учет интересов друг друга, равенство значимости интересов,
ответственность друг перед другом и т.п., то есть критерии "положительной структурности", то
надеющийся на соответствующее этому поведение США легко войдет в зону иллюзорности и
неоправданного риска быть обманутым. Можно как бы "подталкивать" к позитивности и чистоте
отношений мощного партнера эгоистической направленности, но это порождает пустую трату
времени. Необходимо быть реалистичным, терпеливым, мужественным, четко вводящим доступное
партнеру и приемлемое для себя, часто с коррекцией своих притязаний, но без сдачи базисных
положений, без утери базисных интересов и самоуважения, своей "идентичности". Пока не наступила
"горячая" фаза войны, хитрость и манипуляции с маневрами, маскировками должны быть
отброшены, сохранено опознаваемое достоинство. Россия, переходя на рельсы подобного поведения,
конечно вызывает ответную агрессивность США, но и поддержку и авторитет всех добропорядочных
стран. Такая стратегия "естественна" и для "положительной структурности" в отношениях, и
"положительной системности", тем более для "положительной метасистемности" в отношениях.
4. Механизм разрешения кризисов и прихода к консенсусу складывается в зависимости от типа
участников "разрешения". Но есть общая основа. Кризис вытекает из "объективного" противоречия, в
которое вкладывается "субъективное" противоречие. Что означает объективная сторона? Нужно
понимать сущность "объекта", "нечто", а потом и типа "объекта", "нечто". В таком направлении
мыслительной практики много дефектов, предопределенных убогостью философского образования и
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
в управленческой среде, и аналитической, даже научной и философской средах. С трудом
унифицируется результат познания "сути вещей" и результаты остаются рассеянными, плохо
оформленными. В налаживании оформления, для трансляции результатов в "массовое"
познавательное сознание, особый клад может внести именно методология. Она может, благодаря
"методу" (для нас это "МРТ"), резко сократить интеллектуальные издержки в ходе приобретения
организованного мировидения. Общей предпосылкой выступает освоение "мыслетехники" и
рефлексивной культуры. Наряду с этим резко облегчается присвоение оснований системноструктурного и метасистемного подходов, без чего уровень аналитики останется на неприемлемо
низком уровне.
Несмотря на давно освоенную диалектическую риторику, суть содержания утверждений остается
неопределенной и теряемой. Если учесть сказанное Аристотелем, усложнить сказанным по "идеи"
Платоном и оформить с помощью Гегеля материал смыслов, то мы получаем "динамическое
равновесие противопоставленности "начал"", "формы" и "морфологии" (у Аристотеля – "материи").
Если в противопоставленности начала удерживаются в рамках, то мы получаем видение
функционирующего объекта. Структура не воспроизводит себя именно в силу эгоцентричности
отношений, а система воспроизводит в силу подчиненности системному основанию всех частей.
Только система может развиваться по своей программе возможностей смены качеств. Тем самым,
противоречия между началами являются необходимой предпосылкой дестабилизаций и кризисов. В
капиталистической экономике любой цикл движения капитала складывается в силу тех же
противоречий и преодолевается в рамках механизма, в котором неэквивалентная продажа труда не
вызывает сопротивления субъекта труда, а согласования на рынке успешно завершаются со всей
относительной надежностью. Дестабилизации в микроэкономике неизбежны, но они не ведут к
кризисам. Кризис появляется при нарушении формулы Маркса, при неоправданной модификации
движения капитала, при потере принципа объективности и реализма в пользу жажды роста прибыли
"любой ценой". Поэтому и кризис преодолевается не снижением эгоцентризма и спекулятивности, а
резким их усилением и введением конфликтного ряда и прихода к войнам.
Для того, кто попал в зону конфликтов и войн в качестве "жертвы", а не инициатора потрясений,
при встрече с "агрессором", инициатором он вовлекается в фундаментальные, непримиримые
противоречия. Его партнер не только не желает устранить военное, политическое, экономическое,
идеологическое и т.п. напряжение, но применяет все приемы агрессивной и манипулятивной
парадигм. Кризис здесь неразрешим. Субъективное устремление агрессора закрепляется объективной
природой спекулятивно-агрессивной, потребительской парадигмы. Но тогда "жертве" приходится
идти на принципиальное насилие относительно "агрессора", вынуждая его отойти от эгоистичности и
спекулятивности, принуждая переходить к объективным и основанных на нейтральной "сути вещей"
процедурам расчетов, проблематизации, прогнозам и депроблематизации. Слабый партнер остается
"жертвой". Можно рассмотреть действия России в Южной Осетии в 2008 году как пример
принуждения Грузии к миру в этом типе насилия. Опыт принуждения к "нормальным" формам жизни
в Чечне, в первую кампанию, является почти отрицательным, так как сила России, благодаря
последствиям реформирования в обществе и в армии, особенно в руководстве силовыми системами,
растрачивалась самым неэффективным образом, в том числе и за счет предательств, приостановок
движения в самые важные моменты, благодаря спекуляциям в среде организаций типа "солдатских
матерей".
Консенсус является результатом согласований и если стороны не уважают право партнеров на
свободное порождение своего мнения, не демонстрируют ответственность за свои версии, не имеют
возможностей отстаивать реализацию результатов согласований и т.п., то согласования становятся
прикрытием господства одной из сторон. Но если согласование организовано "правильно", нет
ущемлений и манипулятивности, то внесение надежности, определенности, глубины, качества
содержанию согласований зависит лишь от введения арбитражной позиции, нейтральных
абстрактны, "общих" критериев совмещения различных мнений и их трансформации в пользу роста
"неслучайности". Но это уже связано с привнесением и осознанным принятием требований культуры
мышления. Переговорщики в кризисных сюжетах должны иметь не только информационный и
научный сервис, но и логико-философский и, что самое важное, методологический сервис,
объединенный многопозиционно-кооперативный сервис, реализующий ценности "истинности",
реализма, "правды". Тем самым, встреча заинтересованных сторон без подобного кооперативного
сервиса предстает как обреченная на рыхлость и бесполезную трату времени, удобную для
спекулятивных игр процедуру. Кроме того, степень определенности, неслучайности,
безальтернативности арбитража зависит от уровня абстрактности исходных оснований (чем выше
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
уровень абстрактности, тем неслучайность выше) и от типа логики, организующей движение мысли
(логический принцип "псевдогенеза" является высшим по уроню обеспечения неслучайности
движения мысли, вобравшим идеи диалектики и оформленности процесса). Если сравнивать
логические формы для рассудочного механизма мышления с разумным механизмом мышления, то
рассудок воплощает в себе склонность к разделению и формализму, дающему простор
манипуляциям, тогда как разум (по Гегелю) снимает различия и устраняет манипулятивный
потенциал. Даже здесь видна разделительная линия между применением альтернативных культурнодуховных кодов. Запад – рассудочен, Россия – разумна. Но для приведения России в ее
мыслительном слое к адекватности своему коду следует сделать очень много. Этому способствует в
максимальном объеме именно наша методология.
5. Глобальное "равновесие", при наличии разнородных участников мировой динамики, возможно
лишь тогда, когда каждый значимый активный участник отношений соблюдает для себя, для
партнера, для совокупного множества и его совмещений (структурных, системных, метасистемных,
при учете и подчинении монометасистемной основе) будет знать, корректно применять
фундаментальные условия вписанного в универсум бытия любой объектной части универсума. Эти
условия выражены в терминах Гегеля как: "в-себе", "для-иного", "для-себя", "для-в-себе" бытия.
Разнородные единицы имеют право на существование, если они соблюдают все эти условия, если они
не противостоят всеобщему основанию универсума, имеют свое функциональное место (свою
"идею"), соответствуют ему в рамках динамических требований каждого места, содержание которого
выведено из всеобщего основания, если самовыражение в своем месте не обесценивает содержание
иных мест и т.п. Так как в конкретной исторической динамике всегда возникают локальные и
микролокальные колебания в сторону большего соответствия и в сторону меньшего соответствия, то
аналитический сервис и вычисляет особенность требований места и всеобщего основания к
анализируемому поведению объекта, характер динамики, факторов влияния, внутренних и внешних,
особенности вкладов соседних и более далеко отстоящих объектов в зависимости от их объектных
типов и т.п. В реальной практике аналитики пока не видны черты подобного анализа. Поэтому перед
аналитическим, как и управленческим, научным, культурным образованием, стоят неизбежные для
антиспекулятивных макросистем задачи порождения новых и особых "инкубаторов" способностей к
указанному анализу. В них формируется готовность к осуществлению ответственных аналитических
и стратегических процедур, к адекватному выполнению согласованных обязательств.
Онтологическое обеспечение позволяет осознать, что любое равновесие носит временный характер и
предполагает своевременное переопределение содержания "равновесия" в цивилизационной
динамике, подчиненной универсумальной динамике.
В.В. Путин в демонстрации своего самоопределения вносит целый ряд положений, характерных
для лидера антиспекулятивной державы. Но ему еще недоступны, в силу реального пути в
образовании и практической деятельности, многие компоненты единого онтологического и
объектного (страны как цивилизационной единицы, сообщества стран как участников
цивилизационной динамики) комплекса ориентиров и критериев. Воззрения его, прежде всего,
эмпиричны, хотя субъективные устремления входят в общий поток и рамки культурно-духовного
кода России как славянской державы.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
14 МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА СТАТЕЙ
С.В. СТЕПАШИНА И А.И. АГЕЕВА, Е.Л. ЛОГИНОВА
МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА
по критериям "дополнительности и "углубленности"
С.В. Степашин ("НО", №9, 2014)
ВОПРОСЫ

Каковы источники, сценарии, возможные последствия "украинского кризиса"? Что делать?
ОТВЕТЫ
(с разных аспектов: историка, участника разрешения конфликтов,
председателя правительства, руководителя высшего органа госконтроля)
Майдан – не Сараево в силу ядерного оружия как фактора сдерживания. Мировая война ведет
к соблазну все, возникшее в экономическом кризисе, списать, начать с чистого листа
обязательств, прав требований. Опиум ссудного процента производит массу, кратно
превосходящую товарную массу мировой экономики, а мир становится заложником страстей
"финансовых наркоманов". Мировая война – сжигает финансовые отходы. Необходима
рекапитализация реальных активов для абсорбции избыточных финансов, активов стран,
обесцененных в ходе приватизации по ликвидационной цене. Цель США в XXI в., по Дж.
Фридману, является дестабилизация, организация конфликтов. Россия представляет вызов
Европе своим укреплением, несогласием с ухудшением военно-политического окружения и
надвигающейся катастрофой. США, влияя на своих союзников, использует созданные ранее
механизмы глобализации для удушения экономики и дееспособности России. Для этого
используется доминирование США и на Украине, делая беззащитной юго-западную границу,
открывая перспективу фрагментации России, связывая Россию конфронтацией, инициируя
конфликты по периметру, помогая антироссийскому альянсу, вынуждая больше тратить
ресурсов в безопасность. В настоящее время институты государства неспособны
противостоять интересам национального и транснационального бизнеса, спонсирующего
кризисы и войны, устремленных, по У. Черчиллю, к разрушению национальных границ для
свободы перемещения капиталов, прав собственности и др., акцентируя внимание на
неконкурентоспособность вертикальных иерархических систем госуправления в
сопоставлении с сетевыми структурами бизнеса.
Мир до и после войны – разный и по уровню жизнеспособности государств и
конкурентоспособности корпораций при ресурсной, технологической, экономической,
социокультурной взаимозависимости. При отсутствии эффективного госуправления
возникают риски искусственного формирования напряженности до утраты суверенитета и
целостности страны. Украина подтверждает это. Принятие решения о военной операции
является крайней мерой, с критериями "не навреди" и "вероятности летального исхода" при
отсутствии вмешательства. Украина решается на войну ради членства в НАТО, с риском
утраты социокультурной идентичности и целостности страны в случае поражения. Страна
стала заложницей интересов внешних центров силы. Протестные настроения, в краткие
сроки с помощью средств информационной войны, мобилизованных олигархами,
перенаправили на войну с "москалями". Создан вооруженный конфликт с юго-востоком.
Россия живет в условиях "периода мира", как продолжения войны, использования нового
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
наступательного оружия – скоординированных мер противодействия развитию страны с
помощью институтов глобализации. Для ее введения нужна качественная стратегия,
эффективный генштаб ("экономический") и т.д. Но есть перспектива диверсифицировать
экономику страны, повышая ее конкурентоспособность. Но в чужой метрике ценностей есть
риски иметь ничтожную капитализацию. Страна живет в метрике ВВП (СНС–93). Есть много
факторов усугубления положения, оценки активов и т.п. Асимметрия ключевых потенциалов
развития предполагает мобилизацию факторов непропорционального влияния на ход борьбы,
в том числе "мягкой силы" без моральных ограничений. Возникает вопрос о факторах влияния
на участников конфликта, явных и неявных, для приостановки эскалации. Свою значимость
приобретает типология этических систем, композиции "добра" и "зла", унификация
смыслов и образов жизни как средств разрушения социокультурной идентичности.
Безграничная корысть – главный источник кризисов и войн. Запад экспортирует свой образ
жизни и свои культурные ценности, а социокультурная идентичность является важнейшей
частью стратегических ценностей, системообразующим элементом жизненного пространства,
наряду со средой обитания.
Самостоятельно ни Киев, ни Донецк остановиться не могут, эскалация применения
вооруженной силы бесперспективна при возможности превышения уровня неприемлемого
ущерба для ядерных стран. Необходима выработка стратегии сдерживания развития
конфликта и выхода из кризиса, формирования факторов влияния. Различие ценностей и
метрик прогресса крайне осложняет решение задачи, как и идентификация всех субъектов
конфликта, неопределенность оценки рисков. Необходима координация и кооперация
экспертного сообщества. А геополитической сверхзадачей спонсоров конфликта является
реализацией сценария, исключающего интеграцию природного, технологического,
человеческого пространства от Лиссабона до Владивостока, используя порядковую разность
экономических потенциалов и конкуренцию. Нужны прорывы в ключевых сферах
обеспечения суверенитета, безопасности и конкурентоспособности развития страны при
идентификации и синергии ключевых потенциалов развития. Допускаемыми сценариями
могут быть мобилизация, соглашения, переговоры.
ОЦЕНКА ОТВЕТОВ
ПОДТВЕРЖДАЕМОЕ
1. В качестве источника кризиса выступает как внутренняя ситуация на Украине, с ее
спектром составляющих – экономической, политической, социальной, культурной,
демографической и т.п., так и внешняя ситуация, с ее теми же составляющими, но с иной их
содержательностью. Автор уделяет внимание соотношению между мировым экономическим, а
точнее финансово-экономическим, кризисом и механизмом порождения мировой войны.
Инициатором порождающих усилий выступают США, вовлекающие в процесс своих союзников, а
затем и весь мир. Более точно инициаторами являются "финансовые наркоманы", создающие
массивы, не обеспеченные товарной массой. Если обратиться к теоретической основе анализа
явлений капиталистической экономики, данной Марксом, то легко зафиксировать "разрыв" в
обороте капитала, следовательно, и в возможности получения прибыли, являющейся целью и
потребностной основой капиталиста. Прибыль выражается в дополнительном объеме денег, как
средств обмена любого товара на любой товар. Тот, кто имеет деньги может купить любой товар,
следовательно, имеет потенциал возможной купли средств либо личного потребления, либо
"технологического" потребления в какой-либо деятельности, либо "сервисного" потребления, для
обеспечения успешности деятельности, а также реализации любых намерений. Финансовый
капиталист акцентирует внимание на накопление финансовых средств как потенциала
возможных покупок в рамках своей специфической функции в кооперации, в едином
пространстве капиталистической экономики. В кооперации его позиция является служебной,
обеспечивающей денежными средствами торговых капиталистов, а через них производящих
капиталистов, которые только и порождают прибыль. Но кооперативные отношения затем
оформляются в самостоятельные единицы, имеющие своей целью прибыль, "добавку" к
потраченным в цикле действий деньгам. Поэтому и финансовый капиталист устремлен к
добавочным деньгам относительно к объему суммы. Базисный механизм цикла воспроизводства
и роста капитала деформируется в механизме снабжения деньгами и сводится к слежению и
обеспечению материализации в деньгах согласованного процента "добавки" усилиями
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
заемщика, торгового капиталиста или производящего капиталиста. Накапливая дополнительные
денежные средства, финансовый капиталист знает базовый механизм циклического
порождения прибыли и неизбежность вовлечения накопленных денег в качестве оборотного
капитала, не задерживая деньги в качестве сокровища. Но его объективное видение соотносится с
субъективными устремлениями. Он акцентирует внимание не на циклике как таковой в
подчиненности ей, а на результате, на росте объема денег и на потенциальности их
полезности, оттесняя их актуализацию. Масштаб такого устремления опирается на потребность
лидировать как в среде других финансовых капиталистов, так и в единой капиталистической
кооперации. Чтобы учитывать более широкую среду общества, он проявляет свою
заинтересованность в эгоцентрическом отношении ко всем средовым фрагментам, в проявлении
потребительского отношения, как к экономической кооперации, так и к обществу для
обеспечения надежности в накоплении денежной массы. Если автор говорит о том, что мир
становится заложником страстей "финансового наркомана", то это касается и того, что сам он
предстает как заложник своих финансовых страстей.
Тем самым, теоретически превышение денежной массы над товарной и прихождение к
кризисному их соотношению является следствием возникающей в субъективности капиталиста
и сообществе капиталистов "страсти" к накопительству денег, противопоставлению
потенциального и актуального моментов в обороте денег, к оттеснению актуализации и
появлению "финансового пузыря" в зоне владения финансового капиталиста и их сообществе
финансового олигархата. Полезность накопительства трансформируется в порождение деструкции
в целостном механизме капиталистической экономики. И тогда "воспоминание" о
необходимости актуализации потенциала денежных средств ведет к устремленности к
рекапитализации за счет привлечения реальных активов. Но для сохранения и увеличения
прибыли в процессе вхождения в функциональные звенья торговли капиталист, в том числе и
финансовый капиталист, стремится к минимизации затрат и максимизации приобретений.
Избыточные финансы надо обменять на "дешевые" активы, включаемые в оборот капитала. Чтобы
удешевить приобретаемое на рынке, нужно поставить партнера в невыгодное для партнера
положение, ввести факторы, вынуждающие партнера отдавать свои активы по сниженным
ценам, в том числе – "ликвидационным" ценам. Принуждение имеет разные масштабы и формы,
различные механизмы, облегчающие получение принудительного эффекта. Как известно, Маркс
уже подчеркивал, что капиталист меняет свое поведение в зависимости от масштабов
прибыльности, от нормы прибыли. После прохождения определенной границы капиталист
теряет чувствительность к учету обстоятельств и рассудок, возникает "капиталистическая
страстность". А при другой границе, ее прохождении он готов к любым преступлениям. Переход
в слое "страстности" от минимального игнорирования чужих интересов до максимального, в
переходе от количества к качеству игнорирования и ведет к допуску возможности, а затем
реальности войны, в том числе и мировой. Вместо согласовательного принципа в торговых
обменах преобладает насилие, перекладываемое на государство, обслуживающего принуждение к
удешевлению цены актива или полному отрицанию цены, к захвату актива, в том числе руками
адептов агрессора. Естественно, что появляются проекты и стратегии дестабилизации в
локальных и глобальных масштабах, чем и занимаются США, вырастив гигантский спрут
военных баз и соразмерную заказу со стороны финансового олигархата армию, различные
механизмы глобального принуждения и трансформаций и государств, и их экономики под цели
и интересы спекулятивного финансового капитала.
Украина, отмечает автор, также находится в зоне доминирования США. После развала ССР
она, как и другие выделившиеся из СССР республики, были не только под наблюдением США и
сателлитов США, но и воздействием для выращивания из них "добровольных" доноров,
держателей активов для рекапитализации "финансовых отходов", накопленных в США. Чтобы
достигнуть добровольности в обслуживании чуждых интересов в качестве средств достижения
"психологической" цели привлекаются невоенные механизмы глобализации, способные
осуществить незамечаемые принуждения в слое субъективности. Порождаются иллюзии
относительно "демократического Запада", его ценностей, образа жизни, его привлекательности.
Это не исключает согласования и реалистического типа, но с местным олигархатом, в рамках
однородных типовых мотивов. Именно этому подверглась и Украина, в которой олигархат
эгоцентрически, потребительски привлек госаппарат. Тем самым, Украина стала одним из
соучастников подчиненного интересам США и союзников США сообщества потенциальных и
актуальных экономических доноров, вопреки своим экономическим и политическим интересам.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
Она, в лице политической и экономической элиты, усвоила и приняла за "истину" все
внесенные иллюзии. Это подготовило условия для возникшего кризиса.
2. Вовлечение стран, включая Россию и Украину, в орбиту интересов финансового
олигархата США и союзников США, в стадиях разрушениях СССР и разделенного существования
частей бывшего СССР, как и фрагментов бывшего социалистического лагеря, на правах
источников активов материального и нематериального типов, в том числе – интеллектуальных
ресурсов для их использования на благо экономического благополучия, роста военного
могуществ США и т.п. по "ликвидационным" ценам, может быть успешным лишь при согласии
элит подчиненных стран, тех фрагментов элит, которые становятся или являлись адептами
"западного, либерально-рыночного призыва". Автор отмечает, что Россия стала, после прихода к
власти В.В. Путина, отходить от роли придатка США и союзников США в экономической и
политической глобальной иерархии монополярного мира. Промежуточные меры экономического
и, подчиненного экономическому, финансово-олигархическому, политического давления начинали
становиться неэффективными. Адепты "западной парадигмы" не смогли достичь внушительных
результатов, а трагедия на Северном Кавказе была нейтрализованной. Стала проявляться тенденция
роста национальной ориентации крупного капитала в совмещении с действиями политического
руководства. В силу масштабов России, ее ракетно-ядерного потенциала, постепенного
возвращения боеспособности армии и условий консолидации общества Россия стала
потенциальным фактором сдерживания потребительского самовыражения спекулятивного
финансового олигархата США и Запада в целом. Увеличивались и масштабы здравых
экономических отношений с Европой. Поэтому возникала объективная необходимость, в рамках
спекулятивно-экономической парадигмы, планировать преодоление финансово-экономического
мирового кризиса "более надежными" средствами, т.е. путем разжигания мировой войны. Общая
дестабилизация в ряде "цветных революций" и дисгармонизации регионов согласовывалась с
приближением НАТО к границам России, без чего нельзя было увеличивать масштабы
гарантированности возможного "первого удара". При этом осознавалась и опасность взаимного
уничтожения, что выявилось еще в период соревнования в области ядерного вооружения между
США и СССР в 60–70-х гг. Соотношение обычного подхода к войне, через применение "жесткой
силы", учет опыта разрушения СССР "изнутри" ставил проблему выбора способа нейтрализации
"вызова России". Более приемлемой становилась стратегия связывания России поясом
конфронтаций, каждая из которых непосредственно не приводила бы к тотальной ядерной
конфронтации. Наиболее перспективным выступал вариант порождения конфронтации Украины с
Россией при манипулятивном сближении Украины с Западом и вхождением ее в НАТО.
Тем самым, Украина втягивалась прямыми и косвенными усилиями наиболее "близких"
фрагментов Запада, под руководством США, в спекулятивно-экономическую и эгоцентрически
силовую стратегию США. Автор подчеркивает, что государство неспособно противостоять
национальным и транснациональным интересам бизнеса, прежде всего тогда, когда бизнес,
исходя из своих эгоцентрических интересов, спонсирует кризисы, конфликты, войны. Если
обратиться к теории капиталистической экономики, например, Маркса, то заметим, что в пределах
цикла движения капитала, включающего и рынок труда, неадекватный обмен как источник
прибавочного продукта и роста капитала, любое затруднение в движении капитала по циклу,
вызывает привлечение из среды тех факторов, которые способны снять затруднение.
Привлечение опирается на рыночное согласование. Поэтому если необходимо привлечение
государственного механизма, то "покупается" и оно в обмен на услуги. При необходимости
нейтрализации ограничивающих факторов национальных границ можно "купить" возможность
устранения этих препятствий на пути движения капитала. Когда это необходимо,
рыночным образом ослабляется действие отрицательных факторов, мешающих обеспечивать рост
конкурентоспособности. Автор говорит об этом, упоминая полезность сетевых структур в
механизмах
транснациональных
корпораций.
Он
подчеркивает
относительную
неконкурентоспособность иерархических систем госуправления. Сохранение значимости
национальных границ в их проявлениях как факторов защиты стран от внешних воздействий, сам
принцип "непроницаемости" границ для вредных проникновений противоречий сетевому
механизму перемещений всего необходимого для капитала, "свободе" для циклики капиталов.
Капитал находит свои механизмы устранения таких препятствий, в рамках капиталистической
организации общества, безотносительно к пользе или вреду перемещений для самого общества.
Иначе говоря, сетевая парадигма построения механизма бизнеса, ярко представленная в ТНК,
транснациональных корпорациях, подчиняет себе иерархический механизм госуправления.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
Создается феномен подчинения государств своим сообществам олигархов и глобальным
игрокам в слое олигархата. Это наблюдается и на Украине. Олигархат страны встроен в мировую
сеть олигархата и если лидеры такого сообщества решают порождать войну, то война
спонсируется, создается под назначенные "сверху" цели. США вводят в свой глобальный план
место Украины в создании условий для удушения экономики России и ее дееспособности за
счет втягивания в конфликт, увеличения трат на противодействия антироссийскому давлению
военными и иными способами. Планируется приближение "точки распада", фрагментации России.
3. Автор отмечает, что вовлечение страны, подчиненной лидерскому влиянию более могучей
страны, выполняющей заказ спекулятивного олигархата в финансовом блоке капиталистической
экономики, в общий замысел дестабилизации и ослабления потенциальных или актуальных
стран – доноров приводит к возрастанию вероятности ослабления суверенитета, но и его
утери, возможности утери целостности страны. Именно это и осуществляется на Украине,
постоянно снижавшей эффективность госуправления. В рамках теории госуправления, как и
управления любого типа, ослабление эффективности тесно зависит от утери соответствия
реальных действий в той или иной деятельностной позиции ее функции в любой кооперации.
Позиционная функция, при совмещении с потребностями в реализации иных функций, учете
иных кооперативных позиций, должна быть сохранена, сопряжена с таким же сохранением иных
позиционных функций в кооперации. Соотношение исходной и вторичных функций для
управленческой позиции зависит от того, совмещение позиций происходит в рамках структурной
или системной парадигм, а если реализуется системная парадигма, то с учетом равнозначимости
или неравнозначимости, иерархичности позиций. При главенстве экономической
направленности, при диктате капиталистической экономики содержание управленческой
функции, в ее конкретизации под реальные сюжеты, трансформируется в сторону искажения.
Так одна из важнейших функций управления, подчиненная необходимости сохранения,
воспроизводства бытия управляемой системы, необходимости "безопасности" может
трансформироваться под спекулятивный интерес экономики, как "своей", так и "чужой", под
интерес лидеров глобальной экономики, финансового олигархата, для которого ценность
гармонизированного, надежного бытия страны может не иметь достаточной значимости или
просто терять такую значимость. И тогда страна становится заложником спекулятивных
интересов и вероятность, как дестабилизации, утери безопасности, так и деградации страны
резко возрастает. Принятие навязываемого "извне" решения о войне или иной масштабной
операции, как например, о "контртеррористической" операции становится началом потрясений,
не вписанных в сохранение страны, в ее защиту, в воспроизводимость жизни страны, в
подготовку к развитию и т.п. Автор отмечает, что руководство Украины, после осуществленного
насильственного захвата власти в начале года, совместило направленность на войну с
противостоящим юго-западом, Новороссией и потенциальную направленность на войну с
Россией, прикрываясь отходом Крыма к России по результатам референдума. В
противонаправленности ко всему "русскому" использован в самой интенсивной форме весь
арсенал информационно-психологического оружия, опираясь на заблаговременно
подготовленный корпус адептов "западной парадигмы" и адептов бандеровщины,
осуществлено политическое и идеологическое зомбирование молодого поколения по
соответствующим надежным технологиям. Сосредоточение внимания на проявлениях насилия
внутри страны, на оформление экстремистских и фашистских сил, на привлечение армии и
других типов силовиков к очищению от "агентов России", к борьбе с Новороссией оттесняет
базисную причину подобных действий, внешнюю инициацию и спекулятивно-экономический
заказ на дестабилизации и конфликты из поля анализа созерцателя событий.
4. Автор утверждает, что устремление к Западу и к интеграции в НАТО ведет к риску
утраты социокультурной идентичности в условиях конфронтаций и войны с Россией. Будучи
заложницей "западных", практически олигархических интересов спекулятивной мировой элиты
Украина уподобляется тем эталонам поведения, которые характерны для "Западной
парадигмы" и направленность которых подчеркивается предназначением таких сателлитов
лидеров Запада, как Украина, т.е. быть исполнителями наиболее "грязных" замыслов. Ведя к
возможности спекулятивного ограбления "слабых компонентов" мирового сообщества,
следовательно, к собственному экономическому и политическому усилению лидеры
капиталистической спекулятивности, прежде всего США, нуждаются в помощниках, "орудиях
ограбления". Они иерархизируют участников "грязной работы", включая и низший слой
сателлитов, уровня Украины, и более высокие слои, типа своих европейских союзников,
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
включенных в НАТО. Этим США стремятся сохранить, насколько это возможно в различных
сюжетах, иллюзию своей "добропорядочности" и носителя особых, "западных" ценностей.
Маскировка грязных дел является составляющей информационно-психологической войны, так
же как и присвоение противостоящим странам и политическим движениям образа противников
добропорядочности и "светлых" ценностей Запада. В частности, сам конфликт с юго-востоком
Украины обосновывается не только "агрессивностью" России и их адептов на Украине, но и самой
неприемлемостью идеологической базы противника. США "отыскивает", созидает образ врага
и передает его своим "Киевским адептам", стараясь придать сателлитам характер
самостоятельной обличительной мысли, сохраняя иллюзии объективной позиции западного
сообщества. Идеологические конструкторы помогают своим украинским коллегам ускорить и
"углубить" негативные версии, касающиеся прошлого России и противопоставить им
позитивные версии прошлого Украины, охватывающего многие тысячелетия. Извращается не
только недавняя история, но и древняя история. Подобные конструкции становятся важным
наступательным оружием в борьбе, как с Россией, так и с русским миром в целом. Населению
Украины предлагается, как отмечает автор, чуждая метрика ценностей, несвойственная
славянскому этносу, как условие вытеснения и уничтожения бывшей "своей" национальнокультурной метрики. Организаторы переплавления сознания понижают роль идеологических
ориентиров в перенаправлении действий этнических масс, в которых свое место имеет
историческое обоснование. Поэтому конструирование ориентиров подчинено поставленным
целям и соответствует технологии спекулятивного типа. Автор отмечает, что элементы
"мягкой силы" не имеют моральных ограничений. Средством борьбы становятся и различение
"добра" и" зла", конструкции смыслов и образов жизни, применяемые для разрушения
социокультурной идентичности жителей Украины, для формирования им противопоставленной
версии идентичности, исходя из особой, стратегической, системообразующей функции типов
идентичности.
Тем самым, манипулятивным влияниям подвергаются как непосредственно действия, в
экономическом и силовом противоборстве, так и мотивы действий, субъективные основания
различного уровня, включая судьбоносные установки и ориентиры. Целевая установка состоит в
том, чтобы оторвать население Украины и саму территорию, территориальный и нематериальный
потенциал от русского мира, противопоставить все возможности России и этим не только
приблизить организм НАТО к границам России, но и ослаблять Россию "внутренним" конфликтом
в славянском пространстве.
5. Автор констатирует, что конфликтующие на Украине стороны сами остановиться не
могут и продолжение, а также эскалация применения силы остается более вероятной. При
втягивании в конфликт внешних сил, России и Запада, опасность вовлечения ядерных сил
увеличится. Нужна стратегия сдерживания и устранения конфликта. Это означает
выработку стратегических факторов умиротворения. Стратегичность предопределена
действием основополагающих факторов конфликта, опорой на противоположные
ценности и метрики. А они наиболее недоступны в идентификации при фиксированных,
противоположных по содержанию оснований энергии действий. Сложнее становится и
расчет рисков. Поэтому устремленная к цели умиротворения экспертная "команда" должна
использовать потенциал согласования и координации умственных усилий, представляющих
разные точки зрения, противоположные и по содержанию, и по критериям. Проектный
сценарий должен, как пишет автор, учитывать интеграционные возможности всех
значимых факторов, природного, технологического, человеческого и т.п. Необходимы
прорывы в ключевых моментах обеспечения безопасности, функционирования, развития,
идентификации, совмещения и конкурентоспособности всех сторон.
Тем самым, автор дает лишь ориентиры в возможной процедуре депроблематизации, указания
на типы ресурса будущей точки зрения. Он лишь приглашает участников в стратегическое
проектирование. В то же время автор реалистично реконструирует событийный ряд и черты
противопоставления конфликтующих сторон, а также демонстрирует положительные устремления
применительно к отношениям между Украиной и Россией как частями большого "русского мира".
На основе реконструкции динамики событий автор расставляет зоны проблематизации и касается
прогнозируемости событий.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
ОПРОВЕРГАЕМОЕ
1. Основные направленности на "опровержение" и постановку проблем.
Поскольку реагирование на материал авторской мысли на его ведущие акцентировки будет
осуществляться в методологической позиции, то особое внимание мы уделим различию
"материала" и "средств" оценивания, а здесь – опровержения и проблематизации, способам
применения средств мышления, применению таких критериев организации мыслительного
процесса, как "каузальность" (причинно-следственные последовательности), "объектность"
единиц реальности, "системность" объектов, в отличие от "структурности" совмещения объектно
значимых частей и др.
При осуществлении проблематизации, а также предваряющего опровержения, мы будем
учитывать следующие внутренние звенья процедуры:
 сохранение значимого, по теме и используемому критерию, содержания в материале;
 устранение незначимого или неверного содержания в материале;
 дополнение тематически и критериально значимым содержанием;
 уточнение сохранного материала в рамках соответствующего критерия.
Поскольку мы осуществили процедуру "сохранения", следовательно, и "устранения",
детализировав сохраняемое содержание, то основное внимание можно уделить реализации
содержательных установок на "дополнение" и "уточнение".
2. При всей очевидности содержания внутренних и внешних факторов ситуации на
Украине, ее включенность в замыслы Европейского сообщества, НАТО и, прежде всего, США,
подчиненности линии дестабилизации в восточной Европе, после накопленного опыта
дестабилизации и деструкции в Афганистане, Ираке, Югославии, в арабских странах Северной
Африки, в Грузии и т.п., получения деструктивных результатов на всем пути "цветных
революций", а также менее заметных, но качественно отрицательных результатов интеграции
бывших стран социалистического лагеря и некоторых звеньев бывшего СССР в Европейское
сообщество, при всей ясности подчиненности стратегии дестабилизации потребностям
спекулятивной торгово-финансовой элиты, ищущей варианты коррекции глобального рынка для
преодоления мирового финансово-экономического кризиса, а также ясности соотношения
устремленностей экономического, в капиталистической форме, и госуправленческого звеньев
стран, при явном приоритете экономического, а точнее – финансово-олигархического звена
экономического механизма, раскрытие причин мирового кризиса и его проявлений на Украине
остается неполным и односторонним. Превышение денежной массы над товарной массой,
поиск рекапитализационных перспектив, спекулятивный тип отношений лидеров всевластного
механизма банковского капитала в глобальных масштабах, подчинение политической динамики и
проявлений в области безопасности, агрессивных устремлений потребностям глобального
олигархата, выразителями которого выступают США и т.п. следует рассматривать в иной,
более полной онтологической рамке.
Для придания большей точности, глубины, неслучайности реконструктивной мысли, а
затем и целостности рефлексивного цикла аналитики, с включением звена разработки проектного
взгляда, для принятия решения на стратегическом уровне и общего преодоления
сложившегося в аналитике эмпиризма, необходима онтологическая конструкция в рамках
цивилизационного подхода. Само обращение внимания на онтологические основания характерно
для стратегического мышления и было очевидным со времен Конфуция, Платона, Сунь-цзы. А
онтологические средства мышления обладают принципиально более высоким уровнем
абстрактности по своему содержанию, чем тот, который используется в сложившихся стереотипах
стратегического мышления. Именно высокий уровень абстрактности позволяет резко
ограничивать число вариантов версий и резко увеличить уровень неслучайности содержания
версий. Все это ведет к существенным выводам и пониманию происходящего на необходимой для
стратегического управленца и аналитика глубине. Кроме того, сами онтологические конструкции
должны соответствовать не только критерию "каузальности", но и "объектности", следовательно,
и "системности", а не "структурности". В то же время содержание мысли автора подчинено
именно критерию "структурности", выделяющему те или иные значимые компоненты в
сложном совмещении всех компонентов, не проходя проверку на соответствие единому
основанию для всех компонентов, что характерно для "системного" критерия и
"объектности" рассмотрения страны. Поэтому нельзя поставить требования к выявлению
состояний "единого", типа состояния, свидетельства тенденций к сохранению безопасного
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
развития или к смещению к тому или иному типу "болезни" страны, типу ее деструктивности
или перспективности.
В рамках цивилизационного подхода и применения понятия "цивилизация", разработанных
нами и обеспечивающих анализ функционирования, развития и деградации макрообъектов
масштабов страны (О.С. Анисимов. "Цивилизация и ее механизмы: становление и разрушение". В
2-х томах. – М., 2007; "Цивилизационная безопасность: сущность и становление". – М., 2008;
"Методология безопасности". – М., 2009; "Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 4
Стратегическое мышление управленца". – М., 2009; "Мышление стратега: модельные сюжеты.
Вып. 6. На пути к цивилизационному управлению". – М., 2009), страна рассматривается как
единство пяти типов источников сил и активности – "социум", "мир деятельности",
"экономика", "управление" (государственное, целостное) и критериальный блок высшего уровня
("культура" и "духовность"). Согласование между выразителями всех типов сил ведет к
установлению типа цивилизационности для масштабов страны. Но согласование дает по
преимуществу
"структурный"
тип
совместности.
Поэтому
совершенствование
цивилизационности страны зависит от повышения роли духовной и культурной сфер,
фиксирующих и разрабатывающих, совершенствующих качество высших критериев
(О.С. Анисимов. "Духовность и "религия" как средства принятия государственных решений". –
М., 2007; "Культура и духовность в мышлении стратега". – М., 2012). Благодаря введению
критериев культурно-духовного уровня "системные средства" мышления возвышаются до
уровня "метасистемных" (О.С. Анисимов. "Структура. Система. Метасистема". – М., 2011;
Мышление: сущность и развитие". – М., 2012). Но использование высших критериев мышления
предполагает прохождение пути субъективного развития, особенно при усвоении метода
дедуктивных реконструкций, "портретирования", т.е. метода, опирающегося на знаменитые
требования к мышлению "псевдогенетического типа", разработанных Гегелем (О.С. Анисимов.
"Гегель: мышление и развитие". – М., 2000; "Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 32.
Рефлексивная самоорганизация в самоопределении: путь к логическому и духовному". – М., 2013;
"Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 35. Тайна гегелевской философии
(методологический очерк)". – М., 2014). Надежность и высшую неслучайность содержанию
цивилизационного образа страны, в ее динамике, циклах бытия, придает применение
дедуктивной конкретизации и абстрагирования и поэтому более высоким уровнем абстракции,
основанием понятия "страна" предстает именно понятие "цивилизация", в котором выделяются
высшие противоположности сил общества, "социум" и "духовно-культурная сфера" и их
совмещающей силы – "управления", придающей историческую прагматичность единству
противоположностей. Высшая абстракция, как учение о бытии "вообще", становится высшим
основанием и для "цивилизации", ее типов, и для "страны" и типологии стран.
Тем самым, мы имеем многоуровневое основание представлений о стране, о типах стран,
которые могут дополнительно конкретизироваться. Обладая способностями к реализации
требований культуры мышления можно осуществлять дедуктивное портретирование стран. В
качестве эмпирических указателей на специфичность стран может выступить любой материал
мнений, в том числе и мнение нашего автора. Но мыслетехника в рамках культуры мышления
включает и дедуктивные коррекции траектории мысли эмпирического автора или групп
авторов, так как она преодолевает привязанность к случайности мнений. Все это и характерно
сначала для системного, а затем метасистемного анализа.
В нашем случае, по системным и, тем более, метасистемным критериям, источником
вышерассмотренных явлений, деструкций, прихода к войнам, подчинения политики и всей жизни
страны интересам спекулятивного финансово-торгового капитала и др. предстает деформация
"страны" как совмещения системных и метасистемных качеств в пользу той части, которая
несет спекулятивно-потребительскую энергетику и форму силами своих адептов, их лидеров –
олигархата. В отличие от эмпирических реконструкций мы вполне определенно, в рамках логикоонтологических критериев, "вычисляем" тип и глубину деформирования, начиная с фиксации
исходного, "идеального" состояния мыслимого объекта. Это позволяет контролировать
справедливость версий любого уровня сложности и притязаний. Зная тип и последовательность
деформирования можно предлагать и тип "терапии", предпочитаемых шагов на стратегическом
уровне. Однако любые траектории мысли должны соответствовать высшим сущностным
основаниям, точнее – всей дедуктивной пирамиде, потенциально включающей все варианты
траекторий, допустимых для объектов. В качестве высшего основания у нас выступают
представления о бытии универсума и нечто в универсуме.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
Поэтому удерживая мнение автора, мы должны поправить его, вводя и высшие основания, и
траекторию портретирования, приходя к существенно иным выводам. Текущий мировой кризис
окажется не финансово-экономическим, а цивилизационным, включающим и экономическую
составляющую (О.С. Анисимов. "Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 1
Цивилизационное управление и культура мышления". – М., 2009; "Мышление стратега:
модельные сюжеты. Вып 28 Проблемы стратегического выбора: Россия в центре
цивилизационного кризиса". – М., 2012; "Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 31
Современная война и Россия". – М., 2013).
Анализ причин наиболее значимых событий может опираться на эмпирические
реконструкции, предопределяя согласие на случайность исторической динамики и
неизбежность лишь регистрации происходящего, неопределенность или случайность,
"гадательность" прогнозирования, в том числе при доверии формалистическим способам
усматривания будущего с готовностью к случайности и доверия и недоверия формам, в
зависимости от эмпирических совпадений прогноза и случающегося. Переход к
онтологическим оформлениям, объектным реконструкциям, системно и метасистемно
раскрывающим невидимые сущностные причины позволяет преодолевать "гадание" и
"открывать" глаза на подлинные причины. Однако убедительность такого анализа зависит от
раскрытия не только внешнего содержания и не столько его, сколько зависимости от
мыслительного содержания от порождающего его механизма мышления, от особой роли
средств мышления, условий придания средствам объектной содержательности. Без этого
аналитик обречен доверять лишь наблюдаемому, видеть в нем причинность и потому быть
заложником случайностей внешних проявлений. Любые доказательства внутренней зависимости
сущностного уровня, связанности наблюдаемого и ненаблюдаемого для него не имеют
значимости. Поэтому прозрачность неизбежности конфликтов и войн, политических
дестабилизаций, устремленности на маскировки подлинных причин негативных действий, на
манипуляции массовым сознанием и т.п. из-за сущностной основы финансового капитала,
открытой или маскируемой, преходимости к этому после преодоления границ доспекулятивного
реализации своих функциональных, исходных устремлений и под влиянием природной,
типогенетической предрасположенности к этому фрагментов этнического многообразия,
подчиненности строительства общества этим устремлениям и накапливание инерции,
устойчивости спекулятивной направленности на фоне многослойности представительств всех
типов капитала, включая и доспекулятивные слои, все это мыслительно вытекает из
онтологических картин с неизбежностью. Но в онтологических картинах, при обращенности к
высшим основаниям, заложена и неслучайность смены инициативы взаимодействующих
противоположностей, перехода к альтернативной динамике. Древние китайцы соразмерно
утверждали, что, встречая господство негативного, следует готовиться к позитивному, а, встречая
позитивное, следует готовиться к негативному. Все изменяется, вторили греки, но циклика
остается вечной. Только выраженный в онтологиях круговорот позволяет приходить к мудрым
воззрениям. И этим владело жреческое сообщество в древности. Но опираясь на "вечные
основания" нужно уметь раскрывать конкретную динамику бытия, которая кажется совсем иной в
созерцательном постижении, в рамках эмпирического подхода. В условиях ограниченности
эмпирической аналитики никакие строгие объяснения наблюдаемых явлений, их иллюзорной
случайности остаются неубедительными, особенно при настойчивом желании давать
"убедительные" прогнозы в масштабах того, что можно зафиксировать произвольному
заказчику, далекому от механизмов мыслительного реагирования на заказ.
Тем самым, ответы на исходные вопросы приобретают неслучайность лишь при применении
средств цивилизационного подхода, опирающихся на высшие онтологические основания, на
средства метасистемного подхода. Следует не только оформить неизбежность спекулятивного
капитала, порождающего спекулятивную политику в настоящем состоянии цивилизационной
динамики, но и выяснить неизбежные переакцентировки в цивилизации в единой циклике, которые
предопределяются динамикой "единого" универсума и частей универсума, цикликой целого и
частей целого. Следует понять, что и "светлое", и "темное" начала вечно существуют и
противостоят друг другу, но по законам циклики и передачи эстафеты активности. Чтобы понять
перспективы человечества, его выживаемости при наличии ядерного и иного оружия массового
поражения, необходимо онтологически постигнуть бытие и адекватно самоопределиться в пользу
выживания, выяснив эту возможность не у "гадальщиков", а у "сути бытия" или, как любил
утверждать Конфуций, у "Неба", а Платон – у "идеи идей", Гегель – у "абсолютного духа".
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
3. То обстоятельство, что Россия стала при В.В. Путине постепенно отходить от "увлечения"
западной парадигмой, приоритета включенности в "обоз" спекулятивной экономики, прежде
всего, США, ставших монополярным лидером в экономическом, политическом и силовом
измерении после "саморазвала" и "самосдачи" СССР, развала социалистического сообщества
государств и их интеграции в "эшелон" Запада, означает, что Россия стала "просыпаться ото
сна", вспоминать о специфике своего существования, своей истории, своих истоков, своей
"самости". Автор справедливо отмечает, что отход России от безоглядного отношения доверия
и подчиненности установкам США и Запада в целом означает порождение фактора
сдерживания спекулятивной мощи капитала и политики Запада, означает вызов, вынуждающий
к приданию контрмерам более принципиального характера. Парадигма последовательного
перехода к механизму мировой войны в условиях наличия у "жертвы" ядерных средств вела ранее
к механизму "холодной войны", манипулирования на грани явного взаимоуничтожения. США
вынуждены в настоящих условиях интенсифицировать весь арсенал средств преобладания,
материального и нематериального типов, изобретать новые составляющие арсенала, мобилизуя
интеллект всего мира "магнитом" закупки творческого труда. Одним из путей в этих
устремлениях выступает многолокальная дестабилизация и, в частности, противопоставление
фрагментов славянского мира друг против друга. При вовлеченности всех в капиталистическую
парадигму используется характерная для капиталистического общества подчиненность
политического механизма экономическому, прежде всего, его финансово-торговому блоку,
наиболее склонному к ценности спекулятивного бытия, используется и механизм сетевой
организации капитала, имеющий преимущества над иерархическим механизмом госуправления в
капиталистическом мире. Тем более, когда сетевой механизм применяется как орудие в
политэкономической борьбе.
Однако следует обратить внимание на то, что отклонение России от намеченной ей линии
экономического и политического сателлита Запада, прежде всего – США, идет не только по
однородным для "всех" основаниям, по правилам капиталистической конкуренции, что было
характерным для России начала XX века и что встраивалось в привычный тип,
"межимпериалистических" противоречий. Опыт существования СССР усилил характерную для
России склонность к ценности "справедливости", общечеловеческой "правде". Попытки Запада
нажать на Россию путем санкций пробудило в России забытое на время чувство этнической
консолидации против несправедливости, усилило не только общеславянское отношение к
действиям Украины против Новороссии, против русского этноса в целом, но и более близкое к
метафизическому, к обще-духовно-культурному реагированию "положительного" типа на
действия адептов "отрицательного" типа в форме крайнего национализма и фашизма.
Соображения автора, прежде всего, прагматичные, что оставляет в тени существенную основу
событий. Источником субъективной активности лидеров и Украины, и Европы, США,
выступает не только сумма требований в позициях государственного и экономического
управления, носящих прагматический характер, исторической смены ситуаций и введения целей,
но и зов социокультурного стереотипа, соответствующего как типу лидирующей части
этничности, так и типу базисной мотивации в критериальном блоке. Эмпирическое отношение к
типизации дает случайные ответы на вопросы о содержательности высших мотивов. Лишь
привлекая средства онтологического, метасистемного подходов выявляется неслучайность
характеристики типа высшей мотивации, присущей Западу и, прежде всего, США. Им
присущ структурный акцент в выборе мотивационной основы, адекватный прагматической
установке в организации практики. Более того, если непредсказуемость поведения структурных
целостностей и зависимость от ситуации является сравнительно "безобидной" для окружающих
целостностей, то при идеологизации организационной активности и приближении к
системности этих целостностей, что создает повышенную эффективность, отмечаемую в
плоскостях управления, экономики, силовой практики и т.п., основанием системного уподобления
в такой прагматике выступает принцип иерархической структурности. В его рамках
выделяется эгоцентрический лидер в структуре, подчиняющий себе остальные компоненты.
Прагматическая мотивация имеет здесь потребительский и подчиняющий среду характер.
Системные критерии воплощаются в этих рамках лишь для подчиненной части целостности. С
точки зрения высших оснований бытия эти мотивации относимы к "темной" части ценностного
ряда.
Тем самым, в конфликте и глобальном, и локальном, на Украине противостоящие стороны
имеют разнотипные основания в своей активности, и конфликт носит не прагматический
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
характер, а принципиальный. Активные силы, с метафизической, метасистемной точки зрения,
разделяются по принципам либо преимущества целого над частью, следовательно, в зоне
"светлых сил", либо преимущества части над целым, в том числе над иными частями,
следовательно, в зоне "темных сил". Разделение сил имеет и историческую предоснову. Известно,
что иногда Россия проявляла свою "светлую" ориентацию в мотивации и боролась за
освобождение своих братьев славян в ряде исторических периодов, в том числе и при
осуществлении противославянской активности католической церкви, византийской версии
христианства, используя и политизированность самой церкви, и преобладание управленческой
прагматики в межгосударственной политике. Походы князя Святослава носили
надпрагматический характер. Однако подчинение управленческой элиты политизированной и
этим прагматизированной церковной системе делало эпизодическими принципиальные
противопоставления "светлых сил". Даже межконфессиональные противопоставления часто были
прагматизированными, хотя маскируемыми под соблюдения надпрагматических оснований.
Иногда и царская Россия проявляла надпрагматичность, стремление к следованию "правде" и
"справедливости" во внешнеполитических конфликтах. Но влечение России, прежде всего, ее
господствующей управленческой элиты, в орбиту Европы, преобладание "западничества",
уподобление "иноземному", находимому в Европе, превращали противопоставления и войны в
"однородные", непринципиальные, если не считать Отечественной войны 1812 года или
преодоления Смутного времени в 1612 году. В период существования СССР противоборство стало
преимущественно принципиальным по инициативе марксистски интерпретированных "светлых"
сил. Маскировка современных адептов эгоцентрических сил Запада под ценности
"демократизма" и "свободы" не меняет их сущностной основы, предопределяет активность и
крайнюю агрессивность в моменты высокой устремленности к решению своих эгоцентрических
задач. Примером служит и ядерный шантаж СССР после окончания Второй мировой войны,
готовность устранить принципиального противника массивным ядерным ударом с
многомиллионными жертвами, разрушениями в иллюзии спастись за океаном. Но если
рассматривать конфликт на Украине как принципиальный, помещенный в глобальные
масштабы, то и реагирование на действия и угрозы должно быть принципиальным, а не в слое
прагматической эффективности.
4. Успешное использование прозападными силами на Украине информационнопсихологического оружия в пользу не только настроенности населения, прежде всего, молодой
части населения, на предпочтение эталонов и "преимуществ" ориентации на Запад, но и в пользу
конфронтации с Востоком, с родственной в этническом и культурном измерениях Россией,
опираясь на извращенные сведения о России, ее поведении, о специфике ориентаций населения
России и т.п., особенно относительно перехода Крыма в состав России, означает крупную победу
наставников элиты Украины за весь постсоветский период. Масштаб трансформации
проявленного сознания и самосознания, совмещенный с экстремальным силовым
психотехническим воздействием пронационалистически и профашистских фрагментов населения,
его молодой части заставил говорить о процессе смены матрицы ценностей, переконструировании
сознания, вспоминать предшествующие образцы подобных операций, применительно к
западному, центральноевропейскому славянству, например, к тевтонам, пруссам, полякам и др.
Автор обсуждает подобные процессы в настоящее время в рамках концептуальной установки о
"мягкой силе". В зоне внимания оказываются различия "добра" и "зла", типа социокультурной
идентичности, обладающего стратегической значимостью.
Подтверждая особую роль типа идентичности для индивидуальной и коллективной
самоорганизации, следует отметить сохранение нераскрытости данной группы факторов, их
влияния на процессы, глубины воздействия на массовое сознание и самосознание населения,
перспективы объяснения происшедшего и прогноза на будущее.
Чтобы раскрыть роль социокультурной идентичности в жизни любой страны, в том числе
разнородной по этническому составу, по участию фрагментов населения в исторических
процессах, государственных формированиях, соединении и разделении частей одного
фиксированного пространства, участия в меняющихся идеологических и просто политических, а
также экономических измерениях, периодах стабильности той или иной политэкономической и
религиозно-идеологической формы, чтобы определить чувствительность различных фракций
социума на те или иные интенсивные переформирования общественной жизни, для этого
необходимы надежные средства мыслительных разъяснений и раскрытий.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
Цивилизационный подход предлагает базисные средства подобной ориентации. Если
применять понятия интегрального и дифференциального типа, различать "чистые сущности" и их
типологическое разнообразие, подчиняя организованную мысль формам "чистого" и
"практического" разума, в риторике Канта, Гегеля, учитывая принципы дедуктивного выведения и
портретирования, то тогда окажется следующее. Рассмотрение социокультурной идентичности
должно быть "разложено" по составляющим цивилизации. Любая цивилизация, с учетом общего
основания, имеет и тип этничности, социума, и тип управления, и тип высшей критериальности,
культуры и духовности. Цивилизация однородна в своей типичности, если типы и социума, и
управления, и высшей критериальности совместимы друг с другом. С точки зрения
онтологической основы, метасистемных различений противоположности должны быть
совместимы. Это означает, что тип высшей "формы", фиксируемый в культуре и духовности,
совместим с типом "морфологии", фиксируемым в социуме, а совмещение предполагает
соответствующее управление, тип прагматического соединения сил социума с критериальным
обеспечением, наличие у управленческого корпуса способностей корректного использования
народного потенциала под программы, подчиненные критериальным основаниям. В этом случае
прагматика организации и управления, по своим типологическим особенностям, не противостоит
ни народу, ни культуре и духовности соответствующих типов. Но такое совмещение сил создается
в реальной истории редко, порождая на некоторое время, той или иной длительности, "идеальное"
существование цивилизационной "единицы". Содержание идеальности воспроизводимого или
развивающегося существования специфично для однородного типа цивилизации.
Если аналитик создает портрет реальной цивилизационной целостности в объеме страны, то он
сталкивается с тем, что в одной стране сосуществуют разные типологические сочетания с разными
преимуществами во влиянии исходных сил. Оставаясь в рамках системной аналитики, можно
различить преимущественное влияние либо "формного" начала, культуры и духовности, либо
"морфологического" начала. Результаты соотнесения типов будут динамически различными, так
как самосохранение той или иной силы ведет к нейтрализации отрицательных, неприемлемых
воздействий иных сил, к самозащите, с одной стороны, и к попыткам подчинить себе под свои
интересы бытие партнера, с другой стороны. Как это вписывается в оппозицию "добро – зло"?
Любая достаточно автономная, самоорганизованная единица, выступающая как "часть" целого,
имея свои основания и интересы, кладет их в качестве критерия положительности отношения к
себе и реагирования на иное. Отсюда появляется относительное, присущее единице "добро", а
затем и альтернатива – "зло". Если преимущественно предопределяет бытие цивилизации
социум, то его "добро" будет резко отличаться от содержания "добра" у культуры и духовности.
Отличается т от содержания "добра" у управления. Однако "добро" у социума, вне его
окультуренности и одухотворения, по своему содержанию будет случайным, тогда как высшая
неслучайность порождается и фиксируется именно в культуре и духовности.
В то же время, аналитик должен осознавать, что само типологическое разложение
относительно чего угодно, в том числе и компонентов цивилизации, имеет неслучайную основу,
но опирающуюся на всеобщую "суть бытия". Опознание этого положения возникает лишь при
освоении высших достижений в познании, особенно в познании сущности наших субъективных
механизмов, их развития в ходе социализации, окультуривания, одухотворения, постижении высших
форм и механизмов мышления, знание о которых может вести к самым неслучайным результатам и
в управлении, обретению управленческой мудрости (О.С. Анисимов. "Мышление стратега:
модельные сюжеты. Вып. 24 Совершенствование человека и развитие". – М., 2011; Мышление
стратега: модельные сюжеты. Вып. 25 Правитель: ум и мудрость". – М., 2011). Следовательно,
типологические варианты цивилизации, в рамках дедуктивного конструирования, могут
обладать всем спектром уровней случайности и неслучайности, однородности и
разнородности. Момент случайности дополняется моментом "дисгармоничности" при
акцентированности на несовмещении базисных начал. Гармонизированные сочетания для
каждого из уровней соответствия сущности бытия, встречаются в истории редко. Однако
самым важным для аналитика выступает дедуктивное акцентирование на "созидающей" и
"разрушающей" составляющих активности любого нечто в универсуме и универсума в целом.
Это слежение позволяет выделять крайние по содержанию направленности, вести к исходному
различению "добра" и "зла" в едином, определять приемлемость этих акцентировок в едином, меру
полезности каждой из противоположностей в универсуме и в частях универсума.
Достаточно хорошо известно, что в цивилизационном исчислении Украина, как и Россия,
неоднородна. У разных частей страны имеются свои исторически оправданные
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
притягательные внешние силы. Опираясь на этот разъединяющий потенциал можно ускорить
развал страны на части и вторичное интегрирование с другими странами. Манипулятивный
подход может использоваться и для неестественного подчинения одних частей другим или
выделенной манипулятором части. Именно такой подход оказывается наиболее выгодным для
интересов США и Запада в целом в стратегии обострения ситуации, порождения яруса
конфликтов под общий процесс, построенный под интересы мирового олигархата. Чтобы
противостоять этой негативной тенденции и ходу событий, нужен стратегический проект по
совмещению разнородных цивилизационных единиц в той или иной целостности. При этом
недостаточно полустихийно способствовать сближению, нахождению общих интересов,
приемлемых согласованных действий и т.п. инерции совместимости, как это наблюдалось в
России. Необходимо использование арбитражной позиции и технологии в общем
стратегическом планировании, но в рамках цивилизационного подхода. Необходимо
стратегическое планирование на "светлых" основаниях, используя выгоды как
согласовательного, так и иерархического, арбитражного механизмов разработки цивилизационных
решений. Следует дополнить и уточнить бытующий смысл, касающийся социокультурной
идентичности, заменив его типологией и социумных, и управленческих, и культурно-духовных
оснований, подчеркивая роль типологии, "духовно-культурных кодов" (ДКК). Именно славянский
ДКК наиболее перспективен в умиротворении глобальной цивилизационной динамики, не
игнорирующей иные типовые ДКК.
Иначе говоря, при разнородности и разномасштабной дисгармоничности цивилизованных
единиц с различным участием единого государственного механизма во всех единицах
необходима изощренная форма регулируемого совмещения цивилизационных единиц,
опирающихся на полномасштабное профессиональное владение адекватной для таких
сложностей управленческой технологией и еще более утонченной аналитикой. Упрощение
анализа, случайное следование не проверенным на адекватность стереотипам и подобранным
технологиям неизбежно ведет к росту дестабилизации и хаоса, расширяющейся
неэффективности. Но именно в таких условиях облегчается манипулятивное внешнее
управление с негативными для страны – жертвы устремлениями. Это и наблюдается на Украине и
было характерным для России 90-х годов, следы которого видны и сегодня в попытках стать на
собственные "ноги" и опереться на свой ДКК. Только исходя из объектного метасистемного
взгляда на особенности цивилизационного совмещения единиц и из системно-факторного
расчитывания влияния всех факторов, в рамках реконструированных портретных проекций
единого цивилизационного комплекса можно увидеть, как становление сложившегося
состояния, так и возможностей прогностической перспективы, переходить к проектированию
желаемых, но возможных состояний. Очевидно, что для достижения манипулятивнонегативных целей начинать следует с обесценивания ДКК и его коррекции, запускающей
инерцию разрушения. Известно, какие были приложены для этого усилия в плоскости
психотехнологий для коррекции ДКК и в СССР, и в России в общей атмосфере многоаспектного
деформирования всех ключевых звеньев страны. Неслучайно, что при удобных условиях
мощность ДКК и всех социокультурных факторов "светлого" характера обеспечивало свое
восстановление в самых разных вариантах и динамических формах. Это и спасает Россию от
намеченного внешними силами расчленения, способствует выдвижению положительно
ориентированных лидеров и укреплению потенциала патриотических сил. Именно аналитик,
умеющий пользоваться онтологическими средствами мышления, непосредственно и видит, и
рассчитывает действия противостоящих сил и неслучайно усматривает неизбежность
проявления как негативных, так и позитивных возможностей универсума и его наблюдаемых
частей, не уходит в бесперспективный пессимизм и беспочвенный беспредельный оптимизм.
ВЫВОДЫ
Анализ кризиса, по материалу – финансово-экономического, автор осуществляет
"непосредственно", т.е. опираясь на том, что дается в непосредственном созерцании, описаниях
конкретных событий. Расширяя объем описываемого, он справедливо отмечает зависимость
происходящего на Украине от глобального манипулирования, проводимым США, ставшими после
падения СССР гегемоном в мировой политике, укрепляющими экономическую гегемонию, не
принимая для простоты в расчет быстрый рост Китая и ряда других новых экономических
гигантов. Справедливо отмечается и зависимость политических и идеологических проявлений на
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
Украине от экономических регуляторов, порождающих и по-своему продлевающих кризисы под
спекулятивно-финансовые интересы мирового олигархата. В контексте глобального соотношения
сил США демонстрируют сохранение длительной во времени стратегии нейтрализации России,
раньше Российской империи, СССР, как потенциально и актуально готовой противостоять
глобально значимым экспансиям, например, со стороны Наполеона, Гитлера, теперешним США с
ими созданным механизмом НАТО, при наличии огромного пространства и непревзойденного
масштаба природных богатств. Проявлением угрозы для Запада выступает последовательное
укрепление экономики и безопасности России в начале XXI века даже при вовлеченности России в
либерально-рыночную экономическую парадигму, к которому Запад в 90-е годы приложил
огромные усилия. Созидаемый Западом кризис на Украине вовлечен в общую линию глобальной
дестабилизации как предтечи мировой войны, использованной в XX веке в качестве решающего
условия преодоления мирового экономического кризиса. Особенностью Украинского кризиса
является его особая роль в дестабилизации в той части славянского мира, которая примыкает к
границам России, позволяет еще более приблизить НАТО к границам России, обеспечивает
ослабление славянского мира и ускорение ослабления России через порождение войны Украины с
Россией с созданием условий для расчленения России, в том числе умножением конфликтов,
созданием по границам России яруса конфликтных зон. Автор призывает к разработке стратегии
умиротворения "внутриукраинского" конфликта, ставящего Россию на грань вовлечения в военное
противостояние славянских государств, поиске факторов воздействия на конфликтующие стороны
для нейтрализации конфликта.
Методологическая реконструкция мнения автора и его оценка включает процедуру
опознавания того содержания, которое должно быть подтверждено и выявление возможности
углубления содержания мнения. Методологический тип оценивания и реконструкции опирается на
привлечение специальных языковых средств, понятийно-категориальной парадигмы,
применяемых для содержательного отношения к мнению и для оценки способа мышления автора.
"Содержательная" ориентация автора позволила осуществить в методологическом соотнесении
"углубление" точки зрения. Оно представлено, применительно к "источникам" кризиса,
следующими тезисами:
 универсумальным источником кризиса (любого и, в частности, Украинского), выступает
диалектика, исходное противоречие противопоставленных "начал" ("формы" и
"морфологии") как условие вечного воспроизводства динамики бытия;
 цивилизационным источником кризиса (как и любого иного кризиса в сообществе
цивилизаций) предстает противоречие между высшими основаниями бытия цивилизации и
природной морфологией субъективности во всех трех блоках источников цивилизационной
активности;
 межцивилизационным источником кризиса является качественное и уровневое различие
цивилизаций, входящих в противостояние, когда одна сторона ведущим делает акцент на
природном и отрицательно ориентированном самовыражении, а другая на высших и
положительно ориентированных ценностях;
 глобальным источником кризиса выступает самовыражение страны как цивилизационной
единицы, занявшей лидирующее положение в мире, экономически и политически, делающей
в своей глобальной активности основной акцент на потенциале и актуализации потенциала
иерархизированного спекулятивного капитала с ведущей ролью финансового
концентрированного капитала, использующего остальные блоки капитала и механизма
общества в качестве подчиненного сервиса получения максимальной прибыли,
рассматривающего глобальное поле в этой же направленности, в потребительской и
манипулятивной направленности;
 глобально-региональным источником кризиса является оценка состояний и тенденций
России, как цивилизационной единицы, пытающейся выйти из прямого следования
установкам спекулятивно ориентированной либерально-рыночной экономики в рамках
возрождения своего духовно-культурного кода положительного типа по критериям
"справедливости" и "правды", вносящих противопоставленность спекулятивноэкономическим и политическим принципам в глобальной динамике, привносимым со
стороны США и Запада в целом;
 регионально-политидеологическим источником кризиса предстает преднаправление со
стороны США участие Украины стать источником конфликта и дестабилизации, инициатором
войны с Россией для достаточно интенсивной траты на противоотношения достаточного
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
ресурса, чтобы вести, на фоне иных конфликтов на границах России, к возможности
расчленения России, оставляя в стороне прямое участие Запада в военном противостоянии.
Тем самым, в содержательном слое мнения автора предлагается ввести совмещение двух
направлений на расширение и углубление видения кризиса – "цивилизационное"
"метафизическое"
(универсумально-онтологическое).
Инструментально-технологическое
оформление содержания точки зрения и введение средств мышления, прежде всего, адекватных
цивилизационному и метафизическому подходам, обеспечивают не только само углубление
видения кризиса, но и смещение акцента с объектного содержания на его мыслительные
"вычисления", на логико-семиотическую и объектно-онтологическую "правильность" мышления,
на организованную и надежную, контролируемую и обосновываемую рефлексию механизма
движения мысли автора, на нейтрализацию ограниченности моносубъектных версий, переход к
коллективным и максимально определенным точкам зрения. Это и ведет к качественному
совершенствованию аналитики и профессионализации аналитического сообщества.
А.И. Агеев, Е.Л. Логинов (ЭС. № 6–7, 2014)
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Новая мировая война для развитых стран является универсальным инструментом разрешения
текущего глобального финансово-экономического кризиса. Мировые акторы, прежде всего США,
нуждаются во "враге – союзнике", роль которого традиционно играла Россия (империя, СССР).
Этим объясняется попытка любым способом втянуть Россию в военный конфликт на Украине.
Россия, вернувшись в состав великих держав, становится точкой выбора между военной
катастрофой и новой расстановкой сил в мире. Мировой финансово-экономический кризис
перетек в системный кризис и выдвинул антикризисную модель, содержанием которой является
мировой военный конфликт, как универсальный способ разрешения противоречий за счет
более слабых акторов. Модель прослеживается на примере Первой, Второй мировых войн и
холодной войны. Мирные силовые методы очередной раз обобрать Россию, Китай, Индию,
Бразилию т.п. и этим простимулировать экономики США, ЕС исчерпаны. 600 трлн. долларов
деривативов, помимо прочих проблемных долгов, материально обеспеченных займов, как
виртуальная финансовая надстройка над реальными ресурсами и производством, в
значительной части обязательств не обеспечена. Реальные товары на эти деньги выпущены
не были и не предполагалось их выпускать, а списание долгов, значительное, невозможно.
Схлопывание "пузыря" ведет к накладному росту банкротств банков и связанных с ними
производственных структур. Война же списывала задолженности.
В середине 90-х г. XX в. от срыва в кризисный штопор спас обмен финансовой и товарной
массы в США, ЕС на дешевые ресурсы постсоветских государств и хранение национальных
валютных резервов этих стран в гособлигациях США. Но разграбление окончилось, а новые
рыночно ориентированные корпорации России, членов ЕАЭС, БРИКС уже не желают
спонсировать западные долговые махинации. "Переваривание" инноваций США, ЕС в
коммерческие в советском инновационном заделе, вывезенного за рубеж вместе со
специалистами, оказалось ограниченным. "Повесить" долги можно лишь путем военного
принуждения под реальным или надуманным предлогом. Локальные конфликты оказались
недостаточными, а временной резерв исчерпанным. Большая война в Азии, с участием России, не
удалась. Часть финансовой элиты США решила не рисковать своими капиталами и стала выводить
активы на юго-восток и др., разработала сценарий и жертвования США как государством. Один из
мегакланов вытеснен из США, углубив этим конкуренцию. Для роста деловой активности США
нужно наращивать кредитную массу при оздоровлении финансовых структур и получении
реального обеспечения по другим долгам, а стоимость активов недостаточна. Проект "сланцевого
газа и нефти" оказался иллюзорным, дал невысокий импульс подъему США. Нужен резкий рост
объема заказов на производство, особенно к ВПК США, возможный только в условиях Большой
войны. В пользу США и ЕС было бы принудительное изъятие совокупного капитала БРИКС, 20–
40%, через закупку на Западе вооружения, продовольствия, индустриального оборудования за счет
перемещения на Запад золотого запаса, поставки сырьевых ресурсов по вынужденно низким
ценам, получения займов, приобретения на Западе валюты при удешевлении своих, допуске в
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
стратегические сферы, оттоке капитала на Запад и др., финансировании послевоенного
восстановления. Поводом для войны стал военный конфликт на Украине. Стали наращивать
силовые экономические рычаги, составляющие и глобальный организационный капитал США,
могущие организовывать глобальные кризисы в собственных интересах. "Пузырь" имеет реальное
наполнение оргкапиталом, формой реализации которой является матрица типовых, наиболее
значимых операций. Опираясь на кризис, принудительно картелизируется мировая экономика,
жестко управляемая политическими комиссарами, при самоуправлении в банковской сфере и
промышленности, принудительно перераспределяющей товарно-финансовый актив, создавая
механизм четкой координации под руководством США с помощью центральных банков наиболее
значимых государств. Экономически зависимые страны с удовольствием принимали бы на
кабальных условиях любые суммы вложений США. Ключевым моментом становится сжатие
финансовой массы, затем каскад требований возврата кредитов с невозможностью их отдать,
запуская механизм перегруппировки активов, управляемого шараханья между громадным
прибылями и громадными убытками. А США остается главным регулятором и двигателем
мировой экономики. Вложения и долги меняют своих владельцев. Обобществление финансовых
средств сопровождается получением главной прибыли теми, кто управляет концентрацией
капиталов. Большая война устраняет кризисные проблемы, преодолевает финансовые рынки,
инфраструктуры.
Операции с деривативами являлись основой многолетнего процветания экономики США
и ряда придаточных национальных экономик, и государство оказывало финансовую помощь
финансовым корпорациям, попавшим в трудную ситуацию, а не уместившиеся в этот ряд были
обанкрочены с последующим выкупом. При растущей обобществленности финансовых средств
на международных рынках главную прибыль получает не собственник, а управленец, участник
концентрации капиталов. Венец манипуляций – Большая война, решающая кризисные проблемы
с последующим переделом рынков, инфраструктуры, с перспективами стратегического
оперирования факторами конкурентоспособности, построением нового формата
экономического порядка. Она выступает компонентом экономико-политической культуры,
основой идейного мировоззрения глобальных менеджеров экономики. В традиционной войне
главным считается уничтожение экономического и военного потенциалов противника, а в
надвигающейся войне решаются задачи экономического стимулирования конкретных зон
экономической активности с использованием каналов концентрации товарных и финансовых
ресурсов, в союзе со СМИ, социальными сетями, управляя глобальными политическими
процессами. Примером служат действия СМИ относительно Украины. В устойчивых очагах
конфликтной активности нужные силы регулируют потоки ресурсов, регулируется поощрение и
борьба с терроризмом. В основе эскалации конфликта на Украине лежат интересы
региональных и мировых акторов, блокирующих усилия России по ограничению военных
действий. Активизация сотрудничества в рамках БРИКС, ШОС, ЕАЭС является альтернативой
втягивания мира в Большую войну. Крымские события и санкции обострили необходимость
независимого от Запада контура финансовой архитектуры и инфраструктуры, выделить
узловые сферы сотрудничества в противовес глобальному военному конфликту. Проекты
России, инициированные совместно со странами Азии, уравновешивают накопленные мировые
инфляционные финансовые массивы российскими энергосырьевыми ресурсами, поддерживая
реальное производство. Этим решаются проблемы мирового сообщества.
ОЦЕНКА ВЕРСИИ
ПОДТВЕРЖДАЕМОЕ
1. В данном материале дается более детальная, изящная картина механизма поэтапного
порождения финансово-экономического кризиса. Исторически и по объему потенциального
актива, прежде всего – ресурсного, природного богатства, Россия предстает "естественной"
кандидатурой для ограбления, для роли "врага". Поэтому при достижении уровня "больного
разогрева" кризиса в экономике глобальный регулятор обращает на Россию особое внимание.
Если она проявляет несогласие, сопротивление "мирному давлению", то строятся планы
силового, военного воздействия, втягивания в войну с тем, кого назначает на роль "союзника".
Сценарий катастрофы, по результатам которой финансово-экономический манипулятор
обретает новые возможности или восстанавливает условия своей эффективности в
послевоенный период, либо сценарий манипулятивного перераспределения экономических сил не
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
противостоят друг другу в единой установке на уход от состояния кризиса и запуска нового цикла
прихода к кризису. Манипулятор, если обратиться к теории Маркса, понимает механизм
действия экономики в капиталистическом варианте, циркуляции капитала, закономерного
прихода к прибыли, условия роста уровня прибыльности в рамке "воспроизводства" циклики
капитала. Но "заказчик" на циклику имеет интерес роста прибыли и, повышая притязания, он
уже не хочет оставаться в пределах "нормального" функционирования капиталистического
механизма. Поэтому он создает, через свои службы технологического проектирования, пути к
большим прибылям, нарушая критерии благополучного движения капитала в циклике, деньги
накапливаются вне встречи с товарной массой, а товары накапливаются вне потребления или
готовых механизмов производства более значимых для прибыльности товаров. Финансовое
манипулирование перестает быть включенным в циклику, в "здоровое" функционирование. Тем
более, если партнерами во взаимодействии становятся те субъекты экономик, которые не
желают идти по скользкому пути спекулятивных манипуляций, то они вынужденно
противостоят манипуляторам, становятся врагами, претендентами на "жертвы" агрессий. Если эти
экономики препятствуют сжатию финансовой массы за их же счет, то дело доходит до
войны.
2. Перегруппировки активов, манипулятивное управление шараханьем "нижестоящих"
бизнесменов между громадными прибылями и громадными убытками и др. операции позволяют
концентрировать финансовый капитал и получать главные прибыли теми, кто дирижирует
манипулятивным процессом. Само процветание США, ее экономики и экономик, придаточных
стран зависит от циклов таких манипуляций. Поэтому сообщество управленцев этими
процессами вынужденно допускать и организовывать войны, предваряющие иные
дестабилизации, следуя стереотипу инвалидизации кругооборотов капитала как условию
получения выгоды. Оно стремится осуществить желаемый предел рынков, инфраструктуры,
созидания новых уровней конкурентоспособности, порождая вторично идеологизацию
спекулятивной практики. Дирижирование ходом концентрации финансовых и товарных
ресурсов совмещается с активным привлечением средств СМИ и социальных сетей и этим
внесением своего вклада со стороны политических механизмов, обращенным к "мирным",
"военным" формам воздействия, к использованию фактора терроризма. Сочетание всех типов
экономических, социокультурных, политических механизмов не игнорирует базисный процесс
циркуляции капиталов, здоровый процесс деловой активности. Мы видим, что инвалидизация
механизма кругооборота капитала и следование сверхидее роста прибыли обеспечивают рост
прибыли за счет открытости всем типам экономических и неэкономических технологий,
введением их в спекулятивное русло. Сама организация процессов прихода к конечному
результату выделила особый тип капитала – "организационный" со своей специфической
формой, парадигмой операций, вносящими большой вклад в успешность реализации исходной
установки, защищая спекулятивную практику от потрясений и отрицательных для нее
воздействий.
ОПРОВЕРГАЕМОЕ
1. Авторы справедливо отмечают, что в современной ситуации в условиях созидаемой
Большой войны возникла острая необходимость в независимом от Запада контуре финансовой
архитектуры, в выделении узловых сфер сотрудничества в противовес глобальному военному
конфликту. Опыт положительного взаимодействия России в рамках БРИКС, ШОС, ЕАЭС
показывает возможность реализации неинвалидизированных форм циркуляции капитала на
пользу всем участникам партнерского взаимодействия. Однако это возможно лишь при наличии
внутренних факторов, сдерживающих устремленность к повышению прибыльности "любой
ценой", "любыми способами". Как правило, сами по себе политические, социальные,
технологические факторы "мирной направленности" не гарантируют самоудержание субъектов
капиталистической деятельности от притязаний на рост норм прибыли. Соблазн к поиску путей
роста прибыльности фундаментален в позиции капиталиста, что показал Маркс. Авторы
раскрыли механизм "неудерженности" и устремленности к "золотому тельцу" прежде всего
финансового капитала, отрывающегося и от неизбежных ограничений в торговле, в звене
циклики торгового капитала, при относительности самоограничений и там, и от особенностей
циклики капитала в звене производительного капитала. Прагматизм, как ценностное
самовыражение, всегда делает любое нормирование относительно устойчивым, любое
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
следование норме относительно точным и ответственным. Как размышлял Гегель, прагматик
остается на пересечении рамок "субъективного духа" и "объективного духа". В своей "философии
духа" Гегель показывает индивидуализацию самовыражения в "субъективном духе", где нет
диктующей необходимости подчиняться условиям совместного действия, необходимости
вхождения в согласованную или предписанную требовательность кооперативного бытия с
ответственностью за действия и результаты участия в "своем" звене кооперации, а, тем более,
быть ответственным и за действия, результаты участия партнера в "его" звене кооперации. В
торговом обмене самовыражение товаровладельца допустимо лишь в начале, до завершения
процесса согласования и взятия обязательств. Пребывание внутри фиксированной кооперации
опирается на такую самоорганизацию, которая предполагает подчиненность требованиям и
кооперации, и кооперативным позициям, "своей" и "чужой". Системная, в отличие от
структурной, форма пребывания в кооперации подчиняет самовыражение. Гегель рассматривает
субъективные способности к этому как признаки "объективного духа", резко увеличивающего
надежность выполнения обязательств. Положительно проявляющейся в обороте капитала
капиталист соответствует требованиям "объективного духа". Но это не дает "абсолютные"
гарантии. В меняющихся обстоятельствах капиталист может выйти из рамок "разумного" и
"адекватного" следования требований механизма циркулирования капитала, рамкам
самокорректирования и недопустимости достижения прибыльности "любой ценой". Фактором,
вносящим надежность и ту или иную меру "абсолютности" сохранения самодвижимости
капитала, является культура и духовность, относимые Гегелем к уровню "абсолютного духа".
Но это означает такой уровень развитости субъективности, при котором человек подчиняется
всеобщим законам бытия, интуитивно или сознательно, усматривая "всеобщее" в требованиях в
конкретной практике. Этот аспект не обсуждается авторами. Но именно различение
самоорганизации капиталиста на указанных уровнях позволяет фиксировать тип
субъективности выразителей интересов спекулятивного капитала, особенно финансового
спекулятивного капитала, их невписанность в организм общества, присущий им эгоцентризм и
обладание деструктивным потенциалом в принципе. Вне фактора окультуренности и
одухотворенности противостояние инициаторам Больших войн будет временным и
относительным по "мощности".
2. Если признать субъективную предпосылку выхода за рамки "объективной логики" той
деятельности, которую осуществляет значимый для сообщества, общества человек, группа людей,
входящая в ту или иную социокультурную или деятельностную позицию, субъективного
подчинения ходу изменений, динамики бытия "объекта", осознать последствия закрепления и
организационно-ресурсного обеспечения возможности корректировать смену состояний
"объекта" под коллективные интересы субъектов соответствующей практики, то легко понять
источники крупномасштабных деформаций в жизни общества, стран, в глобальной динамике.
Экономическая практика, в том числе последнего времени, в XIX – XX вв., в силу ее
капиталистического характера и наличия условий для отрицательно деформированного
самовыражения, к примеру, в звене проявлений спекулятивного финансово-торгового капитала,
показывает уродливое влияние этого капитала на иные функциональные блоки обществ и
стран, делая их заложниками спекулятивной экономики.
Авторы показывают панораму подобных пагубных дел на примерах войн. Приведем моменты
такой активности государственного механизма США, обслуживающего бытие финансового
олигархата:
 "сжигается" накопленный инфляционно-виртуальный навес, одновременно "забирая" у других
стран накопленный финансовый жирок; покрытие сверхбюджетных трат правительства США;
"зачищение" непослушных ТНК и ТНБ мировой финансовой инфраструктуры; принуждаются
другие страны к коллективному инфлированию денежной массы под контролем США, в основе
которого лежат американские активы;
 закладываются основы нового контура мировой финансовой инфраструктуры,
архитектуры, формируется управляемая структура манипулирования производственными
мощностями, товарными потоками;
 принудительное картелирование экономик США, ЕС и др., расшатывание международных
экономических союзов, инициирование экономических конфликтов, обострение
социальной, продовольственной и др. напряженностей в странах, срывая формирование у
них демократических моделей на собственной основе, создавая переток дешевых
инноваций, кадров в США, создавая мониторинг глобальных процессов, закрепляя
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
привязку элит других стран к элите США, создавая условия развития
телекоммуникационной инфраструктуры на программно-технической базе США;
 обеспечение отрыва США в сфере технологий, срывая переход других стран на новый
уклад, срывая перевооружение чужих армий, увеличивая отрыв армии США, ослабляя
правительства и увеличивая зависимость от политэкономической поддержки со стороны
США.
И это на фоне типичных для холодной войны и созидаемой Большой войны наращивая
террористической активности, формирования устойчивости наркопоставок, формирования тайных
организаций, политических и полувоенных организаций, создания правительств из тех, кто боится
уголовной ответственности, порождения кризисов, увеличения военных расходов, поддержки
боевиков, боевых действий против правительств, поддержки недружественных России режимов и
т.п.
Тем самым, осуществление экономических мер внутри и вне США, вытекающих из
потребности
"проталкивания"
кругооборота
макрокапитала
по
спекулятивно
ориентированным циклам счет создания подчиненной замыслу и общему умыслу роста
прибыли экономической среды дополняется втягивание социальной, политической, силовой и
т.п. среды в подчинение спекулятивно-финансовой, экономической в целом динамике,
трансформируя политический, информационно-смысловой и т.п. механизмы.
Привлекая теоретические средства реконструкции и проектного конструирования всех
этих эмпирических фиксаций, сохраняя мотивационные установки через заимствование
позиции архитекторов спекулятивного управления, можно выявить и охарактеризовать
тип конструкторской и организационно-практической, реализационной активности, степень
и формы отклонения от "здоровых" мотивов и конструкторской работы, приемлемой для
народов и элит неспекулятивной и антиспекулятивной направленности. Но тогда следует ясно
показать теоретические основания, мыслительные схемы объектно-онтологического типа,
содержание которых выражает как исходное, сущностное бытие целостностей, включающих и
экономическое, и политическое, и социокультурное и т.п. звеньев единого бытия стран и
сообщества стран. Следует показать варианты "оживления" содержания схем в подчинении
положительным и отрицательным установкам, в том числе указанным авторами
ориентирам. Мыслительные реконструкции и оценки результатов "портретирования"
целостностей, роли частей в совершенствовании, развитии или инвалидизации,
деформирования целого под интересы части, следование в мыслительной работе принципам
структурного или системного подходов позволяют подтвердить или опровергнуть общие
положительные или отрицательные оценки действий мировых регуляторов экономической
динамики и всего мирового процесса.
Но тогда в центре внимания аналитического сообщества и заказчиков на их работу
оказываются не только и не столько неизбежные процедуры информирования о
происходящем, сколько формы, методы, средства мыслительной работы, требования к ней под
ценности роста неслучайности процессов и результатов. В такой переакцентировке
выделяется потребность в высшей неслучайности, что и обеспечивается культурой мышления и
аналитика, и стратегического управленца (О.С. Анисимов. "Мышление стратега: модельные
сюжеты. Вып. 4. Стратегическое мышление управленца". – М., 2009; "Мышление стратега:
модельные сюжеты. Вып. 7. Стратегическое управление в схемах". – М., 2009; "Аналитика: зов
перепарадигматизации". – М., 2014). В частности, следование критериям системного подхода в
рамках цивилизационного подхода позволяет при использовании "разумной логики", логики
"псевдогенеза", перейти на высший уровень подхода – "метасистемный" и внести
соответствующую строгость в мыслительные расчеты типов "поведения" страны и ее
частей при указании типов акцентировок цивилизационных конструкторов, положительной или
отрицательной ориентаций. Именно в этом мы видим перспективу существенного углубления
анализа блока в целостности цивилизационных единиц и их совокупностей.
3. Авторы справедливо оценивают положительность инициатив России, совместно с
другими странами (Китай, Бразилия, Индия и т.п.), связанных с сотрудничеством в экономике и
политике, с вовлечением влияния национальных культур и духовных механизмов, как фактора
нейтрализации отрицательных следствий однополярности, эгоцентрической стратегии
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
США и ЕС. При этом подчеркивается роль энерго-сырьевых ресурсов России в
уравновешивании мировых инфляционно-финансовых массивов.
Однако само по себе такое уравновешивание сохраняет сложившуюся парадигму общества,
сохраняет механизмы капиталистической экономики, в том числе и инерцию
спекулятивного проявления финансового и финансово-торгового капиталов. Следование
установкам такой нейтрализации негативных следствий спекулятивного оперирования
капиталом может приводить лишь к тактическим нейтрализациям, временным
облегчениям мирового сообщества. Положительное оздоровление, через дополнение
спекулятивного механизма наличием и использованием природно-ресурсного потенциала не
ведет к принципиальности отхода от спекулятивной модели построения экономического цикла,
от втягивания иных блоков общества и страны в действия спекулятивных манипуляторов, от
инвалидизации механизма бытия стран в целостности. Человечество не избавляется от
перспективы созидания новых конфликтов и войн, в том числе Больших войн. Эгоцентрическая
парадигма, соответствующая структурным критериям конструирования экономики стран в
целом, должна быть преодолена за счет привлечения критериев системного подхода, а в
связи с цивилизационным характером бытия стран, при всем разнообразии типов
цивилизационности, требуется привлечение "метасистемного" подхода, оперирования
высшими онтологическими основаниями. Соотношение "целого" и "частей" в содержании
высших онтологий носит универсумальный характер и в таких онтологиях, включающих
"диалектический потенциал", вполне ясным выступает соотношение "положительных" и
"отрицательных" сил в едином, в их вечной динамике циклического типа, в переходах от
акцентировок одной содержательности к акцентировкам противоположной содержательности. В
нашем случае, парадигма эгоцентрического характера становится лишь моментом в смене
инициатив и теряет абсолютный характер, присущий сложившимся воззрениям и их
воплощениям. В изменении базисных ориентиров, в привлечении потенциала высших онтологий
и высших форм неслучайной мысли с ее переходом к воплощениям, в следовании
цивилизационного подхода в целом мы видим главную перспективу и реагирование на зов
времени.
4. Общий вывод. Предложенный материал богат моментами реального глобального и
локального механизмов бытия спекулятивного капитала, его организационно-ресурсного и
идеологического обеспечения. Однако дальнейший шаг в раскрытии внутренних движущих
факторов, углубление картины в ее фиксированной содержательности предполагает переход к
иной мыслительной технологии, чем продемонстрирована в рамках не эмпирической, а
теоретической реконструкции и постижения возможных проявлений.
ОБЩИЕ ВЫВОДЫ
Анализ статей позволяет прийти к следующим выводам:
1. Авторские версии позволяют получить достаточно полную картину порождения мирового
кризиса и сложившегося типа выхода из него, дают представление о базисном источнике кризисных
явлений и их динамике, обострении, находящемся в позиции иерархизированного представителя
совокупного капитала, глобальных финансовых манипуляторов, корпоративно "ведущих"
капиталистический процесс к кризису и его силовому преодолению в рамках удовлетворения своих
эгоцентрических интересов.
2. Показано, что эгоистический интерес к максимальной прибыльности проявляется в
усложненном и деформированном, инвалидизированном виде исходных механизмов роста
капиталов в рыночном типе экономики при персонификации реагирующего на объективный или
субъективный спрос общества, данный в концепции Маркса. Деформированный цикл оборота
капитала непосредственно ведет финансово-экономическое сообщество к возникновению
"финансового пузыря" и его преодолению с помощью силового обеспечения материализации
главного мотива, а ключевой этап в преодолении – с помощью Большой войны как условия
перестроения инфраструктуры и механизма экономики под спекулятивные интересы.
3. Усложнение экономической циклики движения капитала в спекулятивной парадигме
осуществляется за счет втягивания "внешних" сред из целостности общества и страны, сообщества
стран, подчинения требованиям спекулятивного капитала, привлечения, в том числе в этап
порождения и проведения Больших войн, подвергая все привлеченные ресурсы их
деформированию и создавая деформированное бытие общества, страны, сообщества стран.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
4. Глобальные масштабы спекулятивно-экономической экспансии, осуществляемые в наше
время США при соучастии ЕС, приводит к заранее планируемому порождению множества
механизмов силового и информационно-психологического воздействия на общественные и
национальные процессы, включая терроризм, наркотизацию, экологическую дестабилизацию,
социокультурную деформацию, переориентацию элит и др., создающие эффективное прохождение
спекулятивных циклов, приоритетный рост потенциала США при относительном замедлении роста
потенциалов стран, не входящих в близкий круг США, возможность глобального управления вне
интересов большинства стран. Украинский кризис предстает, с одной стороны, как локальное звено
на мировом поле перекройки политэкономического ландшафта, как явление, включенное в этап
обострения кризиса мирового масштаба и привлечения механизма Большой войны.
5. Однако Украинский кризис втянул слои межэтнического размежевания и
противопоставления, социокультурного и культурно-духовного противостояния, вовлек их в
манипулятивное пространство во имя интересов США и Запада в целом на фоне попыток России
выйти из прямой зависимости от либерально-рыночной парадигмы и патронажа глобального
финансового капитала в его наиболее спекулятивных формах. Это преобразует динамику
межкапиталистических противоречий в межцивилизационные противоречия, будущие основания
в противопоставленных типах "культурно-духовных кодов".
6. Поскольку общая модель борьбы с финансово-экономическим кризисом через этап Большой
войны не учитывает фактора ядерной войны, создающей условия уничтожения человечества, то в
настоящее время созревает большая проблематизация, сущностно-метафизический кризис,
обессмысливающий сам этап тотального противостояния в военной форме. Частично эта проблема
начинала осознаваться в период "холодной войны". Противоречие состоит в несовместимости
"логики" спекулятивного капитала и уже проверенной на эффективность модели, с одной стороны, с
выживаемостью человечества, с другой стороны. В функции средств войны вовлекаются механизмы
информационно-психологического типа, а также и все иные, устремленные против сущности
человека и гармонизированного цивилизационного бытия. Однако соблазн быть недосягаемыми для
противников согревает надежды на новые варианты реализации модели.
7. В силу эмпирической парадигмы аналитики, исключающей использование культуры
мышления, современной ее формы, выраженной в методологии, предложенные версии все-таки
скрывают сущностный пласт причин явлений. Его явное использование возможно не только как
удачное совмещение достоинств эмпирической схематизации описаний явлений и разработанных
методологией средств анализа, форм аналитических циклов, применение таких содержательных
средств, как понятия "цивилизация", "кризис", "развитие" и т.п., парадигмы цивилизационного
подхода, но и при рассмотрении методологии в качестве особой культурной "индустрии мысли",
вносящей высшую неслучайность в анализ самых сложных сюжетов мировой практики, как
совмещение "чистого" и "практического" разумов. Тем более что сама разработка
методологической парадигмы подчинялась требованиям славянского "духовно-культурного кода",
максимально соответствующего ценности "истинности", "справедливости", "правды".
Перспектива
методологизации
аналитического
процесса
ведет
к
качественному
совершенствованию достигнутого уровня раскрытий в аналитике, позволяет России, как
инициировавшей возникновение методологии, стать ведущей страной сущностных прозрений и
проектирования цивилизационного будущего, глобального и локального, вобравшей богатый
мировой опыт культуры мышления и оформивший его в технологической установке, создав и
формы подготовки аналитиков нового типа (О.С. Анисимов. "Методология: сущность и события".
– М., 2007; "Мышление стратега: модельные сюжеты. Вып. 29. Стратегический инкубатор". – М.,
2012).
8. Методология в дискуссионном пространстве играет роль "арбитра", имеющего и
совершенствующего парадигму мыслительных средств, не вызывающую у спорящих сторон
сомнения в содержательной компетентности и эффективности в процессах применения,
выявлении "правильного" и "неправильного", "адекватного" и "неадекватного" в содержании
версии спорящего. Это позволяет организовать соотнесение и сравнение версий, их совмещение,
синтезирование, приход к "единой" точке зрения в рамках соответствующей мыслетехники с
возможностью контроля и, если необходимо, поправок арбитражной работы. Методологические
средства являются высокоабстрактными, предполагают конкретизацию и варианты
акцентированных конкретизаций. На этом основана базисная процедура замещения
эмпирического материала, в том числе массива версий, единым и строго выводимым
заместителем, "истинным выражением" мнений или материала.
13. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА ЗАКАЗ (ВИРТУАЛЬНЫЙ) В.В. ПУТИНА
9. С учетом вышесказанного методология позволяет рассматривать противостоящие версии в
принципиальных дискуссиях на единой, однородной основе. В случае анализа борьбы,
конкуренции, войны и т.п., неприятия адептов разных концепций, доктрин, устоев, заповедей и
т.п., характерных в динамке разнородной цивилизационной среды, методология обеспечивает
мыслительное оформление версий, "портретирование" содержания версий, выявление типов
состояний и проявлений одних и тех же макрообъектов, путей совмещения типов и их место в
едином. Особую роль играют интегральные по содержанию средства мышления, ускоряющие
опознавание "объектов" и их состояний, особенностей динамики, например, понятия
"цивилизация", "страна", "общество", "сфера деятельности" и т.п. При совмещении средств
интегрального и дифференциального характера и соответствующих функциям в анализе способов
употребления резко ускоряется и придается определенность процедурам проблематизации,
прогнозирования, проектирования, как и "диагностического" портретирования, существенно
облегчается доказательность и опровергаемость в дискутировании (О.С. Анисимов. "Мышление:
сущность и развитие". – М., 2012; "Схемы и схематизация: путь в культуру мышления". – М.,
2007, т. 1и2; "Метод работы с текстами (МРТ)". – М., 2008).
10. В содержательном плане при переходе к проектным рекомендациям в рамках применения
объектно-онтологических средств следует ввести исходный принцип. Он состоит в том, что
противостояние уровня войны является следствием воплощения "структурной установки"
крайнего уровня эгоцентричности. В то же время "мир един, системен для частей как таковых,
метасистемен для целого и частей, включенных в целое". Поэтому для нейтрализации войн,
крайних
противопоставлений
необходимо
перевести
сознание
и
самосознание
противопоставляющихся сторон в системное и метасистемное миропонимание и самоопределение.
Это означает выход из состояния неограниченной эгоцентричности, найти для "агрессора" меру
его устремленности в целое, допускаемую целым меру самовыражения. В позиции корректора это
означает, что нужен "мировой проект", в котором учтено самовыражение частей, но подчиненное
единым критериям помещенности в целое. Проектирование "места в целом" для всех сторон, в том
числе и "жертвы", является онтологической рекомендацией как основой снятия противостояния. В
качестве главного аргумента для "агрессора", инициирующего конфликтность, предстает
состояние "мирового сообщества", в котором противостояние ведет к взаимному уничтожению,
что неприемлемо для всех. В "мировом проекте" должна быть та мера убедительности, которая
вынуждает "агрессора" выйти из устремленности прежнего типа и вовлечь целостное отношение к
происходящему, заложенное в человечестве универсумом. Об этом "понимании" и самопонимании
говорил Платон, рассматривающего постижение как "воспоминание", актуализации "забытого". В
настоящее время субъект мировой политики, могущий не только в самоорганизации осуществить
"онтологическое воспоминание", но и способный убедительно помочь "вспомнить" всем
инициатором противостояний, станет архитектором и лидером мировой стабилизации. Россия
имеет именно этот потенциал в своем культурно-духовном коде, если опираться на ведущую роль
славянского основания в самовыражении России. Этот потенциал, "спрятанный" в иных частях
славянского мира, должен быть актуализирован на благо всего мира.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа