close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Алексей Матюшкин
amatiushkin @bigbor.spb.ru
ЕЩЕ О СУДЬБЕ...
Я ушел от Судьбы,
убежал не оставив записки.
Я захлопнул французским замком
все ключи. Я ушел.
Не придутся гробы,
и пока без нужды - обелиски.
На заборах любви - плачем, белым стихом начерчу "хорошо".
Я ушел от Судьбы,
не дождавшись родную с работы.
Тяжек труд ее, вот и
не жди допоздна, до утра.
Я затер все следы
моей жизни, от крови до рвоты;
разорвал фотокарточку, стер календарь до вчера.
Я ушел от Судьбы.
И пошел по соседским квартирам.
Я звонил и просил,
но никто не хотел быть судим.
Я разламывал быт
и чужие ориентиры.
Возвращался без сил,
оставался один на один.
Я ушел от Судьбы,
с удовольствием вышел из дома,
побежал за последним трамваем,
не успел, и побрел не спеша.
Облака - на манер голытьбы все друг с другом знакомы заискрились за краем
земли, заснежили, кружа.
Я пошел по друзьям,
но иных уж, а те - недалече.
Я звонил колокольцами,
бил до набата в кистях.
Но ночами нельзя
их покои уюта калечить.
И нанизывал кольца
я в ночи по трамвайным путям.
В край земли я уперся,
стучался дорогой к знакомым,
подвывал подворотнями
ветер - ночной лиходей.
Я выплескивал спесь и упорство,
я не мог по-другому.
Я разменивал сотни
в ларьках у нетрезвых людей.
И пустили к себе,
пили вместе, и водка не грелась.
И когда уже третий стакан
полоскался в душе,
я сказал о Судьбе,
мол, помянем, такая имелась,
я ведь сам начал этот роман но закончил уже.
И бесцветный старик,
спотыкаясь на фразах и кочках,
отменил Времена,
и сулил отпущенье беды.
Я напрягся и сник
под прицельным огнем многоточий.
И звенела струна
по ладам на чужие лады.
А какой-то в очках,
в потемневшем плаще и при бабе,
научил меня жить в двух словах, но зато - на века.
Я сидел в дурачках мир катался как шар в кегельбане.
Забывал не грешить
и тянулся обнять дурака.
Что наскучило враз,
да и как я добрался до сюда,
поскорее - прошу удила, я б их так закусил!
От зловония фраз,
от Христа, что в миру - от Иуды,
я на воле решу
отплеваться от этих удил.
Разливали еще,
вспоминали Володю с Мариной Кореша, Бог ты мой,
ну и я потихоньку трезвел.
"За Судьбу" - "хорошо"!
и я встал, и достал свою "Приму",
и поплелся домой,
только первый трамвай прозвенел.
Да звенел колокольчик
на тройке на всех поворотах,
или выли голодные псы
в суматохе моей беготни,
под прикрытием ночи,
по всем всероссийским болотам,
не свернув с большака ни в кусты,
ни в сожженные временем пни.
Да, не заперта дверь.
Приготовил слова в оправданье,
именами крестил
всех, с кем ночь и с кем горе уму.
Врать, как "милая, верь",
как искусство - как голос сознанья только верить нет сил,
нет, ни ей - ни себе самому.
В тишине снял пальто
сигареты оставил в прихожей,
в кухне выключил свет
и прошел, не ступая, к окну.
Я дрожал, думал "кто?
на кого же она так похожа?" отвечал себе "нет!
Я любил не ее. Не одну."
Бормотала во сне,
и казалось, что даже мне рада,
потянулась губами сказала, что кончился бал.
Улыбнулся весне,
и подумал, что видно, так надо.
Вот, такими судьбами.
Спи спокойно, родная судьба.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа