close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Василевский
Александр Михайлович
17 сентября 1895 – 20 ноября 1977
Сражения и победы
Советский военачальник и
государственный деятель, один из наиболее
выдающихся полководцев Второй мировой
войны.
Василевский фактически был третьей,
после Сталина и Жукова, фигурой в
советском военном руководстве в 19421945 гг. Его оценки военно-стратегической
обстановки были безошибочны, и Ставка
направляла начальника Генштаба на самые
ответственные участки фронта. Вершина
полководческого искусства беспрецедентная Маньчжурская операция.
Василевский родился в селе Новая Гольчиха Кинешемского уезда
Костромской губернии (ныне Кинешемский район Ивановской области) в семье
священника. «Детство мое прошло в постоянной нужде, - вспоминал он, - в
труде ради куска хлеба насущного… Скудного отцовского жалованья не
хватало даже на самые насущные нужды многодетной семьи. Все мы от мала до
велика трудились в огороде и в поле». Окончил в Кинешме духовное училище
(1909) и духовную семинарию в Костроме (1914). Но выпускные экзамены в
семинарии сдавал экстерном…
«Война (Первая мировая. - Авт.) опрокинула все мои прежние планы, вспоминал Александр Михайлович. - Я мечтал, окончив семинарию,
поработать года три учителем в какой-нибудь сельской школе и, скопив
небольшую сумму денег, поступить либо в агрономическое училище, либо в
Московский межевой институт. Но теперь, после объявления войны, меня
обуревали патриотические чувства. Лозунги о защите отечества захватили
меня. Поэтому я, неожиданно для себя и для родных, стал военным». Вместе с
несколькими одноклассниками Василевский добился разрешения сдать
экзамены экстерном и был направлен на учебу в Москву, в Алексеевское
военное училище.
"Сын священника Василевский стал военным неожиданно для себя и родных - его
захватил патриотический подъем 1914 года."
Через четыре месяца ускоренной подготовки в мае 1915 г. Василевский в
звании прапорщика был направлен в Ростов, в запасной батальон, а оттуда с
маршевой ротой - на фронт. Как это произошло, рассказывается в мемуарах
Маршала. «Собрали всех офицеров, - рассказывает Александр Михайлович. Надо было из желающих отправиться на фронт назначить ротного командира.
Предложили высказаться добровольцем. Я был уверен, что немедленно
поднимется лес рук, и прежде всего это сделают офицеры, давно находившиеся
в запасном батальоне. К великому моему удивлению, ничего подобного не
произошло, хотя командир батальона несколько раз повторил обращение к
«господам офицерам». В зале воцарилась мертвая тишина. После нескольких
довольно резких упреков в адрес подчиненных старик-полковник наконец
сказал: «Ведь вы же офицеры русской армии. Кто же будет защищать Родину?»
… Мне было очень стыдно за всех находившихся в зале офицеров… видя, что
никто из более старших не выражает желания сопровождать отправлявшуюся
на фронт роту, я и еще несколько прапорщиков заявили о своей готовности…
Вспоминая этот факт, хочется заметить, что он совершенно невероятен для
офицеров Советских Вооруженных сил».
Боевое крещение А.М. Василевский принял под городом Хотин, командуя
полуротой в составе 409-го Новохоперского полка 103-й пехотной дивизии 9-й
армии Юго-Западного фронта. Весной 1916 г. назначен командиром роты.
«Через некоторое время, - вспоминал Александр Михайлович, - командир полка
полковник Леонтьев признал ее одной из лучших в полку по подготовке,
воинской дисциплине и боеспособности. Как мне кажется, успех объяснялся
доверием, которое оказывали мне солдаты».
В мае 1916 г. армия, в которой служил Василевский, участвовала в
наступлении, вошедшем в историю как «Брусиловский прорыв». «Закалка,
которую я приобрел во время наступления, помогла мне в дальнейшем, а опыт
организации боевых действий в масштабах подразделений разного рода
пригодился в годы Гражданской войны».
Командовал батальоном, штабс-капитан. После
революции в ноябре 1917 г. уволился в отпуск и уехал
домой, в Кинешму. В это время общее собрание полка, в
соответствии с действовавшим тогда принципом
выборности, избрало Василевского своим командиром.
Однако местный Совет депутатов не отпустил
Александра Михайловича обратно в армию, назначив
инструктором всевобуча (всеобщее обучение населения
военному делу проводилось в соответствии с декретом
советской власти об организации Рабоче-Крестьянской
Красной армии) Углецкой волости Кинешемского уезда.
В августе 1918 г., прочитав в газете объявление о наборе
кадров для работы в школах Тульской губернии,
Василевский подал заявление и был направлен учителем в одну из сельских
школ Новосильского уезда. Весной 1919 г. уездным военкоматом Василевский
был призван в Красную армию и назначен командиром отряда, направленного в
помощь комиссии по борьбе с кулачеством и бандитизмом. «Этот
непродолжительный период имел для моей дальнейшей жизни и работы
исключительное значение. - Вспоминал впоследствии Александр Михайлович.
- Став красным командиром… я понял, что военная служба - мое единственное
призвание… Советской Родине нужны своя армия, свои командные кадры, в
том числе военные специалисты. И я поклялся верой и правдой служить
народной власти. «Советская Россия или смерть!» - вот слова, ставшие тогда
девизом миллионов людей, в том числе и моим девизом».
В августе 1919 г. в связи с приближением к Туле белогвардейских войск
генерала А.И. Деникина Тульская губерния была объявлена на военном
положении. Василевского назначили сначала командиром роты, затем батальона, а уже в октябре - вновь сформированным 5-м стрелковым полком
Тульской стрелковой дивизии. В боях с деникинцами полку участвовать не
пришлось, так как прорваться к Туле им не удалось. В декабре 1919 г. Тульская
дивизия (48-я стрелковая) была направлена на Западный фронт, где участвовала
в войне с Польшей. По просьбе Василевского, считавшего, что у него
недостаточно боевого опыта, перед началом боевых действий его переместили
на должность помощника (заместителя) командира полка, а затем назначили
командиром отдельного батальона. После подписания мирного договора с
Польшей дивизия, в которой служил Василевский, участвовала в борьбе с
бандами С. Булак-Балаховича.
После Гражданской войны Василевский возглавлял дивизионную школу
младшего командного состава, а затем четыре года служил командиром 143-го
Краснознаменного полка. В 1926 г. прошел годичное обучение на отделении
командиров полков стрелково-тактических курсов «Выстрел». В 1928 г. он был
назначен командиром 144-го полка, считавшегося в дивизии отстающим,
слабым по дисциплине и подготовке. Через два года на дивизионной
инспекторской проверке полк занял первое место.
В этот период на перспективного командира полка обратил внимание В.К.
Триандафиллов - начальник оперативного управления и заместитель
начальника Штаба РККА, один из крупнейших советских военных теоретиков
того времени, с чьим именем связывается разработка теории глубокой
операции, наметившей способы наступательных действий оснащенных
современной военной техникой (танками и авиации) войск. Триандафиллов
стажировался в должности командира корпуса, где служил А.М. Василевский.
«Как командир 144-го полка я в течение двух лет фактически едва ли не
постоянно учился и работал под его руководством», - свидетельствовал
Александр Михайлович. По инициативе Триандафиллова в 1931 г. Василевский
был приказом наркома обороны переведен в Москву, в центральный аппарат, и
назначен в Управление боевой подготовки РККА. Затем, в 1934-1936 гг.,
служил начальником отдела боевой подготовки штаба Приволжского военного
округа, а осенью 1936 г. зачислен слушателем в только что созданную
Академию Генерального штаба. Многие сокурсники Василевского из этого,
первого набора Академии стали выдающимися полководцами и вписали свои
имена в летопись Великой Отечественной войны: А.И.Антонов (начальник
Генерального штаба на завершающем этапе войны), командующие фронтами
И.Х. Баграмян, Н.Ф. Ватутин, Л.А. Говоров, П.А. Курочкин, начальники
штабов фронтов М.В. Захаров, М.И. Казаков, Г.К. Маландин, Л.М. Сандалов,
командармы К.Д. Голубев, С.Г. Трофименко и др.
В 1937 г. в результате «чистки» в Красной армии образовалось много
вакансий, на замещение которых, не завершив обучения, направлялись
слушатели Академии. В августе 1937 г. Василевский был неожиданно назначен
начальником кафедры тыла Академии, а через месяц - начальником отделения
оперативной подготовки высшего комсостава Генерального штаба РККА.
«Тогда я, конечно, не знал, что в стенах Генштаба мне будет суждено провести
ряд лет, заполненных сложной работой, самой трудной в моей жизни», написал Александр Михайлович впоследствии в мемуарах.
В 1938 Василевскому было присвоено звание
комбрига, он вступил в ВКП(б). В 1939 г., оставаясь
начальником отделения оперативной подготовки, он
был назначен по совместительству заместителем
начальника оперативного отдела Генерального
штаба. В ходе советско-финляндской войны
начальник Генштаба Б.М. Шапошников временно
сделал Василевского своим заместителем по
оперативным вопросам, так как находившийся на
этой должности И.В. Смородинов выехал на фронт.
А.М.Василевский
писал
в
мемуарах:
«Вспоминая то время, я снова и снова испытываю
чувство глубокой благодарности к дорогому Б.М.
Шапошникову за огромную помощь мне добрым словом, советами и
наставлениями в выполняемой мною напряженной работе». Когда после
прорыва «линии Маннергейма» финское правительство запросило мира,
Василевский был включен в состав советской делегации на переговорах,
занимаясь подготовкой предложений относительно установления новых границ
между СССР и Финляндией, а затем назначен главой смешанной комиссии по
демаркации границы и ее окончательному уточнению на местности.
По итогам советско-финляндской войны в аппарате Наркома обороны
произошли серьезные изменения. Новым Наркомом вместо К.Е. Ворошилова
стал С.К. Тимошенко. Василевский, которому было присвоено звание комдива,
был назначен первым заместителем начальника оперативного отдела. В этой
должности под руководством Б.М. Шапошникова, а затем сменивших его на
посту начальника Генштаба К.А. Мерецкова и Г.К. Жукова он участвовал в
разработке оперативного плана будущей «большой войны» с Германией и ее
сателлитами, угроза агрессии со стороны которой становилась все более
реальной. В ноябре 1940 г. Василевский был включен в состав советской
делегации, выезжавшей на переговоры в Берлине. «Все члены делегации, вспоминал Василевский, - вынесли общее впечатление от поездки: Советский
Союз должен быть, как никогда, котов к отражению фашистской агрессии».
Вскоре после начала Великой Отечественной войны, в августе 1941 г.,
Василевский был назначен заместителем начальника Генштаба, начальником
Оперативного управления. С этого момента он регулярно стал участвовать в
заседаниях Ставки, ежедневно сопровождал Шапошникова во время совещаний
последнего с Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным. «Мы в то время
говорили о себе больше в критическом духе, - писал Александр Михайлович
потом в мемуарах, - и не всегда обращали должное внимание на то, какое
мужество и отвагу проявляли советские воины в борьбе с врагом… Начало
войны было не только периодом, когда наша армия переживала неудачи. Она в
те дни проявила и волю к борьбе, стойкость, героизм».
В октябре 1941 г. из
Москвы было объявлено
осадное
положение,
началась
эвакуация
правительственных
учреждений.
Эвакуировался
и
Генеральный штаб. При
Ставке была оставлена
оперативная группа из
десяти
человек,
возглавить которую было
поручено Василевскому.
В самые тяжелые дни
битвы за Москву он, по сути, не отходил от Сталина, выполняя огромный
объем работы по анализу изменений на фронте и выработке оперативностратегических предложений, на основе которых принимались решения. О
значимости работы группы Василевского при Ставке свидетельствует
следующий факт: как вспоминал Александр Михайлович, «Сталин сам
установил для меня отдых от 4 до 10 часов утра и проверял, выполняется ли это
его требование. Случаи нарушения вызывали крайне серьезные и в высшей
степени неприятные для меня разговоры». 28 октября Василевскому было
присвоено звание генерал-лейтенанта.
Генеральный штаб возвратился в Москву в конце ноября, включившись в
подготовку контрнаступления, однако, поскольку Б.М. Шапошников заболел,
обязанности начальника Генштаба были временно возложены Сталиным на
Василевского.
С июня 1942 г. до февраля 1945 г. Василевский возглавлял Генеральный
штаб, будучи одновременно (с октября 1942 г.) заместителем наркома обороны
СССР. Принимал участие в разработке и реализации крупнейших
стратегических операций Великой Отечественной войны.
Совместно с Г.К. Жуковым стоял у истоков замысла по окружению и
разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом. В ходе операции
«Уран» в качестве представителя Ставки ВГК координировал действия
советских фронтов. В критический момент сражения, когда немцы
предприняли попытку деблокировать армию Паулюса контрударом
группировки Манштейна, Василевский добился принятия и осуществления
решения переключить 2-ю гвардейскую армию на Котельническое направление
для срыва замысла врага, несмотря на сомнения Верховного и категорические
возражения К.К. Рокоссовского и Н.Н. Воронова. В январе 1943 г. Василевский
координировал действия советских фронтов в успешной наступательной
операции на Верхнем Дону.
Вклад Генерального штаба и лично А.М. Василевского в перелом событий
на фронте был настолько значительным, что Сталин в начале 1943 г. дважды
присваивал ему очередные звания, сначала генерала армии, а спустя всего
месяц - Маршала Советского Союза.
В 1943 г. А.М. Василевский активно участвовал в подготовке и
осуществлении разгрома противника на Курской дуге. Вместе с Г.К. Жуковым
отстоял замысел проведения Курско-Орловской битвы на основе варианта
преднамеренной обороны с последующим переходом в контрнаступление.
Василевский стал непосредственным свидетелем ожесточенного танкового
сражения под Прохоровкой, наблюдая его с командного пункта 5-й гвардейской
танковой армии. В отправленной им через день Сталину телеграмме
говорилось: «Вчера сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый
бой наших 18-го и 29-го танковых корпусов с более чем 200 танками
противника. В результате поле боя в течение часа было усеяно горящими
немецкими и нашими танками. В течение двух дней боев 29-й танковый корпус
(армии) Ротмистрова потерял безвозвратными и временно выбывшими из строя
до 60% и 18-й танковый корпус – 30% танков». Курская битва, в которой
вермахт потерял 30 дивизий и свои лучшие танковые войска, завершила
коренной перелом в Великой Отечественной войне.
В 1944 г. в ходе освобождения Крыма Василевский координировал
действия 4-го Украинского фронта, отдельной Приморской армии, сил
Черноморского флота и Азовской военной флотилии; при освобождении
Правобережной Украины - действия 3-го и 4-го Украинских фронтов; при
освобождении Белоруссии (операция «Багратион») и Прибалтийских республик
- действия 3-го и 2-го Белорусского фронтов, 1-го и 2-го Прибалтийских
фронтов.
В войсках Александр Михайлович проводил львиную долю времени: из 34
месяцев войны на посту Начальника Генерального штаба он 22 месяца
находился на фронтах, не переставая одновременно направлять работу
Генштаба, что свидетельствует о его высочайшей организованности и
работоспособности.
Василевский поддерживал молодых и талантливых военачальников: это он
заметил выдающиеся способности начальника штаба фронта А.И. Антонова,
пригласил его на работу в Генштаб, добился у Сталина доверия к нему.
Благодаря Василевскому командующим 3-м Белорусским фронтом был
назначен молодой талантливый генерал И.Д. Черняховский.
После гибели Черняховского А.М. Василевский был назначен
командующим 3-м Белорусским фронтом (февраль 1945) и одновременно
членом Ставки ВГК. На посту начальника Генштаба по рекомендации самого
Александра Михайловича его сменил А.И. Антонов.
Перед войсками 3-го Белорусского фронта стояла задача разгромить
Восточно-Прусскую группировку противника и взять Кенигсберг. «Вступив в
командование фронтом, - вспоминал заместитель Василевского И.Х.Баграмян, за считанные дни (Александр Михайлович) полностью изучил ситуацию,
выявил те звенья оперативной цепи, ухватившись за которые можно было
вытянуть ее полностью, то есть ликвидировать Восточно-Прусский плацдарм.
Он с твердостью, присущей только очень волевым военачальникам, наметил
последовательность действий. Сначала разгром Хейльсбергской группировки,
затем штурм Кенигсберга, и наконец, сокрушение войск врага на Земландском
полуострове. Поручив мне все, что было связано с подготовкой штурма
Кенигсберга, он, казалось, весь ушел в организацию Хейльсбергской операции
и руководил ею с необычайной конкретностью и скрупулезностью. Как только
развязка в Хейльсберге стала зримой, Александр Михайлович переключился на
Кенигсберг и в короткий срок завершил разгром Восточно-Прусской
группировки противника».
Гитлер объявил Кёнигсберг «абсолютно неприступным бастионом
немецкого духа», «лучшей немецкой крепостью за всю историю Германии».
Штурм города войсками Василевского начался 6 апреля 1945, и уже через три
дня он был взят. При штурме Кенигсберга широко применялись
бомбардировочная авиация, в том числе дальнего действия, тяжелая
артиллерия, бронетанковые войска. Оборона города не устояла перед
применением массированных средств разрушения и атакующим потенциалом
частей и соединений 3-го Белорусского фронта.
Лично командуя войсками, Василевский
стремился ограничить потери своими продуманными
решениями. Так, план взятия Кенигсберга был
разработан таким образом, чтобы ранее ослабить
противника и только после этого приступать к
штурму города. По мнению генерала армии М.А.
Гареева, при проведении этой операции проявились
такие
черты
полководческого
дарования
Василевского, как расчетливость и осторожность.
Сам Василевский по этому поводу говорил
следующее: «Думаю, что каждый военачальник,
будь то командир части или дивизии, командующий
армией или фронтом, должен быть в меру
расчетливым и осторожным. У него такая работа, что он несет ответственность
за жизнь тысяч и десятков тысяч воинов, и его долг - каждое решение
взвешивать, продумывать, искать наиболее оптимальные пути к выполнению
боевой задачи. Расчетливость и осторожность в рамках необходимости, по
моему мнению, являются не отрицательным, а положительным качеством
военачальника».
В годы войны А.М. Василевский сделал блестящую карьеру. Дважды за
годы войны он удостаивался звания Герой Советского Союза, и дважды был
награжден высшим полководческим орденом «Победа» (1944 и 1945 гг.),
причем единственный из советских военачальников получил эту награду как
начальник Генштаба, и как командующий фронтом. Он, как никто другой, мог
объективно оценить действия Верховного командования Красной армии и
генералитета по руководству вооруженной борьбой. Своей собственной
ошибкой как начальника Генштаба, например, Василевский считал запоздалую
организацию Воронежского фронта в 1942 г. «Должен сказать, - честно
признавал Александр Михайлович в своих мемуарах, - что одной из
особенностей войны является то, что она требует скорых решений. Но в
непрестанно меняющемся ходе боевых действий, разумеется, принимались не
только правильные, но и не совсем удачные решения».
После капитуляции Германии А.М.Василевский был назначен Ставкой
ВГК на Дальний Восток Главнокомандующим советскими войсками.
Планировал, готовил и возглавлял Маньчжурскую стратегическую
наступательную операцию (9 августа-2 сентября 1945), в ходе которой была
разгромлена японская Квантунская группировка. Справедливо считается, что
Маньчжурская операция стала вершиной полководческого искусства А.М.
Василевского, своеобразным итогом его полководческой деятельности. Она
поражает грандиозностью замысла, тщательностью подготовки, эффективным
осуществлением, умелым взаимодействием сил сухопутных войск, авиации,
флота и внушительностью достигнутых итогов. По пространственному размаху
(1,5 миллиона квадратных километров, ширина фронта наступления – 2700
километров, глубина продвижения войск трех фронтов от 200 до 800
километров) подобной стратегической операции не проводилось за всю
историю войн. Потери Квантунской группировки убитыми составили 83,7 тыс.
чел, пленными - около 650 тыс. Безвозвратные потери советских войск - 12 тыс.
человек. Весьма характерно, отмечает генерал армии М.А. Гареев, что «те, кто
в последнее время много пишут о том, как наша армия «завалила противника
трупами», не любят вспоминать об этой операции».
"Маньчжурская операция стала вершиной полководческого искусства А.М.
Василевского. По пространственному размаху подобной стратегической операции не
проводилось за всю историю войн."
После войны Маршал А.М.Василевский - начальник Генштаба,
заместитель министра, 1-й заместитель министра, министр Вооруженных Сил
СССР (в 1950-1953 – военный министр). В 1953-1957 – зам. министра обороны
СССР. В 1957 по настоянию Н.С.Хрущева отправлен в отставку.
С 1959 г. Василевский в группе генеральных инспекторов министерства
обороны. Скончался в Москве на 83-м году жизни. Урна с прахом в
Кремлевской стене.
А.М. Василевский фактически был третьей, после И.В. Сталина и Г.К.
Жукова, фигурой в советском военном руководстве в период 1942-1945 гг. Он,
как и Жуков, занимал особое место в Ставке Верховного Главнокомандования,
систематически и в полном объеме занимаясь управлением вооруженными
силами в стратегическом масштабе.
Интересен взгляд на взаимоотношения между Василевским и Жуковым.
Генерал армии С.П. Иванов, хорошо их знавший, отмечал, что между двумя
выдающимися полководцами не было и тени соперничества. А.М. Василевский
«довольно определенно отдавал пальму первенства Г.К. Жукову», а тот со
своей стороны «всегда вел себя с начальником Генерального штаба как равный
с равным».
Никифоров Ю.А., к.и.н., Институт всеобщей истории РАН
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа