close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Введение
На сегодняшний день гендерные исследования в области языка и
коммуникации привлекают внимание все большего круга исследователей,
формируется
самостоятельное
научное
направление
–
лингвистическая
гендерология, называемая также гендерной лингвистикой. Изучение того, как
фактор гендера влияет на выбор языковых средств в различных языках,
является новой областью исследования в лингвистике.
В настоящее время развитие антропоориентированных исследований
способствует значимости гендерной лингвистики.
Актуальность данного направления заключается в изучение роли
индивидуальных характеристик человека, связанных с полом, при анализе
языковой личности.
Исследования гендерных различий на материале художественного текста
позволяют рассмотреть реализацию гендера с новой точки зрения: не только
как параметр, отражающий гендерную идентичность автора, но и как параметр,
являющийся структурообразующим элементом художественного произведения
и его перевода на русский язык.
В
российской
малоизученным
лингвистике
феноменом.
гендерный
Невнимательное
аспект
перевода
отношение
к
является
гендерным
характеристикам может привести к прагматическим ошибкам, которые
считаются наиболее значимыми при переводе художественной литературы.
Следовательно,
для
более
качественного
перевода
особенно
важным
представляется подробное изучение особенностей отражения гендерного
компонента в языке художественных произведений, как в тексте оригинала, так
и в тексте перевода и способов их передачи, так как гендерные особенности
произведения могут составлять важный элемент художественной структуры
текста.
Объектом исследования выступают языковые проявления гендерной
специфики в художественных произведениях и их переводах на русский языкна
примере….
Предмет исследования – особенности функционирования и способы
передачи гендерно-маркированных единиц при переводе художественных
произведений.
Языковые
особенности
гендерной
спецификации
художественных произведений.
Цель работы –
выявление на основе сопоставительного анализа
оригинала и текстов перевода гендерной специфики языка и оказываемого
влияния гендерного аспекта на результат перевода.
Постановка данной цели предполагает решение следующих задач:
1) определить современные теоретические подходы к интерпретации
понятия «гендер» в отечественной и зарубежной лингвистике;
2) установить и систематизировать способы выражения гендерных
характеристик в языке;
3) сопоставить тексты переводов и оригинала и обосновать значимость
учета гендерного аспекта в переводе, проанализировав основные переводческие
стратегии и приемы при передаче гендерного компонента исходного текста;
4) выявить гендерные особенности произведения АВТОР «НАЗВАНИЕ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ», которые определяют структуру данного произведения,
систему персонажей, создание художественного образа и выступают в качестве
доминанты при переводе;
Научная новизна работы заключается в попытке теоретического
обобщения влияния гендерного фактора на адекватность художественного
перевода, в выявлении типов проявления гендерного аспекта в художественном
произведении, в раскрытии механизмов передачи гендерно-маркированных
единиц.
Теоретическая значимость проведенного исследования состоит в том,
что оно вносит вклад в разработку проблемы гендерного аспекта перевода как
одного из актуальных направлений гендерной лингвистики и способствует
дальнейшему углубленному изучению данной проблематики в теории перевода.
Практическая
значимость
работы
вытекает
из
возможности
использования результатов исследования в курсах по теории перевода,
гендерной лингвистике, сопоставительному языкознанию, интерпретации
текста, а также при проведении практических занятий и составлении учебных
пособий по художественному переводу.
Поставленные цели и задачи исследования определили используемые
методы и методики исследования: метод сплошной выборки языкового
(речевого) материала; описательно-аналитический метод, применяемый при
детальном и системном изучении теоретических работ отечественных и
зарубежных исследователей; сопоставительный анализ текстов исходного
языка и текстов переводов; метод семантического анализа гендерномаркированных единиц; метод компонентного анализа; метод количественного
анализа.
Материалом
исследования
послужила
оригинальная
версия
художественного произведения АВТОР «НАЗВАНИЕ» и варианты ее перевода
на русский язык, где переводчики различались по гендерному параметру.
Теоретической базой исследования послужили работы отечественных и
зарубежных ученых в области гендерных исследований (И. С. Баженова, С.
Бем, О. А. Бурукина, Е. И. Горошко, И. Гоффман, О. Есперсен, А. В. Кирилина,
Т. А. Клименкова, Л. А. Нефедова, В. В. Потапов, Н. Л. Пушкарева, Т. Б.
Рябова, Дж. Скотт, Е. В. Траилина, Р. Унтер, К. Уэст, И. И. Халеева и др.) и
переводоведения (Л. С. Бархударов, В. С. Виноградов, Н. К. Гарбовский, Г. Р.
Гачечиладзе, А. А. Горбачевский, В. Н. Комиссаров).
Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения
и библиографического списка, приложений.
Во введении …..
В первой главе …...
Во второй ……
Заключение …..
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
2.
3.
Глава 1. Развитие гендерных исследований в лингвистике
1.1
Возникновение и становление категории «гендер»
Многомерное, развивающееся, по-разному толкуемое многочисленными
исследователями понятие "гендер" стало в последней трети ХХ столетия
центральной категорией междисциплинарной научной области знания под
названием "гендерные исследования".
Изначально данный термин использовался в истории, историографии,
социологии и психологии, а затем был принят и в лингвистике.
Учеными установлено, что у человека существует два типа пола:
биологический пол (sex) и социокультурный (gender).
Биологический пол – это совокупность анатомических, физиологических,
биохимических и генетических характеристик, отличающих мужской организм
от женского и применяющихся по отдельности или в комплексе для
идентификации и различения мужчины от женщины.
Что же касается понятия «гендер», то в науке до сегодняшнего дня нет
единого взгляда на природу гендера.
Само слово не имеет в русском языке адекватного перевода, а его
написание и произношение скалькировано с английского. Поэтому важно
понять, какой смысл и значение имеет слово «гендер» в английском языке.
В англо-русском словаре В.К. Мюллера понятие gender имеет два
значения: первое – «грамматический род» и второе – «пол» как шутливое
обозначение.
В толковом словаре С.И. Ожегова категория род имеет, кроме значения
грамматического
класса
слов
(мужской,
женский,
средний
род)
и
разновидности чего-либо или направления деятельности, также обозначает ряд
поколений (а в тематике животных – объединение нескольких видов).
В «Американском словаре наследия английского языка» (American
Hieritage Dictionary of English Language) слово «гендер» определено в первую
очередь как классификационный термин, в том числе и как морфологическая
характеристика («грамматический род»). Другое значение слова gender в этом
словаре – «классификация пола; пол».
Также в «Американском словаре наследия английского языка» можно
найти еще одно значение gender – «представление». Термин «гендер»
понимается как представление отношений, показывающее принадлежность к
классу, группе, категории (что соответствует одному из значений слова «род» в
русском языке). Другими словами, гендер конструирует отношения между
объектом (или существом) и другими, ранее уже обозначенными классом
(группой); это отношение принадлежности.
В романских языках никакой близости между грамматикой и полом нет.
Испанское genero, итальянское genere и французcкое genre не имеют никакой
связи с обозначением рода (пола) человека. Вместо этого применяется другое
слово – sex (пол). И, вероятно, поэтому слово genre, адаптированное с
французского,
используется
для
классификации
художественных
и
литературных произведений (жанр).
Таким образом, гендер приписывает или закрепляет за каким-либо
объектом или индивидом позицию внутри класса, а, следовательно, и позицию
относительно других, уже составленных классов. Итак, гендер – социальное
отношение не биологического пола, а представление каждой индивидуальности
в терминах специфических социальных отношений.
Система пол – гендер (гендерная система) является одновременно и
социокультурным конструктом, и семиотическим инструментом, системой
представлений, которая приписывает значения (идентификацию, престиж,
статус в социальной иерархии) индивидуумам в обществе. [2]
И если гендерные представления понимать как социальные позиции с
различными значениями, то для кого-либо быть представленной(ым) или
представить саму(ого) себя как женщину или мужчину означает принять весь
набор подобных содержаний. Можно сказать, что конструкция гендера –
одновременно продукт и процесс представления, как о других, так и о самих
себе.
Таким образом, гендер, или социокультурный пол человека, – это
совокупность социальных ожиданий и норм, ценностей и реакций, которая
формирует отдельные черты личности.
Гендерный фактор, учитывающий природный пол человека и его
социальные «последствия», является одной из существенных характеристик
личности и на протяжении всей ее жизни определенным образом влияет на ее
осознание своей идентичности, а также на идентификацию говорящего
субъекта другими членами социума. В патриархальной гетеросексуальной
культуре гендер тесно привязан к биологическим и анатомическим признакам
человека и приобретает характер нормативности.
В отличие от категории sexus гендерный статус и, соответственно,
гендерная иерархия и гендерно обусловленные модели поведения задаются не
природой, а «конструируются» обществом, предписываются институтами
социального контроля и культурными традициями.
Гендерные
отношения
являются
важным
аспектом
социальной
организации. Они особым образом выражают ее системные характеристики и
структурируют
отношения
между
говорящими
субъектами.
Гендерные
отношения фиксируются в языке в виде культурно обусловленных стереотипов,
накладывая отпечаток на поведение, в том числе и речевое, личности и на
процессы ее языковой социализации.
Термин
«гендер»,
таким
образом,
использовался
для
описания
социальных, культурных, психологических аспектов «женского» в сравнении с
«мужским», то есть «при выделении всего, что формирует черты, нормы,
стереотипы, роли, типичные и желаемые для тех, кого общество определяет как
женщин и мужчин».
Если в период 60–70-х гг. XX века речь шла преимущественно о женских
исследованиях, то в 80-е годы появилось более объективное понимание гендера
как проблемы не только экспликации женской истории, женской психологии и
т.п., но и как проблемы всестороннего исследования женственности и
мужественности и связанных с ними социальных и культурных ожиданий.
Интерес отечественных ученых к гендерной проблематике часто
связывают с наступившей открытостью российского общества в постсоветский
период или с влиянием идей феминизма. Эти факторы, безусловно, важны, но
существуют и более глубокие причины [Беликов].
Становление и интенсивное развитие гендерных исследований в
лингвистике приходится на последние десятилетия ХХ века, что связано со
сменой
научной
парадигмы
в
гуманитарных
науках
под
влиянием
постмодернистской философии. Новое понимание процессов категоризации,
отказ от признания объективной истины, интерес к субъективному, к частной
жизни человека, развитие новых теорий личности, в частности теории
социального конструктивизма, привели к пересмотру научных принципов
изучения категорий этничность, возраст и пол, интерпретировавшихся ранее
как
биологически
применения
новой
детерминированные.
терминологии,
Новый
более
подход
точно
потребовал
и
соответствующей
методологическим установкам исследователей, что и стало причиной введения
в научное описание термина гендер, призванного подчеркнуть общественно
конструируемый характер пола, его конвенциональность, институциональность
и ритуализованность. Этот подход естественно стимулировал изучение
лингвистических механизмов проявления гендера в языке и коммуникации.
[Кирилина] В этом же направлении подталкивала ученых и феминистская
критика языка, которую ряд исследователей относит к одной из составляющих
постмодернистской философии.
Признание
приоритета
языка
привело
к
так
называемому
«лингвистическому повороту» в гуманитарных науках — истории, социологии,
антропологии и др. Язык при таком подходе рассматривается как средство
доступа к знанию о нелингвистических феноменах.
Смена взгляда на объект потребовала и новых методов, к числу которых
относятся,
в
частности,
контент-анализ,
этнографические
методы,
психоаналитический анализ текста (глубинная герменевтика), квантитативноэвристический анализ текста, нарративная семиотика, критический анализ
дискурса и др. Появляются новые источники анализа: от исследования
художественного текста ученые приходят, с одной стороны, к изучению
дембельских альбомов и дневников подростков, речи профессиональных
сообществ, мужчин и женщин, субкультур, малых групп и — с другой — к
описанию
различных
видов
институциональной
коммуникации,
лингводиагностике и многим другим направлениям, цель которых — получение
информации о говорящем субъекте [Жеребкина].
Во второй половине ХХ века появление новых социально-философских
теорий происходило параллельно с демократизацией западного общества.
Студенческая революция 1968 года, активизация феминизма способствовали
ускоренному распространению целого ряда идей. К их числу относится и
осознание социально-культурной обусловленности пола. «Новое женское
движение» в США, вступившее в борьбу с патриархатом, стимулировало
научное осмысление гендерной концепции и в значительной степени
способствовало ее распространению в целях политической борьбы. С конца 60х годов ХХ века в языкознании (главным образом в США и Германии)
возникает направление, названное феминистской критикой языка, или
феминистской лингвистикой. Первым трудом феминистской критики языка
стала
работа
Р.
Лакофф
“Язык
и
место
женщины”,
обосновавшая
андроцентризм языка и ущербность образа женщины в картине мира,
воспроизводимой в языке. Зародившись в США, наибольшее распространение в
Европе феминистская критика языка получила в Германии с появлением работ
С. Тремель-Плетц и Л. Пуш. Существенную роль сыграли также в
распространении
феминистской
критики
языка
труды
Ю. Кристевой
[Калинина].
Феминистская
лингвистика
подвергла
критике
язык
за
его
андроцентричность, т. е. ориентированность не на человека вообще, а на
мужчину. Язык был обвинен в сексизме – дискриминации по признаку пола,
которой подвергаются женщины. Дискриминация выражается в преобладании
мужских форм в языке, вторичности и объектности женщин, совпадении во
многих языках понятий «человек» и «мужчина», преобладании в обозначениях
женщин негативных оценок и т. п. Представительницы феминистского
направления утверждали также, что пол является определяющим фактором
коммуникации. Феминистская лингвистика открыто провозглашала свою
политическую ангажированность и стремление не только вскрыть следы
патриархата и сексизм языка, но и преодолеть их, реформировав язык. В основе
рассуждений лежала гипотеза лингвистической относительности СепираУорфа: язык структурирует и направляет мышление, поэтому сознание
человека
в
значительной
мере
определяется
особенностями
языка.
[Клименкова].
Феминистская лингвистика оказала огромное влияние как на гендерную
проблематику в языкознании, так и на развитие языкознания в целом.
Стремление феминистской лингвистики изменить нормы языка и собственно
языковую систему вызвали широкий резонанс и междисциплинарную
дискуссию.
Феминистская
лингвистика
ввела
целый
ряд
новых
лингвистических понятий и расширила трактовку традиционных концептов
«языкового поведения» и «значения». Исследование гендерных асимметрий
языка способствовало и более глубокому изучению словообразовательной и
номинативной систем языка, а также культурных стереотипов феминности и
маскулинности в целом. Феминистская критика языка в свой методологический
аппарат привлекала данные из ряда других дисциплин (антропологии,
социологии, философии), что содействовало усилению междисциплинарности
всего гуманитарного знания в целом. Но главный вклад феминистской
лингвистики заключается в том, что она способствовало развитию гендерных
исследований.
Возникновение гендерных исследований в отечественной лингвистике
датируется обычно серединой девяностых годов XX века. Именно в этот
период в российской научной литературе появился термин «гендер», и
отечественному читателю стали доступны зарубежные теоретические труды по
гендерной проблематике.
Отечественное языкознание, однако, не игнорировало проблему пола, а
рассматривало ее (еще до возникновения термина «гендер») в рамках других
лингвистических дисциплин. Эти исследования не были системными, не
претендовали на статус научного направления, но отечественные ученые
внесли свой
вклад
в разработку проблематики, позднее обнимаемой
гендерными исследованиями.
Отличительная
черта
российских
исследований
–
имплицитное
допущение социальной обусловленности многих явлений, отражающих
взаимосвязь пола и языка.
В современной отечественной науке наблюдается большое разнообразие
методологических установок в изучении гендера, восходящее к различному
пониманию сущности в дискуссиях сторонников био- и социодетерминистского
подходов.
Первоначально систематизировались концепции зарубежных ученых,
обсуждались возможности применения ряда зарубежных методов и методик на
материале русского языка, собирался и обобщался материал отечественных
исследований, относящихся к гендерной проблематике. Прагматика и
семантика категории рода стали темой ряда диссертационных исследований.
Категория рода в русском языке подверглась также психолингвистическому
анализу. Иными словами, происходило осмысление пола не только как
природного, но и как конвенционального феномена. В контексте такого
подхода были сформулированы общие принципы гендерных исследований,
важнейший из которых – признание конвенциональности гендера, неодинаково
проявляющейся в различных культурных и языковых сообществах на
различных этапах их развития.
Сегодня можно утверждать, что в российском языкознании сложилось
собственное, несколько отличное от западных течений, научное направление по
изучению гендерных аспектов языка и коммуникации – лингвистическая
гендерология, или гендерная лингвистика. Свидетельством тому может
служить появление значительного количества индикаций по гендерной
проблематике на материале не только западных, но и русского и других языков,
ранее не подвергавшихся анализу с гендерной точки зрения.
Все лингвистические исследования гендера взаимообусловлены и
взаимодополняемы, тем не менее, можно выделить несколько основных
направлений
развития
лингвистической
гендерологии
в
российском
языкознании: [5]
1) социо- и психолингвистическое;
2) лингвокультурологическое;
3) коммуникативно-дискурсивное.
Социолингвистические
выявление
жанрового
коммуникативного
моделирование
гендерные
своеобразия,
поведения.
тематики
Целью
коммуникативного
исследования
данного
поведения
направлены
мужского
на
и
женского
направления
является
мужчин
и
женщин.
Психолингвистические гендерные исследования определяют совокупность
ассоциаций, связанных с «мужественностью» или «женственностью» в
коллективном
сознании,
с
перспективой
моделирования
гендерной
концептосферы.
В рамках лингвокультурологического направления ведутся работы по
изучению специфики русских стереотипов фемининности и маскулинности и
их функционирования в языке, исследования особенностей отражения русским
языком культурных концептов «мужественность» и «женственность» и
гендерной метафоры (под которой понимается перенесение всей совокупности
свойств, приписываемых культурой мужественности или женственности, на
предметы и явления, с полом не связанные), межкультурной коммуникации, а
также сопоставительные исследования на материале русского и других языков.
Преобладающее большинство работ направлено на выявление особенностей
коммуникативного поведения мужчин и женщин.
В рамках коммуникативно-дискурсивного направления ведется изучение
лингвистического
конструирования
гендера
в
коммуникативном
взаимодействии индивидов в различных видах дискурса, речевого поведения
мужчин
и
женщин
коммуникативной
с
позиций
адаптации
и
теорий
социальной
интеракционизма.
идентичности,
Множественность
и
изменчивость концептов мужественности и женственности делает возможным
манипуляцию этими понятиями в дискурсах массовой коммуникации,
например в рекламном, политическом.
Авторы приходят к единому мнению, что различия в моделях мужского /
женского речевого поведения проявляются нерегулярно и гендер не является
определяющим фактором коммуникации. В то же время в определенных
ситуациях речевого общения влияние гендера проявляется в предпочтении
одних приемов речевого поведения и блокировании других. При этом
подчеркивается, что перенесение поведенческих стереотипов из одной сферы
общения в другую может иметь неоднозначные последствия.
Гендерные аспекты невербального коммуникативного поведения также
вызывают интерес исследователей. Установлено, что на невербальную
семиотику гендера влияют особенности тех обществ и культур, к которым
мужчины и женщины принадлежат.
Отрицание перманентного присутствия категории «гендер» в языке и
речи (коммуникации) – одно из наиболее важных достижений лингвистической
гендерологии последних лет. При изучении коммуникации, речевого поведения
и других феноменов, связанных с говорением, ученые признают гендер
«плавающим» параметром, т.е. фактором, проявляющимся с неодинаковой
интенсивностью, вплоть до полного его исчезновения. Следовательно,
коммуникативная ситуация может оказывать глубокое воздействие на дискурс,
что подтверждает интерактивную природу конструирования идентичности.
Между рассмотренными
обусловлено
направлениями
междисциплинарным
характером
нет четких
гендерных
границ,
что
исследований.
Однако прослеживается более четкая направленность изучения гендерных
аспектов языка и коммуникации, которая в дальнейшем может сформироваться
в отдельные отрасли исследования гендера как на материале русского языка,
так и других языков, ранее в гендерном аспекте не рассматривавшихся.
Количество научных трудов последних лет свидетельствует о росте
интереса к гендерным исследованиям, уже признаны основные термины,
расширяется эмпирическая база исследования за счет различных языков, еще не
рассматривавшихся в гендерном аспекте. Гендерные исследования позволяют
по-новому взглянуть на многие языковые явления и процессы, дать им более
разностороннюю оценку.
Итак, современное языкознание в большинстве своем трактует понятие
гендера как структурно-членимый и разноаспектный лингвистический объект.
А. В. Кирилина, М. В. Томская, Е. С. Гриценко, Г. Г. Слышкин и другие
представители
определяют
и
последователи
гендер
как
лингвистической
социокультурный
школы
конструкт,
гендерологии
связанный
с
приписыванием индивиду определенных качеств и норм на основе его
биологического пола. Являясь продуктом развития общества и культуры,
гендер обладает динамичностью и конвенциональностью; язык и коммуникация
репрезентирует гендер. Будучи конструктом, гендер, подобно мозаике,
складывается из набора черт и поведенческих стереотипов, характеризующих
концепты мужественности и женственности в определенной культуре,
национальный язык, в свою очередь, является средством конструирования
гендера.
1.2. Гендерный аспект перевода
Перевод - одно из древнейших занятий человека. Различие языков
побудило людей к этому нелегкому, но столь необходимому труду, который
служил и служит целям общения и обмена духовными ценностями между
народами. Слово "перевод" многозначно, и у него есть два терминологических
значения. Первое из них определяет мыслительную деятельность, процесс
передачи содержания, выраженного на одном языке средствами другого языка.
Второе называет результат этого процесса - текст устный или письменный.
Хотя эти понятия разные, но они представляют собой диалектическое единство,
одно не мыслится без другого. Уместно также заметить, что в языкознании
существует более широкое, чем перевод понятие двуязычной коммуникации.
Главное место в ней занимает языковое посредничество, к которому относятся
и
перевод, и реферирование, и пересказ, и другие адаптированные
переложения.
Итак, перевод есть перевыражение или перекодирование. Однако это
перекодирование не является объективным природным процессом, его
осуществляет человек. Человек обладает индивидуальностью и способностью к
творчеству. Именно эти два фактора позволяют ему при перекодировании
выбрать из нескольких или многих возможных вариантов перевода свой
нужный вариант. Поэтому иногда говорят даже об эвристическом характере
процесса перевода, под которым понимается, прежде всего, свобода выбора.
Перевод - это сложный и многогранный вид человеческой деятельности.
Хотя обычно говорят о переводе "с одного языка на другой", но, в
действительности, в процессе перевода происходит не просто замена одного
языка другим. В переводе сталкиваются различные культуры, разные личности,
разные склады мышления, разные литературы, разные эпохи, разные уровни
развития,
разные
традиции
и
установки.
Переводом
интересуются
культурологи, этнографы, психологи, историки, литературоведы, и разные
стороны переводческой деятельности могут быть объектом изучения в рамках
соответствующих наук. В то же время в науке о переводе - переводоведении могут
выделяться
культурологические
когнитивные,
психологические,
литературные и прочие аспекты.
Однако, традиционное представление о том, что главную роль в переводе
играют языки, получило серьезное научное обоснование, и в современном
переводоведении ведущее место принадлежит лингвистическим теориям
перевода. Следует заметить, что включение перевода в сферу интересов
языкознания произошло сравнительно недавно и при этом пришлось
преодолеть
значительные
трудности.
До
сих
пор
в
большинстве
фундаментальных работ по лингвистике отсутствует даже упоминание о
переводе как о возможном объекте лингвистического исследования.
Таким образом, в качестве рабочего определения понятия "перевод"
можно принять следующее:
«Перевод - это деятельность, которая заключается в вариативном
перевыражении, перекодировании текста, порожденного на одном языке, в
текст на другом языке, осуществляемая переводчиком, который творчески
выбирает вариант в зависимости от вариативных ресурсов языка, вида
перевода, задач перевода, типа текста и под воздействием собственной
индивидуальности; перевод - это также и результат описанной выше
деятельности».
Понятие
художественного перевода все же несколько отходит от
обычного понятия перевода.
Согласно данному Комисаровым В.Н. определению, художественным
переводом именуется вид переводческой деятельности, основная задача
которого
заключается
в
порождении
на
переводной
язык
речевого
произведения, способного оказывать художественно-эстетического воздействия
на перевод.
В связи с этим некоторые литературные критики настаивают на том, что
художественный перевод – это искусство, которое под силу только художникам
слова, опирающимся при переводе главным образом на эстетические критерии.
Из всего вышеизложенного ясно, что художественный перевод в равной
степени факт и языковой, и литературный; для такого перевода типичны
отклонения от максимально возможной смысловой точности с целью
обеспечения большей художественности текста перевода.
В тексте реализуется, с одной стороны, стремление человека к отражению
некоторого
фрагмента
действительности,
текст
дает
представление
о
существующей модели общества, в том числе и о гендерной структуре, и, с
другой стороны, стремление к самовыражению. Художественный текст следует
рассматривать, таким образом, как отражение языковой личности автора и
воплощение его индивидуального восприятия мира.
Понятие «языковая личность» в широкий научный обиход ввел
Ю.Н. Караулов, который считает, что языковая личность – это человек,
обладающий совокупностью способностей и характеристик, обусловливающих
создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые
различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и
точностью
отражения
действительности,
в)
определенной
целевой
направленностью. В этом определении соединены способности человека с
особенностями порождаемых им текстов.
Ю.Н. Караулов также разработал уровневую модель языковой личности с
опорой
на
художественный
текст.
Структура
языковой
личности
представляется состоящей из трех уровней:
1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное
владение естественным языком, а для исследователя – традиционное описание
формальных средств выражения определенных значений;
2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты,
складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее
упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира»,
отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой
личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям,
а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю
выход через язык, через процессы говорения и понимания – к знанию,
сознанию, процессам познания человека;
3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы и установки,
движущих развитием языковой личности. Этот уровень обеспечивает в анализе
языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее
речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.
Термин «гендер» был введен в аппарат лингвистики для акцентуации
социальных составляющих концепта пола, которые, фиксируясь в культурных
традициях
и
стереотипах,
оказывают
непосредственное
влияние
на
самоидентификацию и поведение личности в различных сферах деятельности.
Таким образом, понятия «гендер» и «языковая личность» тесно связаны
между собой. Как отмечает В.П. Нерознак, языковой аспект гендера
предполагает исследование особенностей текста, порождаемого «гендерной
языковой личностью».
Гендерный аспект занимает одно из ведущих мест в лингвистических
исследованиях, однако в переводоведении он практически не изучался.
Недостаточно разработанными остаются вопросы, связанные с влиянием
гендерной
принадлежности
переводчика
на
прагматику
перевода,
на
сохранение стиля и прагматических установок оригинала. Вопросы гендера
исследовали как зарубежные ученые (Р. Лакофф, Дж. Катфорд, Д. Таннен, К.
Уэст, Л. Литосселити), так и российские (Е.И. Горошко, В.И. Жельвис, Ю.Н.
Караулов), а также украинские ученые (С.С. Бабенко, Т.С. Бурейчак, М.О.
Дмитриева).
Как известно, прагматическая функция языка реализуется в процессе
коммуникативно-речевой деятельности, результатом которой является устное
высказывание или текст. Большой интерес к лингвопереводческим проблемам
позволяет говорить о становлении и развитии нового направления в
языковедении – лингвистики перевода. Специалисты данного направления
рассматривают текст с точки зрения его коммуникативно-прагматической
функции. Под прагматикой текста понимают его коммуникативный эффект, то
есть способность вызвать у реципиента разные ассоциации, тем самым влияя на
него. Во время перевода текстов необходимо также учитывать тот факт, что
текст перевода ориентирован на иного реципиента, нежели текст оригинала.
Отсюда возникает необходимость прагматической
адаптации перевода,
внесение определенных изменений с учетом историко-культурных, социальных
и психологических расхождений между реципиентами оригинального и
переведенного текстов. Переводчик в этом случае выступает интерпретатором
содержательных составляющих текста оригинала, поскольку создает новый
текст языком перевода через прагматические реконструкции текста языка
оригинала,
в
процессе
которых
существенное
значение
приобретает
коммуникативно-прагматическое понимание переводчика.
Гендерный подход в науке базируется на концепции о том, что важны не
биологические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и
социальное значение, которое этим различиям придает общество. Фундаментом
гендерных исследований стало выявление разницы в ролях, социальных
статусах и других аспектах жизни мужчин и женщин. Объективация мужского
и женского взгляда на мир (гендерной картины мира) происходит в письменной
и устной речи, а также в художественной литературе. С помощью теории
гендера
можно
иначе
интерпретировать
переводы
произведений
художественной литературы, где наглядно и глубоко воплощаются взгляды
авторов на взаимоотношения полов, поэтому, с этой точки зрения, интерес
представляют
различия
в
переводе
художественных
произведений,
обусловленные гендерной принадлежностью переводчика.
С точки зрения прагматики перевода самые большие трудности ощущает
переводчик художественной литературы, ведь в процессе перевода ему
необходимо «перекодировать» содержание исходного текста языком перевода и
передать прагматическую интенцию автора текста оригинала для достижения
адекватного перевода. Автор не только формирует текст, а и направляет
читателя в его интерпретации текста [7].
Важный аспект языковой коммуникации – связь между значением
высказывания, намерением автора и способностью распознать это намерение в
определенном контексте. Языковая личность переводчика реализуется в
решении прагматических задач как отправителя художественного текста, в
выборе таких языковых средств, которые обеспечивают соответствующее
оригиналу эмоциональное влияние на читателя. Для решения задач такого
влияния отправитель, то есть переводчик, сознательно или бессознательно
руководствуется при воспроизведении текста определенной стратегией.
Произведения художественной литературы противопоставляются всем другим
языковым произведениям благодаря тому, что для всех них доминантной
является одна из коммуникативных функций, а именно, художественноэстетическая. Основная цель любого произведения этого типа состоит в
достижении определенного эстетичного влияния, создание художественного
образа.
Сложность перевода текстов художественных произведений объясняется
чрезвычайно большой смысловой «загруженностью» каждого слова. Это
свойство проявляется в способности писателя сказать больше, чем говорит
прямой смысл слов в их совокупности, заставить работать и мысли, и чувства, и
воображение читателя [3].
Художественный
перевод
требует
от
переводчика
наивысшего
мастерства, потому что переводчик в определенном смысле берет на себя роль
соавтора произведения. Художественный перевод должен быть выполнен так,
чтобы атмосфера сюжета, стиль автора полностью сохранились. Поэтому
основная цель художественного перевода заключается в сохранении идиостиля.
Идиостиль (индивидуальный стиль) – система содержательных и формальных
лингвистических характеристик, присущих произведениям определенного
автора, которая делает уникальным воплощенный в этих произведениях
авторский
образ
языкового
выражения.
Определение
индивидуальных
особенностей стиля писателя практически невозможно без более или менее
широких сопоставлений:
1) с литературным языком его времени как нормой, на фоне которой
сказываются специфические черты своеобразности в той или иной степени,
которые проистекают из нее;
2) с индивидуальными стилями других писателей – современников или
предшественников.
Ни одно серьезное исследование стиля писателя без этих сопоставлений
не обходится. Индивидуальный стиль автора не сводится просто к сумме тех
или иных языковых особенностей, это взаимосвязанная система единства
содержания со словесными средствами и образом их выражения. Работая над
переводом,
переводчик
творчески
решает
разные
художественные,
стилистические задачи, как, например, перевод игры слов, устойчивых
словосочетаний или юмора в произведении, но, в отличие от писателя, не
создает характеры, не описывает внешний вид героев или последовательность
событий. Индивидуальный стиль имеет свои приметы: например, характер
словаря, избранного автором (литературный, современный, диалект, бранное
слово) [4].
Гендерный анализ художественных текстов и их переводов базируется на
функционировании в этих культурах гендерных стереотипов, которые
определяют соответствующие модели коммуникативного поведения мужчин и
женщин. Отличие гендерных картин мира в разных культурах предопределяет
необходимость учета в переводе гендерной специфики оригинала, ведь гендер
является
сквозным
компонентом
художественного
текста,
который
прослеживается в элементах микроструктуры и формирует макроструктуру –
гендерную парадигму художественного текста, представленную комплексом
гендерно
окрашенных
смыслов,
включая
гендерные
коннотации,
ассоциативный потенциал, гендерную символику.
Гендер является динамическим конструктом идентичности субъекта.
Гендерная идентичность субъекта поэтического дискурса отображается в
особенностях текстообразования в виде лексических, лексико-синтаксических,
стилистических средств с явной или же скрытой гендерной семантикой и
требует от переводчика поиска оптимальных средств её воспроизведения в
целевом языке. Переводчики как субъекты вторичной коммуникации должны
быть
сознательными
относительно
гендерной
идентичности
автора,
воспроизведение которой в переводе требует соблюдения целостности ее
структуры. Воспроизведение целостной гендерной идентичности в целевом
тексте предусматривает сохранение исходного соотношения феминных и
маскулинных характеристик языковой личности автора, что и обеспечивает
адекватность перевода в контексте гендерного прочтения.
Средства
выражения
гендерной
идентичности
различаются
по
когнитивным, эмотивным и коммуникативным аспектам, которые понимаются
как разные измерения одной категории. Подбор образов воспроизведения
аспектов гендерной идентичности должен быть обусловлен необходимостью их
прагматической адаптации и зависит от соответствующей языковой функции
(сообщение информации, призыва к действиям или реакциям, выражение
эмоциональных и эстетических переживаний). Гендерная идентичность
является выражением гендерных позиций автора, которые вследствие
переводческой
интерференции
могут
испытывать
интенсификации,
послабления или трансформации в целевом тексте. Невнимание к гендерной
составляющей художественного текста при переводе служит причиной потери
целостности образа автора в целевом тексте.
Перевод можно считать удачным, только если в нем в унисон звучат
голоса автора и переводчика, а через язык переведенного текста просвечивает
ментальность языка оригинала. Однако подобную гармонию можно разрушить,
не обращая внимания на стилистические и грамматические законы построения
текста в оригинале, а также в результате недостаточно серьезного отношения к
гендерному аспекту перевода.
Таким образом, именно в художественной речи наиболее полно
реализуется такая функция языка, как функция самовыражения: выражения
посредством индивидуального выбора и сочетания языковых средств «образа
мира»
творческой
личности,
особенностей
авторского
мировосприятия
действительности. Через художественный язык, словесные образы в тексте
обнаруживается мироощущение его создателя, которое обусловлено наряду с
другими факторами и гендером автора. Поэтому гендер, будучи неотъемлемой
частью языковой личности, языковой личности писателя в частности, с
неизбежностью отражается в созданных им текстах, проявляется в выборе темы
произведения,
способе
преподнесения
ее
определенных языковых и художественных средств.
читателю,
предпочтении
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа