close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Дворянское воспитание - это не педагогическая система, не особая методика и не свод
каких-либо правил. Это образ жизни, стиль поведения, одежды. Это усваивалось
сознательно, а отчасти и бессознательно, путем привычек и подражания. Это традиции,
которые не обсуждают, а соблюдают. Поэтому важны не только теоретические
предписания, а и те принципы, которые реально проявлялись в быту, в поведении, в
живом общении.
Образ Русского дворянства не может вместить в себя все многообразие человеческих
индивидуальностей. Но можно отобрать из всего этого многообразия черты наиболее
характерные. Дворян обучали: независимости, храбрости, благородству, чести. Эти
качества природные, но образ жизни их может усилить или задушить. В дворянской среде
развивались и совершенствовались те качества русского человека, которые, в идеале,
должны были со временем проникнуть и в ту среду, где их некогда было развивать.
Дворяне питали веру в то, что в будущем постепенно сгладится неравенство слоев
русского общества и дворянская культура во всем ее объеме, от произведений
литературы и искусства и до хороших манер, станет достоянием всех сословий, будет
общим законным наследием свободных и просвещенных граждан. Хорошее общество
может существовать и не в высшем кругу, а везде, где есть люди честные, умные и
образованные. Вообще, существует лишь два рода людей - образованные и
необразованные.
Воспитание детей состояло в том, что его ориентировали не на успех, а на идеал. Быть
храбрым, честным, образованным не для того, чтобы достичь славы, богатства, высокого
чина, а потому что он дворянин, ему многое дано и он должен быть именно таким.
Главной сословной добродетелью считалась дворянская честь. Эта честь не дает человеку
никаких привилегий, а, наоборот, делает его более уязвимым. Честь являлась основным
законом поведения дворянина, безусловно и безоговорочно преобладающим над любыми
другими соображениями, над выгодой, успехом, безопасностью или рассудительностью.
Граница между честью и бесчестием была чисто условной.
Дворянское воспитание давало жизненный успех. В него входило не только внешнее
благополучие, но и внутреннее состояние человека - чистая совесть, высокая самооценка,
ни истерик, ни озлобления, аристократическая гордость им не позволяла проявлять такие
чувства. Главное все-таки в том, что они защищали свое человеческое достоинство ("не
смейте меня оскорблять"). Всякий дворянин боялся, что его уличат в физической
трусости. Большое значение придавалось храбрости и уверенности в том, что ее можно
воспитать путем волевых усилий и установок. Эти качества всегда высоко ценились и
старательно прививались детям. Они были невозможны без физической силы, ловкости и
выносливости. Лицеисты обучались верховой езде, фехтованию, плаванию, гребле и т.д.
Распорядок был строгий: подъем в 7 утра, прогулки в любую погоду, простая пища. Это,
диктовала сама жизнь. Их ожидала военная служба, дуэль и т.д. Поэтому для укрепления
тела их заставляли перепрыгивать рвы, влезать на деревья, столбы, заборы, прыгать
через деревянного коня, подниматься на большую высоту. Надо было заниматься
гимнастикой не менее часа, и никому не делали поблажек. Пешие марши - с полной
выкладкой.
Этические нормы тесно соприкасались с этикетными: демонстрация чувств, поведение, не
вписывающееся в принятую норму, было не только неприлично, но , и недостойно. Это
помогало выводить из общего силового поля любые проявления : трусости, малодушия,
слабости. Дворянские дети приучались превозмогать боль, отчаяние, страх, по мере сил
старались не показывать, как это трудно. Для этого требовалось не только мужество, но и
безукоризненное умение владеть собой, которое достигалось путем длительного и
тщательного воспитания.
Человеку прежде всего надо иметь открытое лицо и скрытые мысли. Человек, у которого
нет du monde - "светскости", - при каждом неприятном происшествии то приходит в
ярость, то уничтожен стыдом и ведет себя как сумасшедший или выглядит как дурак
(второй вариант). А тот, у кого есть светскость, как бы не воспринимает того, что должно
его раздражать. Если он совершил какую-либо неловкость, он легко сглаживает ее своим
хладнокровием, вместо смущения, еще больше ее усугубляющего. В светском обществе
человеку часто приходится очень неприятные вещи встречать с непринужденным и
веселым лицом. Он должен казаться довольным, когда на самом деле ему плохо, должен с
улыбкой подходить к тем, к кому охотнее подошел бы с пистолетом. Он должен скрывать
от себя известную всем темную сторону, наполненную досадами, огорчениями и
неприятностями. Это считалось обязательной чертой воспитанного человека. Эти
требования воспитывались с раннего детства, настойчиво и порой жестоко. Надо
скрывать свой нрав и уметь не быть, а казаться. Вначале это очень трудно, но скоро это
входит в привычку и перестает быть трудным.
Владеющий собой владеет и ситуацией. Необходимо уметь направить беседу в нужное
русло, разузнать обстановку, переключить внимание с одного предмета на другой и
прочее.
Хорошие манеры - это хранители пристойности и спокойствия общества. Они служат для
защиты, и в них не должно быть отравленного коварством оружия.
Нельзя в разговорах допускать чопорности и ханжества. В высшем свете люди общались
между собой очень просто, непринужденно и естественно, без всякой напыщенности и
жеманства. Напыщенность и жеманство -;это удел низших классов. В высшем свете,
наоборот, всегда была свобода и простота движений, безыскусственность манер и стиля.
Никто не пользовался в речах поговорками и пословицами, считая это дурным тоном.
Дворяне везде были без наигрыша, поэтому они везде были естественны: и;в салоне, и на
базаре, с крестьянами, рабочими, дворовыми и т. д. При вопиющем социальном
неравенстве дворяне видели и осознавали общность исторической и национальной
судьбы народа - чувство более глубокое и надежное, чем пресловутая; классовая
солидарность.
Нравственные нормы и правила хорошего тона усваивались дворянскими детьми в
семейном кругу. Семьи были большие, не принято было ограничивать число детей (дети
от 20 до 2 лет). Было много родни: дяди, тети, двоюродные,;троюродные братья и сестры
и т д. Все родственники активно вмешивались в воспитание детей. Представлений, что
это прерогатива отца и матери, у них не было. Воспитание предоставляли наставникам и
наставницам, а сами следили лишь за общим ходом его. Дети с родителями держались
почтительно, не смели говорить "ты" никому и чувствовали, что они созданы для
родителей, а родители для них.Не так как сейчас, дети - владыки в доме, а родители подчиненные и слуги. Детям - всю роскошь жизни, а родителям - один труд и заботы.
Все в доме учат детей по своему усмотрению и по мере желания. Но дети;обязаны и
вынуждены подчиняться жестким правилам поведения, которым сознательно или
бессознательно учат все понемногу. Послушание родителям, почитание старших были
основополагающими, и, отсюда, авторитет отца был безусловным и не подлежащим
обсуждению. Дети были заняты с утра до вечера. Строгий режим. Один учитель сменял
другого, в перерывах умственная работа;сменялась физкультурой, фехтованием, танцами,
катанием на коньках, на лыжах с;гор. Для наказания применялись розги, лестница
обычных наказаний составляла: без сладкого, без гуляния, постановка в угол, на колени
на горох, устранение от;общих игр и т. п. Все равно детям жилось легко и весело.
Принцип отношений в дворянских семьях: вместо того, чтобы навязывать детям свою
любовь, родители старались сделать так, чтобы дети заслужили ее. Хорошее воспитание
призвано упрощать, а не усложнять отношения между людьми. Улучшает воспитание
общество светских дам, там можно отшлифовать свои манеры - и привыкнешь быть
предупредительным и учтивым, держаться осторожно, вежливо, искать изящества,
приобретать правильные привычки. Упрочается самоуважение и уважение к женщине.
Надо уметь все делать непринужденно, изящно. Это, в основном, для всех невоспитанных
людей и является камнем преткновения, и они на людях делаются или скованными, или
развязными.
Естественность и непринужденность была результатом усердных тренировок,
целенаправленного воспитания дворянских детей, внушения им определенных этических
норм. Преодоление ложного стыда давало им то, что всегда они были
доброжелательными и любезными, оказывали окружающим знаки внимания и говорили
всем только приятное, стыдились быть невежами.
вот что пишет Марина Цветаева « Главное же – то, что я потом делала с собой всю жизнь – не
давали потому, что очень хотелось. Как колбасы, на которую стоило нам только взглянуть, чтобы
заведомо не получить. Права на просьбу в нашем доме не было. Даже на просьбу глаз. Никогда
не забуду, впрочем, единственного – потому и не забыла! – небывалого случая просьбы моей
четырехлетней сестры – матери, печатными буквами во весь лист рисовальной бумаги (рисовать –
дозволялось). – Мама! Сухих плодов, пожаласта! – просьбы, безмолвно подсунутой ей под дверь
запертого кабинета. Умиленная то ли орфографией, то ли карамзинским звучанием (сухие плоды),
то ли точностью перевода с французского (fruits secs), а скорее всего не умиленная, а потрясенная
неслыханностью дерзания – как-то сробевши – мать – „плоды“ – дала. И дала не только
просительнице (любимице), но всем: нелюбимице – мне и лодырю-брату. Как сейчас помню:
сухие груши. По половинке (половинки) на жаждущего…»
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа