close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Женщина, победившая войну.
Ход мероприятия.
Чтец. Женщина гордая, женщина русская,
С ярким румянцем, с челкою русою,
С розовой кожей, с веснушками милыми,
Схожа с лебедушкой ты белокрылою,
С речкой бездонной, с русалкой таинственной…
Сколько поэтов возвышенно, искренне,
Сколько художников дерзко, талантливо
Воссоздавали твой лик неподатливый!
Очи – созвездия, смех заразительный…
Входишь в огонь,
В испытанья опасные,
Выйдя, становишься лучше, прекраснее.
Чтец. Если же ты до земли низко кланялась –
Не оттого, что кому-то так нравилось,
А у могил – жертвам смерти непрошенной,
Да на полях – семенам,
В землю брошенным.
Ты научилась смиряться с утратами,
Но не теряла надежды крылатые –
Те, что по-русски светлы и живительны,
Те, что даруют полет и стремительность.
Женщина русская, сильная, нежная!
Кони уносятся в степи безбрежные,
Клавиши быстрых копыт все стремительней
Такт отбивают
И гимн поразительный –
Гимн русской женщине!
Вдаль он несется.
Путь пролагает без карт и без лоций.
Лунные блики – на звонких подковах.
Русская женщина! Снова и снова
Мир, пораженный, тебя открывает,
Ты словно тайна, загадка живая.
Ведущий 1. Добрый день!
Ведущий 2. Здравствуйте! Сегодня, накануне Международного женского дня 8 Марта, мы хотим
воспеть женщину-мать, женщину-труженицу, женщину-воина, прошедшую сквозь огонь Великой
Отечественной войны. Женщину, победившую войну!
Ведущий 1. Основой для этого станут подлинные документы, письма, воспоминания, фотографии.
А героинями – наши односельчанки, не понаслышке узнавшие ужас войны.
Ведущий 2. По данным алфавитного указателя населенных мест Воронежской губернии, в
с.Нижний Ольшан накануне Великой Отечественной войны проживало 2620 человек. Из
воспоминаний Бояркиной Веры Стефановны, 1920 года рождения, жительницы села Нижний
Ольшан: «Перед войной люди зажили хорошо, село окрепло, работали на ферме и на поле. Многие
семьи строились, им помогал колхоз. Много свадеб играли… но всё рухнуло в один день.
Началась война».
Чтец.
Мирно страна проснулась в этот июньский день,
Только что развернулась в скверах её сирень.
Радуясь солнцу и миру, утро встречала Москва…
Вдруг разнеслись по эфиру памятные слова…
Голос уверенно строгий сразу узнала страна.
Утром у нас на пороге заполыхала война.
(Звучит запись песни «Священная война». Красные числа сменяются на чёрные)
Ведущий 1. Все от мала до велика встали на защиту нашей Родины: добровольцы уходили на
фронт, вчерашние школьники становились солдатами. Более 1000 мужчин призывного возраста
ушли на фронт от Ольшанского сельсовета. А провожали их жёны, матери, невесты, дочери…
Звучит фонограмма песни «Синенький скромный платочек».
Чтец. Я – славянка!
Славянками были они,
Те, что в синих платочках под знакомые звуки
Провожая мужей, оставались одни,
Принимая страну в свои слабые, нежные руки.
И вставали к станкам, и впрягались в плуги,
И кормили детей лебедою и травами вешними…
Чтобы знали мужья, чтобы знали враги:
Долг свой выполнят честно
Обычные русские женщины!
Чтец. Из воспоминаний Козловцевой Ольги Павловны, 1904 г.р., жительницы с. Н. Ольшан: «В
июле 1941 года мой муж добровольцем ушел на фронт. Я навсегда запомнила тот день. В доме
собрались родные, соседи. Обычно молчаливый, Илья Семёнович пытался шутить, разговаривал о
предстоящих боях, о детях. Старшие дети всё понимали. Отец уходил на фронт. И только
маленький Коля всё время чему-то улыбался… По улицам села шли медленно. Илье всё хотелось
запомнить: и хаты под соломенными крышами, и односельчан, которые вышли провожать. Я уже
не плакала, слёз не было. Их столько было пролито накануне. Последние слова, последние минуты
прощания. Я очень часто их вспоминаю. Я тогда не знала, что вижу его в последний раз. В доме
остались я и пятеро ребятишек».
Ведущий 2. Солдатские письма… Пожелтевшие от времени треугольники со штемпелями полевой
почты… Каким спасением были они во время войны! Написанные под свист пуль, они предельно
искренни. В них было все: короткие, скупые рассказы о войне и стихи, фотографии, если была
возможность сняться у фронтового фотографа, вырезки из фронтовых газет, слова любви к
близким… Сколько радости приносил в семьи этот долгожданный, втрое сложенный тетрадный
листок, в котором иногда было всего два слова: «Я жив».
Чтец. «Дорогая Оля! Шлю привет детям – Васе, Рае, Мане, Шуре, Коле. Я жив, здоров. Оля,
береги детей. Обрати внимание на здоровье младшего, Коли. Он у нас слабенький. Ваш муж и
отец Илья».
Ведущий 1. Получая письмо с фронта, всей семьёй по нескольку раз в день перечитывали его,
пытаясь в заветных строчках рассмотреть облик родного и далёкого человека. А потом садились
писать ответ…
(Выходят мать, ребёнок и жена, пишут по очереди)
Ребёнок: Папанька наш! Как ты там? Ой, а дядю Сашу уже убили. Возвращайся скорее к нам…
Мать: Любезный наш сынок! Вчера колхоз послал вам, фронту слезами окропленный наш
хлебец. Воюйте, милые, спасайте Россию!
Жена: Любимый мой, единственный! Я похоронку никому не покажу! Мы все равно будем
ждать тебя! Возвращайся, надежда моя!
Чтец. Война бетховенским пером
Чудовищные ноты пишет,
Её октав железный гром
Мертвец в гробу - и тот услышит!
Но что за уши мне даны?
Оглохший в громе этих схваток,
Из всей симфонии войны
Я слышу только плач солдаток.
Ведущий 1. Уже с первых дней войны стали приходить похоронки: плач и крики овдовевших жён
и осиротевших детей разносились по притихшему селу, женщины стали бояться почтальонов…
(Выходит девушка-почтальон с пустой, но очень тяжелой сумкой и устало садится. Голос за
сценой задаёт вопросы (две первые строки куплета), а почтальонка отвечает).
- Почтальонка! Почтальонка!
Тяжела ль тебе сума?
- Тяжела моя сума. Тяжела моя сума.
Все газеты да газеты.
Дотащу ли их сама? Дотащу ли их сама?
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
Далеко ль тебе тащить?
- Тяжела моя сума. Тяжела моя сума.
Все журналы да журналы.
Дотащу ли их сама? Дотащу ли их сама?
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
Обошла ли все дома?
- Обошла я все дома. Обошла я все дома.
Разнесла газеты, письма.
Тяжела моя сума!
Обошла я все дома.
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
А ты снимай свою суму!
- Не могу снимать суму! Не могу снимать суму!
Там на донце похоронка.
Не могу читать, кому. Не могу читать, кому.
Похоронка! Похоронка!
Серый камень на груди. Серый камень на груди.
Стопудовый на груди Стопудовый на груди.
Говорила баба Настя:
«В почтальонки не ходи!»
Почтальонка! Почтальонка!
(Уходит, таща сумку за собой).
Ведущий 2. В один из дней пришло сразу четыре похоронки: на Андрияна Шамрина, Митрофана
Муратова, Павла Муратова, Петра Лепшина. Ещё 543 ольшанца не вернулись с полей сражений.
Чтец.
Ты не хотел, чтоб стала я вдовой,
Чтобы с тоской смотрела ночью в небо.
Слезами умываясь, не водой,
Шепча: «Вернись! Давно ты дома не был!»
Хоть ты и слышишь голос мой земной,
И хоть ко мне вернуться ты не вправе,
Пусть будет слышен всюду шепот твой,
В журчании ручья и в шорохе дубравы.
Прости меня, что стала я вдовой,
Но не горюй, любимый мой, не надо,
Тебя я помню – значит, ты – живой,
Моей душе все это как награда.
Ведущий 1. Очень страшно женщине остаться одной, без мужа, с маленькими детьми на руках. А
можно ли описать словами горечь разлуки матери с сыном? Её сердце разрывается на части от
того, что она не может защитить своё дитя. Если б она могла, то закрыла бы сына собой, чтобы в
него не попала вражеская пуля.
Чтец. Вот снова бой, гром и залпы орудий,
Мало кто выжил, бой был жесток.
Сын тоже упал, сраженный пулей,
На первый выпавший белый снежок.
Мать, почуяв беду, на коленях стоя,
Просила тучи, просила ветер:
«Найдите сына, с ним случилось плохое,
Без него не смогу я жить на свете.
Возьмите с собой мой кусочек сердца,
Он раны залечит, согреться поможет.
Небесные силы, прошу вас, спешите
И, если сможете, помогите тоже!»
Твердила, молила: «Родной мой, единственный!
Не умирай, я с тобой!» Уже не было слез…
От свечи пред иконой свет падал таинственный
На прядь поседевшую ее темных волос.
А сын, то в сознании, то в забытьи,
Шептал чуть слышно: «Мама, родная!
Я обещал, что вернусь. Но прости,
Милая, добрая, прощай, умираю...
Я не был трусом, сражался стойко
И рвался на фронт, чтоб тебя защитить.
Не плачь, если вдруг принесут похоронку:
Пусть без меня – тебе надо жить».
И вдруг он увидел свет яркий вдали
И мама машет ему рукой.
Она звала: «Вставай и иди!»
Он встал и пошел – значит, живой.
Он падал, вставал, приходилось ползком,
А свет был теплым, помог согреться.
Не знал он тогда, но понял потом,
Что свет этот – мамин кусочек сердца.
Ведущий 2. Если хочешь узнать о войне
И о майской победной весне,
Попроси солдатскую мать
Письма сына ее почитать.
На страницах застыли года.
Двадцать два ему будет всегда.
"Мама, я здоров и живой..."
А наутро последний бой.
Ученик с письмом-треугольником.
Миша уходил ранним утром 1943 года. Его провожали всей улицей. Мама стояла в
распахнутой калитке, по её щекам безостановочно текли слезы. Она смотрела ему вслед. На
мальчишеский стриженый затылок, на мальчишескую гибкую спину, на мальчишеские узкие
плечи, которым предстояло прикрыть собой Родину и родное село. Миша оглянулся и сказал то,
что все они тогда говорили: «Я вернусь, мама!»
.
Не вернулся. И письмо его мама получила всего одно-единственное – от 14 августа;
остальные либо не дошли, либо где-то затерялись. Коротенькое письмо, написанное второпях
химическим карандашом па листочке из ученической тетрадки: «Дорогая мамочка! Бьём мы
проклятых фрицев и в хвост и в гриву, только клочья летят ... » И о себе несколько строчек в
самом конце: « ... Я здоров, всё нормально, воюю, как все. Как ты-то там одна, мамочка?» И
после «До свидания», после «Целую крепко, твой сын Михаил»: « ... Скоро, очень скоро будет и
на нашей улице праздник!»
Праздник был не скоро. Скоро пришло второе письмо. От командира: «Уважаемая Анна
Федотовна, Ваш сын был... » Был… Был Миша, Мишенька. Был сыном, ребенком, школьником,
мальчишкой, солдатом. Хотел дружить с соседской девочкой. Хотел вернуться к маме, хотел
дождаться праздника на нашей улице. И еще жить он хотел. Очень хотел жить. Жить и любить.
Ведущий 1. Не дождались с фронта своих сыновей и дочерей тысячи матерей. Как долго хранили
они солдатские треугольники-весточки от дорогих их сердцу детей! И до самой смерти не верили
в их гибель, надеялись и ждали, наперекор злым похоронкам с траурной каймой.
Чтец: Русские матери, русские матери,
Сколько в войну сыновей вы утратили.
В горе своём сединой убелённые,
Над обелисками низко склонённые.
Русские матери сердцем открытые,
Как не сломились вы, горем убитые.
Светлой зарёю взошли над Россиею,
Стали звездою её негасимою.
В белые вьюги, в цветенье смородины.
Низкий поклон вам от ласковой Родины.
Вашим сынам, что стоят обелисками,
Вечная память и скорбь материнская.
Звучит песня «Матерям погибших героев» В.Струве.
Ведущий 1. Да, пожалуй, одна из самых трагических и самых волнующих страниц Великой
Отечественной посвящена солдатским матерям. Это они собственными руками собирали в дорогу
своих сыновей и дочерей, они писали на фронт, что дома все хорошо, в то время как сами по
десять-двенадцать часов работали у станка или пахали, сеяли, убирали огромные поля, растили
детей.
Чтец. Когда земля от крови стыла, когда горел наш общий дом,
Победу труженики тыла ковали праведным трудом.
Когда фашизму рвали тело отцы мужья и сыновья,
В тылу бурлило и кипело – трудилась Родина моя.
Сильнее стали женщин плечи, взрослели дети на глазах.
Горели доменные печи, рожь колосилась на полях.
Всё отдавали: силы, средства…Война тащила за собой
Детей, не ведающих детства, и женщин с горькою судьбой.
Кто был в окопах, те-герои, остановившие фашизм,
Но тыл решительным настроем не меньший выдал героизм.
Жива ещё в потомках память тех героических времёнСоветским труженикам тыла низкий наш земной поклон!
Ведущий 2. В 1941 году Боевой Раисе Ильиничне исполнилось 18 лет. С первых дней Великой
Отечественной войны она, как и большинство девушек и женщин, ковала победу на колхозном
поле. Правда, там не свистели пули и осколки, но доставалось и им, сельским труженикам, сполна,
так же, как и бойцам на передовой. Работали от рассвета до заката, пока было светло. Пахали на
быках, коровах. Пололи на колхозном поле вручную картофель и свёклу, рожь и пшеницу.
Небольшими косами-литовками косили, потом сгребали сено, на самодельных «волокушах»
вытаскивали его на сухое место, клали в копны. В период уборки за лобогрейкой вязали снопы и
ставили их в кучи, потом свозили на ток и молотили. Кружилась от голода голова, слабели руки,
палило солнце. Но надо было работать, обеспечивать хлебом фронт. На жалость к себе не
оставалось ни времени, ни сил.
Ведущий 1. «Работала, как все, такое уж время было», - говорит Раиса Ильинична. Но её медаль
«За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.» приравнивает эту работу к
подвигу солдата, воевавшего на поле боя. Ведь «из одного металла льют медаль» для тех, кто с
оружием в руках победил фашизм, и тех, кто обеспечил Великую Победу своим трудом в тылу.
Ведущий 2. Лето и осень 1942 года были страшным временем для ольшанцев. 5 июля село
заняли немцы. Началась оккупация.
Чтец. Из воспоминаний Боевой Раисы Ильиничны: «Немцы вели себя как хозяева: купались в
реке, расселялись по домам, выгоняя женщин с детьми в сараи. Они установили свои порядки. За
любое нарушение – расстрел. Невыносимо было выполнять приказы немцев. Под дулами
автоматов мы, женщины и девушки, восстанавливали взорванные железнодорожные пути. Это
было очень опасно, потому что везде валялись неразорвавшиеся снаряды, разлетевшиеся из
взорванного советского эшелона. Под угрозой расстрела нам раздавали шерсть и приказывали
вязать перчатки и носки для солдат, отбирали хлеб, скот и отправляли на фронт для своей армии».
Ведущий 1. 6 месяцев хозяйничали в нашем селе оккупанты. Это был самый черный период за
всю историю села. За время оккупации были расстреляны, сожжены и замучены 29 мирных
жителей.
Ведущий 2. Январь 1943 года принёс долгожданное освобождение.
Средь многих дат одна есть дата,
Которая так сердцу дорога.
В январский день советские солдаты
Освободили край наш от врага.
Ведущий 1. Однако раньше, чем пришли освободители, случилось страшное. Понимая своё
поражение, немцы рассвирепели. В одну из холодных зимних ночей фашисты стали поджигать
хаты, а людей выгоняли на улицу. Всю свою злость они вымещали на женщинах, детях и
стариках.
Ведущий 2. Вспоминает Бояркин Иван Семенович: «Семья наша жила на улице, которой сейчас в
нашем селе уже нет. Она проходила по лугу к речке, недалеко от птичника. Стояло на ней домов
15. Когда наши войска выбили немцев из села, те стали отступать в направлении Засимовки.
Большая группировка немцев скопилась в местечке Карасилово. Чтобы их уничтожить, с горы
стали вести огонь из «Катюши». Наша улица стала самым опасным местом в селе. По ней вели
огонь с обеих сторон. От ударов орудий горели дома, гибли люди. Почти все улица была
сожжена. От одного из выстрелов погиб дед Сидор и его жена. Снаряд попал в их дом, превратив
жилище в кучку пепла, похожую на пудру. Некоторые ольшанцы пытались спрятаться в окопах.
Да там и остались. Отступающие немцы бросали в такие окопы гранаты. На нашей улице погибли
баба Катря и её муж, Рыльцев Ананий Яковлевич, Рыльцев Тихон Федорович».
Ведущий 1. В семье Абросимова Егора Петровича, семья которого жила на этой же улице,
отступающие немцы убили жену – Абросимову Евдокию Григорьевну. Вот что рассказывает их
дочь, Лепшена (в девичестве Абросимовой) Мария Егоровна (1933 г.р.): « «Мне было 10 лет. Но
события того страшного дня я запомнила на всю жизнь. Наша семья - я, мама и отец пряталась - в
подвале. Немцы стали бросать в подвал гранаты. Мы выбежали на улицу. Немцы стреляли по
бегущим. Автоматные очереди одна за другой. Упала в снег. Очень страшно. От пуль забивало
снегом. Немцы, наверное, помня о своих детях, в нас, ребятишек, в упор не стреляли. Старались
по ногам. А вот взрослых не щадили. Пулеметной очередью разбило ноги маме. Когда все чуть
стихло, я к ней подбежала: «Беги, дочка, за бинтами, зови отца». Отца я нашла тоже раненным в
руку. Пока перевязали ему рану, пока вернулась уже вместе с ним, мама умерла».
Чтец. Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...
Ведущий 1. На самой страшной войне XX века женщине пришлось не только провожать своих
любимых, близких, родных, но и самой стать солдатом. Она спасала, перевязывала раненых,
стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала «языка». Женщина
убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на
ее детей.
Ведущий 2. «Не женская это доля — убивать»,— скажет одна из участниц войны. Другая
распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы
убить войну».
Ведущий 1. Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко писал: «Едва ли найдется хоть одна
военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как
их братья, мужья, отцы».
Ведущий 2. Среди женщин-фронтовичек были медики, связистки, сапёры, лётчицы, снайперы,
стрелки, зенитчицы, политработники, кавалеристы, танкисты, десантницы, матросы,
регулировщицы, шофёры, рядовые банно-прачечных отрядов, повара, пекари, партизанки и
подпольщицы.
Ведущий 1. Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики, водители тяжелых танков, а в пехоте — командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у
слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу ещё
никогда не делала женщина.
Ведущий 2. Всего за годы войны в различных родах войск служило свыше восьмисот тысяч
женщин. Никогда ещё на протяжении всей истории человечества столько женщин не участвовало в войне. Были солдатами Великой Отечественной и жительницы нашего села Жидкова
Мария Петровна и Абросимова Любовь Ефимовна.
Чтец 1. У каждого человека есть мечта. Обычно она зарождается в детстве. Была она и у Маши.
Наблюдая за работой медиков, возвращающих человеку самое дорогое – здоровье и жизнь, она
со школьной скамьи видела себя в белом халате. Была мечта, было желание и упорство в
достижении целей. В Острогожскую фельдшерско-акушерскую школу набирали тогда 170
человек, а заявлений подали около тысячи. Лишь самые подготовленные выдержали экзамены. В
их числе Мария Петровна Жидкова.
Чтец 2.Нападение фашистов на нашу страну застало молодого фельдшера Жидкову Марию
Петровну в небольшом поселке Масловка под Воронежем. Из репродукторов неслась песня
«Вставай, страна огромная!». Газеты писали о тысячах добровольцев, отправляющихся на
фронт. Комсомолка Жидкова знала, что на войне нелегко, и всё же настоятельно просила,
чтобы её послали на фронт. На втором месяце войны её призвали в армию и направили в 221
стрелковую дивизию. В течение двух недель прошла обучение стрельбе и оказанию
медицинской помощи. Первое боевое крещение было под Львовом.
Чтец 1. Из воспоминаний Жидковой Марии Петровны: «Когда прибыли на место, нас
распределили по четыре-пять человек и послали на передовую. В одном из боёв на моих
глазах погибла подруга Нина. Тяжело я переживала её смерть. На другой день заметила у себя
седые волосы. Год пробыла на передовой, потом была направлена в эвакогоспиталь».
Чтец 2. Мария Петровна воевала под Харьковом и Киевом, в брянских лесах и под Минском,
участвовала в освобождении Чехословакии и Венгрии. День Победы встретила в Будапеште
младшим лейтенантом медицинской службы. Награждена медалями «За оборону Киева», «За
победу над Германией». В 1985 году удостоена высокой правительственной награды Орден
Отечественной войны 2 степени.
Девушка-медсестра 1. «Бои шли упорные. Раненых было много. Когда первый раз ползла под
пулями за бойцом - кричала так, что казалось, перекрикивала грохот боя. Потом привыкла.
Господи, сколько всего было! Зимнее бездорожье, лютые морозы, вьюги, жара, мухи, гниение
ран, стоны умирающих. Помню переправу через речку. Наши на том берегу. Я санинструктор.
Мне надо туда. А тут бомбёжка. Вода кипит от взрывов мин и снарядов. А там ждут. Зажмурила
глаза, шагаю с размаху в воду. Не верьте никому и никогда, кто скажет, что не страшно было.
Иду наугад. Визжу от страха и иду. Наконец вот он берег. Не успела отдышаться - миномётный
расчёт разбит. Вокруг стоны, хрипы. Бросилась к раненым, но взрывная волна бросает на
бруствер. Теряю сознание. Сколько это длилось, не знаю. Очнулась от стонов: «Сестрица пить,
сестра, помоги, сестричка, где ты?» В голове шумит, тошнит, земля уходит из-под ног, но,
шатаясь, встаю, перевязываю, пою из фляжки, шепчу нежные слова, тащу прочь, подальше в
тыл».
(Уходит)
Видеоклип на песню «Вальс медсестры», звучит 2 куплет вальса.
2. Фронтовой санбат у лесных дорог
Был прокурен и убит тоскою.
И сказал солдат, что лежал без ног:
«Мы с тобой, сестра, ещё станцуем».
Чтец. Солдат метался — бред его терзал.
Горела грудь. До самого рассвета он звал тоскуя:
«Мама, где ты? Где ты?»
И наша медсестра склонилась
И крикнула сквозь бред ему:
«Я здесь, сынок! Я здесь, я рядом, милый!»
И он в склоненной мать свою узнал,
Он зашептал, одолевая муку:
«Ты здесь? Я рад, А где моя жена?
Пускай придет, на грудь положит руки».
И снова наклоняется она,
Исполненная правдой и любовью.
Я здесь, - кричит, - я здесь, твоя жена,
У твоего родного изголовья,
Я здесь жена твоя, сестра и мать.
Мы все с тобой, защитники Отчизны,
Мы все пришли, чтобы тебя поднять.
Вернуть себе, Отечеству и жизни.
Ты веришь, воин? И отступит бред
И сменится отрадою покоя.
Ты будешь жить!
Чужих и дальних нет,
Покуда сердце женское с тобою.
Видео-клип «Фронтовая сестра» 1 куплет
Чтец 1. Абросимова Любовь Ефимовна добровольцем ушла на фронт в феврале 1943 года.
Вначале была в полевом госпитале, а затем в городе Донецке. В 1944 году её контузило. После
лечения её и ещё нескольких девушек направили на курсы радисток. Затем служила в 162
отдельном Келецком ордена Красной Звезды полку связи в составе Украинского фронта. Маршал
войск связи И. Пересыпкин в книге «Связь в Великой Отечественной войне» дал вот какую
боевую характеристику девушкам-связисткам: «Многие тысячи славных советских патриоток, по
зову сердца пришедшие в войска связи, наравне со связистами-мужчинами несли трудную
солдатскую службу, делали всё, чтобы обеспечить бесперебойную связь в боевой обстановке.
Чтец 2. Из воспоминаний Абросимовой Любови Ефимовны: «На нас, радисток, возлагалась
высокая ответственность за своевременность и правильность приёма радиограмм из вышестоящих
штабов и передачу закодированных приказов и распоряжений. Мне посчастливилось первой из
работающих в пункте связи принять радиограмму о капитуляции гитлеровской Германии».
Чтец 1. Войну Любовь Ефимовна закончила в столице Чехословакии - Праге. Награждена
медалью «За победу над Германией». Она, как и многие другие её сверстницы, видела
воочию страшное лицо войны, слышала грохот снарядов, заставляла себя подняться из окопа,
чтобы помочь товарищам.
Видео-клип «Фронтовая сестра» 2-3 куплет
Ведущий 1 «Женщина» и «жизнь» - слова-синонимы, «женщина» и «убийство» противоестественное сочетание. Но тогда, в далёких сороковых, женщина стала солдатом и
убивала, защищая жизнь. Это был ужас, это была жестокая необходимость, перед которой её
поставила война. Убивая врага, поднявшего меч на её дом, детей, семью, женщина убивала
войну.
Девушка 1.
Я есть Любовь... Я - женщина! Я - Мать!
Успевшая состариться до срока.
Когда враги стояли у порога,
Отправила я сына умирать...
Я та, что омывала всю войну
Кровавыми слезами похоронку.
Могилу сына, страшную воронку,
Я видела сквозь строчек пелену...
Вдова я, уронившая кольцо...
Девушка 2.
Ещё я - медсестра из медсанбата,
Из боя выносившая солдата
И смерти заглянувшая в лицо...
Я - мужа заменившая в тылу,
связная партизанского отряда...
Девушка 3.
Я - Родина, зовущая с плаката!
Я - Мать, остановившая войну!
Ведущий 1: Войне говорят «Нет!» матери, жены, сестры, дочери. Войны, будь они даже самые
маленькие, - для женщин они всегда великие. Женщина, призванная любить и продолжать жизнь,
отвергает смерть!
Ведущий 2. Женщина! Свято имя твоё! Свят твой подвиг во имя свободы и жизни! И пусть никогда
больше не придётся тебе защищать с оружием в руках родную землю, провожать на войну сыновей и
мужей, отцов и братьев. Пусть голубеет над тобою чистое небо и счастливо и безмятежно растут
твои дети!
Матерям погибших героев
Музыка: Г.Струве Слова: Л.Кондрашенко
Как горько нам стоять у обелисков
И видеть там скорбящих матерей.
Мы головы свои склоняем низко –
Земной поклон за ваших сыновей.
Считайте нас своими сыновьями,
Считайте нас своими дочерьми.
Детей своих вы в битвах потеряли,
И все мы стали вашими детьми.
Шумят под ветром сосны вековые,
Горят цветы невянущим огнём.
Вам, матерям героев всей России,
Свою любовь и нежность отдаём.
Считайте нас своими сыновьями,
Считайте нас своими дочерьми.
Детей своих вы в битвах потеряли,
И все мы стали вашими детьми.
Как горько нам стоять у обелисков
И видеть там скорбящих матерей.
Мы головы свои склоняем низко –
Земной поклон за ваших сыновей.
Считайте нас своими сыновьями,
Считайте нас своими дочерьми.
Детей своих вы в битвах потеряли,
И все мы стали вашими детьми.
Чтец. Женщина гордая, женщина русская,
С ярким румянцем, с челкою русою,
С розовой кожей, с веснушками милыми,
Схожа с лебедушкой ты белокрылою,
С речкой бездонной, с русалкой таинственной…
Сколько поэтов возвышенно, искренне,
Сколько художников дерзко, талантливо
Воссоздавали твой лик неподатливый!
Очи – созвездия, смех заразительный…
Входишь в огонь,
В испытанья опасные,
Выйдя, становишься лучше, прекраснее.
Чтец. Если же ты до земли низко кланялась –
Не оттого, что кому-то так нравилось,
А у могил – жертвам смерти непрошенной,
Да на полях – семенам,
В землю брошенным.
Ты научилась смиряться с утратами,
Но не теряла надежды крылатые –
Те, что по-русски светлы и живительны,
Те, что даруют полет и стремительность.
Женщина русская, сильная, нежная!
Кони уносятся в степи безбрежные,
Клавиши быстрых копыт все стремительней
Такт отбивают
И гимн поразительный –
Гимн русской женщине!
Вдаль он несется.
Путь пролагает без карт и без лоций.
Лунные блики – на звонких подковах.
Русская женщина! Снова и снова
Мир, пораженный, тебя открывает,
Ты словно тайна, загадка живая.
Чтец.
Мирно страна проснулась в этот июньский день,
Только что развернулась в скверах её сирень.
Радуясь солнцу и миру, утро встречала Москва…
Вдруг разнеслись по эфиру памятные слова…
Голос уверенно строгий сразу узнала страна.
Утром у нас на пороге заполыхала война.
Чтец. Я – славянка!
Славянками были они,
Те, что в синих платочках под знакомые звуки
Провожая мужей, оставались одни,
Принимая страну в свои слабые, нежные руки.
И вставали к станкам, и впрягались в плуги,
И кормили детей лебедою и травами вешними…
Чтобы знали мужья, чтобы знали враги:
Долг свой выполнят честно
Обычные русские женщины!
Чтец. Из воспоминаний Козловцевой Ольги Павловны, 1904 г.р., жительницы с. Н. Ольшан: «В
июле 1941 года мой муж добровольцем ушел на фронт. Я навсегда запомнила тот день. В доме
собрались родные, соседи. Обычно молчаливый, Илья Семёнович пытался шутить, разговаривал о
предстоящих боях, о детях. Старшие дети всё понимали. Отец уходил на фронт. И только
маленький Коля всё время чему-то улыбался… По улицам села шли медленно. Илье всё хотелось
запомнить: и хаты под соломенными крышами, и односельчан, которые вышли провожать. Я уже
не плакала, слёз не было. Их столько было пролито накануне. Последние слова, последние минуты
прощания. Я очень часто их вспоминаю. Я тогда не знала, что вижу его в последний раз. В доме
остались я и пятеро ребятишек».
Чтец. «Дорогая Оля! Шлю привет детям – Васе, Рае, Мане, Шуре, Коле. Я жив, здоров. Оля,
береги детей. Обрати внимание на здоровье младшего, Коли. Он у нас слабенький. Ваш муж и
отец Илья».
(Выходят мать, ребёнок и жена, пишут по очереди)
Ребёнок: Папанька наш! Как ты там? Ой, а дядю Сашу уже убили. Возвращайся скорее к нам…
Мать: Любезный наш сынок! Вчера колхоз послал вам, фронту слезами окропленный наш
хлебец. Воюйте, милые, спасайте Россию!
Жена: Любимый мой, единственный! Я похоронку никому не покажу! Мы все равно будем
ждать тебя! Возвращайся, надежда моя!
Чтец. Война бетховенским пером
Чудовищные ноты пишет,
Её октав железный гром
Мертвец в гробу - и тот услышит!
Но что за уши мне даны?
Оглохший в громе этих схваток,
Из всей симфонии войны
Я слышу только плач солдаток.
- Почтальонка! Почтальонка!
Тяжела ль тебе сума?
- Тяжела моя сума. Тяжела моя сума.
Все газеты да газеты.
Дотащу ли их сама? Дотащу ли их сама?
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
Далеко ль тебе тащить?
- Тяжела моя сума. Тяжела моя сума.
Все журналы да журналы.
Дотащу ли их сама? Дотащу ли их сама?
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
Обошла ли все дома?
- Обошла я все дома. Обошла я все дома.
Разнесла газеты, письма.
Тяжела моя сума!
Обошла я все дома.
Тяжела моя сума!
- Почтальонка! Почтальонка!
А ты снимай свою суму!
- Не могу снимать суму! Не могу снимать суму!
Там на донце похоронка.
Не могу читать, кому. Не могу читать, кому.
Похоронка! Похоронка!
Серый камень на груди. Серый камень на груди.
Стопудовый на груди Стопудовый на груди.
Говорила баба Настя:
«В почтальонки не ходи!»
Почтальонка! Почтальонка!
Чтец.
Ты не хотел, чтоб стала я вдовой,
Чтобы с тоской смотрела ночью в небо.
Слезами умываясь, не водой,
Шепча: «Вернись! Давно ты дома не был!»
Хоть ты и слышишь голос мой земной,
И хоть ко мне вернуться ты не вправе,
Пусть будет слышен всюду шепот твой,
В журчании ручья и в шорохе дубравы.
Прости меня, что стала я вдовой,
Но не горюй, любимый мой, не надо,
Тебя я помню – значит, ты – живой,
Моей душе все это как награда.
Чтец. Вот снова бой, гром и залпы орудий,
Мало кто выжил, бой был жесток.
Сын тоже упал, сраженный пулей,
На первый выпавший белый снежок.
Мать, почуяв беду, на коленях стоя,
Просила тучи, просила ветер:
«Найдите сына, с ним случилось плохое,
Без него не смогу я жить на свете.
Возьмите с собой мой кусочек сердца,
Он раны залечит, согреться поможет.
Небесные силы, прошу вас, спешите
И, если сможете, помогите тоже!»
Твердила, молила: «Родной мой, единственный!
Не умирай, я с тобой!» Уже не было слез…
От свечи пред иконой свет падал таинственный
На прядь поседевшую ее темных волос.
А сын, то в сознании, то в забытьи,
Шептал чуть слышно: «Мама, родная!
Я обещал, что вернусь. Но прости,
Милая, добрая, прощай, умираю...
Я не был трусом, сражался стойко
И рвался на фронт, чтоб тебя защитить.
Не плачь, если вдруг принесут похоронку:
Пусть без меня – тебе надо жить».
И вдруг он увидел свет яркий вдали
И мама машет ему рукой.
Она звала: «Вставай и иди!»
Он встал и пошел – значит, живой.
Он падал, вставал, приходилось ползком,
А свет был теплым, помог согреться.
Не знал он тогда, но понял потом,
Что свет этот – мамин кусочек сердца.
Ученик с письмом-треугольником.
Миша уходил ранним утром 1943 года. Его провожали всей улицей. Мама стояла в
распахнутой калитке, по её щекам безостановочно текли слезы. Она смотрела ему вслед. На
мальчишеский стриженый затылок, на мальчишескую гибкую спину, на мальчишеские узкие
плечи, которым предстояло прикрыть собой Родину и родное село. Миша оглянулся и сказал то,
что все они тогда говорили: «Я вернусь, мама!»
.
Не вернулся. И письмо его мама получила всего одно-единственное – от 14 августа;
остальные либо не дошли, либо где-то затерялись. Коротенькое письмо, написанное второпях
химическим карандашом па листочке из ученической тетрадки: «Дорогая мамочка! Бьём мы
проклятых фрицев и в хвост и в гриву, только клочья летят ... » И о себе несколько строчек в
самом конце: « ... Я здоров, всё нормально, воюю, как все. Как ты-то там одна, мамочка?» И
после «До свидания», после «Целую крепко, твой сын Михаил»: « ... Скоро, очень скоро будет и
на нашей улице праздник!»
Праздник был не скоро. Скоро пришло второе письмо. От командира: «Уважаемая Анна
Федотовна, Ваш сын был... » Был… Был Миша, Мишенька. Был сыном, ребенком, школьником,
мальчишкой, солдатом. Хотел дружить с соседской девочкой. Хотел вернуться к маме, хотел
дождаться праздника на нашей улице. И еще жить он хотел. Очень хотел жить. Жить и любить.
Чтец: Русские матери, русские матери,
Сколько в войну сыновей вы утратили.
В горе своём сединой убелённые,
Над обелисками низко склонённые.
Русские матери сердцем открытые,
Как не сломились вы, горем убитые.
Светлой зарёю взошли над Россиею,
Стали звездою её негасимою.
В белые вьюги, в цветенье смородины.
Низкий поклон вам от ласковой Родины.
Вашим сынам, что стоят обелисками,
Вечная память и скорбь материнская.
Чтец. Когда земля от крови стыла, когда горел наш общий дом,
Победу труженики тыла ковали праведным трудом.
Когда фашизму рвали тело отцы мужья и сыновья,
В тылу бурлило и кипело – трудилась Родина моя.
Сильнее стали женщин плечи, взрослели дети на глазах.
Горели доменные печи, рожь колосилась на полях.
Всё отдавали: силы, средства…Война тащила за собой
Детей, не ведающих детства, и женщин с горькою судьбой.
Кто был в окопах, те-герои, остановившие фашизм,
Но тыл решительным настроем не меньший выдал героизм.
Жива ещё в потомках память тех героических времёнСоветским труженикам тыла низкий наш земной поклон!
Чтец. Из воспоминаний Боевой Раисы Ильиничны: «Немцы вели себя как хозяева: купались в
реке, расселялись по домам, выгоняя женщин с детьми в сараи. Они установили свои порядки. За
любое нарушение – расстрел. Невыносимо было выполнять приказы немцев. Под дулами
автоматов мы, женщины и девушки, восстанавливали взорванные железнодорожные пути. Это
было очень опасно, потому что везде валялись неразорвавшиеся снаряды, разлетевшиеся из
взорванного советского эшелона. Под угрозой расстрела нам раздавали шерсть и приказывали
вязать перчатки и носки для солдат, отбирали хлеб, скот и отправляли на фронт для своей армии».
Чтец. Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...
Девушка-медсестра 1. «Бои шли упорные. Раненых было много. Когда первый раз ползла под
пулями за бойцом - кричала так, что казалось, перекрикивала грохот боя. Потом привыкла.
Господи, сколько всего было! Зимнее бездорожье, лютые морозы, вьюги, жара, мухи, гниение
ран, стоны умирающих. Помню переправу через речку. Наши на том берегу. Я санинструктор.
Мне надо туда. А тут бомбёжка. Вода кипит от взрывов мин и снарядов. А там ждут. Зажмурила
глаза, шагаю с размаху в воду. Не верьте никому и никогда, кто скажет, что не страшно было.
Иду наугад. Визжу от страха и иду. Наконец вот он берег. Не успела отдышаться - миномётный
расчёт разбит. Вокруг стоны, хрипы. Бросилась к раненым, но взрывная волна бросает на
бруствер. Теряю сознание. Сколько это длилось, не знаю. Очнулась от стонов: «Сестрица пить,
сестра, помоги, сестричка, где ты?» В голове шумит, тошнит, земля уходит из-под ног, но,
шатаясь, встаю, перевязываю, пою из фляжки, шепчу нежные слова, тащу прочь, подальше в
тыл».
Чтец 1. У каждого человека есть мечта. Обычно она зарождается в детстве. Была она и у Маши.
Наблюдая за работой медиков, возвращающих человеку самое дорогое – здоровье и жизнь, она
со школьной скамьи видела себя в белом халате. Была мечта, было желание и упорство в
достижении целей. В Острогожскую фельдшерско-акушерскую школу набирали тогда 170
человек, а заявлений подали около тысячи. Лишь самые подготовленные выдержали экзамены. В
их числе Мария Петровна Жидкова.
Чтец 1. Из воспоминаний Жидковой Марии Петровны: «Когда прибыли на место, нас
распределили по четыре-пять человек и послали на передовую. В одном из боёв на моих
глазах погибла подруга Нина. Тяжело я переживала её смерть. На другой день заметила у себя
седые волосы. Год пробыла на передовой, потом была направлена в эвакогоспиталь».
Чтец 1. Абросимова Любовь Ефимовна добровольцем ушла на фронт в феврале 1943 года.
Вначале была в полевом госпитале, а затем в городе Донецке. В 1944 году её контузило. После
лечения её и ещё нескольких девушек направили на курсы радисток. Затем служила в 162
отдельном Келецком ордена Красной Звезды полку связи в составе Украинского фронта. Маршал
войск связи И. Пересыпкин в книге «Связь в Великой Отечественной войне» дал вот какую
боевую характеристику девушкам-связисткам: «Многие тысячи славных советских патриоток, по
зову сердца пришедшие в войска связи, наравне со связистами-мужчинами несли трудную
солдатскую службу, делали всё, чтобы обеспечить бесперебойную связь в боевой обстановке.
Чтец 1. Войну Любовь Ефимовна закончила в столице Чехословакии - Праге. Награждена
медалью «За победу над Германией». Она, как и многие другие её сверстницы, видела
воочию страшное лицо войны, слышала грохот снарядов, заставляла себя подняться из окопа,
чтобы помочь товарищам.
Чтец 2.Нападение фашистов на нашу страну застало молодого фельдшера Жидкову Марию
Петровну в небольшом поселке Масловка под Воронежем. Из репродукторов неслась песня
«Вставай, страна огромная!». Газеты писали о тысячах добровольцев, отправляющихся на
фронт. Комсомолка Жидкова знала, что на войне нелегко, и всё же настоятельно просила,
чтобы её послали на фронт. На втором месяце войны её призвали в армию и направили в 221
стрелковую дивизию. В течение двух недель прошла обучение стрельбе и оказанию
медицинской помощи. Первое боевое крещение было под Львовом.
Чтец 2. Мария Петровна воевала под Харьковом и Киевом, в брянских лесах и под Минском,
участвовала в освобождении Чехословакии и Венгрии. День Победы встретила в Будапеште
младшим лейтенантом медицинской службы. Награждена медалями «За оборону Киева», «За
победу над Германией». В 1985 году удостоена высокой правительственной награды Орден
Отечественной войны 2 степени.
Чтец 2. Из воспоминаний Абросимовой Любови Ефимовны: «На нас, радисток, возлагалась
высокая ответственность за своевременность и правильность приёма радиограмм из вышестоящих
штабов и передачу закодированных приказов и распоряжений. Мне посчастливилось первой из
работающих в пункте связи принять радиограмму о капитуляции гитлеровской Германии».
Чтец. Солдат метался — бред его терзал.
Горела грудь. До самого рассвета он звал тоскуя:
«Мама, где ты? Где ты?»
И наша медсестра склонилась
И крикнула сквозь бред ему:
«Я здесь, сынок! Я здесь, я рядом, милый!»
И он в склоненной мать свою узнал,
Он зашептал, одолевая муку:
«Ты здесь? Я рад, А где моя жена?
Пускай придет, на грудь положит руки».
И снова наклоняется она,
Исполненная правдой и любовью.
Я здесь, - кричит, - я здесь, твоя жена,
У твоего родного изголовья,
Я здесь жена твоя, сестра и мать.
Мы все с тобой, защитники Отчизны,
Мы все пришли, чтобы тебя поднять.
Вернуть себе, Отечеству и жизни.
Ты веришь, воин? И отступит бред
И сменится отрадою покоя.
Ты будешь жить!
Чужих и дальних нет,
Покуда сердце женское с тобою.
Девушка 1.
Я есть Любовь... Я - женщина! Я - Мать!
Успевшая состариться до срока.
Когда враги стояли у порога,
Отправила я сына умирать...
Я та, что омывала всю войну
Кровавыми слезами похоронку.
Могилу сына, страшную воронку,
Я видела сквозь строчек пелену...
Вдова я, уронившая кольцо...
Девушка 2.
Ещё я - медсестра из медсанбата,
Из боя выносившая солдата
И смерти заглянувшая в лицо...
Я - мужа заменившая в тылу,
связная партизанского отряда...
Девушка 3.
Я - Родина, зовущая с плаката!
Я - Мать, остановившая войну!
Ведущий 1. Добрый день!
Ведущий 2. Здравствуйте! Сегодня, накануне Международного женского дня 8 Марта, мы хотим
воспеть женщину-мать, женщину-труженицу, женщину-воина, прошедшую сквозь огонь Великой
Отечественной войны. Женщину, победившую войну!
Ведущий 1. Основой для этого станут подлинные документы, письма, воспоминания, фотографии.
А героинями – наши односельчанки, не понаслышке узнавшие ужас войны.
Ведущий 2. По данным алфавитного указателя населенных мест Воронежской губернии, в
с.Нижний Ольшан накануне Великой Отечественной войны проживало 2620 человек. Из
воспоминаний Бояркиной Веры Стефановны, 1920 года рождения, жительницы села Нижний
Ольшан: «Перед войной люди зажили хорошо, село окрепло, работали на ферме и на поле. Многие
семьи строились, им помогал колхоз. Много свадеб играли… но всё рухнуло в один день.
Началась война».
Чтец.
Мирно страна проснулась в этот июньский день,
Ведущий 1. Все от мала до велика встали на защиту нашей Родины: добровольцы уходили на
фронт, вчерашние школьники становились солдатами. Более 1000 мужчин призывного возраста
ушли на фронт от Ольшанского сельсовета. А провожали их жёны, матери, невесты, дочери…
Звучит фонограмма песни «Синенький скромный платочек».
Чтец. Я – славянка!
Чтец. Из воспоминаний Козловцевой Ольги Павловны, 1904 г.р.,
Ведущий 2. Солдатские письма… Пожелтевшие от времени треугольники со штемпелями полевой
почты… Каким спасением были они во время войны! Написанные под свист пуль, они предельно
искренни. В них было все: короткие, скупые рассказы о войне и стихи, фотографии, если была
возможность сняться у фронтового фотографа, вырезки из фронтовых газет, слова любви к
близким… Сколько радости приносил в семьи этот долгожданный, втрое сложенный тетрадный
листок, в котором иногда было всего два слова: «Я жив».
Чтец.
«Дорогая Оля! Шлю привет детям
Ведущий 1. Получая письмо с фронта, всей семьёй по нескольку раз в день перечитывали его,
пытаясь в заветных строчках рассмотреть облик родного и далёкого человека. А потом садились
писать ответ…
(Выходят мать, ребёнок и жена, пишут по очереди)
Ребёнок: Папанька наш! Как ты там? Ой, а дядю Сашу уже убили. Возвращайся скорее к нам…
Мать: Любезный наш сынок! Вчера колхоз послал вам, фронту слезами окропленный наш
хлебец. Воюйте, милые, спасайте Россию!
Жена: Любимый мой, единственный! Я похоронку никому не покажу! Мы все равно будем
ждать тебя! Возвращайся, надежда моя!
Чтец. Война бетховенским пером
Чудовищные ноты пишет,
Её октав железный гром
Мертвец в гробу - и тот услышит!
Но что за уши мне даны?
Оглохший в громе этих схваток,
Из всей симфонии войны
Я слышу только плач солдаток.
Ведущий 1. Уже с первых дней войны стали приходить похоронки: плач и крики овдовевших жён
и осиротевших детей разносились по притихшему селу, женщины стали бояться почтальонов…
(Выходит девушка-почтальон с пустой, но очень тяжелой сумкой и устало садится. Голос за
сценой задаёт вопросы (две первые строки куплета), а почтальонка отвечает).
Ведущий 2. В один из дней пришло сразу четыре похоронки: на Андрияна Шамрина, Митрофана
Муратова, Павла Муратова, Петра Лепшина. Ещё 543 ольшанца не вернулись с полей сражений.
Чтец.
Ты не хотел, чтоб стала я вдовой,
Ведущий 1. Очень страшно женщине остаться одной, без мужа, с маленькими детьми на руках. А
можно ли описать словами горечь разлуки матери с сыном? Её сердце разрывается на части от
того, что она не может защитить своё дитя. Если б она могла, то закрыла бы сына собой, чтобы в
него не попала вражеская пуля.
Чтец. Вот снова бой, гром и залпы орудий,
Ведущий 2. Если хочешь узнать о войне
И о майской победной весне,
Попроси солдатскую мать
Письма сына ее почитать.
На страницах застыли года.
Двадцать два ему будет всегда.
"Мама, я здоров и живой..."
А наутро последний бой.
Ученик с письмом-треугольником.
Миша уходил ранним утром 1943 года. Его провожали всей улицей.
Ведущий 1. Не дождались с фронта своих сыновей и дочерей тысячи матерей. Как долго хранили
они солдатские треугольники-весточки от дорогих их сердцу детей! И до самой смерти не верили
в их гибель, надеялись и ждали, наперекор злым похоронкам с траурной каймой.
Чтец: Русские матери, русские матери,
Звучит песня «Матерям погибших героев» В.Струве.
Ведущий 1. Да, пожалуй, одна из самых трагических и самых волнующих страниц Великой
Отечественной посвящена солдатским матерям. Это они собственными руками собирали в дорогу
своих сыновей и дочерей, они писали на фронт, что дома все хорошо, в то время как сами по
десять-двенадцать часов работали у станка или пахали, сеяли, убирали огромные поля, растили
детей.
Чтец. Когда земля от крови стыла, когда горел наш общий дом,
Ведущий 2. В 1941 году Боевой Раисе Ильиничне исполнилось 18 лет. С первых дней Великой
Отечественной войны она, как и большинство девушек и женщин, ковала победу на колхозном
поле. Правда, там не свистели пули и осколки, но доставалось и им, сельским труженикам, сполна,
так же, как и бойцам на передовой. Работали от рассвета до заката, пока было светло. Пахали на
быках, коровах. Пололи на колхозном поле вручную картофель и свёклу, рожь и пшеницу.
Небольшими косами-литовками косили, потом сгребали сено, на самодельных «волокушах»
вытаскивали его на сухое место, клали в копны. В период уборки за лобогрейкой вязали снопы и
ставили их в кучи, потом свозили на ток и молотили. Кружилась от голода голова, слабели руки,
палило солнце. Но надо было работать, обеспечивать хлебом фронт. На жалость к себе не
оставалось ни времени, ни сил.
Ведущий 1. «Работала, как все, такое уж время было», - говорит Раиса Ильинична. Но её медаль
«За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.» приравнивает эту работу к
подвигу солдата, воевавшего на поле боя. Ведь «из одного металла льют медаль» для тех, кто с
оружием в руках победил фашизм, и тех, кто обеспечил Великую Победу своим трудом в тылу.
Ведущий 2. Лето и осень 1942 года были страшным временем для ольшанцев. 5 июля село
заняли немцы. Началась оккупация.
Чтец.
Из воспоминаний Боевой Раисы Ильиничны:
Ведущий 1. 6 месяцев хозяйничали в нашем селе оккупанты. Это был самый черный период за
всю историю села. За время оккупации были расстреляны, сожжены и замучены 29 мирных
жителей.
Ведущий 2. Январь 1943 года принёс долгожданное освобождение.
Средь многих дат одна есть дата,
Которая так сердцу дорога.
В январский день советские солдаты
Освободили край наш от врага.
Ведущий 1. Однако раньше, чем пришли освободители, случилось страшное. Понимая своё
поражение, немцы рассвирепели. В одну из холодных зимних ночей фашисты стали поджигать
хаты, а людей выгоняли на улицу. Всю свою злость они вымещали на женщинах, детях и
стариках.
Ведущий 2. Вспоминает Бояркин Иван Семенович: «Семья наша жила на улице, которой сейчас в
нашем селе уже нет. Она проходила по лугу к речке, недалеко от птичника. Стояло на ней домов
15. Когда наши войска выбили немцев из села, те стали отступать в направлении Засимовки.
Большая группировка немцев скопилась в местечке Карасилово. Чтобы их уничтожить, с горы
стали вести огонь из «Катюши». Наша улица стала самым опасным местом в селе. По ней вели
огонь с обеих сторон. От ударов орудий горели дома, гибли люди. Почти все улица была
сожжена. От одного из выстрелов погиб дед Сидор и его жена. Снаряд попал в их дом, превратив
жилище в кучку пепла, похожую на пудру. Некоторые ольшанцы пытались спрятаться в окопах.
Да там и остались. Отступающие немцы бросали в такие окопы гранаты. На нашей улице погибли
баба Катря и её муж, Рыльцев Ананий Яковлевич, Рыльцев Тихон Федорович».
Ведущий 1. В семье Абросимова Егора Петровича, семья которого жила на этой же улице,
отступающие немцы убили жену – Абросимову Евдокию Григорьевну. Вот что рассказывает их
дочь, Лепшена (в девичестве Абросимовой) Мария Егоровна (1933 г.р.): « «Мне было 10 лет. Но
события того страшного дня я запомнила на всю жизнь. Наша семья - я, мама и отец пряталась - в
подвале. Немцы стали бросать в подвал гранаты. Мы выбежали на улицу. Немцы стреляли по
бегущим. Автоматные очереди одна за другой. Упала в снег. Очень страшно. От пуль забивало
снегом. Немцы, наверное, помня о своих детях, в нас, ребятишек, в упор не стреляли. Старались
по ногам. А вот взрослых не щадили. Пулеметной очередью разбило ноги маме. Когда все чуть
стихло, я к ней подбежала: «Беги, дочка, за бинтами, зови отца». Отца я нашла тоже раненным в
руку. Пока перевязали ему рану, пока вернулась уже вместе с ним, мама умерла».
Чтец. Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Ведущий 1. На самой страшной войне XX века женщине пришлось не только провожать своих
любимых, близких, родных, но и самой стать солдатом. Она спасала, перевязывала раненых,
стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала «языка». Женщина
убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на
ее детей.
Ведущий 2. «Не женская это доля — убивать»,— скажет одна из участниц войны. Другая
распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы
убить войну».
Ведущий 1. Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко писал: «Едва ли найдется хоть одна
военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как
их братья, мужья, отцы».
Ведущий 2. Среди женщин-фронтовичек были медики, связистки, сапёры, лётчицы, снайперы,
стрелки, зенитчицы, политработники, кавалеристы, танкисты, десантницы, матросы,
регулировщицы, шофёры, рядовые банно-прачечных отрядов, повара, пекари, партизанки и
подпольщицы.
Ведущий 1. Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики, водители тяжелых танков, а в пехоте — командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у
слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу ещё
никогда не делала женщина.
Ведущий 2. Всего за годы войны в различных родах войск служило свыше восьмисот тысяч
женщин. Никогда ещё на протяжении всей истории человечества столько женщин не участвовало в войне. Были солдатами Великой Отечественной и жительницы нашего села Жидкова
Мария Петровна и Абросимова Любовь Ефимовна.
Чтец 1. У каждого человека есть мечта.
Ведущий 1 «Женщина» и «жизнь» - слова-синонимы, «женщина» и «убийство» противоестественное сочетание. Но тогда, в далёких сороковых, женщина стала солдатом и
убивала, защищая жизнь. Это был ужас, это была жестокая необходимость, перед которой её
поставила война. Убивая врага, поднявшего меч на её дом, детей, семью, женщина убивала
войну.
Ведущий 1: Войне говорят «Нет!» матери, жены, сестры, дочери. Войны, будь они даже самые
маленькие, - для женщин они всегда великие. Женщина, призванная любить и продолжать жизнь,
отвергает смерть!
Ведущий 2. Женщина! Свято имя твоё! Свят твой подвиг во имя свободы и жизни! И пусть никогда
больше не придётся тебе защищать с оружием в руках родную землю, провожать на войну сыновей и
мужей, отцов и братьев. Пусть голубеет над тобою чистое небо и счастливо и безмятежно растут
твои дети!
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа