close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
«Лицей «Физико-техническая школа» города Обнинска
Урок чтения
Отечественная война 1812 года в изобразительном искусстве
Учитель: С. С. Карпенок
2012 год
Тема урока: Отечественная война 1812 года в изобразительном искусстве.
Цель урока:
Приобщиться к славной странице в истории России – Отечественной войне через
творчество художников.
Задачи урока:
1. Познакомиться с работами художников – баталистов, посвященных Отечественной
войне 1812 года.
2. Изучить ряд крупных событий Отечественной войны 1812 года, отраженных в
работах художников.
Оборудование: наглядные пособия, компьютер, проектор (ИКТ), презентация.
Ход урока:
I.Организационное начало урока:
1. Готовность учителя к уроку – наличие конспекта, наглядные пособия, ИКТ.
2. Подготовленность учащихся – наличие тетрадей, пособий.
3. Подготовленность классного помещения – классная доска, компьютер, проектор.
II. Содержание учебного материала урока:
1. Введение
В 2012 году Россия отмечает крупную
национальную дату – 200 – летие
Отечественной войны 1812 года. В преддверии этой даты всем нам важно приобщиться к
памятным событиям страны в те далекие времена, вспомнить великие победы народов
России на ратных полях Отечества, изучить историческое наследие русской воинской
славы, биографии выдающихся участников событий русской военной истории.
Процесс создания исторического полотна всегда начинается с замысла композиции, с
изучения исторических источников, посещения мест событий. Мы смотрим на картины
художников – баталистов и переносимся в другую эпоху, возвращаемся на двести лет
назад. Перед нами поля сражений, орудия, кони, люди: полководцы и рядовые бойцы.
Поражает то, как владеют художники темой, какими энциклопедическими знаниями они
обладают, как не упускают ни единой детали. Это и придаёт их работам достоверность,
создает зримый образ Отечественной войны 1812 года.
2. Художники - баталисты.
2.1.Биография и творчество Верещагина В.В.
Верещагин Василий Васильевич (14.10.1842, Череповец Новгородской губернии 31.03.1904), живописец-баталист, литератор, мемуарист. Из дворян. Учился в
Александровском кадетском корпусе (1850-1853), Морском кадетском корпусе (18531860), Петербургской академии художеств (1860-1863) и в мастерской Ж.Л. Жерома в
Париже (1864-1865). В поисках впечатлений и сюжетов для картин много путешествовал
по России, странам Европы, Азии, Америки. Участвовал в военных действиях в
Туркестане (1867-1870; в 1868 г. награжден орденом Св. Георгия 4-го класса), что нашло
отражение в «Туркестанской» серии картин (1871-1874). В ходе русско-турецкой войны
1877-1878 гг. также был в действующей армии, в 1877-1881 гг. создал «Балканский» цикл
полотен. С началом русско-японской войны 1904-1905 гг. отправился на Дальний Восток.
Погиб вместе с адмиралом С.О. Макаровым при взрыве броненосца «Петропавловск» в
виду Порт-Артура.Верещагин основательно изучал историю Отечественной войны 1812
года, уделяя значительное внимание военно-историческим реалиям. В 1887-1900 гг.
создал в Москве и Париже серию из 20 картин, в которых стремился «показать великий
национальный дух русского народа», а также «свести образ Наполеона с того пьедестала
героя, на который он внесен»: «Не замай - дай подойти!», «С оружием в руках расстрелять!», «В штыки! Ура, ура!», «В Кремле пожар», «В Успенском соборе»,
«Маршал Даву в Чудовом монастыре», «В Городне - пробиваться или отступать?», «На
этапе. Дурные вести из Франции», «На большой дороге. Отступление, бегство» (все 18871895 гг.), «Перед Москвой в ожидании депутации бояр» (1891-1892), «В Петровском
дворце», «Возвращение из Петровского дворца» (обе - 1895 г.), «Зарево Замоскворечья»,
«Ночной привал Великой армии» (обе - 1896-1897 гг.), «Наполеон на Бородинских
высотах» (1897 г.), «Поджигатели» (1897-1898 гг.), «Конец Бородинского боя», «Сквозь
пожар», «Наполеон и Лористон», «На морозе» (все - 1899-1900 гг.). Картины этой серии
Верещагин с успехом демонстрировал на персональных выставках в Париже, Лондоне,
Берлине, Вене, Нью-Йорке и др. (ныне большинство полотен - в Государственном
историческом музее, в Москве). Кроме того, Верещагин оставил ряд незаконченных
картин («Наполеон при Березине»), этюдов и набросков о событиях 1812 года, а к 100летию войны намеревался написать картины «Занятие Смоленска», «Канун Бородинской
битвы», «Совет в Филях» и др. (замысел не осуществлен).Художник-новатор, Верещагин
отверг академические каноны батальной живописи с их парадной условностью, в своих
полотнах обличал войну как мировое зло («Апофеоз войны», 1871-1872 гг.). Верещагин автор двух книг о войне 1812 года («1812 год» и каталог с пояснением к его картинам:
«Наполеон I в России»), в которых высказал свой взгляд на роль М.И. Кутузова и М.Б.
Барклая де Толли, на исход Бородинского сражения, пожар Москвы и др.
2.2. Биография и творчество Аверьянова А.Ю.
Александр Юрьевич Аверьянов родился в 1950 г. в г. Чехове Московской области.
Широко известен как мастер батальных сцен. Много картин работы Аверьянова Ю. А.
находятся в экспозиции музея «Бородинская панорама», музея-заповедника «Бородинское
поле», исторического музея в городе Малоярославце. Ю. А. Аверьянов также помогал
Народному художнику России Н. С. Присекину в создании панорамы «Курская битва»
(Москва, Поклонная гора).
«…Масштабность работ поражает, что вообще характерно для картин батального
жанра. Серьёзный баталист выступает не только как баталист, но и как тонкий и
пытливый историк и исследователь. Для А. Аверьянова существенен не только пафос
многофигурного сражения, но и каждая деталь в изображении битвы и её участников. От
того работы художника удивляют органическим единением завершённой композиции,
верности истории и живости палитры, делающих зрителя отнюдь не посторонним
наблюдателем».
Творчество
Картины батальных сражений А.Ю.Аверьянова, такие как: "Сражение за
Малоярославец 12 (24) октября 1812", "Князь П. И. Багратион в Бородинском сражении.
Последняя контратака", "Сражение за Смоленск" и т.д., выставлены в исторических
музеях разных городов нашей страны, наряду с историческими портретными работами
типа "Ветеран", "Веселый драгун" и пр.
Его картины, украшающие сегодня музеи и частные коллекции, с одинаковой
силой привлекают и неопытного зрителя, и военного историка, и профессионального
ценителя искусства. В каждой из них видна серьёзная работа настоящего мастера.
Поражает всё: виртуозное владение большими композициями; обилие деталей, не
нарушающих при этом единства живописного полотна; замечательные краски,
передающие и свежесть зимнего утра, и полуденный летний зной. Из многих, порою
неуловимых компонентов складывается впечатление, не позволяющее спутать картины
Аверьянова с произведениями других художников и заставляющее снова и снова
возвращаться к ним.
«В 1990-х годах в батальной живописи начался процесс возрождения утраченных
традиций. Среди художников России, активно развивающих историческую составляющую
жанра, особо выделяется имя Александра Аверьянова. Его картины, украшающие сегодня
музеи и частные коллекции, с одинаковой силой привлекают и неопытного зрителя, и
военного историка, и профессионального ценителя искусства. В каждой из них видна
серьёзная работа настоящего мастера. Поражает всё: виртуозное владение большими
композициями; обилие деталей, не нарушающих при этом единства живописного полотна;
замечательные краски, передающие и свежесть зимнего утра, и полуденный летний зной.
Из многих, порою неуловимых компонентов складывается впечатление, не позволяющее
спутать картины Аверьянова с произведениями других художников и заставляющее снова
и снова возвращаться к ним.»
2.3. Биография и творчество Чагадаева А.С.
Родился Александр Сергеевич Чагадаев в 1956 году в городе Москве. В 1974 году
окончил Московскую среднюю художественную школу при Московском государственном
художественном институте им. В.И. Сурикова. С 1988 года - член Московского комитета
художников графиков. С 1990 года - член Международной федерации художников. С 1995
года - член творческого объединения художников «Москворечье». Член Московского
Союза Художников с 2000года. Участник осенних, весенних, московских, зарубежных
(Лондон, Мадрид) выставок. Работы хранятся в частных коллекциях России и за рубежом,
в Бородинском Военно-историческом музее. Работает в историческом жанре, бытовом,
портрет, пейзаж, натюрморт.
2.4.Биография и творчество Машкова И.Г.
Машков Игорь Геннадьевич родился 7 января 1967 года в городе Москве. В 1985 г.
окончил Московскую среднюю художественную школу при МГХИ им. В. И. Сурикова.
По итогам обучения награжден Дипломом Академии художеств СССР 1 степени. В
1993 году окончил Московский государственный академический художественный
институт им. В. И. Сурикова. Мастерскую портрета под руководством профессора
Глазунова И. С.
В
1994 г.
—
стипендиат
Союза
художников
России.
В 1995 — 2000 г. стипендиат Творческих мастерских Российской Академии художеств.
Является членом Московского союза художников. Заслуженный художник России.
Состоит в Профессиональном творческом союзе художников ЮНЕСКО, а также
в Международномхудожественном фонде.
Творческое кредо художника — следование традициям классического русского реализма.
А высшая цель — овладение секретами мастерства для наиболее полного отражения
красоты мироздания. Машков работает в жанрах исторической картины, портрета,
пейзажа. Является участником выставок Союза художников России и Москвы.
Принимал участие в выставках товарищества художников «Москворечье», «Русская
живопись», а так же провел около 30-ти персональных выставок.
Картины Машкова имеются в частных собраниях в России, Австрии, Германии,
Франции, Японии. Страницы прошлого России и Москвы воспеты не одним поколением
русских художников. Богатая событиями и яркими историческими личностями, наша
история является неисчерпаемым кладезем сюжетов достойных изображения на холсте.
Суриков В. И. и Репин И. Е., Васнецов В. М. и Рябушкин А. П. нашли свой подход, свое
ощущение истории Руси, России. На картинах этих мастеров сформировано видение
родной
истории
многих
и многих
россиян.
Работая сегодня над исторической картиной, невольно поддаешься колоссальному
обаянию этих художников. Найти свое, отыскать не виденное никем,— вот задача
достойнаяисполнения.
Таков же и русский пейзаж, воспетый в произведениях лучших пейзажистов.
Быть достойным учеником природы, прилежно изучать все тонкости русского пейзажа —
интереснейшее занятие. На протяжении всего творческого пути художник И. Г. Машков
стремится стать истинным продолжателем традиций, заложенных великими
предшественниками – художниками классической школы русского реализма. Окончив
мастерскую портрета, он с увлечением работает над исторической картиной.
Это и допетровская Русь, и исторический цикл «История православного паломничества»,
и, конечно, близкие сердцу художника сюжеты великой и трагической истории казачества
российского.
Пробует И. Г. Машков себя и в жанрах пейзажа, натюрморта и книжной иллюстрации.
Проведенные автором персональные выставки в Московском Кремле, Московской Мэрии,
Московской городской Думе, Администрации президента РФ, Российском Фонде
Культуры, Московской Патриархии, свидетельствуют о неизменном интересе зрителя
к творчеству художника. «Работы Машкова написаны внимательно и с любовью, в них
чувствуется уверенная рука мастера. Они неординарны по решению». Так отзываются
о творчестве ученика академики, народные художники СССР А. П. и С. П. Ткачевы.
При этом искусство Игоря Машкова захватывает не драматургической полнотой
«рассказа», а более таинственным свойством – способностью убедить зрителя, увлечь его
сотворенной на холсте реальностью.
III. Заключение:
1. Изучение картин художников-баталистов дало возможность глубже понять ход и
драматичность отдельных событий войны 1812 года.
2. Весь народ страны встал на защиту Отечества от нашествия наполеоновской армии
(партизанское движение, участие казаков в войне, духовенство и т.д.).
3. Русские солдаты и офицеры проявляли массовый героизм на полях сражений
против наполеоновских войск.
4. Духовенство России наставляло и личным примером поощряло наших воинов
крепко стоять за Веру, Царя и Отечество.
ПРИЛОЖЕНИЕ
Наполеон I на Бородинских высотах
Рано утром, 26-го августа, Наполеон со свитой подъехал к Шевардинскому редуту, откуда
он намеревался руководить своей шахматной партией. Здесь император и свита сошли с
лошадей и заняли наблюдательный пост.
Исход сражения при Бородине был нерешительный. Ни та, ни другая армия не считала
себя побежденною, и если русская армия отступила с поля битвы, то это входило в
расчеты Кутузова. Но чего же недоставало французам для того, чтобы в самом деле стать
победителями? Если мы взглянем на картину Верещагина, мы поймем все: армии
недоставало ее вождя. Разбросанная на громадном поле в большом удалении от места, где
находился Наполеон, армия не видела великого императора, своего любимого вождя; она
знала, что он где-то там, что его дух незримо присутствует на поле смерти, но она его не
видела, и во все продолжение кровопролитнейшего боя император ни разу не показался
ей. Посмотрите на картину: Наполеонъ сидит, позади столпились лица свиты, обозревая
поле сражения в подзорные трубы, еще дальше почетная гвардия; впечатление от этих
великолепных фигур, золотого шитья мундиров, эполет, перевязей, белых лосин и
султанов получается такое, как будто дело происходит на параде или на маневрах.
Известно, что Наполеон весь день провел на этом пункте, ни разу не сел на лошадь и
вообще был очень мало похож на полководца, дающего решительное сражение
Нерешительность была на первом плане и она убивала все. Когда просили подкреплений,
он в них или вовсе отказывал, или говорил, будто еще не время. Когда спрашивали
разрешения произвести такое то движение против неприятеля, онъ не сразу давал ответ, и
в это время упускалась драгоценная минута. Отдав собственное распоряжение, он через
несколько времени отменял его. Как бы там ни было, но это зрелище сидящего на стуле
полководца, в то время как его доблестные воины умирают тысячами, не видя своего
императора, символично: победоносному орлу Франции подрезали крылья, и в
дальнейшем никто не увидит больше его горделиво парящего полета в выси.
Конец Бородинского сражения
Вечером 26-го августа, около пяти часов, Бородинское сражение окончилось. Каковы же
были итоги этой кровопролитнейшей из битв? Очень печальные для Наполеона, ибо здесь
не было победы, которой в течение целого дня тщетно ждали от него все приближенные.
Смотря на картину Верещагина, рисующую мрачный ужас человеческой бойни, мы видим
возвышенность, справа, несомненно, батарею Раевского; перед нею ров; дальше
разстилается поле. Батарея Раевского, расположенная в центре нашей позиции, была
одним из тех мест, где совершались подвиги безпримерной храбрости.
И вот трагический результат ожесточенного соперничества, воплощенный в картине
Верещагина: во рву около батареи буквально битком набита какая-то каша из
человеческих тел, до того все тут перемешалось и переплелось; торчат ноги, руки, головы
с лицами искаженными страданиями смерти, Наступил конец Бородинского сражения, и в
руках у оставшихся в живых замелькали каски, все повернулись в одну сторону, и даже
какой-то раненый, приподнявшись над грудой трупов, тоже потрясает саблей. Что это
значитъ?... Там, где-то далеко, на краю поля показался Наполеон, совершавший объезд
места битвы. «Да здравствует император!» несется в воздух, крик восторга прорезывает
тишину, воцарившуюся после того, как смолк гром пушек, крик торжества, преданности,
готовности завтра же снова ринуться в кровавую сечу, несется в вечернем воздух,
достигая до слуха великого императора.
Перед Москвой - ожидание депутации бояр
Наконец настал тот знаменательный день, которого с таким нетерпением ожидал
Наполеон, его маршалы, его солдаты: они дошли до Москвы.
В два часа дня 2-го сентября Наполеон въехал на Поклонную гору, находящуюся в 3х верстах от Москвы, и... остановился... Зрелище великолепное, не виданное прежде,
развернулось перед его глазами. Протянувшись на возвышенности, разбегаясь широко в
стороны домами, рисуясь в синеве неба, горя в солнечных лучах золотом куполов своих
бесчисленных соборов, церквей, монастырей, увенчанная точно сказочной короной своим
Кремлем, величественная в своей оригинальной красоте, таинственная, загадочная
предстала взору завоевателя Москва, древняя столица России. Москва!... Здесь должны
были окончиться нечеловеческие труды, понесенные Великой армией, и сам ее
предводитель убежден был, что занятие им Москвы знаменует конец войны.
— «Так вот наконец этот знаменитый город! да и пора уже!»
С этими словами Наполеон соскочил с коня, взял подзорную трубу и принялся долго,
внимательно рассматривать Москву с ее окрестностями, мечтая о том торжественном
моменте, который должен наступить: сейчас явится депутация от этого знаменитого
города с мольбою о пощаде, и он, император, скажет им милостивые слова... Но никого не
было, никто не встречал, никто не подносил ему ключей от столицы, как это бывало
всегда прежде. Наполеон подал знак. Раздался пушечный выстрел, и по этому сигналу
французские войска, точно грозный неудержимый поток, разом прорвавший плотину, со
всех сторон устремились к городу, оглашая воздух кликами: «Да здравствует император!»
Наполеон подъехал к Дорогомиловской заставе и остановился. Здесь то уже должна
была встретить его депутация от Москвы, умоляющая о пощаде города... Чего они медлят
там, эти русские варвары?.... Но никого не было. Тишина царила в стороне города.
Молчали колокола ее сорока сороков церквей. Наконец возвращаются посланные вперед
несколько офицеров. Они приближаются, они докладывают Императору... Что такое?....
Не может быть!.... Ошеломляющее известие, противоречащее здравому смыслу...
— «Москва опустела! Это невероятно. Надобно удостовериться в том. Ступайте туда
и приведите мне бояр».
В Успенском соборе
Прихоти войны способны достигать самых чудовищных размеров. Для победителя,
занявшаго чужой город, не существует ничего святого. Успенский собор — конюшня...
Вон в два ряда стоят расседланные лошади. Один кавалерист взобрался на так называемое
место патриарха Никона и стоит в развязной позе, покуривая трубочку; с правой стороны
двое других, сидя на полу, режутся в карты,
«Все было ограблено и разрушено:
Участь Успенского собора разделили и прочие церкви Москвы и других городов.
Архангельский собор подвергся разгрому не менее ужасному: все, что можно было
унести, исчезло; французы ободрали все до одной ризы с икон, разрушили гробницы, а
самый собор превратили в склад запасов и вина. Благовещенский собор также был
опустошен. В Казанском соборе на месте выброшенного престола нашли мертвую
лошадь. В соборе Василия Блаженного была конюшня, и все, что можно было ограбить,
было ограблено.
В Кремле - пожар!
Среди всех бедствий Отечественной войны пожар Москвы как-то особенно
привлекал внимание современников и возбуждал фантазию каждого, кто обращал свою
мысль к той великой эпохе. В нем видели перст Божий, и в самом деле это было
знаменательно.
2-го сентября войска Наполеона вступили в Москву, а на другой день, 3-го, сам
император, переночевав в Дорогомиловском предместьи, въехал в Белокаменную и
расположился со своей главной квартирой в Кремль. Но едва только совершилось это
занятие древней русской столицы неприятельской армией, как в городе начались пожары
один за другим, и никакие усилия, направленные к их прекращению, не могли ничего
сделать. В то время как тушили в одном месте, загоралось в другом, и так перебегая с
квартала на квартал, огонь охватил почти всю Москву, разыгравшись благодаря ветру с
особенной силой в ночь с 3-го на 4-е сентября. Когда же наступил день, разбушевавшаяся
пламенная стихия приблизилась к самому Кремлю.
Кругом падают горящие куски дерева, сып- льются раскаленные угли, рвутся клубы
дыма. Смятение отчетливо рисуется во всей фигуре одного из маршалов в группе стоящей
поодаль свиты, а император все недвижим, не в силах оторвать взора от страшной
картины. Впервые предстало здесь то грозное, неотразимое, бороться с чем — выше сил
человека, хотя бы он был во сто крат гениальние самого Наполеона. Стихия!.. И
действительно Наполеону пришлось спасаться. В Кремле сосредоточено было около
четырехсот зарядных ящиков. Огненный ужас принимал все более потрясающие размеры,
так что многие из приближенных императора стали терять голову, особенно под
впечатлением внезапно разнесшегося слуха, будто бы русские заложили под Кремлем
мины. Принялись уговаривать Наполеона немедленно покинуть Кремль. Он сначала
оставался непреклонным, не обращая никакого внимания на все то беспокойство, в
которое были погружены его приближенные, и не сдаваясь на доводы, которые
представляли ему король Мюрат, принц Евгений и маршал Бертье. А между тем тревога
все росла и рослаНаполеон пешком вышел из Кремля, едва не погиб в разливавшемся
вокруг него огненном море и с величайшим трудом добрался к вечеру до Петровского
дворца, расположенного в Петровском парке.
Сквозь пожар
Наполеон, вынужденный спасаться из Кремля, покинул его пешком, направляясь к
Арбату. Но это было настоящим выходом из огня да в полымя. Пожар достиг своего
апогея, превратив Москву в подобие огненного лабиринта, в котором ничего не стоило
заблудиться и стать добычею огня. В этот то огненный ад попал Наполеон, сбившись с
дороги, хотя с ним и был проводник, но последнему, очевидно, было не легко
ориентироваться среди горящих развалин, делавших дорогу неузнаваемой. Картина
Верещагина производит странное впечатление. Эта масса огня... и в середине ее
Наполеон.
Зарево Замоскворечья
Огненный ужас... Какой то пламенный потоп. И на фоне его, окутанные столбами дыма,
сквозь которые прорезываются сверкающее языки огня, четко вырисовываются Спасская
башня в Кремле и купола храма Василия Блаженного. Что-то горит на Красной площади;
там в ту пору находились разные старые деревянные постройки. Дальше, позади Василия
Блаженного, точно кровавый занавес развернулся от неба до земли, это пылает
Замоскворечье, загоравшееся в ночь с 5-го на 6-е сентября.
В Петровском дворце (в ожидании мира)
Наполеон, всегда отличавшийся необычайной быстротой мысли и действия, сейчас
потерял бодрость духа и способность ясно определять ход событий.
Мысль завладеть Петербургом и вынудить Императора Александра начать
переговоры очень льстила Наполеону. Но предприятие могло быть осуществлено перед
зимой: он перебирал идею за идеей, приводящие к миру. Александр сейчас уже получил,
или через несколько дней получит, его любезное и дружеское письмо, отправленное из
Москвы. Конечно, он полагал, что Император не сможет не воспользоваться этим
удобным случаем для переговоров с ним, и таким образом, полный мучительного
сомнения, ждал ответа от русского Императора.
Возвращение из Петровского дворца
К вечеру 4-го сентября Наполеон добрался до Петровского дворца, где очутился в
полной безопасности от огня, заливавшего Москву. Неистовый пожар между тем
продолжал свирепствовать, и Москва буквально таяла в его пламени. Наполеон из окон
Петровского дворца с тяжелым сердцем должен был созерцать эту вакханалию огненной
стихии, в которой, казалось, гибли все его честолюбивые мечты. Наступило 6-е сентября.
Пожар начал утихать, потому что, во-первых, просто уже нечему было гореть, а, вовторых, прошел проливной дождь. Наполеон, узнав о том, что Кремль остался в полной
сохранности, решил возвратиться туда.
Впереди двигается почетный конвой в касках, увенчанных красными султанами; в
некотором расстоянии от него на белой лошади — император; позади свита;
встречающиеся по пути солдаты, вытягиваясь, отдают честь. А кругом — потрясающая
обстановка: бесформенные развалины домов, еще дышашие огнем и дымом; обгорелые и
порубленные деревья; вся дорога усыпана какими-то обломками; столбы дымного
пламени напоминают исполинские факелы, освещающие дорогу Наполеону. Ужас
запустения встает отовсюду и угнетает душу; мрачные мысли проносятся в мозгу, и где-то
в самом потайном уголке сознания начинают шевелиться какие-то темные опасения,
рождается что-то смутно похожее на страх, и неустрашимое сердце сжимается в
предвидении неслыханных бед. Еще созерцая пожар из окон Кремлевского дворца,
Наполеон сказал: «Это сулит нам самые большие беды
В Городне - пробиваться или отступать?
В маленькой деревушке Городне, в нескольких верстах от Мало-Ярославца, решалась
участь Великой армии, в дни, непосредственно следовавшие за сражением при МалоЯрославце, 12-го октября. Картина В. В. Верещагина воспроизводит по истине
драматический момент. Низкая, тесная, крестьянская изба; «старая, развалившаяся
деревянная хижина ткача», как разсказывает граф Сегюр; простой стол, такие же скамьи;
уронив голову на руки, склонившись в тяжелом раздумьи над картой, сидит Наполеон; у
противоположного конца стола — король Неаполитанский, Мюрат... глубокое молчание
разлито в воздухе, и в этом молчании тихо созревает великая драма, обсуждается вопрос
жизни и смерти: пробиваться или отступать?... Кто решает вопрос? Император Наполеон...
После того как Наполеон еще раз осмотрел поле сражения и получил известие о том,
что Кутузов, в свою очередь, тоже предпринял движение назад, он присоединился к
мнению графа Лобо и приказал отступать по можайской дороге. Жребий был брошен, и
французская армия с этого момента все больше и больше втягивалась в петлю.
На этапе - дурные вести из Франции
Близился конец октября. Зима понемногу устанавливалась, и хотя морозы не
достигали больше 10—12 градусов, но сильныя вьюги делали невыносимым положение
французов, не привыкших к такой погоде. Отступление Великой армии было в полном
разгаре; все более и более оно начинало преобретать характер безпорядочного бегства,
осложняемого невозможностью добывать провиант в количестве, потребном для
прокормления такого множества людей. Ужасы голодовки уже легли тяжелым камнем на
плечи этих когда-то великолепных воинов.
Армия подходила к Смоленску. Приближавшаяся ночь застала Наполеона в
маленькой деревушке. Надо было устроить ему ночлег. Но где? Самым подходящим
местом для этой цели представилась церковь. Внесли и поставили около иконостаса его
кровать, разостлали перед нею ночной коврик; с другой стороны царских врат водворили
стол с принадлежностями для письма.... Вошел император и как был в своем сером пальто,
с неизменной треуголкой на голове, опустился на стул и застыл неподвижно, устремив
взор в одну точку. И вот сидит Наполеон в полном одиночестве среди тишины сельской
церкви. В правой руке у него бумага.... Когда еще только располагались на ночлег,
приехал граф Дарю. И вот что рассказывает в своих записках граф Сегюр.
«Привезенная им эстафета, первая полученная нами за эти десять дней, сообщала о
том странном заговоре, который возник в самом Париже, вдохновителем которого был
какой-то темный генерал (Мале), заключенный в тюрьму. Поводом к нему было лишь
ложное сведение о нашем поражении и подложные приказы, отданные некоторым частям
войск, об аресте министра, префекта полиции и коменданта города Парижа. В первую
минуту все это удалось, благодаря невежеству и общему изумлению, но вслед за первым
шумом, вызванным этой вспышкой, было достаточно одного приказа, что бы бросить в
тюрьму зачинщика заговора, его соучастников, а также и тех, кого ему удалось ввести в
заблуждение.»
Так вот какое ошеломляющее известие настигло Наполеона на этапе, посреди
снежных сугробов необозримой русской равнины. Было о чем ему задуматься, сидя в
тиши деревенской церкви, и, может быть, впервые мысль о превратностях судьбы, о
непрочности всего земного пришла ему в голову. В самом деле, неужели для того он «с
невинными народами сражался и скипетром стальным короны разбивал», для того
стремился упрочить свое могущество по всей земле и трон Франции воздвигнуть выше
всех других европейских престолов с их императорами и королями, для того не знал
отдыха и покоя, для того пролил столько крови, чтобы какой-то проходимец, вчера еще
скрывавшийся во тьме безвестности, с него самого сшиб корону?... О, это было бы
нелепейшей насмешкой судьбы! И уж конечно, размышляя об этом столь дерзостном
происшествии, Наполеон ни на минуту не мог представить себе, что наступит момент,
когда с него действительно снимут корону, и он превратится в печальнаго узника
одинокой угрюмой скалы, затерянной среди волн необозримого океана. Глухо прозвучало
среди тишины сельского храма предостерегающее о том пророчество, но... Наполеон не
слыхал его...
На большой дороге - отступление, бегство...
Большая дорога из Красного по направлению к Минску. Неподвижно стали по краям
ее деревья, которые мороз сверху до низу одел плотным инеем. Далеко в стороны
раскинулось необозримое поле, и чуть темнеет на горизонте узкая полоска леса. И куда ни
кинь взор, везде снег, снег, снег.
... Император... Вот он, с головой закутанный в шубу, в теплой шапке, так
непривычной для его фигуры, опираясь на палку, медленно движется по дороге, за ним
идет весь его штаб, виднеется карета, в которой Наполеон ехал во все время своего
отступления, а дальше позади гвардия.
Давно ли по этой самой дороге они шли вперед, окрыленные надеждами и уповая на
головокружительный успех? И вот все растаяло, исчезло, как дым. Россия оказалась
непобедима. Все соединилось, все сплотилось в ней в такую крепость, разрушить которую
не хватило бы никаких человеческих сил и никакого таланта. Наполеон оказался
побежденным.
Когда смотришь на картину Верещагина, быть может, лучше всех других в этой серии
воплощающую настроение страшного события, печального и бесславного отступления
того, кто никогда не шел назад, ощущаешь ясно весь необычайный трагизм этой
поразительной личности, имя которой было: Наполеон. Немного найдется в человеческой
истории примеров равной трагической судьбы. Сокрушить Россию — несомненно было
великим замыслом.
Ночной привал Великой армии
Весь день с раннего утра они шли, солдаты Великой армии, медленно, страшно
медленно подвигаясь вперед к цели, отныне ставшей единственно заветной, — поскорее
выбраться за пределы суровой страны, где ужас, холодный и безмолвный, сторожил их на
каждом шагу.
Медленно они двигались, ежеминутно спотыкаясь и падая, безпрерывно уменьшаясь
в числе, ибо многие из тех, кто падал, уже не имели более сил, чтобы подняться.
«В штыки! Ура! Ура!»
Момент, изображенный на этой картине, относится к тому времени, когда
Отечественная война была близка к окончанию. Наполеон уходил из России, наши войска
преследовали его по пятам. Победа при Тарутине 6-го октября и Мало- Ярославце 12-го
октября подняли дух русской армии, а главное они привели к цели, которой добивался
Кутузов: французы вынуждены были отступать по Смоленской дороге, т. е. по тому пути,
каким они пришли в Москву; последний был совершенно опустошен, и двигаться по нему
— значило обречь себя на голодовку за полной невозможностью обеспечить армию
провиантом. Тем не менее другого выхода не было, и Наполеон с своей армией
направился к Смоленску, через Вязьму, 28-го октября французы вступили в Смоленск и
31-го направились дальше по дороге к Красному. На этом переходе и разыгрался тот
эпизод, к которому художник приурочил свою картину «В штыки! Ура! Ура!».
Картина Верещагина рисует интересный момент. Русский полк стоял в засаде среди
густого леса, в глубоком снегу, ожидая неприятеля. Наконец донесли, что вице-король
двигается по большой дороге. Тогда воодушевление охватило всех от начальника до
последнего рядового, и горя страстным желанием победить, с громовым криком: «В
штыки! Ура! Ура!» — русские воины бросились на неприятеля со всей стремительностью,
какую допускали сугробы снега, в которых солдаты утопали по колена. Наполеона,
приводили к тому, что «Великая армия» ежедневно таяла, точно ледяная гора под
жгучими лучами солнца.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа