close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Чуйков
Василий Иванович
12 февраля 1900 – 18 марта 1982
Сражения и победы
Выдающийся
советский
военачальник,
Маршал Советского Союза (1955), дважды
Герой Советского Союза (1944, 1945).
Командовал 62-й (8-й гвардейской) армией,
особо отличившейся в боях за Сталинград,
затем при форсировании Днепра, в штурме
Запорожья, Висло-Одерской и Берлинской
операциях.
«По личному опыту знаю, что когда побеседуешь с бойцами в окопе, разделишь с
ними и горе и радость, перекуришь, разберешься вместе в обстановке, посоветуешь, как
надо действовать, то у бойцов обязательно появится уверенность: "Раз генерал был
здесь, значит, надо держаться!" И боец уже не отступит без приказа, будет драться с
врагом до последней возможности», – В.И. Чуйков.
Родился в селе Серебряные Пруды (ныне Московская область) в семье
крестьянина. В 12 лет вместе со старшими братьями перебрался в Петербург на
заработки. Ученик, затем слесарь в шорной мастерской. После Февральской
революции 1917 г. добровольно поступил на флот юнгой отряда минеров в
Кронштадте. В 1918 г. вступил в Красную Армию, поступил курсантом в
Московские военно-инструкторские курсы РККА. Участвовал в подавлении
лево-эсеровского мятежа в Москве.
В начале Гражданской войны служил сначала помощником командира
роты, затем командиром. В 1919 г. стал командиром полка, воевал на
Восточном и Западном фронтах. Четыре раза был ранен, за героизм дважды
награжден орденом Красного знамени. В 1922-1925 гг. проходил обучение в
Военной Академии им. М.В. Фрунзе. В 1927 г. окончил восточный факультет
Академии, после чего в качестве военного советника был направлен в Китай.
«По роду своей деятельности я много ездил по стране. Мне довелось
побывать в районах Пекина, Тяньцзиня, в провинции Сычуань, я исколесил
почти весь Северный и Южный Китай, научился довольно бегло говорить покитайски», - вспоминал впоследствии Иван Васильевич. После начала развития
советско-китайского конфликта вокруг КВЖД Чуйков вернулся в СССР. «В
августе 1929 г. я и мои товарищи прибыли во Владивосток. По поручению
штаба Особой Дальневосточной армии нас тут же направили в Хабаровск, где
формировалась Особая Дальневосточная армия. К тому времени на советскокитайской границе создалась тревожная обстановка, назревал вооруженный
конфликт…» Чуйков был назначен начальником отдела штаба Особой
Краснознаменной Дальневосточной армии В.К. Блюхера, принявшей участие в
вооруженном конфликте с Китаем в 1929 г.
В 1932 г. назначен начальником Курсов
усовершенствования начсостава по разведке. В 1936 г.
окончил академические курсы при Военной академии
механизации и моторизации РККА. Затем служил
командиром механизированной бригады, командиром
5-го стрелкового корпуса. В 1938 г. получил
назначение командующего Бобруйской армейской
группы в Белорусском военном округе, утвержден
членом Военного совета при народном комиссаре
обороны СССР. Участвовал в походе в Западную
Белоруссию, возглавляя 4-ю армию. Во время
советско-финской войны командовал 9-й армией в
Северной Карелии.
В декабре 1940 - апреле 1942 гг. находился в
должности военного атташе в Китае при главнокомандующем китайской
армией Чан Кайши. В это время китайская армия вела войну против агрессии
Японии, захватившей Маньчжурию и ряд других районов Китая. «В мою задачу
входила не только помощь китайскому командованию в управлении войсками,
мне предстояло научить их применять современное оружие в свете новейших
тактических требований. Мало того, в мою задачу как военного атташе и
главного военного советника входило сдерживание воинственных устремлений
Чан Кайши против коммунистических армий и партизанских районов, которые
контролировались китайскими коммунистами,… чтобы он мобилизовал все
силы нации на отпор агрессору, - вспоминал Иван Васильевич в своих
мемуарах, - Моя официальная резиденция главного военного советника Чан
Кайши находилась рядом с кабинетами военного министра, начальника
разведки и начальника оперативного управления китайского генштаба. В
интересах дела я стремился наладить с ними нормальные деловые
взаимоотношения. Сверяя и перепроверяя поступающие ко мне сведения, я и
мои сотрудники имели достаточно полные данные о главных замыслах
китайского руководства и, исходя из складывающейся обстановки, вносили
свои предложения и рекомендации».
В.И. Чуйкову благодаря высоким качествам
разведчика и военного дипломата удалось оказать
серьезную советническую помощь китайским войскам,
в 1941 г., отбившим атаки японцев на всех фронтах. «Я
хотел вернуться на Родину и влиться в борьбу моего
народа с гитлеровским нашествием, - вспоминал В.И.
Чуйков о начале Великой Отечественной войны и
стремительном
продвижении
вермахта
вглубь
советской территории. - В донесениях в Центр я
намеками ставил вопрос, что мы, советские военные
советники в Китае, лишены возможности проявить
свою активность. Наконец я получил короткую
телеграмму, которой меня отзывали в Москву для
доклада. Из нее я понял, что в Китай больше не вернусь… Я рвался на фронт,
чтобы поскорее начать сражаться с нашим главным врагом - фашистской
Германией. Вскоре я получил назначение командующим Первой резервной
армией, которая дислоцировалась в районе Тулы и Рязани. В начале июля 1942
г. с этой армией я выступил на фронт и сразу попал в самое пекло войны - под
Сталинград…»
Важно, чтобы командир был близок к бойцам, умел найти путь к их сердцу.
Правильно поставить задачу - это еще полдела. Надо довести задачу до сознания
каждого бойца, зажечь, вдохновить человека, чтобы он выполнял смелое решение
командира, не щадя себя, с глубоким пониманием смысла тех действий, которые он
совершает под огнем противника.
В.И. Чуйков
Генерал-лейтенант В.И. Чуйков до августа 1942 г. командовал 64-ой
армией. Ее передовые отряды вели упорные бои с 6-й армией противника на
реке Цимла. В последующем соединения армии отражали наступление южной
ударной группировки противника на рубеже Суровикино - Рычково и по
левому берегу Дона.
В начале августа 1942 г., ввиду угрозы
прорыва танков противника к Сталинграду с
юго-запада, армия была отведена на внешний
оборонительный обвод Сталинграда, где
продолжала вести оборонительные бои.
Чуйкову, переведенному в заместители
командарма 64-й армии генерал-майора М.С.
Шумилова, было поручено создать на пути
противника заслон на реке Аксай, сколотив и
возглавив
оперативную
группу
войск,
названную впоследствии Южной. В сложной
обстановке, без надежной связи, самостоятельно ведя разведку, группа Чуйкова
вела активную оборону, при которой контратаки переходили в преследование
противника, и смогла остановить гитлеровцев, обеспечив другим соединениям
64-й армии возможность закрепиться на новых рубежах.
М.С. Шумилов вспоминал: «Однажды он (Чуйков - Н.Г.) около десяти
часов не давал о себе знать. Как выяснилось впоследствии, В.И. Чуйков успел
за это время побывать на нескольких участках фронта. В одном месте помог
растерявшимся артиллеристам отразить атаку танков, в другом - остановил
отступавшее подразделение, которое осталось без командиров. Повернул цепь
назад, приказал окопаться на новом рубеже. Словом, волевых качеств Василию
Ивановичу было не занимать». Сам Иван Васильевич писал впоследствии:
«Стойкая оборона Южной группы давала мне право думать, что мои первые
самостоятельные решения по организации обороны на Аксае оправдали
надежды командования - врага можно не только задерживать на определенных
рубежах, но и вынуждать пятиться с большими потерями. Для этого
необходимо верить в способности своих войск, в способности бойцов и
командиров, не робеть перед опасностью и, верно оценивая обстановку, быть
непреклонным в деле выполнения поставленной перед тобой задачи».
Н.С. Хрущев, будучи в то время членом военного совета Сталинградского
фронта, вспоминал о назначении нового командующего 62-й армии, которая
отходила к Сталинграду и должна была защищать город: «К этому времени у
меня сложилось уже очень хорошее впечатление о Чуйкове. Мы позвонили
Сталину. Он спросил: "Кого же вы рекомендуете назначить на 62-ю армию,
которая будет непосредственно в городе?". Говорю: "Василия Ивановича
Чуйкова". Его почему-то всегда называли по имени и отчеству, что было в
рядах армии редко. Не знаю, почему так повелось…. "Чуйков себя очень
хорошо показал как командующий отрядом, который он сам организовал.
Думаю, что он и впредь будет хорошим организатором и хорошим
командующим 62-й армией". Сталин: "Хорошо, назначайте. Утвердим его"».
В сентябре 1942 г. В.И.
Чуйков вступил в должность
командующего 62-й армией.
Ему было поручено отстоять
город
любой
ценой.
Противнику не удалось с ходу
разгромить 62-ю и 64-ю
армии
и
овладеть
Сталинградом,
и
гитлеровские
войска
готовились окружить город и
уничтожить оборонявшие его
советские армии. В сентябре
части вермахта потеснили войска 62-й армии и ворвались в центр города, а на
стыке 62-й и 64-й армий прорвались к Волге. «Мы не думали о спасении, а
только о том, как бы подороже отдать свою жизнь - другого выхода не
было…», - вспоминал Чуйков о днях тяжелейших боев за город.
Даже в самом горячем бою хорошо подготовленный солдат, зная моральные силы
противника, не боится его количественного превосходства. Ничего страшного не будет,
если боец, ведя бой в подвале или под лестничной площадкой, зная общую задачу армии,
останется один, и будет решать ее самостоятельно. В уличном бою солдат порой сам
себе генерал. Нельзя быть командиром, если не веришь в способности солдат.
В.И. Чуйков
Октябрь 1942 г. стал самым трудным месяцем в обороне Сталинграда - в
условиях непрекращающегося натиска немецких войск борьба за плацдармы у
Волги, на Мамаевом кургане и на заводах в северной части города проходила
особенно ожесточенно. Концентрация противника на участках наступления
была беспрецедентной, советские армии нуждались в продовольствии,
боеприпасах и технике, но продолжали биться из последних сил.
«Чтобы фашисты смогли взять Сталинград, им надо перебить нас всех до
единого!» - вспоминал слова Чуйкова начальник штаба 62-ой армии Н.И.
Крылов. В мемуарах он отметил высокий полководческий талант Чуйкова:
«Василий Иванович Чуйков всегда считал, что вовремя переговорить с
командиром, даже самым опытным, и дать ему почувствовать общую
обстановку столь же важно, как послать в нужный момент подкрепление. А
если резервов нет или вообще положение трудное - переговорить еще
необходимее… Чуйков мог быть и резок, и вспыльчив, но друг ведь не тот, с
кем всегда спокойно. С нашей первой встречи на Мамаевом Кургане я считал,
что мне посчастливилось быть в Сталинграде начальником штаба у такого
командарма, чуждого шаблонам (в той обстановке приверженность к ним могла
бы погубить все), до дерзости смелого в принятии решений, обладавшего
поистине железной волей… Как военачальнику ему в исключительно высокой
степени присущи умение не упустить момент, когда надо сделать что-то
важное, способность предвидеть осложнения и опасность, когда их еще не
поздно
в
какой-то
мере
предотвратить».
Василий Иванович Чуйков
ввел в войска новую тактику
городского боя. В упорных боях
на городских улицах родились
новые тактические единицы штурмовые группы, состоявшие
обычно из взвода или роты
пехоты
(20-50
стрелков),
действия которых основывались
на
неожиданности
для
противника.
К началу ноября в руках Чуйкова оставалась лишь одна десятая часть
Сталинграда - несколько заводских зданий и несколько километров берега
реки, но защитники города не сдавались. В условиях отсутствия
оборонительных сооружений на улицах города, В.И. Чуйкову приходилось
строить оборону, исходя из условий конкретной обстановки: «Самое важное,
что я усвоил на волжском берегу - это нетерпимость к шаблону. Мы постоянно
искали новые приемы организации и ведения боя».
Чуйков
использовал
активную
оборону:
«Контратаки во всех случаях причиняли огромный
урон
противнику,
нередко
вынуждая
его
отказываться от атак в данном направлении и
метаться по фронту в поисках слабых мест в нашей
обороне,
терять
время
и
снижать
темп
продвижения». Основой оборонительной позиции
армии явились узлы обороны, в которые входили
опорные пункты, - ими служили особо прочные
каменные и кирпичные городские здания.
Приспособленные к обороне постройки связывались
друг с другом траншеями и ходами сообщений, а
промежутки
между
опорными
пунктами
прикрывались
огнем
и
инженерными
препятствиями.
Василий Иванович писал в своих воспоминаниях: «62-я армия
вырабатывала новые приемы и методы ведения боя в условиях большого
города. В ходе сражений наши офицеры и генералы непрерывно учились.
Смело отбрасывая тактические приемы, которые оказывались непригодными в
условиях уличных боев, они применяли новые, внедряя их во все части.
Учились и командиры батальонов, и командиры полков, и командиры дивизий,
учились все вплоть до командующего армией, и эта учеба каждый день
приносила свои плоды. Уже на первом этапе битвы за город стало совершенно
ясно, что заставить врага отказаться от его планов можно лишь активной
обороной: обороняться, наступая. Для широкого применения такого метода
борьбы наши гарнизоны опорных пунктов в это время уже имели опыт
самостоятельных и инициативных действий; они научились взаимодействовать
с приданными им отдельными орудиями, минометами, танками, саперами и
вести огонь прямой наводкой с ближних дистанций из всех видов оружия, а
частые вылазки с целью контратаки способствовали накоплению опыта
маневрирования в условиях уличного боя. Воины 62-й армии начали наступать,
особенно с 19 ноября, когда началось общее контрнаступление и отбивать у
противника захваченные им здания и участки города дерзкими и внезапными
ударами хорошо сколоченных мелких групп».
Победа
была
завоевана
дорогой ценой. «В битвах за
город
на
Волге
сказалась
богатырская сила советского
народа и его солдата. Чем больше
сатанел враг, тем упорнее и
отважнее дрались наши воины.
Уцелевший
боец
стремился
защитить себя и свой участок
фронта, он мстил за себя и за
своих погибших товарищей. Было
много случаев, когда легко
раненный боец стыдился не только эвакуироваться за Волгу, но даже пойти на
ближайший медицинский пункт», - вспоминал Василий Иванович.
С Василием Ивановичем Чуйковым я встретился впервые и сразу проникся к нему
глубоким уважением. Мне всегда нравились люди честные, смелые, решительные,
прямые. Таким представлялся мне Чуйков. Был он грубоват, но на войне, тем более в
условиях, в каких ему пришлось находиться, пожалуй, трудно быть другим. Только
такой, как он, мог выстоять и удержать в руках эту кромку земли. Мужество и
самоотверженность командарма были примером для подчиненных, и это во многом
способствовало той стойкости, которую проявил весь личный состав армии,
сражавшейся в городе за город. На меня этот человек произвел сильное впечатление, и с
первого же дня знакомства мы с ним сдружились.
К.К. Рокоссовский
С началом Сталинградской стратегической наступательной операции 62-я
армия В.И. Чуйкова продолжала вести бои в Сталинграде, сковывая силы
противника, одновременно готовясь к переходу в наступление. 1 января 1943 г.
армия была передана Донскому фронту и в его составе участвовала в операции
по ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецких войск. 28
января Чуйков был награжден своим первым орденом Суворова I-й степени. В
апреле 1943 г. 62-я армия за беспримерный массовый героизм и стойкость
личного состава была преобразована в 8-ю гвардейскую.
Войска армии под командованием В.И. Чуйкова участвовали в ИзюмБарвенковской, Донбасской, Никопольско-Криворожской, БерезнеговатоСнигиревской операциях, в форсировании Северного Донца и Днепра. По
предложению Чуйкова, командующий фронтом провел ночной штурм
Запорожья силами 3 общевойсковых армий, танкового и механизированного
корпусов, что явилось уникальной ночной операцией в истории войны.
Главный удар наносила 8-я гвардейская армия. Армия Чуйкова участвовала и в
освобождении Одессы. 27 октября 1943 г. командующему было присвоено
звание генерал-полковника.
Командующий 3-м Украинским фронтом
генерал армии Р.Я. Малиновский подписал в
мае 1944 г. следующую характеристику И.В.
Чуйкову:
«Руководство
войсками
осуществляет умело и грамотно. Оперативнотактическая подготовка хорошая. Умеет
сплачивать
вокруг
себя
подчиненных,
мобилизуя их на твердое выполнение боевых
задач. Лично энергичный, решительный,
смелый и требовательный генерал. За
последнее время у тов. Чуйкова нашли
проявление
элементы,
граничащие
с
зазнайством и пренебрежением к противнику, что привело к благодушию и
потере бдительности. Но, получив на этот счет строгие указания, тов. Чуйков
решительно изживает эти слабости. В целом генерал-полковник Чуйков боевой
и решительно наступательный командарм, умеющий организовать
современный прорыв обороны противника и развить его до оперативного
успеха». В марте 1944 г. за участие в освобождении Украины В.И. Чуйкову
было присвоено звание Героя Советского Союза.
В июне 1944 г. войска 8-й гвардейской армии были выведены в резерв 3-го
Украинского фронта, а затем по решению Ставки передислоцированы в состав
1-го Белорусского фронта, где приняли участие в Белорусской операции.
Василий Иванович писал в это время жене:
"Здравствуй, дорогая моя Валя! Шлю привет, лучшие
пожелания, целую тебя дорогая, и обнимаю… Сейчас
готовимся к решительному бою. Мне много дают людей и
техники, которые нужно крепко осваивать, а это было
первой причиной, что я не смог побывать дома. Ты сейчас
уже слышишь залпы победы, но это только цветочки,
ягодки впереди, т.е. главные силы, главный удар еще не
пущен. Вот к этому и готовимся. Сейчас мы находимся в
такой обстановке, что даже наши письма не посылают по почте, чтобы не
разглашать тайны сосредоточения. Это будет до того времени, пока не ударим. В
общем, обстановка для нас хорошая; для Гитлера – смерть. Этим годом должно все в
основном решится."
В августе 1944 г. войска Чуйкова вышли к Висле, и командующий, не
дожидаясь прибытия переправочных средств, принял решение на форсирование
крупной водной преграды с ходу. Успешное преодоление реки позволило
создать на ее западном берегу значительный плацдарм, оборона которого
продолжалась до середины января 1945 г. В Висло-Одерской операции 1945 г.
войска армии Чуйкова участвовали в прорыве глубоко эшелонированной
обороны противника, освободили гг. Лодзь и Познань, а затем захватили
плацдармы на западном берегу Одера. В Берлинской операции, действуя на
главном направлении 1-го Белорусского, фронта, 8-я гвардейская армия
прорвала оборону противника на Зееловских высотах и успешно вела боевые
действия за Берлин. В апреле 1945 г. получил второе звание Героя Советского
Союза.
При штурме Берлина был учтен опыт городских боев в Сталинграде. «Бой
в городе, да еще в таком крупном, как Берлин, значительно сложнее боя в
полевых условиях. Влияние штабов и командиров крупных соединений на ход
боевых действий здесь значительно меньше. И поэтому очень многое зависит
от инициативы младших командиров подразделений и каждого рядового, писал Чуйков в своих воспоминаниях. - Управление войсками в таком бою
строится главным образом на основе глубокой веры в ум и способности
командиров и бойцов каждого подразделения, которые, зная общую задачу
полка и дивизии, должны решать задачи самостоятельно».
В Берлине Чуйкова называли «Генералом Штурма». В ночь на 1 мая
Чуйков в своем штабе принял начальника генерального штаба немецких
сухопутных войск генерал Кребса, сообщившего командующему армией о
самоубийстве Гитлера и о предложении нового правительства Германии
заключить перемирие. Так как правительство Германии отклонило требование
о
безоговорочной
капитуляции,
подтвержденное
Верховным
Главнокомандованием, советские войска продолжили штурм.
Части В.И. Чуйкова вместе с войсками других армий в короткий срок
разгромили силы противника, сосредоточенные в городе. «Каждый шаг здесь
стоил нам труда и жертв, - вспоминал впоследствии Василий Иванович. - Бои за
этот последний район обороны третьего рейха отмечены массовым героизмом
советских воинов. Камни и кирпичи развалин, асфальт площадей и улиц
немецкой столицы были политы кровью советских людей. Да каких! Они шли
на смертный бой в солнечные весенние дни. Они хотели жить. Ради жизни,
ради счастья на земле они прокладывали дорогу к Берлину через огонь и смерть
от самой Волги».
На командном пункте Чуйкова начальник Берлинского гарнизона генерал
Вейдлинг подписал приказ о прекращении сопротивления.
29 мая 1945 г. Чуйков был награжден третьим орденом Суворова I степени.
Из аттестации, подписанной в июле 1945 г. маршалом Советского Союза Г.К.
Жуковым: «Тов. Чуйков всесторонне развитый и культурный генерал… В
прошедших боях армия показала высокую организованность, стремительность
в преследовании, упорство в обороне и смелость при штурме укрепленных
позиций. Тов. Чуйков в боях, независимо от сложности боевой обстановки,
идет смело на рискованные решения. В боях проявляет исключительные
храбрость и отвагу. В тяжелые периоды боя всегда находился на самых
ответственных участках боевых действий войск армии. Настойчив,
дисциплинирован, инициативен, энергичен, требователен к себе и
подчиненным, смелый и храбрый, по характеру твердый, вспыльчивый. Заботу
о подчиненных проявляет. Среди личного состава пользуется заслуженным
авторитетом и уважением».
После окончания войны В.И. Чуйков
продолжил службу в советских войсках на
территории капитулировавшей Германии. С июля
1946 г. – заместитель, затем первый заместитель,
с марта 1949 г. - Главнокомандующий Группой
советских оккупационных войск в Германии,
одновременно
до
октября
1949
г.
Главноначальствующий
Советской
военной
администрации в Германии. С ноября 1949 г. по
май 1953 г. - также председатель контрольной
комиссии в Германии.
В 1948 г. Чуйкову было присвоено воинское
звание Генерала армии, а в 1955 г. - Маршала
Советского Союза.
В мае 1953 - апреле 1960 гг. занимал должность командующего войсками
Киевского военного округа. В апреле 1960 - июне 1964 гг. Главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра
обороны. В июне 1964 - июне 1972 гг. - начальник Гражданской обороны
СССР, затем - генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов
Министерства обороны СССР... С 1952 г. В.И. Чуйков - кандидат в члены ЦК
КПСС, а с 1961 г. член ЦК КПСС. С 1946 г. Депутат
Верховного Совета СССР.
Множество
советских наград, медалей
иностранных
государств. Образ Чуйкова
воплощен
в
скульптуре
«Стоять
насмерть»
памятника-ансамбля
«Мамаев Курган».
Скончался
Иван Васильевич 18 марта
1982 г. Согласно
собственному завещанию,
он был похоронен
на Мамаевом кургане у
подножья
монумента «Родина-мать» в
Волгограде.
Именем
В.И.
Чуйкова
названа одна из
центральных
улиц
Волгограда
именно та, по которой
проходила передовая линия обороны 62-й армии.
Главная крепость нашего государства - человек. Убедительное свидетельство
тому - стойкость и неистребимая вера наших воинов в победу даже тогда, когда,
казалось, нечем было дышать и смерть преследовала на каждом шагу. Для гитлеровских
стратегов истоки такого явления остались неразгаданными. Моральные силы, как и
возможности ума человека, который осознает ответственность перед временем, перед
своим народом, не знают измерений, они оцениваются свершениями. И долгожданное
свершилось, - выстояв, мы пошли на запад и дошли до Берлина!
В.И. Чуйков
Глухарев Н.Н., к.и.н.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа